регистрация / вход

Направления сотрудничества России и Китая на современном этапе

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филиал в г. Дмитрове

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Филиал в г. Дмитрове

Кафедра экономико-управленческих

и правовых дисциплин

МИХАЙЛОВ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ЭКОНОМИКА КИТАЯ. ТОРГОВОЕ ПАРТНЕРСТВО С РФ

Курсовая работа

по дисциплине «Мировая экономика»

студентта 1 курса группы «ЭиУ-03»

Научный руководитель:

к.э.н. Полозова С.А.

Дмитров

2011

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

ГЛАВА 1. Основные направления экономической политики КНР. 4

1.1. Этапы и проблемы перехода Китая к рыночной экономике. 4

1.2. Экономические показатели развития экономики Китая. 8

ГЛАВА 2. ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА КИТАЯ.. 18

2.1. Организация банковской системы.. 18

2.2. Импорт капитала и инвестиционный климат Китая. 23

ГЛАВА 3. Направления сотрудничества России и Китая на современном этапе. 25

3.1. Инвестиционное сотрудничество России и Китая. 25

3.2. Российско-китайское сотрудничество в транспортной сфере. 28

3.3. Перспективы российско-китайского сотрудничества при вступлении РФ в ВТО. 31

3.4. Региональные проблемы, связанные с демографическим фактором. 35

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 41

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 43

Введение

Целью настоящей курсовой работы является изучение и всесторонний анализ экономики Китая (Китайской Народной Республики, КНР) и степени её вовлеченности (участия) в мировые экономические отношения.

Я выбрал именно эту страну, так как процессы, происходящие в экономике Китая, на протяжении нескольких последних десятилетий привлекают к себе внимание специалистов и широкой мировой общественности. «Мы внимательно следим за экономическим развитием вашей страны и восхищаемся вашими успехами», – заявил в ходе своего визита в Китай Президент России Владимир Путин, обращаясь к председателю КНР Ху Цзиньтао. И это действительно так. Достижения, демонстрируемые китайским народом в переустройстве страны, не могут никого оставить равнодушными. А кое-кого они даже пугают.

В 2006 году президент РФ В. Путин прибыл в КНР и принял участие в мероприятиях Года России в Китае. Выступая на Китайско-российском форуме экономических и промышленно-торговых кругов на высшем уровне, он подчеркнул, что решение проблемы несбалансированности в двусторонней торговле – наиболее насущная задача китайско-российского экономического сотрудничества. В начале 2007 года правительство России приняло решение о развитии фундаментальной науки и техники, предполагается постепенно устранить неравномерность в государственной производственной структуре, всемерно изменить общую структуру внешней торговли. Устойчивый и быстрый рост китайской и российской экономик создал благоприятные возможности для двустороннего торгово-экономического сотрудничества. Некоторые китайские предприятия проявляют большой интерес к таким российским отраслям, как бытовая электроника, сборка автомобилей, строительство объектов инфраструктуры, а также к созданию особых экономических зон.


ГЛАВА 1. Основные направления экономической политики КНР.

1.1. Этапы и проблемы перехода Китая к рыночной экономике

Развитие КНР с конца 70-х годов связано с курсом на проведение экономической реформы и открытой внешнеэкономической политики.

III пленум ЦК КПК одиннадцатого созыва, состоявшийся в декабре 1978г., принял решение о переносе центра тяжести в работе партии и правительства на решение экономических проблем и провозгласил задачу модернизации экономики страны. Этот пленум рассматривается в КНР как «великий переломный момент», с которого началось становление страны на правильный, отвечающий условиям Китая путь экономического развития. Хотя сроки выполнения программы модернизации, конкретные пути осуществления экономической реформы неоднократно пересматривались, основные цели остаются неизменными и заключаются в том, чтобы превратить Китай в богатое, демократическое социалистическое государство с душевым доходом населения на уровне среднеразвитых стран мира.

Достижение поставленных целей связывается с построением «социалистической рыночной экономики», сочетающей использование двух хозяйственных систем: планово-распределительной и рыночной, постепенное внедрение элементов рынка и сокращение централизованного распределения, уменьшение доли госсектора при увеличении доли других форм собственности, сосуществование регулируемых государственных и свободных рыночных цен. Преобразование хозяйственного механизма рассматривается в Китае в качестве чрезвычайно сложной, масштабной задачи, требующей системного подхода и длительного периода времени, что, в частности, отмечалось в докладе Цзян Цзэмина на XV съезде КПК в сентябре 1997г. По мнению китайского руководства, система социалистической рыночной экономики в полном объеме может быть создана в течение 20-30 лет путем преодоления множества трудностей и проблем[1] .

В период 1984-1990гг. официальной моделью преобразований было провозглашено создание системы социалистического товарного хозяйства. В программных документах КПК было заявлено о недопустимости противопоставлений планового хозяйства товарному и необходимости развития последнего как наиболее эффективного инструмента развития экономики.

Центральная роль отводилась реформе системы ценообразования — постепенное сокращение номенклатуры товаров, цены на которые централизованно устанавливаются государством, переход к свободному регулированию цен на потребительские товары. Реформа цен проводилась в несколько этапов. Первоначально были предприняты шаги по совершенствованию действующих государственных цен, их приближению к реальному уровню затрат. В значительной степени были увеличены традиционно заниженные цены на сельскохозяйственную продукцию и повышены цены на средства производства. В области механизма ценообразования происходила постепенная передача права установления цен от центральных к местным органам управления. На втором этапе стала осуществляться постепенная либерализация цен, которая охватывала все больший круг товаров производственного и потребительского назначения. Одновременно реформировались системы инвестиций, налогообложения, кредитная система, внешней торговли и иностранных капиталовложений, в экспериментальном порядке создавались рынки ценных бумаг и недвижимости.

Задача реформирования государственных предприятий — в настоящее время наиболее сложная и масштабная проблема, стоящая перед экономикой КНР. Мероприятия по реформированию на государственных предприятиях КНР до последнего времени реализовывались «главным образом в направлении расширения их прав в хозяйственной деятельности при сохранении за государством права собственности на имущество предприятия. Основной имущественно-хозяйственной формой является система подрядно-хозяйственной ответственности предприятий, где наряду со старой системой отчисления прибыли осуществляется переход к системе налогообложения и практике возврата кредитов после уплаты налогов. Одновременно вводится акционерная система как более высокая форма имущественно-хозяйственной ответственности предприятий, которая используется по мере накопления опыта самостоятельной хозяйственной деятельности.

Сейчас Китай вступил в «период рекордно высокого уровня слияний и приобретений», в ходе которого около 90 % государственных предприятий страны перейдут в частные руки, т.е. будут приватизированы (термин «приватизация» в Пекине стараются не употреблять, там предпочитают другой термин – «преобразование характера собственности»). Правительство надеется, что частные владельцы помогут сделать убыточные компании, лежащие тяжелым бременем на китайской экономике, рентабельными. При этом учитывается, что приватизация приведет к росту армии безработных, тем более что уже 25 миллионов человек потеряли работу. Поэтому принято решение, что средства, вырученные от продажи госпредприятий, пойдут в первую очередь на поддержку неимущих слоев, в том числе на систему здравоохранения, пенсионную систему и систему социального обеспечения. Также один из путей решения этой проблемы — создание малых предприятий, развитие индивидуального сектора, что, по различным оценкам, до 2006г. может решить проблему трудоустройства от 50 до 80 млн. человек, занятых на производстве в городах страны.

Кампания по приватизации возвещает, пишет «Washington post», о наступлении нового этапа перехода от планового хозяйства к рыночной экономике. Однако в Пекине подчеркивают, что этот переход не тождествен отказу от государственного регулирования экономики. Китайское руководство в ходе экономических преобразований намерено и дальше сохранять «командные высоты» в экономике и прежде всего в стратегически важных для развития страны отраслях и производствах. Под контролем государства по-прежнему останутся на правах общенародной собственности земля, ее недра и природные ресурсы, в том числе месторождения полезных ископаемых.

Значительные изменения произошли в инвестиционной политике. Система мобилизации и распределения инвестиционных ресурсов в период до начала осуществления политики реформ основывалась на полном изъятии в госбюджет прибыли предприятий и дальнейшем распределении средств между регионами, отраслями, предприятиями. Ассигнования в экономику носили безвозмездный характер при упоре на административные методы хозяйственного управления. В период осуществления реформы были диверсифицированы источники финансирования. Наряду с государственными средствами активно используются средства коллективных, индивидуальных, частных и совместных предприятий, накопления населения.

Осуществляется децентрализация государственных капиталовложений в сторону увеличения роли источников финансирования, находящихся в руках местных властей и государственных предприятий.

Бюджетное финансирование все в большей степени заменяется кредитованием капиталовложений, которое осуществляется специализированными банками.

Одной из важнейших составных частей реформы стало восстановление многоукладной экономики. Курс на развитие многообразных форм собственности и способов хозяйствования был одобрен в основных государственных документах и объявлен долгосрочной линией. К началу 90-х годов XX в. в стране сложилось четыре вида собственности — государственная, коллективная, частная, индивидуальная. Каждая из них в свою очередь имеет многообразные способы хозяйствования.

1.2. Экономические показатели развития экономики Китая

Одна из главных проблем связанных с оценкой ВВП как главного измерителя итогов экономической деятельности это то, что в ВВП сложно учесть деятельность в секторе теневой экономики. В международных организациях, так и в Федеральных службах государственной статистики употребляют термин «ненаблюдаемая экономика». Согласно классификации ОЭСР ненаблюдаемая экономика подразделяется на:

· теневое производство;

· незаконное производство;

· производство неформального сектора;

· производство домашних хозяйств для собственного конечного

использования.

Таким образом, отсутствие в показателе ВВП деятельности в сфере ненаблюдаемой экономики, по мнению многих экономистов, занижает его величину. В разных странах мира, как с рыночной, так и переходной экономикой, масштабы ненаблюдаемой экономики составляют от 10 до 60% от официального ВВП.

Рис. 1 Динамика ВВП Китая 1992-2008 гг.

Как отмечает бывший председатель Госкомитета по экономическим реформам КНР, а ныне президент Академии общественных наук Китая Ли Теин, цели реформы системы макроконтроля заключаются в построении системы макроконтроля, отвечающей требованиям рынка и осуществляющейся в основном за счет экономических рычагов. Попытаемся указать на те аспекты китайского опыта реформ и модернизации, которые могут представлять интерес:

1. Китайская политика реформ и модернизации поистине была выстрадана в длительных испытаниях и поисках. Она строится с учетом национальных особенностей, геополитического положения страны. Такой подход позволил руководителям КНР слабость превратить в силу. Экономическая политика, прежде всего формировалась на основе сохранения и максимального использования созданного ранее производственного потенциала. Она предусматривала такую последовательность мероприятий, которая охватила бы в первую очередь самые слабые звенья народного хозяйства и позволила бы в максимально короткий срок добиться отдачи реформы, которая бы сделала ее сторонниками абсолютное большинство населения. Именно поэтому преобразования начались в деревне с роспуска дискредитировавших себя народных коммун, передачи земли в пользование крестьянам на длительное время на условиях семейного подряда и четко установленных прав и обязанностей государства и крестьян.

2. Политика реформ предусматривала постепенное и плавное вхождение в рынок различных отраслей экономики города и деревни, формирование новых негосударственных и частных форм собственности помимо существовавших государственных, не вместо их, а вместе с ними. При этом отношения между ними четко регулировались тщательно разработанным законодательством. В Конституцию КНР внесены принципиальные изменения, которые юридически уравнивали все формы собственности и делали государство гарантом их безопасности и обеспечения их равных прав и возможностей. Эти меры создали исключительно благоприятные социальные условия для осуществления реформ, вызвали доверие и поддержку их со стороны населения и внешних инвесторов.

3. Китайское руководство жестко увязывает темпы и меры по осуществлению реформ с поддержанием политической стабильности и порядка в стране. Если какие-то мероприятия в области упорядочивания финансовой системы и ценообразования (рост цен или pocт безработицы) вызывают ситуацию, чреватую социальными осложнениями, китайское руководство проводит комплекс мероприятий, компенсирующих эти издержки, амортизирующих трудности населения, связанные с экономическими преобразованиями, или вообще откладывает их осуществление. В связи с тем что акционирование государственных предприятий и повышение их эффективности потребовали сокращения рабочих на предприятиях почти на 20 млн. человек, что неизбежно вызвало рост безработицы, финансовые органы власти страны выработали меры, которые обеспечивают переквалификацию рабочих, поддержку высвобождаемой рабочей силы по их индивидуальной трудовой деятельности, установление пособий по безработице и т.д. Правительство Чжу Жунцзи на новом этапе реформ осуществляло комплексное упорядочивание структуры государственной власти, которая должна соответствовать новым рыночным реалиям, что вело к сокращению числа чиновников более чем на 4 млн. человек. В этой связи происходит переквалификация бывших государственных служащих и оказывается помощь им в новом трудоустройстве.

4. Серьезного внимания заслуживает опыт формирования инвестиционного климата, создания инфраструктуры, благоприятствующей внутренним и внешним инвесторам. Разработаны гибкие и льготные таможенная и налоговая системы, поощряющие капиталовложения и гарантирующие сохранность законной прибыли. Созданы разветвленная банковско-финансовая инфраструктура и коммуникационная системы, которые позволяют инвесторам эффективно использовать и капитализировать свою прибыль как на китайском, так и внешних рынках. Поддержание стабильности внутреннего денежного обращения и государственных гарантий китайским вкладчикам дали возможность привлечь огромные средства населения, инвестируемые в различные отрасли народного хозяйства.

5. Одним из важнейших факторов преобразований является вдумчивый подход инициаторов реформ к разработке гибкого, разумного и стабильного финансово-экономического законодательства, в котором сочетаются государственные интересы, интересы китайского бизнеса и иностранных инвесторов.

6. Оригинальным и наиболее интересным аспектом китайских реформ и модернизации, особенно если учесть что Китай в течение многих лет и даже столетий проводил политику самоизоляции, является политика открытости. Она получила свое выражение в том, что в Китае созданы специальные экономические зоны, 14 крупных приморских портов и городов стали открытыми. Вся провинция Хайнань, находящаяся на одноименном острове, объявлена специальной экономической зоной. Политика открытости и создание благоприятного инвестиционного климата превратили Китай во второй, после США, центр вложения иностранного капитала. За годы реформ в Китае использовано иностранных капиталов на сумму более чем 370 млрд. долл. Принято к реализации более 300 тыс. инвестиционных проектов с участием иностранного капитала, в которых занято 17,5 млн. человек. В течение последних пяти лет Китай является крупнейшим развивающимся государством в мире по объему привлеченного иностранного капитала.

В последнее время китайская политика открытости стала приобретать черты глобальности. Она дает зеленый свет не только поступлениям инвестиций извне, но и поощряет вложения китайских инвестиций за рубежом. К концу 1997 г., по словам президента Академии общественных наук Ли Теина, Китай создал за рубежом более 5 тыс. предприятий в 139 странах мира.

В 1992 г. начался новый этап экономических реформ в КНР. По постановлению Госсовета КНР ценообразование, ассортимент, инвестиции, кадры и даже внешняя торговля переданы самим предприятиям. Многие из них акционировались, но контрольный пакет в большинстве случаев остается за государством. Начал развиваться фондовый рынок.

Власти КНР в течении всего периода реформ проводили весьма сдержанную денежную политику. Быстро росли валютные резервы Китая.

Приток прямых иностранный инвестиций в китайскую экономику увеличился с 10 млрд. долларов в 1992 г. до 53,5 млрд. долларов США в 2003 г. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2003 году по объему привлеченных прямых зарубежных инвестиций КНР вышла на первое место в мире, впервые в истории опередив США.

Рис. 2. Приток иностранный инвестиций в китайскую экономику 1992-2008 гг.

Китай - как известно крупнейшая в мире аграрно-индустриальная держава, поэтому главной стратегической целью КНР стал выход на первые позиции в мире по уровню промышленного производства. Для ликвидации отсталости, для повышения уровня ВВП, как совокупного, так и в расчете на душу населения, КНР необходимо поддерживать достаточно высокие темпы своего развития.Мотором экономического роста страны служит внутренне потребление, внутренний спрос, быстрое увеличение колоссального роста страны. Основными источниками роста являются:

а) трудовые ресурсы

б) природные ресурсы

Формирование устойчивого накопительно-инвестиционного механизма в основе которого лежат высокие нормы накопления и инвестирования (в структуре ВВП страны инвестиции составляют около трети, что вдвое превышает аналогичный показатель США). На экономический рост оказывает существенное влияние политика открытости национальной экономики КНР. Китай в очень высокой степени интегрирован в мировую систему мирохозяйственных связей. Он занимает девятое место как ведущий экспортер товаров и 11 место как импортер товаров. На долю Китая приходится почти 10% прямых глобальных зарубежных инвестиций, а также 40% всех прямых зарубежных инвестиций, сделанных в иностранные страны. Столь высокая доля Китая на мировом рынке инвестиций объясняется довольно своеобразно. Почти 80% всех иностранных инвесторов в экономику КНР - это этнические китайцы (хуацяо), проживающие за рубежом. Хуацяо контролируют больше половины всей экономической деятельности в странах Юго-Восточной Азии. В тоже время прямые зарубежные инвестиции в Китай никогда не превышали 10% совокупных американских зарубежных инвестиций и только 5% зарубежных инвестиций стран ЕС[2] .

Средне годовые темпы прироста кредитов Национального банка Китая в 1992-1999 гг. не превышали 15%, а средне годовые темпы прироста денежной массы за вычетом темпа прироста реального ВВП – 17,3%. Благодаря этому среднегодовые темпы инфляции в Китае составили чуть более 10%, а ее негативное воздействие на экономическое развитие оказалось не значительным. В 1998 и 1999гг. имело место небольшая дефляция. Относительно низкие темпы инфляции в Китае удалось обеспечить благодаря умеренным темпам прироста денежной массы, которая, в свою очередь, были обусловлены сдержанным кредитованием Национального банка. Умеренные масштабы кредитования выдерживались благодаря незначительным размерам бюджетного дефицита. Его величина в течении всего периода реформ сохранялась в пределах 1,4 – 2.2% ВВП. Китайские власти совершили беспрецедентное в мировой экономической практике сокращение налогов с 30,4% ВВП с начала экономических реформ до 10,3% ВВП в 2000 г. Снижение налогов повлекло за собой уменьшение всех государственных доходов – с 31,3% ВВП до 11,5% ВВП в 2000 г. Колоссальное сокращение государственных доходов не вызвало

Рис.3 Темпы инфляции в Китае 1992-2008 гг.

дестабилизирующих макроэкономических последствий только по тому, что одновременно с этим и даже с опережающей скоростью происходило радикальное сокращение всех государственных расходов с 36,4% ВВП с начала реформ до 13,1% ВВП в 2000 г. Сокращению подверглись практически все составные части расходов, но в особенности расходы на инвестиции, субсидии, дотации, оборону и народное хозяйство, социальное обеспечение. Государственное потребление была уменьшено в этот период с 15,2 до 10,6% ВВП. В структуре общих государственных расходов наиболее резко были сокращены расходы центрального правительства с 20,7% ВВП до 3,8% ВВП. Снижение расходов на провинциальном уровне было осуществлено в меньших, но тем не менее весьма впечатляющих размерах – с 15,7 до 8,3% ВВП в 2000 г.

Таким образом, главной причиной, обусловившей ускоренное развитие Китая, является последовательной, в целом довольно либеральный характер проводившейся экономической политике. Реформы во многом подтолкнули производственную активность крестьян и рабочих, освободили и развили социально-производственные силы, способствовали быстрому росту материальных благ в Китае, обновление производственного оборудования и повышению производственных технологий.

Экономические реформы в Китае проходили постепенно. Сначала на селе, потом – в городе, в сельском хозяйстве, затем – в сфере промышленности. Для широкого внедрения какого либо нововведения его эффективность определяется на небольшом участке, в качестве эксперимента.

Реформа в Китае осуществлялась не по чужим рецептам, а с учетом особенностей страны, главный метод преобразования – эволюционное, поэтапное продвижение к рынку, а не обвальная хозяйственная либерализация. Беспрецедентные успехи в развитии экономики Китая одно из важнейших явлений мировой истории последних десятилетий. За годы преобразований объем ВВП увеличился в 5,7 раза, т.е. возрастал в среднем на 9,6% в год. Производство ВВП на душу населения повысилось 4,4 раза, производительность труда (ВВП на одного занятого) увеличилось в 3,6 раза. В 1999 г. объем ВВП составило более 1 трлн. долларов США. Среди основных факторов, приведших к столь масштабным позитивным результатам, можно отметить следующее:

· Китай сосредоточил силы на создание нового, а не разрушений и критике прошлого;

· реформа с самого начала оказалось повернутой лицом к человеку, его нуждам. Задачи удовлетворения основных потребностей населения продовольствия и товарах широкого потребления стали приоритетными в деятельности вновь созданных хозяйственных структур. Это обеспечило общенародную поддержку реформы уже на первых ее этапах;

· главным методом реформирования было признано эволюционное, поэтапное, с экспериментальными проверками продвижения к рынку, а не обвальное либерализация экономики. Этот реформаторский алгоритм по-восточному образно выражен формулой: «переходить реку, нащупывая камни»;

· практика уже с первых лет реформы показала, что естественный путь к рынку – развития много образных по формам собственности хозяйств: коллективных, единоличных, частных, совместных (с иностранным участием). Продвигаясь по такому пути, можно не только обеспечить быстрый рост субъектов рынка, но, меняя структуру национального хозяйства по формам собственности, корректировать также структуру инвестиций и производства в сторону приближения их к реальным потребностям экономики и социальной сферы;

· субъекты рынка формировались не через разрушение существующих государственных структур, а в основном заполнением пустующих брешей новыми коммерческими структурами, т.е. с первых шагов реформа работала на уменьшение дефицитности экономики. В этих целях не только мобилизовывались внутренние резервы,но и активно привлекались зарубежные капиталы;

· стимулируя хозяйственную инициативу на микро уровне, руководство страны не выпускала из рук макроконтроль над экономикой и в периоды опасного нарастания ее несбалансированности сразу принимало контрмеры;

· изучив собственный и зарубежный опыт, правительство пришло к выводу о необходимости осуществлять реформу не по чужим рецептам, а исходя из особенностей страны, и решительно встало на путь «строительства социализма с китайской спецификой». Это предполагало серьезный учет такого основополагающего фактора, как огромная численность населения в условиях ограниченности ресурсов.


ГЛАВА 2. ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА КИТАЯ

2.1. Организация банковской системы

В Китайской Народной Республике действует двухуровневая банковская система. На первом уровне находится центральный банк, а на втором — специализированные государственные банки и обширная сеть коммерческих банков. При этом отдельные депозитные, кредитные и расчетные операции могут осуществляться так называемыми городскими и сельскими кредитными кооперативами, а также городскими кредитными банками.

Функциями центрального банка наделен Народный банк Китая. Народный банк Китая (НБК) был создан 1 декабря 1948г. на базе слияния Народного банка Северного Китая, Народного Бэйхайского банка и Северо-Западного крестьянского банка. Изначально на НБК были возложены следующие функции: выполнение операций государственного казначейства; контроль над частными кредитами; размещение государственных займов; контроль над операциями с иностранной валютой и драгоценными металлами.

Банковская система Китая[3]

Эта система со временем претерпела ряд изменений. Наиболее существенным стало то, что с сентября 1983г. в соответствии с решением Центрального народного правительства — Государственного совета КНР (Госсовет) — НБК выполняет функции центрального банка КНР и не занимается промышленно-торговыми кредитами и сбережениями. Его капиталы полностью финансируются государством и являются государственной собственностью.

НБК управляет денежной политикой государства, применяя следующие регуляторы:

- формирование установленных пропорций требований отчислений в депозитный резервный фонд от кредитно-денежных организаций;

- определение базовой процентной ставки центрального банка;

- осуществление переучета векселей кредитно-денежных организаций, открывших счета в НБК;

- предоставление кредитов коммерческим банкам;

- покупка и продажа на открытом рынке облигаций государственного займа, других правительственных облигаций и валюты.

В числе многочисленных полномочий НБК особого внимания заслуживает так называемое принятие управления коммерческим банком.

Если коммерческий банк находится в кризисном состоянии или под угрозой кризиса доверия, серьезно влияющего на интересы вкладчиков, НБК может принять на себя управление данным банком.

Принимая на себя управление коммерческим банком, НБК начинает проводить по отношению к нему необходимые меры, призванные защитить интересы вкладчиков и восстановить способность коммерческого банка к нормальному хозяйствованию. Вопрос о принятии управления решает НБК, он также оповещает о решении и организует его исполнение. Реализация такого управления осуществляется со дня принятия соответствующего решения. По завершении срока управления он может быть продлен по решению НБК (при этом максимальный срок управления не должен превышать двух лет).

Принятие управления прекращается либо по истечении установленного решением НБК срока управления, либо после восстановления способности коммерческого банка к нормальной хозяйственной деятельности, либо при слиянии коммерческого банка или объявлении его банкротом в соответствии с законом до истечения срока управления. Коммерческие банки (КБ) Китая можно разделить на две большие группы: КБ, расположенные на материковой части Китая, и коммерческие банки, расположенные на территории Сянгана.

Сянган, более известный за его пределами как Гонконг, был захвачен Великобританией после опиумной войны 1840г., и на протяжении более ста лет Сянган, Цзюлун и Новая территория являлись колонией этого государства.

После воссоединения 1 июля 1997г. Сянгана с Китаем с определенными оговорками можно сказать о том, что банковская система КНР пополнилась и банками, расположенными на территории Сянгана. Но при этом необходимо помнить о том, что согласно ст. 5 Основного закона об особом административном районе Сянган, принятого на третьей сессии Всекитайского собрания народных представителей 7-го созыва 4 апреля 1990г., в Сянгане сохранено право частной собственности. Более того, на протяжении 50 лет с момента образования этого района социалистический строй на его территории вводиться не будет.

В настоящее время минимальный объем уставного капитала, необходимый для учреждения коммерческого банка, составляет 1 млрд. юаней, для городского кооперативного банка — 100 млн. юаней, для сельского кооперативного банка — 50 млн. юаней. Уставный капитал должен быть фактически внесенным капиталом. Народный банк Китая может регулировать минимальный объем уставного капитала, но только в сторону увеличения вышеуказанных сумм.

В пределах территории КНР коммерческим банкам запрещается :

- заниматься поручительскими инвестициями и операциями с акциями;

- осуществлять инвестиции в недвижимость, не предназначенную для собственных нужд;

- вкладывать средства в небанковские кредитно-денежные организации и предприятия. Последняя мера призвана способствовать сосредоточению усилий КБ на улучшении качества традиционных для них операций.

При краткосрочном межфилиальном и межбанковском кредитовании банки должны соблюдать установленные НБК сроки, не превышающие месяца. При этом запрещено использовать средства, полученные по межфилиальному краткосрочному кредитованию, для кредитования основных фондов или осуществления инвестиций.

При проведении операций с депозитами КБ должен предлагать процентную ставку в пределах норматива НБК, производить отчисления в резервный фонд НБК и создавать фонд обеспечения обязательных платежей.

По законодательству КНР при кредитовании КБ должны соблюдать установленные пропорции между активами и пассивами; по коэффициенте достаточности капитала (не ниже 8%); по соотношению между остатками кредитов и остатками депозитов (не выше 75%); по соотношению между остатком ликвидных активов и ликвидных пассивов (не ниже 25%); помимо этого остаток кредитов одному и тому же заемщику не должен превышать 10% собственного капитала КБ.

В банковскую систему Китая также входят Кредитные кооперативы и городские кооперативные банки.

Кредитные кооперативы (КК) — это финансовые организации, главными задачами которых являются прием депозитов и предоставление кредитов находящимся в городах и сельской местности мелким компаниям, ведение расчетов между ними, а также прием вкладов населения. В зависимости от местонахождения КК подразделяются на городские и сельские.

Городские кооперативные банки учреждаются на долевой основе. Держателями их капитала являются население, предприятия с капиталом менее 1 млн. юаней, а также государство в лице местных органов власти. При этом общее число участников банковского кооператива должно быть не менее 20, а общий размер капитала — не менее 50 млн. юаней.

После образования КНР первыми шагами новой власти стали национализация крупнейших банков и создание на их основе государственных банков. Банковская система КНР строилась, исходя из задачи организации во главе пирамиды различных банков единого централизованного государственного банка с разветвленной сетью отделений, способного сосредоточить не только эмиссию денег, но и основную часть всех кредитных и расчетных операций в стране.

С трансформацией НБК в центральный банк КНР функции кредитования народного хозяйства были переданы специализированным государственным банкам: Сельскохозяйственному банку, Народному строительному банку, Банку Китая и Торгово-промышленному банку. В течение 1994-1995гг. эти государственные банки были переведены в разряд коммерческих банков.

Эти банки не конкурируют с коммерческими банками, поскольку их кредитные ресурсы формируются не за счет прямого привлечения сберегательных депозитов, а путем выделения им бюджетных средств, займов НБК и эмиссии собственных облигаций.

Банковская система КНР - один из самых динамичных элементов экономики этого государства. При этом, несмотря на многочисленные нововведения, ее характерной особенностью является неизменно жесткий контроль над деятельностью КБ, осуществляемый государством через НБК.

Среди последних изменений в банковской системе КНР следует назвать, прежде всего, превращение с целью активизации конкуренции государственных банков в банки коммерческие, а также увеличение количества городских кооперативных банков.

На территории Китая ведут активную деятельность и иностранные банки, а также их отделения. Традиционно они играют заметную роль в банковской системе Китая. В первые годы существования Китайской Народной Республики всего четырем отделениям зарубежных банков, которые располагались в Шанхае, был предоставлен легальный статус, позволивший сохранить свое присутствие в стране, впрочем, почти символическое.

Наибольшее количество иностранных банков учреждается в районах концентрации предприятий с иностранными инвестициями. Так, доля иностранных банков, действующих в районе Шанхая, составляет 43% общих активов иностранных банков в Китае, 45% кредитов и 40% депозитов в валюте. При этом лидируют среди них японские банки.

2.2. Импорт капитала и инвестиционный климат Китая

Для активизации процесса экономического развития страны важное значение придается привлечению иностранного капитала. Китай использует различные каналы привлечения средств в форме займов и кредитов, прямых капиталовложений.

Кредиты и займы обеспечили значительную часть привлеченных средств. На них пришлось свыше 70% реализованных инвестиций. Кредиты иностранных правительств, кредиты международных финансовых организаций предоставляются, как правило, на льготных условиях. На них приходится до 50% общего объема кредитов и займов КНР.

За счет кредитов иностранных правительств и международных финансовых организаций финансировалось сооружение свыше 300 объектов, 65% которых сосредоточено в отраслях энергетики, транспорта и связи. Часть средств используется также на развитие сырьевой промышленности, мелиорацию, охрану окружающей среды, науку, здравоохранение.

Значительная доля кредитов, полученных от международных финансовых организаций, приходится на Мировой Банк, в который Китай вступил в 1980г. одновременно с вступлением в Международный валютный фонд.

Наиболее выгодными для Китая были кредиты, предоставляемые структурным подразделением Мирового Банка — Международной ассоциацией развития. Все кредиты данной ассоциации являются беспроцентными (взимается лишь комиссия в размере 0,75% годовых). Они предоставляются на 50 лет с десятилетним льготным периодом. На кредиты по линии Международной ассоциации развития приходится около 40% общего объема кредитов, полученных Китаем от Мирового Банка[4] .

Показатели, характеризующие долговое положение КНР, не вызывают опасений. Коэффициент долговой ответственности (отношение внешнего долга и ВНП) не превышает 15% при опасной границе в 20%. Коэффициент устойчивости задолженности (отношение внешнего долга к годовому экспорту) не превышает 80%.

Широкое развитие международной производственной кооперации способствовало расширению экспорта и улучшению его товарной структуры. Доля совместных предприятий в общем объеме экспорта КНР в 1989г. составила 15%, в 1992г. этот показатель достиг 19,8%, а в 1996г. - уже 25,2%. Привлечение иностранных капиталовложений способствовало ускорению развития ряда экспортных отраслей КНР, в том числе текстильной, швейной, обувной, электронной, что позволило увеличить их вывоз на мировой рынок.

Особую роль в области открытой внешнеэкономической политики играют приморские районы страны. На них приходится около 80% предприятий с участием иностранного капитала, функционирующих в КНР. В приморском поясе созданы специальные экономические районы, зоны технико-экономического развития, открытые экономические районы, различающиеся степенью льготности режима для иностранных инвестиций.

Все вышеперечисленные меры КНР по привлечению в страну иностранных инвестиций привели к тому, что в 2002 Китай потеснил США с места самого крупного в мире получателя прямых иностранных инвестиций - 53 миллиардов долларов США, при тенденции роста на 13 % в год, что особенно впечатляет на фоне общего падения объемов прямых иностранных инвестиций в экономики развивающихся стран на 25%. Китайское правительство предсказывает, что объем прямых иностранных инвестиций вырастит до 100 миллиардов в 2006. До сих пор ведущие инвесторы к Китайской экономике были США, Япония, Тайвань и Сингапур, но и на данный момент сохраняются значительные возможности для инвесторов из других регионов мира, особенно из Европы.

ГЛАВА 3. Направления сотрудничества России и Китая на современном этапе.

3.1. Инвестиционное сотрудничество России и Китая.

В инвестиционной сфере России и Китая началось стабильное увеличение масштаба двустороннего взаимодействия: после длительных многораундовых переговоров страны выходят на подписание межправительственного Соглашения "О поощрении и защите капиталовложений". Оно укрепляет правовую базу для дальнейшего развития инвестиционного сотрудничества. Учитывая значительные перспективы в инвестиционной области и возрастающую заинтересованность российских и китайских партнеров, III-й Российско-китайский инвестиционный форум и Российская инвестиционная неделя способствовали выводу сотрудничества на качественно новый уровень, соответствующий высокому потенциалу экономик России и Китая. Такое сотрудничество объясняется тем, что в России, как и в Китае, растет интерес к привлечению китайских и российских инвестиций в различные отрасли экономики. Так, в стадию практической реализации вступил ряд крупных инвестиционных проектов со стороны Китая.

К началу 2006 г., по данным Минкоммерции КНР, общий объем накопленных китайских контрактных инвестиций в России по 657 утвержденным проектам составил 977 млн. долларов (что на 48,7% больше по сравнению с началом 2005 г.). В течение 2005 г. Министерством коммерции КНР зарегистрировано 82 проекта китайских инвестиций в Россию с общим объемом контрактных инвестиций 320 млн. долларов. На середину текущего года число утвержденных проектов достигло 700. Общий объем контрактных китайских инвестиций превысил 1,34 млрд. долларов. Крупнейшими инвестиционными проектами с участием китайского капитала в России являются строительство района "Балтийская Жемчужина" в Санкт-Петербурге, строительство двух целлюлозно-бумажных комбинатов в Хабаровском крае и Читинской области, а также строительство в Москве высотного здания "Башня Федерации"[5] .

Также наблюдается увеличение российских инвестиций в китайскую экономику, хотя объем их остается пока небольшим.

По данным Минкоммерции КНР, в течение 2005 г. в КНР были даны разрешения на осуществление 162 проектов с контрактным объемом российских инвестиций на сумму 298 млн. долларов, практически использованные инвестиции составили 81,9 млн. долларов. В целом российское инвестиционное присутствие в Китае характеризуется следующими данными: общее число утвержденных проектов — 1849, объем контрактных инвестиций — 1,4 млрд. долларов, из них практически использовано — 541 млн. долларов. По данным на середину текущего года в Китае было создано 1912 предприятий с российскими инвестициями, общий объем капиталовложений, в которые достигает 1,52 млрд. долларов, практически использованы 570 млн. долларов.

Основными сферами использования российского капитала являются отрасли обрабатывающей промышленности, включая переработку сельскохозяйственной продукции, производство химических товаров, переработку минерального сырья, производство транспортного оборудования, предоставление транспортных услуг, а также строительство.

Одним из важных направлений инвестиционного сотрудничества является взаимодействие в области совместного освоения и использования лесных ресурсов, где за прошедший год наметилась постепенная активизация. Об этом свидетельствует рост количества проектов по заготовке и переработке древесины, осуществляемых с участием китайских компаний на российской территории, увеличение объемов перерабатываемой древесины.

На конец 2005 г., по данным Минкоммерции КНР, в России осуществлялось 58 двусторонних проектов по заготовке и переработке леса, инвестиции в которые составили 421 млн. долларов. В 2005 г. объемы инвестиций китайских предприятий в освоение и использование российских лесных ресурсов составили 152 млн. долларов, что на 32,2% выше показателя предшествующего года, было заготовлено 2,262 млн. куб. м древесины, переработано 1,34 млн. куб. м, что соответственно на 17,6% и 36,7% выше по сравнению с показателями 2005 г.

В целях стимулирования привлечения инвестиций в лесопромышленный комплекс, в России были повышены вывозные пошлины на круглый лес, и одновременно снижены ставки импортных пошлин на ряд технологического оборудования для переработки леса.

На пути развития инвестиционного сотрудничества есть еще немало препятствий, одним из которых является слабая степень информированности деловых кругов двух стран об инвестиционном климате, особенностях ведения бизнеса, инвестиционном потенциале, что мешает взаимному доверию и приводит, например, в банковской сфере к тому, что китайские банки по-прежнему с большой опаской подходят к оценке страховых рисков России и, перестраховываясь, в конечном счете, сильно усложняют и удорожают обслуживание сделок. С целью содействия в решении указанной проблемы доверия, были проведены встречи представителей Правительства Российской Федерации с Президентом Государственного банка развития Китая Чэнь Юанем, на которых поставлен вопрос о поиске упрощенных механизмов финансирования, принятых на рассмотрение Российско-китайской Комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств и ее рабочих органов инвестиционных проектов[6] .

3.2. Российско-китайское сотрудничество в транспортной сфере.

Многие из вариантов экономического взаимодействия государств, так или иначе, связаны с проблемами транспортных маршрутов и способов транспортиров­ки. Доставка товаров и грузов является неотъемлемым компонентом международ­ной торговли и товарообмена, отдельный комплекс вопросов связан с тарифами за транзит, если такая доставка осуществляется через территории третьих стран. Проблема транспортных маршрутов может иметь и стратегическую составляю­щую — как с собственно экономической, так и военно-политической точек зрения.

Важные транспортные артерии, идет ли речь о железнодорожных, шос­сейных или трубопроводных путях — это зачастую мощный рычаг экономиче­ского подъема прилегающих территорий, катализатор развития здесь произ­водственной и социальной инфраструктуры[7] .

На протяжении практически всего прошлого сто­летия единственным сухопутным путем, связывавшим Европу с Восточной Азией, являлась Транссибирская магистраль, которая вошла в строй в 1916 г. и по сей день является самым протяженным железнодорожным путем в мире. Значение Транссиба по-прежнему трудно переоценить. Не случайно президент РФ еще несколько лет назад в своем выступлении на деловом саммите АТЭС в Шанхае отметил, что дальнейшее развитие связанной с Транссибом желез­нодорожной инфраструктуры "позволит сделать качественный шаг в развитии транспортной системы в Азиатско-тихоокеанском регионе". В.В. Путин под­черкнул также готовность России "подумать и над участием в транспортных проектах, предусматривающих строительство железных и автомобильных до­рог из Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии в Европу"[8] .

Вместе с тем не секрет, что Транссибирская магистраль уже не один год действует с большими нагрузками. Вот почему на повестке дня — серьез­ная работа по реконструкции и расширению возможностей этого давно опробо­ванного и надежного маршрута. Здесь остро стоит проблема внедрения совре­менных управленческих методов, прежде всего логистики.

Понимая значение этой магистрали, Россия разрабатывает соответству­ющую стратегию развития. Руководство головной структуры, управляющей железными дорогами страны — компании "Российские железные дороги", не­однократно подчеркивало, что важной составной частью этой стратегии явля­ются проблемы транзита, предоставление странам АТР, а в особенности севе­ро-восточным районам Китая, возможности транспортировки грузов через Россию в Европу. Как отмечал президент компании Владимир Якунин, по дан­ной теме регулярно ведутся переговоры с партнерами компании в странах АТР, идет работа по созданию транспортно-логистической компании, специ­ально ориентированной на вопросы транзита[9] .

Все это означает, что возможности Транссиба, несмотря на трудности, да­леко не исчерпаны. Хороший тому пример — рост в последние годы железнодоро­жных поставок нефти в Китай, объем которых в 2006 г. был ориентирован на циф­ру 15 млн. тонн. В немалой степени это стало результатом работы по совершенст­вованию необходимой инфраструктуры и серьезных капиталовложений.

Как и в России, так и в Китае осознают важность транспортной инфраструктуры. Ведется масштабное строительство — как внутреннего характера, так и с расчетом на международных перевозки.

В КНР к 2020 г. общая протяженность железных дорог достигнет 100 тыс. км, половина из них будет электрифицирована. Общая протяженность шоссейных скоростных дорог составляет сегодня 40 тыс. км, что является вторым показателем в мире, проложено 140 международных авто­мобильных линий, заключено 10 транспортных соглашений с сопредельными странами. Регулярно заседает российско-китайская подкомиссия по вопросам транспорта. В числе ее приоритетов — обеспечение растущего потока желез­нодорожной перевозки в КНР российской нефти — около 8 млн. тонн в 2005 г. и предположительно 15 млн. тонн - в 2006 г. В этих це­лях вкладываются серьезные средства в модернизацию путей и оборудова­ния — прежде всего в районах трансграничных переходов Забайкальск — Маньжоули и Гродеково — Суйфэньхэ. В разной стадии реализации находятся проекты трех мостов через пограничный Амур — в Читинской и Еврейской автономной областях. Открыто движение по автотрассам Харбин — Владиво­сток, Муданцзян — Уссурийск. На этапе разработки и изучения находится ва­жный проект автодороги через перевал Канас на западном участке границы, которая связала бы китайский Синьцзян и российский Алтайский край[10] .

Тем не менее, особое значение в контексте двухстороннего транспортно­го сотрудничества может иметь тема, которая уже неоднократно являлась предметом внимания экспертного сообщества, а именно — взаимодействие в области трубопроводного транспорта.

По средневзвешенным оценкам через 10-15 лет экономика Китая будет нуждаться в дополнительных (в сравнении с нынешним уровнем) объемах импорта нефти, которые оцениваются соответственно в 100-120 млн. тонн ежегодно. Аналогично выглядят и перспективные потребности в импорте дополнительных объемов природного газа — порядка 50-60 млрд. куб. м для КНР. В то же время Россия в рамках своих возможностей по добыче и планов по диверсификации маршру­тов экспорта углеводородов планирует предложить на рынки объемы, в значи­тельной мере покрывающие эти потребности — к 2020 г. не менее 80 млн. т нефти и 120—130 млрд. куб. м газа. Такая взаимодополняемость рассматривается как ба­зовая основа двухстороннего энергетического сотрудничества и служит толчком к поиску взаимодействия, в том числе — и по вопросу транспортировки.

Вот почему проблема создания и последующей эффективной совмест­ной эксплуатации региональной инфраструктуры транспортировки углево­дородов, в которой приняли бы участие и Россия, и Китай уже несколько лет рассматривается специалистами — как минимум в качестве оп­ределенной теоретической перспективы.

Российское ООО «Дальвест» и китайская корпорация «Шэньчжу» будут проводить совместные работы на строительстве магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Соответствующий договор стороны подписали на экономическом форуме в рамках завершившегося в Хэйхэ международного фестиваля «Лето городов-побратимов».

Представители Амурской области провели презентацию объектов сотрудничества, в частности строительства нефтепровода ВСТО, жилого микрорайона «Северный», провели торгово-экономические переговоры с китайской стороной по проблемам сотрудничества в сфере международного интеллектуального обмена и обмена кадрами. В результате подписано почти два десятка договоров, среди которых и договор между белогорском ООО «Дальвест» и корпорацией «Шэньчжу».

Министр экономического развития и внешних связей Амурской области Александр Гордеев отметил: «Стратегическое развитие нашего региона связываем с вами: это и нефтепровод ВСТО, и прорабатываемый проект сети транспортных коридоров для поставки грузов из КНР в Якутию». Генеральный консул России в Шэньяне Станислав Муравский остановился на вопросах сотрудничества северо-восточных провинций Китайской народной республики с регионами Дальнего Востока, Забайкалья и Восточной Сибири. По словам генконсула, программа китайского правительства по развитию северных регионов страны перекликается с планами российского руководства по развитию дальневосточного региона[11] .

3.3. Перспективы российско-китайского сотрудничества при вступлении РФ в ВТО.

Вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО) даст новые шансы для развития китайско-российского торгово-экономического сотрудничества. Такое мнение выразили представители деловых и ученых кругов Китая по случаю 5-й годовщины вступления Китая в ВТО. Кандидат Северо-Восточного финансово-экономического университета Китая Цзян Вэньсюе сказал, что после присоединения России к ВТО КНР и РФ, между которыми существует экономическая взаимодополняемость, будут членами единого международного экономического сообщества. Это, по его словам, поможет в достижении намеченной руководителями двух стран цели довести китайско-российский товарооборот до 60 – 80 млрд. долларов. Эксперт также полагает, что получение Россией членства в ВТО позволит сделать переговоры этой организации более многополярными[12] .

В целях обеспечения эффективности грузовых перевозок между Китаем и Россией, объем которых, возможно, будет интенсивно расти после присоединения России к ВТО, город Маньчжурия (автономный район Внутренняя Монголия), граничащий с Забайкальском и представляющий крупнейший в Китае сухопутный пропускной пункт, принимает меры по упрощению таможенных формальностей.

Большое внимание вопросу грузооборота между Китаем и Россией уделяет и директор Международного аэропорта "Таосянь" в г. Шэньян (северо-восточная провинция Ляонин) Сун Юйци. Назвав расходы на грузовые перевозки по воздушной линии Шэньян-Иркутск-Москва конкурентоспособными, директор отметил готовность к усилению сотрудничества с Иркутским аэропортом, чтобы освоить как российский, так и европейский рынок в целом.

Следует отметить, что большой интерес к развитию бизнеса с Россией проявили не только северо-восточные районы Китая, являющиеся традиционными торгово-экономическими партнерами российских регионов, но и южные районы Китая.

По статистике, в январе-октябре этого года экспорт из провинции Гуандун в Россию составил 1,84 млрд. американских долларов, что на 46,6 процента больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В частности, по объему первого показателя провинция Гуандун заняла в стране 2 место, уступив только провинции Хэйлунцзян. По сообщению представителя администрации Гуандуна, если ранее преимущества продукции гуандунского производства на российском рынке заключались, в основном, в низкой стоимости, то в будущем повышенное внимание будет уделено повышению качества товаров.

Возможное присоединение России к ВТО также привело бы к разработке китайскими предприятиями новых бизнес-планов по освоению нового рынка. Китайский гигант-производитель бытовой техники – компания "Чанхун" – выразила уверенность в том, что в случае получения РФ членства в ВТО ожидается улучшение инвестиционного и юридического климата в России, а также снижение уровня российских пошлин на импорт продукции электроники бытового назначения. Компания позитивно оценивает перспективы развития российского рынка, где в последние годы наблюдался рост спроса на бытовую технику, особенно на телевизоры, что предоставляет "Чанхуну" и другим китайским производителям бытовой техники большие шансы для развития бизнеса. В связи с этим "Чанхун" проводит ТЭО плана о вложении инвестиций в российскую экономику.

В целях сокращения инвестиционных рисков и получения оперативной информации о конъюнктуре компания "Чанхун" намерена сотрудничать с российским партнером по освоению нового рынка. Компания "Чанхун" также готова принять меры по созданию и совершенствованию сети послепродажных услуг.

Отметив, что в настоящее время не работает совместная информационная система между таможнями двух стран, эксперты сообщили, что здесь все будет зависеть от того, как будут в двусторонних проектах сотрудничать китайские и российские таможенники, и насколько они будут координировать свои действия[13] .

Согласно данным, Россия лидирует в мире по масштабам лесопокрытых площадей: ее доля составляет 22 процента от всей площади лесов на планете. Российские лесные ресурсы, главным образом, расположены в Сибири и на Дальнем Востоке.

Из-за ограниченных возможностей российская сторона стремится активизировать международное сотрудничество в освоении лесных ресурсов. Как заявляет официальный представитель РФ, Россия приветствует иностранное инвестирование в отрасль глубокой переработки древесины.

Двустороннее сотрудничество в этой сфере должно быть взаимовыгодным: оно поможет России ускорить шаги по освоению рынка Азиатско-Тихоокеанского региона, подчеркнул доцент этого университета Тянь Ган.

По мнению ученых, после вступления в ВТО Россия по правилам организации обязана будет снизить ставку вывозной пошлины на древесину.

Китайское правительство оказывает неизменную поддержку вступлению России в ВТО. Все это в будущем создаст благоприятные условия для китайско-российского сотрудничества в сфере лесного хозяйства, констатировали китайские ученые[14] .

3.4. Региональные проблемы, связанные с демографическим фактором

Суть того, что обычно называют демографической проблемой, хорошо известна. Речь идет о неконтролируемой китайской миграции на российскую территорию. В начале 90-х годов российские региональные власти включая силовые структуры охватила паника, отражением которой стали многочисленные антикитайские публикации в прессе, обвинения в адрес Пекина в целенаправленной демографической экспансии на север, и чуть ли не всех китайцев - в преступных наклонностях.

Движение китайцев на север вызывалось вполне объективными и преимущественно не политическими причинами и обстоятельствами. Оно предопределялось экономической и социальной обстановкой на Дальнем Востоке России и в Китае и объективно отвечало потребностям самой России. В начале 90-х годов китайская миграция стимулировалась огромными потребностями в товарах широкого потребления в Сибири и на Дальнем Востоке и нехваткой там рабочей силы. Что касается самого Китая, то у него было две основные причины для поощрения миграции своих граждан на север: демографическое давление и безработица на Северо-Востоке, с одной стороны, и сравнительно высокая прибыльность бизнеса с Россией и в России - с другой. По мере уменьшения потребностей дальневосточных территорий в китайских товарах и рабочей силе, а также после введения местными властями различных ограничений на въезд миграционная динамика изменилась.

Далеко не всех китайцев, пересекающих границу с Россией, можно идентифицировать как мигрантов, хотя большая их часть (преимущественно из числа так называемых туристов) старались остаться на российской территории подольше, занимаясь своим нехитрым, но прибыльным бизнесом. Среди временных мигрантов из Китая преобладали две категории: рабочие по контрактам и торговцы. По данным отдела виз и разрешений Приморья ежегодно в крае постоянно находилось около 20 тыс. китайских торговцев 1, китайских рабочих было в несколько раз меньше. В 1992-1995 гг. общая численность китайских рабочих, привлекавшихся в Приморье, колебалась в пределах 6-8 тыс. человек в год, что не превышало 0,6% общей численности рабочей силы края и не могло серьезно воздействовать на социальную обстановку.

К середине 90-х годов нелегальная миграция среди китайцев, работавших по контрактам, практически была сведена на нет установлением строгого контроля со стороны федеральной и местных миграционных служб и органов внутренних дел и возложением строгой ответственности за передвижение китайцев и их деятельность на российской территории на принимающие их организации. Последующие события показали, что местные власти и соответствующие органы при желании были вполне способны установить контроль и над другим источником нелегальной миграции - безвизовым туризмом. В 1996 г. своевременно покинули Приморье уже 97% "туристов", тогда как в 1995 г. - 66%, а в 1994 г. - только 44% 2. За первые семь месяцев 1997 г., по данным пресс-службы Тихоокеанского пограничного округа, незаконно осталось на территории края 160 китайцев, что составляет 1% пересекших границу.

Современная массовая китайская миграция имела вполне объективные причины. Они предопределялись экономической и социальной обстановкой в Приморском крае и в соседних провинциях Китая и отвечали потребностям самого Приморья. Движение китайцев стимулировалось со стороны России огромными потребностями в товарах широкого потребления и нехваткой рабочей силы, а со стороны Китая: демографическим давлением и безработицей, а так же сравнительно высокой прибыльностью бизнеса в России, и с Россией.

Сегодня отмечается огромный рост китайской миграции. В 2000 г. в крае работало 11712 иностранцев, получивших необходимое разрешение в территориальном органе, из них граждан КНР – 7708 (65,8 %). По сравнению с 1999 г. произошло увеличение численности работающих китайцев на 1334 чел.

Кроме законной миграции продолжает расти незаконная миграция. Миграционная Служба Приморского края выделила несколько основных каналов незаконной миграции иностранцев:

· туристический обмен, дающий наибольшее количество незаконных мигрантов из числа граждан Китая. Только в 2000 г. 442 гражданина КНР своевременно не возвратились в составе своих туристических групп на родину, из них в настоящее время не выехало 85 человек;

· безвизовый въезд по служебным паспортам граждан Китая – канал используется для въезда на территорию края для осуществления коммерческой деятельности и торговли, что не предусмотрено российским законодательством. Так, за 2000 год по служебным паспортам через пункты пропуска на китайской границе проследовало 17353 граждан КНР, которые в своем большинстве пребывали или пребывают на территории края для решения личных, коммерческих вопросов;

· поездки по визам, позволяющие иностранным гражданам беспрепятственно въезжать в Россию и относительно легко интегрироваться в хозяйственную деятельность края. В значительной степени незаконной миграции способствует наличие организаций, получивших в органах МИД консульский референс, который дает право на визовую поддержку иностранцам при получении ими российских виз для въезда в Россию. При этом многие из таких организаций фактически не занимаются вопросами приема иностранцев и не обеспечивают их своевременный выезд из России.

Современное миграционное движение китайского населения нельзя объяснять интересом только со стороны Китая. Это односторонний взгляд. Неизбежность массовой китайской иммиграции определяется и собственными потребностями края, особенно потребностями в трудовых ресурсах, ведь китайская иммиграция развивается на неблагоприятном местном демографическом фоне.

Показателями неблагоприятных демографических тенденций могут служить: ежегодная естественная убыль населения Приморского края, которая составляет 13-14 тыс. чел., высокая доля пожилого населения – 16,6%, активный миграционный отток российских граждан. Все это ослабляет трудовой потенциал региона. В недалеком будущем край остро почувствует дефицит труда. Решить проблему своими силами не удастся: рождаемость в крае низкая 8 % , смертность высокая – 14 %. Единственным источником роста населения и трудовых ресурсов станет иммиграция. Следует отметить, что подобную проблему в свое время решали такие страны как: Франция, Великобритания, Германия. И с начала 90-х годов основным фактором роста населения этих стран становится иммиграция.

В проектах, направленных на решение проблемы трудовых ресурсов в Приморском крае присутствуют два разных подхода. Одни предлагают в законодательном порядке уменьшить приток иммигрантов и одновременно организовать переселенческую кампанию для российского населения. Другие считают, что для решения экономических проблем целесообразно привлечь рабочую силу из Китая. И с этой целью необходимо разработать и проводить в жизнь активную иммиграционную политику. Думается, что второй подход более реалистичен в силу двух причин: во-первых, аналогичных тенденций развития населения в целом по России, а во-вторых, вследствие более высоких жизненных стандартов в европейской части нашей страны. Эти факторы вряд ли позволят организовать массовый переезд российского населения на Дальний Восток. Таким образом, единственный выход из создавшейся ситуации, к которой может прибегнуть Приморье – это привлечение иностранной рабочей силы.

Следовательно, сугубо внутренняя проблема обеспечения страны трудовыми ресурсами, во всяком случае, в восточной ее части, становится частью внешней политики государства. Это требует тщательного анализа законодательных основ Российской Федерации, регулирующих межстрановые потоки населения.

В условиях демографической проблемы стимулирование эмиграции становится сегодня важным элементом государственной политики Пекина. Численно растущие китайские общины приграничных с КНР российских регионов Дальнего Востока и Восточной Сибири создают криминогенную среду часто оказываются неподвластными местной российской администрации, не обладающей адекватными силами обеспечения правопорядка[15] .

И это в условиях, когда, несмотря на то, что на официальном уровне пограничных и территориальных споров между Россией и Китаем нет, проблема территориальных претензий КНР к России и сегодня, в эпоху так называемого «стратегического партнерства», активно обсуждается в китайских академических кругах. Так, авторы коллективной работы «История агрессии царской России против Китая», вышедшей уже при Дэн Сяопине, выдвигают территориальные претензии к России в Западной Сибири на 500 тыс. квадратных километров, в том числе на территории Алтайского края, Республики Алтай, части Новосибирской, Кемеровской и Омской областей[16] . Китайцы преисполнены сознанием того, что они лишь временно мирятся с этой «исторической несправедливостью», называя Сибирь «временно утраченной территорией Китая» и «северной неосвоенной целиной». Тезис об отторжении русскими в прошлом обширных районов Сибири и Дальнего Востока продолжает господствовать в китайской художественной литературе, быту, на страницах школьных и вузовских учебников[17] . Нужно помнить, что «ставя точку на прошлом» в беседе с М. Горбачевым 16 мая 1989 г., китайский лидер Дэн Сяопин не забыл упомянуть, что второй страной после Японии, «извлекшей наибольшую выгоду в Китае, была царская Россия, а затем Советский Союз». Дэн Сяопин не забыл тогда отметить, что в результате заключения неравноправных договоров Россия захватила свыше 1,5 миллионов квадратных километров китайской территории[18] . Между прочим, в примечаниях к изданию избранных трудов Дэн Сяопина подробно расписывается, когда и по каким «неравноправным» договорам «исконно китайские земли» перешли к России.

На фоне всего этого настораживает тот факт, что в западных кругах исследователей и экспертов уже открыто обсуждается возможность канализации китайского демографического давления в XXI в. на освоение Китаем «недонаселенных» российских территорий Сибири и Дальнего Востока в контексте экономического сотрудничества между Китаем и Россией. Необходимо, таким образом, учитывать, что в XXI в. Россия может, по сути, оказаться один на один с проблемой демографического давления со стороны Китая. Можно, на наш взгляд, только согласиться с мнением О.Л. Остроухова, что сегодня Россия и Китай скорее попутчики, чем союзники[19] . Как справедливо пишет А.Д. Богатуров, «геополитически Китай является прежде всего и в основном соперником России, и с этой точки зрения мирное сотрудничество и добрососедские отношения с ним не могут переходить некой грани»[20] . Сегодня Китай сосредоточен на решении внутренних проблем, а в плане традиционных для китайской внешней политики территориальных споров направляет свою деятельность на южных соседей. Кроме того, Китай сегодня заинтересован в поставках из России современного оружия и стратегического сырья. Однако, как замечает в частности А.Г. Арбатов, через 10 – 15 лет ситуация, вероятно, изменится, что может подтолкнуть Пекин к открытой экспансионистской политике в отношении российского Дальнего Востока и Сибири[21] . В этих условиях китайская этническая колонизация Западной Сибири при малочисленном российском населении этого огромного региона может в перспективе послужить поводом к официальному инициированию Китаем территориальных претензий к России в Западной Сибири.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в этой работе были рассмотрены отдельные аспекты современного российско-китайского сотрудничества.

Мы изучили сотрудничество стран в области инвестиций. Следует отметить, что здесь Россия и Китай достигли многого, при этом приоритетным направлением на нынешнем этапе развития считается привлечение в российскую экономику китайских инвестиций. Приветствуется сотрудничество между Федеральным агентством по управлению особыми экономическими зонами и Министерством коммерции КНР. Дополнительные возможности для этого открываются в связи с началом функционирования в России особых экономических зон.

Также мы рассмотрели отношения в транспортной сфере. Все выше сказанное позволяет говорить о следующем. Интенсификация и диверсификация азиатских транспортных маршрутов наряду с внутренним транспортным строительством и ростом хозяйственных связей открывают ши­рокие возможности для международного сотрудничества в области транспорта, а часто делают его и необходимым. Это в полной мере касается и сотрудниче­ства в формате "Россия — Китай ". Формами такого сотрудничества могут быть проекты совместного дорожного и трубопроводного строительства, инвестиционные проекты, меры по обеспечению безопасности коммуникаций. При этом транспортное сотрудничество может служить катализатором общего развития экономических связей, а новые маршруты — мощным стимулом подъема прилегающих территорий.

Были изучены перспективы развития российско-китайских экономических связей при вступлении РФ в ВТО. Мы считаем, что необходимо пользоваться шансом вступления России в ВТО для разрешения актуальных вопросов на пути развития китайско-российского торгово-экономического сотрудничества, включая улучшение торговой структуры и борьбу с "серой растаможкой", которая нанесла и наносит ущерб китайско-российскому товарообороту.

В конце мы исследовали перспективы развития торгово-экономических отношений на региональном уровне, а именно, изучили связи экономик Дальнего Востока и Северо-восточного Китая. Идея заключается в том, чтобы использовать в качестве ресурса регионального развития, во-первых, эффект масштаба при эксплуатации имеющихся ресурсов углеводородов (в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке) за счет под­ключения спроса на энергию в странах АТР и СВА, а во-вторых, инфраструктур­ную ренту от транспортных и энергетических межконтинентальных коридоров.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бергер Я., Михеев В. Китай: социальные вызовы развитию// Общество и экономика. – 2005. - №1

2. БИКИ. №121, 23 октября 2004 г

3. БИКИ, №39, 7 апреля 2005 г.

4. Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. Академический курс: Учебник. М.: Волтерс Клувер, 2004.

5. Гатина Г.Ф., Мерзликин В.А., Щукина Н.Н. Мировая экономика. М.: ИНФРА-М; Пермь: Перм. гос. техн. ун-т, 2001.

6. Грачев Н. Деньги идут, но не во всякую зону //Дело. Восток+Запад. №4 2001

7. Друзик Я.С. Свободные экономические зоны //М: 2000, с.135

8. Жарковская Е.П. Банковское дело: Учебник. М.: Омега-Л; Высш. шк., 2003.

9. Ломакин В.К. Мировая экономика: Учебник для вузов. 2-е изд.

10. Уянаев С. Транспортные маршруты в Азии: значение для России, Китая и Индии// Журнал: Проблемы Дальнего Востока, №2,2007,с.26-32.

11. www.rc-forum.ru/cooperation/report

12. Выступление Президента РФ В.В. Путина на Деловом саммите АТЕС. – http://kremlin.ru/appears/2001/10/19/0000_type63377_28671.shtml

13. ИА Regnum.2006.28.2

14. www.atimes.com/atimes/ South_ Asia/HC28Df04, 14.04.06

15. www.vstoneft.ru

16. big5.mofcom.gov.cn/gate/ big5/www.mofcom.gov.cn/crweb/rcc/info

17. www.asiapacific.narod.ru

18. www.russchinatrade.ru/home/rus/economics

19. www.chinaembass.ru

Данная работа скачена с сайта Банк рефератов http://www.vzfeiinfo.ru. ID работы:19018


[1] Ломакин В.К. Мировая экономика: Учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Финансы, ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 619.

[2] Северо-Восточный Китай на рубеже XX-XXI в.в. - Владивосток: Дальнаука, 2005. 240 с. 26.890(3) С 28

[3] Жарковская Е.П. Банковское дело: Учебник. М.: Омега-Л; Высш. шк., 2003. С. 28.

[4] Раджабова З.К. Мировая экономика: Учебник для вузов Изд. 2-е, перераб., доп. М.: ИНФРА-М, 2001. С. 194.

[5] www.atimes.com/atimes/ South_ Asia/HC28Df04, 14.04.06

[6] www.rc-forum.ru/cooperation/report

[7] Телипко В. На обочине «Великого шелкового пути»/ www/anflitika/org/article.php?story=20050421023015809,21.04.2005

[8] Выступление Президента РФ В.В. Путина на Деловом саммите АТЕС. – http://kremlin.ru/appears/2001/10/19/0000_type63377_28671.shtml

[9] ИА Regnum.2006.28.2

[10] С.Уянаев Транспортные маршруты в Азии: значение для России, Китая и Индии//Проблемы Дальнего Востока №2,2007,с.29

[11] www.vstoneft.ru.

[12] Лю Цзайци. Внешняя политика КНР и перспективы китайско-российских отношений // Журнал: Мировая экономика и международные отношения, № 9, 2004.

[13] big5.mofcom.gov.cn/gate/ big5/www.mofcom.gov.cn/crweb/rcc/info

[14] www.asiapacific.narod.ru

[15] Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. М., 1997

[16] См.: Ша Э цинь Хуа ши. Т. 3. Пекин, 1981. (История агрессии царской России против Китая. Т. 3. Перевод с китайского М., 1986.)

[17] Мясников В.С. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы. XVII – XX век. М., 1996

[18] Дэн Сяопин. Избранное (1982 – 1992). Пекин, 1994

[19] Остроухов О.Л. Внешняя политика Китая в эпоху Реформ. - Постиндустриальный мир: центр, периферия, Россия. Сб. 2. Глобализация и Периферия. М., 1999

[20] Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. М., 1997

[21] Арбатов А.Г. Национальная идея и национальная безопасность. - Внешняя политика и безопасность современной России. Т. 1. Кн. 1. М., 1999

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий