регистрация / вход

Первые конституционные нормы Востока и Европы

Прерогативы верховного правителя в государствах Древнего Востока Государственно-правовое положение и содержание власти правителя никак не были связаны с отождествлением монарха с государством вообще: правитель занимал свое место среди других традиционных институтов, которые считались столь же обязательными частями власти.

Первые конституционные нормы Востока и Европы

Прерогативы верховного правителя в государствах Древнего Востока

Государственно-правовое положение и содержание власти правителя никак не были связаны с отождествлением монарха с государством вообще: правитель занимал свое место среди других традиционных институтов, которые считались столь же обязательными частями власти. Неограниченность монарха означала только отсутствие рядом с ним определенных политических учреждений, которые бы как-то регламентировали его власть. В отношении же принадлежащих правителю полномочий древневосточная монархия не была неограниченной по содержанию власти.

Законодательная власть древневосточного правителя была далеко не всеобъемлющей. В политическом укладе древнего общества законы занимали особое место: наиболее общие правила жизни вели свое происхождение от легендарных времен, приписывались богами, и цари не наделялись правом творить законы. Монарх мог устанавливать новые правила жизни подданных посредством собственных распоряжений – указов, декретов и т.д. Однако эти правила не должны были противоречить традиции, а также не могли посягать на самые принципиальные основы правопорядка. Первые писаные законы, касавшиеся регулирования судопроизводства, появились как раз в стремлении охранить традицию, древние порядки, остановить развитие в жизни нежелательных социальных явлений.

Наиболее полной была власть древневосточного правителя в делах управления. Монарх обладал законными правами по организации публичных работ, ирригации, строительству, в том числе военных укреплений. Он определял долю продукта, подлежащую отчуждению для создания государственных и личных царских запасов, а также размеры повинностей, какие надлежало выполнять. Как высший военачальник, монарх устанавливал основы военной организации в стране, порядки воинской службы, назначал военных начальников. Он мог устанавливать разного рода пожалования и иммунитеты в пользу отдельных сановников, областных правителей, городов, мог жаловать земли из царских фондов, определять выдачи из царских запасов. Полномочия правителя включали и распоряжения жизнями, имуществом, и рабочей силой всех подданных без исключения.

Беспрекословные хозяйственно-распорядительные полномочия монарха были одной из наиболее характерных черт всей древневосточной монархии. Они были взаимосвязаны с той огромной ролью, какую вообще играло государственное хозяйство и его организация в жизни древневосточного общества, и с тем вторичным, подчиненным значением, какую имела частная собственность. Вместе с тем монарх, будучи собственником труда населения, произведенных продуктов, никогда не рассматривался как вообще верховный собственник территории, земель и т. д. Даже в Вавилоне, где значение государственно-распорядительной системы было одной из самых сильных, цари скупали земли у частных владельцев на общих основаниях.

Управленческие полномочия древневосточного монарха не были законченными и в другом отношении. Практически во всех известных государствах рядом с монархом стоял главный управитель - подлинный глава государственной администрации. Формально он подчинялся власти верховного правителя, но самостоятельность его была настолько велика, полномочия – столь реальны, что его вполне можно назвать соуправителем государства. В большинстве случаев эта должность вручалась или старшему родственнику правителя, или наиболее видным из служилой знати. Нередки были случаи, когда бывший первый администратор принимал на себя власть и наследие престола. Только в организации армии монарх был действительно верховным и непосредственным, единственным начальником; армия и была опорой для его властной деятельности.

Государственная власть древневосточного правителя не заключала в себе судебных прав – это было одной из важнейших особенностей этого типа государственности в целом. Монарх считался носителем высшей справедливости, творителем воли богов – и в качестве такового мог помиловать преступника, воздать «всякому жалобщику справедливость». К помощи монарха как выразителя права прибегали, когда наличное право не давало возможности решить дело – древнеиндийская традиция, например, прямо предписывала это; в этом смысле египтяне называли фараона «правогласным». Иногда эта роль монарха обретала особый смысл, и появилась особая царская юстиция: таким был библейский царь Соломон. Но, как правило, монарх не был ни верховным судьей, ни главой судебной системы: она основывалась на собственной традиции и мало зависела от царской власти. Царь мог передать поступившую к нему жалобу на рассмотрение в обычный суд – но этим все и ограничивалось. Конечно, в чисто административном порядке, например как военачальник после боя, правитель мог подвергнуть любого наказанию, вплоть до самого тяжкого, по причинам, справедливость которых также определял он сам, - но это было вне обычной судебной деятельности.

Сравнительная характеристика систем государственного управления в период принципата и домината

Государственный строй принципата представлял собой переходный тип – своего рода диархию, двоевластие. Власть была юридически и фактически поделена между императором-принцепсом и республиканскими учреждениями – Сенатом и народными собраниями. Номинально все республиканские институты продолжали существовать, но их взаимоотношения и правовой статус настолько изменились, что облик нового строя определялся уже не ими.

1. Основные государственные полномочия были в руках императора. Эти полномочия были совокупностью важнейших старых республиканских магистратур, но некоторые были заново сконструированы в правовом отношении. Императору принадлежала трибунская власть, проконсульская власть над провинциями (военная, гражданская и юрисдикция), права главного понтифика. В качестве первого сенатора он определял ход обсуждений в Сенате. На него были возложены специальные управленческие функции по Риму (обеспечение продовольствием, хлебные раздачи). Со временем во власти принцепса сконцентрировались права, которые ранее вообще не были принадлежностью определенных институтов: право войны и мира, основания римских колоний, выдвижения кандидатов на выборы должностных лиц. Как обладающий особой властью, император мог единолично даровать права гражданства, по сути, действуя помимо законов.

Власть императора не была наследственной (это важнейшее, что отличает ее от классической монархии). Преемника выбирал, как правило, сам император, предоставляя ему отдельные права и получая на это санкцию Сената. Потом Сенат только санкционировал в общей форме восшествие нового правителя и узаконивал власть.

2. Институты старой республики частью стали вырождаться, частью потеряли прежний статус. Народные собрания всех видов практически перестали созываться, их полномочия перешли к Сенату. Вскоре и Сенат потерял многие свои полномочия: внешнеполитические акты, соблюдение порядка в городе; патриции составляли в Сенате уже не более 12%, а значительная часть мест замещалась назначенцами императора. Из республиканских магистратур большинство сохранилось только номинально, трибуны лишились права возражений и вето, только преторы сохранили свое значение в сфере юрисдикции и управления провинциями.

3. На место старых институтов стала формироваться система монархического управления. Уже при Августе начал функционировать еженедельно заседавший Совет из сенаторов и вскоре решения, принятые в нем стали получать силу закона. Кроме того, при императоре действовали чрезвычайные комиссии, в которые входили, помимо сенаторов, администраторы двора, вольноотпущенники и другие лица по собственному усмотрению императора. Частные административные функции и поручения императора стали выполнять только им назначенные кураторы, легаты (представители на местах), прокураторы (финансовые представители вне Италии).

Вся организация новой администрации строилась на началах строгой подчиненности сверху вниз и персональной назначаемости, члены администрации лишались каких-либо сословных привилегий и были представителями новой военной бюрократии – опоры империи.

При доминате система управления получила дальнейшее развитие. Новая монархия отличалась прежде всего новым представлением о содержании власти и полномочиях императора. Монарх по сути стал во главе всех священных и государственных дел империи, его решения стали признаваться безусловными и неукоснительными законами, равными законам древнего права.

Прежний Сенат был практически отстранен от дел, а звание сенатора осталось только как почетное обозначение привилегированного сословия. Осталось почетное наименование консулов – но они уже только назначались императором и были своего рода традиционными управителями. Из государственного уклада исчезло начало выборности должностных лиц.

Все нити государственного управления сосредоточились в центральной и территориальной администрации. Центральный уровень был представлен императорским советом и ведомственными канцеляриями. Государственный Совет состоял из лиц, персонально назначенных императором. В состав Совета обязательно входили и главные администраторы – министры. К IVв. появились специальные должности 4 министров: священного дворца, в ведении которого были законодательство и судебный надзор; гофмаршал, в ведении которого была внутренняя безопасность, дипломатическое дело; управляющий государственными финансами; управляющмй собственными имениями и имуществами императора. Сохранились прежние 5 канцелярий императорского управления – во главе их стал общий начальник – викарий. При Константине появилась по восточному образцу должность высшего правителя гражданских дел – капеллана; он же стал считаться первоприсутствующим в Государственном Совете. Помимо этого, они стали специализироваться на лиц: сопровождающих императора; занятых охраной дворца; гражданских управителей; занятых частными делами монарха; руководителей внутренней армии.

В последние века Римской империи в государственной администрации оформилась значительная прослойка профессиональных управленцев – бюрократии, которые замкнулись в своеобразную систему, подконтрольную исключительно императору.

История создания, структура, и культурное значение Великой Хартии Вольностей

Усиление централизаторских устремлений короны противоречило сословной обособленности английского общества, в особенности социальной позиции духовных и светских пэров. Случайное ослабление королевской власти (правление бессильного Иоанна Безземельного в начале XIIIв.), обострение общеполитической ситуации в связи с борьбой за французские владения, налоговый гнет вызвали резкое обострение сословной борьбы с короной за права и привилегии. Естественное лидерство в этой борьбе принадлежало феодальным магнатам-баронам.

В августе 1213г. сложившаяся антикоролевская коалиция выдвинула целый ряд политических и правовых требований, гарантировавших бы сохранение особого феодального статуса и привилегий знати. Требование поддержали прелаты. В 1215г. бароны и ставшие на их сторону города выдвинули против короля армию почти в 2 тысячи рыцарей. Король был вынужден отступить. 15 июня 1215г. была утверждена знаменитая впоследствии Великая Хартия Вольностей (MagnaCharta). Ею устанавливались новые принципы взаимоотношений королевской власти с основными сословиями Англии, выступившими как политические корпорации. Первоначально подписанный текст насчитывал 39 статей; впоследствии он разросся до 63 и стал опорой для формирования государственно-политических связей новой, сословной монархии.

Сословные вольности объявлялись основой королевства, неприкосновенными для королевской власти и наследственными навеки. Специальным постановлением обособлялись привилегии и права духовенства.

В главном Хартия была посвящена установлению границ военного верховенства короны на ленном праве; эти права были в основном признаны сословиями за королем, но значительно сокращены и обставлены юридическими гарантиями. Никого нельзя было принуждать к несению службы несоразмерно с величиной его лена. Плата за переход лена по наследству не могла быть произвольно увеличена и должна была оставаться на уровне древнего обычая. Оговаривались гарантии неприкосновенности частных владений до законных решений судов.

В Хартии заключались нормы, фиксировавшие порядок гражданского правосудия. Было признано, что суды заседают в определенном месте и что в разборе общих тяжб первенствуют суды (ассизы) графств. Это гарантировало местному дворянству невмешательство короны в их дела и закрепляло ленные судебные права баронов и магнатов. В отношении свободных закреплялось правило соразмерности штрафов и совершенных преступлений. Приговоры должны быть вынесены строго на основании показаний честных людей из соседей. Устанавливалось право знати на суд исключительно равных (пэров). Часть статей посвящалась ограничению полицейского верховенства короны. Все следствия и расследования должны проводиться только в своем графстве при участии выборных от местных сословий, ликвидировалось право короля вмешиваться в споры между феодалами по поводу земель путем особых полицейских предписаний. Корона гарантировала, что на должности судей, шерифов и др. будут назначаться лица, знающие законы короля.

Совершенно новым для Англии мотивом законодательства было закрепление за сословиями права на санкции в отношении короны. Признавалось существование Совета 25 баронов, которые должны всеми силами блюсти и охранять мир и вольности в королевстве. За Советом закреплялось даже право принуждать и теснить короля любыми способами (захватом замков, земель и т.д.), если будет обнаружено нарушение вольностей и прав. В финансовых вопросах также решающим должно быть общего совета королевства, который Хартия предписывала созывать определенным порядком, с участием представителей с мест.

В Хартии были записаны положения, формально посвященные укреплению правосудия, но которые, по сути, признавали вообще за свободным населением некоторые незыблемые гражданские права. Ст 38-42 объявляли незыблемым право свободно покидать королевство и возвращаться в него (за исключением военного времени и в отношении преступников), обязанность власти обеспечивать равное и бесплатное правосудие. Предоставление права и справедливости в стране могло быть исключительно делом государственной власти и в интересах всех. Никто не мог быть арестован, лишен собственности или иным образом обездолен иначе, чем по решению суда и по закону, воспрещались неправосудные аресты и задержания. Эти принципы Хартии в последующем стали особенно важными в политико-правовой борьбе против государственного абсолютизма и всевластии короны, едва ли не первой в мировой истории декларацией гражданских прав.

Сама по себе Хартия дала толчок и к длительной борьбе сословий с короной за свои права и вольности (английские короли в XIII-XIVвв. неоднократно то подтверждали и дополняли Хартию, то отменяли ее), и к существенным переменам в государственной организации.

Регулирование обязательственных отношений по мусульманскому праву (традиция и история)

Важное место в мусульманской правовой доктрине занимали нормы, регламентирующие имущественные отношения. Прежде всего в правовой доктрине было закреплено представление об имуществе как объекте вещных прав. Особую категорию составляли вещи, которые не могли или не должны были находиться в собственности мусульманина. Это – воздух, море, пустыня, мечети, водные пути и т.п. Не признавалась также собственность мусульман на на так называемые «нечистые вещи» - вино, свинину и т. д. Мусульманскому праву также было известно деление вещей на движимые и недвижимые, заменимые и незаменимые, обладающие индивидуальными признаками и не имеющие таковых.

В шариате подробно определялись способы возникновения права собственности. Завоеванные земли по общему правилу рассматривались как собственность государства и поступали в распоряжение халифов и эмиров. Судьба иного имущества определялась в зависимости от того, каким путем оно было добыто. Шариату были известны и такие способы приобретения права собственности, как наследование, договор, находка вещи.

Сложившийся в мусульманских государствах строй отношений собственности тщательно регламентировался и охранялся нормами шариата. Праву частной собственности приписывалось божественное происхождение, оно рассматривалось как постоянное и неограниченное, а собственник имел абсолютную свободу распоряжения своим имуществом.

Своеобразным институтом шариата был вакуф, представляющий собой имущество, переданное собственником на какие-то религиозные или благотворительные цели. Лицо, установившее вакуф, теряло право собственности на данное имущество, но сохраняло за собой право выступать в качестве управляющего вакуфом и резервировать определенный доход с вакуфа для себя и своих наследников. Имущества, составляющие вакуф, не могли быть предметом купли-продажи, залога и т. д. Вакуфные земли, однако, могли сдаваться в аренду или обмениваться на равноценное земельное имущество. Данный институт широко использовался богатой верхушкой с целью уклонения от уплаты высоких налогов, поскольку имущество, составляющее вакуф, освобождалось от государственного обложения.

В шариате в отличие от римского права не формулировалась общая концепция обязательства, но практические вопросы договорного права, опосредовавшего торгово-денежный оборот, получили всестороннюю разработку. Обязательства делились на возмездные и безвозмездные, двухсторонние и односторонние, срочные и бессрочные. Характерным для мусульманства было распространение односторонних обязательств – обетов.

Договор по шариату рассматривался как связь, возникающая из взаимного соглашения сторон, которое, однако, в условиях имущественного неравенства имело чисто формальный характер. Условия договора могли быть выражены в любом виде: в документе, в неофициальном письме, устно. Заключенные договоры рассматривались как незыблемые. Недействительными считались договоры, заключенные с безнравственными целями или с использованием «нечистых» или изъятых из оборота вещей.

Мусульманские правоведы не ставили жестких условий, касающихся формы выражения воли сторон в договоре. Согласие сторон на вступление в договор, условия договора могли быть выражены в документе, устно и в форме неофициального письма. В шариате подробно регламентировались различные виды договоров: купля-продажа, заем, дарение, наем, ссуда, хранение, товарищество, союз и т. д. В связи с широким развитием торговли одним из наиболее разработанных договоров была купля-продажа.

Договор купли-продажи допускался лишь в отношении реально существующих вещей, и только в ханифитском мазхабе признавалась продажа вещей, которые должны быть произведены в будущем. В случае обнаружения скрытых недостатков в вещи (болезнь у раба, животного) покупатель мог расторгнуть договор.

Большое внимание в мусульманском праве уделялось отношениям имущественного найма, прежде всего аренде земли. Было известно несколько видов найма, причем первостепенное внимание уделялось вопросам размера и порядка взимания арендной платы в пользу собственника. Широкое распространение в арабском обществе получили договоры союза и товарищества. Эта правовая форма использовалась для совместного орошения земли, снаряжения торговых караванов и т. д.

Конституционное законодательство Великой Французской буржуазной революции

Первым документом Великой Французской буржуазной революции стала Декларация прав и свобод. Но Декларация не была документом собственно юридического значения. Это был манифест принципов, причем всеобщего характера – важных и рациональных не только для Франции. В отношении французской политико-правовой традиции она была поворотным, революционным актом: в качестве основ государства и гарантий правопорядка в ней предлагались не исторические фундаментальные законы, а неотъемлемые права граждан, вытекающие из их свободного естественного состояния. В сфере взаимоотношений государства и гражданина Декларация прчмо провозглашала обязательными некоторые социальные и политические права человека, связанные с его индивидуальной свободой. Следуя началу политического равенства, за каждым гражданином признавалось право участия в управлении государством, включая доступ ко всем государственным должностям по пригодности. Также должна была быть гарантирована личная неприкосновенность, хотя тяготела необходимость подчиняться велениям государства. Все должны пользоваться свободой мнений и вероисповедания и правом на свободу мыслей и печати. Кроме того провозглашался священный и неприкосновенный характер частной собственности.

Юридическое изменение прежнего государственного уклада завершилась принятием первой Конституции 1791г. Знаменательным было положение преамбулы о вышестоящем характере гражданских прав: законодательная власть не может издавать законов, препятствующих осуществлению естественных и гражданских прав, обеспеченных Конституцией, или нарушать эти права.

Организация государственной власти по Конституции основывалась на двух принципах: национального суверенитета и разделения властей, т.е. закреплении за отдельным, по-своему формируемым государственным органом собственных полномочий.

Законодательная власть вверялась представительному однопалатному Законодательному собранию. В его исключительные полномочия входили законодательная инициатива и утверждение законов, установление налогов, государственного бюджета и контроль за ним, контроль за деятельностью должностных лиц государства, управление национальными имуществами и ратификация внешнеполитических соглашений. Законодательное собрание состояло из 745 депутатов. Их избирало население путем двухстепенных выборов на основе цензового избирательного права.

Высшая исполнительная власть вручалась королю. Власть короля определялась как неделимая и наследственная, но вместе с тем как подзаконная. При вступлении на престол монарх обязан был принести присягу на верность нации и закону; пренебрежение интересам нации, вооруженное наступление против народа считались равными отречению от престола.

Исполнительная власть, передававшаяся королю, была условной, поскольку он был лишен права издавать какие-либо правовые акты, и все должностные лица подлежали ответственности перед Собранием. Король был в большей степени главой государства, ему принадлежало главное командование армией и флотом, он вел дипломатические сношения. Единственным значимым его полномочием было право отлагательного вето на принятые Собранием законы. Королевское вето могло значительно затруднить прохождение закона – максимум на 6 лет. Однако оно не действовало в случае налоговых законов, которые не предоставлялись на утверждение монарху.

В сфере юстиции Конституция определила независимость судебной власти, а в качестве главного ее организационного признака – выборность судей народом. Специально отмечалось, что суд не может вмешиваться во власть законодательную, т.е. никаких конституционно-контролирующих полномочий за юстицией не закреплялось.

Предполагая единственно возможное воплощение политического разума, творцы Конституции стремились сделать ее неподвижной. Порядок изменения конституции был очень сложным, предусматривал согласие нескольких последовательных ассамблей и мог опираться только на особую учредительную власть народа, отличающуюся от обычной законодательной.

Несмотря на провозглашенное в ней разделение властей, Конституция 1791г. очевидно выразила стремление закрепить за народным представительством политическое верховенство.

Библиографический список

1. Аннерс Э. А. История европейского права. – М.:Юрист, 1994., 214с.

2. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право: традиция и история. – М.: Наука, 1984., 354с.

3. Васильев Л. С. История Востока. Т. 1. – М.: Норма, 1993., 167с.

4. Штокмар В.В. История Англии в средние века. – Л.: ЛГУ, 1973.

5. Буржуазия и Великая Французская революция. - М.: Юрид. литература, 1956., 124с.

6. История государства и права зарубежных государств. В 2-х томах/ под ред. Жидкова А.В., Крашеннининиковой Е. Р. – М.: Статут, 2001., 689с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий