регистрация / вход

по Государству и праву

Законодательство по состоянию на 2010г. Задача 1 Совместное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании разницы в стоимости переданной последнему медицинской техники и полученных семян подсолнечника, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Законодательство по состоянию на 2010г.

Задача 1

Совместное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании разницы в стоимости переданной последнему медицинской техники и полученных семян подсолнечника, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик против иска возражал, ссылаясь на то, что сторонами был заключен договор мены, поэтому исковые требования, заявленные истцом, неправомерны.

Как следует из материалов дела, сторонами был заключен договор, по которому предприятие обязалось поставить обществу медицинскую технику в согласованном ассортименте и количестве, а последнее уступить предприятию свое право требования к третьему лицу об исполнении обязательств по поставке семян подсолнечника. Поскольку стоимость семян подсолнечника была ниже стоимости медицинской техники, истец полагал, что он вправе заявить указанные требования.

1. Какой договор был заключен по условиям задачи?

2. Какое решение должен вынести суд?

Предложенная задача является реальным гражданским спором, и позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросу природы рассматриваемого договора четко выражена им в «Обзоре практики разрешения споров, связанных с договором мены».[1] Договор, по которому произведена передача товара в обмен на уступку права требования имущества от третьего лица, не может рассматриваться как договор мены.

По данному делу суд кассационной инстанции указал, что «уступка права требования не может быть предметом договора мены, поскольку в этом случае невозможен переход права собственности, как того требует данный договор, и не может быть соблюдено его условие о передаче одного товара в обмен на другой….. Фактически сторонами заключен смешанный договор».

Согласно п.3 ст. 421 ГК РФ, смешанным является договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. К отношениям сторон в этом случае применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре.

Автор считает, что сторонами был заключен смешанный договор, включающий в себя элементы договора купли-продажи медицинского оборудования и сделки по уступке права требования по договору поставки семян подсолнечника.

Договор купли продажи (п.1 ст.454 ГК РФ) - это гражданско-правовой договор, по которому одна сторона, именуемая продавцом, обязуется передать товар в собственность другой стороне, именуемой покупателем, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму.

Из приведенного в ГК РФ определения договора купли продажи следует, что он является консенсуальным, возмездным и двухсторонним.

По общему правилу, единственным существенным условием договора купли-продажи является условие о предмете договора . Предмет договора определяется путем указания наименования и количества товара, которым могут выступать любые вещи, не изъятые из оборота, а так же имущественные права. «Условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара» – п.3 ст. 455 ГК РФ.

Цена договора существенным условием не является.

Сторонами договора купли-продажи , т.е. продавцом и покупателем, могут выступать любые субъекты гражданских правоотношений.

Основной обязанностью продавца является передача товара в согласованном сторонами количестве и ассортименте. Покупатель , в свою очередь, обязан принять и оплатить указанный товар.

Таким образом, в части поставки медицинского оборудования между истцом и ответчиком был заключен договор купли-продажи. Стороны согласовали ассортимент и количество медтехники, которую совместное предприятие обязалось поставить акционерному обществу. В качестве оплаты за поставленную медтехнику общество уступало предприятию свое право требования к третьему лицу об исполнении обязательств по поставке семян подсолнечника.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ «право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона».

Таким образом, уступкой права требования (цессией) является соглашение сторон о замене прежнего кредитора, в соответствии с которым прежний кредитор (цедент) выбывает из обязательства, а к другому кредитору (цессионарию) переходят все права прежнего кредитора.

Договор уступки права требования является возмездным, консенсуальным и двусторонним.

Сторонами по договору цессии являются цедент (кредитор, уступающий право требования) и цессионарий (кредитор, приобретающий право требования по договору цессии). Никаких ограничений относительно правового статуса сторон законодательство не устанавливает.

Российским законодательством не определено, какие именно условия являются существенными для наличности и действительности договора цессии. Из этого следует, что единственным существенным (с точки зрения закона) условием договора цессии является условие о его предмете (абз. .2 п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Предметом договора цессии является имущественное право (требование). Допускается передача любых имущественных прав, принадлежащих кредитору на основании обязательства (ст. 382 ГК РФ). Исключения составляют лишь некоторые права (требования), не способные участвовать в имущественном обороте в силу их характера. Круг данных прав определяется на основании ст. ст. 383, 388 ГК, и уточняется в нормах специального законодательства. Так, например, запрещается передача другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (например, на получение алиментов); права преимущественной покупки доли в общей собственности (п.4 ст. 250 ГК РФ); введен запрет передачи прав арендодателя, полученных на основании разрешения заниматься соответствующей деятельностью при аренде предприятия (п.2 ст. 656 ГК РФ), и др.

В соответствии со ст. 384 ГК РФ, «если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права».

Закон содержит специальные требования к форме договора цессии . Согласно ст. 389 ГК РФ, договор цессии, основанный на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должен быть заключен в соответствующей письменной форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Таким образом, в части уступки права требования акционерного общества к третьему лицу о поставке последним семян подсолнечника, истцом и ответчиком был заключен типичный договор цессии. Стороны четко определили предмет договора – акционерное общество уступает свое право требования к третьему лицу о поставке семян подсолнечника в пользу совместного предприятия. За это акционерное общество получает от совместного предприятия медицинскую технику – то есть сделка является возмездной. Сделка по уступке права требования совершена в простой письменной форме. Для заключения договора поставки закон так же предусматривает лишь простую письменную форму, не обязывая стороны удостоверять его у нотариуса или проводить его государственную регистрацию.

Итак, по условиям задачи, сторонами был заключен смешанный договор, включающий в себя элементы договора купли-продажи медицинского оборудования и сделки по уступке права требования по договору поставки семян подсолнечника.

Акционерное общество не возражало против получения в качестве оплаты по договору цессии вместо денежной суммы медицинскую технику. Поэтому автор не будет рассматривать здесь вопрос о корректности применения сторонами такого способа оплаты. Но совместное предприятие, по условиям задачи, не согласно получить в качестве оплаты за поставленный товар (медтехнику) по договору купли-продажи семена подсолнечника на меньшую сумму, чем стоит медтехника. Поэтому предприятие просит суд взыскать с акционерного общества разницу в стоимости медтехники и семян.

Для принятия решения по данному вопросу, суду необходимо рассмотреть, возможно ли принимать в качестве оплаты по договору купли-продажи не денежные средства, а уступку права требования? Судебная практика утверждает, что можно[2] .

Так, по делу № А52/842/2002/1 суд установил что, на основании договоров поставки, предприниматель Пересыпкин О. В. (поставщик) обязался поставлять по согласованному графику учреждениям здравоохранения, образования и социальной защиты населения (потребители) овощи и фрукты, а ГУП «Псковпрод» (покупатель) — оплатить их. Предварительная оплата поставки произведена путем передачи поставщику права требования с ГУП «Псковалко» по нескольким договорам цессии. ГУП «Псковалко» обязалось поставить ГУП «Псковпрод» продукты питания, право требования которых и было передано предпринимателю Пересыпкину.

Иск предъявлен ГУП «Псковпрод» (покупатель) о взыскании с предпринимателя стоимости недопоставленной сельскохозяйственной продукции, и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд, установив, что поскольку сельскохозяйственная продукция, подлежащая поставке потребителям, была оплачена покупателем, пришел к выводу о том, что покупатель в силу статьи 487 ГК РФ вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты.

Суд кассационной инстанции, согласившись с выводом суда первой инстанции о возврате предварительной оплаты за часть непоставленного товара, в то же время признал ошибочным вывод суда о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что положения статьи 395 ГК РФ не применяются к отношениям сторон, если эти отношения не связаны с использованием денег в качестве средства платежа.

Таким образом, принятие встречной поставки в качестве оплаты по договору купли-продажи не противоречит существу такого договора. В связи с этим, автор считает, что суд должен удовлетворить заявленные исковые требования совместного предприятия в части взыскания разницы в стоимости переданной акционерному обществу медицинской техники и полученных семян подсолнечника.

Кроме взыскания разницы в стоимости товаров, предприятие просит суд взыскать с акционерного общества проценты за пользование чужими денежными средствами.

Действительно, п.1 ст. 395 ГК РФ предусматривает возможность уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате, либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица. Однако, согласно позиции Высшего Арбитражного и Верховного судов РФ[3] , положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа или средства погашения денежного долга.

То есть предприятие не имеет право требовать взыскания с акционерного общества процентов за пользование его денежными средствами, поскольку оплата за поставленную медтехнику производилась не деньгами, а встречной поставкой.

Таким образом, между совместным предприятием и акционерным обществом был заключен смешанный договор, включающий в себя элементы договора купли-продажи медицинской техники, и сделки по уступке права требования по договору поставки семян подсолнечника. Поскольку стоимость медицинской техники превышала стоимость партии семян подсолнечника, суду надлежит принять решение о частичном удовлетворении заявленных требований. С акционерного общества в пользу совместного предприятия должна быть взыскана разница в стоимости товаров. Во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами суд должен отказать.

Задача 2

Максимова Т. и Савельева П. обратились в суд с иском к Григорьеву, в котором указывали, что 18.03.2005г. ответчик, управляя автомобилем «БМВ-525», следуя по улице Лизюкова, допустил наезд на пешеходов Максимова С. и Савельева А. В результате ДТП оба пешехода, близкие им родственники, погибли. Истцы просили взыскать с ответчика расходы на погребение и денежную компенсацию в возмещение причиненного морального вреда.

В судебном заседании Григорьев указал, что владельцем источника повышенной опасности является Николаев, и попросил суд привлечь его к участию в деле в качестве соответчика. Николаев в судебном заседании пояснил, что передал автомобиль Григорьеву для замены масла и тосола. Ключи ответчику оставлял для проверки автомобиля после ремонта. Разрешения на пользование автомобилем не давал.

1. Кто признается владельцем источника повышенной опасности?

2. При каких обстоятельствах владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности?

3. Какое решение должен вынести суд?

Согласно ч.1 ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Таким образом, источником повышенной опасности является материальный объект, который находится под контролем человека, но в силу присущих ему свойств не может полностью контролироваться последним, что создает высокую степень вероятности причинения вреда окружающим.[4]

Владельцами источника повышенной опасности признаются юридические лица и граждане, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления, либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, обязан его владелец.

Традиционно выделяют два признака владельца источника повышенной опасности: юридический и материальный.

Юридически владельцем источника повышенной опасности признается субъект, обладающий соответствующим источником на законном гражданско-правовом основании.

В соответствии с материальным признаком, владельцем признается лишь тот собственник или иной титульный владелец источника повышенной опасности, который одновременно осуществляет над ним фактическое господство, т. е. эксплуатирует или иным образом использует (в том числе хранит) объект, обладающий опасными свойствами. [5]

Субъект признается владельцем источника повышенной опасности (т.е. лицом, которое несет ответственность за причиненный вред), если имеются и юридический, и материальный признаки. Однако в ряде случаев, например, для распределения бремени ответственности за вред, закон признает достаточным наличие одного из этих признаков.

Не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, которому полномочия владельца не переданы юридически (к примеру, управление автомобилем без выдачи доверенности в присутствии и (или) с разрешения собственника его приятелем). Если имущество передано во владение другому лицу, но сама передача не оформлена, ответственность будут нести и юридический, и фактический владелец. Владелец источника повышенной опасности должен иметь соответствующий материальный объект в своем владении. Если же, к примеру, несмотря на оформление доверенности, фактическое управление транспортным средством осуществляет собственник автомобиля, он и сохранит статус владельца источника повышенной опасности[6] .

Согласно ч. 2 ст. 1079 ГК РФ, владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Таким образом, по условию задачи, Николаев будет являться юридическим владельцем машины, а Григорьев – фактическим. Поскольку Николаев сам, добровольно передал Григорьеву ключи от своей машины и самонадеянно положился на порядочность незнакомого ему человека, то Николаева, безусловно, нужно привлекать к участию в деле в качестве соответчика. Виновность действий законного владельца машины у автора не вызывает никаких сомнений, поскольку Николаев, хоть и не предвидел, что Григорьев куда-то уедет на его машине без его ведома, но мог и должен был проявить разумную осторожность, не доверяя ключи от машины постороннему человеку в свое отсутствие. То есть в действиях законного владельца авто явно присутствует преступная небрежность (ч.3 ст.26 УК РФ).

Особенность правил ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, заключается в том, что для ее возложения достаточно трех условий:

1) наступление вреда в результате воздействия источника повышенной опасности;

2) противоправность поведения причинителя вреда;

3) наличие причинной связи между противоправным поведением и наступлением вреда.

Поэтому владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности только в случаях, прямо установленных в законе: если он докажет, что вред причинен вследствие обстоятельств непреодолимой силы (ч.1 ст.1079 ГК); умысла (ч.1 ст. 1079 ГК) или грубой неосторожности потерпевшего (,ч.2 ст. 1083 ГК).

Согласно абз. 3 ст. 1083 ГК РФ, вина потерпевшего не учитывается при возмещении расходов на погребение. Статья 1100 ГК так же предусматривает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Таким образом, суду надлежит привлечь Николаева в качестве соответчика по данному делу, и солидарно взыскать с Николаева и Григорьева в полном объеме заявленную истцами сумму расходов на погребение и возмещение морального вреда.

Единственное, что в этой ситуации может сделать суд, - это снизить заявленный истцами размер компенсации морального вреда. Такое решение может быть принято, если ответчики докажут, что Григорьев сделал все возможное, чтобы избежать наезда на потерпевших, но не смог этого сделать в силу умысла или грубой неосторожности последних (т.е. что погибшие сами искали смерти под колесами машины) или же если имущественное положение ответчиков будет крайне плачевным.

Литература:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 27.12.2009) // СПС Консультант+

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 17.07.2009) // СПС Консультант+

3. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 г. № 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» // СПС Консультант+

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (ред. от 04.12.2000) // СПС Консультант+

5. Постановление ФАС Северо-Западного округа по делу № А52/842/2002/1 от 07 августа 2002 года// Интернет, Информационно-правовой портал Эдвайзер, http://www.adviser.su/?option=com_dbase&task=view_doc&id=430086

6. Гражданское право: Учебник. Том 3(под ред. доктора юридических наук, профессора А.П. Сергеева). – М.: ТК Велби, 2009. – 800с. Стр. 59.

7. Гражданское право: Учебник. Том II (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). - "Контракт": "ИНФРА-М", 2006 г. // Электронный вариант с интернет-портала «Библиотека корпоративного юриста» http://for-expert.ru/gpravo2/74.shtml

8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая. – 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. С.А. Степанова. – М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2009. – 1504 с.


[1] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены».

[2] Постановление ФАС Северо-Западного округа по делу № А52/842/2002/1 от 07 августа 2002 года// Интернет, Информационно-правовой портал Эдвайзер, http://www.adviser.su/?option=com_dbase&task=view_doc&id=430086

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (ред. от 04.12.2000) // СПС Консультант+

[4] М.А. Рожкова «Об источнике повышенной опасности» //«ВЕСТНИК ВАС РФ». 2002. № 2. С. 88-100 (электронная версия http://rozhkova-ma.narod.ru/articles/2002/IPO.htm )

[5] Гражданское право: Учебник. Том 3(под ред. доктора юридических наук, профессора А.П. Сергеева). – М.: ТК Велби, 2009. – 800с. Стр. 59.

[6] Гражданское право: Учебник. Том II (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). - "Контракт": "ИНФРА-М", 2006 г. // Электронный вариант с интернет-портала «Библиотека корпоративного юриста» http://for-expert.ru/gpravo2/74.shtml

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий