Преступное деяния в уголовном праве зарубежных стран

Содержание Введение …..3 1.Понятие преступного деяния в уголовном праве зарубежных стран 1.1 Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных странах .…..7

Содержание

Введение…………………………………………………………………………………………………..3

1.Понятие преступного деяния в уголовном праве зарубежных стран

1.1 Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных странах……………………………………………………………………………….…..7

1.2. Признаки преступного деяния……………………………..............................12

1. 3. Понятия преступного деяния……………………………………………………………16

1.4. Классификации преступных деяний…………………….……………………………20

Заключение

Литература

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня реальная угроза миру в международном сообществе исходит от преступности как национальной, которая принимает все более организованные формы, так и от транснациональной, которая приобретает глобальный характер.Проводя сравнительное исследование уголовно-правовых систем зарубежных государств, следует отметить практически полное отсутствие единых для международного сообщества четких дефиниций важнейших уголовно-правовых институтов, использование юридически неопределяемых терминов и оценочных понятий. Такое положение объясняется правовыми традициями и особенностями юридической техники в разных странах. Возникает необходимость в судебном толковании, анализировании не только уголовного законодательства, но также теоретических разработок и судебной практики.В современном мире каждое государство имеет свое право, а иногда действуют несколько конкурирующих правовых систем. Существует также международное право, призванное регулировать во всемирном и региональном масштабе международные отношения.Право – это не только совокупность норм. Это - система, основанная на определенном понятийном фонде, соединяющая нормы в определенные группы, имеющая определенные способы создания и толкования норм. Правовая система определяет концепцию социального строя, которая, в свою очередь, определяет систему применения и функционирования права. Сегодня мы говорим о единстве мира как социальной системы, нуждающейся в международном взаимодействии или, как минимум, простом сосуществовании. Условия современного мира, зыбкость его существования требуют обновления международного уголовного права, установления новых отношений сотрудничества в сфере борьбы с преступностью как всемирного, так и регионального характера. Для этого необходимо, на наш взгляд, выработать единые уголовно-правовые материальные нормы, институты и категории, регулирующие глобальные межгосударственные правоотношения, определить единый понятийный правовой механизм, единую технику унификации применения права. Но для этого не надо заменять национальные правовые системы единообразным наднациональным правом.Большое значение для развития национальных систем уголовного права и для организации борьбы с международной преступностью и против человечества имеет активно развивающееся международное уголовное право и международная юстиция. Российские исследователи уголовно-правовых и криминологических проблем все чаще обращаются к международному опыту и сравнительному исследованию уголовно-правовых и криминологических систем борьбы с преступностью. Почти во всех диссертационных исследованиях (которые, несомненно, должны обладать новизной и актуальностью) последнего десятилетия говорится о росте в России преступности в целом, а также отдельных ее видов, делаются сравнения с ростом преступности в различных странах. Так, соискатель Н.Н. Лазуткин, обосновывая актуальность темы своего исследования и в подтверждение тезиса о том, что Россия вышла на «прямую дорогу» роста преступности, по которой идет весь цивилизованный мир, приводит данные о коэффициентах преступности (на 100 000 населения): в Германии и Англии – 7 000, США – 5820, Италии – 3848, России – 1856. За период с 1970 по 2000 год преступность в мире (данные ООН) выросла в 3-4 раза, в т.ч. в США – в 7,1 раза, во Франции – в 4,6 раза, в Англии – в 2,7 раза, в России – в 4,6 раза. Утверждается, что высокий уровень и рост преступности – это неизменные спутники рыночной системы экономики стран с устойчивыми социально-политическими системами. Не оспаривая достоверности приведенных статистических показателей состояния преступности в указанных странах, применяемый метод сравнительного исследования преступности можно признать некорректным и недостаточно достоверным. Дело в том, что понятие преступности в разных странах имеет разное значение. Что же такое преступность? Мы полагаем, что под преступностью следует понимать совокупность преступных деяний, совершенных и выявленных (или же совокупность преступных деяний, рассмотренных и признанных судами преступлениями) на определенной территории и в конкретный период времени. В каждой стране уголовно-правовая система (запреты) неоднозначна. Например, в Российской Федерации Уголовный Кодекс (Особенная часть) содержит 256 статей, т.е. запретов под страхом уголовного наказания. В других странах подобных запретов во много раз больше или меньше.В России под преступлением понимается деяние, запрещенное уголовным законом под страхом любого уголовного наказания, указанного в этом законе (всего 13 видов наказания, от штрафа до пожизненного лишения свободы и смертной казни). В Германии под преступлением понимается деяние, запрещенное уголовным законом под страхом наказания в виде лишения свободы не менее 1 года. Если предусматривается лишение свободы до 1 года – это проступок, если только штраф – это нарушение.В США под преступлением понимается преступное деяние, за которое законом определена угроза наказания в виде лишения свободы свыше 1 года – фелония, от 15 суток до 1 года – уголовный проступок – мисдиминор, до 15 суток лишения свободы – нарушение. В систему преступности входят и все дорожные проступки – любое нарушение правил дорожного движения. В Японии преступность почти на 80% состоит из краж и угонов велосипедов. Подобных преступлений в России практически нет, т.к. нет велосипедов, как массового средства передвижения. Поэтому статистическая структура преступности и объем (количество) преступлений в каждой стране практически несравнимы. Во всех вышеуказанных странах (Германия, Англия, США, Франция, Япония и другие), а также согласно судебной практике Страстсбургского Европейского Суда эти правонарушения входят в уголовно-правовую сферу. Поэтому коэффициенты преступности (на 100 тыс. населения) в этих странах будут намного больше, чем в России. Можно говорить о том, что в России преступность намного выше, чем в указанных странах, так как судимость к мерам наказания связанным с лишением свободы, намного больше. Большое значение в определении количественных показателей преступности имеет система ее учета. В США к общеуголовным преступным деяниям, которые учитываются в общегосударственном масштабе, отнесены только индексные 8 составов – тяжкое и простое убийство, тяжкое нападение, изнасилование, ограбление, берглэри, кража, поджог, которые в своей совокупности выражают сущность проблемы преступности в любой местности. Остальная преступность определяется и контролируется виктимологическим способом, через ежегодные опросы населения: каждый гражданин должен сообщить, был ли он потерпевшим от преступления. Эти данные сверяются с данными правоохранительных органов и судов.

Целью исследования: является определения преступного деяния в уголовном праве зарубежных стран.

Задачи исследования: рассмотреть понятия и признаки, преступного деяния в уголовном праве некоторых зарубежных стран.3

1.Понятие преступного деяния в уголовном праве зарубежных стран

1.1 Определение преступного деяния в уголовном праве современных

зарубежных стран

Понятие преступного деяния является центральным, стержневым в любой правовой системе. Однако оно не всегда дается в тексте закона или нормативного акта. В английском и французском уголовном праве законодательное определение преступного деяния отсутствует. Понятие преступления дается либо в судебных решениях (Англия), причем применительно к конкретным его видам, либо в литературных источниках по уголовному праву (Англия и Франция).Нормативные определения существует в отдельных североамериканских штатах и в ФРГ, однако и они по существу носят формальный характер. Нормативные определения. Из рассматриваемых стран к настоящему времени нормативные, т.е. зафиксированные в законодательных актах или иных правовых предписаниях, определения существуют, как уже было сказано, лишь в североамериканских штатах и в Германии. В большинстве вновь принятых УК штатов и в УК ФРГ законодательные определения преступления даются в статьях, содержащих разъяснения употребляемых в кодексе терминов. Во всех названных кодексах изложены формальные определения преступления, т.е. такие, в которых не раскрывается социальная сущность преступления и оно определяется как деяние, запрещенное нормами права под угрозой наказания. Калифорнии дано следующее определение: «Преступлением, или публичным уголовным правонарушением является деяние, которое совершено или не совершено в нарушение нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также за которое назначается после осуждения (виновного) одно из следующих наказаний... (далее идет перечисление видов наказаний)». Вопрос о том, что должно представлять собой запрещенное уголовным правом поведение, какова его социальная направленность, в данном определении не решается. А вот какое определение дано в УК штата Нью-Йорк:«Посягательство» означает поведение, за которое наказание тюремным заключением на срок или штрафом предусмотрено любой нормой права данного штата или, вообще, любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа государственной власти данного штата или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями». В этом определении главный признак преступного посягательства — наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием тюремным заключением, а также штрафом. Интересно то обстоятельство, что преступлением, согласно такому определению, является деяние, запрещенное «любой нормой права».Примером формального определения может служить и ст. 40-1-104, УК штата Колорадо, согласно которой «преступление означает нарушение любого закона штата или описанное таким законом поведение, за которые могут быть назначены штраф или тюремное заключение». Из определения видно, что на первый план выдвигается признак наказуемости, поскольку запрещенность деяния «любым законом» не позволяет отличить преступление от других правонарушений. Вместе с тем, такое определение исключает возможность уголовного преследования при отсутствии факта нарушения закона (а не «нормы права»), что имеет, бесспорно, позитивный смысл. Действующий Уголовный кодекс ФРГ на законодательном уровне закрепляет формальное определение преступного деяния. «противоправное деяние — только такое, которое осуществляет состав преступления, предусмотренный уголовным законом». Таким образом, и американское, и германское законодательство на первый план выдвигают формальный признак преступления — запрещенность деяния нормами права. 1

Доктринальные определения. В правовой литературе зарубежных государств существуют самые разные определения преступного деяния. В целом же, все доктринальные определения можно свести в три группы: а) формальные; б) прагматические; в) смешанные. В английской и американской уголовно-правовой теории существуют самые разные мнения по поводу того, что считать преступлением. Одни авторы таковым считают противоправное и наказуемое деяние; другие — антиобщественное и наказуемое; третьи — противоправное, виновное (намеренное) и наказуемое и т.д. Однако чаще всего встречается именно формальное определение преступления как деяния, запрещенного под угрозой наказания нормами уголовного права (Дж. Стифен, П. Таппен, Дж. Холл и др.). Например, американский профессор социологии и права Нью-йоркского университета П. Таппен считает, что преступление — это намеренное действие или бездействие, нарушающее нормы уголовного права (статутного или прецедентного), совершенное при отсутствии обстоятельств, освобождающих от ответственности или наказания, и наказуемое государством (P.Tappan. Crime, JusticeandCorrection, N.Y., London, Toronto, 1960. P. 10).Попытки дать какое-либо точное и бесспорное определение преступного деяния не увенчались успехом и во Франции. Сегодня в основу определения французские юристы кладут, как правило, только формальный критерий. В связи с этим, преступное деяние определяется ими как деяние, нарушающее уголовный закон (Ж. Левассер, А. Шаван, Ж. Монтрей), как любое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом (М.-Л. Расса) и т.п. Такая позиция, по мнению французских юристов, исключает самую большую ошибку какого-либо подобного определения: его спорность. Но, все же, признается, что такое определение безжизненно и не учитывает того обстоятельства, что преступное деяние — это деяние человеческое и социальное. Широкое распространение формальных определений в уголовном праве зарубежных стран вполне естественно, поскольку эти определения в значительной мере корреспондируют одному из основных принципов классического уголовного права — принципу, согласно которому преступным и наказуемым может быть признано лишь такое деяние, которое запрещено законом .Наряду с формальными определениями преступного деяния, содержащимися в трудах представителей неоклассической школы уголовного права, существует немало определений, данных представителями социологического направления, в особенности американскими прагматистами. Преступление, согласно этому подходу, представляет собой любое действие или несовершение действия, наказуемое обществом как вред, направленный против него (А.Холл). На первый план выдвигается не противоправность преступления, а понимаемые по-своему интересы общества (прагматизм).Английские и американские юристы предпринимали попытки дать такие определения, в которых комбинируются элементы определений, выдвинутых как неоклассической школой, так и социологической. Преступление, согласно этой точке зрения, представляет собой противоправное действие или невыполнение обязанности, которые являются посягательством на интересы общества и которые влекут для виновного лица установленное правом наказание.Во французской юридической литературе также можно встретить более развернутые определения преступного деяния, чем просто формальное определение. К примеру, в курсе М.-Л. Расса «Уголовное право» (1987) существует такое: «это всякое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом в силу того, что оно «задевает» мораль или нарушает общественный порядок». Позитивным является то, что в определении указывается на такой признак преступного деяния, как «вредоносность», однако ничего не говорится о характере и степени такой «вредоносности».Несмотря на попытки зарубежных юристов отойти от традиционных дефиниций, преобладают определения, в которых на первый план выдвигается формальный признак — запрещенность деяния нормами уголовного права. 2

1. 2. Признаки преступного деяния.

В английском и американском уголовном праве не выработано какого-либо единого определения преступления, поэтому и не существует какой-либо единой системы признаков такового. Положение усложняется еще и тем, что каждый из признаков преступления толкуется по-разному. В целом же, в англо-американском уголовном праве понятие преступления предполагает, как правило, наличие двух элементов:«actusreus» (объективный критерий ) и «mensrea» (субъективный критерий ). «Actusreus» — это поведение, которое выразилось в добровольном действии или бездействии, причинившем определенный вред или создавшем угрозу его причинения . При этом речь идет о конкретном действии или бездействии, умысел на совершение преступления, не выразившийся в конкретных материальных действиях, в принципе ненаказуем. Определение «mensrea» (буквально «виновный дух») более сложно. Это психологический элемент преступного поведения, который обозначается в нормативных актах обычно словами «с намерением», «умышленно», «злонамеренно», «неосторожно », «обманно » и т.п. Таким образом, понятие «mensrea» близко к понятию виновности. Вместе с тем, признак виновности очень часто отсутствует в определениях преступления в англо-американской правовой литературе. Отчасти это является следствием того, что действующее законодательство и судебная практика не считают вину безусловно обязательным признаком преступления. Даже при указании на вину как признак преступления авторы обычно имеют в виду лишь общее правило, которое в значительной степени выхолощено всевозможными исключениями. При этом некоторые американские юристы считают, что вина является необходимой для уголовной ответственности, однако требование ее установления не является конституционным, если не считать отдельных случаев (Г.Паккер). В условиях США это означает, что уголовный закон, устанавливающий наказание за деяние и не требующий, чтобы данное деяние было совершено виновно, может быть признан неконституционным только в виде исключения. Английский профессор Г. Купер считает, что вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности без вины лежит вне сферы права. По его мнению, это, прежде всего, вопрос уголовной политики, который решается с учетом социальных и культурных факторов в условиях данной эпохи. (Н.Cooper. Toward a Rational Doctrine of Criminal Responsibility. «The Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science» September 1968, vol. 50, № 3, p. 340,343.). В уголовном праве Англии и США существуют преступления, для которых виновность не является обязательным элементом. Ответственность за такие преступления получила название «абсолютной», или «строгой».4 Для привлечения к уголовной ответственности в данном случае достаточно констатировать совершение лицом определенного в статуте действия либо бездействие. Подсчитать число конкретных случаев, когда устанавливается такая ответственность, очень сложно. В учебниках по уголовному праву можно встретить утверждение о том, что абсолютная ответственность в виде общего правила вводится законами, предусматривающими незначительные наказания за нарушение правил, регулирующих торговлю, изготовление лекарств, продуктов питания и т.п. На практике дело обстоит иначе. Объективное вменение считается допустимым и в случаях, когда совершено преступление, за которое может быть назначено лишение свободы, причем на длительный срок. Примером этому служит законодательство, устанавливающее ответственность за половые преступления против несовершеннолетних (изнасилование, развратные действия и пр.), за которые может быть назначено суровое наказание вплоть до смертной казни . Требование законности привлечения к уголовной ответственности было одним из основных положений, сформулированных в период буржуазных революций. Оно получило оформление в виде принципа «nullumcrimensinelege» — «нет преступления без указания о том в законе». Однако в Англии и США этот принцип получил иное звучание. Преступлением было объявлено не то, что противоречит закону, а то, что противоречит нормам права. При этом под нормами права с самого начала понимались как нормы закона, так и нормы общего права, выработанные судебной практикой (см. лекцию об источниках уголовного права современных западных государств). В Англии с давних пор традиционно считалось, что основанием для привлечения к уголовной ответственности может служить не только акт, принятый парламентом, но и другие источники права. Имея дело с деянием, которое не запрещено законом, английский суд всегда мог привлечь к ответственности лицо, совершившее данное деяние, если ранее другой суд уже признал такое же или сходное деяние преступным и наказал виновного. Пределы применения уголовных санкций в этих случаях достаточно неопределенны. В классической работе Дж. Стифена «Дигесты уголовного права» написано: «Деяния, которые считаются причиняющими вред обществу, в некоторых случаях признаются менее опасными преступлениями (мисдиминорами), поскольку суду, рассматривающему дело, становится очевидно, что есть аналогия между этими деяниями и другими, которые были признаны менее опасными преступлениями, хотя первые из них прямо не запрещены какой-либо нормой права, и никакой прецедент прямо не применим к ним».Применении уголовной ответственности по аналогии, но и к введению новых видов преступлений по усмотрению судов. Таким же путем в решении данного вопроса в течение долгого времени шло и уголовное право США. Однако в США положение изменилось. Американское федеральное право и право отдельных североамериканских штатов в настоящее время прямо устанавливают что уголовная ответственность может быть возложена только на основании законодательных актов. Но формально роль прецедентного права все же велика. Некоторые авторы даже выдвигают этот признак на первый план. Так, Р. Кросс и Ф. Джонс считают, что преступление — это юридический вред, возмещением которого является наказание преступника от имени государства. Ссылаясь на вред как на один из признаков преступления, часть авторов говорит о вреде, причиняемом обществу, другая часть об юридическом или просто вреде. Во многих случаях этот признак вообще не вводится в определение преступления, поскольку их авторы не считают его существенным. Однако даже те авторы, которые говорят о вреде как о признаке преступления, понимают под вредом совершенно разные вещи. Одни вредом считают сам факт виновного совершения запрещенного деяния (формалистическое направление), другие признают вредом не само деяние, а его неблагоприятные последствия в виде утраты общественных ценностей (реалистическое направление). При этом под последними понимаются: справедливость и правопорядок; жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность, социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль, социальные ресурсы, общий прогресс и личная жизнь .3

1.3.ПОНЯТИЯ ПРЕСТУПНОГО ДЕЯНИЯ

Шаван и Ж.Монтерей в своем курсе «Уголовное право и уголовный процесс»(1988) определяют его как «действие или бездействие, предусмотренное и наказуемое уголовным законом, вменяемое в вину его исполнителю и не оправданное осуществлением какого-либо права». По этому определению, преступное деяние включает четыре признака:

а) материальный (действие или бездействие); б) законодательный (предусмотренность и наказуемость уголовным законом);

в) психологический (вменение в вину) ; г) так называемый признак неоправданности.

Последний означает, что отсутствуют причины для оправдания такого поведения (правомерная защита, состояние необходимости и т.п.).Сходное определение дает и Расса: преступное деяние — это «материальное поведение, совершенное под воздействием желания, предусмотренное законом и не оправдываемое им». Однако Расса не считает законодательный признак основным, составляющим элементом преступного деяния, а утверждает, что наличие нормы закона является неким предварительным условием, существующим до начала исполнения преступного деяния и находящимся вне него.В теории французского уголовного права так же, как и в англо-американской уголовно-правовой теории, не выработано не только какого-либо единого понятия преступного деяния, но и единого мнения по поводу того, что считать его основными признаками. Некоторые французские авторы полагают, что преступное деяние является только материальным актом и психологическую характеристику совершенного нужно учитывать при изучении правонарушителя, а не деяния. Так, Мерль и Витю, особо выделяя законодательный признак, считают, что преступное деяние включает лишь два основных признака: законодательный и материальный, в то время как Прадель признает наличие в нем только материального признака. Другие авторы в качестве основных элементов преступного деяния называют материальный и психологический признаки. Таким образом, вопрос о понятии преступного деяния и структуре последнего нельзя считать окончательно решенным во французской уголовно-правовой доктрине.Преступное деяние является противоправным, виновным, соответствующим признакам состава, запрещенным под угрозой наказания деянием. Указанные признаки (кроме третьего) вытекают из УК ФРГ. В нем установлено: «Кто, бездействуя, вызывает наступление последствия, предусмотренные составом закона, подлежит наказанию только тогда, когда он юридически был обязан не допускать последствия и если бездействие соответствует выполнению состава деяния путем действия». (Часто употребляемый в российской литературе перевод слова «Tatbestand» как состав преступления не является точным. Правильнее было бы употреблять термин «состав закона», что не исключает однако перевод этого термина как «состав деяния» или «законный состав». Термин же «состав преступления» не употребляется в германской уголовно-правовой доктрине вообще, и его употребление в российской переводной уголовно-правовой литературе можно объяснить только стремлением автора изложить переводимый материал, используя терминологию, применяемую в российском уголовном праве авт.).Деяние представляет собой человеческое поведение, не только в его активной форме — действие, но и в пассивной — бездействие. Действие должно быть осознанным. Поэтому неосознанные действия не являются деянием в уголовно-правовом смысле слова (например, рефлекторные действия или телодвижения, которые обусловлены воздействием третьих лиц или действием сил природы). Действие должно быть в причинной связи с наступившим или желаемым результатом. Бездействие может быть осознанным или неосознанным. В обоих случаях бездействие только тогда является деянием в уголовно-правовом смысле слова, если бездействующее лицо а) имело возможность активно действовать и б) либо осознает эту возможность, либо на основании закона обязано активно действовать.По Уголовному уложению 1871 г. противоправность понималась только как уголовная противоправность, то есть противоречие только уголовному закону. Сейчас же это понятие существенным образом расширилось и в настоящее время по германскому праву противоправность понимается в более широком смысле слова как противоречие деяния правопорядку в целом, то есть деяние должно содержать состав закона преступного деяния или нарушения общественного порядка. Вместе с тем, деяние, содержащее состав закона, не является противоправным, когда у лица отсутствует понимание того, что оно действует противоправно, и если при этом оно не могло избежать этой ошибки 3. Поэтому ошибка в запрете (то есть ошибка лица относительно того, что оно действует противоправно), как правило, является обстоятельством, исключающим виновность лица. Если же лицо заблуждается в фактических обстоятельствах дела, то есть его заблуждение относится к определенным признакам конкретного состава закона, то считается, что такая ошибка исключает совершение умышленного деяния, то есть лицо может быть наказано только за совершение деяния по неосторожности. В германской уголовно-правовой доктрине вина понимается как упречность поведения, соответствующего составу закона. Вид упрека определяется в зависимости от того, действовало лицо умышленно или по неосторожности. В обоих случаях это относится к упреку в адрес виновного, который выносит суд в каждом конкретном случае, определяя, осознавало ли лицо противоправность своего поведения, точнее говоря, должно ли было лицо осознавать, что оно действует противоправно. Упрек суда в адрес виновного является предпосылкой вменяемости. В этой связи УК ФРГ устанавливает, что «невменяем тот, кто при совершении деяния еще не достиг четырнадцати лет».УК ФРГ не содержит определений форм вины, однако, устанавливает, что наказуемым является только умышленное деяние, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожное деяние.

Признак «соответствия составу закона» понимается как выполнение конкретным деянием законодательно определенных признаков конкретного состава закона. В более узком смысле слова состав уголовного закона понимается как законодательное определение объективных и субъективных предпосылок поведения, находящегося под угрозой наказания, для признания его преступным деянием. Составы уголовного закона детально регламентируются в Особенной части УК ФРГ. При этом существенной особенностью германского уголовного права является то, что вина не является элементом состава. О соответствии преступного деяния составу закона или о выполнении состава закона речь может идти только в том случае, если его признаки соответствуют всем признакам такого состава.В германской уголовно-правовой доктрине наказуемость как признак преступного деяния понимается так, что конкретное деяние находится под угрозой наказания. При этом деяние может наказываться только в том случае, если его наказуемость была определена законом, действовавшим до совершения деяния (ст. 103 Конституции ФРГ, УК ФРГ). В этом нашел свое законодательное закрепление принцип «nullumcrimen, nullapoenasinelege». На основании принципа определенности наказания наказуемость конкретного деяния должна быть предусмотрена в конкретной норме закона, состав которого оно выполняет, и наказание за это деяние может быть назначено в пределах санкций, предусмотренных законом.3

14. Классификации преступных деяний

В уголовном праве Англии и США сложилось несколько видов классификации преступлений. Наиболее распространены и имеют большое практическое значение классификации по следующим основаниям:

А) в зависимости от значимости объекта посягательства;

Б) по степени опасности деяний;

В) по их отношению к нормам морали.

А) Вопрос о классификации преступлений по объекту, на который они направлены, применительно к Англии и США не прост потому, что на него нельзя ответить путем изложения структурыОсобенной части УК, поскольку такового в Англии нет, а в североамериканских штатах критерий объекта при построении Особенной части нередко не учитывается.О классификации преступлений по объекту в Англии можно судить по тому, что сказано в учебниках и практических руководствах, излагающих Особенную часть уголовного права. Эти издания нередко существенно отличаются друг от друга. В одних случаях преступления группируются с учетом "степени значимости (разумеется, с точки зрения автора) объекта посягательства, а в других в алфавитном порядке.В авторитетном труде английского юриста Хэлсбери приводится следующая классификация. Преступления делятся на три группы: 1) преступления против правительства и общества;

2) преступления против личности; 3) преступления против собственности.

Первая группа подразделяется на 18 категорий преступлений : против королевской власти; против общественного спокойствия, куда входят призыв к мятежу и неповиновению, создание противозаконных обществ, незаконное ношение военной формы и т.п.; незаконное владение огнестрельным оружием; разглашение государственной тайны; против должностных лиц; против правосудия; против собственности и полномочий королевской власти; против иностранных государств; против религии; против брака и семьи; против чести и морали; против публичного здравия и безопасности; против профсоюзов и предпринимателей; бродяжничество и др.

Вторая группа включает в себя 3 категории преступлений: деяние, «причиняющее вред телу», куда входят убийство, самоубийство, телесные повреждения, опасное вождение транспортных средств и т.п.; половые преступления; жестокое обращение с детьми, подмастерьями и слугами.

В третью группу входят 4 категории преступлений: завладение имуществом, получение имущества обманным путем, подделка, злоумышленное повреждение имущества.

Б) По степени опасности преступлений в англо-американском уголовном праве существуют два вида классификации: материально-правовая и процессуально-правовая.До 1967 г. в Англии с материально-правовой точки зрения все преступления подразделялись на три группы: 1) особо опасные преступления (treasons) — измена, посягательства на особу короля (королевы) и членов его семьи и т.п.; 2) опасные преступления — фелонии (felonies), за которые предусматривалось суровое наказание, в том числе конфискация недвижимого имущества, либо для которых в законе имелась специальная оговорка об отнесении их к данной категории; 3) менее опасные преступления — мисдиминоры (misdemeanors) — все прочие посягательства.Отнесение конкретного преступления к той или иной группе имело, главным образом, процессуальные последствия (условия производства ареста, порядок судебного разбирательства, допустимость защитника и т.п.). Но постепенно грань между двумя последними группами преступлений стиралась и практически исчезла. Закон от 21 июля 1967 г. упразднил деление преступлений на фелонии и мисдиминоры в Англии. Однако деление преступлений на фелонии и мисдиминоры сохранилось в уголовном праве США. В Англии же по материальному признаку все преступления делятся на две группы: 1) измена ; 2) прочие преступления.

С процессуальной точки зрения преступления подразделяются на две группы: 1) преступления, дела о которых рассматриваются с соблюдением процедуры, требующей обвинительного акта (indictableoffences); 2) преступления, дела о которых рассматриваются в упрощенном порядке (summaryoffences), или суммарные.

В первом случае дела могут быть рассмотрены с участием присяжных и с соблюдением целого ряда процедурных правил, которые не распространяются на разбирательство дел в упрощенном порядке. В английском праве эти группы преступлений дополняются третьей: «смешанные» («гибридные») преступления. Для них выбор процедуры судебного разбирательства зависит от стороны обвинения или самого обвиняемого.В основе данного деления, в конечном счете, тоже лежит степень общественной опасности деяния, а также иные факторы.Упомянутым Законом 1967 г. в Англии введен еще один вид процессуальной классификации преступлений, которая была частично изменена Законом о полиции и доказательствах : 1) преступления, при совершении которых подозреваемый может быть подвергнут до суда аресту (арестные дела);2) преступления, при совершении которых такой арест не может состояться. К первым относятся преступления, за которые лицу в возрасте не моложе 21 года, ранее судимому, может быть назначено наказание на срок 5 и более лет лишения свободы, либо строго определенное законом наказание.

В общих чертах, но с некоторыми особенностями, старая английская классификация преступлений по степени опасности воспринята в США. По американской материально-правовой классификации преступления делятся на две группы: 1) опасные преступления — фелонии и 2) менее опасные — мисдиминоры. Ко второй группе относятся, как правило, те преступления, за которые может быть назначено наказание до одного года лишения свободы и (или) штраф, а к первой — все остальные. Из второй группы выделяется, как правило, подгруппа — незначительные мисдиминоры, или нарушения. Вот как определены эти преступные деяния в УК штата Нью-Йорк. Фелония — это посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение на срок свыше одного года, мисдиминор — посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение на срок от 15 дней до одного года. Фелония и мисдиминор относятся к категории преступлений. Нарушение — посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение сроком до 15 дней, — преступлением, согласно УК штата Нью-Йорк, не является. В свою очередь, законодательство большинства штатов делит и фелонии, и мисдиминоры на несколько категорий, в зависимости от которых устанавливаются пределы наказаний. Так, соответствующие преступные деяния называются фелониями классов А, В, Си т.д. (обычно в пределах 3—5 классов) и мисдиминорами классов А и В или А, В и С. В УК некоторых штатов, например, Техаса, сохранилось традиционное деление фелонии на караемые смертной казнью и фелонии 1, 2 и 3 степеней. Сущность и практическое значение классификаций преступных деяний состоит в том, что они предопределяют рамки наказаний, назначаемых за преступные деяния соответствующей категории. Традиционные различия между фелониями и мисдиминорами играют весьма существенную роль при квалификации преступлений, в сфере уголовного процесса, в условиях отбывания наказания и в правовых последствиях осуждения. Совершение фелонии либо одна только цель ее совершения нередко служат отягчающим обстоятельством, прямо предусмотренным законом (при убийстве, берглэри, подстрекательстве и др.). Законы практически всех штатов предусматривают, что осужденные за фелонию отбывают наказание в карательном учреждении более строгого режима. Осуждение за фелонию, в отличие от мисдиминора, связано с потерей многих прав и привилегий: законодательство штатов запрещает таким лицам участвовать в выборах, занимать публичные должности и др.С процессуальной точки зрения, все преступления в США делятся на следующие группы: 1) преступления, дела о которых рассматриваются с обвинительным актом; 2) преступления, дела о которых рассматриваются в упрощенном порядке. К первым обычно относят фелонии, а ко вторым незначительные менее опасные преступления (незначительные мисдиминоры). Порядок рассмотрения других менее опасных преступлений решается с учетом различных факторов, среди которых значительную роль играет усмотрение прокурора. В уголовном праве Англии и США имеет хождение и классификация преступлений, согласно морально-этической оценке конкретных деяний. С этой точки зрения преступные деяния делятся на две группы: 1) преступления, которые «сами по себе являются злом», т.е. противоречат представлениям людей о добре и зле, о моральном и аморальном (убийство, телесные повреждения, хищения, мошенничество и т.п.);2) деяния, которые становятся преступными только в силу вводимых государством запретов, независимо от того, осуждаются они моралью или нет (нарушения эксплуатации транспортных средств, нарушения в производстве и реализации товаров, лекарств, различные налоговые нарушения и т.п.).Английский юрист П. Девлин считает, что все преступления подразделяются на действительные (реальные), которые являются «грехом, получившим юридическое оформление» (убийство, хищения и пр.), и квази-преступления (формальные уголовные правонарушения). При этом последние, по его мнению, нередко являются результатом «поспешно принятых правил, нарушение которых было бы педантично называть аморальным» (P.Devlin. TheEnforcementofMorals. London, 1965, p.26—42).Такое деление проводится и во французском уголовном праве: преступления второй группы именуются «искусственными», в отличие от первых естественных.Такая классификация имеет для Англии определенное практическое значение, поскольку закон и судебная практика во многих случаях не требуют, чтобы уголовная ответственность за преступление, не являющееся «аморальным», возлагалась судом при наличии вины подсудимого. Некоторые английские юристы считают необходимым установить различные процессуальные правила судебного разбирательства для каждой из этих групп преступлений. «Аморальные» преступления, по их мнению, должны рассматриваться с участием присяжных, а иные только судьями-профессионалами без участия присяжных. Теории французского уголовного права известны различные классификации преступных деяний. Например, деление на общеуголовные и политические, мгновенные и длящиеся, простые и сложные, материальные и формальные, очевидные и неочевидные, умышленные и неумышленные и т.д. Но, пожалуй, самым существенным является деление преступных деяний на три категории: преступления, проступки и нарушения. Это деление, как будет показано ниже, имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Во французском уголовном праве классификация преступных деяний на преступления, проступки и нарушения была законодательно закреплена еще УК 1810 года. Критерием классификации служила природа наказания, предусмотренного за совершение того или иного деяния. Преступное деяние признавалось нарушением, проступком или преступлением в зависимости от того, чем закон его наказывал: полицейским наказанием, исправительным или наказанием мучительным и позорящим, т.е. уголовным. Следовательно, кодекс использовал лишь формальный критерий и определял сущность преступного деяния через назначаемое за него наказание. Хотя, как считали французские юристы, в конечном счете, законодатель классифицировал деяния с учетом их тяжести, поскольку устанавливал такие наказания, которые соответствовали характеру и тяжести преступного деяния. За убийство предусматривалась смертная казнь или пожизненное лишение свободы именно потому, что это самое тяжкое преступление против человека. УК Франции 1992 года впервые установил материальный критерий дифференциации преступных деяний — тяжесть деяния (см. ст. 111-1).Другим критерием дифференциации преступных деяний служит то обстоятельство, совершено ли преступное деяние умышленно или по неосторожности (понятия вины УК не содержит). В соответствии с этим критерием, преступления — это только умышленные деяния, неосторожные являются уголовными проступками. Проступками могут быть и умышленные деяния, но такие, которые имеют меньшую тяжесть, чем преступления, т.е. действует первый критерий дифференциации. Что касается нарушений, то для привлечения к ответственности и назначения наказания достаточно простого несоблюдения установленного правила или нарушения запрета, без какого бы то ни была выяснения формы вины лица. В последнем случае вина исполнителя нарушения резюмируется (аналогично понятию абсолютной ответственности в англо-американском уголовном праве).5

Классификация преступных деяний имеет большое практическое значение. Она предопределяет систему наказаний: уголовных для преступлений, исправительных для проступков и «наказаний, назначаемых за нарушения» (или полицейских) для нарушений. Ею определяется возможность привлечения к уголовной ответственности при покушении и соучастии. Покушение на преступление обычно наказуемо, покушение на проступок только в случаях, предусмотренных законом, покушение на нарушение — никогда. Соучастие наказуемо при совершении преступлений и проступков, при совершении нарушений только тогда, когда это прямо предусмотрено постановлением исполнительных органов власти, определяющих «составы» нарушений (понятие состава преступления неизвестно французскому уголовному праву).

Классификация преступных деяний имеет также значение для давности и реабилитации . Сроки давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения наказания зависят от категории деяния. Реабилитация как специальная процедура возможна только в области преступлений и проступков.От категории деяния зависит возможность предоставления отсрочки, режима полусвободы, помещения вне исправительного учреждения, исполнения наказания по частям и т.п. Период безопасности как срок, в течение которого осужденный не имеет права пользоваться определенными льготами по смягчению режима содержания, назначается только за совершение преступлений и проступков определенной тяжести.От категории деяний зависит проведение предварительного расследования: оно обязательно для преступлений, является факультативным для проступков и осуществляется только по инициативе прокуратуры для нарушений. И, наконец, классификация деяний предопределяет всю систему правоохранительных органов Франции и предметную компетенцию юрисдикционных органов. Преступления рассматриваются судом присяжных, проступки — исправительным трибуналом, нарушения — полицейским трибуналом.В действующего УК ФРГ закрепляется деление всех преступных деяний на две основные группы: преступления и проступки. Преступлениями являются противоправные деяния, за которые предусмотрено как минимальное наказание лишение свободы на срок не менее одного года или более строгое наказание. Проступки — это противоправные деяния, за которые предусмотрено лишение свободы на более краткий срок или денежный штраф ( Geldstrafe ) . При этом отягчающие или смягчающие обстоятельства, предусмотренные положениями Общей части для особо тяжких или менее тяжких случаев, не имеют значения для данной классификации. Если же за совершение деяния предусмотрено наказание в виде другого денежного штрафа — Geldbusse, то оно является нарушением общественного порядка (Ordnungswidrigkeit) и предусмотрено в нормах дополнительного уголовного права, о чем говорилось выше. Таким образом, критерием классификации является чисто формальный признак, характер и размер предусмотренного в УК наказания. В отличие от французского уголовного права, такая классификация преступных деяний в германском уголовном праве никак не связана с подсудностью.Германские авторы указывают на некоторые достоинства такого деления: оно облегчает и упрощает редакцию статей Общей части УК, позволяя одним кратким термином заменить перечисление целой группы деяний; деление имеет определенное значение и для построения Особенной части. Таким образом, достоинства данной классификации носят кодификационно-технический характер и не имеют прямого отношения к содержанию преступного деяния.4

Литература:

1.Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии). Учебное пособие. Крылова Н.Е., Серебренникова А.В.

2.Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств: Учебное пособие. М., 1998.

3. Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Япония. Общая часть. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288 с.

4. Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2.

5.Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990.