регистрация / вход

Актуальные вопросы вины в уголовном праве 2

Основные данные о работе Версия шаблона Филиал Тобольский Вид работы Курсовая работа Название дисциплины Уголовное право Тема Актуальные вопросы вины в Уголовном праве

Основные данные о работе

Версия шаблона

1.1

Филиал

Тобольский

Вид работы

Курсовая работа

Название дисциплины

Уголовное право

Тема

Актуальные вопросы вины в Уголовном праве

Фамилия студента

Тушаков

Имя студента

Рамиль

Отчество студента

Рашидович

№ контракта

17700080101010

Файл титульного листа

Содержание

Введение………………………………………………………………….................3

1. Понятие вины по российскому уголовному праву………………….................5

2. Формы вины………………………………………………………….…………..9

2.1.Умысел, как форма вины и его виды……………………………………………….10

2.2.Неосторожная форма вины и ее виды……………………………………...............12

2.3Особенности разграничения легкомыслия и неосторожности……………………15

Заключение……………………………………………………………………………….20

Глоссарий………………………………………………………………...........................21

Список использованных источников…………………………………………...............23

Приложения………………………………………………………………………………25


Введение

Провозглашение Конституцией РФ (статья 1) в России одной из главных задач - построение демократического правового государства с неизбежностью породило необходимость совершенствования правового регулирования общественных отношений, законодательства и практики его применения. Это в полной мере охватывает и отрасль уголовного права. На протяжении нескольких последних лет устойчивой тенденцией уголовно-правовой политики государства является гуманизация, выражающаяся в декриминализации ряда деяний, сокращении возможностей применения смертной казни, упразднении некоторых видов наказаний и режимов лишения свободы, снижении верхнего предела санкций отдельных статей Уголовного кодекса РФ и так далее. Многие из современных уголовно-правовых идей и воззрений нашли свое законодательное закрепление в Конституции РФ и Уголовном кодексе Российской Федерации (УК РФ) и в их числе институт вины. Так, статья 49 Конституции РФ провозглашает, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого [1]. Однако практика безмолвствует, высшие судебные инстанции в течение нескольких десятилетий не посвятили такой важнейшей проблеме, как установление и доказывание вины, ни одного постановления.

Таким образом, сложилась достаточно парадоксальная ситуация. С одной стороны, принцип вины, виновной ответственности провозглашается одним из основополагающих, фундаментальных, а, с другой - он не находит соответствующего отражения в практике применения закона, и потому, по сути, остается больше декларацией, чем реальным «инструментом» уголовного права. Следует заметить, что до настоящего времени уголовно-правовой наукой не выработано приемлемой концепции субъективного вменения, позволяющей перевести принцип виновной ответственности в практическую плоскость. Отсюда вытекает сложность и многообразие проблем, связанных с неосторожной преступностью, их выделением в отдельную, самостоятельную классификационную группу.

В настоящее время продолжает много внимания уделяться дисбалансу мнений по проблеме установления и доказывания вины, в том числе ответственности и наказания за неосторожность. В институте вины многоаспектность делает проблему преступной неосторожности одной из наиболее актуальных, недостаточно изученных, сложных и противоречивых криминологических и социально-правовых проблем.

Анализу обозначенной проблемы посвящена данная работа, в которой использован доступный теоретический и нормативный материал.

Основная часть

1. Понятие вины по российскому уголовному праву

В современной уголовно-правовой теории принято различать следующие концепции вины: теория опасного состояния, когда вина лица за совершенное деяние подменяется опасностью личности как таковой, а само деяние воспринимается как проявившийся симптом такого опасного состояния; оценочная (нормативная), когда вина лица за совершенное деяние сводится к оценочной характеристике ее судом; психологическая, представляющая собой внутреннее субъективное (одобрительное) отношение лица к своим общественно опасным и противоправным действиям и вредным последствиям совершения преступления [5].

Представляется, что именно последняя теория дает возможность привлекать к уголовной ответственности за совершенное деяние[1] .

Вину как психологическую категорию не следует отождествлять с виновностью, хотя это и стремились доказать отдельные специалисты. Доказать виновность лица означает установить в его действиях (бездействии) наличие конкретного состава преступления. В этом смысле определение субъективной стороны преступления есть завершающий момент установления состава преступления в действиях лица и, следовательно, в решении вопроса о его виновности. Специфическая особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, плана преступного поведения, но и сопровождает его от начала до конца преступных деяний, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями.

В содержание вины входит психический процесс, происходящий в сознании преступника при совершении преступления и заключающийся в определенном психическом отношении лица к общественно опасному деянию и его последствиям. В конечном счете, он образует субъективную сторону преступления. Исследуя обстоятельства дела, суд дает оценку психическому отношению субъекта к совершенному им деянию, а также личности виновного[2] . Установление вины лица позволяет выяснить причины выбора субъектом преступного варианта поведения, способа совершения действий и использования внешних условий их совершения, то есть определить степень субъективного контроля преступного поведения [11].

Психологическое содержание вины включает в себя определенное состояние сознания и воли лица, что находит выражение в законодательном определении форм вины – умысла и неосторожности. Психологическое содержание вины не может не включать в себя такие элементы психической деятельности, как мотив, цели и эмоции. В теории уголовного права общепризнанно, что без их установления невозможно выявить социально-политическую сущность вины (психическое отношение к содеянному), а также установить степень вины.

Мотивация как один из обязательных компонентов вины имеет значение для уяснения ее сущности, для характеристики отношения лица к социальным ценностям и, следовательно, для характеристики его социальной ориентации. Вместе с тем было бы необоснованным отождествлять криминологическую категорию - мотивацию преступного поведения - с уголовно-правовым понятием мотива, когда мотив[3] , является факультативным признаком субъективной стороны, превращаясь лишь в случаях, указанных в Особенной части УК РФ, в признак обязательный либо изменяющий квалификацию [8].

Однако выявление мотива, который обуславливает действия преступника, весьма существенно. Представляется, что нельзя понять отношение субъекта к последствиям своего деяния без анализа мотивационного момента. Именно поэтому уголовно-процессуальное законодательство, устанавливая перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию (предмет доказывания), предписывает судам во всех случаях устанавливать мотивы преступления (статья 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Эмоциональный компонент человеческой психики является обязательным элементом каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законодатель не включает эмоции в определение форм вины, однако они входят в содержание психического отношения, составляющего вину. Эмоции[4] (чувства, аффекты) проявляются как реакции, вызванные внезапными обстоятельствами, как эмоциональное состояние.

В преступном поведении эмоции играют роль мотива (ненависть, страх, жестокость); фона, на котором протекают интеллектуальные и волевые процессы; аффекты – сильного и относительно кратковременного эмоционального состояния, связанного с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств, способного породить преступление [15].

Каждое преступление имеет свои особенности, свой психологический механизм, в котором играют различную роль интеллектуальный, волевой и эмоциональные компоненты. Психологический механизм преступления, как и любого поведения человека, можно представить в сжатом виде следующей схемой: от потребности человека к нужде в чем-то и возникновению осознанного интереса к чему-либо или предмету, способному его удовлетворить, что порождает мотив и цель его дальнейшей деятельности.

В законодательной формулировке (статьи 25, 26 УК РФ) форм вины (умысла и неосторожности) нет упоминаний о мотиве, цели и эмоциях. Однако это не означает, что эти компоненты не входят в содержание вины. Они присущи любому поведению человека. Мотив, цель, эмоции, характеризуя психическую деятельность виновного в связи с совершением преступления, составляют субъективную сторону преступления, проявляясь через умысел и неосторожность. Правильное установление мотива, цели и эмоций позволяет определить должную степень вины[5] . Степень вины определяется степенью отрицательного отношения лица к интересам личности, общества, проявленного в совершенном преступлении [17].

Степень вины конкретного лица в совершении определенного преступления является непосредственным выражением меры искажения ценностных ориентаций виновного. Учитывая, что степень вины является количественным выражением отрицательного отношения лица к интересам личности и общества, а также показателем искажения ценностных ориентаций виновного, установление ее обуславливает различную меру порицания лица, меру его ответственности. Определение наличия и степени вины способствует объективному решению вопроса об ответственности и наказуемости виновного.


2. Формы вины

Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию (см. Приложение 1).

Действительно, законодательное определение форм вины (умысла и неосторожности) не содержит прямых указаний на мотив, цель и эмоции, но это совсем не означает, что они не входят в содержание вины. Законодатель, не включив эти компоненты в определение форм вины, исходит из того, что эти компоненты психологической деятельности всегда присущи любому человеческому поведению. Поэтому, определяя формы вины, законодатель указывает только те обязательные элементы психической деятельности, их взаимодействие между собой и внешним миром, которые необходимы и достаточны для признания наличия вины и без которых невозможна уголовная ответственность.

Значение вины в криминальном плане велико и многопланово. Вина является субъективным основанием уголовной ответственности. Вина, ее формы, мотив и цель дают возможность разграничить многие преступления, сходные по объективным признакам. Правильное установление формы и вида вины имеет большое значение для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело общественно опасные последствия и желало их (при косвенном умысле не желало, но сознательно допускало последствия, либо безразлично к ним относилось) или сознательно допускало наступление этих последствий.

Юридическое значение формы вины разнообразно:

· форма вины является объективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния.

· форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины.

· форма вины во многих случаях служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и то же деяние наказывается значительно строже при умышленном совершении, чем при неосторожной вине.

· вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

· форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной квалификации преступлений.

· форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы [12].

2.1 Умысел, как форма вины и его виды

УК РФ характеризует умысел как психическое отношение, при котором лицо осознавало общественную опасность действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их, или сознательно допускало наступление этих последствий.

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла [4].

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно включает представление о характере тех благ, на которые совершается посягательство[[6] ]. Отражение всех этих компонентов в сознании виновного даёт ему возможность осознать объективную направленность деяния на определённые социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, то есть его общественную опасность. Сознание общественной опасности деяния не требует специального доказательства по каждому конкретному делу, поскольку способность сознавать социальное значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного опыта и приобретённых знаний.

Умысел - это наиболее распространённая в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений около девяти совершается умышленно. В ч.1 ст. 25 УК РФ впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный (см. Приложение 2).

Преступление признаётся совершённым с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч.2 ст. 25 УК РФ) [19].

Повышенная социальная опасность преступления, совершенного с прямым умыслом выражается, прежде всего, в том, что это умышленное деяние, сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую вероятность фактического причинения вреда, чем неосторожное действие. Субъект умышленного преступления избирает такой способ действия, который заведомо для него сможет причинить вред обществу. Есть и другой аспект проблемы, по которому в умышленном преступлении проявляется отрицательное отношение лица к интересам общества.

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия, либо относилось к ним безразлично.

Основное различие между прямым и косвенным умыслом коренится в волевом элементе. Для прямого умысла характерно желание, а для косвенного — сознательное допущение преступных последствий. Действуя с косвенным умыслом, лицо сознательно допускает преступное последствие, но это последствие — не цель, не средство ее достижения, не этап на пути достижения цели. Виновный в этом случае занимает пассивную позицию по отношению к последствиям, поэтому преступления с косвенным умыслом (при прочих равных условиях) принято считать менее опасными, чем преступления, совершаемые с прямым умыслом. Преступное последствие в преступлениях, совершаемых с косвенным умыслом, не обусловлено мотивом. Напротив, оно может быть контрмотивом (слабой психологической силой, которая не останавливает лицо и не заставляет его отказаться от преступных действий) [7].

При косвенном умысле виновный может безразлично или отрицательно относиться к преступным последствиям, активно желать их ненаступления, может надеяться, что они не наступят,— все это разновидности отношения к преступным последствиям, которое характерно для косвенного умысла. При этом необходимо установить, что лицо предвидело эти последствия и рассчитывало их предотвратить.

2.2 Неосторожная форма вины и ее виды

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности (ст. 26 УК РФ).

По общему правилу преступление с неосторожной формой менее опасно, чем умышленное, ибо лицо вообще не намеривается совершать преступление. Чаще всего происходит нарушение, каких либо инструкций (по технике безопасности, противопожарных, обращения с оружием и т.п.), которое влечет общественно опасные последствия, превращающие проступок в преступление. Такие преступления совершаются в любой сфере деятельности человека.

Однако необходимо иметь в виду, что, во-первых, неосторожная форма вины – это одна из опасных разновидностей невнимательности, неосмотрительности, а иногда и равнодушия, неуважения к интересам личности и общества в целом. Во-вторых, в условиях научно-технического прогресса число неосторожных преступлений во всех сферах деятельности человека увеличилось [6]. Лица, обязанные по роду своей службы (работы) соблюдать определенные требования, из-за беспечности, легкомыслия, недисциплинированности нарушают их, причиняя огромный ущерб жизни, здоровью людей и окружающей среде. Например, к неосторожным преступлениям, совершаемым должностными лицами в сфере управленческой деятельности относятся халатность, бесхозяйственность, выпуск недоброкачественной продукции, преступления в области охраны природы и некоторые другие. Эти преступления выражаются в невыполнении или ненадлежащем выполнении должностным лицом своих обязанностей, что причиняет вред интересам общества и граждан. К неосторожным преступлениям в сфере профессиональной деятельности относятся: неоказание помощи больному, нарушение ветеринарных правил и т. п. К неосторожным преступлениям, совершаемым в быту, относятся такие, как, неосторожное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, неосторожное уничтожение или повреждение государственного, общественного либо личного имущества граждан, повлекшее тяжкие последствия, небрежное хранение огнестрельного оружия, если это повлекло тяжелые последствия.

Неосторожные преступления квалифицируются, как правило, по последствиям, а также по способам их причинения, по сфере деятельности, в которой они наступают. Ненаступление последствий причинивших вред, по общему правилу, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда [5].

Законодательное закрепление неосторожной формы вины (ст. 26 УК РФ) позволяет различать две ее разновидности, отличающиеся по своему психологическому содержанию. Таким образом, можно выделить две формы неосторожных преступлений - преступление, совершенное по легкомыслию и преступление по небрежности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ст. 26 УК РФ).

Преступное легкомыслие, как форма вины, представляет опасность тем, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ст.26 УК РФ) [2].

Обязанность предвидеть последствия свих действий является характерным признаком для всех дееспособных людей. Поэтому вопрос о возможности человека сознавать факт нарушения им каких-то правил и предвидеть наступившие в результате этого общественно опасные последствия должен решаться с учетом конкретной обстановки и индивидуальных особенностей лица, привлекаемого к уголовной ответственности [13].

Преступную небрежность как вид неосторожной вины необходимо отграничивать от случайного невиновного причинения вреда. При невиновном причинении вреда лицо не предвидит, не должно и не могло предвидеть наступления общественно опасных последствий либо должно, но не могло их предвидеть. Например, рабочий мясокомбината, играя в обеденный перерыв со своим приятелем, из озорства надел ему на голову бумажный мешок из-под костной муки. Остатки муки попали в глаза потерпевшему, в результате чего он ослеп. Объективный критерий в этом случае имеется – все рабочие данного комбината должны знать свойства костной муки и не допускать нарушения правил безопасности при обращении с мешком. Однако субъективным критерий небрежности – лицо могло предвидеть наступление вредных последствий – отсутствует. Рабочий ранее не имел дело с костной мукой, не знал ее свойств, не прошел соответствующего инструктажа по технике безопасности.

Таким образом, если отсутствует объективный и субъективный критерии преступной небрежности, либо нет одного из них, лицо, допустившее наступление последствий, считается невиновным, а сами последствия расцениваются как несчастный случай.

Невинное причинение вреда имеет место и в том случае, когда лицо, совершившее то или иное деяние, хотя и предвидело наступление общественно опасных последствий, но не могло предотвратить их в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Это не распространяется на те случаи, когда общественно опасное деяние возникло по вине самого лица, поскольку оно не обладало достаточными навыками к выполнению той или иной работы и скрыло эти обстоятельства или добровольно привело себя в такое состояние, в котором не могло совершить необходимые, соответствующие ситуации действия, в результате употребления наркотиков, алкоголя [16].

2.3 Особенности разграничения легкомыслия и неосторожности

Анализ психологического содержания преступной самонадеянности и преступной небрежности позволяет выявить общие черты, отличающие их от умысла и обосновывающие объединение в рамках одной и той же формы вины – неосторожности.

Самонадеянность и небрежность имеют единые психологические и социальные корни, порождаются одинаковыми отрицательными чертами личности: недостаточной осмотрительностью, внимательностью, заботливостью об общественных интересах. Самонадеянность и небрежность объединяются общим понятием «неосторожность».

Недостаточная осторожность при самонадеянности проявляется в оценке тех обстоятельств, которые, по мнению субъекта, должны предотвратить наступление общественно опасных последствий, поэтому можно сказать, что лицо не предвидит возможности непредотвращения последствий; при небрежности эта неосторожность проявляется в отношении самого характера деяния, в силу чего субъект не предвидит его возможные общественно опасные последствия. Общественная опасность лица, как при самонадеянности, так и при небрежности однотипна и выражается в отсутствии бережного, заботливого отношения к интересам общества, охраняемым уголовным законом [8].

Вторым общим признаком обоих видов неосторожности, отличающим ее от умысла, является отсутствие у субъекта сознания актуальной общественной опасности совершаемого деяния. При самонадеянности лицо предвидит абстрактную возможность наступления конкретных опасных последствий, поэтому можно говорить и о сознании потенциальной опасности совершаемого действия или бездействия. Иначе дело обстоит при небрежности. Здесь виновный ни в какой форме не предвидит наступления общественно опасных последствий, поэтому нет оснований и для постановки вопроса о сознании общественной опасности совершаемого деяния. Такое сознание отсутствует и в случае причинения непредвидимых последствий в результате сознательного нарушения определенных правил предосторожности (профессиональных или бытовых), поскольку и здесь нет предвидения конкретных общественно опасных последствий.

В то же время у лица, действующего и самонадеянно и по небрежности имеется обязанность сознавать общественную опасность своего поступка и возможность такого сознания при более осмотрительном и внимательном отношении к делу [9].

Общей чертой двух видов неосторожности является то, что они устанавливаются с помощью объективного и субъективного критериев. Объективный критерий заключается в обязанности лица осознавать общественно опасный характер своего деяния (при неосторожности в формальных составах); предвидеть возможные общественно опасные последствия своего деяния (при небрежности в материальных составах); предвидеть неосновательность своего расчета на предотвращение возможных общественно опасных последствий (при самонадеянности в материальных составах). Объективный критерий имеет нормативный характер и основан на обязанности человека соблюдать существующие в обществе правила предосторожности, начиная от простых, складывающихся в общежитии, и кончая сложными правилами техники безопасности при осуществлении определенной профессиональной деятельности. Субъективный критерий заключается в возможности лица сознавать и предвидеть перечисленные выше обстоятельства. Он имеет большое значение для характеристики неосторожности, поскольку лишь при его наличии можно говорить о зависимости общественно опасного деяния от личности субъекта.

Наличие указанных критериев неосторожности ограничивает ее от субъективного случая, при котором вред причиняется лицом, не обязанным или не способным оценивать обстановку причинения вреда иначе, чем он сделал, не обязанным или не способным предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий [10].

Наряду с общими признаками, самонадеянность и небрежность обладают специфическими признаками, отграничивающими их друг от друга. Их необходимо строго различать как для точного установления в деянии обвиняемого признаков неосторожной вины (в материальных составах должна установиться не «вообще» неосторожность, а либо небрежность, либо самонадеянность), так и для отграничения неосторожности от субъективного случая от умысла. Основное различие между ними заключается в разной направленности воли виновного. В умышленных преступлениях воля виновного направлена (прямо или косвенно) на причинение преступных последствий, а при неосторожности она направлена на совершение действия (бездействия), противоречащего требованиям надлежащей заботливости, осмотрительности, внимательного отношения к интересам других лиц.

Неправильное разграничение преступной самонадеянности от косвенного умысла может повлечь ошибку в установлении формы вины. Преступное легкомыслие отграничивается от косвенного умысла по интеллектуальному и волевому критериям.

Интеллектуальный критерий проводит различие по характеру предвидения. При косвенном умысле лицо предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а при легкомыслии – только их абстрактную возможность. По характеру предвидения эти две формы сильно отличаются друг от друга. При косвенном умысле предвидение носит конкретный (реальный) характер, а при преступной самонадеянности абстрактный характер.

Таким образом, отличие от косвенного умысла, при котором лицо предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, при легкомыслии возможность наступления последствий субъект предвидит отвлеченно от конкретной ситуации, то есть абстрактно, применительно не к данной, а к другим сходным ситуациям. Он предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Волевой момент, как косвенного умысла, так и легкомыслия заключается в нежелании наступления последствий, однако при косвенном умысле лицо относится к этому безразлично, либо сознательно их допускает, либо надеется на «авось», тогда как при легкомыслии оно рассчитывает на конкретные жизненные обстоятельства, которые способны предотвратить наступление последствий, но этот расчет оказывается легкомысленным [7].

Так, например, С. управлял легковым автомобилем в сильной степени опьянения, не имел прав на управление транспортными средствами: по пути следования неоднократно грубо нарушал правила дорожного движения, в результате чего сбил одного пешехода, через некоторое время - другого, а затем автомашина столкнулась со встречной и ударилась о столб электросети. Нескольким гражданам были причинены тяжкие и иные телесные повреждения и нанесен существенный материальный ущерб. Суд квалифицировал действия С. по ст. 263 УК РФ и счел указанное деяние совершенное по неосторожности в форме преступного легкомыслия.

В данном примере суд не исследовал всесторонне все обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне преступления, в частности о возможности его совершения с косвенным умыслом, когда лицо не желает причинить общественно опасные последствия, но предвидит и допускает возможность их наступления. Отсутствие желания свидетельствует о безразличном отношении лица к последствиям своего деяния, но оно сознательно допускает их наступления. По данному делу суд первой инстанции не исследовал вопроса о том, что С. был уверен в невозможности наступления общественно опасных последствий, и не обосновал своего вывода об этом. Вышестоящая инстанция обоснованно отметила приговор суда ввиду не исследованности обстоятельств, относящихся к установлению формы вины.

Таким образом, правильное установление формы и вида вины необходимо для квалификации, содеянного, определение степени вины при индивидуализации наказания, установления круга обстоятельств, подлежащих доказательству, надлежащего воспитательного воздействия приговора на осужденного и иных лиц.

Заключение

УК РФ представляет собой отражение социальных условий. Наличие неосторожных составов, их тенденция, изменение их законодательной структуры является реакцией государства на неосторожную преступность как на продукт определенных условий. Важно четкое определение соотношения объективных и субъективных факторов основания уголовной ответственности. В развитии уголовно-правовой теории просматривается тенденция преобладания значения вины и иных субъективных моментов, то есть наступления времени дифференциации ответственности в зависимости от личностных обстоятельств.

Статистика утверждает, что по неосторожности совершается лишь одно из каждых десяти преступлений, однако это не означает факт возможной недооценки их распространенности и опасности. В условиях научно-технического прогресса заметно увеличивается число неосторожных преступлений, совершенных в таких сферах, как охрана окружающей среды, безопасность движения и эксплуатации всех видов транспортных средств, безопасность условий труда, использование новых мощных источников энергии и других. С дальнейшим развитием техники и различных видов транспорта, бытовой химии, с обострением проблем экологического характера вопрос об ответственности за неосторожные преступления приобретает особое значение, что не раз отмечалось в юридической печати.

В УК РФ впервые законодатель оговаривает, что деяния, совершенные по неосторожности, признаются преступлением только в случае, когда это специально предусмотрено той или иной статьей Особенной части УК РФ, чем ограничивается возможность привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные по неосторожности. И все же время дает знать, что и уже новое уголовное законодательство требует дополнения и изменения.

Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

Аффект

сильное и относительно кратковременное эмоциональное состояние, связанное с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств, способного породить преступление

2

Вменяемость

способность осознавать противоправность своего поведения

3

Легкомыслие

форма вины, когда лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий

4

Мотив

побуждения, которыми руководствуется лицо, совершая преступление.

5

Неосторожность

форма вины, при которой причинитель не желает наступления вредоносных последствий, порой их даже не предвидит и не допускает их наступления

6

Предумысел

умысел, сформировавшийся до действий по совершению определенного преступления или проступка

7

Степень вины

количественную характеристику социальной сущности вины, которая определяется совокупностью формы и содержания вины с учетом всех особенностей психического отношения лица к объективным обстоятельствам преступления и его субъективных, психологических причин.

8

Умысел

форма вины, при которой причинитель вреда осознает противоправный характер своего поведения и желает или сознательно допускает наступление вредоносных последствий

9

Форма вины

установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию

10

Эмоции

психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций.

Список использованных источников

1

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. - №237.

2

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ (сизм. и доп. от 9 апреля 2007 г.) – М.: Эксмо,2007.

3

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ (с изм. и доп. от 26 апреля 2007г.) – М.: Юрист, 2007.

4

Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. - М.: ТК Велби, 2003. – С.314-327.

5

Борзенков Г. Н. Новое Уголовное право России. Общая часть. - М.: ТЕИС, 2004. – С.278-299.

6

Ветров Н. И. Уголовное право. Общая часть. - М.: ЮНИТИ–ДАНА, 2003. – С.209-234.

7

Звечаровский И.Э. Уголовная ответственность. – Иркутск: ЮрЦентр, 2001. – С.34-63.

8

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под. ред. В.М. Лебедева. - М.: Юрайт-Издат, 2006. – С.378-390.

9

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под. ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2006 . – С.213-267.

10

Миньковский Г. М., Мамедов А. А., Ревин В. П. Уголовное право России. - М.: Новый век, 2002. – С.117-164.

11

Прохоров Л. А., Прохорова М. Л. Уголовное право: учебник. – М.: Юристъ, 2004. – С.267-278.

12

Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса: Учебное пособие, - М.: Центр, 2003. – С.313-324.

13

Селезнев М.А. Умысел как форма вины. // Российская юстиция. – 2001. - №3. – С.12-14.

14

Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины. // Законодательство. - 2000. - №5. – С.2-5.

15

Толмачев О. Квалификация преступлений при частичной реализации умысла. // Российская юстиция. - 2000. - №12. – С.23-26.

16

Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова – М.: Юристь, 2003. – С.401-420.

17

Уголовный процесс. Учебник / Под ред. В.П. Божьева. - М.: СПАРК, 2002. – С.310-312.

18

Уголовное право: Часть Общая. / Под ред. А.С. Михлина. - М.: Юриспруденция, 2005. – С.298-304.

19

Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Малкова В. П. Сундурова Ф. Р. – Казань: Казанский университет, 2000. – С.210-214.

20

Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. – Казань: Казанский университет, 2002. – С.65-71.

Приложения

1

2


[1] Более того, в течение последних лет она является общепризнанной в теории и на практике.

[2] Таким образом, оценочный момент в определении вины, не изменяя ее сущности, помогает раскрыть социально-политическое содержание вины, отражающее антиобщественную установку и ориентацию преступника.

[3] То есть побуждения, которыми руководствуется лицо, совершая преступление.

[4] Эмоции – это психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций.

[5] То есть количественную характеристику социальной сущности вины, которая определяется совокупностью формы и содержания вины с учетом всех особенностей психического отношения лица к объективным обстоятельствам преступления и его субъективных, психологических причин.

[6] То есть об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему