регистрация / вход

К проблеме репутационного вреда как способа защиты нематериальных благ юридического лица

Тарас Нуждин, заместитель генерального директора по правовым вопросам некоммерческого партнёрства «Санаторно-оздоровительный комплекс угольщиков»

Тарас Нуждин,

заместитель генерального директора по правовым вопросам

некоммерческого партнёрства «Санаторно-оздоровительный комплекс угольщиков»

(Амурская область, г. Райчихинск)

К проблеме репутационного вреда

как способа защиты нематериальных благ юридического лица

In the contemporary Russian Civil Law there is a number of institutions on which neither legislators nor the science has developed the universal position. The issue about the possibility of doing intangible (reputational) harm to the company causes great discussions nowadays.


В современной российской цивилистике есть ряд институтов, по которым как законодатель, так и наука не выработали до сих пор единой позиции.

Наибольшие дискуссии в настоящее время вызывает вопрос о возможности причинения юридическому лицу нематериального (репутационного) вреда.

Данная проблема имеет большое как теоретическое, так и практическое значение. В науке не выработан чёткий подход по данному вопросу, отсутствуют и комплексные монографические труды, посвящённые вопросам нематериальных убытков предприятий и организаций. Вместе с тем многочисленные иски в арбитражные суды о защите деловой репутации и взыскании репутационного вреда показывают, что эту проблему необходимо решать быстрее. Противоречия между законодательством и доктриной, с одной стороны, и судебной практикой, с другой стороны, способствуют возникновению многочисленных вопросов, не имеющих своего разрешения на законодательном уровне. Импульсом для возникновения соответствующих споров послужило принятие 20 декабря 1994 г. Пленумом Верховного Суда Российской Федерации Постановления № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее – Постановление № 10 от 20 декабря 1994 г.) [1].

В п. 5. названного выше Постановления говорится о том, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Позиция Верховного Суда РФ не нашла поддержки у научной общественности. Не поддержал её и Высший Арбитражный Суд РФ, наиболее последовательно изложив своё мнение по данной проблеме в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 1998 г. № 813/98 [2].

В самом деле, исходя из смысла ст. 151 ГК РФ моральный вред может быть нанесён только физическому лицу, так как юридическое лицо не может испытывать его по определению, ведь оно не может нести физических и нравственных страданий – главных краеугольных составляющих понятия «моральный вред». Вследствие этого положения п. 7. ст. 152 ГК РФ, констатирующего то обстоятельство, что правила о защите деловой репутации граждан в части компенсации морального вреда могут быть применены и к юридическому лицу, являются неверными как с позиции её противоречия ст. 151 ГК РФ, так и с позиции самой природы правовой категории морального вреда. Однако, несмотря на все перечисленное, Верховный Суд РФ по рассматриваемой проблеме по-прежнему занимает консервативную позицию. Об этом свидетельствует положение п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», где полностью были повторены нормы Постановления № 10 от 20 декабря 1994 г. [3].

Оживлению споров о возможности юридическим лицом нести нематериальные убытки послужило принятие 4 декабря 2003 г. Конституционным Судом РФ Определения №508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» [4]. В приведённом выше Определении Конституционный Суд РФ, основываясь на нормах ст. 41 Европейской конвенции, ст. 45 Конституции Российской Федерации и решения Европейского суда по делу «Комингерсоль против Португалии», сделал имеющий большие последствия вывод о том, что юридическое лицо может нести нематериальный вред. В этом же Определении Конституционный Суд подчеркнул, что поскольку юридическая природа организаций как юридических лиц не предполагает претерпевания ими физических или нравственных страданий в результате распространения порочащих их деловую репутацию сведений, то компенсация именно такого морального вреда юридическому лицу противоречит самому существу данного способа защиты нарушенных гражданских прав.

Конституционный Суд, по сути, своим Определением ввёл новую категорию гражданского права: нематериальный вред для юридических лиц как эквивалент морального вреда для граждан – физических лиц и частных предпринимателей.

Большой общественный резонанс в своё время имел и состоявшийся процесс «Альфа-банк» против ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом», в результате которого в пользу «Альфа-банка» впервые в истории российского гражданского права был взыскан «нематериальный» или, точнее, «репутационный» вред в размере 300 000 000 руб. (уменьшенный впоследствии постановлениями вышестоящих судебных инстанций до 30 000 000 рублей). Главным правовым аргументом истца послужило именно упоминавшееся выше Определение Конституционного Суда РФ.

Не вдаваясь в подробности этого процесса, о котором написаны десятки статей, отметим, что он, во-первых, вызвал всплеск интереса к рассматриваемому вопросу со стороны научной общественности, а во-вторых, способствовал появлению многочисленных исков в арбитражные суды субъектов Российской Федерации со стороны юридических лиц.

Что касается точек зрения учёных-цивилистов по рассматриваемому вопросу, то их условно можно разделить на три большие группы.

Первая группа учёных (позиция которых наиболее последовательно изложена С.В. Потапенко) считает, что юридическое лицо может испытывать как моральный, так и репутационный вред, то есть обе категории нематериального вреда. Причём репутационный вред юридическое лицо может испытывать только в случае, если соответствующие нарушения имели место быть при осуществлении организацией экономической и предпринимательской деятельности, тогда как моральный вред юридическое лицо может претерпевать в отношениях, не имеющих имущественную и экономическую окраску [5].

Вторая группа учёных и специалистов (К.И. Скловский, С. Кузин) полагает, что юридическое лицо, в принципе, не может испытывать ни морального, ни репутационного, ни какого-либо иного нематериального вреда [6].

И, наконец, третья группа исследователей (Э.А. Цадыкова, Н. Козлова и такой авторитетный специалист, как заведующий кафедрой коммерческого права и основ правоведения МГУ И.В. Цветков) придерживается мнения, что юридическое лицо не может испытывать морального вреда, но вправе требовать компенсации вреда репутационного для защиты своих нематериальных благ (прежде всего деловой репутации) [7]. Анализ приведённых точек зрения показывает, что наиболее верной представляется позиция третьей группы учёных.

Действительно, как уже было сказано выше, юридическое лицо не может испытывать физические (нравственные) страдания в силу своей природы.

Однако нельзя согласиться и с тем мнением, что организациям не может быть причинён нематериальный вред в результате распространения, например, каких-либо порочащих сведений в средствах массовой информации, что может выразиться в потере клиентуры, деловых связей и прочего, то есть с обстоятельствами, напрямую с причинением материальных убытков не связанными. Но получается, что ГК РФ никак не даёт возможности юридическому лицу, в отличие от гражданина, компенсировать причинённые ему нематериальные убытки по той причине, что норма о моральном вреде не может быть к организациям применима, а другой нормы, затрагивающей специфику именно предприятий, ГК РФ не содержит. В такой ситуации наиболее целесообразным представляется включить в положения ГК РФ пункт, касающийся введения такой правовой категории, как репутационный вред, который может быть причинён юридическому лицу или гражданину-предпринимателю (в связи с осуществлением данным лицом предпринимательской деятельности). Что касается самого термина, то наиболее удачным является определение «репутационный вред». Термин «нематериальный вред», которым оперирует Конституционный Суд, является общим и может быть также применен и к моральному вреду. Здесь следует согласиться с действующей судебно-арбитражной практикой, которая использует применительно к юридическому лицу именно понятие репутационного вреда, отграничивая его от вреда морального. Считаю необходимым исключить п. 7. ст. 152 ГК РФ, который закрепляет возможность юридическим лицам требовать при защите своей деловой репутации компенсации морального вреда, оставив соответствующие права только за физическим лицом и физическим лицом, являющимся индивидуальным предпринимателем, при причинении ему вреда, не связанного с осуществлением предпринимательской деятельности. Кроме того, нужно привести к общему знаменателю практику Верховного Суда РФ и Верховного Арбитражного Суда РФ по вопросу репутационного вреда организаций, так как противоречивость позиций высших судебных инстанций по данной проблеме является затруднительным фактором при применении соответствующих норм на практике.

Проведение вышеназванных изменений и научные разработки в данной сфере гражданско-правовоых отношений будут способствовать, во-первых, устранению пробелов в действующем законодательстве России; во-вторых, упорядочиванию действующей судебно-арбитражной практики в рассматриваемой сфере и, наконец, в-третьих, сформируют в российской цивилистической науке принципиально новый институт – институт репутационного вреда юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Литература

1. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3. С. 9.

2. Вестник ВАС РФ. 1999. № 2. С. 85 – 86.

3. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4. С. 28.

4. Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.

5. Настольная книга судьи по гражданским делам – М. : Проспект, 2006. С. 180 – 181.

6. Скловский К. И. Об ответственности средств массовой информации за причинение вреда деловой репутации // Хозяйство и право. 2005. № 3. С. 94 – 102; Кузин С. Споры вокруг репутации // ЭЖ-Юрист. 2005. № 26.

7. Цадыкова Э. А. Возмещение нематериального вреда, причинённого юридическому лицу в результате распространения сведений, порочащих его деловую репутацию // Адвокат. 2004. № 9. С. 65 – 70; Козлова Н. Проблема компенсации «нематериального» вреда, причинённого юридическому лицу // Корпоративный юрист. 2006. № 2. С. 40 – 43; Шиляева Н. Что есть возмещение вреда? (интервью с И.В. Цветковым) // ЭЖ-Юрист. 2008. № 25.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий