регистрация / вход

Понятие перемещённых культурных ценностей

Перемещённые культурные ценности — культурные ценности, перемещённые в осуществление компенсаторной реституции (то есть в качестве возмещения за культурные ценности, уничтоженные или разграбленные на советской территории оккупантами) с территорий Германии и её бывших военных союзников — Болгарии, Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии на территорию СССР в результате деятельности специальных организаций трофейных бригад по выявлению и изъятию культурных ценностей на территориях Советской военной администрации (Польше, Венгрии, Чехии, Словакии, Австрии, Германии) в соответствии с приказами Политического руководства страны и при активном участиии органов СМЕРШ и НКВД.

Перемещённые культурные ценности — культурные ценности, перемещённые в осуществление компенсаторной реституции (то есть в качестве возмещения за культурные ценности, уничтоженные или разграбленные на советской территории оккупантами) с территорий Германии и её бывших военных союзников — Болгарии, Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии на территорию СССР в результате деятельности специальных организаций трофейных бригад по выявлению и изъятию культурных ценностей на территориях Советской военной администрации (Польше, Венгрии, Чехии, Словакии, Австрии, Германии) в соответствии с приказами Политического руководства страны и при активном участиии органов СМЕРШ и НКВД. Большая часть была перемещена ещё до окончания войны и заседаний по реституции. При этом не было надлежащего учета и не определена единица измерения культурных ценностей.

Проблема возвращения перемещенных во время II мировой войны культурных ценностей не раз обсуждалась в печати и в кабинетах высокопоставленных должностных лиц, однако к каким-либо позитивным сдвигам это до сих пор не привело. Превратно толкуемые национальные интересы, близорукое политиканство, зачастую и некомпетентность - вот барьеры, мешающие дальнейшему продвижению вперед.

Как известно, с самого начала развязанной фашистской Германией войны ее руководство проводило политику целенаправленного грабежа произведений искусства, культуры, науки, а также исторических и художественных памятников на территории оккупированных стран. Эти ценности вывозились специальными подразделениями в Германию и хранились как в самой Германии, так и в других странах, включая Австрию, Чехию, Словакию, а также ряд нейтральных государств.

После военно-политического краха III-го рейха и разделения его территории на оккупационные сектора ценности, находившиеся в советской зоне, частично были вывезены войсками Красной армии и таким образом оказались в СССР.

В настоящее время, судя по материалам средств массовой информации, в Государственном музее изобразительных искусств им.Пушкина, Государственном историческом музее, а также в Эрмитаже находится ок.250 тысяч перемещенных из Германии экспонатов, в том числе: графика и живописные полотна старых мастеров, включая Рембрандта, Рубенса, Рафаэля, Делакруа, Гойю1 , коллекции импрессионизма и постимпрессионизма, “ Золото троянского царя Приама ” и др.

В России также хранится около миллиона перемещенных книг, из которых ок.700 тысяч размещены в Российской государственной библиотеке, включая библию Гуттенберга и ок. 6 тысяч книг из фондов Готской библиотеки.

В состав перемещенных ценностей входят также материалы из государственных и частных архивов Бельгии, Голландии, Польши, Франции, Греции, Люксембурга и других стран.2 .

Проблематика реституции культурных ценностей включает в себя два блока вопросов:

во - первых, это собственно реституция культурных ценностей и, во - вторых, возмещение ущерба, нанесенного Германией культурным ценностям во время II-ой мировой войны( репарации ).

С точки зрения науки международного права оба блока лежат в одной плоскости, поскольку по своей юридической природе они представляют собой формы одного института - материальной международно-правовой ответственности. Кроме этого, с точки зрения ее социально-правовой реализации, с точки зрения практической, они, как нам представляется, являясь полностью независимыми, должны решаться в совокупности как единый комплекс.

Как справедливо замечает Усенко Е.Т. , термин “реституция ”, и в гражданском праве, и в международном праве имеет строго юридически определенное значение, а именно – restitutio in integrum или “ восстановление в первоначальное положение ”3 .

Таким образом, реституция в юридическом смысле означает, во-первых, обязанность нарушителя вернуть все разграбленные, украденные и незаконно вывезенные ценности , и, во-вторых, в случае, если это невозможно вследствие их утраты, - заменить их другими ценностями, сопоставимыми с ними по качеству и стоимости.

Практика показала, что проблему реституции невозможно разрешить, оставаясь в рамках национального( внутригосударственного ) правового регулирования. Ее невозможно решить и в рамках международного частного права. Единственным вопросом, относящимся к сфере МЧП, связанным с проблемой реституции, является вопрос возмещения добросовестному приобретателю.

Правоотношения при реституции возникают не между законным собственником и лицом, во владении которого они оказались. Это - отношения между государствами, то есть отношения в полной мере регулируемые нормами международного публичного права. Другими словами, субъектом отношений, возникающих при реституции, является государство. Поэтому только государство, представленное его главой или правительством, находящимся у власти в данный период времени, правомочно на предъявление претензии о реституции всех культурных ценностей, вывезенных с его территории.

Это правило имеет наиболее общий характер и распространяется на все случаи реституции культурных ценностей. В мирных договорах 1919-1921 гг., мирных договорах 1947 г. и Гаагском протоколе 1954 г. предусматривалось, что только правительство может требовать возврата ценностей, находящихся за границей.

Правительство представляет в международных отношениях музеи, учреждения, организации, религиозные общины и граждан данной страны. Кто является собственником культурных ценностей - это для предъявления требования о реституции значения не имеет. Основным критерием является критерий нахождения имущества на территории определенного государства. Этот принцип был закреплен в Декларации объединенных наций от 5.01.1943 г.:

обязательство страны по возврату распространяется не только на имущество, находящееся на ее территории, но и на имущество, владение которым осуществляется гражданами этой страны.

Анализ формально-юридических источников дает основание констатировать утверждение в современном международном праве концепции всемирного культурного наследия( достояния ) человечества. Ее основные положения можно изложить следующим образом :

Государства в соответствии со своим внутренним законодательством имеют право объявлять некоторые культурные ценности неотчуждаемыми( п. d ст . 13 Конвенции ЮНЕСКО о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 г. ).

Культурные ценности, являющиеся национальным культурным наследием( достоянием ) признаются всеобщим наследием( достоянием ) человечества, охрана которого есть долг всего международного сообщества. Право собственности на эти ценности не может быть присвоено или передано другим народом( государством ) ( п.1 ст.6 Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г.).

Любые враждебные акты, направленные против тех культурных ценностей( исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа), которые составляют культурное или духовное наследие народов, запрещены( ст.53 Дополнительного Протокола I к Женевским конвенциям от 12.08.1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, ст. 16 Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям от 12.08.1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера ).

Государства обязаны содействовать возвращению заинтересованным государствам ценностей незаконно вывезенных с их территории.

В ст.11 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 г. закреплена норма, согласно которой незаконными также считаются “ принудительный вывоз и передача права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой ”.5

Согласно действующим конвенционным и обычным нормам международного права культурные ценности не могут рассматриваться как военные трофеи. Удержание этих ценностей в качестве военных репараций запрещено( п.3 Протокола к Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г.).6

Право собственности на незаконно перемещенные культурные ценности не может быть отчуждено другим государством. Любая передача права собственности на эти ценности или их присвоение(национализация ) является нарушением действующего международного права .

Недопустимо превращать бесценные шедевры искусства и культуры, которые по праву составляют всемирное наследие народов планеты, в заложников преходящих и превратно истолкованных национальных интересов, явно отягощенных сугубо политическими моментами.

В силу вышесказанного, принятие закона “ О культурных ценностях, перемещенных в СССР в результате II-ой мировой войны и находящихся на территории РФ ” от 15.04.98 г. №64-ФЗ, который скопом объявляет все перемещенные ценности - в качестве компенсации - государственной собственностью РФ, идет не только вразрез с концепцией всемирного культурного наследия( достояния ), нормативно закрепленной в современном международном публичном праве, но и является прямым нарушением международных обязательств Российской Федерации, в частности, по Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 г. и Гаагской конвенции и протоколу “ О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта ” 1954 г.

Отсюда - президентская сторона полностью обоснованно заявляет, что этот закон в высшей степени, односторонний, несбалансированный, и бесперспективный в международном плане.

Парадокс этого закона состоит еще и в том, что ни одну проблему, связанную с сохранением и использованием перемещенных культурных ценностей, он не решает: он просто заводит все проблемы в тупик.

Принятие такого закона стало крупнейшей ошибкой прежде всего с точки зрения будущих перспектив культурного сотрудничества Российской Федерации в международном сообществе. Закрепленная в нем “схема разрешения” – лишь мина замедленного действия, которая будет давать о себе знать каждый раз в отношениях России с ее партнерами на международной арене.

Во-первых, интересы истинного долгосрочного межгосударственного сотрудничества всегда выше преходящих политических интересов.

Во-вторых, негоже России в своих международных делах брать пример с тех государств, где действует двойной стандарт: “ один – для себя, другой – для всех остальных ” или “ соблюдаем международное право только там, где нам это выгодно ”. Неминуемый бумеранг такой политики не заставит себя долго ждать те недальновидные головы, которые его запустили.

В-третьих, даже после вступления в действие этот закон в силу специфики функционирования и взаимодействия международно-правовой и российской внитригосударственной правовых систем не обладает никакой юридической силой на международной арене. Как раз, наоборот, в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г. государство не вправе ссылаться на положения своего внутреннего законодательства в качестве основания невыполнения своих международных обязательств.

Таким образом, такой крайний подход к возвращению культурных ценностей, закрепленный в законе, лишь только ухудшил положение государства, ослабив позиции России в международном сообществе.

В конце прошлого - начале этого века именно Россия выступила инициатором заключения Гаагских мирных конвенций 1899 , 1907 гг., впервые содержавших положения об уважении и защите культурной собственности.

По предложению русского художника Николая Константиновича Рериха в апреле 1935 г. был подписан первый специальный международный договор в этой сфере - Пакт об охране художественных, научных учреждений и исторических памятников( Пакт Рериха ). И, наконец, при самом активном участии делегации СССР под эгидой ЮНЕСКО была заключена Гаагская конвенция о защите культурных ценностей во время вооруженного конфликта 1954 г.

В отношении этих культурных ценностей не могут применяться и правила внутреннего законодательства о сроках давности. Противоправный вывоз ( будь то - грабеж, кража, незаконная сделка и т.п.) культурных ценностей не могут быть оправданы по истечении какого-либо времени, и грабитель, вор и т.п. не может обосновать на основе норм гражданского законодательства о так называемой приобретательской давности ( высиживании ) свое право собственности на похищенные ценности.

В аналогичном направлении развивается и национальная судебная практика. “ Право отдает приоритет истинному собственнику украденного имущества независимо от того, сколько времени прошло с момента первоначальной кражи ”- таково ключевое положение решения английского Высокого суда по делу о возвращении в ФРГ картины голландского художника Втевеля, которая в 1945 г. была вывезена из Германии в СССР, а в 1992 г. одной анонимной фирмой, зарегистрированной в Панаме, предложена к продаже на аукционе “ Сотби’с ” 10 . Как отмечают специалисты, этим решением создан первый прецедент английского и немецкого( § 221 ГГУ ) права.

В соответствии с действующим международным правом Российская Федерация и другие государства-правопреемники СССР имеют право на возмещение того огромного ущерба, который был причинен культурным ценностям агрессивной войной фашистской Германии на территории СССР: 427 разграбленных музеев, 1670 сожженных, уничтоженных и оскверненных церквей, 237 римско-католических костелов, 69 часовен, 532 синагоги и 258 других зданий, принадлежавших учреждениям различных религиозных культов, а также 84 тысячи школ, техникумов, вузов, НИИ и 43 тысячи публичных библиотек. Общий материальный ущерб, причиненный немецкими оккупантами на территории СССР, оценивается в 679 млрд. руб. в масштабе цен 1941 г.11 Цифры, впервые опубликованные на Нюрнбергском процессе, говорят сами за себя.

По далеко не полным данным, немецко-фашистскими захватчиками за годы второй мировой войны из СССР было вывезено около 500 тысяч единиц хранения музейных ценностей, на оккупированных территориях ими уничтожено или похищено более 100 млн. книг.12

Вопрос о репарациях вследствие разрушения и противоправного присвоения культурных ценностей во время II -ой мировой войны остается открытым и вследствие того, что существующие международно-правовые акты либо не содержат положений об исковой давности, либо допускают предъявление иска по истечении 75 и более лет в соответствии с положениями внутреннего права страны.

В этой связи представляется крайне необходимым незамедлительно провести работу по составлению списков, а также единой компьютерной базы данных, разрушенных, утраченных и пропавших на территории СССР во время II-ой мировой войны культурных ценностей. Ведь мы до сих пор полно и точно не установили - что и откуда было утрачено. Первые, подготовленные, три тома наших потерь14 – только капля в море. Несомненно, эта задача – номер один.

Предстоит также скопировать, изучить и обнародовать там, где это еще не было сделано, все попавшие к нам гитлеровские архивы. Судя по многочисленным публикациям российских и западных средств массовой информации, именно в них следует искать следы вывезенных немецкими войсками культурных ценностей.

Аналогичные работы ведутся и во многих западных государствах. Так, государственные музеи Франции через печатные каталоги и интернет обнародовали информацию о двух тысячах объектов неясного происхождения. В 1996 г. итальянское правительство опубликовало каталог утраченных культурных ценностей – от картин и скрипок Страдивари до дорогостоящих археологических находок.15 В этой стране со времен II-ой мировой войны числятся пропавшими еще около 1700 известных произведений искусства, многие из которых находятся в Германии. В самой Германии, только в одной новой объединенной Берлинской картинной галерее фонд “ чужого владения ” составляет около 500 картин.16 Судя по сообщениям немецкой прессы, после окончания войны западные союзники передали в Главное финансовое управление в Мюнхене около трех тысяч картин из гитлеровского “ собрания в Линце ”. 50 произведений из их числа до сих пор там и хранятся. Остальные полотна как предметы безвозмездного пользования разошлись по различным немецким учреждениям – музеям, посольствам, министерствам. В настоящее время в Министерстве финансов ФРГ создан банк данных для инвентаризации этих культурных ценностей.17

Спасти то, что еще поддается спасению, можно и нужно, как говаривали наши деды, всем миром. Основная же нагрузка ложится на государство и его органы. Защита культурно-исторического наследия - это вопрос не сиюминутный, это требование обеспечения национальной безопасности. Именно так он сформулирован в Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента № 1300 от 17.12.1997 г. И решать его нужно на самом высоком государственном уровне.

Репортаж, показанный в программе “ Время ” ОРТ от 21.01.1998 г., высветил неудовлетворительное положение дел в этой сфере. Лишь тремя музеями составлены каталоги утраченных культурных ценностей, а в Министерстве культуры РФ лишь два специалиста непосредственно занимались этой проблематикой.

Нельзя мириться с практически полным бездействием соответствующих государственных органов, в чьи функции входит сохранение и использование культурного наследия( достояния ). Здесь могут и должны сыграть свою первостепенную роль такие структуры, как Министерство иностранных дел, Государственная архивная служба, Министерство культуры и Департамент по сохранению культурных ценностей, а также его территориальные управления.

Отметим также, что розыск пропавших и незаконно вывезенных культурных ценностей, официальные переговоры на предмет их возвращения, разрешение многих текущих проблем оценки, страхования, транспортировки и тем более вопросы субституции и репараций – всё это требует высокопрофессиональной, кропотливой, систематической работы специалистов разных профилей. Так или иначе во всем мире эти сфера деятельности отнесена к компетенции исполнительной государственной власти, и эмоциональное вторжение сугубо политических факторов в эту, порой очень деликатную, работу является нежелательным.

Учитывая, что ФРГ не подписала, а Российская Федерация еще не ратифицировала заключенную 24 июня 1995 г. в Риме под эгидой Международного института унификации частного права( ЮНИДРУА ) Конвенцию по похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям, в выработке которой участвовали представители 70 государств, нам представляется необходимым подготовка и заключение двустороннего соглашения о перемещенных во время II-ой мировой войны культурных ценностях между РФ и ФРГ, которое бы предусматривало комплексное разрешение всех связанных с ними вопросов, включая проблематику взаимного возврата, субституции и репараций.

В России почти все перемещенные из Германии культурные ценности находятся в государственных публичных собраниях, доступ в которые всегда открыт, о чем свидетельствует и проведение ряда выставок, в частности, Государственным музеем изобразительных искусств им. Пушкина( “ Золото царя Приама ” , “ Москва - Берлин ” и др. ). Это во многом облегчает решение технического и юридического аспекта проблем, связанных с возвратом культурных ценностей.

Более запутанной выглядит ситуация в ФРГ, поскольку там вывезенные из СССР культурные ценности разрознены и находятся в частном владении. Но и это обстоятельство не является тупиковым. Так, учитывая что в ФРГ не существует общефедерального министерства культуры или других специальных государственных органов по сохранению культурного наследия( достояния ), немецкая сторона могла бы создать специальный фонд на федеральном уровне, в задачи которого входил бы выкуп культурных ценностей в соответствии с внутренним правом ФРГ, включая возможные выплаты добросовестному приобретателю, и их безвозмездная реституция в РФ.

Публикации последнего времени показывают, что многие немцы, в руках которых находятся вывезенные из СССР ценности, могли бы вернуть их при наличии соответствующей официальной легализации и государственной поддержки.

Следует также напомнить, что в истории международных отношений существуют прецеденты субституции(замены ) утраченных культурных ценностей. Ведь именно Германия вернула Франции в качестве возмещения за уничтоженные во время I -ой мировой войны в библиотеке Лувена книги, рукописи и инкунабулы аналогичные шедевры, совместимые с ними по качеству и стоимости, что было закреплено в соответствующих положениях Версальского мирного договора.

Под событиями II-ой мировой войны в международно-правовом плане до сих пор не проведена черта. Международная конференция по нацистскому золоту, состоявшаяся в декабре 1997 г. в Лондоне, а также Вашингтонская конференция о культурных ценностях жертв Холокоста( 2 - 4 декабря 1998 г. ) - тому пример.18 При этом речь идет не о пересмотре итогов II-ой мировой войны. Действующие международные договоры должно добросовестно выполнять. Речь идет об окончательном международно-правовом урегулировании ряда вопросов, явившихся следствием агрессивной войны фашистской Германии и ее союзников против объединенных наций, в том числе - проблем реституции культурных ценностей, субституции и репараций вследствие их разрушения.

Мировое культурное пространство едино. И было бы большой ошибкой - растаскать мировые культурные ценности по национальным квартирам. В интересах всего мирового сообщества - сохранить целостность и общедоступность основных собраний культурных ценностей в исторически сложившихся мировых культурных центрах. Многие шедевры национальной культуры служат послами доброй воли в тех странах, где они исторически оказались, зачастую повторяя судьбы людей, сближая целые народы.

Однако, несомненно, что при этом не должен нарушаться основной закон человеческого бытия - закон свободной воли, не говоря уже об общепризнанных принципах и нормах права. И если народ в лице государственного представителя предлагает другому государству вернуть его неотъемлемое культурное достояние, то этот вопрос нужно решить цивилизованно, уважая его суверенное право.

Остается только добавить, что нравственно безупречная, юридически безукоризненно обоснованная и последовательно отстаиваемая на международной арене позиция государства неминуемо приведет к пониманию и адекватному отношению со стороны других государств и международного сообщества в целом.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему