регистрация / вход

Роль доказательственных презумпций в доказывании

Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина»

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему:

Роль доказательственных презумпций в доказывании

по дисциплине:

Арбитражный процесс

Екатеринбург

2010

Структура курсовой работы:

Глава 1. Понятие и виды доказательственных презумпций

1.1 Понятие, признаки и основные виды доказательственных презумпций.

1.2 Классификация доказательственных презумпций.

1.3 Отличие презумпций и фикций.

Глава 2. Влияние презумпций на судебный процесс

2.1 Бремя доказывание и доказательственные презумпции

2.2 Применение доказательственных презумпций в арбитражном процессе Российской Федерации

Заключение.

Список литературы.

Введение

Доказательственные презумпции – один из основных элементов института доказывания в гражданском процессуальном праве.

Указанная тема широко разрабатывалась в отечественной юридической науке такими учеными, как А.Т.Боннер, М.А.Гурвич, Е.В.Кудрявцева, С.В.Курылев, Т.А.Лилуашвили, И.В.Решетникова, М.К.Треушников, П.Я.Трубников, Д.М.Чечот, Я.Л.Штутин.

Несмотря на принципиальное важное практическое значение вопросов, связанных с доказыванием в гражданском процессе, некоторые из них до сих пор остаются спорными.

Так, например, в современной юридической науке отсутствует единое мнение о сущности доказательственной презумпции.

В настоящей работе сделана попытка исследовать спорные теоретические и практические проблемы, связанные с доказательственными презумпциями в гражданском процессе.

Цель данной работы – наиболее полно охарактеризовать понятие доказательственных презумпция, для этого необходимо выполнить следующие задачи: дать четкое, исчерпывающее определения понятия, классифицировать и указать основные виды презумпций.


Глава 1. Понятие и виды доказательственных презумпций

1.1 Понятие, признаки и основные виды доказательственных презумпций.

В юридической науке до сих пор нет единого определения доказательственных презумпций.

Так, М.К. Треушников считает, что доказательственная презумпция - это предположение о существовании факта или его отсутствии, пока не доказано иное[1]. Аналогичное определение содержится в Большом юридическом словаре: «презумпция - предположение, признаваемое достоверным, пока не будет доказано обратное»[2]. А.К. Сергун считает, что доказательственная презумпция - это установленное законом предположение о том, что определенный факт существует, если доказаны некоторые другие связанные с ним факты[3]. В.К. Бабаев определяет презумпции как закрепленные в нормах права предположения о наличии или отсутствии юридических фактов[4]. Ю.К. Осипов дает такое определение презумпций: «всякое предположение есть умозаключение, делаемое на основании каких-то одних известных фактов о вероятном существовании других»[5]. Я.Л. Штутин утверждал, что презумпция - это «логический прием, позволяющий суду в предусмотренных законом случаях или когда это естественно вытекает из смысла закона, признать истинным существование (несуществование) искомого факта, не требуя доказательства от стороны, ссылающейся на него, а также положить его в основание судебного решения, если этот юридический факт по предположению, основанному на общественной практике, является прямым следствием или причиной доказательственного факта (фактов) и не опровергнут в ходе судебного разбирательства»[6].

Представляется, что приведенные определения недостаточно полно характеризуют такое сложное явление, как доказательственные презумпции.

Только дефиниции А.К. Сергуна и В.К. Бабаева учитывают факт существования неопровержимых юридических презумпций, однако под эти определения не подпадают все фактические презумпции, а ведь можно говорить как о доказательственных юридических, так и о доказательственных фактических презумпциях.

Здесь необходимо отметить, что в своей монографии 1974 г. профессор В.К. Бабаев пишет также о том, что презумпции - это предположения о наличии или отсутствии предметов (явлений), основанные на связи между ними и предметами наличными, подтвержденные предшествующей жизненной практикой, предшествующим опытом[7]. Это определение презумпций обще, и далее оно конкретизируется применительно к правовым презумпциям. Таким образом, в монографии профессора В.К. Бабаева нет единого определения презумпций, хотя совокупность двух определений Бабаева характеризует все виды доказательственных презумпций.

Определения М.К. Треушникова и авторов Большого юридического словаря издательства «ИНФРА-М» не учитывают факт существования неопровержимых юридических презумпций, запрещающих доказывать «иное», хотя бы сторона была способна это сделать. Однако же существование фактических презумпций предусматривается этими определениями.

Определения Ю.К. Осипова и Я.Л. Штутина учитывают существование фактических презумпций, но не учитывают существование неопровержимых юридических презумпций, поскольку в данных презумпциях выражена не вероятность, а особый вид достоверности, достоверность конвенциональная, то есть достоверность, основанная не на жизненном опыте конкретного человека и общественно - исторической практике человечества, а на стремлении людей жить в справедливом и предсказуемом обществе, используя для этого различные социальные нормы, в том числе и правовые нормы, закрепляющие неопровержимые презумпции - фикции.

Полное и логически корректное определение презумпций, используемых в правоприменительной деятельности, можно сформулировать только как достаточно сложное определение, поскольку само определяемое понятие выражает сложное явление духовного мира, относящееся к сфере мышления человека.

Несмотря на кажущееся многообразие, все их можно свести к двум основным подходам: процессуальному и материальному.

Первый подход предполагает, что под презумпцией следует понимать юридическую обязанность соответствующих государственных органов и должностных лиц признать презюмируемый факт установленным. Такой вывод о существовании факта как истинного следует из другого юридически значимого факта, доказанного или допускаемого в качестве истинного.[8]

Другой же подход определяет, что юридическая презумпция — это предположение (с латинского praesumptio именно так и переводится), закрепленное в правовой норме, в соответствии с которым определенный порядок вещей в области правоотношений признается обычным, нормальным, не требующим доказывания. [8]

Из этих определений можно вывести существенные признаки презумпции.

Во-первых, презумпция — это юридико-технический способ, используемый в законотворчестве. Во-вторых, это всегда вероятное предположение, причем вероятность его истинности может быть как относительно высокой, так и приближаться к абсолютному нулю. В-третьих, юридические презумпции закреплены прямо или косвенно в правовых нормах. В отличие от юридических фактические презумпции правового значения, по сути, не имеют, но могут учитываться при формировании внутреннего убеждения правоприменителя. В-четвертых, презумпции имеют отношение к наличию или отсутствию определенных обстоятельств, имеющих правовое значение (юридических фактов) и влекущих правовые последствия. [8]

Как говорилось выше, полное и логически корректное определение презумпций, используемых в правоприменительной деятельности, можно сформулировать только как достаточно сложное определение, поскольку само определяемое понятие выражает сложное явление духовного мира, относящееся к сфере мышления человека.

Доказательственная презумпция - это утверждение о вероятном или конвенционально - достоверном существовании факта, связанного причинно - следственной либо тетической связью с другим достоверно установленным фактом.

Каждый человек в своем мышлении использует фактические презумпции - предположения о том, что какой-либо искомый факт, явление, признак, вероятно, существовал, существует или будет существовать в силу того, что достоверно существовал, существует или будет существовать другой факт, явление, признак. При этом логической предпосылкой презумпции служит утверждение о том, что между достоверно установленным фактом и презюмируемым фактом существует причинно - следственная связь.

В обыденной жизни мы формулируем фактические презумпции, которые могут быть классифицированы по двум основаниям: по одному из них - на поисковые и оценочные, а по другому - на высоковероятные, средневероятные и маловероятные.

Формулируя поисковую презумпцию, мы говорим себе: «Возможно, что этот предмет или этот человек будут для нас источником необходимой информации». Формулируя оценочную презумпцию, мы говорим: «Возможно, что информация, полученная в процессе общения с данным лицом или в процессе исследования определенного предмета, достоверна или недостоверна и позволяет или не позволяет сделать вывод о наличии или отсутствии определенных фактов».

Примером формулирования высоковероятных фактических презумпций будет ситуация, когда достоверно известно, что определенное следствие всегда или почти всегда порождается только одной из небольшого числа причин, однако при этом мы точно не знаем, какая именно из этих возможных причин явилась действительной причиной того самого следствия, причину которого мы пытаемся обнаружить[8].

Примером формулирования маловероятных фактических презумпций будет ситуация, когда достоверно известно, что определенное следствие только в очень редких случаях порождается определенной причиной, но мы, исходя из принципа объективности, обязаны проверить все возможные версии, объясняющие причины данного следствия, поэтому наряду с высоковероятными мы должны сформулировать и маловероятные презумпции.

Формулировка средневероятной презумпции зачастую звучит так: «Одинаково вероятно и то, что данный факт существовал в прошлом или существует в настоящем, будет существовать в будущем, и то, что данный факт не существовал, не существует, не будет существовать». Средневероятные презумпции неустойчивые, поскольку, сформулировав их, человек обычно пытается получить дополнительную информацию, для того чтобы сформулировать уже либо высоковероятную, либо маловероятную презумпцию.

Существуют три вида причинно - следственных связей: необходимые устойчивые, необходимые неустойчивые и случайные.

Необходимые устойчивые причинно - следственные связи позволяют делать вывод от достоверного существования причины к достоверному, в том числе и практически или морально достоверному существованию следствия, и наоборот, - от достоверного существования следствия к достоверному существованию определенной причины.

Необходимые неустойчивые причинно - следственные связи позволяют делать вывод от достоверного существования причины к вероятному существованию следствия, и наоборот. При этом возможна и крайне распространена ситуация, при которой от наличия известной причины можно сделать достоверный вывод о существовании одного из нескольких следствий, каждое из которых известно, и лишь вероятный вывод о существовании конкретного следствия из тех, которые может породить эта причина. И наоборот: при наличии достоверного следствия можно достоверно определить всю совокупность причин, которые могли это следствие породить, но при этом каждая из этих причин могла породить его лишь с вероятностью. Здесь будут проявляться оба вида необходимой причинно - следственной связи: устойчивая и неустойчивая.

В необходимой устойчивой причинно - следственной связи определенная причина или комплекс причин настолько часто и последовательно порождает определенное следствие или совокупность следствий, что вероятность нарушения этой причинно-следственной связи любой разумный человек в своей практической деятельности или просто игнорирует, или принимает минимальные меры предосторожности.

В необходимой неустойчивой причинно-следственной связи определенная причина или комплекс причин порождает определенное следствие или совокупность следствий не всегда, а лишь время от времени, однако при этом достаточно часто, чтобы разумные люди учитывали вероятность существования подобной связи в своей практической деятельности и в некоторых случаях рисковали совершать поступки, основываясь на такой вероятности.

В случайной причинно-следственной связи определенная причина или комплекс причин порождают определенное следствие или совокупность следствий настолько редко, что большинство людей либо вообще не знает о существовании подобной причинно-следственной связи, либо знает о ней, но не учитывает ее в своей практической деятельности, игнорируя как несущественную.

Любая случайная причинно-следственная связь - это недостаточно познанная необходимая неустойчивая причинно-следственная связь, а любая необходимая неустойчивая причинно-следственная связь - это недостаточно познанная необходимая устойчивая причинно-следственная связь. Процесс познания причинно-следственных связей окружающего мира идет от осознания случайных связей к пониманию их как необходимых неустойчивых, и, позднее, - как необходимых устойчивых, но уже в значительно более сложной картине мира[9].

Тетическая связь - это связь явлений, событий, процессов материального мира, которая возникает между ними в силу воли нормодателя, народа, непосредственно принявшего конституцию или законы, либо компетентного нормотворческого органа государства, воплотившейся в определенную норму или нормы права. Тетическая связь - это связь гипотезы и диспозиции регулятивной нормы права, а также связь гипотезы, либо диспозиции, в зависимости от того, какую точку зрения из существующих предпочитать, и санкции охранительной нормы права.

Эта связь может либо отражать реально существующие необходимые неустойчивые причинно - следственные связи явлений, когда такая тетическая связь характерна для опровержимых юридических презумпций, либо не отражать реально существующие необходимые неустойчивые причинно - следственные связи явлений, когда такая тетическая связь характерна для неопровержимых юридических презумпций. Например, опровержимая юридическая презумпция вины причинителя вреда в гражданско-правовых отношениях выражает не только тетическую связь фактов, установленную по воле законодателя, но также и реально существующую необходимую статистически значимую причинно-следственную связь явлений. А, скажем, неопровержимая презумпция отцовства мужа, давшего согласие на искусственное оплодотворение своей жены, выражает только конвенционально-достоверную тетическую связь и не выражает реально существующей причинно-следственной связи.

Конвенциональная достоверность юридической презумпции выражается в том, что юридическая презумпция достоверна не в силу ее логической обоснованности, поскольку только опровержимые юридические презумпции должны выражать реально существующие связи явлений, а неопровержимые юридические презумпции не выражают реально существующих связей явлений, а в силу ее тетической обоснованности, то есть требования нормы права полагать достоверно существующими те связи явлений, которые или заведомо не существуют в неопровержимых юридических презумпциях, или существуют лишь вероятно в опровержимых юридических презумпциях.

В различных отраслях права действуют разные презумпции. Суть доказательственных презумпций заключается в том, что лицо, участвующее в деле, ссылаясь на какой-то презюмируемый факт (факт, устанавливаемый посредством презумпции), не должно его доказывать, а иные юридические заинтересованные лица вправе его опровергать. Происходит перераспределение onus probandi (бремени доказывания). Доказательственные презумпции дают возможность делать заключение об истинности одних фактов из доказанности других. Названных презумпцией не так уж много, все они закреплены в материально-правовых законах (ГК, СК и др.).[13]

Значение презумпций состоит в том, что они: а) не только изменяют общие правила распределения обязанностей по доказыванию, но и упрощают процесс доказывания (ответчику легче и проще доказать свою невиновность, чем истцу обосновывать вину другого лица); б) вносят нравственные начала в судебное познание (презумпция отцовства, собственности и др.); в) предоставляют процессуальные льготы для защиты наиболее социально значимых субъективных прав и интересов.

Рассмотрим некоторые презумпции, относящиеся к арбитражным процессам[15].

1. Презумпция беспристрастности суда.

Презумпция беспристрастности суда начинает свое действие с момента вынесения постановления о возбуждении дела и действует в течение всего процесса, если не наступит (обнаружится) факт, с которым законодатель связывает сомнение в беспристрастности. В качестве таких фактов могут выступать родственные отношения между судьей и лицами, участвующими в деле, или их представителями (п. 2 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 21 АПК РФ), личная, прямая или косвенная заинтересованность судьи в исходе дела (п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ, п. 5. ч. 1 ст. 21 АПК РФ) и другие факты, указанные как основания для отвода суду. В случае если любой из этих фактов имеет место, презумпция беспристрастности судьи опровергается и начинает действовать презумпция пристрастности судьи.

2. Презумпция процессуальной добросовестности - презумпция признания факта, для выяснения которого была назначена экспертиза, установленным или опровергнутым в случае уклонения стороны от участия в ней.

Презумпция процессуальной добросовестности в отношении лиц, участвующих в деле, начинает действовать с момента вынесения постановления о возбуждении дела. Юридическими фактами, которые опровергают ее, могут быть отказ стороны от участия в экспертизе, непредставление экспертам необходимых материалов или документов для исследования (ч. 3 ст. 79 ГПК РФ). В случае наличия этих обстоятельств суд вправе признать факт, для выяснения которого была назначена экспертиза, установленным или опровергнутым.

3. Презумпция процессуальной дееспособности - презумпция истинности решения суда.

Презумпцией процессуальной дееспособности начинается рассмотрение любого заявленного иска. Суд исходит из того, что любое лицо, имеющее право обратиться в суд, обладает ею в полном объеме. В случае сомнений в дееспособности лица суд обязан разъяснить лицам, указанным в законе, право на обращение в суд с заявлением о признании лица недееспособным. После возбуждения дела суд по ранее рассматриваемому иску приостанавливает производство до тех пор, пока не будет вынесено судебное решение о признании лица недееспособным или об отказе в этом. Роль юридического факта в данном презумптивном составе исполняет решение суда о признании лица недееспособным. С момента вступления его в законную силу презумпция процессуальной дееспособности опровергается и начинает действовать презумпция истинности решения суда.

4. Презумпция защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц заключается в том, что суд при вынесении решения по делу защищает нарушенные права, восстанавливает справедливость.

5. Презумпция доступности правосудия - считается, что каждому субъекту предпринимательской деятельности доступна судебная защита, что, за частую, не так.

6. Презумпция содействия становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота

7. Презумпция независимость судей арбитражных судов - при осуществлении правосудия судьи арбитражных судов независимы, подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Какое-либо постороннее воздействие на судей арбитражных судов, вмешательство в их деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан запрещаются.

8. Презумпция законности при рассмотрении дел - законность при рассмотрении дел арбитражным судом обеспечивается правильным применением законов и иных нормативных правовых актов, а также соблюдением всеми судьями арбитражных судов правил, установленных законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах.


1.2. Классификация доказательственных презумпций

Доказательственные презумпции делятся на два вида[14]:

• юридические доказательственные презумпции;

• фактические доказательственные презумпции.

Юридические доказательственные презумпции, в свою очередь, также делятся на два вида:

• опровержимые презумпции;

• неопровержимые презумпции.

Опровержимые юридические презумпции делятся на два вида:

• общие опровержимые презумпции;

• специальные опровержимые презумпции.

Неопровержимые юридические презумпции делятся на два вида:

• общие неопровержимые презумпции;

• специальные неопровержимые презумпции.

Фактические доказательственные презумпции делятся на два вида:

• поисковые фактические презумпции;

• оценочные фактические презумпции.

Поисковые фактические презумпции могут иметь разную степень вероятности, поэтому они делятся на высоковероятные, средневероятные и маловероятные.

Оценочные фактические презумпции могут иметь только высокую степень вероятности, поэтому они делятся по видам оценки на фактические презумпции, позволяющие оценить относимость, допустимость, достоверность доказательств, полноту исследования источника доказательственной информации, достаточность совокупности доказательств для формулирования вывода о существовании либо несуществовании искомых фактов дела.

Юридическая презумпция - это утверждение о конвенционально-достоверном существовании факта, связанного тетической связью с другим, достоверно установленным фактом или фактами.

Фактическая презумпция - это утверждение о вероятном существовании факта, связанного необходимой неустойчивой причинно-следственной связью с другим достоверно установленным фактом или фактами.

Поисковая фактическая презумпция - это утверждение о вероятном наличии относящейся к делу доказательственной информации, которой может располагать конкретный человек или группа людей, объединенных некоторым общим признаком или совокупностью признаков, а также информации, которая может быть получена в процессе исследования свойств конкретных или определяемых родовыми признаками предметов или совокупностей предметов.

Оценочная фактическая презумпция - это утверждение о вероятном наличии одного, нескольких или всех качеств надлежащего доказательства - относимости, допустимости, достоверности, полноты, достаточности для формулирования вывода у совокупности доказательственной информации, полученной из исследованного источника доказательств.

Одной из разновидностей оценочных презумпций являются презумпции, выражающие типичные связи явлений. Эти презумпции можно определить как утверждения о наиболее вероятном существовании в конкретном случае той же взаимной связи обстоятельств, которая существует в большинстве аналогичных ситуаций[10].

В поисковой презумпции достоверно устанавливается факт отсутствия какой-либо информации, необходимой для достижения своих целей субъектом доказывания. Этот факт связан необходимой неустойчивой причинно-следственной связью с фактом существования людей и предметов, совокупностей предметов материального мира, с помощью которых можно достичь цель субъекта доказывания, то есть от которых или из которых можно получить информацию, позволяющую субъекту доказывания сформулировать суждение, в совокупности с другими суждениями лежащее в основе его индивидуального юридического акта - акта применения права либо ходатайства, жалобы, заявления заинтересованного лица об определенных действиях правоприменяющего органа. Поскольку причинно-следственная связь здесь лишь необходимая неустойчивая, то поисковая презумпция может подтвердиться либо не подтвердиться в процессе общения с тем человеком или в процессе исследования того предмета, совокупности предметов, на которые презумпция указывает как на потенциальные источники доказательственной информации.

В оценочной презумпции достоверно устанавливается факт, характеризующий определенное качество оцениваемой совокупности доказательственной информации, например, факт логического соответствия доказательственной информации, полученной из одного источника доказательств, и доказательственной информации, полученной из другого источника доказательств, факт логического противоречия доказательственной информации, полученной из одного источника доказательств, доказательственной информации, полученной из другого источника доказательств, факт противоречия вербальной и невербальной информации, полученной в процессе общения с человеком, факт противоречия вербальной информации, полученной от человека, презумпциям, выражающим типичные связи явлений, и т.п. Установленный достоверно факт связан необходимой неустойчивой причинно-следственной связью с качествами надлежащего доказательства. Например, логическая непротиворечивость в доказательственной информации, полученной из различных источников, с высокой степенью вероятности говорит о том, что эта информация достоверна, а логические противоречия в доказательственной информации, полученной из различных источников, с высокой степенью вероятности исключают одновременную достоверность информации, полученной из всех источников доказательств. Аналогично противоречия вербальной и невербальной информации или вербальной информации и презумпций, выражающих типичные связи явлений, заставляют усомниться в достоверности вербальной информации. Конечно же, оценочная презумпция может быть как истинной, так и ложной. Ложной она будет тогда, когда субъект доказывания, формулирующий презумпцию, не учитывает многообразия и сложности мира.

В презумпции, выражающей типичные связи явлений, достоверно устанавливается факт типичной связи явлений в типичной же ситуации, определяемой известными признаками. Этот факт находится в необходимой неустойчивой причинно-следственной связи с фактом соответствия конкретной ситуации по всем наиболее важным, существенным признакам определенной типичной ситуации, связь явлений в которой известна. Презумпция, выражающая типичные связи явлений, является обоснованной, если конкретная ситуация действительно соответствует типичной ситуации по всем наиболее важным, существенным признакам, и является необоснованной, если конкретная ситуация не соответствует типичной ситуации по всем или хотя бы некоторым наиболее важным, существенным признакам.

Все фактические презумпции должны быть обоснованными, то есть должны выражать реально существующие причинно-следственные связи явлений. К сожалению, иногда правоприменители формулируют необоснованные фактические презумпции, выражающие не реально существующие причинно-следственные связи явлений, а лишь их собственные социальные, половые, расовые, религиозные предрассудки или личностные предубеждения[11].

Обоснованные фактические презумпции, как и обоснованные презумпции, конкретизирующие относительно-определенные нормы права, нередко рассматриваются или упоминаются в литературе: поисковые презумпции - в криминалистической литературе и различных справочниках по подготовке гражданских (арбитражных) дел к судебному разбирательству, а также в литературе детективного жанра, оценочные - в монографиях, посвященных оценке доказательств, типичные - в различных книгах, включая художественные, презумпции, конкретизирующие нормы права, - в учебниках, монографиях, комментариях к нормативным актам.

Юридические презумпции, как уже было сказано, делятся на два вида: опровержимые и неопровержимые. Каждый из них делится на два подвида: презумпции общие и специальные. Таким образом, можно выделить четыре разновидности юридических презумпций.

Опровержимая юридическая презумпция - это опровержимое утверждение о конвенционально-достоверном существовании факта, связанного тетической связью с другим, достоверно установленным фактом или фактами. Все опровержимые юридические презумпции являются формально-юридическими способами преодоления неустранимых сомнений правоприменителя, неспособного не по своей вине установить по делу объективную истину.

Опровержимые юридические презумпции влияют на распределение бремени доказывания и могут быть опровергнуты той из спорящих сторон, против которой направлена презумпция.

Процесс доказывания по юридическому делу осуществляется следующим образом: сначала правоприменитель исследует потенциальные источники доказательственной информации и получает либо не получает из них относящуюся к делу информацию. Если в процессе исследования потенциальных источников доказательственной информации правоприменителю удается получить такое количество относимой и допустимой информации, которое позволяет ему сформулировать достоверные суждения о существовании или несуществовании в прошлом или в настоящем всех тех фактов, установление которых есть предпосылка применения нормы права, то опровержимые юридические презумпции не используются вообще. Если же совокупность информации, полученной из потенциальных источников доказательственной информации, недостаточна для формулирования достоверного вывода о наличии или отсутствии фактов, тогда используются опровержимые презумпции.

Использование специальных опровержимых юридических презумпций исключает использование общих опровержимых юридических презумпций.

К общим или общеправовым опровержимым юридическим презумпциям относятся:

• презумпция знания правовых норм, опубликованных в надлежащем порядке, их адресатами;

• презумпция правосубъектности участников правоотношений;

• презумпция добропорядочности участников правоотношений;

• презумпция социальной ценности, правильности и разумности фактически сложившегося порядка вещей (status quo) и необходимости наличия достаточных оснований для его изменения[12].

Общеправовые опровержимые презумпции делятся на два вида: на те, использование которых в полной мере допустимо наряду с использованием специальных опровержимых юридических презумпций, и на те, которые имеют огромное значение на всех стадиях юридического процесса, однако же при этом использование некоторых частных выводов из данных презумпций исключено, если существует возможность использования специальных опровержимых юридических презумпций.

К первой группе относятся презумпция знания правовых норм, опубликованных в надлежащем порядке, их адресатами, а также презумпция правосубъектности участников правоотношений. Ко второй группе относятся презумпция добропорядочности участников правоотношений и презумпция социальной ценности, правильности и разумности фактически сложившегося порядка вещей (status quo) и необходимости наличия достаточных оснований для его изменения.

Презумпции первой группы отличаются от специальных опровержимых юридических презумпций только тем, что охватывают собой все отрасли права, а не одну или несколько отраслей. Они могут опровергаться заинтересованными лицами точно так же, как и специальные опровержимые презумпции.

Презумпции второй группы выполняют несколько более сложную функцию.

Презумпция добропорядочности участников правоотношений закреплена в законодательстве в виде двух презумпций: презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации и ряд статей УПК РФ и КоАП РФ) и презумпции разумности действий и добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 3 ст. 10 ГК Российской Федерации). Роль этих презумпций в правовой системе весьма велика. Можно сказать, что эти презумпции являются одной из общеправовых гарантий вынесения законных и справедливых правоприменительных решений. Однако некоторые частные выводы из этих презумпций, логически из них вытекающие, правоприменитель делать не имеет права, если существуют специальные опровержимые юридические презумпции, прямо противоречащие этим выводам.

Для презумпции разумности действий и добросовестности участников гражданских правоотношений такими специальными опровержимыми юридическими презумпциями, прямо противоречащими некоторым частным выводам, логически вытекающим из данной презумпции, будут, в частности, все презумпции вины - презумпция вины причинителя вреда, презумпция вины должника, нарушившего обязательство, презумпция вины нанимателя при допущении им ухудшения нанятого имущества, презумпция вины перевозчика в утрате, недостаче и повреждении принятого к перевозке груза и багажа, презумпция вины комиссионера за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента, а также презумпция несоответствия действительности сведений, порочащих честь и достоинство физического или юридического лица.

Для презумпции невиновности на сегодняшний день нет специальных опровержимых юридических презумпций, прямо противоречащих частным выводам, логически вытекающим из данной презумпции, однако такие презумпции могут быть установлены законодателем, прежде всего в целях борьбы с коррупцией.

Презумпция правильности и разумности существующего порядка вещей, изменение которого требует наличия достаточных к тому оснований, называется еще презумпцией ценности сохранения status quo.

Презумпция ценности сохранения status quo имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку дает возможность правильно разрешать отдельные встречающиеся иногда казуистические ситуации, в которых суд не может установить истину и не способен использовать презумпцию добропорядочности участников правоотношений.

Необходимо отметить, что презумпцию ценности сохранения случайно сложившегося status quo можно использовать лишь тогда, когда предмет судебного спора - социальное благо, на обладание которым претендуют спорящие стороны, - является неделимым и не может использоваться ими поочередно[13].

В настоящее время общеправовая презумпция ценности сохранения status quo нашла свое отражение в отраслевых принципах права - принципе недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, закрепленном в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в принципе недопустимости произвольного вмешательства кого - либо в дела семьи, закрепленном в ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации.

Специальные - отраслевые опровержимые юридические презумпции подробно рассматриваются в монографической литературе. Среди них можно отметить презумпцию вины причинителя вреда, презумпцию вины должника, нарушившего обязательство, презумпцию вины нанимателя при допущении им ухудшения нанятого имущества, презумпцию вины перевозчика в утрате, недостаче и повреждении принятого к перевозке груза и багажа, презумпцию вины комиссионера за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента, презумпцию возможности продажи имущества комиссионером не по цене, назначенной комитентом, презумпцию несоответствия действительности сведений, порочащих честь и достоинство физического или юридического лица, презумпцию наличия права собственности у владельца имущества, презумпцию смерти лица, сведений о месте пребывания которого нет в его месте жительства в течение определенного, достаточно длительного времени.

Неопровержимая юридическая презумпция - это неопровержимое утверждение о конвенционально-достоверном существовании факта, связанного тетической связью с другим достоверно установленным фактом или фактами.

Неопровержимые презумпции, как отмечалось выше, делятся на два вида: общие (общеправовые) и специальные.

К общеправовым неопровержимым презумпциям относятся презумпции справедливости и целесообразности действующей Конституции, справедливости и целесообразности законов, не противоречащих Конституции, справедливости и целесообразности подзаконных нормативных актов, не противоречащих Конституции и законам.

Можно выделить три разновидности специальных (отраслевых) неопровержимых юридических презумпций.

Презумпции, устанавливающие конвенциональную достоверность заведомо несуществующего факта в целях защиты чьих-либо охраняемых законом интересов. К таким презумпциям относятся, в частности презумпция отцовства мужа, давшего согласие на искусственное оплодотворение жены, презумпция отцовства и материнства супругов, давших согласие на вынашивание эмбриона суррогатной матерью. Данная презумпция еще не закреплена в действующем законодательстве надлежащим образом, однако ее закрепление неизбежно, это дело ближайшего будущего.

Презумпции, устанавливающие конвенциональную достоверность факта, который в подавляющем большинстве случаев существует, а редкие случаи его несуществования при указанных в презумпции условиях закон игнорирует в целях стабильности правопорядка. К таким презумпциям относятся, например презумпция "неразумения смысла содеянного", а следовательно, и меньшей степени общественной опасности или отсутствия общественной опасности личности человека, совершившего до достижения определенного календарного возраста деяние, имеющее признаки преступления или административного правонарушения.

Презумпция меньшей степени общественной опасности личности человека, совершившего деяние, имеющее признаки уголовного преступления или административного правонарушения, хотя и после достижения того календарного возраста, с которого гражданина можно привлечь к соответствующему виду ответственности, но до достижения психологического возраста, соответствующего календарному. Презумпция отсутствия общественной опасности личности человека, совершившего деяние, имеющее признаки состава преступления, административного правонарушения, дисциплинарного проступка, если после совершения их истек срок давности привлечения к юридической ответственности.

Презумпции, устанавливающие конвенциональную достоверность факта, вероятность существования которого в объективной реальности оценить невозможно, а в силу нормы закона делать это излишне. К таким презумпциям относятся, в частности презумпция необъективности судьи, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта или специалиста, подлежащих отводу в силу наличия формальных оснований для отвода, сформулированных в процессуальном законе, презумпция безусловной доказательственной ценности использования определенных средств доказывания для исследования названных в законе источников доказательств. Эта презумпция предусматривает случаи обязательного проведения экспертизы даже по таким делам, по которым правоприменитель считает проведение именно такой экспертизы ненужным, излишним[14].


1.3. Отличие презумпций и фикций

Юридическая фикция — правовой приём, заключающийся в предположении факта вопреки его действительности. Суть приёма заключается в том, что известный несуществующий факт признаётся существующим, либо наоборот. Так, например, презумпция знания закона по своей сути является фикцией.

Вследствие такого рода фикций, факты, при известном фактическом составе, могут быть предполагаемы, а с другой стороны, они могут быть от него отрешены, между тем как юридические положения, связанные с этими мыслимыми фактами, находят себе соответствующее применение. Эта своеобразная умственная операция имеет своею целью дать искусственное основание аналогичному применению юридических положений.

Дело состоит в том, что в некоторых случаях справедливость и польза требуют известных юридических правил, но они из положений действующего права не могут быть выведены, вследствие чего приходится подводить при известных предположениях данный фактический состав к действующей юридической норме.

Фикции встречаются как в материальном, так и в процессуальном праве, и ими особенно богато римское право, когда претору (пре́тор (лат. praetor, от prae-ire — идти впереди, предводительствовать) — государственная должность в Древнем Риме. В ходе исторического развития Древнего Рима содержание и функции этой должности менялись) — для успешного проведения в жизнь своих новых юридических положений — приходилось прибегать к маскировке их старыми действующими положениями.

Дальнейшее развитие права показывает, что роль фикции в юридическом творчестве постепенно уменьшается, так как закон выражается в более широких обобщениях, к тому же посредством более свободного толкования и применения нормы может быть прямым путём достигнут результат, которого древнее право достигало искусственно и косвенно.

От фикций законных следует отличать фикции догматические, то есть фикции, развитые и принятые наукою, с целью дать последовательную и систематическую связь юридических фактов и подвести их под единый исходный пункт. Например, к ним относится положение, что наследник считается вступившим в наследство с момента смерти наследодателя, хотя в действительности это вступление может не совпадать по времени с моментом кончины наследодателя. Данная фикция, покоящаяся на том основании, что при юридическом преемстве окончание права одного должно совпадать с началом права в лице другого. [13]

Правовые фикции известны различным отраслям права, но, пожалуй, более всего их в гражданском судопроизводстве. Это связано с детальностью процессуального регулирования правосудия по гражданским делам и отказом от объективной истины в состязательном процессе. При этом процессуально-правовые фикции - это всегда исключение из общих правил производства по делу, без которых нельзя правильно и справедливо рассмотреть и разрешить гражданское дело[1].

Так, непреложным требованием является обязательное извещение судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (ст. 167 ГПК РФ). В противном случае решение подлежит безусловной отмене (пп. 2 п. 2 ст. 364 ГПК РФ). А как нужно поступить, если заинтересованное лицо во время производства по делу сменило место жительства, не известив об этом суд? В таком случае есть достаточные основания полагать, что гражданин уклоняется от суда. И в подобной ситуации возможен и целесообразен один - единственный вариант - выслать судебную повестку по ранее известному адресу, после чего полагать выполненной процессуальную обязанность извещения гражданина и продолжать рассматривать гражданское дело по существу.

Данный вариант как правовая норма закреплен в ст. 118 ГПК РФ, которая определяет, что при отсутствии сообщения о перемене своего адреса во время производства по делу повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не проживал". Аналогичное правило определено и в ст. 119 ГПК РФ, которая устанавливает, что при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

Указанные нормы представляют собой правовые фикции. Суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности судебная повестка не дошла до адресата и это известно судье. Налицо очевидное исключение из правила ст. 167 ГПК РФ. И оно объективно необходимо, иначе невозможным будет разбирательство спора о праве.

П. 3 ст. 79 ГПК РФ определяет, что при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

В указанном случае фиктивным будет вывод суда о признании стороной сведений, содержащихся в непредставленном средстве доказывания, а также об установлении или опровержении факта, по которому экспертиза не была проведена. Выводы суда с очевидностью не соответствуют реальной действительности, т.к. непредставленное средство доказывания не исследовалось, экспертиза не проводилась, но они необходимы, чтобы преодолеть невыполнение одной из сторон своих процессуальных обязанностей и осуществить правосудие по делу.

Применение правовых фикций не способствует установлению судом объективной истины по делу. Но они целесообразны в определенной степени, разумны и потому нужны в системе гражданско-процессуальных средств осуществления правосудия.

Все фикции суть своеобразные нормы, закрепленные в ГПК. Они дополняют обычные процессуальные нормы и предназначены для преодоления негативных последствий процессуальной недисциплинированности лиц, участвующих в деле, представляя собой своеобразные юридические санкции - гражданскую процессуальную ответственность в отношении названных участников судопроизводства, что соответствует положениям ст. 35 ГПК РФ, и отвечает предписанию п. 1 данной статьи, который определяет, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В известной степени фикции упрощают производство по делу, обеспечивая учет судом позиции лишь одной спорящей стороны. Вместе с тем применение фикции ставит другую сторону в привилегированное положение[2]. Так, при применении ст. ст. 118 - 119 ГПК РФ явившееся в суд заинтересованное лицо получает очевидную процессуальную льготу: никто не будет опровергать его доводы, а суд при вынесении решения будет основываться на представленных доказательствах.

Практическое значение процессуальных фикций предопределено их воздействием на судопроизводство. Фикции, установленные ст. ст. 111 - 112 ГПК, служат юридическим основанием для возбуждения заочного производства и постановления заочного решения (ст. 233-244 ГПК РФ). В целом фикции являются мерами, обеспечивающими процессуальную экономию юридических средств и сил судей, а также лиц, участвующих при отправлении правосудия по гражданским делам.

Помимо процессуальных фикций, суд применяет фикции других отраслей права. Так, при рассмотрении в порядке особого производства дела об объявлении гражданина умершим суд исходит из того, что днем смерти этого человека считается день вступления в законную силу решения (ч. 3 ст. 45 ГК РФ). Фиктивным является и начало исчисления срока для признания гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК РФ).

Процессуально-правовые фикции реализуются в основном судом первой инстанции и отражаются в протоколе судебного заседания, определениях и решении. И хотя действующий ГПК, постановления Пленумов Верховного Суда РФ не дают ответа на то, как должно быть оформлено судебное применение фиктивных норм, логика гражданского процессуального регулирования правосудия очевидна и заключается в следующем. Судья обязан задокументировать использование фикции. С этой целью в определении или решении он отмечает как сам факт применения процессуальной нормы, содержащей фикцию, так и основания ее реализации и обязательно-юридические последствия. При этом желательно точно воспроизвести формулу закона.

Например, следует указать, что не явившемуся в судебное заседание ответчику повестка была послана своевременно по последнему известному месту жительства и, руководствуясь ст. ст. 118 и 233 ГПК РФ, суд считает его извещенным о времени и месте разбирательства дела.

Такие записи в процессуальных документах, во-первых, легализируют правовые фикции в производстве по конкретному делу, во-вторых, служат неоспоримым доводом законного и обоснованного разрешения заявленного требования. Лицо, участвующее в деле, при обжаловании решения может оспаривать правильность применения нормы, содержащую процессуальную фикцию (не было надлежащего фактического состава для применения данной нормы, неверно определены последствия фикции и т.д.), но не должно сомневаться в правомерности решения в результате реализации фикции, поскольку процессуальные фикции - это хотя и своеобразные, но юридические нормы и их применение вполне соответствует началу законности в гражданском судопроизводстве.

Презумпции и фикции порой настолько близки, что их практически невозможно различить. Несомненно, у презумпций и фикций очень много общего. Это плоды юридического мышления, искусственные явления, создаваемые в процессе нормо­творчества и правоприменения. Но в случае презумпции мы имеем дело с предположениями, причем вероятными, которые всегда могут быть опровергнуты. Фикции же — это изначально ложные положения, которые не могут быть опровергнуты, поскольку в этом просто нет смысла. Кроме того, они всегда выражены императивно, тогда как презумпции могут быть как императивными, так и диспозитивными.

Сложность разграничения, как уже было отмечено, обычно заключается еще и в том, что в основе фикции может лежать предположение. Но если это предположение заведомо ложное, то перед нами фикция, если же оно вероятно, то это презумпция.


Глава 2. Влияние презумпций на судебный процесс

2.1 Бремя доказывание и доказательственные презумпции

В переводе с латинского презумпция (praesumtio) означает предположение. В течение длительного исторического развития было сформулировано множество различных презумпций, основывающихся на предположении того, что факт скорее существует, чем нет. Их появление было обусловлено практическими трудностями, которые вытекали из состязательного характера судопроизводства, где часто возникали сомнения в том, какая сторона должна убеждать суд в истинности фактических данных. Выход был найден в казуистической системе перераспределения бремени доказывания. Отсюда и возникли правила-предположения, касающиеся представления доказательств. Они представляли собой умозаключения, выведенные посредством наблюдения за конкретными ситуациями. Презумпция — выражение того, что происходит чаще всего, утверждали римские юристы (praesumptio sumitur ex eo quod plemmque fit).

Предположения, зафиксированные в праве, получили название законных презумпций (praesumptio juris), которые подразделяются на процессуальные и материальные. Пример первых уже приводился, они в отличие от материальных малочисленны, но, тем не менее, значимы. Предположения материального права, наоборот, составляют большинство: презумпция вины причинителя вреда; презумпция вины лица, не исполнившего обязательство или исполнившего его ненадлежащим образом; презумпция нахождения долгового документа у должника; презумпция отцовства и др.

В целом презумпции как технико-юридический прием облегчают работу судебного органа и дают исходные данные, принимаемые за истинные. Знания в подобных случаях отнюдь не ложны. В них присутствует потенциальная возможность существования фактов, хотя не исключается и иное. В этом плане презумпции придают процедуре доказывания гибкость перелагая обязанность доказывания утверждаемого на противную сторону, изменяя общее правило ст. 56 ГПК. Если же обязанность не выполнена, то предполагаемый факт считается установленным и соотносимым с истиной. Оказывать помощь в ее достижении может и освобожденное от представления доказательств лицо как отмечается в процессуальной литературе, доказывание — право и обязанность субъектов доказывания, следовательно, презумпции освобождают лицо от доказывания, но не лишают его права приводить доказательства и обосновывать факты.

Рассмотрим влияние презумпций на современный судебный процесс[15].

Правовые презумпции как основание для распределения обязанности по доказыванию.

Общепризнанным лидером этого направления можно смело назвать М.Г. Авдюкова. Именно в его работе подход к презумпциям как к основанию для распределения обязанности по доказыванию получил наиболее законченное выражение. Согласно М.Г. Авдюкову, а также сложившейся ранее традиции, нормы о распределении обязанности по доказыванию состоят из двух видов правил: общих и частных. Общее правило означает, что каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ст. 50 ГПК РСФСР, в настоящее время ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ). Частные правила, закрепленные в нормах материального права, представляют правовые презумпции.

Частное правило распределения обязанности по доказыванию состоит из четырех взаимосвязанных условий, или элементов:

1) презюмируемый факт входит в предмет доказывания по делу;

2) сторона освобождается от доказывания презюмируемого факта, если доказан связанный с ним факт (т.е факт-основание);

3) обязанность доказывания противоположного факта возлагается на другую сторону;

4) презюмируемый факт принимается судом, если обязанность по доказыванию не выполнена стороной, а суд, не ограничиваясь в результате своей доказательственной деятельности доказательствами сторон, не смог его опровергнуть.

Правовые презумпции как основание для освобождения стороны от доказывания.

Сторонниками взгляда на презумпции как на основание для освобождения от доказывания являются И.Е. Энгельман, А.Ф. Клейнман, К.С. Юдельсон, М.А. Гурвич, Е.Б. Тарбагаева, В.В. Ярков и др.

В основе взгляда на презумпции как на основание для освобождения от доказывания лежит идея о том, что если стороной доказан факт-основание презумпции, то презюмируемый факт не включается в предмет доказывания и не подлежит доказыванию ни одним из участников процесса. Суд ограничивается тем, что по результатам рассмотрения дела определяет, был ли опровергнут презюмируемый факт путем доказанности другого факта или нет. В случае его неопровержения суд основывает судебное решение на презюмируемом факте.

От такого подхода к презумпциям вытекают как минимум два следствия. Во-первых, в отношении судьи устраняется его обязанность по собственной инициативе проверять и доказывать презюмируемый факт. Во-вторых, презюмируемый факт становится обязательным для суда, точно так же как обязательным для суда является и преюдициальный факт.

Процессуальная экономия.

В самом общем виде функция процессуальной экономии означает, что правовые презумпции позволяют экономить средства и время суда при осуществлении производства по делу.

Правовая презумпция, освобождая сторону от доказывания презюмируемого факта, исключает его из предмета доказывания. В связи с этим состав фактов, входящих в предмет доказывания, объективно уменьшается, сокращается.

В литературе зачастую отмечается, что законодатель вводит презумпции в отношении тех фактов, доказывание которых бывает затруднено, а то и просто невозможно.

Факт-основание презумпции, наоборот, характеризуется своей обычностью и естественностью, при его доказывании не возникает проблем с предоставлением доказательств. Из этого следует, что, доказывая только факт-основание презумпции, доказательственная деятельность стороны в отношении правовой обоснованности презюмируемого факта существенно облегчается и сокращается.


2.2. Применение доказательственных презумпций в арбитражном процессе РФ

Нормы материального права могут предусматривать правовые презумпции, которые «сдвигают» бремя доказывания. Назовем некоторые из правовых презумпций.

Согласно ч.2 ст.1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Это так называемая презумпция вины причинителя вреда. Применительно к бремени доказывания это означает, что истец в исковом заявлении ссылается на вину ответчика, но не обязан ее доказывать. Вина ответчика презюмируется. Ответчик (причинитель вреда) сам доказывает отсутствие вины.

При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, также установлена правовая презумпция. Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (ч.1 ст.1079 ГК).

Истец ссылается на вину, например, водителя машины, но не обязан доказывать его вину. Делоответчика - попытаться опровергнуть презумпцию.

Или другой пример правовой презумпции. Ответчик, не исполнивший обязательство либо исполнивший его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (в форме умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности (ч.1 ст.401 ГК). Здесь как бы презюмируется вина ответчика, поэтому истцу достаточно сослаться на неисполнение обязательства по вине ответчика. Ответчик же сам обязан доказать отсутствие вины.

Если иное не предусмотрено в законе или договоре, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ч.З ст.401 ГК).

Перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (ч.1 ст.796 ГК). В этой правовой презумпции очень важны факты:

· несохранность груза или багажа произошла после принятия его к перевозке и до выдачи

· грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа;

· утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие

· обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить;

3) устранение указанных обстоятельств от него не зависело.

Правовые презумпции не всегда отражены в конкретной норме права, они могут вытекать из смысла законодательства. Например, совершеннолетние граждане презюмируются дееспособными, пока иное не будет установлено в судебном порядке. Также действующее законодательство исходит из презумпции невиновности налогоплательщика во вменяемом ему налоговым органом правонарушении*(122). В поддержку данной презумпции действует п.7 ст.З НК, в силу которого суд обязан толковать в пользу налогоплательщика все неустранимые сомнения, противоречия и неясности налогового законодательства.

Так, правовые презумпции сдвигают бремя доказывания, освобождая одну из сторон от обязанности доказывать обстоятельства, на которые они ссылались[15].

Заключение

Юридические предположения в российском праве имеют двоякое значение. Во-первых, они являются способом установления обстоятельств гражданских дел, и, во-вторых, способом уточнения распределения бремени доказывания.

Презумпции многочисленны и разнообразны, часть из них закреплена законом (легальные презумпции). Не вошедшие в нормативные акты презумпции (фактические презумпции) также могут иметь значение в гражданской юрисдикции в связи с тем, что являются элементами правосознания судей.

Для гражданского судопроизводства характерны так называемые доказательственные презумпции. Их суть заключается в том, что лицо, участвующее в деле, ссылаясь на какой-то презюмируемый факт (факт, устанавливаемый посредством презумпции), не должно его доказывать, а иные юридические заинтересованные лица вправе его опровергать. Происходит как бы перераспределение бремени доказывания.

Доказательственные презумпции дают возможность делать заключение об истинности одних фактов из доказанности других.

Проблема определения понятия и классификации презумпций, используемых в правоприменительной деятельности, на сегодняшний день является, с одной стороны, еще недостаточно хорошо разработанной, а с другой стороны, практически важной и актуальной. Правоприменители - практики, к сожалению, не всегда правильно формулируют и используют обоснованные фактические презумпции, не всегда правильно применяют юридические презумпции.

Наука должна разработать вопрос о презумпциях настолько подробно и глубоко, чтобы дать практике своеобразный «свод правил», регулирующих применение и использование презумпций, и тем самым попытаться обеспечить единообразный подход правоприменителей в этом вопросе.


Список литературы:

[1]Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 63.

[2] Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М.: ИНФРА-М, 1999. С. 535.

[3] Гражданский процесс / Отв. ред. М.С. Шакарян. М., 1993. С. 187.

[4] Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 14.

[5] Гражданский процесс. Учебник / Отв. ред. проф. Ю.К. Осипов. М., 1996. С. 173.

[6] Штутин Я.Л. Предмет доказывания в гражданском процессе. М., 1963. С. 86.

[7] Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 12, 13.

[8] Нахова Е. А. К вопросу о роли презумпций и фикций в распределении обязанностей по доказыванию // Вестник Саратовской государственной академии права.-2004.-N 2. - С. 50-54.

[9] Федотов А.В. Использование оценочных презумпций в процессе доказывания // Журнал российского права.-2002.-N5.-С.87-96.

[10] Федотов А.В. Использование оценочных презумпций в процессе доказывания // Журнал российского права.-2002.-N5.-С.87-96.

[11] Петрухин И.Л. Истина, достоверность и вероятность в суде // Юридический мир.-2003.-N8.-С.17-25

[12] Федотов А.В. Использование оценочных презумпций в процессе доказывания // Журнал российского права.-2002.-N5.-С.87-96.

[13] Нахова Е. А. К вопросу о роли презумпций и фикций в распределении обязанностей по доказыванию // Вестник Саратовской государственной академии права.-2004.-N 2. - С. 50-54.

[14] Федотов А.В. Понятие и классификация доказательственных презумпций // "Журнал российского права", 2001, N 4. С. 64-79.

[15] В.В. Ярков. АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Издание второе, переработанное и дополненное.

[16] №11 Ноябрь 2010, журнал «Арбитражная Практика»

http://www.arbitr-praktika.ru/arhiv/ 92_noya_2010/topic756_precedenty_mesyaca.html

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий