регистрация / вход

Конституционно-правовой статус законодательных органов государственной власти

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на правах рукописи МИРИДЖАНЯН ДАВИД МЕЛКОНОВИЧ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

на правах рукописи

МИРИДЖАНЯН

ДАВИД МЕЛКОНОВИЧ

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

НАХОДЯЩИХСЯ В ПРЕДЕЛАХ ЮЖНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

Специальность 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право

Д и с с е р т а ц и я на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель – доктор юридических наук,

профессор И.В. Мухачев

Ставрополь

2004

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ........................................................................................................... 4

Глава I. Теоретические и исторические предпосылки становления конституционно-правового статуса парламентов субъектов федерации в России и современном мире......................................................................................................................... 16

§ 1 Понятие и основы конституционно-правового статуса законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа... 16

§ 2 Функции законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа...................................................................... 36

§ 3 Этапы становления и развития представительных и законодательных органов государственной власти субъектов РФ.......................................................... 44

§ 4 Сравнительный анализ конституционно-правового статуса законодательных органов субъектов современных федеративных государств...................... 59

Глава II. Компетенция законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа.... 75

§ 1 Предметы ведения субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа..................................................................................... 75

§ 2 Полномочия законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа...................................................................... 86

§ 3 Конституционно-правовая ответственность законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа................... 123

Глава Ш. Организация деятельности законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа....................................................................................................................... 141

§ 1 Структура законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа.................................................................... 141

§ 2 Принципы деятельности законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа................................................. 163

§ 3 Формы деятельности законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа.................................................... 185

Заключение .................................................................................................. 200

Библиографический список использованной литературы ................... 204

Приложение ................................................................................................. 233

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования определяется современным этапом конституционного развития России. Принятие Конституции 1993 года положило начало развитию современной российской парламентской системы. В субъектах РФ стали создаваться новые парламенты, которые по многим характеристикам отличаются от советских региональных представительных органов. В настоящее время парламенты занимают важнейшее место в системе органов государственной власти субъектов Федерации. Это объясняется тем, что они являются единственными органами власти в субъектах РФ, имеющими право принимать законы, т.е. акты высшей юридической силы. Парламенты являются высшими представительными органами субъектов Федерации, выражающими волю и интересы народа и претворяющими ее в жизнь. Региональные парламенты имеют значительные контрольные полномочия, что позволяет им играть существенную роль в обеспечении законности в субъектах РФ. Они принимают участие в назначении ключевых руководителей исполнительной власти, тем самым в значительной степени участвуя в управлении соответствующими регионами.

Значимость региональных парламентов обусловливает необходимость корректировки существующего законодательного закрепления их правового положения, а также совершенствования организации и повышения эффективности деятельности. Решение этих задач должно быть связано, на наш взгляд, с предоставлением парламентам субъектов РФ больших полномочий, но и с одновременным усилением ответственности за результаты работы, обеспечением подлинной представительности, гласности, коллегиальности их деятельности. Это потребует дальнейшего совершенствования российского конституционно-правового законодательства.

Реально сложившаяся конституционно-правовая практика обусловливает необходимость теоретического анализа и переосмысления многих устоявшихся понятий, в том числе и понятия конституционно-правового статуса парламентов субъектов РФ.

В отечественной юридической науке главное внимание уделялось исследованию правового положения региональных парламентов без учета современных тенденций конституционно-правового развития России. Между тем некоторые тенденции получили достаточно четкое выражение, например, тенденция на укрепление вертикали власти, и, как следствие ее, на создание федеральных округов, в рамках которых образуются региональные ассоциации законодательных органов субъектов РФ с задачами координации их деятельности, содействия развитию демократии, выработки согласованного подхода к проведению политических, экономических и социальных реформ и т.д.

Происходит объединение усилий государственных органов в рамках законодательной власти, которая институционально организуется на уровне федеральных округов. Федеральные округа необходимо изучать как правовую реальность в самых разнообразных аспектах, активно используя эту категорию в том числе в научной деятельности, с целью выработки предложений и рекомендаций по совершенствованию правовых систем субъектов РФ и в целом России.

Государственно-правовая реальность, наметившиеся тенденции ее развития, необходимость переосмысления устоявшихся понятий определили выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы и круг использованных источников. В современной отечественной юридической литературе исследования в области правового положения региональных парламентов нашли отражение в работах С.А. Авакьяна, А.С. Автономова, В.И. Васильева, И.В. Гранкина, А.А. Захарова, Б.С. Крылова, В.А. Кряжкова, В.А. Лебедева, А.Ф. Малого, Е.М Орловой, А.В. Павлушкина, А.Е. Постникова,

Д.Л. Суркова и др.


Не менее важное значение имеют труды, посвященные общим проблемам парламентского права Российской Федерации (И.А. Алексеев, В.А. Виноградов Ю.А. Дмитриев, А.Д. Керимов, И.В. Котелевская, М.А. Краснов, А.П. Любимов, С.В. Масленникова, Ж.И. Овсепян, Р.М. Романов, И.М. Степанов, И.А. Умнова, Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин и др.), в том числе научные труды советского времени (И.А. Азовкин, Г.В. Барабашев, О.Е. Кутафин, Н.Г. Старовойтов, К.Ф. Шеремет и др.).

В работе также были исследованы труды некоторых зарубежных авторов в данной области (А.Б. Ганликс, Ж. Макру, П. Пернталер, Д. Басу и др.).

По вопросам, связанным с конституционно-правовым статусом законодательных органов субъектов РФ, были защищены несколько диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук (В.А. Бембетов, Л.Д. Буринова, Ю.И. Колесов, А.В. Кузнецов, М.М. Курманов, В.А. Максимов, А.А. Старовойтов, Н.Н. Толмачева, Л.В. Четверикова и некоторые другие) Эти исследования в той или иной степени затрагивают различные аспекты правового положения региональных парламентов.

Научные труды вышеперечисленных авторов, безусловно, представляют значительный интерес, в них получили квалифицированную оценку многие важные проблемы правового положения региональных парламентов России. Однако работы данных авторов явно недостаточны для всестороннего и полного представления о конституционно-правового статусе парламентов субъектов РФ. В основном в отечественной юридической литературе научные работы посвящены проблемам федерального парламентского права. Это объясняется относительно небольшим периодом развития современных региональных парламентов, и, как следствие, отсутствием устоявшихся традиций и практики их функционирования.

В литературе практически отсутствуют исследования, имеющие своим специальным предметом правовое положение региональных парламентов Южного федерального округа, а те, что имеются, касаются лишь отдельных элементов статуса этих органов. Все это свидетельствует о необходимости дальнейших исследований в области этой важной и интересной проблемы требующей комплексного анализа.

Источниковедческую базу диссертационного исследования составляют действующее конституционно-правовое законодательство Российской Федерации и субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа (включая новейшие законы, которые пока еще не были предметом специальных научных исследований); государственно-правовое законодательство советской России; постановления Конституционного Суда РФ; конституции зарубежных стран; различные справочные и аналитические материалы; труды отечественных и зарубежных авторов, содержащиеся в книгах, журнальных статьях, материалах научных конференций, семинаров, научных докладах и отчетах.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целями диссертационного исследования являются разработка структуры конституционно-правового статуса парламентов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа, выработка предложений по совершенствованию правовых норм, регулирующих организацию и деятельность парламентов субъектов РФ; формулирование рекомендаций, направленных на оптимизацию функционирования региональных парламентов.

В соответствии с целями определяются и конкретные задачи исследования:

- исследовать теоретические и законодательные основы конституционноправового статуса парламентов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа; функциональную деятельность региональных парламентов и ее эффективность; содержание компетенции и организации работы; выработать предложения по совершенствованию законодательства в этой области;

- рассмотреть историю развития советских региональных представительных и законодательных органов государственной власти проанализировать положительный опыт их функционирования с точки зрения применения его в современных условиях России;

- сравнить конституционно-правовой статус парламентов субъектов современных федеративных государств и оценить возможность применения его передовых моделей в России.

Объектом диссертационного исследования выступают правоотношения в сфере законодательной власти, связанные с закреплением конституционноправового положения региональных парламентов России.

Предметом исследования является конституционно-правовой статус законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа.

Методологическую основу настоящей работы составляют современные общенаучные и специальные методы познания. В числе общенаучных методов – диалектический, исторический, логический, структурно-системный, функциональный методы. Из специальных методов диссертантом использовались методы моделирования, сравнительного правоведения (диахронный и синхронный), толкования норм права.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые комплексно исследуются проблемы конституционно-правового статуса парламентов субъектов Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, подвергаются обширному сравнительному анализу конституции (уставы), а также текущее конституционно-правовое законодательство данных субъектов РФ в части закрепления правового положения законодательных органов. В диссертационном исследовании рассматриваются наметившиеся тенденции конституционно-правового развития, а также современные противоречия и пробелы законодательства, регулирующего деятельность региональных парламентов. Автор предлагает


собственное понимание структуры конституционно-правового статуса парламентов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа, оригинально решает проблему определения законодательных органов субъектов РФ, формулирует ряд новых предложений и рекомендаций по совершенствованию организации и деятельности парламентов субъектов РФ, и, в первую очередь, находящихся в пределах Южного федерального округа.

На защиту выносятся следующие положения и выводы, сформулированные в диссертационном исследовании:

1. Структура конституционно-правового статуса парламента субъекта РФ, находящегося в пределах Южного федерального округа, представляет собой теоретическую конструкцию, состоящую из следующих элементов: понятие и функции парламента; порядок формирования парламента; компетенция парламента, представляющая собой совокупность предметов ведения, полномочий и ответственности; организация деятельности парламента, включающая внутреннее устройство, принципы, формы и процедуру деятельности; порядок прекращения полномочий парламента.

2. Автором предлагается определение законодательного органа субъекта РФ. В определении, содержащимся в Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и

исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», термины «законодательный» и «представительный» используются в качестве синонимов. Данное положение свидетельствует об отождествлении законодателем этих терминов. Однако в субъекте РФ помимо законодательного органа могут быть созданы и другие представительные органы государственной власти, в частности, представительные органы административно-территориальных единиц субъекта РФ, а также функционируют представительные органы местного самоуправления, которые не являются законодательными органами.

3. В современной России идет интенсивная и напряженная работа по формированию нового российского законодательства, в том числе и регионального. В этих условиях необходима профессиональная деятельность депутатов региональных парламентов. Предлагается закрепить в Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» норму о том, что депутаты законодательных органов субъектов РФ осуществляют депутатскую деятельность на профессиональной постоянной основе.

4. Положение о выявленной в результате сравнительного анализа конституционно-правового статуса парламентов субъектов современных федеративных государств тенденции к росту численного состава и профессионализации деятельности депутатов. В этой связи обосновывается вывод о необходимости увеличения числа депутатов ряда парламентов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа.

5. Диссертантом обосновывается необходимость укрепления законодательной, представительской и контрольной функций парламентов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа, функции по участию в формировании государственного аппарата.

6. Положение о необходимости дальнейшего усиления полномочий парламентов субъектов РФ, их детальной регламентации в федеральном и региональном законодательстве. Предлагается внести дополнение в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», согласно которому предоставить депутатам законодательного органа субъекта РФ право разрабатывать проекты программ социально-экономического развития субъекта РФ наряду с высшим исполнительным органом государственной власти. Это обусловливается необходимостью совместной результативной работы законодательных и исполнительных органов субъектов РФ.

7. Предлагается классификация законов, принимаемых парламентами субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа. Обосновывается необходимость установления в законодательстве четких критериев, позволяющих отличить пересмотр положений конституций (уставов) субъектов РФ от внесения в них поправок. Предлагается закрепить в Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» норму о том, что высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) не вправе отклонять направленную ему для обнародования конституцию (устав) субъекта РФ, поскольку голосование за ее (его) принятие выявляет позицию подавляющего большинства депутатов. А повторная процедура принятия конституции (устава) большинством не менее двух третей голосов приведет только к затягиванию процесса.

8. Обосновывается необходимость усиления конституционно-правовой ответственности региональных парламентов за совершение конституционноправовых нарушений. Предлагается установить в Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» такое основание конституционно-правовой ответственности, как установленный соответствующим судом факт систематического (три и более раза) принятия законодательным органом в течение срока своей легислатуры незаконных нормативных правовых актов, повлекших вредные последствия.

9. По мнению диссертанта, необходимо дополнить Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» положением о том, что при всех законодательных органах субъектов РФ создаются научные экспертно-аналитические консультативные советы, которые будут обеспечивать реализацию научного подхода в правотворческой деятельности региональных парламентов, способствовать достижению более высокого качества принимаемых нормативных правовых актов, осуществлять экспертизу законопроектов, научное прогнозирование и планирование развития законодательства субъектов РФ.

10. На основе мирового опыта обосновывается позиция о нецелесообразности перехода на двухпалатную структуру парламентов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа, которые в настоящее время имеют одну палату.

Теоретическая и практическая значимость исследования подтверждается сделанными в ходе него научными выводами и разработанными на их основе предложениями, направленными на совершенствование правового положения парламентов субъектов РФ, и, в первую очередь, находящихся в пределах Южного федерального округа. Результаты исследования могут быть применены при совершенствовании федеральной и региональной нормативно-правовой базы, закрепляющей статус парламентов субъектов РФ. Материалы диссертации могут быть использованы в дальнейших научных работах по конституционному (государственному) праву, в процессе преподавания этой учебной дисциплины, а также специальных курсов, посвященных конституционно-правовому статусу парламентов субъектов РФ. Материалы диссертации могут представлять интерес для депутатов региональных парламентов, депутатов представительных органов местного самоуправления, аппаратов указанных органов власти.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические разработки и положения, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в опубликованных автором научных работах. Апробация результатов исследования осуществлялась автором в ходе проведения учебных занятий по конституционному (государственному) праву со студентами юридического факультета Ставропольского государственного университета. Выводы и предложения сообщались в докладах и обсуждались на региональных, вузовских и межвузовских научно-практических конференциях, заседаниях кафедры государственного и международного права Ставропольского государственного университета. Основные выводы и рекомендации, сформулированные в диссертации, использованы автором при составлении проекта закона Ставропольского края «О Государственной Думе

Ставропольского края» (см. приложение).

Структура и объем диссертации. Структура работы определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, состоящих из десяти параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложения.

Глава I. Теоретические и исторические предпосылки становления конституционно-правового статуса парламентов субъектов федерации в России и современном мире

§ 1 Понятие и основы конституционно-правового статуса законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

Термин «статус» происходит от латинского слова «status» – состояние, положение. Юридическая энциклопедия под редакцией М.Ю. Тихомирова определяет «статус» как правовое положение (совокупность предусмотренных законодательством прав и обязанностей).[1] Наиболее полное отражение категория статуса в конституционном праве нашла в трудах Н.А. Богдановой. По ее мнению конституционно-правовой статус выступает в двух формах правового выражения: нормативном и фактическом. Нормативный конституционно-правовой статус закрепляет на соответствующем уровне законодательства правовое положение субъектов (участников) конституционно-правовых отношений. Под фактическим статусом понимается реальное положение субъекта конституционно-правовых отношений в связи с применением норм конституционного права в конкретных социальнополитических условиях.[2]

Н.А. Богданова также разработала понятие доктринального конституционно-правового статуса, который она определяет как теоретическую конструкцию, соединяющую нормативные характеристики, теоретические представления и реальную практику реализации правовых установлений.[3] [4]

В науке конституционного права нет единого мнения по вопросу о структуре конституционно-правового статуса государственного органа. Обзор различных точек зрения по этой проблеме приводится в статье Н.А. Богдановой «Категория статуса в конституционном праве» (с. 11-13). Так, сторонники узкого подхода (Н.В. Витрук) относят к структуре статуса лишь компетенцию, полномочия. Другие ученые (Ю.А. Дмитриев) вкладывают в содержание статуса государственного органа функции и полномочия (права и обязанности). Б.Н. Габричидзе построил следующую конструкцию конституционного статуса государственных органов, выделив в ней такие элементы: 1) политическую и государственно-правовую характеристики органов государства; 2) место различных видов органов в общегосударственной системе, дифференциацию систем, подсистем и видов органов, их соотношение; 3) основы взаимоотношений органов между собой; 4) важнейшие принципы организации и деятельности государственных органов; 5) основы компетенции; 6) виды правовых актов государственных органов.

Сама Н.А. Богданова выделяет в структуре конституционно-правового статуса государственного органа четыре элемента: 1) роль государственного органа в выполнении функций государства, его место и назначение в государственном организме; 2) правосубъектность государственного органа, которая проявляется в его юридической легитимации, означающей учреждение того или иного государственного органа, определение его статуса в нормативном акте, его формирование, а при определенных условиях смену состава (например, перевыборы, назначение нового персонального состава) или упразднение, осуществляемые в установленном правом порядке; 3) компетенция, которая выступает в качестве сложного образования, соединяя в себе предметы ведения, полномочия и ответственность; 4) гарантии устойчивости и реальности правового положения государственных органов.[5]

На основании анализа приведенных мнений ученых представляется возможным предложить следующую структуру конституционно-правового статуса регионального парламента России, которая, по нашему мнению, включает в себя следующие элементы:

1) понятие и функции парламента;

2) порядок формирования парламента;

3) компетенция парламента, состоящая из предметов ведения, полномочий и ответственности;

4) организация деятельности парламента, включающая внутреннее устройство, принципы, формы и процедуру деятельности;

5) порядок прекращения полномочий парламента.

В отечественной и иностранной литературе существует множество подходов к определению понятия «регион».[6] В контексте данного исследования термин «регион» используется в значении «субъект РФ», и в дальнейшем, когда речь идет о региональных парламентах, региональных законодательных органах, автор имеет в виду законодательные органы субъектов РФ.

Порядок формирования региональных парламентов Российской Федерации является предметом исследования значительного числа отечественных ученых, достаточно полно осветивших данную проблему.[7] Поэтому в настоящей диссертационной работе этот элемент правового положения региональных парламентов России не рассматривается.

Не является предметом настоящего исследования также проблема законодательного процесса в региональных парламентах и, в целом, процедура их деятельности, поскольку эти вопросы достаточно полно исследованы в отечественной конституционно-правовойнауке.[8]

Ключевым элементом конституционно-правового статуса регионального парламента является компетенция. «Вопрос о компетенции государственного органа, каким является парламент, относится к числу базовых в науке и политической практике. Ответ на него позволяет определить, как и в какой мере законодательный орган выполняет свою социальную роль в государстве, каковы его отношения с иными центральными и местными государственными институтами».[9]

Относительно понятия компетенции органа государственной власти в науке конституционного права сложились различные точки зрения. В одних источниках компетенция государственного органа представляется как совокупность функций и полномочий в отношении определенных предметов ведения.[10] Однако нам более близка точка зрения Н.А Богдановой, которая определяет компетенцию как «складывающиеся в той или иной сфере государственного функционирования возможности соответствующих субъектов по выполнению их социально-политической роли и возложенных на них функций, неразрывно связанные с необходимостью осуществлять направленную и эффективную деятельность по реализации таких возможностей и со способностью нести ответственность за результаты своей работы».4 Таким образом, в соответствии с позицией Н.А. Богдановой, мы рассматриваем компетенцию государственного органа в качестве сложного образования, соединяющего предметы ведения, полномочия и ответственность.

Деятельность государственных органов принято подразделять на правовую и организационную. В юридической литературе правовая деятельность государственных органов определяется как деятельность по установлению, изменению, отмене и применению правовых норм, а также по изменению сферы их действия. Под организационной деятельностью государственных органов понимается комплекс действий этих органов (их аппарата, общественных формирований), направленных на выполнение задач и функций органов государственной власти, но при этом не означающих установление (изменение, изменение сферы действия, отмены) правовых норм или их применение.[11]

В общем смысле организация деятельности определяется как ее согласование, упорядочение. Организация деятельности регионального парламента означает упорядочение внутреннего устройства этого коллегиального органа, порядка деятельности всего парламента и его структурных подразделений.[12]

Основы конституционно-правового статуса законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа (далее в работе – субъектов ЮФО) закреплены в Конституции РФ, Федеральном законе № 184-ФЗ от 6 октября 1999 года «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее в работе – Федеральный закон «Об общих принципах…»), а также в конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО.

«Законодательные органы, будучи сформированы путем избрания населением определенного количества депутатов, одновременно являются и представительными органами. Это дает им право выступать от имени народа, выражать волю народа в законодательных актах и добиваться проведения ее в жизнь. Такая двойственность природы законодательных органов отразилась на наименовании этих властных структур».[13] [14]

В Конституции РФ используется как термин «орган законодательной власти», так и термин «представительный орган», что свидетельствует об отсутствии у законодателя единого подхода к данному вопросу. Например, в

ч.2 ст.66 устанавливается право законодательного (представительного) органа субъекта РФ принимать законы, определяющие статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа. В данном случае термины «представительный» и «законодательный» используются как синонимы. В ч.1 ст.77 речь идет о представительных органах государственной власти, система которых устанавливается субъектами РФ в соответствии с основами конституционного строя и требованиями федерального закона. При закреплении порядка формирования Совета Федерации определено, что в его состав входят по два представителя от каждого субъекта РФ, в том числе один от представительного органа государственной власти (ч.2 ст.95). Правом обращения с запросом в Конституционный Суд РФ наделены органы законодательной власти субъектов РФ (ч.2 ст.125). В статье 136 Конституции России право субъектов РФ решать вопрос об одобрении принятых Федеральным Собранием поправок к главам 3-8 Конституции Российской Федерации также закреплено за органами законодательной власти субъектов РФ.

Федеральный закон «Об общих принципах…» устанавливает, что законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ является постоянно действующим высшим и единственным органом законодательной власти субъекта РФ (ч.1 ст.4). Как видно из легального определения, федеральный закон вслед за Конституцией РФ отождествляет термины «законодательный» и «представительный» в характеристике органа государственной власти субъекта РФ.

На основании данного легального определения субъекты ЮФО в конституциях и уставах формулируют понятие своих парламентов. Формулировки региональных парламентов, аналогичные использованной в Федеральном законе «Об общих принципах…», содержатся в Конституции Чеченской Республики (ч.1 ст.78), уставах Ростовской области (ч.1 ст.31) и Ставропольского края (абз.1 ст.24).

В Республике Адыгея Государственный Совет - Хасэ (ч.1 ст.63) и в Астраханской области Государственная Дума (ч.1 ст.17) названы постоянно действующими высшими и единственными законодательными (представительными) органами государственной власти. В Конституции Карачаево-Черкесской Республики Народное Собрание (Парламент) является постоянно действующим высшим законодательным и представительным органом (ч.1 ст.78). В конституциях Кабардино-Балкарской Республики (ст.91), Республики Северная Осетия – Алания (ст.66) парламентам дана характеристика представительного и законодательного органа государственной власти.

В Конституции Республики Дагестан (ст.59) Народное Собрание – парламент определено как постоянно действующий законодательный (представительный) орган государственной власти, Уставе Краснодарского края (абз.3 ч.1 ст.24) Законодательное Собрание является постоянно действующим законодательным и представительным органом государственной власти.

Основные законы остальных субъектов ЮФО используют иные комбинации характеристик парламентов. Так, Степное Уложение (Конституция) Республики Калмыкия определяет Народный Хурал (Парламент) как высший законодательный (представительный) орган государственной власти республики (абз.1 ст.29), в Конституции Республики Ингушетия используется характеристика Народного Собрания (Парламента) как постоянно действующего высшего представительного и единственного законодательного органа государственной власти республики (ст.56), а наиболее полное определение парламента субъекта ЮФО содержит Устав (Основной Закон) Волгоградской области, который характеризует Волгоградскую областную Думу как постоянно действующий, высший и единственный, выборный представительный и законодательный орган государственной власти (ч.1 ст.22).

«Термин «законодательный» применительно к характеристике органа государственной власти дает возможность показать его функциональное назначение. Что же касается термина «представительный», то он характеризует прежде всего его природу и источник образования. Выборный орган создан для выполнения основной функции – принятия закона или законодательства. В принимаемых актах он должен отражать потребности избирателей области, края, быть представителем их интересов при решении наиболее важных вопросов жизни региона. Термин «представительный» означает лишь то, что этот орган избран народом и осуществляет представительские функции, является проводником интересов населения области».[15]

По нашему мнению, одновременное использование в определении органа государственной власти субъекта РФ в качестве синонимов терминов «законодательный» и «представительный» в определенной степени является некорректным. Законодательный орган не является единственным представительным органом государственной власти в субъекте РФ. Помимо него на территории субъекта РФ могут иметь место представительные органы государственной власти административно-территориальных единиц (районов и городов) данного субъекта РФ.[16] В субъекте РФ также имеются представительные органы местного самоуправления, которые хотя и не являются органами государственной власти, но тем не менее осуществляют публичные представительские функции.

Главный признак, отличающий законодательный орган субъекта РФ от других выборных представительных органов власти субъекта РФ – осуществление законодательной функции. Федеральный законодатель совершенно справедливо определяет статус регионального парламента как единственного органа законодательной власти субъекта РФ. Никакие другие представительные органы власти в субъекте РФ не имеют права осуществлять законодательную деятельность, т.е. принимать законы. Поэтому автор согласен с мнением А.Ф. Малого о том, что «при определении названия выборного органа субъекта РФ необходимо отдать предпочтение термину

«законодательный»... Термин «представительный» должен использоваться для дополнительной характеристики выборного органа».[17]

Но если региональный парламент является единственным законодательным органом в субъекте РФ, то использование в Федеральном законе «Об общих принципах…» формулировки «высший» орган законодательной власти представляется некорректным. Региональный парламент является не высшим законодательным, а высшим представительным органом субъекта РФ.

Основываясь на вышеизложенных доводах, мы предлагаем следующее определение регионального парламента: «законодательный орган субъекта РФ является постоянно действующим единственным законодательным и высшим представительным органом государственной власти субъекта РФ».

Федеральный закон «Об общих принципах…» устанавливает, что наименование законодательного органа государственной власти субъекта РФ устанавливаются конституцией (уставом) субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных традиций субъекта РФ (ч.2 ст.4).

В субъектах ЮФО законодательные органы называются по-разному: в Республике Северная Осетия-Алания, Кабардино-Балкарской, Чеченской республиках – Парламент; в Республике Адыгея – Государственный Совет – Хасэ; в Республике Дагестан, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Ингушетия – Народное Собрание (Парламент); в Республике Калмыкия – Народный Хурал (Парламент); в Астраханской области, Ставропольском крае – Государственная Дума; в Волгоградской области – областная Дума; в Ростовской области, Краснодарском крае – Законодательное Собрание.

Необходимо подчеркнуть, что термин «парламент» в наименовании представительных органов используется только в законодательстве республик ЮФО. Края и области ЮФО в определении своих законодательных органов термин «парламент» не используют. Здесь, видимо, сказываются исторические традиции, в соответствии с которыми до принятия Конституции РФ 1993 года республиканские Верховные Советы обладали более высоким конституционноправовым статусом, нежели краевые, областные Советы народных депутатов. Однако Конституция РФ установила единый конституционно-правовой статус законодательных органов всех субъектов РФ. Эти органы выполняют одинаковые функции, обладают сходными полномочиями в пределах единых предметов ведения, сходным образом организованы, осуществляют одинаковые формы деятельности и несут одинаковую ответственность за такую деятельность. Не вдаваясь в дискуссию о качественных признаках парламента как представительного органа власти, следует отметить, что, по нашему мнению, принцип равноправия субъектов РФ, закрепленный в ст.5 Конституции РФ, позволяет краям и областям ЮФО, наравне с республиками ЮФО, использовать в своем законодательстве при наименовании представительных органов термин «парламент».

Принципиальное значение имеет количественный состав депутатского корпуса региональных парламентов ЮФО. Федеральный закон «Об общих принципах…» относит полномочие по определению количественного состава депутатов региональных парламентов к исключительному ведению субъектов РФ (ч.3 ст.4). В законодательных органах субъектов ЮФО наблюдается достаточно большой разброс по численному составу депутатов. Так, Государственный Совет – Хасэ Республики Адыгея состоит из 54 депутатов, Народное Собрание Республики Дагестан – 72 депутатов, Парламент

Кабардино-Балкарской Республики – 110 депутатов, Народное Собрание (Парламент) Карачаево-Черкесской Республики – 73 депутатов, Парламент Республики Северная Осетия – Алания – 75 депутатов, Чеченской Республики –

61 депутата, Народный Хурал (Парламент) Республики Калмыкия – 27 депутатов, Собрание (Парламент) Республики Ингушетия – 21 депутата, Законодательное Собрание Краснодарского края - 70 депутатов, Ростовской области – 45 депутатов, Волгоградская областная Дума – 38 депутатов, Государственная Дума Астраханской области – 29 депутатов, Ставропольского края – 25 депутатов.

Объективно возникает вопрос об оптимальном количественном составе депутатов законодательных органов субъектов ЮФО, от решения которого напрямую зависит эффективность работы региональных парламентов ЮФО. «Количественный состав представительного учреждения должен быть, насколько это возможно, рациональным и оптимальным для обеспечения работоспособности этого органа власти, с одной стороны, и наиболее полного представительства в нем различных интересов граждан, с другой».[18]

Ограниченное число депутатов создает немало проблем в деятельности законодательных органов субъектов ЮФО, в частности, в работе постоянных комитетов (комиссий). К примеру, в Ставропольском крае минимальный численный состав комитетов Государственной Думы Ставропольского края установлен в количестве трех депутатов.[19] В то же время заседание комитета правомочно, если на нем присутствует более половины от числа депутатов, избранных в состав комитета.[20] [21] Таким образом, фактически в заседании комитета с правом решающего голоса могут принимать участие два депутата. Комитет принимает решение большинством голосов от числа присутствующих членов. Однако в рассматриваемом случае большинства голосов депутатов установить невозможно.

Аналогичная ситуация имеет место и в других региональных парламентах ЮФО. В настоящее время депутаты немногочисленных законодательных органов субъектов ЮФО выходят из этого сложного положения, установив для себя возможность быть членами одновременно двух постоянных комитетов (комиссий), однако этот шаг принципиально не решает проблему.

24 июля 2002г. в Федеральный закон «Об общих принципах…» было внесено дополнение, в соответствии с которым не менее 50 процентов депутатов законодательного органа государственной власти субъекта РФ (в двухпалатном законодательном органе субъекта РФ – не менее 50 процентов депутатов одной из палат указанного органа) должны избираться по единому избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными объединениями, избирательными блоками в соответствии с законодательством о выборах (ч.4 ст.4). Это означает, что не менее половины депутатских мандатов в парламентах субъектов РФ должно распределяться между политическими партиями. В настоящее время субъекты ЮФО приводят свое законодательство в соответствие с вышеуказанной нормой. Например, по пропорциональной избирательной системе избирается 27 депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея, 22 депутата Волгоградской областной Думы. Очевидно, что партии в условиях небольшого числа депутатов региональных парламентов ЮФО не смогут полноценно осуществлять парламентскую деятельность.

Приведенные доводы свидетельствуют о необходимости увеличения числа депутатов ряда законодательных органов субъектов ЮФО (республик Калмыкия и Ингушетия, Астраханской области, Ставропольского края). Это необходимо сделать как в целях оптимального представительства избирателей, так и последовательного, эффективного осуществления региональными парламентами своих функций и полномочий.

С вопросом о количественном составе депутатского корпуса напрямую связан вопрос о режиме работы депутатов в законодательных органах субъектов ЮФО. Федеральный закон «Об общих принципах…» определяет, что условия осуществления депутатом депутатской деятельности (на профессиональной постоянной основе, или на профессиональной основе в определенный период, или без отрыва от основной деятельности) устанавливаются субъектом РФ самостоятельно в конституции (уставе) и (или) в законе субъекта РФ (ст.11). Число депутатов, работающих на профессиональной постоянной основе, должно устанавливаться законом субъекта РФ (ч.6 ст.4).

В абсолютном большинстве субъектов ЮФО депутаты законодательных органов разделены на две категории: работающие на постоянной основе, и те, кто периодически заседает на парламентских сессиях, причем число последних преобладает.[22] Так, в Законодательном Собрании Ростовской области на профессиональной постоянной основе работают шесть депутатов из общего числа в 45 депутатов (абз.2 ч.1 ст.3 Закона Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области», в Ставропольском крае - не более 12 депутатов из общего числа в 25 депутатов (ч.4. ст.12 Закона Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»), в Кабардино-Балкарской Республике число депутатов, работающих на постоянной профессиональной основе, не может составлять более одной пятой (22 депутата) от общего числа (110 депутатов) (ч.3 ст. 95 Конституции Кабардино-Балкарской Республики). Только в Республике Ингушетия все депутаты Народного Собрания (Парламента) работают на профессиональной постоянной основе (ч.1 ст. 73 Конституции Республики Ингушетия).

Очевидно, что в наибольшей степени навыками парламентской работы обладают депутаты, работающие в региональных парламентах на профессиональной постоянной основе. Они определяют основные направления законодательной работы и несут на себе основную нагрузку по подготовке законопроектов и других правовых актов к обсуждению. Что касается деятельности депутатов, работающих в парламентах субъектов РФ на полупрофессиональной основе, то, по нашему мнению, невозможно эффективно решать вопросы государственного управления, участвуя в работе парламента в течение 3-5 дней в месяц.

Депутаты, работающие в региональных парламентах без отрыва от основной деятельности и участвующие в принятии законов, являются руководителями либо сотрудниками тех структур, интересы которых напрямую затрагиваются данными законами. Такое положение может привести к тому, что депутат начнет отстаивать в парламенте субъекта РФ частные интересы данных структур, даже если это наносит ущерб государственным интересам. Такие депутаты фактически не несут никакой реальной ответственности за депутатскую деятельность. Даже роспуск законодательного органа не влечет для них какие-либо ощутимые негативные последствия, так как они при этом не теряют ни работы, ни зарплаты.

По мнению автора, на том этапе государственного строительства, на котором находится Россия, когда идет интенсивная и напряженная работа по формированию нового российского законодательства, в том числе и регионального, необходима профессиональная деятельность депутатов парламентов субъектов РФ аналогично федеральному парламенту. В связи с этим нам представляется необходимым закрепить в Федеральном законе «Об общих принципах…» норму о том, что депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ осуществляют депутатскую деятельность на профессиональной постоянной основе.

Большое практическое значение имеет вопрос о сроке полномочий региональных парламентов ЮФО. Федеральный закон «Об общих принципах…» не содержит специальных норм на этот счет. В нем лишь закрепляется, что срок полномочий депутатов законодательного органа государственной власти субъекта РФ одного созыва устанавливается конституцией (уставом) субъекта РФ и не может превышать пять лет (ч.5 ст.4). Здесь усматривается стремление законодателя построить эту норму таким образом, чтобы она подходила в том числе и под региональные парламенты, действующие на основе периодической ротации депутатского корпуса, когда выборы половины состава парламента проходят раз в два года. В целом же такой парламент работает непрерывно.

Однако следует отметить, что в субъектах ЮФО парламентов, формируемых на основе использования принципа ротации, нет. Тем не менее, некоторые субъекты ЮФО (Калмыкия, Ингушетия, Астраханская область, Волгоградская область, Ростовская область, Краснодарский край) в своих конституциях (уставах) вслед за Федеральным законом «Об общих принципах…» устанавливают лишь срок полномочий депутатов законодательных органов и не содержат норм конкретно о сроке полномочий региональных парламентов.

Приведем пример, иллюстрирующий возможность возникновения в результате несовершенства закона определенной коллизионной ситуации. Устав Ростовской области определяет, что срок полномочий депутатов Законодательного Собрания Ростовской области одного созыва составляет пять лет (ч.2 ст.33). Если депутат от какого-либо одномандатного избирательного округа будет избран не одновременно с другими депутатами Законодательного Собрания, а, скажем, через год, то срок его полномочий заканчивается на один год позднее, чем у других депутатов, избранных вовремя. Получается, что каждый депутат вправе настаивать, чтобы срок его полномочий продолжался не менее пяти лет и не зависел от срока окончания полномочий основной части депутатов. Однако, как известно, новый созыв парламента должен содержать вновь избранных депутатов.

По нашему мнению, следует согласиться с утверждением А.Ф. Малого о том, что для того, чтобы избежать подобной ситуации, субъекты РФ, за исключением тех, в которых региональные парламенты действуют по принципу ротации депутатского корпуса, должны установить в своих конституциях и уставах конкретный срок полномочий законодательных органов одного созыва.[23] В этом отношении примером может служить Устав (Основной Закон) Ставропольского края, определяющий как срок полномочий Государственной Думы Ставропольского края, так и срок полномочий депутатов Государственной Думы Ставропольского края, которые составляют пять лет

(ч.2 и 3 ст.24).

Подводя итог, можно сделать следующие выводы и предложения.

1. Предлагается следующая структура конституционно-правового статуса регионального парламента России, включающая в себя следующие элементы: понятие и функции парламента; порядок формирования парламента; компетенция парламента, состоящая из предметов ведения, полномочий и ответственности; организация деятельности парламента, включающая внутреннее устройство, принципы, формы и процедуру деятельности; порядок прекращения полномочий парламента.

2. На основании анализа федерального и регионального законодательства автор разработал определение регионального парламента: «законодательный орган субъекта РФ является постоянно действующим единственным законодательным и высшим представительным органом государственной власти субъекта РФ».

3. Термин «парламент» в наименовании представительных органов используется только в законодательстве республик ЮФО. Однако принцип равноправия субъектов РФ, закрепленный в ст.5 Конституции РФ, позволяет краям и областям ЮФО, наравне с республиками, использовать в своем законодательстве термин «парламент» в наименовании представительных органов.

4. В целях оптимального представительства избирателей, последовательного, эффективного осуществления региональными парламентами своих функций и полномочий необходимо увеличение числа депутатов ряда законодательных органов субъектов ЮФО.

5. В современных условиях России необходима полная профессионализация деятельности депутатов парламентов субъектов РФ аналогично федеральному парламенту.

6. Помимо срока полномочий депутатов субъекты РФ, за исключением тех, в которых региональные парламенты действуют по принципу ротации депутатского корпуса, должны установить в своих конституциях и уставах конкретный срок полномочий законодательных органов одного созыва.

§ 2 Функции законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

В книге «Теория государства и права: Часть I. Теория государства» под ред. А.Б. Венгерова дается определение понятия «функция» в теории государства и права. В соответствии с этим определением функция означает «направление, предмет деятельности того или иного политико-правового института, содержание этой деятельности, ее обеспечение» (М.: Юрист, 1995. – С. 142). Под функциями регионального парламента автор понимает направление, предмет деятельности указанного государственного органа, в которых проявляются его сущность и социальное назначение.

По нашему мнению, можно выделить семь основных функций региональных парламентов. Ими являются: 1) законодательная; 2) представительская; 3) контрольная; 4) учредительская; 5) по участию в формировании государственного аппарата; 6) по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления; 7) внутриорганизационная.

Главной функцией региональных парламентов ЮФО является законодательная функция. По своему значению она является наиболее важной и объемной, что предопределило название региональных законодательных органов. Законодательная функция означает, что только законодательный орган субъекта ЮФО обладает исключительным правом принимать законы, т.е. правовые акты, обладающие высшей юридической силой на территории субъекта ЮФО. Своеобразным исключением из этого правила является ст. 85 Конституции Чеченской Республики, которая предоставляет Президенту Чеченской Республики право издавать указы, восполняющие пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции РФ, федеральным и республиканским законам, а их действие ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов. Включение указанной нормы в текст основного закона Чеченской Республики объясняется необходимостью оперативного восстановления и регулирования правовой системы данной республики в переходный период.

Вместе с тем, даже в сфере осуществления законодательной власти региональный парламент ЮФО делит свою компетенцию с народом субъекта ЮФО, который вправе принимать законы субъекта ЮФО непосредственно на референдуме. В этой связи неверными представляются положения основных законов некоторых субъектов ЮФО, закрепляющих в качестве единственного субъекта законодательной власти региональный парламент, не упоминая при этом народ (например, Устав Астраханской области (ст.15)).

Представительская функция регионального парламента ЮФО призвана выражать волю многонационального народа, проживающего на территории субъекта ЮФО.

Интересно отметить определение источника власти в субъектах ЮФО, закрепленного в их конституциях и уставах. В республиках ЮФО источником власти признается народ, а в остальных субъектах ЮФО источник власти определен по-разному: граждане (Волгоградская область), сообщество граждан (Ростовская область), население (Ставропольский край), народ (Краснодарский край). Представляется, что исходя из принципа равноправия субъектов РФ (ч.1 ст.5 Конституции РФ) источником власти во всех субъектах ЮФО должен признаваться народ, проживающий на территории данных субъектов ЮФО. С.В. Масленникова в своей монографии «Народное представительство и права граждан в Российской Федерации» (М.: «Городец-издат», 2001. – С. 14.) перечисляет основные свойства представительных органов власти: «выборность; коллегиальность по составу и порядку выработки и принятия решений; особый характер связи народных представителей с избирателями. Только в совокупности все названные свойства дают качество представительности, позволяющее характеризовать соответствующие учреждения как органы народного представительства».

«Парламент – это единственный официальный орган народного

представительства».[24] Именно в парламенте выражается коренная, органическая связь власти с народом. Парламент выражает волю народа субъекта ЮФО, придает ей общеобязательный характер и осуществляет от его имени власть.

Парламенты субъектов ЮФО формируются путем выборов. Демократическое избрание депутатов позволяет гражданам выразить свою сопричастность с этими представительными органами, содействует установлению непосредственной связи между народными представителями и избирателями. Выборность предопределяет особое место региональных парламентов ЮФО среди других органов власти, отражает их тесную связь с народом.

Главная функция регионального парламента – законотворчество – неразрывно связана именно с его представительностью. Представительный орган в принимаемых законах выражает волю народа, проживающего на территории соответствующего субъекта ЮФО. Именно в этих законах должны учитываться интересы народа как единственного источника власти в субъекте ЮФО. Региональные парламенты в своей деятельности должны отражать социальные интересы избирателей соответствующих субъектов ЮФО, согласовывать усилия различных политических сил, формировать у народа гражданскую позицию. Представительный орган призван являться трибуной для выражения своего мнения представителями народа, для обсуждения жизненно важных проблем региона.

Осуществление контрольной функции играет важную роль в деятельности региональных парламентов ЮФО. Наличие достаточных контрольных полномочий позволяет значительно укрепить авторитет законодательного органа субъекта ЮФО. Сущность контрольной функции заключается в том, что народу принадлежит право контролировать деятельность всех структур, которым он передал властные полномочия. Вне контроля не должны находиться никакие органы власти. Региональный парламент ЮФО контролирует деятельность исполнительных органов государственной власти субъекта ЮФО, органов местного самоуправления.

Осуществление контрольной функции логически вытекает из наличия у регионального парламента законодательной и представительской функций, поскольку контроль за исполнением уже принятых решений способствует их реальному воплощению в жизнь. Парламентский контроль осуществляется в самых разнообразных формах: финансовый контроль; контроль за соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта РФ, осуществлением программ социально-экономического развития; контроль за соблюдением и исполнением законов субъекта РФ. Законодательный орган субъекта РФ контролирует деятельность органов исполнительной власти субъекта РФ, утверждая структуру исполнительных органов государственной власти субъекта РФ, решая вопрос о недоверии (доверии) высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ, в назначении которых на должность законодательный орган принимал участие; осуществляет иные формы контроля.

Таким образом, можно констатировать наличие достаточно широких контрольных полномочий у региональных парламентов ЮФО. Усиление контрольной функции законодательных органов субъектов ЮФО является одним из важнейших приоритетов в их деятельности. Тем не менее, контрольная функция региональных парламентов ЮФО не должна стать абсолютной. Ее осуществление не может нарушать баланс властей и самостоятельность их органов в субъектах ЮФО.

Учредительская функция региональных парламентов ЮФО позволяет им непосредственно создавать государственные и негосударственные институты или участвовать в их формировании. Законодательные органы субъектов ЮФО учреждают конституционные (уставные) суды субъектов ЮФО, должность Уполномоченного по правам человека в субъекте ЮФО, учреждают средства массовой информации, банки, создают контрольно-счетные (счетные) палаты, постоянные представительства при федеральных органах государственной власти, осуществляют иные учредительские полномочия.

Еще одной основной функцией законодательных органов субъектов ЮФО является их участие в формировании государственного аппарата, выражающееся в назначении должностных лиц федеральной и региональной власти.

«Федеративная природа Российской Федерации предусматривает, что органам государственной власти субъектов Федерации (и прежде всего законодательному органу) должно быть предоставлено реальное право принимать участие в назначении представителей Федерации на своей территории».1

Это положение явилось предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Как отметил Суд, если на соответствующие территориальные органы федеральных органов исполнительной власти возлагаются полномочия Российской Федерации по вопросам совместного ведения, то федеральный законодатель вправе предусмотреть возможность согласования с законодательным органом субъекта Федерации назначения на должность руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти. Это связано с тем, что такие должностные лица призваны обеспечивать разграничение полномочий органов исполнительной власти по предметам совместного ведения на всех уровнях. Этим не

1 См.: Васильев В.И., Павлушкин А.В., Постников А.Е. Законодательные органы субъектов Российской Федерации: правовые вопросы формирования, компетенции и организации работы. - М.: «Городец-издат»,

2001. – С. 117.

затрагиваются прерогативы Российской Федерации в конечном счете самостоятельно решать данный вопрос при условии использования установленных Конституцией РФ и федеральным законом необходимых согласительных и юрисдикционных процедур.[25]

Законодательный орган субъекта ЮФО должен принимать активное участие в формировании органов исполнительной власти субъекта ЮФО. Только наличие широких полномочий по назначению на должность ключевых руководителей исполнительной власти позволит региональному парламенту успешно функционировать в системе органов государственной власти субъекта ЮФО. Но такое положение парламентов не должно нарушать в субъектах ЮФО баланс властей и самостоятельность их органов.

Важной является функция региональных парламентов ЮФО по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления. Ее выполнение обусловлено федеративной природой России, самостоятельностью органов местного самоуправления. Парламенты субъектов РФ должны обеспечивать единство правового пространства государства, поддерживать необходимые связи в системе органов власти всех уровней, а в необходимых случаях участвовать в разрешении противоречий между элементами этой системы.

Внутриорганизационная функция региональных парламентов ЮФО направлена на упорядочение их внутренней деятельности, установление четкого порядка и процедур осуществления своей работы. Отличие данной функции от вышеперечисленных проявляется в том, что ее осуществление направлено преимущественно внутрь самого законодательного органа и не касается других органов государственной власти. Важность данной функции заключается в том, что от успешного ее выполнения напрямую зависит эффективное осуществление всех других функций регионального парламента ЮФО.

Резюмируя сказанное, можно сделать следующие выводы.

1. Автор выделяет семь основных функций региональных парламентов: 1) законодательную; 2) представительскую; 3) контрольную; 4) учредительскую; 5) по участию в формировании государственного аппарата; 6) по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления; 7) внутриорганизационную.

2. В настоящее время требуется укрепление законодательной, представительской и контрольной функций региональных парламентов ЮФО, функции по участию в формировании государственного аппарата. Уровень развитости этих функций демонстрируют степень участия регионального парламента в управлении важнейшими делами соответствующего субъекта, его способность выражать волю и интересы народа, реальное место в системе органов государственной власти.

§ 3 Этапы становления и развития представительных и законодательных органов государственной власти субъектов РФ

Предтечей современных региональных парламентов были уездные и губернские земские собрания, а также городские думы, образованные в результате реформ 1864 и 1870 годов. Это были всесословные выборные органы местного самоуправления, которые занимались насущными вопросами жизни населения губернии, уезда, города: заведованием повинностями, дорожным делом, просвещением, здравоохранением, общественным призрением и т.д.

Октябрьская революция 1917 года привела к скорой ликвидации существующего земского и городского самоуправления в России. Власть полностью перешла в руки новых региональных представительных органов государственной власти – Советов. Разносторонние аспекты, актуальные проблемы конституционно-правового статуса советских представительных органов государственной власти нашли отражение в работах таких отечественных ученых, как С.А. Авакьян, И.А. Азовкин, Г.В. Барабашев, В.И. Васильев, О.Е. Кутафин, Ж.И. Овсепян, А.Я. Слива, Н.Г. Старовойтов, К.Ф. Шеремет и др.[26]

С образованием Советского государства властью был провозглашен лозунг: «Вся власть Советам!». Советы воплощали в себе законодательную и исполнительную власть, они же контролировали и судебную власть. Советы являлись единственными выборными органами государственной власти. Все другие государственные органы либо непосредственно, либо в конечном итоге образовывались Советами и формально были им подчинены. «Таким образом, Советы несли в себе отрицание прогрессивного принципа «разделения властей», они были основаны на противоположном принципе – единства, монизма власти, ее монополизации в одном учреждении. Советы образовывали разветвленную систему представительных органов, которые функционировали и в центре, и на местах, во всех административно-территориальных единицах и на всех уровнях государственной организации».[27] Все Советы, в том числе и местные, являлись органами государственной власти, и в основе их взаимоотношений лежал принцип демократического централизма.

В первой Конституции РСФСР 1918 года Россия объявлялась республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Россия стала федеративным государством. С образованием Советского государства сложилась единая вертикаль Советов, основанная на строгой иерархии их различных уровней. Решения вышестоящих органов были обязательными для нижестоящих, вышестоящие Советы осуществляли руководство нижестоящими.

Высшей представительной властью в регионах являлись областные и губернские (окружные) съезды Советов, которые избирались населением по различным нормам представительства. Конституция РСФСР устанавливала определенные ограничения количественного состава региональных съездов советов: в областных съездах могло быть не более 500 депутатов, в губернских (окружных) – не более 300 депутатов. Съезды Советов избирали свои исполнительные органы – исполнительные комитеты, которые были ответственны перед избравшими их Съездами.

Съезды Советов были непостоянно действующими представительными органами, и в перерывах между съездами высшей властью на соответствующей территории являлись исполнительные комитеты. Фактически они в значительной степени подменяли Советы. Съезды Советов созывались исполнительными комитетами по их усмотрению или по требованию Советов местностей, насчитывающих не менее одной трети всего населения данного района, но не реже двух раз в год по области, одного раза в три месяца по губернии.

В компетенцию областных и губернских Съездов советов входило проведение в жизнь всех постановлений соответствующих высших органов Советской власти; принятие всех мер к поднятию своей территории в культурном и хозяйственном отношениях; разрешение всех вопросов, имеющих чисто местное значение; объединение всей советской деятельности в пределах подведомственной территории. Областным Съездам Советов и их исполнительным комитетам принадлежало право контроля над деятельностью всех местных Советов данной области, а губернским, соответственно, над деятельностью всех Советов губернии вплоть до отмены их решений. Тем не менее, областным и губернским Советам не было предоставлено право осуществления законодательной деятельности.

Конституция РСФСР 1925 года установила в качестве субъектов РСФСР автономные советские социалистические республики (АССР). Автономным республикам было предоставлено право принимать свои основные законы (конституции). Конституции автономных республик принимались их Съездами Советов, представлялись на утверждение Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и вносились на окончательное утверждение Всероссийского Съезда Советов.

Съезды советов являлись высшими органами государственной власти соответствующей автономной республики. В период между их сессиями действовали избираемые Съездами центральные исполнительные комитеты, которые в свою очередь формировали из своего состава президиумы, действовавшие в качестве высших органов власти республики в период между сессиями центральных исполнительных комитетов. Центральным исполнительным комитетам республик предоставлялось право принимать законы, имеющие обязательную силу на территории соответствующей республики. Таким образом, законодательная и исполнительная власть как в центре, так и в субъектах Федерации сосредотачивалась в одних и тех же руках. В советской России была создана громоздкая система представительных органов государственной власти, включающая в себя множество звеньев даже в рамках одного и того же государственного органа.

Что касается краев, областей, губерний, то к ведению их Съездов Советов Конституция отнесла составление и утверждение бюджетов данных территорий.

Конституция РСФСР 1937 года впервые закрепила полный перечень субъектов Федерации (ст.14). Этот перечень включал субъекты, которые в настоящее время находятся в пределах ЮФО, а именно: Краснодарский край, Ростовскую область, Дагестанскую, Кабардино-Балкарскую, СевероОсетинскую, Чечено-Ингушскую АССР, Карачаевскую и Черкесскую автономные области.

Высшим органом государственной власти автономной республики являлся Верховный Совет, который избирался гражданами республики на четыре года. Верховный Совет признавался единственным законодательным органом республики. Он обладал следующими полномочиями:

а) принимал Конституцию автономной республики и вносил ее на

утверждение Верховного Совета РСФСР;

б) устанавливал районное деление автономной республики и границы

районов и городов и вносил на утверждение Верховного Совета РСФСР;

в) утверждал народнохозяйственный план и бюджет автономной

республики;

г) формировал Правительство автономной республики – Совет Народных

Комиссаров;

д) присваивал почетные звания автономной республики.

Органами государственной власти в краях, областях, автономных областях являлись Советы депутатов трудящихся, которые избирались населением сроком на два года. Данные органы государственной власти имели право принимать лишь решения и распоряжения.

Сессии краевых и областных Советов созывались их исполнительными комитетами не реже четырех раз в год. Сессии Советов депутатов были главной формой их деятельности, поскольку на сессиях принимались решения Совета, формировались его органы, заслушивались отчеты исполнительного комитета и постоянных комиссий Совета.

Советы депутатов трудящихся были довольно многочисленными представительными органами. В среднем на один областной Совет приходилось 208, а на краевой – 281 депутат. Минимальный состав Совета был установлен в 100 депутатов.[28]

Каждый областной, краевой Совет из числа своих депутатов избирал постоянные комиссии и исполнительный комитет. В составе комиссий работало большое количество депутатов Совета (более 80%). Краевыми, областными Советами депутатов трудящихся создавалось, как правило, 12-14 постоянных комиссий на каждый Совет по 10-20 депутатов в комиссии. Типичными для областных, краевых Советов являлись следующие постоянные комиссии: бюджетно-финансовые, сельского хозяйства, промышленности и строительства, торговли и общественного питания, бытового обслуживания населения, коммунального хозяйства и благоустройства, жилищного строительства, народного образования, культуры, здравоохранения и социального обеспечения, дорожного строительства, социалистической законности.2 Заседания комиссий проходили обычно 1-3 раза в квартал. Комиссии были подотчетны Советам и ответственны перед ними за свою деятельность.

Конституция РСФСР 1978 года установила новый перечень субъектов Федерации, в том числе находящихся в настоящее время в пределах ЮФО:

Дагестанскую, Кабардино-Балкарскую, Калмыцкую, Северо-Осетинскую,

Чечено-Ингушскую АССР, Краснодарский и Ставропольский края, Астраханскую, Волгоградскую и Ростовскую области, Адыгейскую и Карачаево-Черкесскую автономные области (ст.71).

Конституция еще больше усилила полномочия Верховных Советов автономных республик, закрепив, что они правомочны решать все вопросы, отнесенные к ведению республики. Срок полномочий Верховных Советов автономных республик устанавливался в пять лет.

Органами государственной власти в краях, областях являлись соответствующие Советы народных депутатов, срок полномочий которых устанавливался в два с половиной года. Сессии краевых, областных Советов созывались их исполнительными комитетами не реже четырех раз в год. Депутаты осуществляли свою деятельность на непрофессиональной основе, не порывали с производственной или иной служебной деятельностью. Депутат одного Совета мог быть избран одновременно членом другого Совета народных депутатов.

20 ноября 1980 года был принят Закон РСФСР «О краевом, областном Совете народных депутатов РСФСР». Он закрепил основные принципы деятельности краевых, областных Советов: коллективное, свободное, деловое обсуждение и решение вопросов, гласность, регулярная отчетность исполнительного комитета, других создаваемых Советом органов перед Советом и населением, широкое привлечение граждан к участию в работе Советов (ст.4). Краевой, областной Совет народных депутатов решал все вопросы местного значения, исходя из общегосударственных интересов и интересов граждан, проживающих на территории Совета, проводил в жизнь решения вышестоящих государственных органов, руководил деятельностью нижестоящих Советов народных депутатов, участвовал в обсуждении вопросов республиканского и общесоюзного значения, вносил по ним свои предложения.

Сессия краевого, областного Совета считалась правомочной при наличии не менее двух третей общего числа депутатов краевого, областного Совета. Вопросы на рассмотрение сессии вносились исполнительным комитетом, постоянными комиссиями и депутатами Совета. Предложения к повестке дня могли представляться краевыми, областными органами общественных организаций, а также районными, городскими Советами народных депутатов.

В постоянные комиссии краевого, областного Совета не могли быть избраны депутаты, входившие в состав исполнительного комитета Совета, краевого, областного комитета народного контроля, краевого, областного суда, а также прокурор края, области. Депутат был обязан присутствовать на каждой сессии краевого, областного Совета народных депутатов и активно участвовать в работе сессии и тех органов Совета, в которые он был избран.

Отметим, что в советском государстве всегда существовал императивный мандат депутата. Депутаты всех уровней представительной власти получали наказы от своих избирателей, обязаны были отчитываться перед ними, и могли быть в любое время отозваны избирателями. Закон «О краевом, областном Совете народных депутатов РСФСР» установил обязанность депутатов краевого, областного Совета не реже двух раз в год отчитываться о своей работе и работе Совета перед избирателями, коллективами и общественными организациями, выдвинувшими их кандидатами в депутаты. Депутат, не оправдавший доверия избирателей или совершивший действия, недостойные высокого звания депутата, мог быть в любое время отозван по решению большинства избирателей в установленном законе порядке.

Конституция РСФСР 1978 года претерпела множество редакций. Был изменен субъектный состав Российской Федерации, установлены следующие субъекты РФ, в настоящее время находящиеся в пределах ЮФО: республики Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, КарачаевоЧеркессия, Северная-Осетия, Чеченская республика; Краснодарский и Ставропольский края; Астраханская, Волгоградская и Ростовская области.

5 марта 1992 года был принят еще один основополагающий законодательный акт в сфере конституционно-правового статуса представительных органов государственной власти краев и областей - Закон Российской Федерации «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации». Данный закон официально закрепил, что краевой, областной Совет народных депутатов является представительным органом государственной власти края, области (ч.1 ст.1).

Законом устанавливалась самостоятельность органов государственной власти краев и областей в осуществлении принадлежащих им полномочий, гарантии невмешательства федеральных органов в компетенцию краевых, областных Советов. Вместе с тем впервые произошло разделение органов власти на государственные органы и органы местного самоуправления, разграничивалась их компетенция.

Срок полномочий краевого, областного Совета народных депутатов устанавливался в пять лет. Численный состав Совета определялся самим Советом в пределах, установленных законами Российской Федерации о выборах.

Очередные сессии Совета проводились не реже одного раза в полугодие. Внеочередные сессии могли созываться по инициативе не менее одной трети от установленного для данного Совета числа депутатов, а также председателя Совета или главы краевой, областной администрации не позднее чем в течение двух недель. Провозглашался принцип гласности, открытости в работе сессии краевого, областного Совета. Закон закрепил право присутствия на сессии представителей средств массовой информации, трудовых коллективов, общественных объединений, граждан.

Закон признавал подотчетность краевой, областной администрации соответствующему Совету народных депутатов в пределах его компетенции.

Краевой, областной Совет мог отменять акты краевой, областной администрации, противоречащие Конституции РСФСР, законам Российской Федерации, актам, принимаемым Президентом и Правительством РФ, решениям краевого, областного Совета, принимаемым в пределах их полномочий.

После подписания субъектами РФ Федеративного договора от 31 марта 1992г. в Конституцию РФ были включены положения об исключительной компетенции органов государственной власти Российской Федерации и совместной компетенции федеральных органов государственной власти и органов государственной власти республик, автономной области, автономных округов, краев, областей и городов федерального значения.

Республики имели право принимать конституции, а по вопросам совместной с федеральными органами государственной власти компетенции - также собственные законы и иные правовые акты в соответствии с изданными федеральными государственными органами основами законодательства.

Края и области принимали свои уставы, однако им так и не было предоставлено право принимать собственные законы.

Противостояние Президента РФ с одной стороны и Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ - с другой в 1993г. привело к расформированию системы представительных органов власти в государстве (системы советов) указом Президента РФ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Вскоре Президент РФ издал еще один указ под номером № 1617 от 9 октября 1993г. «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации», который установил новую систему региональных представительных органов государственной власти в России. Указ предписал создать в краях, областях органы представительной власти (собрания, думы и т.п.), которые должны были избираться населением в составе 15-50 депутатов и работать на постоянной основе.

22 октября 1993г. последовал очередной указ Президента РФ № 1723 «Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации». Он предписал краям, областям провести выборы в представительные (законодательные) органы государственной власти в период с декабря 1993г. по март 1994г., и рекомендовал республикам в составе Российской Федерации осуществить реформу органов государственной власти с учетом положений данного Указа. Указ утвердил Положение об основных началах организации и деятельности органов государственной власти в субъектах Российской Федерации на период поэтапной конституционной реформы.

В соответствии с этим Положением представительные органы государственной власти края, области по вопросам ведения данных субъектов РФ, а также по вопросам совместного ведения федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ в пределах своих полномочий получили право осуществлять законодательное регулирование. Они впервые стали законодательными органами субъектов РФ.

Положение установило, что представительный орган государственной субъекта РФ (собрание, дума и т.п.) должен избираться населением на основе всеобщего прямого равного избирательного права при тайном голосовании в составе не более 50 депутатов (представителей) и осуществлять свою деятельность на постоянной основе.

Наименование органа представительной власти и количество его депутатов (представителей), включая работающих на штатной оплачиваемой основе, должно было определяться органами государственной власти субъектов РФ самостоятельно с учетом исторических, национальных и других условий и традиций. Срок полномочий представительных органов государственной власти субъектов РФ устанавливался в два года.

Были закреплены полномочие парламента субъекта РФ рассматривать и утверждать бюджет по представлению администрации (правительства) данного субъекта РФ, контрольные полномочия парламентов субъектов РФ в отношении исполнения принятых ими правовых (законодательных) актов, исполнения бюджета и распоряжения (отчуждения) имущества, относящегося к собственности данных субъектов РФ.

22 декабря 1993г. в Положение было внесено дополнение, согласно которому количество депутатов (представителей), работающих на штатной оплачиваемой основе, не могло превышать двух пятых от общего состава представительного органа государственной власти субъекта РФ.

Таким образом, Положение установило основы, в соответствии с которыми начала строится современная система законодательных органов государственной власти субъектов РФ. Данный процесс был продолжен после принятия Конституции РФ на референдуме 12 декабря 1993 года. Конституция России закрепила основополагающие принципы и правила организации и деятельности региональных законодательных органов. Более подробную регламентацию эти принципы получили в Федеральном законе № 184-ФЗ от 6 октября 1999г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Однако до его принятия субъекты РФ прошли долгий и сложный путь становления и развития своих региональных парламентов, конституционно-правовой статус которых в основном регулировался региональным законодательством.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы.

Автор выделяет два этапа в становлении и развитии представительных и законодательных органов государственной власти субъектов РФ: советский (1917г. – 1993г.) и современный (с 1993 г.).

Анализ отечественного опыта функционирования советских региональных представительных и законодательных органов государственной власти позволил выявить позитивные стороны их правового положения, которые могут быть использованы в настоящее время в России. К ним можно отнести:

1. Всеобъемлющий с точки зрения территориального распространения характер, функционирование Советов в рамках единой системы представительных органов государственной власти. Советы функционировали и в центре, и на местах, во всех административно-территориальных единицах и на всех уровнях государственной организации. Система Советов была основана на строгой иерархии органов различных уровней, решения вышестоящих органов имели обязательную силу для нижестоящих. В соответствии с проводимой в России муниципальной реформой предполагается создание представительных органов местного самоуправления поселений, городских округов и муниципальных районов. В Российской Федерации необходимо восстановить единую систему представительных органов, подотчетность и подконтрольность представительных органов местного самоуправления - парламентам субъектов Федерации, а тех в свою очередь - Федеральному Собранию РФ.

2. Большой численный состав советских региональных представительных органов. Россия не нуждается в таких многочисленных региональных парламентах, однако в некоторых субъектах ЮФО число депутатов парламентов должно быть увеличено в целях обеспечения оптимального представительства избирателей.

3. Императивный мандат депутата. Представляется преждевременным отказ в Российской Федерации от императивного мандата депутата. В настоящее время вопрос о возможности отзыва депутатов региональных парламентов зависит от усмотрения самих парламентов, которые не спешат устанавливать в субъектах РФ этот правовой институт. Поэтому необходимо закрепить на уровне Федерального закона «Об общих принципах…» императивный мандат депутатов региональных парламентов России, возродить институты наказов, отчетов и отзыва, освободив их при этом от былого формализма.

§ 4 Сравнительный анализ конституционно-правового статуса законодательных органов субъектов современных федеративных государств

Федерация является одной из основных форм государственного устройства. В современном мире насчитывается более 20 федеративных государств. Они включают значительное число субъектов федерации, образованных с учетом различных факторов: национальных, территориальных, историко-территориальных и т.д. Так, в США – 50 субъектов Федерации, Мексике – 29, Бразилии и Индии – по 25, Швейцарии – 23, Германии - 16.[29]

Значителен удельный вес федераций с небольшим числом субъектов: на Коморских островах их два, в Бельгии – 3, Австралии – 6, Австрии – 9, Канаде – 10.[30]

Субъекты федерации представляют собой государствоподобные образования (или даже государства – субъекты федерации). Именно наличие государственной власти отличает их, например, от автономных образований. Они имеют свою систему органов государственной власти. Почти у всех субъектов есть свои законодательные органы (в Танзании – только у одного из субъектов, у Занзибара, в ОАЭ региональных парламентов вообще нет, вместо них законодательствуют эмиры), существует свое правительство или иная администрация субъекта, иногда (очень редко) есть своя система судов (США). Субъекты федерации, обладая государственной властью, вместе с тем не обладают государственным суверенитетом, поскольку над ними стоит другая государственная власть – федерации.[31]

У субъектов федерации имеются и другие элементы государственности, в частности, конституции (или основные законы). Конституции субъектов строятся в соответствии с союзными конституциями и соответствующим образом устанавливают систему государственных органов. Так, в государствах с президентской формой правления (Аргентина, Бразилия, Мексика, США) конституции закрепляют президентскую систему правления на обоих уровнях, в государствах с парламентской формой правления на федеральном уровне (Австралия, Австрия, Германия, Индия, Канада) конституции субъектов также закрепляют парламентскую систему организации региональных органов государственной власти. Однако это соответствие проявляется лишь в самом общем виде, отсутствует полное копирование союзных конституций и государственных органов. Данная закономерность проявляется в конституционно-правовом статусе парламентов субъектов современных федераций мира.

В разных государствах парламенты субъектов федерации называются поразному: в Бельгии – советы сообществ, в Бразилии, Канаде, Мексике и Индии – законодательные собрания, в Австрии и Германии – ландтаги (в германских землях-городах - городские собрания), в США – легислатуры (в отдельных штатах они именуются генеральными ассамблеями (19 штатов), законодательными ассамблеями (4 штата), генеральными собраниями (2 штата) и т.д.), в Швейцарии – большие советы (реже – кантональные советы и ландраты) и др.

В отличие от федеральных парламентов, имеющих двухпалатную структуру, парламенты субъектов федерации могут быть как однопалатными, так и двухпалатными. Например, в США все штаты (кроме Небраски) имеют двухпалатные парламенты. Все, кроме одной (Баварии) земли Германии, провинции Канады, штаты Бразилии и Мексики, кантоны Швейцарии, большинство штатов Индии имеют однопалатные законодательные органы.

Парламенты субъектов зарубежных федераций насчитывают, как правило, менее 100 депутатов. В США численный состав верхних палат (сенатов) колеблется от 20 в Аляске и Неваде до 67 – в Миннесоте. Нижние палаты (палаты представителей (или делегатов), ассамблеи и т.д.) насчитывают от 40 (Аляска и Невада) до 400 членов (Нью-Хэмпшир).[32] Большим численным составом обладают и другие парламенты субъектов федераций. Например, ландтаг земли Бавария (Германия) насчитывает 204 члена, число депутатов законодательных собраний штатов Индии колеблется от 60 до 500 членов, парламенты кантонов Берна, Аарау (Швейцария) содержат 200 депутатов. В Индии установлена пропорция между численным составом палат парламентов штатов: число членов Законодательного совета (верхней палаты) не должно превышать одной трети общего числа членов Законодательного собрания (нижней палаты), но не может быть меньше 40.

Различны также порядок формирования и срок полномочий парламентов субъектов федераций, но, как правило, они избираются непосредственно гражданами сроком на 2-4 года. В большей части штатов США члены верхних палат (сенаторы) избираются на четыре года (в 12 штатах – на два года). Особенностью формирования верхней палаты штата Иллинойс является то, что «сенаторы избираются по 59 одномандатным избирательным округам, границы которых пересматриваются каждые 10 лет по итогам переписи населения и разделяются, по возможности, на три равные группы. Сенаторы первой группы округов на первых после разделения выборах избираются сроком на четыре года, на вторых – на 4, на третьих выборах – на 2 года; сенаторы от второй группы округов избираются, соответственно, на 4, 2 и 4 года; от третьей – на 2, 4 и 4 года».[33] Верхняя палата Баварии (сенат) формируется на основе представительства социальных, хозяйственных, культурных и общинных корпораций; сенаторы избираются на шесть лет, и каждые два года сенат обновляется на одну треть.

Члены нижних палат США избираются на два года, и только в четырех штатах – на четыре года. Ландтаги большинства земель Германии избираются на четыре года (в двух землях – на пять лет). При выборах ландтагов, как правило, применяется пропорциональная избирательная система, смешанная с мажоритарной системой. Во всех землях установлен пятипроцентный заградительный барьер: партии, собравшие менее 5% голосов избирателей, не участвуют в распределении депутатских мандатов. В отдельных землях применяется исключительно пропорциональная система без элементов мажоритарной. В провинции Британская Колумбия (Канада) из 69 депутатов Законодательного собрания 35 избираются по одномандатным избирательным округам, а остальные - по 17 двухмандатным избирательным округам, 32 депутата Законодательного собрания провинции Остов Принца Эдуарда – по 16 двухмандатным избирательным округам. Парламенты кантонов Швейцарии формируются посредством выборов исключительно по пропорциональной избирательной системе. По общему правилу, срок их легислатуры - четыре года, но он может быть меньше (два года – в Граубюндене) или больше (пять лет – во Фрибуре).

Примечателен порядок формирования и срок полномочий парламентов штатов Индии. Конституция Индии устанавливает, что легислатура штата состоит из губернатора, назначаемого президентом Индии, и одной или двух палат. Парламент Индии решает, будет ли легислатура штата однопалатной или в ней будет создана вторая палата – Законодательный совет.[34] Законодательные советы формируются частично (одна шестая) путем назначения Губернатором, частично (пять шестых) посредством избрания, причем выборы являются непрямыми и проводятся в соответствии с принципом пропорционального представительства на основе единственного передаваемого голоса. Одна треть членов Законодательного совета выбывает по истечении каждого второго года его работы. Члены Законодательного собрания избираются прямым голосованием сроком на 5 лет на основе всеобщего избирательного права. Губернатор штата имеет право назначить в Законодательное собрание одного члена англо-индийской общины, если, по его мнению, эта община не имеет в Собрании адекватного представительства.[35]

Парламенты субъектов современных федеративных государств могут работать как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе. Например, легислатуры штатов США подразделяются на три группы. К первой группе (восемь штатов) относятся профессионально действующие легислатуры. Для них характерны неограниченные во времени сессии, усовершенствованная система комитетов, значительное число вспомогательных органов, высокое жалование депутатов. Ко второй группе относятся непрофессионально действующие легислатуры (17 штатов), которые проводят ограниченные по времени сессии, имеют несовершенную систему комитетов, недостаточное число вспомогательных органов и низкие размеры вознаграждения законодателей. Из этой группы в 13 штатах законодательные органы созываются раз в два года. В третью, промежуточную группу включаются легислатуры 25 штатов, которые по своему потенциалу приближаются к легислатурам первой группы.[36]

Структура палат парламентов субъектов федераций обычно соответствует структуре палат федерального парламента, хотя есть некоторые особенности, касающиеся численности постоянных комитетов, порядка их формирования и назначения руководителей комитетов.

Председатели палат парламентов субъектов федераций, как правило, избираются их членами на весь срок полномочий легислатуры. В 28 штатах США лейтенант-губернатор является председателем сената по должности, а в остальных штатах председатель избирается или утверждается членами палаты. Председатели палат составляют повестку дня заседания палаты, определяют выступающих и распределяют законопроекты для предварительного рассмотрения в комитетах, могут осуществлять подбор членов в постоянные комитеты.

В США легислатуры штатов в среднем насчитывают от 20 до 30 постоянных комитетов, однако могут быть и исключения (в Массачусетсе и Род-Айленде их 6, в Северной Каролине – 58). В законодательных органах штатов Коннектикут и Мэн все комитеты являются объединенными, т.е. состоят из членов обеих палат. В легислатуре штата Массачусетс образованы 18 объединенных комитетов, каждый из которых состоит из шести членов Сената и 11 членов Палаты представителей. Объединенные комитеты рассматривают законопроекты, оценивают эффективность законодательства и проводят расследования по вопросам, относящимся к их компетенции. Кроме постоянных и объединенных комитетов легислатуры штатов могут создавать специальные, или расследовательские комитеты для выяснения того или иного вопроса или проведения расследований.

В большинстве нижних палат законодательных органов субъектов федераций председатели постоянных комитетов назначаются председателем палаты. Чаще всего руководителями комитетов становятся представители правящей партии.

Функции парламентов субъектов современных федераций в основном похожи. К основным функциям можно отнести законодательную, представительскую, контрольную, по участию в формировании аппарата исполнительной и судебной власти. Кроме перечисленных парламенты осуществляют также квазисудебные функции, регулируют межправительственные отношения и др.

Законы субъектов федераций принимаются парламентами простым большинством голосов. В некоторых субъектах законы утверждаются непосредственно населением путем референдума. Конституционные законы принимаются квалифицированным большинством голосов депутатов.

Специфические особенности имеет законодательный процесс в парламентах штатов Индии. Законодательная процедура зависит от того, денежный или неденежный законопроект принимается парламентом. Что касается денежных законопроектов, то Законодательный совет имеет лишь право представлять Законодательному собранию свои рекомендации в отношении внесения поправок в такой законопроект или задерживать его прохождение на 14 дней со дня его поступления в Совет. В любом случае волеизъявление Законодательного собрания имеет преимущественную силу, и Собрание не обязано принимать какую-либо из предложенных Советом рекомендаций. Что касается законопроектов иных, чем денежные, то если такой законопроект принят Собранием, а Совет отклоняет его или принимает с такими поправками, с которыми не соглашается Собрание, или не принимает законопроект в течение трех месяцев со дня его поступления в Совет, Законодательное Собрание может снова принять этот законопроект с поправками или без них и передать его в Совет. Если и в этом случае Законодательный совет снова отклоняет законопроект, или предлагает поправки к нему, или не принимает его в течение одного месяца со дня его поступления, законопроект считается принятым обеими палатами и представляется на одобрение Губернатору.[37]

Как видно из приведенных положений, палаты легислатур штатов Индии не обладают равными правами в законодательном процессе, и в случае возникновения разногласий между ними преимущественную силу имеет волеизъявление нижней палаты. Верхняя палата - Законодательный совет представляет собой совещательную или отсрочивающую принятие решений палату и не обладает функциями по их пересмотру. Тем не менее, осуществляя свое право отсрочки законопроектов, Совет удерживает нижнюю палату от принятия поспешных решений, выявляя слабые места и недостатки непродуманных мероприятий.

Законодательная инициатива в субъектах федераций обычно принадлежит депутатам парламента и правительству, в некоторых федерациях (Германия, США, Швейцария и др.) предусматривается также народная инициатива. Так, в земле Саксония (Германия) законы принимаются ландтагом или народом на референдуме. Право законодательной инициативы принадлежит правительству, депутатам или 40 тыс. избирателей. Референдум проводится по требованию не менее 450 тыс. и не более 15% избирателей. В Швейцарии в некоторых кантонах законодательная власть осуществляется общим собранием граждан – ландсгемайнде.

Законы субъектов федераций обычно вступают в силу в те же сроки, что и федеральные законы, однако имеются исключения. Например, все законодательные решения ландтагов земель Австрии сразу после их принятия и до опубликования должны быть доведены губернатором земли до сведения ведомства федерального канцлера, и вступление в силу этих законов зависит от воли федерального правительства. В штате Иллинойс (США) вступление в силу закона данного штата зависит от времени его принятия. Генеральная ассамблея в законодательном порядке устанавливает единый порядок вступления в силу законов, принятых до 1 июля календарного года. В каждом отдельном законе, принятом до 1 июля, может быть предусмотрен иной срок его вступления в силу. Закон, принятый после 30 июня, не вступает в силу до 1 июля следующего года, но этот срок может быть сокращен по решению большинства в три пятых голосов членов каждой из палат.

Имеет свои особенности и право вето главы субъекта федерации. В штате Иллинойс (США) Губернатору на подписание законопроекта отводится 30 календарных дней. В случае, если Губернатор не отклонил законопроект и не возвратил его Генеральной Ассамблее, он становится законом по истечении 60 календарных дней со дня поступления такого законопроекта Губернатору.

Интересное положение содержится в Конституции земли Гессен (Германия), в которой установлено, что премьер-министр обязан вместе с компетентными министрами готовить к официальной публикации законы и в течение двух недель публиковать их в вестнике законов и распоряжений. Однако правительство может выдвинуть против принятого ландтагом закона возражение, которое должно быть передано ему в течении пяти дней, а обоснование этого возражения – в течение двух недель после окончательного голосования в ландтаге. Возражение может быть отозвано до начала повторного обсуждения вопроса в ландтаге. Если согласие между правительством и ландтагом не достигнуто, то закон считается принятым только в том случае, если ландтаг большинством голосов от установленного законом числа его членов отклонит возражения правительства.

Имеет своеобразие и право вето губернатора штата в Индии. Губернатор может объявить о том, что он одобряет принятый легислатурой штата законопроект, и в этом случае он сразу же становится законом. Губернатор может объявить, что он отказывает в одобрении законопроекта, и в этом случае законопроект не становится законом. Губернатор может возвратить законопроект, если дело касается неденежного законопроекта, в легислатуру штата для вторичного рассмотрения; если легислатура снова примет законопроект с поправками или без них, губернатор может объявить только о его одобрении. И, наконец, губернатор может в любом случае, когда он считает это нужным, резервировать законопроект на рассмотрение Президента Индии, который принимает окончательное решение об одобрении или неодобрении законопроекта.[38]

Парламенты субъектов федераций выполняют представительские функции посредством деятельности политических партий и отдельных депутатов. Парламенты выражают интересы и осуществляют волю определенных социальных групп и слоев, общественных и профессиональных организаций и т.п.

Законодательные органы субъектов федераций осуществляют контроль за деятельностью органов исполнительной власти. Средствами парламентского контроля служат вопросы, интерпелляции, резолюции и др. Легислатуры в США имеют право на импичмент в отношении губернатора штата и некоторых других должностных лиц. В США используется одна из наиболее

оригинальных форм парламентского контроля – широкое применение законов, автоматически прекращающих деятельность административных ведомств, образованных на основе законов, через определенные, установленные в них сроки – четыре, шесть или восемь лет. Соответствующие исполнительные органы распускаются, если к моменту истечения срока действия закона не издан новый акт, продлевающий их полномочия. Таким образом, само существование многих органов исполнительной власти зависит от воли законодателей, что заставляет административные органы в своей деятельности учитывать мнение парламентов.

В США также применяется парламентский контроль за ведомственным нормотворчеством, который заключается в том, что законодатели без участия судебной власти самостоятельно решают вопрос о соответствии актов делегированного законодательства конституции и законам штатов. В этой форме контроля основная роль отведена постоянным комитетам палат или объединенным комитетам легислатур по надзору за законностью административных правил, созданным в 40 штатах. В 14 штатах эти комитеты имеют право приостановить действие подзаконных актов и вынести этот вопрос на рассмотрение легислатуры. В свою очередь легислатура может предложить органу управления издать необходимый акт, внести изменения в уже действующие правила (восемь штатов), отменить административное правило (14 штатов) или самостоятельно внести в дефектные акты те изменения, которые законодатели сочтут необходимыми (11 штатов). Следует отметить, что применение парламентского контроля за ведомственным нормотворчеством вызывает критику и обвинения в нарушении конституционного принципа разделения властей, и до настоящего времени суды еще не определили конституционность этой формы контроля.[39]

В Индии все более или менее важные решения исполнительной власти штата, в частности, правительственные декреты (издаваемые в перерывах между сессиями легислатуры и действующие в форме декретов, постановлений или распоряжений губернатора штата), должны получить санкцию или подтверждение Законодательного собрания.[40]

Парламенты субъектов федераций принимают участие в формировании органов исполнительной и судебной власти. Так, Ландтаги земель Германии избирают премьер-министра, в некоторых землях утверждают и весь состав правительства. В 12 кантонах Швейцарии законодательные органы назначают председателя правительства, в более чем половине кантонов – членов верховных судов. Сенаты штатов Америки утверждают назначения высших должностных лиц штата, осуществленные губернатором. В Индии состав правительства штата определяется партийной принадлежностью депутатов Законодательного собрания, которое и формирует правительство.

Парламенты субъектов федераций выполняют некоторые квазисудебные функции: дают разрешения на преследования должностных лиц исполнительной власти, собственных членов, судей, совершивших правонарушения. В частности, легислатуры США имеют право проводить суд импичмента в отношении должностных лиц. Обвинение выдвигает палата представителей, решение по этому вопросу выносит сенат большинством в две трети голосов.

К межправительственным функциям парламентов субъектов федераций относится обеспечение взаимодействия и координация деятельности органов федерации и ее субъектов, отдельных субъектов между собой, государственных органов субъектов федерации и органов местного самоуправления.

Предметы ведения субъектов федераций в современных зарубежных странах устанавливаются различными способами. В одних государствах предметы исключительного ведения субъектов федераций специально не перечисляются. Ими считаются все вопросы, которые прямо не отнесены к ведению Федерации (Венесуэла, Танзания, Коморские острова) или к ведению Федерации и совместному ведению (Германия, Пакистан, Нигерия). В Австралии, Бельгии, Канаде, США, Швейцарии прямо устанавливаются исключительные сферы законодательства Федерации и исключительные сферы законодательства субъектов Федерации. В Индии наряду с перечнями вопросов, находящихся в исключительном ведении Федерации, а также в совместном ведении Федерации и штатов, имеется перечень, в котором полностью перечислены предметы ведения штатов. В Мексике и Швейцарии определены исключительные предметы ведения субъектов Федерации, в которую федеральные органы не могут вмешиваться.

Существуют и другие варианты установления сферы правотворческой деятельности субъектов федераций. Один из них использован в Конституции Австрии, в которой указываются вопросы, по которым федерация издает основы законодательства, а парламенты земель издают региональные законы, конкретизируя основы и т.д.

К исключительному ведению субъектов федераций, как правило, относятся: местное управление; местные работы; регистрация, регулирование деятельности и ликвидация местных предприятий; местные налоги; учреждение и замещение местных должностей; учреждение, содержание и управление местными тюрьмами и исправительными заведениями, а также вопросы общественного порядка, культуры, санитарии, здравоохранения, местных коммуникаций, коммунального обслуживания, пособий престарелым и инвалидам, организации местной полиции, городского устройства и др.[41] Итак, можно сделать следующие выводы и предложения.

Сравнительный анализ конституционно-правового статуса парламентов субъектов федераций в современном мире позволил выявить позитивный опыт, который может быть использован в организации и деятельности региональных парламентов России.

1. Мировой опыт свидетельствует о том, что абсолютное большинство парламентов субъектов зарубежных федераций являются однопалатными органами. Отсюда представляется нецелесообразным переход на двухпалатную структуру тех парламентов субъектов ЮФО, которые в настоящее время имеют одну палату.

2. Сравнительный анализ численного состава парламентов субъектов зарубежных федераций показал, что они, как правило, являются довольно многочисленными органами. Поэтому в России региональные парламенты должны быть достаточно представительными, избираться в возможно большем численном составе, исходя из численности населения и специфики условий конкретного субъекта РФ.

3. Наблюдается тенденция к профессионализации деятельности парламентов субъектов современных федераций. России в переходный период необходима профессиональная деятельность депутатов региональных парламентов.

4. Следует усилить парламентский контроль региональных представительных органов России аналогично парламентам субъектов зарубежных федераций. Это касается, в частности, установления и регламентации в федеральном и региональном законодательстве полномочий парламентов по проведению парламентских (депутатских) расследований, осуществлению парламентского запроса и др.

5. В субъектах зарубежных федераций широко используются различные формы непосредственной демократии: опросы, гражданская инициатива, референдумы. Необходимо всячески развивать в субъектах РФ народную правотворческую инициативу, стимулировать граждан и их объединения к активному участию в правотворческой деятельности региональных парламентов.

Глава II. Компетенция законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

§ 1 Предметы ведения субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

Важным элементом компетенции региональных парламентов ЮФО являются предметы ведения субъектов ЮФО, в пределах которых парламенты осуществляют властные полномочия.

Суть современного федеративного устройства государства заключается в сочетании двух государственных властей: федерации и ее субъектов. Главная проблема федерации – разделение и взаимосвязь этих двух властей. Эта проблема в значительной степени решается путем конституционного установления предметов ведения федерации и субъектов федерации.

Д.А. Ковачев дает определение предметов ведения – «это круг конституционно зафиксированных вопросов, по которым, в зависимости от формы правления государства, соответствующие государственные органы федерации и ее субъектов компетентны принимать решения».[42]

В доктрине конституционного права выделяется два основных способа разграничения предметов ведения между федерацией и ее субъектами: дуализм и кооперация. Дуалистический подход предполагает строго фиксированное на конституционном уровне разделение функций и полномочий между федеральной властью и властями субъектов федерации. В этом случае определяются лишь исключительные предметы ведения федерации (США, Швейцария, Австралия, Мексика, Бразилия, Танзания, Эфиопия), либо исключительные предметы ведения и федерации, и субъектов (Канада, Аргентина).

В основу российской модели разграничения предметов ведения положен принцип кооперации.[43] Конституция России помимо исключительных предметов ведения Федерации (ст.71) выделяет предметы совместного ведения Федерации и субъектов РФ (ст.72) и полноту государственной власти субъектов РФ (ст.73).

Конституция РФ указывает на три способа разграничения предметов ведения и полномочий – собственно конституционный, договорный (ч.3 ст.11) и законодательный (ст.76). И.А. Умнова отмечает, что конституционный способ содержит в себе определенные противоречия (ср., например, п. «в» ст. 71 и п. «б» ст. 72). Согласно п. «а» ст. 71 Конституции РФ в ведении Федерации находится принятие и изменение Конституции России. Вместе с тем в соответствии со ст. 136 Конституции РФ поправки к главам 3-8 принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов РФ. Это означает, что данное полномочие не является предметом исключительного ведения Федерации и в определенных, установленных самой же Конституцией случаях, относится к совместному ведению.2

Д.Н. Козак констатирует, что предметы ведения в Конституции РФ «не разграничены по характеру оказываемого воздействия на сферы правового регулирования и сферы государственного управления, в которых осуществляются полномочия органов государственной власти… Некоторые предметы ведения сформулированы слишком пространно, неконкретно, что позволяет толковать их расширительно, - например, «федеративное устройство и территория Российской Федерации» (п. «б» ст.71), «кадры судебных и правоохранительных органов» (п. «л» ч.1 ст.72)».[44] [45]

Конституция России, разграничив предметы ведения Федерации и субъектов РФ, не дает ответа на вопрос, какими конкретно полномочиями обладает Российская Федерация и ее субъекты в сфере совместного ведения, не устанавливает процедуру, в соответствии с которой распределяются полномочия между федеральными органами и органами субъектов РФ.

Следует указать еще на одно противоречивое положение в Конституции России. Разграничив предметы ведения между Российской Федерацией и субъектами Федерации в ст. 71, 72, Конституция одновременно допускает их разграничение посредством федеральных законов и договоров между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ. Получается, что дополнительно должны разграничиваться уже разграниченные Конституцией предметы ведения. Как справедливо указывает В.Е. Чиркин, в данном случае «по существу речь идет о вмешательстве в сферу отношений, установленную Конституцией РФ, причем путем точного перечня… Путем специального закона о разграничении совместных предметов ведения мы пытаемся корректировать Конституцию с помощью обыкновенного федерального закона, что-то из сферы совместных полномочий оставить за федерацией, а что-то передать субъектам. Но на это Конституция не уполномочивает».[46]

В Конституции России также имеется несогласованность норм в вопросе о полномочиях субъектов РФ в сфере исключительных предметов ведения Российской Федерации. Часть 1 статьи 76 исключает принятие субъектами РФ законов по предметам ведения Российской Федерации. Одновременно ч.5 ст.76 допускает существование таких законов.

Что касается договорной формы разграничения предметов ведения и полномочий, установленной Конституцией РФ (ч.3 ст. 11), то следует отметить, что ее аналогов в других федеративных государствах нет. Многие исследователи утверждают, что договоры «подправляют» положения федеральной конституции о совместных предметах ведения. Они ведут к неравному положению различных субъектов РФ, поскольку некоторым субъектам удается «выторговать» у федеральных властей больше полномочий, чем другим субъектам. Такое положение противоречит принципу равноправия субъектов РФ, закрепленному ч.1 ст.5 Конституции России.[47] По сути, на настоящий момент большинство договоров заключено не столько потому, чтобы учесть специфику субъектов РФ, сколько для того, чтобы заменить или дополнить нормы Конституции России и федерального законодательства. Таким образом, договор является не самой удачной формой разграничения компетенции между Российской Федерацией и субъектами РФ.

Изменения, внесенные в Федеральный закон «Об общих принципах…» 4 июля 2003 года, в определенном смысле усовершенствовали положения Конституции России. Признан утратившим силу Федеральный закон № 119-ФЗ от 24 июля 1999 года «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ», положения которого вошли в Федеральный закон «Об общих принципах…».

В соответствии с новой редакцией Федерального закона «Об общих принципах…» по-новому определена роль договоров. Они уже названы договорами о разграничении полномочий, а не предметов ведения. Теперь заключение таких договоров допускается только в исключительных случаях, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъектов РФ, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное разграничение полномочий, чем это установлено федеральными законами. В договоре должен устанавливаться перечень полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ, разграничение которых производится иначе, чем это установлено федеральными законами и законами субъекта РФ, должны определяться условия и порядок осуществления этих полномочий, конкретные права и обязанности сторон, срок действия договора и порядок его продления, а также основания и порядок досрочного расторжения договора (ч.1 ст. 26.7).

Согласно новому закону проект договора представляется высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) в законодательный орган субъекта РФ для одобрения, которое осуществляется большинством голосов от установленного числа депутатов в форме постановления (ч.4 ст. 26.7). Договор подписывается Президентом РФ и высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) и утверждается федеральным законом (ч.7 и 9 ст. 26.7). Таким образом, Федеральный закон «Об общих принципах…» приравнял договор о разграничении полномочий по юридической силе к федеральному закону. Договор может быть изменен, его действие может быть приостановлено только путем внесения в него изменений и дополнений в порядке, аналогичном порядку заключения и вступления в силу такого договора. Договор является временным, и срок его действия не может превышать десять лет (ч.10 ст.26.7). Досрочное прекращение договора (расторжение) возможно по взаимному согласию сторон или на основании решения суда о нарушении одной из сторон положений договора (ч.11 ст.26.7).

Федеральный закон «Об общих принципах…» предоставляет субъектам РФ право опережающего правового регулирования по предметам совместного ведения (ч.5 ст.26.3). В юридической литературе отмечается, что «большинство законов субъектов Федерации (более четырех пятых всех законов) издается в сфере их совместного с Федерацией ведения. Причем чаще всего региональные законы принимаются в отсутствие соответствующего регулирующего закона на уровне Федерации».[48] «Даже возможность того, что через какое-то время уже принятые субъектами Федерации нормативные акты в сфере их совместного с Федерацией ведения придется приводить в соответствие с федеральным законодательством, не сдерживает правотворчества субъектов Федерации».[49]

Определенную попытку разграничения полномочий осуществлена в редакции Федерального закона «Об общих принципах…» от 4 июля 2003 года. В ней полномочия органов государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения разделены на три группы. Во-первых, это полномочия, осуществление которых финансируется из бюджета субъекта РФ (ч.2 ст.26.3). Федеральное регулирование здесь может быть только рамочным. Перечень полномочий данной группы сформулирован в законе исчерпывающим образом, и может быть изменен только путем внесения соответствующих поправок в названную статью федерального закона. Вторая группа полномочий осуществляется органами государственной власти субъектов РФ за счет целевых субвенций из федерального бюджета (ч.7 ст.26.3). Порядок и объем осуществления таких полномочий детально регулируются федеральными органами государственной власти посредством соответствующих федеральных законов. Федеральные органы вправе осуществлять контроль за исполнением органами государственной власти субъекта РФ этих полномочий и в случае ненадлежащего исполнения временно принимать их на себя. И, наконец, третья группа полномочий не требует расходов, кроме текущих затрат на организационную деятельность. Здесь федеральные органы также вправе осуществлять достаточно подробное нормативно-правовое регулирование порядка и объема осуществления этой группы полномочий органами государственной власти субъекта РФ.

Таким образом, Федеральный закон «Об общих принципах…» в качестве критерия разграничения полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ по предметам совместного ведения закрепил субъекта финансового обеспечения таких полномочий.

Отметим, что названная статья федерального закона будет введена в действие с 1 января 2005 года при условии вступления в силу не позднее 1 января 2005 года федеральных законов о внесении необходимых изменений и дополнений в Бюджетный и Налоговый кодексы РФ.

Многие субъекты ЮФО (республики Адыгея, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Чеченская республики, Астраханская область, Краснодарский и Ставропольский края) устанавливают в своих конституциях и уставах предметы совместного ведения, уже установленные Конституцией РФ. Причем региональные законодатели при этом порой с точностью до слова дублируют ст.72 Конституции. В таком дублировании положений федеральной Конституции в основных законах субъектов ЮФО нет никакой необходимости, если в них отсутствует конкретизация компетенции органов государственной власти субъектов ЮФО в рамках прав, предоставленных федеральным законодателем. Такие нормы конституций и уставов являются неприемлемыми и с точки зрения невмешательства в прерогативу федерального регулирования. В этом отношении юридически «чистым» можно назвать Устав Ростовской области, закрепляющий лишь предметы ведения Ростовской области (ст.8), а также основные законы республик Дагестан, Калмыкия, Ингушетия, Северная Осетия-Алания, Волгоградской области, вообще не определяющие перечни предметов ведения.

Собственное ведение субъектов РФ закреплено в ст. 73 Конституции РФ на основе способа децентрализации. В ней говорится, что вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти. В этих пределах они осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов (ч.4 ст.76). В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта РФ, изданным по вопросу исключительного предмета ведения субъекта РФ, действует нормативный правовой акт субъекта РФ (ч.6 ст.76).

Необходимо отметить, что данная норма не согласуется с ч.2 ст.4 Конституции России, которая закрепляет, что Конституция и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. Поэтому, говоря о приоритете закона субъекта РФ, принятого по предметам исключительного ведения субъекта, необходимо уточнить, что такой закон должен соответствовать Конституции РФ. Примером в этом отношении может служить норма Устава Ростовской области (ч.4 ст.7), которая устанавливает, что законы и иные нормативные правовые акты Ростовской области, принятые по исключительным предметам ведения области, имеют приоритет над федеральными законами в том случае, если не противоречат Конституции России.

Следует согласиться с А.А. Безугловым и С.А. Солдатовым, что предметы ведения субъектов РФ необходимо отличать от предметов исключительного ведения субъектов РФ. «В сферу ведения субъекта Федерации входит, во-первых, все то, что им реализуется совместно с Федерацией, и, во-вторых, все то, что не отнесено к ведению Федерации согласно ст. 71 Конституции РФ и по договорам между Федерацией и ее субъектами. Для определения предметов ведения, принадлежащих исключительно субъекту РФ, необходимо оставить лишь те предметы ведения, которые не относятся ни к предметам ведения Федерации, ни к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов».[50] Также нужно учитывать вопросы, находящиеся в исключительном ведении местного самоуправления. Приоритет правовых актов субъекта Федерации перед правовыми актами Федерации существует только по предметам исключительного ведения субъекта Федерации.

В ведении субъектов ЮФО находятся вопросы принятия конституций (уставов), законов, внесение в них изменений и дополнений, контроль за их исполнением; установление системы органов государственной власти и местного самоуправления, порядка формирования, организации и деятельности соответствующих органов власти; административно-территориальное устройство, государственные награды, почетные звания и государственные символы; государственная собственность; бюджет, налоги и сборы; программы социально-экономического развития; энергетические и иные системы жизнеобеспечения, транспорт, информация и связь субъектов ЮФО; жилищнокоммунальное хозяйство, торговля, общественное питание, бытовое обслуживание населения, жилищное строительство и благоустройство населенных пунктов; договоры и соглашения с другими субъектами РФ и др.

В заключение хотелось бы обратить внимание на то, что в современном мире в настоящее время наблюдается тенденция к расширению полномочий федерации за счет уменьшения полномочий субъектов, происходит своеобразная унитаризация федераций.[51] Это во многом связано со стремлением центральных властей обеспечить одинаковый уровень жизни на территории всего федеративного государства независимо от экономической дифференциации регионов. Эта цель требует централизованного правового регулирования, единого перераспределения материальных ценностей, выравнивания межрегиональных различий.

В России отношения между федеральным центром и субъектами федерации традиционно строились и продолжают строиться на жестко централизованной основе. Унитаризация в России проявляется в первую очередь в сфере законотворчества. Законодательная компетенция постепенно концентрируется в руках федерального центра. Сфера предметов совместного ведения все больше приближается к сфере предметов ведения одной лишь Федерации. Центр в состоянии самостоятельно осуществлять исчерпывающее законодательное регулирование по всем вопросам совместного ведения. Следует согласиться с А.В. Саленко в том, что в этих условиях наличие федерального закона делает бессмысленным издание закона-близнеца на уровне субъекта Федерации.[52]

Таким образом, для законотворчества субъектов РФ места не остается. Основной объем законодательной работы по предметам совместного ведения выполняется на федеральном уровне. Деятельность парламентов субъектов РФ в области совместной компетенции постепенно трансформируется в правовое наполнение так называемых «рамочных законов», принятых федеральным центром.

Автор согласен с позицией тех ученых, которые полагают, что после установленного ст.71 и 72 Конституции РФ перечня едва ли остаются какиелибо исключительные предметы ведения субъектов РФ.2 В этой связи встает вопрос о целесообразности дальнейшего сохранения предметов совместного ведения в российской модели федерализма. В настоящее время назрела необходимость поиска новых путей конституционного разграничения предметов ведения в России.

Возможно, выход будет найден в восприятии Россией дуалистического подхода в разграничении предметов ведения между Федерацией и ее субъектами. Главным результатом реформы должен стать отказ от предметов совместного ведения, установление только предметов ведения Федерации и субъектов РФ. Остаточные полномочия в условиях России целесообразно передать в ведение Федерации.

§ 2 Полномочия законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

Ключевым составляющим элементом компетенции законодательных органов субъектов ЮФО являются принадлежащие им полномочия. Н.А. Богданова определяет полномочия государственного органа как зафиксированные в возможностях правомочия, а в необходимости – долженствование к исполнению этих правомочий.[53] Конкретное полномочие органа государственной власти означает юридически закрепленное за этим органом право и одновременно обязанность на принятие правовых актов и осуществление иных властных мер, направленных на решение конкретных задач и функций данного органа.[54]

Как отмечает И.А. Алексеев, «права и обязанности определяют пределы возможностей органа в той или иной сфере общественных отношений. Чаще всего права органа выступают одновременно и как его обязанности. В то же время права и обязанности сохраняют в рамках полномочий относительно самостоятельный характер. Права дают представительным органам возможность выбора решения того или иного вопроса. Обязанности же, как правило, достаточно жестко регламентируют его действия».[55] [56]

Таким образом, можно сделать вывод, что полномочия государственного органа складываются из его прав и обязанностей. Свои функции государственные органы реализуют путем осуществления принадлежащих им полномочий.

В юридической литературе можно встретить мнение о том, что полномочия государственных органов подразделяются на две группы:

а) собственно компетенционные; б) внутриорганизационные, не входящие в состав первой группы.[57] Нам представляется, что с подобной точкой зрения нельзя согласиться. Применительно к региональным парламентам России внутриорганизационные полномочия играют важнейшую роль в их деятельности (например, полномочие по принятию регламента законодательного органа субъекта РФ, устанавливающего порядок деятельности этого органа). Эти полномочия осуществляются региональными законодательными органами самостоятельно без участия других органов власти и имеют внутреннюю направленность. По нашему мнению, внутриорганизационные полномочия входят в состав компетенции региональных парламентов.

В теории конституционного права и конституционно-правовом законодательстве полномочия региональных парламентов подразделяются на различные группы. Прежде всего, это группа конституционных полномочий законодательных органов субъектов РФ, установленных в Конституции РФ. Можно выделить четыре конституционных полномочия парламентов субъектов РФ. Во-первых, законодательным органам субъектов РФ предоставлено право принимать конституции (уставы) данных субъектов РФ (ч.1 и 2 ст.66). Вовторых, региональные парламенты наделены правом законодательной инициативы в Государственной Думе Федерального Собрания РФ (ч.1 ст.104). В-третьих, парламенты субъектов РФ участвуют в формировании одной из палат парламента России, а именно Совета Федерации, делегируя в него по одному своему представителю (ч.2 ст.95). В-четвертых, региональные законодательные органы имеют право одобрения поправок к главам 3 – 8 Конституции РФ (ст.136).

Основные полномочия парламентов субъектов РФ также закреплены в

Федеральном законе «Об общих принципах…» (ст.5). Данный закон отдельно выделил полномочия региональных парламентов по принятию конституций (уставов) субъектов РФ и поправок к ним, по законодательному регулированию вопросов, относящихся к предметам ведения субъектов РФ и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ в пределах полномочий субъектов РФ (ч.1 ст.5). Закон выделил в отдельную группу основные контрольные полномочия региональных парламентов (ч.4 ст.5). Помимо этого Федеральный закон «Об общих принципах…» разделил основные полномочия парламентов субъектов РФ на две группы по форме их нормативно-правового регулирования: 1) регулируемые законами субъекта РФ (ч.2 ст.5); 2) регулируемые постановлениями законодательного органа субъекта РФ (ч.3 ст.5).

В основных законах всех субъектов ЮФО (за исключением Республики Калмыкия) содержится отдельная глава о законодательной власти или глава о законодательном органе субъекта ЮФО. В этих главах фиксируются полномочия региональных парламентов. Кроме того, в некоторых субъектах ЮФО полномочия законодательных органов дополнительно конкретизированы в специальных законах об этих органах. Такие законы приняты в республиках Адыгея, Калмыкия, Карачаево-Черкесской Республике, Волгоградской и Ростовской областях, Краснодарском и Ставропольском краях.

Объем полномочий региональных парламентов, соотношение их групп разнятся в различных субъектах ЮФО. В некоторых из них (Республика Адыгея и Карачаево-Черкесская Республика) полномочия законодательных органов подразделяются на несколько групп в зависимости от сферы общественной жизни, в которой они осуществляются. Так, Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея» (ст. 21-26) разделил полномочия парламента на следующие группы: а) в сфере государственного развития; б) обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина, гарантий местного самоуправления; в) социальноэкономического развития; г) социально-культурного развития; д) административно-правового развития; е) организации своей деятельности.

Отметим, что при закреплении отдельных групп полномочий региональных парламентов в законах устанавливается открытый их перечень, поскольку предусмотреть исчерпывающим образом все полномочия законодательных органов субъектов РФ в одном нормативном правовом акте затруднительно. Остальные полномочия региональных парламентов закрепляются отсылочным способом. Они содержатся в Конституции РФ, федеральных конституционных и федеральных законах, конституциях (уставах) и законах субъектов РФ.

На наш взгляд, основным критерием классификации полномочий региональных парламентов является функциональный признак. В соответствии с ним полномочия законодательных органов субъектов ЮФО можно разделить на семь основных групп: 1) законодательные; 2) представительские; 3) контрольные; 4) учредительские; 5) по участию в формировании государственного аппарата; 6) по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления; 7) внутриорганизационные.

Основным предназначением регионального парламента является законотворчество, которое осуществляется посредством законодательных полномочий . Обобщенная модель законодательных полномочий региональных парламентов ЮФО, полученная в результате суммирования этих полномочий, закрепленных в Федеральном законе «Об общих принципах…», конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО, может быть представлена следующим образом. К законодательным полномочиям региональных парламентов ЮФО относятся:

- принятие конституции (устава) субъекта ЮФО и поправок к ним;


законодательное регулирование по предметам ведения субъекта ЮФО и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов

ЮФО в пределах полномочий субъекта ЮФО;

- толкование конституции (устава) субъекта ЮФО (уставы

Астраханской, Ростовской области);

- толкование законов субъекта ЮФО (конституции Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской республик, Республики Северная Осетия – Алания; уставы Астраханской, Ростовской областей, Ставропольского края; Закон Республики Адыгея «О

Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея);

- установление порядка принятия и официального обнародования конституции (устава) и законов субъекта ЮФО;

- утверждение символики субъекта ЮФО (Конституция Кабардино-

Балкарской Республики);

- правовое регулирование реализации прав, свобод и законных интересов человека и гражданина на территории субъекта ЮФО (Закон

Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея);

- установление статуса, полномочий, порядка назначения на должность и освобождения от должности, а также порядка деятельности Уполномоченного по правам человека в субъекте ЮФО (Конституция Чеченской Республики);

- установление общего порядка осуществления социальной защиты населения, поддержки семей, развития здравоохранения, образования (Закон

Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- установление порядка организации и деятельности органов государственной власти субъекта ЮФО;

- установление в пределах ведения субъекта ЮФО порядка проведения выборов в органы местного самоуправления на территории субъекта ЮФО, порядка деятельности этих органов;

установление порядка регистрации уставов муниципальных

образований (Устав Астраханской области; Закон Волгоградской области «О

Волгоградской областной Думе»);

- роспуск представительных органов муниципальных образований;

- принятие решений по разделению полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления субъекта ЮФО (Закон Волгоградской области «О Волгоградской областной Думе»);

- установление порядка реализации права законодательной инициативы в законодательном органе субъекта ЮФО представительными органами местного самоуправления (Устав Ростовской области);

- утверждение бюджета субъекта ЮФО и отчета о его исполнении;

- регулирование бюджетного устройства и бюджетного процесса в субъекте ЮФО (Устав Волгоградской области; Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- установление порядка образования и деятельности контрольносчетной (счетной) палаты субъекта ЮФО (Конституция Республики Адыгея; Закон Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области»);

- регулирование выпуска и условий реализации займов, облигаций, лотерей, других видов ценных бумаг (Устав Астраханской области, Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- установление порядка предоставления ссуд (кредитов) и финансовых гарантий за счет средств бюджета субъекта ЮФО (Закон

Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея»);

- утверждение программ развития субъекта ЮФО;

- установление налогов и сборов, отнесенных к ведению субъекта ЮФО, а также порядка их взимания;

установление ставок платежей в бюджет субъекта ЮФО

предприятий и организаций, находящихся в государственной собственности субъекта ЮФО; установление льгот и преимуществ, в том числе налоговых, по платежам в бюджет субъекта ЮФО (Устав Астраханской области; Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея»);

- утверждение бюджетов территориальных государственных

внебюджетных фондов субъекта ЮФО и отчетов об их исполнении;

- установление порядка управления и распоряжения собственностью субъекта ЮФО;

- регулирование передачи объектов государственной собственности субъекта ЮФО в собственность муниципальных образований (Устав Астраханской области, Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- регулирование порядка приватизации, владения, пользования объектами государственной собственности субъекта ЮФО, утверждение программы приватизации объектов государственной собственности субъекта ЮФО (Устав Астраханской области; Закон Республики Адыгея «О

Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон КарачаевоЧеркесской Республики «О Народном Собрании (Парламенте) КарачаевоЧеркесской Республики»);

- установление порядка управления и распоряжения земельными участками, находящимися в собственности субъекта ЮФО, установление цены земли в поселениях в целях определения стоимости земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при продаже расположенных на них зданий, строений, сооружений (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- установление в случаях, предусмотренных федеральным законодательством, предельных размеров земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность из находящихся в


государственной или муниципальной собственности земель (Закон

Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- установление общего порядка землепользования на территории субъекта ЮФО, гарантирующего сохранение и рациональное использование земельного фонда (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- установление в пределах своих полномочий, закрепленных законодательством Российской Федерации, порядка использования природных ресурсов субъекта ЮФО (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- установление условий экономической деятельности и природопользования на территориях субъекта ЮФО, относящихся к курортной и рекреационной зонам (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- установление в соответствии с федеральным законодательством порядка охраны и использования объектов природного и культурного наследия на территории субъекта ЮФО (Устав Астраханской области, Закон Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области»);

- утверждение заключения и расторжения договоров субъекта ЮФО;

- установление порядка назначения и проведения референдума субъекта ЮФО;

- установление порядка выборов в законодательный орган государственной власти субъекта ЮФО, а также выборов высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО);

- установление административно-территориального устройства субъекта ЮФО и порядка его изменения;

- утверждение структуры исполнительных органов государственной власти субъекта ЮФО;

- утверждение перечня государственных должностей субъекта ЮФО и реестра государственных должностей государственной службы субъекта ЮФО (уставы Астраханской области, Ставропольского края);

- установление условий регулирования миграции на территорию субъекта ЮФО, гарантирующих сохранение социально-политической стабильности в приграничном субъекте ЮФО (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- установление административной ответственности граждан и должностных лиц за неисполнение законов субъекта ЮФО и нормативных правовых актов органов местного самоуправления, если ответственность за такие правонарушения не установлена федеральным законом (уставы

Астраханской, Волгоградской областей);

- установление наград, почетных званий, премий субъекта ЮФО и порядка их присвоения (конституции республик Адыгея, Дагестан, Калмыкия, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик; Устав Астраханской области, Закон Ставропольского края «О Государственной Думе

Ставропольского края»);

- осуществление других законодательных полномочий, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, конституциями (уставами) и законами субъектов ЮФО.

На основании проведенного анализа можно констатировать, что региональные парламенты ЮФО обладают значительными законодательными полномочия в различных сферах общественной жизни, что позволяет им быть достаточно влиятельными государственными органами, способными решать жизненно важные проблемы соответствующих субъектов ЮФО.

Парламенты субъектов РФ самостоятельно осуществляют принадлежащие им законодательные полномочия. Не допускается вмешательство иных органов власти в компетенцию региональных парламентов. Вместе с тем Федеральный закон «Об общих принципах…» вводит определенные процедурные ограничения при принятии ряда законопроектов. Он устанавливает, что законопроекты о введении или об отмене налогов, освобождении от их уплаты, изменении финансовых обязательств субъекта РФ, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет средств бюджета субъекта РФ, рассматриваются законодательным органом государственной власти субъекта РФ по представлению высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) либо при наличии заключения указанного лица (ч.3 ст.6).

Для принятия многих законопроектов Федеральным законом «Об общих принципах…» предусматривается необходимость их представления высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ). Законодательным органом утверждаются представленные законопроекты о бюджете субъекта РФ и об отчете о его исполнении, о бюджетах территориальных государственных внебюджетных фондов субъекта РФ и отчетах об их исполнении, о программах социально-экономического развития субъекта РФ, о структуре исполнительных органов государственной власти субъекта РФ, о заключении и расторжении договоров субъекта РФ. Основные законы субъектов ЮФО дополняют этот перечень рядом законопроектов, например, о перечне государственных должностей субъекта ЮФО и реестре государственных должностей государственной службы субъекта ЮФО (п. «н» абз.2 ст.29 Устава (Основного Закона) Ставропольского края) и др. Этими законодательными ограничениями обеспечивается необходимое взаимодействие и согласованность деятельности законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ.

Тем не менее, представляется, что некоторые из данных ограничений сужают поле деятельности законодательных органов субъектов РФ, препятствуют их созидательной работе. Например, в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» проекты программ социальноэкономического развития субъекта РФ могут разрабатываться только высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ (п. «б» ч.2 ст.21). По нашему мнению, это право должно быть также предоставлено и депутатам регионального парламента, что будет способствовать совместной результативной работе законодательного и исполнительного органа государственной власти субъекта РФ.

По нашему мнению, можно выделить четыре вида законов, принимаемых региональными парламентами. Три вида закрепляются Федеральным законом «Об общих принципах…»: 1) конституция (устав); 2) закон о поправках к конституции (уставу); 3) простой закон.

Конституция (устав), закон о поправках в конституцию (устав) субъекта РФ принимаются большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов законодательного органа (ч.1 ст.7 Федерального закона «Об общих принципах…»). Простой закон субъекта РФ принимается большинством голосов от установленного числа депутатов, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч.2 ст.3). Здесь следует отметить погрешность данной нормы федерального закона, которая сформулирована таким образом, что не предоставляет субъектам РФ возможность самостоятельно решать вопрос о принятии тех или иных законов квалифицированным большинством голосов.

Между тем в некоторых республиках ЮФО (Северная Осетия – Алания, Ингушетия) региональные парламенты имеют право принимать четвертый вид законов, которые называются конституционными. Конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным конституцией субъекта ЮФО. Конституционный закон считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей от установленного числа депутатов. На принятый конституционный закон не распространяется право вето высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО).

Противоречивая ситуация складывается вокруг вопроса о порядке внесения изменений в конституции (уставы) субъектов ЮФО. Ряд республик ЮФО (например, Дагестан, Кабардино-Балкарская Республика) установили более жесткий порядок внесения изменений в отдельные главы своих конституций. Это касается глав об основах конституционного строя, правовом статусе человека и гражданина, порядке внесения изменений в конституцию. Очевидно стремление региональных законодателей придать большую стабильность регулируемым нормами данных глав общественным отношениям. Изменение этих норм называется пересмотром конституции, а изменение остальных норм основного закона – внесением поправок в конституцию. Между тем в конституциях (уставах) некоторых субъектов ЮФО (КарачаевоЧеркесская Республика, Республика Ингушетия, Ростовская область, Ставропольский край) имеется неопределенность по этому вопросу. Основные законы данных субъектов ЮФО предусматривают возможность как пересмотра, так и внесения поправок в конституцию (устав), однако они не регламентируют порядок пересмотра основного закона. Не вносит ясность в этот вопрос и Федеральный закон «Об общих принципах…», не упоминая возможности пересмотра конституции (устава) субъекта РФ. Таким образом, стираются различия между пересмотром конституции (устава) и внесением в них поправок.

На наш взгляд, субъектам ЮФО необходимо регламентировать в своих основных законах порядок пересмотра конституции (устава), либо исключить нормы о пересмотре, оставив лишь возможность внесении поправок в основной закон.

В соответствие с Федеральным законом «Об общих принципах…» республики Российской Федерации наделены правом самостоятельного определения порядка принятия конституции республики и поправок к ней (п. «а» ч.1 ст.5). Некоторые республики воспользовались предоставленным правом. 23 марта 2003 года на референдуме Чеченской Республики была принята Конституция Чеченской Республики. 10 июля 2003 года Конституционным Собранием была принята Конституция Республики Дагестан. В Конституции Республики Ингушетия закреплено положение о том, что Конституция принимается посредством референдума (ст.112).

Что касается иных, помимо республик, субъектов ЮФО, то Конституция РФ и Федеральный закон «Об общих принципах…» не наделяют их правом самостоятельного определения порядка принятия и изменения своих уставов. Конституция РФ в императивном порядке устанавливает, что статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией РФ и уставом, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта РФ (ч. 2 ст. 66). Федеральный закон «Об общих принципах…» вслед за Конституцией РФ относительно вышеперечисленных субъектов РФ не содержит диспозитивной оговорки о возможности установления иного порядка принятия устава субъекта РФ и поправок к нему, кроме принятия его законодательным органом субъекта РФ (п. «а» ч.1 ст.5).

Автор соглашается с выводом, сделанным А.В. Павлушкиным, о том, что данное положение «не вполне соответствует декларируемому Конституцией Российской Федерацией принципу равноправия субъектов Федерации».[58] К примеру, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края субъектом законодательной власти в Ставропольском крае признается население Ставропольского края, которое осуществляет ее путем референдума (п.2 ч.2 ст.8). Однако осуществить основное законодательное полномочие, а именно, принять Устав (Основной Закон) Ставропольского края и поправки к нему население Ставропольского края не может, поскольку это исключительное полномочие Государственной Думы Ставропольского края (ч.1 ст.52, ч.1 ст.53).

Наиболее демократичным было бы предоставление всем субъектам РФ права самостоятельного определения порядка принятия своих основных законов и поправок к ним. Но это потребует изменения ч.2 ст.66 Конституции РФ.

В отличие от законодательных представительские полномочия региональных парламентов выражены достаточно слабо. Эта тенденция наблюдается как на уровне федерального законодательства, так и на уровне законодательства субъектов ЮФО. Вместе с тем можно сказать, что все полномочия парламентов субъектов РФ так или иначе реализуют представительскую функцию этих органов государственной власти. В законодательстве субъектов ЮФО выделяются следующие представительские полномочия региональных парламентов:

- одобрение проекта договора о разграничении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта ЮФО;

- осуществление парламентских связей с органами законодательной власти субъектов РФ и зарубежных стран (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- рассмотрение вопросов национального развития и межнациональных отношений народов субъекта ЮФО (конституции Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской Республики);

- принятие решений по вынесению на всенародное обсуждение важных вопросов, проектов нормативных правовых актов, принимаемых законодательным органом субъекта ЮФО (уставы Астраханской и

Волгоградской областей).

Осуществление контрольных полномочий пронизывает всю компетенцию региональных парламентов. Многие полномочия парламентов субъектов РФ, формально относящиеся к другим функциональным группам, содержат в себе элементы контрольных полномочий. Федеральный закон «Об общих принципах…» закрепил, что законодательный орган субъекта РФ в пределах и формах, установленных конституцией (уставом) субъекта РФ и законами субъекта РФ, осуществляет наряду с другими уполномоченными на то органами контроль за соблюдением и исполнением законов субъекта РФ, исполнением бюджета субъекта РФ, исполнением бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов субъекта РФ, соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта РФ. Более детально контрольные полномочия региональных парламентов ЮФО регламентированы в конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО.

Контрольные полномочия парламентов субъектов ЮФО можно разделить на следующие группы:

1) Финансовый контроль.

Данная группа представлена следующими полномочиями:

- контроль за исполнением бюджета субъекта ЮФО;

- контроль за исполнением бюджетов территориальных

государственных внебюджетных фондов субъекта ЮФО;

- контроль за расходованием кредитных ресурсов и ассигнований из федерального бюджета (уставы Астраханской, Волгоградской областей, Краснодарского края; Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея).

В ряде субъектов ЮФО в целях осуществления финансового контроля законодательные органы образуют контрольно-счетные (счетные) палаты. Создание таких органов финансового контроля предусмотрено законодательством Республики Дагестан, Чеченской Республики, Волгоградской и Ростовской областей, Краснодарского и Ставропольского краев. Деятельность контрольно-счетных (счетных) палат регулируется специальными законами субъектов ЮФО об этих органах. Так, Закон Волгоградской области «О контрольно-счетной палате Волгоградской области» определяет ее в качестве постоянно действующего органа государственного финансового контроля, образуемого Волгоградской областной Думой (ч.1 ст.1). Контрольно-счетные (счетные) палаты субъектов ЮФО в пределах своей компетенции осуществляют финансовый контроль за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, банков, иных организаций независимо от видов и форм собственности.

2) Контроль за соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта РФ, федеральной и иной собственностью, переданной в управление органам государственной власти субъекта РФ, осуществлением программ социально-экономического развития.

К полномочию данной группы относится установление перечня объектов, имеющих особо важное значение, распоряжение которыми осуществляется с согласия законодательного органа субъекта ЮФО (Устав Волгоградской области).

3) Контроль за соблюдением и исполнением законов.

Полномочиями данной группы являются:

- контроль за своевременным приведением законодательства субъекта ЮФО в соответствие с федеральным законодательством (Устав Астраханской области);

- обеспечение единства законодательного регулирования на территории субъекта ЮФО (Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон Республики Калмыкия «О Народном Хурале (Парламенте) Республики Калмыкия»).

В некоторых субъектах ЮФО приняты законы, регулирующие рассматриваемую группу контрольных полномочий. Например, в Ставропольском крае принят Закон Ставропольского края «Об осуществлении Государственной Думой Ставропольского края контроля за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края». Согласно ст.1 данного закона, задачами контроля Государственной Думы Ставропольского края являются:

• обеспечение соблюдения и исполнения законов Ставропольского края государственными, муниципальными и иными органами и организациями, их должностными лицами, которым адресованы предписания законов Ставропольского края;

• выявление и устранение причин, препятствующих соблюдению и исполнению законов Ставропольского края;

• оценка социально-экономической эффективности действия принятых законов Ставропольского края и выработка решений по изменению норм законов Ставропольского края.

4) Контроль за деятельностью органов исполнительной власти субъекта ЮФО.

Данная группа представлена следующими полномочиями:

- обращение к высшему должностному лицу субъекта ЮФО (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО) с предложением о внесении изменений и (или) дополнений в издаваемые им правовые акты, а также в правовые акты органов исполнительной власти субъекта ЮФО, либо об их отмене, в случае противоречия таких актов Конституции РФ, федеральному законодательству, конституции (уставу) и законам субъекта ЮФО;

- обжалование в суде правовых актов высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО) и органов исполнительной власти субъекта ЮФО;

- выражение недоверия (доверия) высшему должностному лицу субъекта ЮФО (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), а также руководителям органов исполнительной власти субъекта ЮФО, в назначении которых на должность законодательный орган субъекта ЮФО принимал участие, если иное не предусмотрено конституцией (уставом) субъекта ЮФО;

- решение вопроса о недоверии (доверии) высшемуисполнительному органу государственной власти субъекта ЮФО (Конституции КабардиноБалкарской Республики).

Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» решение законодательного органа субъекта РФ о недоверии высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) влечет за собой его немедленную отставку и отставку возглавляемого им высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ (ч.5 ст.19). Кроме того, принятие региональным парламентом решения о недоверии руководителям органов исполнительной власти, в назначении которых на должность он принимал участие, влечет немедленное освобождение их от должности или иные последствия, установленные конституцией (уставом) и (или) законом субъекта РФ. Однако право выражения недоверия руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ имеется у законодательного органа только в том случае, если оно предусмотрено в конституции (уставе) субъекта РФ (ч.2 ст.24).

Представляется, что в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо исключить данную диспозитивную оговорку, а также оговорку о том, что субъект РФ имеет право предусмотреть иные, нежели немедленное освобождение от должности, последствия выражения недоверия руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ. По нашему мнению, региональный парламент должен иметь безусловное право большинством голосов от установленного числа депутатов выражать недоверие руководителям органов исполнительной власти, в назначении которых на должность он принимал участие.

Более того, на наш взгляд, в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо закрепить право законодательных органов выражать недоверие всем руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ, в том числе и тем, назначение на должность которых происходит без согласования с региональным парламентом. Целесообразным также представляется закрепление всеми субъектами ЮФО в своих конституциях (уставах) права законодательного органа выражать недоверие всему составу высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО в целом, как это предусмотрено Конституцией Кабардино-Балкарской Республики. Однако в рассматриваемых случаях после выражения недоверия большинством голосов от установленного числа депутатов решение вопроса о дальнейшей судьбе руководителей органов исполнительной власти или высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ необходимо предоставить на усмотрение высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), который вправе освободить таких руководителей от занимаемой должности либо отправить в отставку высший орган исполнительной власти, или вправе не согласиться с решением регионального парламента.

В любом случае порядок выражения недоверия высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), руководителям иных исполнительных органов, высшему исполнительному органу в целом должен быть подробно регламентирован в региональном законодательстве. Следует поддержать предложение М.С. Матейковича о том, что «в силу высокой юридической и общественно-политической значимости института выражения недоверия… регулирование важнейших парламентских процедур в этой сфере не может производиться только на уровне регламентов законодательных органов… Ибо регламент, будучи правовым актом подзаконного характера, направлен прежде всего на обеспечение деятельности представительного органа, тогда как выражение недоверия является элементом механизма «сдержек и противовесов» в системе взаимоотношений законодательной и исполнительной власти и поэтому нуждается в иной по своей юридической силе процедурной регламентации».[59] По нашему мнению, субъектам ЮФО необходимо принять специальные законы о порядке выражения недоверия высшему должностному лицу субъекта ЮФО (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), высшему исполнительному органу государственной власти, а также руководителям органов исполнительной власти субъекта ЮФО.

Заметим, что некоторые субъекты ЮФО (например, Республика Ингушетия) в своих основных законах вообще не закрепляют контрольные полномочия региональных парламентов, другие субъекты ЮФО делают это лишь в самой общей форме, не предусматривая форм и методов, процедур их осуществления в текущем законодательстве.

Между тем, полное и детальное регламентирование контрольных полномочий имеет очень важное значение. Его отсутствие в законодательстве субъектов ЮФО может превратить контрольные полномочия региональных парламентов в фикцию, формальность. Поэтому субъектам ЮФО необходимо не только закреплять, но и более детально регламентировать контрольные полномочия региональных парламентов, что будет способствовать повышению эффективности всего механизма государственной власти в данных субъектах Федерации.

В своей деятельности парламенты субъектов ЮФО реализуют также учредительские полномочия :

- создание контрольно-счетной (счетной) палаты субъекта ЮФО (конституции Республики Дагестан, Чеченской Республики; уставы

Волгоградской и Ростовской областей, Краснодарского и Ставропольского краев);

- учреждение конституционного (уставного) суда субъекта ЮФО;

- учреждение должности Уполномоченного по правам человека в субъекте ЮФО;

- учреждение Национального банка субъекта ЮФО (Конституция Чеченской Республики);

- учреждение постоянных представительств субъекта ЮФО за его пределами (Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ

Республики Адыгея»);

- учреждение средств массовой информации (Устав Астраханской области; Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон Карачаево-Черкесской Республики «О Народном Собрании (Парламенте) Карачаево-Черкесской Республики»).

Важными являются полномочия региональных парламентов ЮФО по участию в формировании государственного аппарата . Федеральный закон «Об общих принципах…» устанавливает, что законодательным органом субъекта РФ назначаются на должность и освобождаются от должности отдельные должностные лица субъекта РФ, а также оформляется согласие на их назначение на должность, если такой порядок назначения предусмотрен Конституцией РФ, федеральными законами, конституцией (уставом) субъекта РФ (абз.3 ч.3 ст.5). Кроме того, Федеральный закон «Об общих принципах…» закрепляет, что законодательный орган субъекта РФ может принимать участие в формировании высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, в утверждении или согласовании назначения на должность отдельных должностных лиц высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, а также в согласовании назначения на должность руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти в случаях, предусмотренных федеральным законом. Формы такого участия устанавливаются конституцией (уставом) и законом субъекта РФ, а в отношении руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти также федеральным законом (ч.1 ст.24).

К должностным лицам органов государственной власти, в назначении которых на должность в соответствии с Конституцией РФ и федеральным законодательством участвует региональный парламент, относятся:

Представители от законодательного и исполнительного органа государственной власти субъекта РФ в Совете Федерации Федерального Собрания РФ. Законодательный орган субъекта РФ избирает своего представителя на срок полномочий этого органа, а при его формировании путем ротации – на срок полномочий однократно избранных депутатов этого органа. Член Совета Федерации – представитель от двухпалатного законодательного органа субъекта РФ избирается поочередно от каждой палаты на половину срока полномочий соответствующей палаты (ст.2 Федерального закона «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации»). Законодательный орган дает согласие на назначение члена Совета Федерации от исполнительного органа государственной власти субъекта РФ (абз.3 ст.5).

Прокурор субъекта РФ. Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» устанавливает, что прокуроры субъектов РФ назначаются на должность Генеральным прокурором РФ по согласованию с органами государственной власти субъектов РФ, определяемыми субъектами РФ (ч.1 ст.13).

Субъекты ЮФО в своем законодательстве регламентируют порядок такого согласования. Например, решение о даче согласия на назначение прокурора Республики Адыгея принимается Государственным Советом – Хасэ совместно с Президентом Республики Адыгея (п. «з» ч.4 ст.70 Конституции Республики Адыгея).

Судьи федеральных арбитражных судов округов назначаются на должность Президентом РФ по представлению Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении квалификационных коллегий этих судов, с учетом предложений законодательных органов соответствующих субъектов РФ. Председатели федеральных арбитражных судов округов и их заместители назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ, с учетом предложений законодательных органов соответствующих субъектов РФ (ч.5 ст.13 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).

Судьи верховных судов республик, краевых, областных судов, а также судьи (в том числе председатели, заместители председателей) районных судов субъектов РФ назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ, основанному на заключении квалификационных коллегий судей этих судов и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ. Председатели и заместители председателей верховных судов республик, краевых, областных судов назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ (ч.6 ст.13).

Судьи арбитражных судов субъектов РФ назначаются на должность

Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении квалификационных коллегий судей этих судов и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ. Председатели арбитражных судов субъектов РФ и их заместители назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ (ч.7 ст.13).

Мировые судьи, а также судьи, председатели и заместители председателей конституционных (уставных) судов субъектов РФ назначаются (избираются) на должность в порядке, установленном законами субъектов РФ (ч.8 ст.13). В соответствии с Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным органом субъекта РФ либо избираются на должность населением соответствующих судебных участков в порядке, установленном законом субъекта РФ (ст.6). Судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ также назначаются на должность законодательным органом субъекта РФ (п. «з» ч.3 ст.5 Федерального закона «Об общих принципах…»).

Народные заседатели федеральных судов общей юрисдикции . Общий список народных заседателей районного суда утверждается законодательным органом субъекта РФ и представляется им в соответствующие районные суды. Списки народных заседателей Верховного Суда РФ утверждаются законодательными органами субъектов РФ на основе списков народных заседателей районных судов, расположенных на территории соответствующего субъекта РФ (ст.2 и 7 Федерального закона «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»).

Начальник управления (отдела) Судебного департамента в субъекте РФ назначается на должность и освобождается от должности Генеральным директором Судебного департамента при Верховном Суде РФ по согласованию с председателем верховного суда республики, краевого, областного суда, советом судей субъекта РФ, а также с органами государственной власти субъекта РФ в порядке, установленном законом субъекта РФ (ч.1 ст.15 Федерального закона «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации»).

Члены избирательных комиссий субъектов РФ . В соответствии с ч.6 ст.23 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» половина членов избирательной комиссии субъекта РФ назначается законодательным органом субъекта РФ.

В соответствии с региональным законодательством парламенты субъектов ЮФО также осуществляют следующие кадровые полномочия:

- избрание по представлению президента субъекта ЮФО вицепрезидента субъекта ЮФО (Конституция Кабардино-Балкарской Республики) либо дача согласия Президенту субъекта ЮФО на назначение вице-президента субъекта ЮФО (Конституция Республики Адыгея);

- дача согласия на назначение председателя правительства субъекта ЮФО (конституции республик Адыгея, Дагестан, Калмыкия, Ингушетия, Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской, Чеченской республик);

- согласование назначения на должность первых заместителей руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО (Устав Ставропольского края), заместителей руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО, координирующих вопросы развития и деятельности строительного комплекса, архитектуры, реформы жилищно-коммунального хозяйства, социальной политики, здравоохранения, общего и профессионального образования, культуры, физической культуры и спорта, органов записи актов гражданского состояния (Устав Астраханской области);

- дача согласия на назначение руководителей органов исполнительной власти субъекта ЮФО, ведающих вопросами финансов, экономического развития, промышленности, имущественных отношений, средств массовой информации, социальной защиты и сельского хозяйства

(конституции Республики Адыгея, Чеченской Республики);

- назначение на должность председателя Национального банка субъекта ЮФО (Конституция Чеченской Республики);


назначение на должность председателя, заместителя председателя и

аудиторов контрольно-счетной (счетной) палаты субъекта ЮФО (конституции республик Адыгея, Дагестан, Чеченской Республики; Устав Волгоградской области);

- назначение на должность Уполномоченного по правам человека в субъекте ЮФО (конституции Республики Дагестан, Калмыкия, Чеченской Республики; Устав Ставропольского края);

- назначение представителей законодательного органа субъекта ЮФО в квалификационную комиссию при адвокатской палате

Ставропольского края (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края, Регламент Законодательного Собрания Ростовской области);

- назначение представителей общественности в квалификационную коллегию судей субъекта ЮФО (конституции Республики Адыгея, КабардиноБалкарской Республики; Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края, Регламент Законодательного Собрания Ростовской области);

Необходимо отметить, что в некоторых субъектах ЮФО (Ростовская область, Краснодарский край) полномочия региональных парламентов по назначению должностных лиц исполнительной власти являются сильно урезанными. Они не упоминаются в конституциях (уставах) этих субъектов ЮФО. Вместе с тем для того, чтобы обладать достаточным авторитетом в системе органов государственной власти, законодательные органы должны быть наделены полномочиями по назначению ключевых руководителей исполнительной власти субъектов ЮФО, и эти полномочия необходимо закрепить в основных законах данных субъектов Федерации.

Региональные парламенты ЮФО осуществляют ряд полномочий по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления :

осуществление законодательной инициативы в Государственной Думе Федерального Собрания РФ;

- согласование проектов федеральных законов по предметам

совместного ведения;

- обращение в Конституционный Суд РФ в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О

Конституционном Суде Российской Федерации»;

- обращение в Верховный Суд РФ по вопросам соответствия законодательству Российской Федерации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, касающихся прав и свобод граждан (Устав Ростовской области);

- принятие решений об одобрении законов Российской Федерации о поправках к главам 3-8 Конституции РФ;

- внесение на рассмотрение Президента РФ и Правительства РФ проектов нормативных правовых актов, принятие которых находится в их компетенции (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- обращение к Президенту РФ для разрешения споров в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- оказание методической помощи представительным органам местного самоуправления в организации их работы (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

- проведение юридической экспертизы нормативных правовых актов, принимаемых представительными органами местного самоуправления (Закон Волгоградской области «Об обеспечении соответствия нормативных правовых актов органов местного самоуправления законодательству Волгоградской области»);

передача органам местного самоуправления права осуществления

отдельных государственных полномочий.

Следует отметить, что согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» проекты федеральных законов по предметам совместного ведения согласовываются как с законодательными, так и с высшими исполнительными органами государственной власти субъектов РФ (ч.1 ст.26.4). Однако Конституция РФ правом законодательной инициативы в

Государственной Думе РФ наделяет только законодательные органы субъектов РФ (ч.1 ст.104). Складывается ситуация, при которой высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ не может представлять поправки к таким законопроектам, но может при желании блокировать выражение мнения по поводу законопроекта со стороны органов государственной власти субъекта РФ, поскольку для его выражения необходимо единогласное решение как законодательного, так и высшего исполнительного органа (ч.3 ст. 26.4). Таким образом, региональный парламент на практике может исключаться из федерального законодательного процесса. По нашему мнению, право согласования проектов федеральных законов по предметам совместного ведения следует оставить только за законодательным органом субъекта РФ.

Кроме того, установленный Федеральным законом «Об общих принципах…» (ч.2 ст.26.4) тридцатидневный срок для представления законодательными органами субъектов РФ отзывов на законопроекты по предметам совместного ведения явно недостаточен. Поскольку данные законопроекты поступают в региональные законодательные органы спустя 1015 дней после их рассмотрения Государственной Думой РФ, а в большинстве субъектов РФ очередные заседания парламента проводятся один раз в месяц, то на рассмотрение таких законопроектов уже не остается времени. Поэтому следует увеличить срок для представления законодательными органами субъектов РФ отзывов и поправок к проектам федеральных законов по предметам совместного ведения с тридцати до сорока пяти дней.


И, наконец, региональные парламенты ЮФО осуществляют полномочия по организации своей деятельности (внутриорганизационные полномочия) . Федеральный закон «Об общих принципах…» устанавливает, что законодательный орган субъекта РФ самостоятельно решает вопросы организационного, правового, информационного, материально-технического и финансового обеспечения своей деятельности (ч.8 ст.4), а также внутреннего распорядка своей деятельности (п. «а» ч.3 ст.5).

К внутриорганизационным полномочиям региональных парламентов ЮФО относятся:

- принятие регламента законодательного органа субъекта ЮФО;

- избрание председателя законодательного органа субъекта ЮФО и его заместителя (заместителей) (конституции Республики Адыгея, КарачаевоЧеркесской Республики; Устав Астраханской области, Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

- образование комитетов (комиссий), избрание председателей комитетов (комиссий) и их заместителей, изменение состава комитетов (комиссий), заслушивание отчетов об их работе;

- утверждение структуры законодательного органа субъекта ЮФО, его аппарата, утверждение положения об аппарате законодательного органа субъекта ЮФО;

- досрочное прекращение полномочий законодательного органа субъекта ЮФО в результате самороспуска.

Подытоживая сказанное, можно сделать следующие выводы и предложения.

1. Избрав в качестве основного критерия классификации полномочий региональных парламентов функциональный признак, автор разделил их на семь основных групп: 1) законодательные; 2) представительские; 3) контрольные; 4) учредительские; 5) по участию в формировании государственного аппарата; 6) по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления; 7) внутриорганизационные.

2. В последнее время наблюдается тенденция к усилению полномочий парламентов субъектов ЮФО. Однако имеются значительные резервы в этом направлении. Требуется дальнейшее усиление представительских, контрольных полномочий региональных парламентов, полномочий по участию в формировании государственного аппарата, в целях максимального использования парламентами возможностей в правотворческой и правоприменительной сферах, поднятия авторитета регионального парламента как высшего органа представительной демократии в субъекте РФ.

3. Необходимо укрепить позиции регионального парламента в системе органов государственной власти субъекта РФ, упрочить его положение во взаимоотношениях с высшим должностным лицом и исполнительным органом государственной власти субъекта РФ.

4. Подлежат усовершенствованию правовые нормы о взаимодействии региональных парламентов с федеральными органами государственной власти, в частности, нормы об участии парламентов субъектов РФ в федеральном законотворческом процессе.

5. Нужна дополнительная регламентация полномочий парламентов субъектов РФ, принятие специальных законов о порядке осуществления отдельных полномочий.

§ 3 Конституционно-правовая ответственность законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

Деятельность региональных парламентов ЮФО должна осуществляться в строгом соответствии с действующими конституционно-правовыми нормами. За ненадлежащее осуществление публичной власти, неудовлетворительные последствия осуществления своих полномочий они несут предусмотренную законом конституционно-правовую ответственность. Особо необходимо оговориться, что в рассматриваемом контексте имеется в виду конституционноправовая ответственность коллегиального законодательного органа, которая не включает в себя ответственность отдельных депутатов и должностных лиц парламента. В работе рассматривается конституционно-правовая ответственность за решения и действия, принятые всем составом регионального парламента.

Российское законодательство, несмотря на установление отдельных мер конституционно-правовой ответственности, нормативно нигде не закрепляет сам термин «конституционно-правовая ответственность». Однако анализ отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах…», других нормативных правовых актов Российской Федерации и субъектов ЮФО позволяет сделать вывод о том, что речь идет именно о конституционноправовой ответственности региональных парламентов.

Федеральный закон «Об общих принципах…» в ст. 3.1 закрепляет общие основания конституционно-правовой ответственности законодательных органов субъектов РФ. Ими являются нарушение Конституции РФ, федеральных конституционных и федеральных законов.

Конституционно-правовая ответственность региональных парламентов предполагает отрицательную оценку государством деятельности этих органов, в результате чего они испытывают неблагоприятные последствия.[60] Как отмечает Н.М. Колосова, именно два признака (негативная оценка деяния: законодательное принуждение и неблагоприятные последствия для субъекта должны стать основными критериями для отнесения той или иной меры к санкциям юридической, и в том числе - конституционно-правовой ответственности. Таким образом, конституционно-правовая санкция – «это возможность наступления неблагоприятных последствий через законодательное принуждение по отношению к субъекту права в случае неисполнения им конституционных обязанностей или в случае злоупотребления своими правами».[61] Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не носит репрессивного характера. Она прежде всего выполняет не карательную, а правовосстановительную функцию.

Для наступления конституционно-правовой ответственности необходимо наличие трех оснований: нормативного, фактического и процессуального, которые представлены соответственно:

а) конкретной конституционно-правовой нормой, устанавливающей

модель поведения и санкцию за отклонение от нее;

б) конституционно-правовым нарушением - не соответствующим

конституционно-правовой норме деянием;

в) решением компетентного субъекта (инстанции ответственности) о применении определенной конституционно-правовой санкции за конкретное конституционно-правовое нарушение.[62]

Конституционно-правовая ответственность может наступить только при наличии состава конституционно-правового нарушения, который в отличие от состава уголовных или административных правонарушений является как бы «усеченным», поскольку в нем не имеют практического значения отдельные элементы состава (место, время, способ совершения правонарушения, форма вины и т.д.). Поэтому приходится с помощью научного анализа «достраивать» составы конституционно-правовых нарушений до общей модели неправомерного поведения.

Для наличия состава конституционно-правового нарушения региональных парламентов ЮФО необходимо четыре элемента: 1) субъект правонарушения; 2) субъективная сторона правонарушения; 3) объект правонарушения; 4) объективная сторона правонарушения.

В рассматриваемом случае субъектом конституционно-правового нарушения является региональный парламент ЮФО.

С субъективной стороны конституционно-правовое нарушение предполагает наличие вины парламента субъекта ЮФО. Как полагает А.А. Кондрашев, вина как условие возложения конституционно-правовой ответственности выступает как реальная возможность свободного выбора варианта правомерного поведения субъектом конституционно-правовой ответственности, нереализованная в силу избрания им неправомерного варианта своей деятельности.[63] В юридической литературе отмечается, что вина при принятии незаконного решения проявляется в осознании депутатами того, что, голосуя за определенный акт, они прямо нарушают закон, руководствуясь лишь соображениями целесообразности. Вина будет отсутствовать в том случае, если предыдущие решения представительного органа хоть и были несколько раз отменяемы, но незаконность их была неочевидна депутатам в силу неопределенности норм того закона, которому принятое решение противоречило. Поэтому учесть субъективный фактор при принятии незаконного решения с наибольшей объективностью может только суд.[64] [65] Объектомконституционно-правового нарушения являются общественные отношения, регулируемые и охраняемые нормами конституционного права.

Объективная сторона заключается в совершении парламентом конституционно-правового нарушения, выразившегося в неисполнении положений Конституции России, федерального или регионального законодательства, или отказе от исполнения решений органов государственной власти Российской Федерации или субъекта ЮФО. Она может быть в виде действия или бездействия.

Для наличия состава конституционно-правового нарушения парламента субъекта ЮФО обязательны все четыре его элемента. При отсутствии хотя бы одного из них – нет правонарушения, а, следовательно, не может быть применена санкция конституционно-правовой нормы.

Органами, уполномоченными привлекать региональные парламенты к конституционно-правовой ответственности, являются суды, высшее должностное лицо субъекта ЮФО (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), Федеральное Собрание РФ, Президент РФ, Правительство РФ, органы прокуратуры. Таким образом, возможны как судебные, так и внесудебные формы конституционно-правовой ответственности парламентов субъектов ЮФО.

Конкретные санкции за конституционно-правовые нарушения законодательных органов субъектов ЮФО предусмотрены в Конституции РФ, федеральных конституционных и федеральных законах, конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО. К таким санкциям можно отнести:

1. Признание Конституционным Судом РФ конституции (устава), закона субъекта ЮФО и иного нормативного правового акта законодательного органа субъекта ЮФО, договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов ЮФО, договоров между органами государственной власти субъектов ЮФО между собой, а также с органами государственной власти других субъектов РФ не соответствующими Конституции РФ.

Конституция России устанавливает, что Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ, а также разрешает дела о соответствии Конституции РФ договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ (п. «б» и «в» ч.2 ст.125). По итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти Конституционный Суд может принять решение о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ (абз.1 ст.87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»).

Конституционный Суд России по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом (ч.4 ст.125 Конституции РФ). По итогам рассмотрения жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по итогам рассмотрения запросов судов Конституционный Суд вправе принять решение о признании законов либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ (ст.100 и 104 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»).

Согласно ч.6 ст.125 Конституции России акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

2. Признание Конституционным Судом РФ издания акта законодательного органа субъекта ЮФО не входящим в его компетенцию.

Конституционный Суд России разрешает споры о компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, а также между высшими государственными органами субъектов РФ (п. «б» и «в» ч.3 ст. 125 Конституции РФ). По итогам рассмотрения спора Конституционный Суд может принять решение, отрицающее полномочие соответствующего органа государственной власти издать акт или совершить действие правового характера, послужившие причиной спора о компетенции. В случае, если Конституционный Суд РФ признает издание акта не входящим в компетенцию издавшего его органа, акт утрачивает силу со дня, указанного в решении (ст.95 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»).

3. Признание конституционным (уставным) судом субъекта ЮФО закона субъекта ЮФО и иного нормативного правового акта законодательного органа субъекта ЮФО не соответствующими конституции (уставу) субъекта ЮФО.

В некоторых субъектах ЮФО созданы конституционные (уставные) суды. В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» конституционный (уставный) суд рассматривает вопросы о соответствии законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов РФ конституции (уставу) субъекта РФ (ч.1 ст.27). Так, Конституция Кабардино-Балкарской Республики устанавливает, что Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики по запросам Президента, Парламента, депутатов Парламента,

Правительства, Верховного и Арбитражного судов, Прокурора КабардиноБалкарской Республики, общественных объединений в лице их республиканских органов и граждан разрешает дела о соответствии Конституции Кабардино-Балкарской Республики законов КабардиноБалкарской Республики, нормативных актов Парламента Кабардино-

Балкарской Республики (п. «а» ч.2 ст.122).

По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики проверяет конституционность закона или иного нормативного правового акта Кабардино-Балкарской Республики, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч.4 ст.122).

4. Признание конституционным (уставным) судом субъекта ЮФО издания акта законодательного органа субъекта ЮФО не входящим в его компетенцию.

К примеру, Конституция Кабардино-Балкарской Республики закрепляет, что Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики разрешает споры о компетенции между органами государственной власти КабардиноБалкарской Республики, если спор не подлежит рассмотрению Конституционным Судом РФ, а также между органами государственной власти и органами местного самоуправления Кабардино-Балкарской Республики (ч.3 ст.122).

Итоговые решения конституционных (уставных) судов субъектов ЮФО по вышеуказанным вопросам аналогичны итоговым решениям Конституционного Суда России. Акты органов государственной власти субъектов ЮФО или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

5. Опротестование прокурором противоречащих закону правовых актов законодательного органа субъекта ЮФО.

В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» правовые акты законодательного органа субъекта РФ, противоречащие Конституции РФ, федеральным законам, конституции (уставу) и законам субъекта РФ, подлежат опротестованию соответствующим прокурором или его заместителем в установленном законе порядке (ч.1 ст.27). Согласно Федеральному закону «О Прокуратуре Российской Федерации» протест на решение законодательного органа субъекта РФ подлежит обязательному рассмотрению на ближайшем заседании этого органа. При исключительных обстоятельствах, требующих немедленного устранения нарушения закона, прокурор вправе установить сокращенный срок рассмотрения протеста. О результатах рассмотрения протеста незамедлительно сообщается прокурору в письменной форме (ч.2 ст.23).

Кроме того, прокурор или его заместитель в случае обнаружения нарушений закона имеют право внести в законодательный орган субъекта РФ представление об устранении таких нарушений, которое подлежит безотлагательному рассмотрению. В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер также должно быть сообщено прокурору в письменной форме (ч.1 ст.24).

6. Признание судом нормативных правовых актов законодательного органа субъекта ЮФО недействующими.

Гражданин или организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

С таким заявлением в суд вправе также обратиться Президент РФ, Правительство РФ, высшее должностное лицо субъекта РФ, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция (ст.251 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. Решение суда влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим акте или воспроизводящих его содержание.

Решение суда о признании нормативного правового акта недействующим не может быть преодолено повторным принятием такого же акта (ст.253).

7. Роспуск законодательного органа субъекта ЮФО высшим должностным лицом субъекта ЮФО (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО).

Следует оговориться, что прекращение полномочий регионального парламента возможно как по истечении установленного срока легислатуры, так и досрочно. В свою очередь досрочное прекращение полномочий парламента субъекта РФ может быть осуществлено им добровольно в результате самороспуска, и принудительно в результате роспуска парламента высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) либо на основании федерального закона, принятого по инициативе Президента РФ, а также в результате признания судом неправомочности данного состава депутатов законодательного органа субъекта РФ, в том числе в связи со сложением депутатами своих полномочий (ч.1 ст.9 Федерального закона «Об общих принципах…»).

Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) вправе обратиться в законодательный орган субъекта РФ с предложением о внесении изменений и (или) дополнений в постановления законодательного органа субъекта РФ либо об их отмене, а также обжаловать указанные постановления в судебном порядке (ч.5 ст.23).

Высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) вправе принять решение о досрочном прекращении полномочий законодательного органа субъекта РФ в случае принятия данным органом конституции (устава) и закона субъекта РФ, иного нормативного правового акта, противоречащих Конституции РФ, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, если такие противоречия установлены соответствующим судом, а законодательный орган субъекта РФ не устранил их в течение шести месяцев со дня вступления в силу судебного решения (ч.2 ст.9).

По нашему мнению, данная норма Федерального закона «Об общих принципах…» сформулирована некорректно. В ней указано, что в случае принятия региональным парламентом незаконного нормативного правового акта суд устанавливает лишь противоречия между правовыми актами, тогда как согласно Федеральному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации», Гражданскому процессуальному кодексу РФ суд имеет право признать незаконные нормативные правовые акты регионального парламента недействующими, после чего они считаются утратившими силу со дня их издания.

Погрешность названной нормы федерального закона заключается также в том, что конституционно-правовая ответственность регионального парламента в виде роспуска этого органа возможна только в случае неисполнения в срок судебного решения об устранении противоречий между вышеназванными правовыми актами. Таким образом, у регионального парламента имеется возможность безнаказанно издавать противоречащие закону акты при условии исполнения в установленный срок судебного решения об устранении указанных противоречий. С учетом того, что рассмотрение соответствующего вопроса судом может занимать долгие месяцы, нельзя говорить о какой-либо эффективности установленного механизма ответственности парламента субъекта РФ.

Представляется, во-первых, что установленный Федеральным законом «Об общих принципах…» срок устранения противоречий должен быть сокращен с шести месяцев до трех.

Во-вторых, по нашему мнению, в федеральном законе наряду с рассмотренным выше основанием конституционно-правовой ответственности регионального парламента должно быть дополнительно предусмотрено такое основание для роспуска парламента высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), как установленный соответствующим судом факт систематического (три и более раза) принятия законодательным органом в пределах срока своей легислатуры незаконных нормативных правовых актов, если их принятие повлекло за собой вредные последствия в виде нарушения прав и свобод человека и гражданина, прав и охраняемых законом интересов юридических лиц, создания препятствий для реализации закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти и органов местного самоуправления. Наличие в законе такого основания конституционноправовой ответственности будет выполнять превентивную функцию, удерживая законодательный орган субъекта РФ от принятия незаконных нормативных правовых актов.

8. Роспуск законодательного органа субъекта ЮФО Федеральным Собранием РФ по инициативе Президента РФ путем издания соответствующего федерального закона.

Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» Президент РФ вправе обращаться в законодательный орган субъекта РФ с представлением о приведении в соответствие с Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами конституции (устава), закона субъекта РФ или иного нормативного правового акта законодательного органа субъекта РФ. В случае возникновения разногласий Президент использует согласительные процедуры для их разрешения. При недостижении согласованного решения Президент РФ может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда (ч.3 и 4 ст.27).

В случае, если соответствующим судом установлено, что законодательным органом субъекта РФ приняты конституция (устав), закон субъекта РФ или иной нормативный правовой акт, противоречащие Конституции РФ, федеральным конституционным и федеральным законам, а законодательный орган субъекта РФ в течение шести месяцев со дня вступления в силу решения суда либо в течение иного предусмотренного решением суда срока не принял в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, в том числе не отменил нормативный правовой акт, признанный соответствующим судом противоречащим федеральному закону и недействующим, и после истечения данного срока установлено, что в результате уклонения законодательного органа от принятия в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц, Президент РФ выносит предупреждение законодательному органу субъекта РФ.

Если в течение трех месяцев со дня вынесения Президентом предупреждения законодательному органу указанный орган не принял в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, Президент РФ вносит в Государственную Думу РФ проект федерального закона о роспуске законодательного органа субъекта РФ. Государственная Дума в течение двух месяцев обязана рассмотреть указанный проект федерального закона. Полномочия законодательного органа субъекта РФ прекращаются со дня вступления в силу федерального закона о его роспуске (ч.4 ст.9).

Необходимо обратить внимание на несовершенство данной нормы федерального закона. Длительная процедура судебного разбирательства, вынесения Президентом предупреждения и принятия федерального закона о роспуске регионального парламента на деле фактически означает практическую нереализуемость предусмотренной данной нормой закона меры конституционно-правовой ответственности парламента субъекта РФ. Поэтому в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо, во-первых, сократить срок исполнения региональным парламентом решения суда с шести месяцев до трех, а срок реагирования на предупреждение Президента РФ - с трех месяцев до одного; во-вторых, установить дополнительное основание роспуска законодательного органа субъекта РФ по инициативе Президента РФ на основании соответствующего федерального закона за установленный судом факт систематического (три и более раза) принятия парламентом субъекта РФ незаконных нормативных правовых актов, если в результате их принятия были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц.

Помимо прочего, хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что ответственность региональных парламентов по вышеназванному основанию может наступить только по инициативе Президента РФ. Федеральное Собрание РФ лишено права выносить предупреждение парламенту субъекта РФ за принятие им незаконного нормативного правового акта. Между тем именно Федеральное Собрание в первую очередь должно обладать таким правом, осуществлять контроль за деятельностью региональных парламентов, что должно способствовать восстановлению и укреплению единой системы представительных органов в стране. Поэтому представляется целесообразным установить в качестве федерального органа государственной власти, выносящего предупреждение парламенту субъекта РФ за принятие им незаконного нормативного правового акта, наряду с Президентом РФ также и Федеральное Собрание РФ как высший представительный орган государственной власти России.

9. Передача осуществления отдельных полномочий законодательного органа субъекта ЮФО федеральным органам государственной власти и (или) должностным лицам, назначенным федеральными органами государственной власти.

В соответствие с внесенными в Федеральный закон «Об общих принципах…» дополнениями от 4 июля 2003 года отдельные полномочия органов государственной власти субъекта РФ могут быть временно возложены на федеральные органы государственной власти и (или) должностных лиц, назначенных федеральными органами государственной власти, в случае, если возникшая вследствие решений, действий или бездействия органов государственной власти субъекта РФ просроченная задолженность субъекта РФ по исполнению долговых и (или) бюджетных обязательств, определенная в порядке, установленном Бюджетным кодексом РФ, превышает 30 процентов собственных доходов бюджета субъекта РФ в последнем отчетном году (п. «б» ч.1 ст.26.9).

В этом случае в субъекте РФ на срок до одного года по ходатайству Правительства РФ решением Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии с федеральным законом вводится временная финансовая администрация. Она не может вводиться в течение одного года со дня начала срока полномочий законодательного органа субъекта РФ.

В целях восстановления платежеспособности субъекта РФ временная финансовая администрация в соответствие с Бюджетным кодексом РФ должна подготовить проект закона субъекта РФ о внесении изменений и дополнений в закон о бюджете субъекта РФ на текущий год, а также проект бюджета субъекта РФ на очередной год, представить данные законопроекты в законодательный орган субъекта РФ, а в случаях, предусмотренных Бюджетным кодексом РФ, в Правительство РФ. Временная финансовая администрация также призвана обеспечивать контроль за исполнением бюджета субъекта РФ (ч.3 ст. 26.9).

На наш взгляд, данные нормы федерального закона нуждаются в дополнительной регламентации со стороны федерального законодателя. В частности, необходимо законодательно закрепить те полномочия органов государственной власти субъекта РФ, которые могут быть возложены на федеральные органы государственной власти и (или) назначенных ими должностных лиц. Отметим, что названная норма Федерального закона «Об общих принципах…» вступает в силу с 1 января 2007 года.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы и предложения.

1. Усиление полномочий региональных парламентов России должно сопровождаться непременным усилением ответственности за неудовлетворительные последствия осуществления таких полномочий.

2. Предлагается усилить конституционно-правовую ответственность региональных парламентов за совершение конституционно-правовых нарушений. В Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо установить такое основание конституционно-правовой ответственности регионального парламента, как установленный соответствующим судом факт систематического (три и более раза) принятия парламентом в течение срока своей легислатуры незаконных нормативных правовых актов, повлекших вредные последствия. Следует предоставить право вынесения предупреждения региональному парламенту за принятие им незаконных актов наряду с Президентом РФ также и Федеральному Собранию РФ, что укрепит единую систему представительных органов власти в стране.

3. Требуют дальнейших научных исследований вопросы об отдельных элементах состава конституционно-правового нарушения регионального парламента, в частности, вины как основного элемента субъективной стороны правонарушения.

4. Необходима подробная регламентация в законодательстве процедуры привлечения к конституционно-правовой ответственности парламентов субъектов РФ, установление четких оснований такой ответственности, исключающих возможность их двоякого толкования.

Глава Ш. Организация деятельности законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

§ 1 Структура законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

В философском смысле под структурой понимается внутренняя организация и упорядоченность объекта.[66] Структура регионального парламента представляет собой внутреннее устройство этого коллегиального органа, соотношение его частей и подразделений. Исходные положения о структуре региональных парламентов содержатся в Федеральном законе «Об общих принципах…», который закрепляет, что структура законодательного органа субъекта РФ устанавливается конституцией (уставом) субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных традиций субъекта РФ (ч.2 ст.4). Дальнейшую конкретизацию положения о структуре региональных законодательных органов ЮФО получают в законодательстве субъектов ЮФО, где особое значение имеют регламенты региональных парламентов.

В структуре парламентов субъектов ЮФО можно выделить следующие подразделения:

- палаты парламента;

- руководство парламента;

- комитеты и комиссии парламента; - депутатские объединения парламента; - аппарат парламента.

Палаты. Абсолютное большинство парламентов субъектов ЮФО – однопалатные органы. Вместе с тем в одном из субъектов ЮФО – Чеченской Республике - установлена двухпалатная структура парламента. Парламент Чеченской Республики состоит из двух палат – Совета Республики и Народного собрания (ч.2 ст. 78 Конституции Чеченской Республики).

В палатах Парламента Чеченской Республики имеет место представительство различных интересов. Депутаты Народного Собрания представляют интересы всего народа Чеченской Республики, а депутаты Совета Республики - интересы административно-территориальных единиц Чеченской Республики.

Численность депутатов в палатах Парламента Чеченской Республики разная: Народное Собрание состоит из 40 депутатов, а Совет Республики – из 21 депутата.

Разграничение полномочий палат Парламента Чеченской Республики имеет менее жесткий характер, чем на федеральном уровне. Наряду с исключительной компетенцией каждой из палат существует определенный круг вопросов, отнесенных к ведению Парламента в целом. Решения по таким вопросам принимаются на совместных заседаниях палат.

Распределение полномочий между Парламентом и его палатами является предметом Конституции Чеченской Республики (ст.83). В ней закреплены исчерпывающие перечни полномочий Совета Республики и Народного Собрания, и поэтому объем компетенции палат не может быть изменен обычным республиканским законом. Однако в отношении компетенции Парламента в целом сформулирован открытый перечень полномочий.

Законодательный процесс в Парламенте Чеченской Республики построен по принципу верхней и нижней палаты. Народное Собрание принимает законы, а Совет Республики их одобряет.

Конституция Чеченской Республики распределяет кадровые полномочия между палатами Парламента. Совет Республики решает вопросы о назначении на должность председателя Национального банка, судей, председателя и заместителя председателя Конституционного Суда Чеченской Республики и мировых судей, заместителя председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов, четвертой части членов Избирательной комиссии Чеченской Республики; согласовывает кандидатуру на должность прокурора Чеченской Республики. К ведению Народного Собрания относятся дача согласия Президенту Чеченской Республики на назначение Председателя Правительства Чеченской Республики, его заместителей, а также глав наиболее важных министерств; назначение на должность председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов, четвертой части членов Избирательной комиссии Чеченской Республики, Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике.

Здесь хотелось бы отметить, что до недавнего времени двухпалатные парламенты в пределах ЮФО существовали у Республики Адыгея и у Кабардино-Балкарской Республики, однако в итоге они отказались от двухпалатной структуры парламента. По нашему мнению, в современных условиях России нецелесообразно учреждение двухпалатных региональных парламентов, построенных по образу Федерального Собрания РФ. У федерального и региональных парламентов отличаются объем предметов ведения, функций и полномочий, их значимость для государства. Двухпалатная структура значительно замедляет законодательный процесс в парламенте. Депутаты верхних палат региональных парламентов, как правило, работают на непрофессиональной непостоянной основе, поэтому наличие этой палаты не может являться гарантией от принятия парламентом непродуманных, необоснованных законов. На современном этапе государственного строительства России наиболее адекватной представляется однопалатная структура парламентов субъектов РФ.

Руководство. Руководитель регионального парламента именуется председателем. В разных субъектах ЮФО он имеет одного или нескольких заместителей, нередко один из которых является первым заместителем. Это выборные должностные лица, в их выдвижении и избрании участвуют все депутаты регионального парламента. В однопалатных парламентах избирается один председатель парламента и его заместитель (заместители), в двухпалатных парламентах каждая палата избирает своего председателя и его заместителя (заместителей).

Председатель законодательного органа субъекта ЮФО и его заместитель (заместители) избираются на весь срок полномочий парламента и подотчетны ему.

Правом выдвижения кандидатов в председатели законодательного органа субъекта ЮФО обладают депутаты (республики Адыгея, Калмыкия, Волгоградская область, Краснодарский и Ставропольский края), депутатские группы и фракции (Республика Адыгея). Возможно самовыдвижение кандидатов (Волгоградская область).

Председатели законодательных органов субъектов ЮФО избираются тайным голосованием, как правило, с использованием бюллетеней. Регламенты региональных парламентов вовсе не обязательно требуют, чтобы выборы председателя проходили на альтернативной основе. И это логично, поскольку, если депутатами, депутатскими объединениями выдвинута согласованная кандидатура, то нет необходимости в выдвижении явно бесперспективной в плане избрания альтернативной кандидатуры.

Согласно законодательству некоторых субъектов ЮФО председатель законодательного органа и его заместители действуют на постоянной, профессиональной основе (Ростовская область, Ставропольский край).

Председатель регионального парламента ЮФО обладает обширной собственной компетенцией, которая, тем не менее, не содержит ни одного полномочия законодательного органа. Так, председатель Законодательного Собрания Ростовской области представляет Законодательное Собрание в отношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями, общественными объединениями и гражданами, созывает заседания Законодательного Собрания Ростовской области и председательствует на них, подписывает постановления, протоколы заседаний Законодательного Собрания, осуществляет иные полномочия, возложенные на него федеральными законами, Уставом Ростовской области, областными законами, Регламентом Законодательного Собрания Ростовской области (ч.3 ст.39 Устава Ростовской области).

По вопросам своей компетенции председатель законодательного органа субъекта ЮФО издает распоряжения.

Количество заместителей председателя регионального парламента ЮФО определяется самим парламентом. В субъектах ЮФО различается порядок представления кандидатур на должность заместителя (заместителей) председателя законодательного органа субъекта ЮФО. В одних субъектах ЮФО этим правом обладает только председатель законодательного органа (республики Дагестан, Калмыкия, Ростовская область, Краснодарский и

Ставропольский края), в других – депутаты и депутатские объединения (Республика Адыгея), а в некоторых субъектах - председатель и депутаты (Волгоградская область). Возможно также самовыдвижение кандидатов (Волгоградская область). Представляется, что наиболее предпочтительным является порядок, когда кандидатуру заместителя (заместителей) председателя законодательного органа представляет депутатам непосредственно председатель регионального парламента. Поскольку дальнейшая работа этих должностных лиц будет строится в первую очередь на основе доверия друг к другу, то председатель парламента должен быть свободен в выборе кандидатуры своего заместителя (заместителей).

Избрание заместителя (заместителей) законодательного органа субъекта ЮФО проводится в том же порядке, что и выборы председателя парламента.

Заместители председателя законодательного органа координируют деятельность комитетов (комиссий), решают другие вопросы внутреннего распорядка деятельности законодательного органа в соответствии с регламентом парламента и распределением обязанностей между заместителями председателя. Заместитель по поручению председателя парламента в необходимых случаях замещает его, по поручению председателя ведет заседания парламента. В случае наличия в законодательном органе субъекта ЮФО первого заместителя председателя указанные полномочия осуществляет он.

Законодательство субъектов ЮФО предусматривают возможность досрочного прекращения полномочий председателя законодательного органа и его заместителя (заместителей). Например, Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края» (ст.16) устанавливает два порядка досрочного прекращения полномочий председателя Государственной Думы и его заместителя (заместителей). В соответствии с первым из них полномочия указанных должностных лиц прекращаются автоматически, а в соответствии со вторым - по решению Государственной Думы.

Одним из оснований досрочного прекращения полномочий председателя законодательного органа субъекта ЮФО и его заместителя (заместителей) является их отзыв депутатами. Решение об отзыве председателя и его заместителя (заместителей) принимается на заседании законодательного органа тайным голосованием. В некоторых субъектах ЮФО установлено правило, что отзыв может быть возбужден по инициативе не менее одной трети от установленного числа депутатов законодательного органа (Республика Адыгея, Краснодарский край), и (или) по требованию не менее трех комитетов (Республика Адыгея). В одних субъектах ЮФО (Краснодарский край) решение об отзыве принимается простым большинством голосов от установленного числа депутатов законодательного органа, а в других необходимо квалифицированное большинство в две трети голосов от числа избранных депутатов (Ставропольский край) или установленного числа депутатов (Республика Адыгея, Волгоградская область).

Субъекты ЮФО в своем законодательстве должны закреплять конкретные основания для инициирования вопроса об отзыве председателя законодательного органа и его заместителя (заместителей). Например, Регламент Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея устанавливает такие основания:

1) превышение председателем и его заместителем (заместителями) полномочий, установленных Регламентом;

2) неоднократное отсутствие председателя и его заместителя (заместителей) на сессии Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея без уважительных причин или неоднократное несоблюдение депутатской этики на заседаниях Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея;

3) использование служебного положения в личных целях, связанное с получением любых доходов.

Все эти меры должны оградить депутатов от непродуманных, спонтанных решений, вызванных политическими пристрастиями или сложившейся конъюнктурой.

В некоторых субъектах ЮФО для координации законопроектной и контрольной деятельности комитетов (комиссий) и подготовки заседаний законодательных органов формируются коллегиальные руководящие органы. В разных субъектах ЮФО они называются по-разному. Это, например, Президиум (республики Адыгея, Дагестан, Карачаево-Черкесская Республика), Совет (Волгоградская область). В состав данных органов, как правило, входят председатель законодательного органа субъекта ЮФО, его заместитель (заместители), председатели постоянных комитетов (комиссий), иногда руководители депутатских фракций и групп (Волгоградская область). Коллегиальный руководящий орган возглавляет председатель регионального парламента, который председательствует на заседаниях этого органа. В заседаниях коллегиальных руководящих органов вправе участвовать без права решающего голоса представители высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО, представители субъектов законодательной инициативы, если на заседании рассматривается вопрос о внесенных ими законопроектах. Депутаты и работники аппарата регионального парламента также вправе участвовать в заседаниях коллегиального руководящего органа без права решающего голоса.

В компетенцию коллегиального руководящего органа в основном входит решение организационных вопросов по подготовке и проведению заседаний (сессий) законодательного органа субъекта ЮФО. Протокольные решения коллегиального руководящего органа имеют рекомендательный характер. Они не вправе решать вопросы, находящиеся в компетенции регионального парламента. Парламент субъекта ЮФО имеет право отменить решения коллегиального руководящего органа.

Комитеты и комиссии. В каждом региональном парламенте ЮФО создаются внутренние органы для наиболее эффективной организации работы парламента. В законодательных органах субъектов ЮФО, как правило, создаются и комитеты, и комиссии, причем они могут быть как постоянными, так и временными. Постоянные комитеты (комиссии) формируются на весь срок полномочий регионального парламента и решают общие вопросы законопроектной работы, временные комиссии образуются на ограниченный срок для решения определенных вопросов, после чего их деятельность прекращается.

Порядок организации и деятельности комитетов (комиссий) региональных парламентов ЮФО регулируется в конституциях (уставах), законах субъектов ЮФО, регламентах законодательных органов и положениях о комитетах (комиссиях), утверждаемых постановлениями региональных парламентов.

Законодательныеорганы субъектов ЮФО самостоятельно решают вопрос о количестве постоянных комитетов (комиссий). Так, в Народном Собрании Республики Дагестан и Законодательном Собрании Ростовской области создано 7 комитетов, в Народном Хурале (Парламенте) Республики Калмыкия - 3 постоянных комитета и одна постоянная комиссия, в Государственной Думе Астраханской области – 5 постоянных комиссий, в Законодательном Собрании Краснодарского края – 10 постоянных комитетов, в Государственной Думе

Ставропольского края – 5 постоянных комитетов и две постоянные комиссии и т.д.

Следует отметить, что лишь в немногих субъектах ЮФО (Республика Калмыкия) перечень постоянных комитетов (комиссий) закрепляется в законодательном порядке, во всех остальных - устанавливается постановлением законодательного органа, что дает региональному парламенту возможность самостоятельно изменять этот перечень в любое время.

Постоянные комитеты (комиссии) законодательных органов субъектов ЮФО формируются по функционально-отраслевому принципу. Например, в Государственной Думе Ставропольского края по функциональному признаку образованы: комитет по государственному строительству, местному самоуправлению, правопорядку; комитет по бюджету, экономической политике, налогам, собственности и инвестициям; комитет по социальной политике, науке, курортам, работе с общественными организациями и казачеством; постоянная комиссия по предварительному рассмотрению кандидатур на должности мировых судей; комиссия мандатная и по депутатской этике. По отраслевому принципу созданы: комитет по аграрным вопросам, земле, продовольствию и природопользованию; комитет по промышленности, энергетике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству.

Определенной спецификой Парламента Кабардино-Балкарской республики является наличие в его составе комитета по межнациональным отношениям, который формируется из числа депутатов кабардинской, балкарской, русской национальностей на паритетной основе. Комитет рассматривает вопросы, затрагивающие национальные проблемы, относящиеся к ведению Парламента Кабардино-Балкарской Республики. Для вынесения вопроса на рассмотрение Комитета необходимо обращение не менее половины депутатов Парламента кабардинской, балкарской либо русской (и иных) национальностей. Решение Комитета принимается большинством голосов от установленного числа депутатов по каждой из национальных групп (ст.103 Конституции КабардиноБалкарской Республики). Комитет может приостанавливать принятие Парламентом решений, касающихся национальных проблем. По согласованным с Комитетом проектам актов Парламент принимают решения большинством голосов от установленного числа депутатов (ст.104).

Отличительной особенностью Государственной Думы Ставропольского края является наличие в ее составе такого структурного подразделения, как контрольно-счетная палата, действующая на правах комитета. Для сравнения отметим, что в остальных субъектах ЮФО контрольно-счетные (счетные) палаты действуют в качестве самостоятельных органов государственного финансового контроля, хотя и подотчетных региональным парламентам. В состав контрольно-счетной палаты Государственной Думы Ставропольского края входят председатель, аудиторы и эксперты-консультанты. Председатель палаты избирается на должность из числа депутатов Государственной Думы Ставропольского края на срок ее полномочий. Председатель осуществляет свою деятельность на профессиональной постоянной основе. Аудиторы и эксперты-консультанты являются государственными служащими государственной службы Ставропольского края.

Численный состав постоянных комитетов (комиссий) законодательных органов субъектов ЮФО различен. Региональные парламенты ЮФО могут устанавливать минимальный численный предел постоянных комитетов (комиссий). Например, в Республике Адыгея, Краснодарском и Ставропольском краях численный состав постоянных комитетов может быть не менее 3 человек, в Волгоградской областной Думе и Законодательном Собрании Ростовской области – не менее 5 депутатов. В Ставропольском крае устанавливается также верхний количественный предел депутатов, входящих в постоянные комитеты Государственной Думы – не более 7 депутатов, а в комитетах, в состав которых входят подкомитеты – не более 8 депутатов.

Постоянные комитеты (комиссии) региональных парламентов ЮФО по основным направлениям своей деятельности могут образовывать подкомитеты. Так, в комитете Государственной Думы Ставропольского края по бюджету, экономической политике, налогам, собственности и инвестициям создан подкомитет по собственности и инвестициям, состоящий из двух депутатов, а в комитете по аграрным вопросам, земле, продовольствию и природопользованию образован комитет по природопользованию и землепользованию, также состоящий из двух человек.

Состав постоянных комитетов (комиссий), как правило, включает председателя комитета (комиссии), его заместителя и членов комитета (комиссии). В региональных парламентах ЮФО списочный состав членов постоянных комитетов (комиссий) утверждается решением законодательного органа с учетом заявлений депутатов. Председатель комитета утверждается законодательным органом либо по представлению председателя законодательного органа (Республика Дагестан), либо по представлению комитета (комиссии), которая его избирает из своего состава (Волгоградская, Ростовская области, Краснодарский край), либо по представлению депутатов и депутатских объединений (Республика Адыгея). Заместители председателей комитетов в одних субъектах ЮФО (Республика Адыгея) утверждаются региональным парламентов вместе с председателями комитетов (комиссий), в других – по представлению председателей комитетов (комиссий) (Республика Дагестан), в третьих – избираются в комитете (комиссии) и утверждаются решением законодательного органа (Волгоградская область, Краснодарский край).

Депутаты законодательных органов субъектов ЮФО обязаны состоять членами одного из постоянных комитетов (комиссий), за исключением председателя парламента и его заместителя (заместителей). Однако в Ставропольском крае для заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы предусматривается возможность быть членом одного из постоянных комитетов в случае, если он избирается председателем данного комитета. Председатель законодательного органа и его заместитель (заместители), а также депутаты, не входящие в состав постоянного комитета (комиссии), могут принимать участие в его работе с правом совещательного голоса.

Депутаты законодательных органов большинства субъектов ЮФО могут быть членами только одного постоянного комитета (комиссии), однако в некоторых парламентах ЮФО, как правило, малочисленных по своему составу (Волгоградская областная Дума, Законодательное Собрание Ростовской области, Государственная Дума Ставропольского края), для депутатов предусматривается возможность быть членами двух постоянных комитетов (комиссий).

Постоянные комитеты (комиссии) ведут законопроектную работу, предварительно рассматривают и подготавливают вопросы, относящиеся к ведению регионального парламента, осуществляют контрольные полномочия.

Комитеты (комиссии) являются вспомогательными рабочими органами региональных парламентов ЮФО, они не обладают правом принимать решения от имени всего законодательного органа. Комитеты (комиссии), таким образом, лишь способствуют реализации полномочий региональных парламентов. Они ответственны перед парламентами и подотчетны им.

Региональные парламенты ЮФО вправе образовывать по любым вопросам своей деятельности временные комиссии, определив их задачи, направления и порядок деятельности, объем и срок полномочий. К временным комиссиям относятся согласительные, редакционные, ревизионные, следственные и др. По результатам деятельности временная комиссия представляет парламенту доклад по существу вопроса, в связи с которым она была создана.

Депутатские объединения. Они представляют собой внутрипарламентские формирования депутатов, созданные на основе общности политических взглядов и предназначенные для выработки единой позиции, координации совместных действий и принятия согласованных решений по различным вопросам компетенции региональных парламентов. Депутатские объединения образуются на весь срок полномочий законодательных органов субъектов ЮФО на добровольной основе. Депутатскими объединениями являются фракции и депутатские группы. Фракции создаются по политическому признаку на основе принадлежности депутатов к политическим партиям и блокам. Депутатские группы образуются по территориальному, профессиональному и иному неполитическому признаку. Фракции и группы депутатов могут объединяться в блоки: блоки фракций, блоки групп, блоки фракций и групп.

Порядок формирования и деятельности депутатских объединений регулируются законами субъектов ЮФО и регламентами региональных законодательных органов.

С целью стимулирования образования крупных депутатских объединений законодательные органы субъектов ЮФО обычно регламентируют минимальную численность фракций и депутатских групп. Так, минимальная численность депутатского объединения в Законодательном Собрании Ростовской области составляет 10 человек, Краснодарского края - 5 человек, Волгоградской областной Думы и Государственной Думы Ставропольского края – 3 человека и т.д. Депутат не может быть одновременно членом двух депутатских объединений.

Обычно вводится уведомительный порядок их создания и прекращения деятельности. Депутатские объединения не могут иметь одинаковые названия. Внутренняя деятельность депутатских объединений организуется ими самостоятельно.

Необходимо отметить, что в настоящее время создание депутатских фракций является добровольной инициативой депутатов региональных законодательных органов. Однако в соответствии с внесенными в Федеральный закон «Об общих принципах…» изменениями, согласно которым не менее половины состава законодательного органа субъекта РФ должна формироваться по пропорциональному принципу из числа избирательных объединений, одержавших победу на региональных выборах и прошедших в парламенты субъектов РФ (ч.4 ст.4), создание депутатских фракций становится обязательной задачей депутатов региональных парламентов. Федеральный закон «Об общих принципах…» стимулирует создание депутатских фракций, поскольку их деятельность дает возможность повысить эффективность работы законодательного органа, обеспечить достижение согласия по большинству рассматриваемых парламентом вопросов, в оптимальные сроки осуществить выполнение планов законопроектных работ. Кроме того, создание депутатских фракций повышает ответственность депутатов региональных парламентов перед избирателями, которые голосовали за соответствующее избирательное объединение, и перед политической партией, включившей данного депутата в свой избирательный список. Таким образом, парламентам субъектов ЮФО предстоит проделать большую работу для создания правовой базы деятельности депутатских фракций в целях реализации депутатами и региональными парламентами своих представительских функций.

Аппарат. Он является вспомогательным рабочим органом регионального парламента и образуется в целях организационного, правового, информационного, материально-технического и иного обеспечения деятельности законодательного органа субъекта ЮФО, его комитетов, комиссий, депутатов, председателя и заместителя (заместителей) председателя парламента. Срок деятельности аппарата не связан со сроком легислатуры регионального парламента. Аппарат – это постоянно действующий орган, который переходит от одного состава законодательного органа ЮФО к другому. Организация и деятельность аппарата регулируется законами субъектов ЮФО, регламентами законодательных органов, положениями об аппаратах и др.

Аппараты региональных парламентов имеют свою структуру. Например, в состав аппарата Народного Собрания Республики Дагестан входят следующие подразделения: секретариат руководства Народного Собрания, организационный отдел, государственно-правовой отдел, информационноаналитический отдел, управление делами, сектор кадров, сектор писем и приема граждан, бухгалтерия. Каждое из структурных подразделений аппарата выполняет свои специфические функции и задачи.

Общее руководство аппаратом осуществляет председатель законодательного органа субъекта ЮФО, а по его поручению или в его отсутствие – заместитель председателя регионального парламента ЮФО. Председатель определяет штатное расписание, размеры оплаты труда работников аппарата и расходы на его содержание в пределах средств, выделяемых из бюджета субъекта ЮФО на содержание аппарата регионального парламента. Аппарат имеет своего руководителя, который либо назначается на должность председателем законодательного органа (Волгоградская область), либо избирается всем составом регионального парламента (Республика Дагестан).

К функциям аппарата законодательного органа субъекта ЮФО относятся организационное, методическое, правовое, информационно-аналитическое, техническое и иное обеспечение деятельности регионального парламента, его руководства, депутатов, комитетов, комиссий.

По нашему мнению, в целях обеспечения гласности, открытости деятельности региональных парламентов ЮФО целесообразным представляется образование в составе аппаратов законодательных органов субъектов ЮФО пресс-службы и введение должности пресс-секретаря. Такое структурное подразделение существует, например, в Законодательном Собрании Ростовской области. В соответствии с Положением об аппарате Законодательного Собрания Ростовской области пресс-служба регулярно знакомит журналистов с деятельностью Законодательного Собрания, проводит брифинги и встречи с журналистами.

Кроме того, весьма полезно создание в составе аппаратов региональных парламентов социологических служб, которые должны отслеживать реализацию принятых парламентом законов и в случае необходимости принимать меры к внесению в них поправок.

В условиях немногочисленного состава парламентов некоторых субъектов ЮФО, а также непрофессионального характера работы значительного числа депутатов деятельность аппарата приобретает особо важное значение. В аппаратах законодательных органов сосредоточены квалифицированные кадры, способные обеспечить осуществление региональными парламентами ЮФО возложенных на них функций. Поэтому необходимо всячески развивать и стимулировать деятельность аппаратов региональных законодательных органов, поощрять их работников, а также принимать меры по обеспечению учета депутатами при рассмотрении законопроектов заключений различных структурных подразделений аппаратов региональных парламентов ЮФО. Силами профессионального аппарата необходимо осуществлять систематический учет и анализ законодательства, информационное обеспечение деятельности региональных парламентов, составление программ законопроектных работ, а также выполнять иную важную работу, связанную с необходимостью разработки и принятия законов.

Следует отметить, что особенностью структуры законодательного органа Ставропольского края – Государственной Думы – является наличие научного экспертно-аналитического консультативного Совета. Совет является общественным, совещательным органом при Государственной Думе Ставропольского края, созданным в целях научно-экспертного и научноаналитического обеспечения ее нормотворческой деятельности. Основной задачей Совета является содействие в подготовке принимаемых Государственной Думой проектов нормативных правовых актов, прогнозирование и анализ эффективности их действия, содействие в реализации права законодательной инициативы по внесению законопроектов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ.

Основными функциями Совета являются:

- разработка проектов законодательных актов Ставропольского края;

- проведение научного анализа и комплексной научной экспертизы проектов нормативных правовых актов, вносимых на рассмотрение Государственной Думы Ставропольского края;

- проведение научной экспертизы проектов федеральных законов, направляемых в Государственную Думу Ставропольского края;

- проведение научного аналитического мониторинга и оценка эффективности реализации действующего законодательства Ставропольского края;

- подготовка предложений по дальнейшему совершенствованию законодательства Ставропольского края по приоритетным направлениям законотворческого процесса Государственной Думы Ставропольского края;

- подготовка научно - аналитических и методических материалов по вопросам нормотворчества.

Совет формируется из числа ученых и специалистов - представителей научных, образовательных и иных учреждений и организаций. В Совете представлены ученые из ведущих вузов Ставропольского края. Состав Совета включает 89 ученых, из которых 32 - доктора наук, 45 - кандидатов наук.

В Совете действуют четыре секции: по вопросам правового регулирования в государственно - политической сфере; по вопросам правового регулирования в экономической сфере; по вопросам правового регулирования в социальной сфере; секция аналитического мониторинга, которые занимаются разработкой наиболее приоритетных законодательных актов Ставропольского края.

По нашему мнению, подобные научные общественные органы должны быть созданы при всех законодательных органах субъектов ЮФО. Они должны обеспечивать реализацию научного подхода в законотворческой деятельности, способствовать достижению более высокого качества принимаемых нормативных правовых актов, осуществлять научное прогнозирование и планирование развития законодательства субъекта ЮФО, что, безусловно, положительно отражается на состоянии региональной правовой системы и в целом правовой системы России.

На основании вышеизложенного, можно сделать следующие выводы и предложения.

1. На современном этапе государственного строительства России наиболее адекватной, отвечающей современным требованиям является однопалатная структура парламентов субъектов РФ.

2. Законодательство субъектов ЮФО должно тщательно регламентировать парламентские процедуры. Наиболее предпочтительным является порядок, когда кандидатуру заместителя (заместителей) председателя законодательного органа представляет депутатам непосредственно председатель регионального парламента. Парламентам субъектов РФ следует закреплять в законодательстве конкретные основания для отзыва председателя законодательного органа и его заместителя (заместителей).

3. В соответствии с реформой избирательной системы субъектов РФ встает задача создания правовой базы деятельности депутатских фракций региональных парламентов.

4. В целях повышения эффективности деятельности региональных парламентов предлагается создание в составе их аппаратов пресс-службы и социологической службы.

5. Чтобы обеспечить постоянную и тесную связь между наукой и правотворческой деятельностью представляется целесообразным создание в субъектах РФ при региональных парламентах научных экспертноаналитических консультативных советов. Всем региональным парламентам ЮФО необходимо сформировать контрольно-счетные палаты в целях реализации полномочий парламентов по контролю за исполнением бюджета субъекта ЮФО, бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов, соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта ЮФО и т.д.

§ 2 Принципы деятельности законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

Под принципами деятельности региональных парламентов понимаются исходные идеи, ведущие начала, выражающие главное в содержании и формах организации и деятельности региональных парламентов.

Общие принципы деятельности органов государственной власти субъектов РФ закреплены в Федеральном законе «Об общих принципах…» (ч.1 ст.1). Субъекты ЮФО в своих законах также устанавливают принципы деятельности законодательных органов. Так, Закон Волгоградской области «О Волгоградской областной Думе» определяет, что деятельность Думы строится в соответствии с принципами демократизма (народовластия), законности, признания и гарантирования прав человека и гражданина, разделения власти, гласности, профессионализма и другими конституционными принципами (ст.3). Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края» закрепил такие принципы деятельности регионального парламента, как разграничение полномочий по предметам ведения Ставропольского края между Государственной Думой Ставропольского края и исполнительными органами государственной власти Ставропольского края (ст.3), невмешательство Государственной Думы в компетенцию Губернатора и Правительства Ставропольского края, согласованности деятельности и взаимного уважения

(ч.1 ст. 26).

Важнейшими принципами деятельности законодательных органов субъектов ЮФО являются принцип единства системы государственной власти в Российской Федерации, принцип разделения властей и самостоятельности органов государственной власти субъектов ЮФО. Эти принципы всесторонне взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Согласно ст.5 Конституции России федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти, которое обеспечивается единством системы органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, единой политикой законотворчества, государственного регулирования и управления, наличием механизмов и институтов координации и кооперации деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ.[67] Единство системы государственной власти должно основываться на соблюдении принципов демократического государства с республиканской формой правления, разделения властей и вытекающей из этого самостоятельности их органов.

Разделение властей закрепляется в Конституции РФ в качестве одной из основ конституционного строя для Российской Федерации в целом, в том числе как основы организации государственной власти в субъектах РФ (ст.10). При этом субъекты РФ самостоятельно определяют модель разделения законодательной и исполнительной власти, руководствуясь основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом (ч.2 ст.11, ч.1 ст.77).

Реализация принципа разделения властей как на федеральном, так и на региональном уровне, предполагает наличие системы сдержек и противовесов. Государственные органы каждой из ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной – имеют свои функции и наделяются соответствующими полномочиями. Эти государственные органы самостоятельны и независимы в реализации своих полномочий, обладают возможностью взаимно сдерживать и контролировать друг друга. Ни один из них не вправе принять на себя функции другого, но и действовать обособленно они также не могут. «Принцип разделения властей предполагает их единство в системе единой государственной власти. Это единство базируется на единстве целей, единстве объекта правового регулирования, в качестве которого выступает деятельность государства, на необходимости обеспечения полноты и согласованности регулирования этого объекта, взаимодополняющего единства функций, осуществляемого органами, относящимися к разным ветвям власти, на общей ответственности государства в лице его органов и должностных лиц перед народом за надлежащее осуществление своей деятельности».[68]

Конституционный суд РФ в своих постановлениях определил целый ряд положений, имеющих принципиальный характер для реализации принципов единства и разделения государственной власти в субъектах РФ.

В своем постановлении от 18 января 1996г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Алтайского края Конституционный суд указал, что конституционный принцип единства государственной власти требует, чтобы субъекты РФ в основном исходили из федеральной схемы взаимоотношений исполнительной и законодательной власти. Поскольку согласно Конституции РФ законодательная и исполнительная ветви власти в Российской Федерации являются самостоятельными, недопустимо, выходя за пределы, предусмотренные Конституцией, закреплять в Уставе нормы, ставящие исполнительную власть в подчиненное по отношению к представительному органу положение (п.6).

В этой связи Конституционный суд РФ исключил возможность избрания высшего должностного лица субъекта РФ законодательным органом субъекта РФ. Как указал Конституционный суд, высшее должностное лицо получает свой мандат непосредственно от народа и перед ним ответственно. Суд заметил, что избранный представительным государственным органом глава администрации не может считаться легитимным независимым представителем исполнительной власти (п.6). Впоследствии эти положения нашли свое отражение в Федеральном законе «Об общих принципах…» (ч.1 ст.18).

Принципиальное значение имело определение Конституционным судом России конституционности положений основных законов ряда субъектов РФ, определяющих порядок принятия и промульгации (подписания и обнародования) законов.

В вышеуказанном постановлении Конституционный Суд, оценивая право подписания законов Алтайского края председателем Законодательного Собрания края, обратил внимание на важность единства подходов в разделении полномочий законодательной и исполнительной власти в законодательном процессе федерального и регионального уровней. Конституционный суд отметил, что Конституция РФ относит принятие законов к исключительному ведению законодательных органов. Одновременно она предусматривает право вето и промульгацию федеральных законов главой государства как существенный элемент законотворческой процедуры, обеспечивающий разделение властей, предупреждающий возможное совершение ошибок. В результате закон, принятый законодательным органом, обретает силу правового акта единой государственной власти. Принятие и промульгация законов одним и тем же органом нарушили бы баланс властей в сфере законотворчества. Все это существенно и для законодательного процесса на уровне субъекта РФ, где промульгация в принципе осуществляется главой администрации, который тем самым приобретает право вето в отношении принятых законодательными органами законов, а также право подписывать и обнародовать закон. Как указал Конституционный Суд, Устав может уравновесить эти полномочия путем закрепления порядка преодоления вето главы администрации и его обязанности подписать закон при выполнении определенных условий (п.6).

Вместе с тем следует отметить, что право вето высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) должно иметь определенное ограничение. Речь идет о праве вето на принятую законодательным органом субъекта РФ большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов конституцию (устав) субъекта РФ. Представляется необходимым закрепить в Федеральном законе «Об общих принципах…» положение о том, что высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) не вправе отклонять направленную ему для обнародования конституцию (устав) субъекта РФ, поскольку голосование за ее (его) принятие выявляет позицию подавляющего большинства депутатов. А повторение процедуры принятия конституции (устава) квалифицированным большинством голосов приведет только к затягиванию процесса.

Кроме того, субъектам ЮФО целесообразно ограничить право вето высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО) на законы, повторно принятые региональным парламентом с поправками главы исполнительной власти. Так, согласно закону Волгоградской области «О законах и иных областных нормативных правовых актах», если при повторном рассмотрении депутаты соглашаются с поправками главы администрации Волгоградской области и принимают закон в предложенной им редакции, то в таком случае глава администрации не может использовать право вето (абз.3 ч.3 ст.30).

В постановлении от 1 февраля 1996г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Читинской области Конституционный Суд РФ отметил, что наличие у главы администрации полномочий по рассмотрению, одобрению, отклонению, направлению на повторное рассмотрение и по обнародованию закона предполагает его удостоверение главой администрации. Такое удостоверение может быть осуществлено или путем подписания закона, или путем издания специального акта. Исключение необходимости подписания законов главой администрации и предоставление такого права только председателю парламента не соответствует конституционным принципам единства государственной власти и разделения властей (п.4).

Вместе с тем, Конституционный Суд в постановлении от 10 декабря

1997г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области указал, что право главы администрации на подписание и обнародование законов области не исключает на заключительной стадии законотворческого процесса и законодательный орган субъекта РФ. В этой связи Суд не усмотрел противоречия Конституции РФ в положениях Устава Тамбовской области, предусматривающих подписание законов области председателем областной Думы и главой Администрации совместно. Конституционный Суд констатировал, что подписание законов председателем парламента непосредственно не влечет обнародования и вступления в силу принятого закона. Подписание принятого закона есть не право председателя парламента, а его обязанность. Оно имеет значение удостоверения подлинности текста закона и является свидетельством принятия его областным законодательным органом. Подписанный председателем парламента закон обретает силу правового акта единой государственной власти лишь при условии его промульгации (подписания и обнародования) главой администрации области (п.6).

Необходимо отметить, что в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» промульгация законов, принятых законодательным органом субъекта РФ, является обязанностью высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) (ч.2 ст.8). Вместе с тем федеральный закон не регламентирует тот случай, когда глава исполнительной власти субъекта РФ не исполняет своей обязанности по подписанию и обнародованию принятого региональным парламентом закона. Такое положение создает опасность злоупотреблений со стороны главы высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ.

В связи с этим представляется целесообразным закрепить в Федеральном

законе «Об общих принципах…» положение о том, что в случае необнародования закона субъекта РФ высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) в срок, установленный конституцией (уставом) или законом субъекта РФ, такой закон считается удостоверенным и подлежит обнародованию председателем законодательного органа субъекта РФ.

Существенное значение имеют постановления Конституционного Суда РФ по вопросам об участии региональных парламентов в формировании органов исполнительной власти субъектов РФ.

Конституционный Суд в постановлении от 10 декабря 1997г. при рассмотрении Устава (Основного закона) Тамбовской области не усмотрел противоречия Конституции РФ, принципам разделения властей и самостоятельности органов законодательной и исполнительной власти в положениях Устава, предоставляющих областной Думе право согласовывать назначение на должность главой Администрации области первых заместителей главы Администрации. Суд отметил, что участие областной Думы в формировании органа исполнительной власти области само по себе не противоречит основам конституционного строя. Такое участие укладывается в систему сдержек и противовесов, присущую принципу разделения властей в Российской Федерации: оно не прерывает осуществление исполнительной власти Администрацией области, не нарушает ее самостоятельности и в то же время позволяет осуществлять согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти (п.4).

Вместе с тем право законодательного органа субъекта РФ на участие в формировании органов исполнительной власти не является абсолютным. В постановлении от 7 июня 2000г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах…» Конституционный Суд РФ отметил, что глава Республики Алтай (председатель Правительства Республики Алтай) является высшим должностным лицом, которое получает свои полномочия не от законодательного органа, а непосредственно от народа. Поэтому положения Конституции Республики, которые предусматривают необходимость получения согласия Государственного Собрания-Эл Курултай Республики Алтай на назначение министров, председателей комитетов и руководителей ведомств Республики, позволяют распространять это правило на всех без исключения таких должностных лиц, т.е. создают возможность для лишения главы Республики Алтай (председателя Правительства Республики Алтай) права назначать кого-либо из указанных должностных лиц самостоятельно, что является чрезмерным вмешательством законодательного органа власти в прерогативы высшего должностного лица (главы исполнительной власти).

Как заметил Конституционный Суд, поскольку такой порядок назначения распространяется и на руководителей органов исполнительной власти, традиционно не включаемых в состав правительства, глава Республики Алтай (председатель Правительства Республики Алтай) не только не может самостоятельно формировать его, но и фактически должен согласовывать вопрос о назначении любых руководителей органов исполнительной власти Республики Алтай. Тем самым нарушается баланс законодательной и исполнительной власти. При этом не учитывается, что именного на главу Республики Алтай (председателя Правительства Республики Алтай), который получает власть непосредственно от народа путем свободных выборов, возлагается и ответственность перед народом за деятельность и состав Правительства. Поэтому положение Конституции Республики Алтай, предусматривающее согласие законодательного органа на назначение главой Республики (председателем Правительства) руководителей органов исполнительной власти Республики Алтай, не соответствует ст.10 Конституции РФ, поскольку Конституция Республики Алтай не устанавливает конкретный ограниченный перечень членов Правительства, при назначении на должность которых требуется согласие законодательного органа Республики Алтай (п. 8.1).

Конституционный Суд РФ признал не соответствующими принципу разделения властей и самостоятельности органов исполнительной и законодательной власти положения некоторых основных законов субъектов РФ, предусматривающих согласие законодательных органов на освобождение от должности должностных лиц органов исполнительной власти субъектов РФ. В постановлении от 1 февраля 1996г. Конституционный Суд указал, что освобождение от должности главой Администрации с согласия Читинской областной Думы заместителей главы Администрации и руководителей органов Администрации фактически лишает Администрацию области возможности действовать в качестве самостоятельного исполнительного органа в условиях разделения властей, что не соответствует ст. 10 Конституции РФ (п.5). Конституционный Суд признал не соответствующим Конституции России положение Устава (Основного закона) Алтайского края, предусматривающее обязанность главы Администрации ежегодно представлять Законодательному Собранию доклад о своей деятельности и деятельности исполнительной государственной власти края, в той мере, в какой этим вводится общая подотчетность исполнительной власти по всем вопросам ее компетенции власти законодательной, с правом последней давать какие-либо указания или принимать решения, непосредственно влекущие ответственность должностных лиц исполнительной власти. Как отметил Конституционный Суд, в связи с этим не может рассматриваться как нарушающее принцип разделения властей представление докладов, посланий и других сообщений, имеющих информационный характер (п.6).

При рассмотрении Уставов (Основных законов) Читинской и Тамбовской областей Конституционный Суд РФ определил, что закрепление законом субъекта РФ права определять объем контрольных полномочий законодательного органа субъекта Федерации без указания на границы данных полномочий рассматривается как возможность неограниченного расширения контрольных полномочий регионального парламента в отношении исполнительного органа власти субъекта РФ.

В постановлении от 1 февраля 1996г. при рассмотрении Устава Читинской области Суд отметил, что сама по себе обязанность исполнительной власти отчитываться в установленном порядке по определенным вопросам перед представительной властью вытекает из природы исполнительной власти как власти, исполняющей закон, что объясняет необходимость соответствующего парламентского контроля. Однако оспариваемое положение Устава Читинской области, устанавливающее подотчетность Администрации области областной Думе по вопросам, отнесенным к ее компетенции, допускает неограниченное расширение законом области полномочий Думы, в том числе в определении форм и методов осуществляемого ею контроля, создает возможность фактического превращения Администрации из самостоятельного исполнительного органа государственной власти в орган Думы.

При анализе Устава Тамбовской области Конституционный суд России в своем постановлении от 10 декабря 1997г. дал аналогичную оценку положениям о подотчетности и подконтрольности Администрации области областной Думе. Суд отметил, что Устав области допускает чрезмерное расширение контрольных полномочий областной Думы, поскольку наделяет ее правом осуществлять, наряду с прямо перечисленными, иные контрольные функции в соответствии с законодательством области. Не установив исчерпывающим образом компетенцию областной Думы применительно к осуществлению контроля за деятельностью Администрации области, Устав тем самым создает условия для произвольного изменения объема и характера контрольных полномочий областной Думы и фактически устанавливает подотчетность и подконтрольность органа исполнительной власти области областной Думе в качестве общего принципа их отношений, лишает Администрацию области самостоятельности, вытекающей из принципа осуществления государственной власти в Российской Федерации на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную (п.10).

К принципу единства системы государственной власти тесно примыкает принцип взаимодействия, согласованности деятельности органов законодательной и исполнительной власти субъектов ЮФО. В соответствии с ч.1 ст. 23 Федерального закона «Об общих принципах…» законодательный и высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ взаимодействуют в установленных федеральным законом и законом субъекта РФ формах в целях эффективного управления процессами экономического и социального развития субъекта РФ и в интересах его населения.

Взаимодействие органов законодательной и исполнительной ветвей власти в субъектах ЮФО проявляется в самых разнообразных формах: информационное взаимодействие и взаимная консультативная помощь; взаимное направление принятых данными органами нормативных правовых актов; направление законодательным органом высшему должностному лицу (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти) планов законопроектной работы и проектов законов субъекта ЮФО; присутствие должностных лиц органов исполнительной власти на заседаниях законодательных органов, а депутатов (работников аппаратов региональных парламентов) - на заседаниях органов исполнительной власти; подготовка проектов актов, причем некоторые из них могут быть приняты к рассмотрению законодательным органом только по представлению или при наличии заключения главы исполнительной власти; право законодательной инициативы, когда проект, внесенный главой исполнительной власти, рассматривается в первую очередь; право безотлагательного и внеочередного приема депутатов руководителями и другими должностными лицами органов исполнительной власти и др.

Государство функционирует эффективно только при условии взаимодополняющей деятельности всех ветвей власти, согласованного взаимодействия и сотрудничества их органов. Автор согласен с мнением Р.М. Романова о том, что «как бы ни была структурирована государственная власть, как бы ни были обособлены различные по функциональному назначению ее «ветви», они должны взаимодействовать между собою таким образом, чтобы сохранялись генетическое единство и цельность самого правления».[69]

На наш взгляд, согласованное взаимодействие и сотрудничество законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ возможно только при условии гармоничного распределения властных полномочий между ними и достижения такого баланса, при котором наибольшая эффективность управления сочеталась бы с адекватным представительством интересов народа при принятии властных решений.

Помимо перечисленных доктрина конституционного права выделяет также следующие принципы деятельности региональных парламентов:[70] 1) раздельность деятельности палат (для двухпалатных парламентов); 2) коллегиальность деятельности парламента; 3) гласность (открытость) деятельности парламента; 4) народовластие; 5) политическое многообразие.

В функционировании двухпалатных региональных парламентов соблюдается принцип раздельной деятельности палат. Данный принцип вытекает из предназначения, полномочий и различных интересов палат. В ЮФО только у Чеченской Республики имеется двухпалатный парламент. Депутаты одной из палат представляет интересы административнотерриториальных единиц Республики, а депутаты другой палаты – интересы всего народа Республики. Конституция Чеченской Республики закрепляют, что палаты парламента заседают раздельно (ч.2 ст.82). Кроме того, каждая из палат Парламента Чеченской Республики наделена принадлежащей только ей исключительной компетенцией, и палаты не вправе вмешиваться в вопросы исключительного ведения друг друга.

Принцип коллегиальности в деятельности региональных парламентов означает, что ни одно решение законодательного органа не может приниматься кем-то единолично. Коллегиальность региональных парламентов выражается в их составе и порядке выработки и принятия решений. Коллегиальность по составу означает, что парламенты субъектов ЮФО являются собраниями депутатов, значительная численность которых способствует отражению в составе этих органов власти социальной и демографической структуры общества. Федеральный закон «Об общих принципах…» установил правило, что законодательный орган субъекта РФ является правомочным, если в его состав избрано не менее двух третей от установленного числа депутатов (ч.10 ст.4). Коллегиальность по порядку выработки и принятия решений означает выявление, согласование в представительных органах субъектов ЮФО интересов граждан, своего рода соревнование между ними. Преобладающий в конкретном региональном парламенте интерес отражается в законах и иных решениях парламента.

Главной организационно-правовой формой деятельности региональных парламентов являются их заседания (сессии), где на основе широкой коллегиальности обсуждаются все важнейшие вопросы, входящие в их компетенцию. Коллегиальность лежит в основе деятельности не только парламента в целом, но и в деятельности комитетов и комиссий, фракций и депутатских групп и т.д.

Коллегиальность предполагает обязанность депутатов участвовать в заседаниях региональных парламентов и их структурных подразделений, в состав которых избраны данные депутаты. Законодательство субъектов ЮФО определяет тот необходимый минимум – кворум, без которого деятельность парламента субъекта ЮФО, его комитетов и комиссий является неправомочной, а решения признаются недействительными. Например, Закон Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области» устанавливает, что заседание Законодательного Собрания является правомочным, если на нем присутствует не менее двух третей от установленного числа депутатов (ч.2 ст.14).

Помимо кворума существуют и другие правовые гарантии коллегиальности деятельности региональных парламентов. Законы субъектов ЮФО наделяют депутатов парламентов целым рядом прав, обеспечивающих им активное участие в работе этих органов на всех стадиях: право вносить вопросы в повестку дня, участвовать в обсуждениях, давать справки, голосовать. Этим целям служит и регулярность заседаний парламентов субъектов ЮФО.

Принцип гласности (открытости) деятельности региональных парламентов заключается в том, что граждане (избиратели) должны иметь возможность наблюдать за работой законодательных органов, депутатов, которым они передали право осуществлять от своего имени власть, должны быть в курсе решаемых ими проблем и задач, знать о принимаемых решениях. Деятельность представительных органов субъектов ЮФО носит публичный характер на всех стадиях, начиная от подготовки решения и заканчивая его реализацией. Федеральный закон «Об общих принципах…» установил, что заседания законодательных органов субъектов РФ являются открытыми, за исключение случаев, установленных нормативными правовыми актами (ч.12 ст.4).

Необходимо констатировать, что на практике принцип гласности (открытости) деятельности региональных парламентов соблюдается не в полном объеме. Так, далеко не во всех парламентах субъектов ЮФО предусматривается возможность для представителей народа присутствовать на заседаниях регионального парламента, непосредственно наблюдать работу депутатов на заседаниях комитетов и комиссий и т.п. Безусловно, данная возможность ограничивается вместимостью помещений региональных парламентов, необходимостью обеспечения нормальной работы депутатов, но в демократическом государстве она должна существовать реально.

В целях расширения гласности деятельности законодательных органов субъектов РФ, их комитетов и комиссий могут проводиться выездные заседания. Кроме того, существует потребность в организации широкого информирования о деятельности региональных парламентов, их структурных подразделений. Эта информация может быть личной, непосредственной, которая предполагает беседы, доклады, выступления, ответы на вопросы, в том числе непосредственно перед населением, депутатов, работников аппаратов региональных парламентов, а может передаваться через средства массовой информации: телевидение, радио, печать, Интернет. В этой связи представляется необходимым каждому парламенту субъекта ЮФО учредить собственное общедоступное периодическое печатное издание, в котором подлежали бы официальному опубликованию все принятые законы и иные нормативные правовые акты парламента, а также создать собственный сайт в сети Интернет, в котором принятые правовые акты парламента должны размещаться в течение 48 часов после их принятия.

Принцип народовластия предполагает активное участие народа в деятельности региональных парламентов, их структурных подразделений, в принятии решений по важнейшим проблемам субъекта РФ.

В законодательстве ряда субъектов ЮФО содержатся положения об обсуждении народом важных вопросов жизни данных субъектов ЮФО. Инициатором подобных обсуждений могут выступать различные субъекты.

Например, согласно ст.15 Устава Волгоградской области Волгоградская областная Дума, глава администрации Волгоградской области вправе вынести на обсуждение населения важные вопросы жизни области, проекты нормативных правовых актов. Органы власти – инициаторы обсуждений – проводят обобщение поступивших предложений, помещают в средствах массовой информации итоговые сведения о ходе обсуждения вопросов и принятом решении.

В Краснодарском крае вопрос о проведении опроса включается в повестку дня заседания Законодательного Собрания по требованию одной четверти депутатов Законодательного Собрания края; главы администрации (губернатора) края; не менее 50 тысяч избирателей; не менее одной четверти представительных органов местного самоуправления; органов местного самоуправления, представляющих не менее одной четверти населения края (ч.3 ст.20 Устава Краснодарского края).

Итоги опроса доводятся до сведения населения через средства массовой информации краевой комиссией по проведению опроса не позднее пяти дней со дня окончания голосования (ч.5 ст.21).

В соответствии с законом Республики Дагестан «О нормативных правовых актах Республики Дагестан» органы государственной власти Республики для выявления и использования общественного мнения могут проводить всенародное, общественное и профессиональное обсуждение проектов нормативных правовых актов (ст.12). Народное Собрание Республики Дагестан может принять решение о всенародном обсуждении законопроекта, принятого в первом чтении. Поправки к законопроекту, вынесенному на всенародное обсуждение, вправе вносить любой гражданин Республики

Дагестан (абз.3, 4 ст.48).

Уставы некоторых субъектов ЮФО закрепляют такую форму непосредственной демократии, как гражданская инициатива. В Уставе Волгоградской области под гражданской инициативой понимается право избирателя (избирателей) на обращение к депутату Волгоградской областной Думы с предложением о принятии нового закона Волгоградской области или изменении действующего. Депутат обязан в месячный срок уведомить избирателя (избирателей) о принятии им обращения как поручения для реализации предложения в порядке законотворческой инициативы или дать мотивированный ответ об отказе в принятии обращения в качестве поручения. О результатах рассмотрения данной законотворческой инициативы в Волгоградской областной Думе депутат в письменном виде уведомляет избирателя (избирателей) (ст.16). В Краснодарском крае население в количестве не менее 10 тысяч избирателей может осуществлять гражданскую инициативу (коллективное обращение) путем выдвижения предложений для рассмотрения Законодательным Собранием края. Гражданская инициатива (коллективное обращение) не позднее чем в месячный срок подлежит рассмотрению Законодательным Собранием. Результат рассмотрения в семидневный срок доводится до граждан через средства массовой информации или организаторов коллективного обращения (ст.22).

В Уставе Волгоградской области также содержится положение о законодательной инициативе граждан, под которой понимается право определенного числа избирателей представлять Волгоградской областной Думе проекты законов, а также иные предложения для их принятия в законодательном порядке. Законопроекты и предложения, направленные в областную Думу в таком порядке, рассматриваются в первоочередном порядке. Решения, принятые по результатам рассмотрения, обнародуются (ст17).

Таким образом, особенность гражданской инициативы (законодательной инициативы граждан) на уровне субъектов ЮФО состоит в том, что, во-первых, они направляются особому кругу государственных органов - законодательным органам субъектов ЮФО. Во-вторых, они не только в обязательном порядке подлежат рассмотрению, но и удовлетворению, если не содержат в себе неустранимых противоречий с действующим законодательством.

Следует отметить большой позитивный потенциал перечисленных форм непосредственной демократии. «К сожалению, - как справедливо отмечает Р.Ф. Васильев, - возможности позитивного влияния общественного мнения на качество законов используются далеко не в полной мере. В частности, не реализуется большой позитивный потенциал одной из важнейших форм прямого участия граждан в законотворчестве – обсуждение населением проектов законов. Законопроекты выносятся на обсуждение не во всех необходимых случаях».[71]

По нашему мнению, подобные институты непосредственной демократии должны получить широкое распространение во всех субъектах РФ, поскольку они обеспечивают подлинное народовластие в регионах. Данные институты должны быть детально регламентированы в законодательстве субъектов РФ, а органы власти должны проводить разъяснительную и агитационную работу среди народа о такой возможности выражения своей воли в законодательной сфере.

Принцип политического многообразия означает, что каждый депутат имеет право выражать и настаивать на любых своих убеждениях, которые не противоречат действующему законодательству Российской Федерации. Стремление к реализации данного принципа лежало в основе внесения поправок в Федеральный закон «Об общих принципах…», который в настоящее время устанавливает, что не менее 50 процентов депутатов законодательных органов субъектов РФ (в двухпалатном законодательном органе – не менее 50 процентов депутатов одной из палат указанного органа) должны избираться на основе пропорциональной избирательной системы по единому избирательному округу (ч.4 ст.4). Это означает, что не менее половины численного состава региональных парламентов будет укомплектовано представителями политических партий, победивших на выборах. Реформа избирательной системы направлена на укрепление представительной демократии и становление подлинной многопартийности в субъектах РФ. Политические партии, пользующиеся значительной поддержкой народа субъекта РФ, получат возможность сформировать в региональном парламенте полноценные депутатские объединения: фракции и депутатские группы. Депутатам, выдвинутым по партийным спискам, значительно легче принимать решения, связанные с консолидированными интересами представляемого ими субъекта, нежели депутатам, избираемым по одномандатным округам. Участие депутатов, избранных по партийным спискам, позволит региональным парламентам более эффективно преодолевать местные разногласия и вырабатывать согласованные коллективные решения. Итак, можно сделать следующие выводы.

1. В настоящее время требуют всестороннего развития принципы гласности, коллегиальности, народовластия, политического многообразия в деятельности парламентов субъектов РФ.

2. Реализация принципов деятельности региональных парламентов на практике имеет основополагающее значение для определения того, является ли парламент подлинным институтом народного представительства, адекватно ли он осуществляет свои функции и предназначение.

§ 3 Формы деятельности законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа

Под формами деятельности региональных парламентов понимаются мероприятия, на которых рассматриваются и решаются вопросы, отнесенные к их ведению. Формы деятельности региональных парламентов ЮФО регулируются конституциями (уставами), законами субъектов ЮФО, но основное регулирующее воздействие на них оказывают регламенты парламентов субъектов ЮФО. В данном контексте рассматриваются формы деятельности коллегиального законодательного органа субъекта ЮФО и его основных структурных подразделений – постоянных комитетов (комиссий).

К основным формам деятельности региональных парламентов ЮФО относятся:

- заседания парламента;

- заседания постоянных комитетов (комиссий) парламента; - парламентские слушания.

Заседания законодательного органа. Это основная организационная форма работы регионального парламента. Все решения законодательного органа субъекта ЮФО, которые находятся в его компетенции, он вправе принимать исключительно на заседаниях всей коллегии депутатов. Федеральный закон «Об общих принципах…» устанавливает, что правомочность заседания законодательного органа субъекта РФ определяется законом субъекта РФ (ч.11 ст.4), т.е. относит решение этого вопроса к исключительному ведению субъектов РФ. В регламентах парламентов субъектов ЮФО данный вопрос решен по-разному. В одних субъектах кворум для признания заседания регионального парламента правомочным установлен в виде большинства от установленного числа депутатов (Республика Адыгея, Волгоградская область), в других (Республика Дагестан, Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края) – не менее двух третей от установленного числа депутатов.

На наш взгляд, представительная природа регионального парламента требует участия в его заседаниях наибольшего количества депутатов, или, по крайней мере, их значительного большинства. От установленного кворума правомочности заседания законодательного органа зависит степень представительности принимаемых им решений. И если она окажется недостаточной, то ставится под вопрос легитимность самих решений. Поэтому, по нашему мнению, в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо установить кворум для признания правомочности заседания законодательного органа субъекта РФ в количестве не менее двух третей от установленного числа депутатов. В этой связи представляются спорными положения регламентов Законодательного Собрания Краснодарского края (абз.2 ст.43) и Государственной Думы Ставропольского края (абз.3 ст.47), согласно которым в случае, если на сессии (заседании) законодательного органа присутствует менее двух третей от общего числа депутатов, то сессия (заседание) переносится на другое время. Однако повторно созванная сессия (заседание) уже правомочна при наличии большинства от общего числа депутатов законодательного органа. Таким образом, в результате неисполнения отдельными депутатами возложенной на них обязанности участвовать в работе законодательного органа понижается уровень представительности принимаемых парламентом решений.

Депутат законодательного органа субъекта ЮФО обязан участвовать в заседаниях регионального парламента, его органов, в состав которых он избран. Регламенты парламентов субъектов ЮФО устанавливают ответственность депутатов за неучастие в работе регионального парламента. Например, в Республике Адыгея установлено правило, в соответствии с которым в случае двукратного отсутствия депутата на сессии Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея без уважительных причин, в том числе в момент голосования, ему не возмещаются месячные расходы, связанные с депутатской деятельностью. Об отсутствии депутата на сессии по неуважительным причинам может сообщаться в средствах массовой информации (ч.3 и 4 ст.59 Регламента Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея).

По нашему мнению, данные меры должны дополняться возможностью отзыва таких депутатов избирателями соответствующего округа по инициативе регионального парламента, который наряду с другими субъектами должен быть наделен правом возбуждать вопрос об отзыве депутатов, не выполняющих своих обязанностей в парламенте. Положения об отзыве должны быть закреплены в Федеральном законе «Об общих принципах…», поскольку региональные законодатели с неохотой идут на данное законодательное новшество.

В одних субъектах ЮФО заседания законодательных органов проходят в рамках сессии, причем периодичность ее проведения в разных субъектах ЮФО установлена разная – не реже одного раза в месяц (республики Адыгея, Дагестан), не реже одного раза в два месяца (Республика Калмыкия), не реже одного раза в квартал (Краснодарский край). В других субъектах ЮФО заседания законодательных органов проходят регулярно с различной периодичностью – не реже одного раза в месяц (Волгоградская область), не реже одного раза в два месяца (Ростовская область, Ставропольский край), не реже одного раза в квартал (Карачаево-Черкесская Республика). Представляется, что постоянно действующий региональный парламент должен проводить свои заседания более часто. На наш взгляд, наиболее адекватным является установление регулярности проведения заседаний законодательных органов субъектов ЮФО не менее одного раза в месяц.

Помимо очередных заседаний в регламентах парламентов субъектов ЮФО предусматривается возможность созыва внеочередных, чрезвычайных, организационных заседаний. Организационное заседание созывается после проведения выборов в региональный парламент ЮФО. На нем производится избрание председателя законодательного органа, его заместителя (заместителей), формирование органов регионального парламента – комитетов (комиссий) и избрание их председателей (заместителей).

Внеочередные заседания созываются, как правило, по письменному требованию не менее одной трети от установленного числа депутатов законодательного органа субъекта ЮФО, высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего органа исполнительной власти субъекта ЮФО), а также по инициативе председателя регионального парламента ЮФО.

Чрезвычайные заседания созываются председателем законодательного органа субъекта ЮФО в случае возникновения экстраординарных ситуаций: введения чрезвычайного и военного положения, массовых нарушений общественного порядка, возникновения эпидемий, эпизоотий, стихийных бедствий и других ситуаций, требующих принятия экстренных решений.

Важнейший принцип проведения заседаний региональных парламентов – это их гласность, открытость. Федеральный закон «Об общих принципах…» установил, что заседания законодательного органа субъекта РФ являются открытыми, за исключением отдельных случаев, установленных нормативными правовыми актами (ч.12 ст.4). Заседания законодательных органов субъектов ЮФО подлежат широкому освещению в средствах массовой информации, в которых также отражаются сведения о порядке работы региональных парламентов, повестка дня ближайших заседаний и т.д.

Законодательные органы некоторых субъектов ЮФО (республики Адыгея, Дагестан, Ставропольский край) не установили для граждан возможность присутствовать на заседаниях региональных парламентов. Вполне очевидно, что такая возможность ограничивается разумными пределами в связи с ограниченным количеством посадочных мест в зале заседаний законодательного органа, необходимостью обеспечения нормального режима работы для депутатов и т.д. Однако, на наш взгляд, региональным парламентам вполне реально предусмотреть в своих регламентах определенную процедуру для получения гражданами разрешения на участие в заседаниях парламента. Например, в регламентах Законодательных Собраний Ростовской области (ч.9 ст.29) и Краснодарского края (абз.2 ст.36) для граждан установлена возможность участвовать в работе открытых заседаний законодательных органов при условии своевременной подачи в секретариат заявки на участие в заседании (работе сессии), которая удовлетворяется парламентом при наличии условий для их размещения без ущерба для нормальной работы депутатов.

На каждом заседании регионального парламента утверждается повестка дня. Предложения в повестку дня могут вносить различные органы и должностные лица. Предложения вносятся вместе с проектами нормативных правовых и иных актов, подлежащих принятию законодательным органом. Непосредственно на заседании парламента как в момент утверждения повестки дня, так и в ходе его работы могут быть внесены и должны быть проголосованы предложения о включении в повестку дня дополнительных вопросов, но только исключительно из числа тех, материалы на которые своевременно сданы и рассмотрены в соответствующих органах регионального парламента ЮФО. В законодательном органе подлежат рассмотрению только те вопросы, которые тщательно подготовлены соответствующими профильными комитетами (комиссиями), и материалы по которым заблаговременно розданы всем депутатам для ознакомления.

Помимо очередных вопросов региональные парламенты ЮФО в своих регламентах устанавливает вопросы, имеющие приоритетное значение и подлежащие внеочередному рассмотрению. Например, на сессии Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея внеочередному рассмотрению подлежат (ст.64 Регламента):

1) послания и обращения Президента Республики Адыгея;

2) законопроекты, внесенные в качестве срочных Президентом Республики Адыгея или Кабинетом Министров Республики Адыгея;

3) законопроекты о внесении изменений и дополнений в Конституцию

Республики Адыгея, и вопрос о направлении их на заключение в

Конституционный суд Республики Адыгея;

4) проекты законов о республиканском бюджете;

5) законы, не подписанные Президентом Республики Адыгея;

6) проекты постановлений о толковании действующих законов Республики Адыгея;

7) проекты Регламента Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея и проекты постановлений о внесении в него изменений и дополнений;

8) вопрос о доверии Премьер-министру и членам Кабинета Министров Республики Адыгея.

Иные законопроекты и вопросы могут рассматриваться во внеочередном порядке только по решению сессии, принятому большинством голосов от общего числа депутатов Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея.

Регламентами парламентов субъектов ЮФО установлены следующие виды выступлений депутатов на заседаниях законодательных органов: доклад, содоклад, заключительное слово докладчика и содокладчика, выступления по порядку ведения заседания, по мотивам голосования, слово для справки, для реплики, при использовании права на ответ и др. Как правило, депутат ограничен в своем выступлении определенными временными рамками соответствующего выступления, но с согласия большинства участвующих в заседании депутатов время выступления может быть продлено. Важно, чтобы каждый депутат имел возможность полноценно участвовать в работе заседания регионального парламента, выразить и обосновать свою точку зрения по рассматриваемым вопросам, если она отличается от позиции его коллег по парламенту.

Председательствующий на заседании предоставляет слово для выступления в порядке поступления заявок. Однако для некоторых должностных лиц, участвующих в заседании законодательного органа, могут быть сделаны исключения. Например, в Регламенте Законодательного Собрания Ростовской области установлено, что Председатель Собрания, его заместители, Глава Администрации (Губернатор) области либо

уполномоченное им должностное лицо имеют право взять на заседании слово для выступления в любое время (ч.2 ст.44).

Решения на заседаниях законодательных органов принимаются разными способами: открытым голосованием, поименным голосованием, тайным голосованием. Избрание вида голосования по конкретному вопросу принимает законодательный орган. Так, в соответствии с Регламентом Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея тайное голосование проводится по решению большинства депутатов, участвующих в голосовании (ч.1 ст. 93), а поименное голосование проводится по решению Совета, принимаемому не менее чем одной третью голосов участвующих в голосовании депутатов (ч.1 ст.95). На наш взгляд, большинство решений о принятии законов, постановлений законодательного органа должны голосоваться поименно, что обеспечит реализацию принципа гласности деятельности регионального парламента. Результаты открытого, и в особенности поименного голосования должны публиковаться в печатных средствах массовой информации, учредителем которых является региональный парламент. Это позволит избирателям осуществлять контроль за реализацией предвыборной программы избранного ими депутата или политической партии.

При голосовании каждый депутат имеет один голос и подает его «за» или «против» предложения, либо «воздерживается» в оценке предложения, поставленного на голосование. В этой связи странным представляется положение Регламента Законодательного Собрания Краснодарского края (абз.1 ст.68), согласно которому депутату помимо перечисленных прав предоставляется возможность не участвовать в голосовании. Депутат регионального парламента обязан участвовать в голосовании по рассматриваемым вопросам, поскольку своим голосом он выражает волю и интересы избравшего его населения.

В соответствии с большинством регламентов законодательных органов субъектов ЮФО депутат обязан лично осуществлять свое право на голосование. Однако, как показывает практика, это правило не требует безусловного личного участия депутата в технической процедуре голосования.[72] Данное правило требует от депутата лишь личного принятия им решения по тому или иному вопросу, рассматриваемому на заседании, и предоставляет возможность передавать карточки для электронного голосования другим депутатам.

На наш взгляд, в регламентах законодательных органов субъектов ЮФО необходимо установить прямой запрет на голосование за другого депутата, что вместе с обязанностью депутатов присутствовать на заседаниях парламента и принимать участие в голосовании позволит максимальным образом привлечь их к исполнению своих обязанностей по выражению интересов народа.

В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» постановления законодательного органа субъекта РФ принимаются большинством голосов от числа избранных депутатов, если иное не предусмотрено указанным федеральным законом (ч.3 ст.7). Исключением является постановление о выражении недоверия высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), которое принимается двумя третями голосов от установленного числа депутатов (ч.3 ст.19). По нашему мнению, особая значимость постановлений региональных парламентов требует принятия их, как и законов, по общему правилу большинством голосов от установленного числа депутатов законодательного органа. Федеральный закон «Об общих принципах…» закрепил недостаточный перечень вопросов, по которым постановления законодательных органов субъектов РФ принимаются квалифицированным большинством голосов, т.е. путем достижения большего единства среди депутатов. Например, решение о принятии регламента регионального парламента следует принимать большинством в две трети голосов от установленного числа депутатов. Необходимо предоставить субъектам РФ право по своему усмотрению дополнять перечень вопросов о принятии парламентом постановлений квалифицированным большинством голосов.

Заседания постоянных комитетов (комиссий). Это форма деятельности вспомогательных органов региональных парламентов, без которых они были бы неспособны осуществлять свои функции. На заседаниях комитетов (комиссий) законодательных органов субъектов ЮФО депутатами обсуждаются вопросы, относящиеся к специальным отраслям общественной жизни, являющихся предметом деятельности соответствующего комитета (комиссии).

Деятельность постоянных комитетов (комиссий) носит плановый характер. Они действуют в соответствии с планом законопроектных работ всего законодательного органа и собственным планом работ. Заседания проводятся по мере необходимости, но регулярно с различной периодичностью: не реже одного раза в месяц (Республика Адыгея), не реже двух раз в месяц (Волгоградская область).

Самостоятельность постоянных комитетов (комиссий) в различных парламентах субъектов ЮФО отличается друг от друга. В одних парламентах (Волгоградская областная Дума) прослеживается зависимость повестки дня заседаний постоянных комитетов (комиссий) от решений председателя парламента и его заместителя (заместителей). В Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея внеочередное заседание комитета (комиссии) созывается по поручению Председателя Совета, его заместителя, по требованию депутатского объединения. В других региональных законодательных органах ЮФО имеет место большая самостоятельность постоянных комитетов (комиссий). В Государственной Думе Ставропольского края периодичность заседания комитета (постоянной комиссии) определяется им самостоятельно.

Деятельность постоянных комитетов (комиссий) основана на принципах политического многообразия, свободы обсуждения, гласности. Так, в соответствии с законом Республики Дагестан «О нормативных правовых актах Республики Дагестан» обсуждение законопроекта в комитетах Народного Собрания проводится открыто, может освещаться средствами массовой информации (ст.44).

Заседания постоянных комитетов (комиссий) правомочны, если в них участвуют не менее половины депутатов, избранных в состав комитета (комиссии). Решения в форме рекомендаций, заключений, предложений принимаются большинством голосов депутатов, присутствующих на заседании.

Депутат обязан присутствовать на заседаниях комитета (комиссии), членом которых он является. В регламентах некоторых законодательных органов субъектов ЮФО установлена ответственность депутатов за игнорирование заседаний комитетов (комиссий).

На заседаниях постоянных комитетов (комиссий) могут участвовать с правом совещательного голоса председатель законодательного органа, его заместитель (заместители), депутаты, не входящие в состав данного комитета (комиссии), субъекты права законодательной инициативы, законопроекты которых рассматриваются на заседании комитета (комиссии). На заседаниях по решению постоянного комитета (комиссии) могут быть приглашены эксперты, представители заинтересованных государственных органов и общественных объединений. В республиканских парламентах ЮФО (республики Адыгея, Дагестан) в заседаниях постоянных комитетов (комиссий) могут участвовать с правом совещательного голоса также представители Президента и Правительства республики.

При рассмотрении вопросов, относящихся к ведению двух или нескольких постоянных комитетов (комиссий), могут проводиться их совместные заседания. Совместные заседания ведут председатели (или их представители) комитетов (комиссий) по согласованию между собой. Решения на совместных заседаниях принимаются большинством голосов от числа присутствующих на заседании членов отдельно по каждому комитету

(комиссии).

Парламентские (депутатские) слушания. Это еще одна организационная форма деятельности региональных парламентов, направленная на широкое публичное обсуждение наиболее важных вопросов общественной жизни субъекта ЮФО. В законодательных органах республик ЮФО слушания называются парламентскими, а в законодательных органах краев, областей - депутатскими. Парламентские (депутатские) слушания существенно обогащают депутатов региональных законодательных органов информацией, необходимой для решения сложных государственных дел. Парламентские (депутатские) слушания являются формой законотворческой деятельности депутатов, обеспечивающей единый подход к выработке концепции поставленной проблемы. На слушаниях могут обсуждаться любые вопросы, представляющие общественную, социальную, экономическую значимость: проекты федеральных и региональных нормативных правовых актов, договоры с федеральными органами государственной власти и с государственными органами других субъектов РФ, соглашения об участии в ассоциациях, программы по различным направлениям социально-экономического развития и др.

Парламентские (депутатские) слушания имеют, как правило, публичный характер. На них приглашаются представители общественных объединений, научных учреждений, эксперты, специалисты и другие лица, имеющие специальные познания в конкретной области. Слушания открыты для представителей средств массовой информации и общественности, чему способствует заблаговременное распространение информации о теме слушаний, времени и месте их проведения. На закрытых парламентских (депутатских) слушаниях имеет право присутствовать ограниченный круг должностных лиц, указанный в регламентах законодательных органов.

По нашему мнению, в регламентах парламентов субъектов ЮФО необходимо установить правило об обязательной регулярности проведения парламентских (депутатских) слушаний не реже одного раза в квартал. Поскольку злободневных вопросов общественной жизни всегда достаточно, то такая регулярность может стимулировать как депутатов, так и общественность к поиску наиболее оптимальных путей решения важных государственных проблем.

В соответствии с большинством регламентов законодательных органов субъектов ЮФО инициатива проведения парламентских (депутатских) слушаний принадлежит руководству регионального парламента, постоянным комитетам (комиссиям), депутатским объединениям. Организация и проведение слушаний возлагается на соответствующий постоянный комитет (комиссию), который и определяет круг приглашенных лиц.

Представляется, что публичный характер обсуждаемых на парламентских (депутатских) слушаниях вопросов должен позволять проявлять инициативу в их проведении не только органам регионального парламента, но и гражданам и общественным объединениям, проживающим (зарегистрированным) на территории соответствующего субъекта ЮФО. Так, в соответствии с Законом Волгоградской области «О публичных (депутатских) слушаниях в Волгоградской областной Думе» объединения граждан, выступившие с инициативой проведения депутатских слушаний, осуществляют сбор подписей (не менее одного процента от численности населения Волгоградской области) официально зарегистрированными группами (абз.2 ст.4). Такая инициатива о проведении депутатских слушаний должна получить согласие законодательного органа.

Парламентские (депутатские) слушания завершаются принятием рекомендаций по обсуждаемым вопросам. Такие рекомендации являются основанием для принятия соответствующих нормативных правовых актов. На наш взгляд, рекомендации парламентских (депутатских) слушаний должны публиковаться в официальных печатных изданиях региональных парламентов ЮФО.

Отметим, что вышеперечисленные формы деятельности региональных парламентов не являются исчерпывающими. В субъектах ЮФО установлены и иные формы деятельности законодательных органов, например, парламентский запрос . Так, в соответствии с Законом Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области» Собрание вправе обратиться с запросом к руководителям государственных органов и органов местного самоуправления, а также к должностным лицам организаций, расположенных на территории Ростовской области, по вопросам, отнесенным к их ведению. Должностное лицо, которому направлен запрос Законодательного Собрания, обязано дать ответ на него в устной (на заседании Законодательного Собрания) или письменной форме не позднее чем через 30 дней со дня его получения или в иной установленный Собранием срок. Письменный ответ на запрос Законодательного Собрания оглашается председательствующим на заседании Собрания (ст. 21). По нашему мнению, все субъекты ЮФО должны установить и регламентировать в своем законодательстве такую форму деятельности региональных парламентов.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы и предложения.

1. Важнейшей задачей законодателя является обеспечение максимальной представительности, коллегиальности и гласности в деятельности региональных парламентов.

2. Необходимо установить жесткую ответственность депутатов региональных парламентов за ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей, и в первую очередь, по участию в работе парламента и его органов, в состав которых он избран. В Федеральном законе «Об общих принципах…» следует закрепить положение об отзыве депутатов региональных парламентов избирателями соответствующего округа по вышеуказанному основанию, в том числе и по инициативе парламента.

3. Региональным парламентам необходимо активнее привлекать к правотворческой деятельности граждан и общественные объединения, высшие учебные заведения, которые обладают специальными познаниями в тех или иных отраслях.

4. Основные формы деятельности региональных парламентов должны дополняться и другими передовыми формами. В частности, следует активнее применять такие формы работы, как парламентский запрос,

«правительственный час» и др. Разнообразие форм деятельности позволит региональному парламенту наиболее полно осуществлять принадлежащие ему функции и полномочия.

Заключение

В настоящей диссертационной работе региональные парламенты рассмотрены как единственные законодательные и высшие представительные органы государственной власти субъектов РФ. Автор на основе анализа опыта исторического развития, зарубежного опыта, законодательных источников, научных работ ставил задачу обосновать положение о том, что без постоянного развития и укрепления представительных органов государственной власти субъектов РФ наше государство не сможет стать подлинно демократическим.

Современные региональные парламенты возникли на месте разрушенной системы Советов и стали органами народного представительства, проявляющими себя прежде всего в области законотворчества. Региональные парламенты аккумулируют волю народа, выражают ее в правовых актах и, таким образом, претворяют ее в жизнь. Это делает их общественно необходимой, социально значимой структурой.

Мощный резерв укрепления региональных парламентов находится в первую очередь в сфере восстановления единой системы представительных органов власти в России. Необходимо формирование единой вертикали представительных органов, начиная с уровня местного самоуправления и заканчивая Федеральным Собранием РФ, обеспечение подчиненности и подконтрольности нижестоящих органов этой системы вышестоящим и федеральному парламенту, который должен оказывать методическую и иную помощь в осуществлении парламентами своих функций, осуществлять координацию их деятельности.

Значительный потенциал для развития представительной демократии в субъектах РФ имеется в становлении подлинной многопартийности в региональных парламентах, развитии сильных политических партий, чему способствует реформа избирательной системы в субъектах РФ.

В настоящее время, когда реальное положение дел в стране

свидетельствует об усилении исполнительной власти, ее органов и структур, нельзя забывать о том, что именно представительные органы выражают волю и интересы народа, ради благополучия которого и существует государство. Поэтому ни в коем случае нельзя принижать роль представительных органов, а наоборот, нужно содействовать их развитию, поскольку они являются единственными властными органами, имеющими право принимать законы – высшие по юридической силе правовые акты. От качества законов в значительной степени зависит успех проводимых в России реформ.

Качественные законы могут принимать только хорошо подготовленные для этой работы депутаты, для которых законотворчество является единственной профессией. Поэтому в России необходима полная профессионализация деятельности региональных парламентов. Требуется изменение избирательного законодательства с тем, чтобы в региональные парламенты избирались лица, имеющие достаточный жизненный опыт, образование, квалификацию и, что самое главное, навыки работы в сфере правотворчества. В настоящее время созданием законов занимается в основном аппарат парламентов субъектов РФ. Однако аппарат региональных парламентов должен лишь обеспечивать процесс правотворчества, а для того, чтобы делать это эффективно, он должен быть укомплектован профессионалами высокого класса.

Чрезвычайно важно обеспечить реальную ответственность депутатов за ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей, чему будет способствовать восстановление императивного мандата депутата с его непременными атрибутами: наказами, отчетами и отзывом.

Огромное значение в обеспечении высокого качества принимаемых законов имеет их независимая правовая экспертиза, осуществляемая учеными, специалистами в различных областях знаний. Поэтому в субъектах РФ при законодательных органах необходимо создать специальные научные учреждения для разработки законопроектов и их правовой экспертизы.

Но при этом нужно помнить, что одно лишь принятие качественных с правовой точки зрения законов не гарантирует их исполнение. Помимо правовых факторов важно учитывать и другие – экономические, политические, психологические и т.д. В каждом законодательном органе субъекта РФ должны существовать свои социологические и иные аналитические службы, которые должны исследовать общественное мнение, анализировать информацию, содержащуюся в средствах массовой информации, научных трудах, для того, чтобы обеспечить постоянную связь между народом и парламентом, знать, как работает конкретный принятый закон, и в случае установления существенных недостатков принять меры к внесению в него поправок. Региональные парламенты обязаны максимальным образом использовать интеллектуальный потенциал общества, которое должно привлекаться к правотворческой деятельности.

Необходимо создать эффективную систему информирования народа о принятых законах и иных правовых актах региональных парламентов. Для этих целей следует более широко использовать печатные и электронные средства массовой информации, в том числе Интернет.

Законодательные органы государственной власти субъектов РФ – чрезвычайно значимый институт демократии и государственности. Поэтому совершенствование их деятельности – актуальная задача как для государства, так и для граждан. Ее решение позволит региональным парламентам стать подлинными институтами народного представительства, служащими народу и исполняющими его волю.

Библиографический список использованной литературы

I. Нормативные правовые акты

Федеральное законодательство

1. Конституция (Основной Закон) РСФСР 10 июля 1918г.

2. Конституция (Основной Закон) РСФСР 11 мая 1925г.

3. Конституция (Основной Закон) РСФСР 21 января 1937г. (в ред. от 5 апреля 1941г.).

4. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации – России 12 апреля 1978г. (в ред. от 10 декабря 1992г.).

5. Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993г. - М.: Юридическая литература, 1993.

6. Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета «Положение о губернских съездах советов и губернских исполнительных комитетах» от 31 октября 1922г.

7. Закон РСФСР «О краевом, областном Совете народных депутатов РСФСР» от 20 ноября 1980г. (в ред. от 1 июля 1987г.).

8. Закон Российской Федерации «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации» от 5 марта 1992г. (в ред. от 23 июля 1993г.).

9. Указ Президента РФ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993г.

10. Указ Президента РФ «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации» от 9 октября 1993г.

11. Указ Президента РФ «Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации» от 22 октября 1993г. (в ред. от 22 декабря 1993г.).

12. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде

Российской Федерации» от 21 июля 1994г. (в ред. от 15 декабря 2001г.).

13. Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской

Федерации» от 10 октября 1995г. (в ред. от 27 сентября 2002г.).

14. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996г. (в ред. от 4 июля 2003г.).

15. Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» от 26 февраля 1997г.

16. Бюджетный кодекс РФ от 31 июля 1998г. (в ред. от 23 декабря 2003г.).

17. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001г. (в ред. от 8 декабря 2003г.).

18. Федеральный закон «О милиции» от 18 апреля 1991г. (в ред. от 23 декабря 2003г.).

19. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992г. (в ред. от 2 января 2000г.).

20. Федеральный закон «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» от 8 января 1998г. (в ред. от 27 октября 2003г.).

21. Федеральный закон «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» от 4 марта 1998г.

22. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998г.

23. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999г. (в ред. от 4 июля 2003г.).

24. Федеральный закон «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 2 января 2000г. (в ред. от 14 ноября 2002г.).

25. Федеральный закон «О формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» от 5 августа 2000г.

26. Федеральный закон «О политических партиях» от 11 июля 2001г. (в ред. от 8 декабря 2003г.).

27. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня

2002г. (в ред. от 23 декабря 2003г.).

28. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003г.

29. Указ Президента РФ «Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации» от 3 июня 1996г.

30. Указ Президента РФ «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» от 13 мая 2000г. (в ред. от 30 января 2001г.).

31. Договор об образовании Южно-Российской Парламентской Ассоциации от 25 апреля 2001г.

Конституции, уставы и иное законодательство субъектов РФ

32. Конституция Республики Адыгея от 10 марта 1995г. (в ред. от 22 ноября 2003г.);

33. Конституция Республики Дагестан от 10 июля 2003г.;

34. Конституция Кабардино-Балкарской Республики от 1 сентября 1997г. (в ред. от 19 июля 2001г. и 28 июля 2001г.);

35. Конституция Карачаево-Черкесской Республики от 5 марта 1996г.;

36. Конституция Республики Ингушетия от 27 февраля 1994г. (в ред. от 1 августа 2001г.);

37. Конституция Республики Северная Осетия – Алания от 12 ноября 1994г. (в ред. от 25 апреля 2002г.);

38. КонституцияЧеченской Республики от 23 марта 2003г.;

39. Степное уложение (Конституция) Республики Калмыкия от 5 апреля 1994г. (в ред. от 28 февраля 2003г.);

40. Устав Астраханской области от 28 марта 1997г. (в ред. от 19 ноября 2001г.);

41. Устав (Основной Закон) Волгоградской области от 11 июля 1996г. (в ред. от 12 июля 2002г.);

42. Устав Краснодарского края в ред. от 1 марта 2002г.;

43. Устав Ростовской области от 29 мая 1996г. (в ред. от 29 декабря 2003г.);

44. Устав (Основной Закон) Ставропольского края от 12 октября 1994г. (в ред. от 15 июня 2001г.);

45. Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея» от 1 октября 1996г. (в ред. от 27 февраля 2003г.);

46. Закон Республики Адыгея «О нормативных и иных правовых актах» от 9 октября 1998г. (в ред. от 9 января 2003г.);

47. Закон Республики Адыгея «О Контрольно-счетной палате Республики Адыгея» от 26 июля 2002г.;

48. Закон Республики Дагестан «О Конституционном Собрании» от 10 июня

1994г. (в ред. от 13 мая 2002г.);

49. Закон Республики Дагестан «О комитетах Народного Собрания Республики Дагестан» от 13 июля 1995г.;

50. Закон Республики Дагестан «О Счетной палате Республики Дагестан» от 14 июня 1996г.;

51. Закон Республики Дагестан «О нормативных правовых актах Республики Дагестан» от 16 апреля 1997г. (в ред. от 19 декабря 2002г.);

52. Закон Кабардино-Балкарской Республики «О государственных (целевых) программах социально-экономического развития Кабардино-Балкарской

Республики» от 3 апреля 1997г. (в ред. от 17 апреля 2002г.);


53. Кабардино-Балкарской Республики «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Кабардино-Балкарской

Республики» от 10 июля 1999г. (в ред. от 6 декабря 2003г.);

54. Закон Кабардино-Балкарской Республики «О Конституционном Собрании» от 19 июля 2000г. (в ред. от 6 декабря 2003г.);

55. Закон Кабардино-Балкарской Республики «О порядке согласования кандидатуры на должность прокурора Кабардино-Балкарской Республики» от 9 июня 2002г. (в ред. от 6 декабря 2003г.);

56. Закон Кабардино-Балкарской Республики «О правовых актах в КабардиноБалкарской Республике» от 3 августа 2002г. (в ред. от 6 декабря 2003г.);

57. Закон Карачаево-Черкесской Республики «О Народном Собрании (Парламенте) Карачаево-Черкесской Республики» от 12 февраля 1999г.;

58. Закон Республики Калмыкия «О государственном прогнозировании и целевых программах социально-экономического развития Республики Калмыкия» от 15 сентября 1997г. (в ред. от 3 января 1999г.);

59. Закон Республики Калмыкия «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Калмыкия» от 13 ноября 2000г. (в ред. от 28 февраля 2003г.);

60. Закон Республики Калмыкия «О Народном Хурале (Парламенте)

Республики Калмыкия» от 27 сентября 2001г.;

61. Закон Республики Калмыкия «О Контрольно-счетной палате Республики Калмыкия» от 22 февраля 2002г. (в ред. от 25 апреля 2003г.);

62. Закон Республики Калмыкия «О порядке опубликования и вступления в силу законов Республики Калмыкия и постановлений Народного Хурала (Парламента) Республики Калмыкия» от 25 апреля 2003г.;

63. Закон Астраханской области «О порядке осуществления права законодательной инициативы в областном Представительном собрании органами местного самоуправления Астраханской области» от 18 марта

1996г.;

64. Астраханской области «Об Уполномоченном по правам человека в

Астраханской области» от 22 января 1999г. (в ред. от 7 мая 2002г.);

65. Закон Астраханской области ««О нормативных правовых и иных правовых актах органов государственной власти Астраханской области» от 20 июня 2003г.;

66. Закон Волгоградской области «О Волгоградской областной Думе» от 5 мая 1997г. (в ред. от 13 сентября 2001г.);

67. Закон Волгоградской области «О публичных (депутатских) слушаниях в Волгоградской областной Думе» от 27 апреля 1999г.;

68. Закон Волгоградской области «О порядке согласования кандидатуры на должность начальника управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Волгоградской области» от 11 мая 1999г.;

69. Закон Волгоградской области «О контрольно-счетной палате Волгоградской области» от 17 декабря 1999г. (в ред. от 22 февраля 2002г.);

70. Закон Волгоградской области «Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области» от 31 марта 2000г. (в ред. от 1 апреля 2003г.);

71. Закон Волгоградской области «О порядке согласования кандидатуры на должность прокурора Волгоградской области» от 17 ноября 2000г.;

72. Закон Волгоградской области «О контроле Волгоградской областной Думы за исполнением законов Волгоградской области и нормативных правовых актов Волгоградской областной Думы» от 28 мая 2001г.;

73. Закон Волгоградской области «Об обеспечении соответствия нормативных правовых актов органов местного самоуправления законодательству Волгоградской области» от 19 июня 2001г. (в ред. от 20 сентября 2001г.);

74. Закон Волгоградской области «О законах и иных областных нормативных правовых актах» от 1 октября 2002г.;

75. Закон Краснодарского края «Об Уполномоченном по правам человека в Краснодарском крае» от 4 июля 2000г. (в ред. от 1 марта 2002г.);

76. Краснодарского края «О правотворчестве и нормативных правовых актах Краснодарского края» от 6 июня 1995г. (в ред. от 6 апреля 1999г.);

77. Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края» от 28 июня 1995г. (в ред. от 6 марта 2003г.);

78. Закон Краснодарского края «О Контрольно-счетной палате Краснодарского края» от 6 февраля 1997г. (в ред. от 4 февраля 2002г.);

79. Закон Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области» от 18 сентября 2002г. (в ред. от 29 декабря 2003г.);

80. Закон Ростовской области «О порядке опубликования и вступления в силу Устава Ростовской области, областных законов, постановлений Законодательного Собрания Ростовской области, правовых актов Главы Администрации (Губернатора) Ростовской области и органов

исполнительной власти Ростовской области» от 29 декабря 2003г.;

81. Закон Ставропольского края «О порядке опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов, принятых органами государственной власти и местного самоуправления на территории Ставропольского края» от 9 июня 1994г. (в ред. от 21 июня 2002г.);

82. Закон Ставропольского края «О системе органов государственной власти Ставропольского края» от 31 июля 1996г. (в ред. от 25 июля 2002г.);

83. Закон Ставропольского края «О порядке наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями

Ставропольского края и порядке контроля за их реализацией» от 1 августа 2000г.;

84. Закон Ставропольского края «Об Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае» от 8 мая 2002г.;

85. Закон Ставропольского края «О порядке принятия законов Ставропольского края» от 24 июня 2002г. (в ред. от 16 октября 2003г.);

86. Закон Ставропольского края «О контрольно-счетной палате

Ставропольского края» от 24 июня 2002г.;

87. Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края» от 14 августа 2002г.;

88. Закон Ставропольского края «Об осуществлении Государственной Думой

Ставропольского края контроля за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края» от 14 октября 2002г.;

89. Закон Ставропольского края «О порядке избрания и досрочного прекращения полномочий представителей от Государственной Думы Ставропольского края в квалификационной комиссии при адвокатской палате Ставропольского края» от 10 ноября 2002г.;

90. Регламент Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея от 21 февраля 1996г. (в ред. от 31 января 2001г.);

91. Регламент Народного Собрания Республики Дагестан от 28 сентября 1995г.;

92. Регламент Волгоградской областной Думы от 11 декабря 1997г. (в ред. от 30 августа 2001г.);

93. Временный Регламент Законодательного Собрания Краснодарского края от 25 января 1995г. (в ред. от 24 апреля 2002г.);

94. Регламент Законодательного Собрания Ростовской области от 29 августа 2002г. (в ред. от 9 июля 2003г.);

95. Регламент Государственной Думы Ставропольского края от 11 апреля

1996г. (в ред. от 17 января 2002г.);

96. Постановление Народного Собрания Республики Дагестан «О структуре Народного Собрания Республики Дагестан и Положении об аппарате Народного Собрания Республики Дагестан» от 30 мая 1995г.;

97. Постановление Народного Собрания Республики Дагестан «О комитетах Народного Собрания Республики Дагестан» от 30 марта 1999г.;

98. Постановление Государственной Думы Астраханской области «О структуре Государственной Думы Астраханской области третьего созыва» от 22 ноября 2001г.;


99. Постановление Волгоградской областной Думы «О Положении об аппарате по организационному и техническому обеспечению областной Думы» от 7 апреля 1994г.;

100. Постановление Законодательного Собрания Краснодарского края «Об общем положении и постоянных комитетах и мандатной комиссии Законодательного Собрания Краснодарского края» от 22 марта 1995г. (в ред. от 14 января 1999г.);

101. Постановление Законодательного Собрания Краснодарского края «Об образовании постоянных комитетов Законодательного Собрания

Краснодарского края» от 8 декабря 1998г.;

102. Постановление Законодательного Собрания Ростовской области «О Положении об аппарате Законодательного Собрания Ростовской области» от 13 мая 1994г. (в ред. от 25 июля 1996г.);

103. Постановление Законодательного Собрания Ростовской области «О Положении о депутатах Законодательного Собрания Ростовской области, работающих на постоянной основе» от 13 мая 1994г. (в ред. от 29 мая

1998г.);

104. Постановление Государственной Думы Ставропольского края «О структуре Государственной Думы Ставропольского края» от 17 января

2002г.;

105. Постановление Государственной Думы Ставропольского края «Об образовании комитетов и постоянных комиссий Государственной Думы Ставропольского края» от 17 января 2002г.;

106. Постановление Государственной Думы Ставропольского края «О структуре аппарата Государственной Думы Ставропольского края» от 17 января 2002г.;

107. Постановление Государственной Думы Ставропольского края «О Положении о комитетах (постоянных комиссиях) Государственной Думы

Ставропольского края» от 21 февраля 2002г.;

108. Постановление Государственной Думы Ставропольского края «О

Положении об аппарате Государственной Думы Ставропольского края» от 21 февраля 2002г.;

109. Постановление Государственной Думы Ставропольского края «О порядке избрания и досрочного прекращения полномочий представителя в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от

Государственной Думы Ставропольского края» от 21 февраля 2002г.;

II. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации

110. Постановление Конституционного Суда РФ от 18 января 1996г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края.

111. Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава – Основного Закона Читинской области

112. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 1997г. по делу о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики от 17 апреля 1996г. «О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике».

113. Постановление Конституционного Суда РФ от 10 декабря 1997г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Тамбовской области.

114. Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

III. Научно-исследовательская литература

Учебники, учебные пособия, монографии

115. Автономов А.С., Захаров А.А., Орлова Е.М. Региональные парламенты в современной России. - М.: Московский общественный научный фонд; ООО «Издательский центр научных и учебных программ», 2000. - 92 с.

116. Азовкин И.А. Местные Советы в системе органов власти. - М.: Юридическая литература, 1971. - 272 с.

117. Алексеев И.А. Правовой статус депутатов представительных органов местного самоуправления Южного федерального округа. - Ставрополь, 2002. – 210 с.

118. Алексеев И.А. Правовые вопросы организации и гарантии выборных органов местного самоуправления в Российской Федерации. – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2003. – 130 с.

119. Барабашев Г.В. Областной, краевой Совет депутатов трудящихся. - М.: Мысль, 1967. - 38 с.

120. Барабашев Г.В., Старовойтов Н.Г., Шеремет К.Ф. Советы народных депутатов на этапе совершенствования социализма. - М.: Юридическая литература, 1987. - 365 с.

121. Барабашев Г.В., Шеремет К.Ф. Советское строительство. - М., Юридическая литература, 1981. - 568 с.

122. Барциц И.Н. Правовое пространство России: вопросы конституционной теории и практики. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. – 496 с.

123. Басу Д. Основы конституционного права Индии /Пер. с англ. С.Ю.Кашкина, З.И.Луковниковой; под общ. ред. М.М.Сайфулина. - М.: Прогресс, 1986. - 664 с.

124. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России: Учебник.

Том 1. - М.: «Ставрополье», 2002. – 929 с.

125. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России: Учебник. Том 2. - М.: «Ставрополье», 2002. – 906 с.

126. Бродский М.Н., Ливеровский А.А. Правовой статус и экономическое развитие субъекта Российской Федерации. – Спб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2000. – 372 с.

127. Васильев В.И., Павлушкин А.В., Постников А.Е. Законодательные органы субъектов Российской Федерации: Правовые вопросы формирования, компетенции и организации работы: Учебное пособие. – М.: «Городец-издат», 2001. – 288 с.

128. Государственная власть и местное самоуправление в Ставропольском крае: тенденции становления и развития /Отв. ред. Е.Е. Некрасов. – Ставрополь: СевКав ГТУ, 2002. – 162с.

129. Гранкин И.В. Законодательные органы власти субъектов Российской Федерации. - М.: Манускрипт, 1998. – 115 с.

130. Гранкин И.В. Парламент России. – М.: Изд-во гуманитарной литературы, 2001. – 368 с.

131. Законотворчество в Российской Федерации /Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: 2000. – 293 с.

132. Зарубежный федерализм: организация государственной власти в субъектах Федерации /Осавелюк А.М.; отв. ред. В.В.Маклаков. - М., 1996. – 60 с.

133. Иностранное конституционное право /Под. ред. В.В.Маклакова. - М., Юрист, 1996. - 512 с.

134. Керимов А.Д. Проблемы конституционной реформы и государственного строительства России. – М.: Аванта+, 2001. – 52 с.

135. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие /Сост.

В.В.Маклаков. – М.: БЕК, 1996. – 432 с.

136. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Том 3 /Отв. ред. Б.А.Страшун. - М., Бек, 1997. - 764 с.

137. Конституционное законодательство России /Под ред. Ю.А.Тихомирова. - М.: Городец, 1999. - 382 с.

138. Конституционное право зарубежных стран /Алебастрова И.А.; отв. ред. С.Ю.Кашкин. - М.: Юрайт, 2001. - 640 с.

139. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов /Под общ. ред. М.В.Баглая, Ю.И.Лейбо, Л.М.Энтина. - М.: НОРМА, 2000. – 832 с.

140. Конституционное право субъектов Российской Федерации /Отв. ред. В.А.Кряжков. - М., 2002. - 864 с.

141. Краснов Ю.К. Государственное право России. История и современность: Учебное пособие. – М.: Юрист, 2002. – 733 с.

142. Кутафин О.Е., Шеремет К.Ф. Компетенция местных Советов. М., Юридическая литература, 1986, 223 с.

143. Лафитский В.И. Основы конституционного строя США. – М.: Норма,

1998. - 272 с.

144. Лебедев В.А. Проблемы организации и деятельности законодательной и исполнительной власти в субъектах Российской Федерации. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. – 273 с.

145. Любимов А.П. Парламентское право России: Учебное пособие. – М.: «Маркетинг», 2002. – 368 с.

146. Масленникова С.В. Народное представительство и права граждан в Российской Федерации. - М.: «Городец-издат», 2001. - 176 с.

147. Мексиканские Соединенные Штаты. Конституция и законодательные акты /Сост., ред. и авт. вступ. ст. О.А.Жидков. – М.: Прогресс, 1986. – 480 с.

148. Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. - М., Белые Альвы, 1996. - 400 с.

149. Мухачев И.В. Актуальные проблемы гомеостазиса российской правовой системы. – Спб, 2000. – 151 с.

150. Мухачев И.В. Проблемы теории российского конституционного права. – М.: Манускрипт, 1998. – 115 с.

151. Навасардова Э.С. Организационно-правовые проблемы совершенствования регионального экологического управления. –

Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. - 492 с.

152. Овсепян Ж.И. Становление парламентаризма в России: Учебное пособие. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2000. – 120 с.

153. Основы национальных и федеративных отношений /Под общ. ред. Р.Г. Абдулатипова. - М, РАГС, 2001. - 352 с.

154. Парламентское право России: Учебное пособие /Под ред. И.М.Степанова, Т.Я.Хабриевой. – М.: Юрист, 1999. – 392 с.

155. Парламентское право: Учебное пособие /Под ред. Ю.А. Дмитриева. – М.: Юриспруденция, 2002. – 128 с.

156. Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации /Отв. ред. А.С.Пиголкин. - М., Норма, 1998. – 354 с.

157. Разделение властей и ответственность в государственном управлении / Бельский К.С.; отв. ред. Е.С.Фролов. – М.: ВНИИТЭМР, 1991. – 203 с.

158. Романов Р.М. Парламентаризм: теория, история и современность. Учебное пособие /Под ред. А.И.Яковлева. – М.: «МИРОС», 2002. – 296 с.

159. Российское законодательство: проблемы и перспективы /Гл. ред.

Л.А.Окуньков. - М., Бек, 1995. - 478 с.

160. Сравнительное конституционное право /Отв. ред. В.Е. Чиркин. – М.: Манускрипт, 1996. – 729 с.

161. Судавцов Н.Д. Земское и городское самоуправление России в годы первой мировой войны. – Москва – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. – 719 с.

162. Теория государства и права: Часть I. Теория государства /Под общ. ред. А.Б.Венгерова. – М.: Юрист, 1995. – 256 с.

163. Ульянова Л.П. Индия: правовое положение штатов. - М.: Наука, 1970. –

443 с.

164. Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма: Учеб.- практ. пособие. – М.: Дело, 2000. – 304 с.

165. Умнова И.А. Федерализм и конституционное правосудие в России. - М., 1999. – 286 с.

166. Федерация в зарубежных странах /Отв. ред. Д.А.Ковачев. - М.: Юридическая литература, 1993. - 112 с.

167. Челябинская область – субъект Российской Федерации: Учебное пособие /Выдрин И.В., Кокотов А.Н., Саломаткин А.С.; отв. ред. А.С.Саломаткин. – Челябинск: ПО «Книга», 1997. – 237 с.

168. Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. - М., Зерцало, 1998. – 424 с.

169. Якушев А.В. Конституционное право зарубежных стран (курс лекций). – М.: «Издательство ПРИОР», 2001. – 336 с.

Сборники статей, докладов, тезисов

170. Конституционное законодательство субъектов РФ: проблемы совершенствования и использования в преподавании: Мат. науч. конф. 25 – 27 марта 1999г. /Отв. ред. С.А. Авакьян. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999. - 296 с.

171. Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран /Под ред. С.А. Авакьяна. – М.: Изд-во МГУ, 2001. - 474 с.

172. Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт: Материалы науч. конф. Москва, 21 – 23 марта 2002г. /Под ред. С.А. Авакьяна. – М.: Изд-во МГУ, 2003. - 480 с.

173. Парламенты мира: сборник. - М., Высшая школа, 1991.

174. Проблемы народного представительства в Российской Федерации /Под ред. С.А. Авакьяна. – М.: Изд-во МГУ, 1998. - 184 с.

175. Работа Советов: теория и практика /Сб. ст. под ред. М.Ф.Стрепухова. - М., Известия, 1986. - 288 с.

176. Сборник докладов /Под ред. Н.В. Варламовой, Т.А. Васильевой. - М., 2000. – 150 с.

177. Теория и практика законотворчества /Сб. науч. ст. под ред. И.В. Мухачева, Т.Б. Сергеевой. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2002. – 176 с.

178. Федерализм на юге России. Докл. всеросс. науч.-практ. конф. 17-18 апреля 2003г. /Отв. ред. Ю.Г.Волков. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2003. – 232 с.

179. Федеративные отношения на юге России: современное состояние и перспективы развития. Тез. докл. и сообщ. Всеросс. науч.-практ. конф. 17-18 апреля 2003г. /Отв. ред. Ю.Г.Волков. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2003. – 372 с.

Авторефераты диссертаций

180. Агафонкин Д.Б. Система органов законодательной и исполнительной власти в городе Москве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 2002. – 29 с.

181. Алиева З.А. Система органов государственной власти Республики Дагестан на современном этапе. – Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 1998. – 27 с.

182. Бембетов В.А. Народный Хурал (Парламент) Республики Калмыкия: особенности конституционно-правового статуса. – Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 2001. – 22 с.

183. Буринова Л.Д. Народный Хурал – высший представительный и законодательный орган республики Калмыкия. - Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Волгоград, 1999. – 21 с.

184. Колесов Ю.И. Законодательная компетенция области (края) как субъекта Российской Федерации. – Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 2001. – 26 с.

185. Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъектов

Федерации: вопросы теории и законодательного регулирования в

Российской Федерации. – Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М, 2001. – 25 с.

186. Кузнецов А.В. Парламентский контроль в субъектах Российской

Федерации. - Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 2001. – 26 с.

187. Курманов М.М. Законодательные (представительные) органы государственной власти республик в системе органов государства (компетенция, взаимодействие, ответственность). – Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Казань, 2003. – 25 с.

188. Максимов В.А. Представительная природа законодательной власти субъекта Российской Федерации (правовые аспекты). – Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 1997. – 27 с.

189. Мокеев М.М. Конституционно-правовая ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления. – Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Саратов, 2003. – 24 с.

190. Савин В.Н. Субъект Российской Федерации в системе федеративных отношений российского государства (конституционно-правовые основы). – Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 1998. – 21 с.

191. Старовойтов А.А. Организационно-правовые проблемы взаимоотношений законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации (на примере города Санкт-Петербурга и Ленинградской области). – Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Спб, 1997. – 16 с.

192. Сурков Д.Л. Законодательная и исполнительная власть субъектов Российской Федерации в конституционном праве России: Сравнительноправовое исследование. – Автореф. дис. докт. юрид. наук. - М, 1999. – 43 с.

193. Толмачева Н.Н. Правовое обеспечение деятельности законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. – Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М, 2002. – 26 с.

194. Четверикова Л.В. Законодательная деятельность субъектов Российской Федерации: опыт и проблемы (по материалам Республики Коми). – Автореф.

дис. канд. юрид. наук. – Спб., 1998. – 20 с.

Статьи в журналах, сборниках

195. Авакьян С.А. Федеральное Собрание России: перспективы совершенствования организации и деятельности // Вестник Московского университета. Серия. 11. Право. – 2002. – № 2. - С. 3-16.

196. Александров В.М., Семенов А.В. Состояние и перспективы развития федеральных округов Российской Федерации // Правоведение. – 2002. - № 3. – С. 85-95.

197. Богданова Н.А. Категория статуса в конституционном праве // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 1998. - № 3. – С. 3-20.

198. Варламова Н.В. Конституционная модель российского федерализма // Российский федерализм: конституционные предпосылки и политическая реальность. - М.: 2000. – С. 49-66.

199. Гаганова Н.А. Концепция разделения властей и идея субсидиарности // Государство и право. – 2003. - № 3. – С. 88-91.

200. Ганликс А.Б. Многообразие форм федерализма в США // Государство и право. – 1994. - № 6. – С. 133-140.

201. Глигич-Золотарева М.В. Разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями публичной власти: зарубежный опыт // Журнал российского права. – 2003. - № 4. – С. 76-84.

202. Гошуляк В.В. Теоретические проблемы единства системы конституционного законодательства Российской Федерации // Журнал российского права. – 2001. - № 9. – С. 66-74.

203. Гранкин И.В. О принципах формирования и деятельности

законодательной власти субъектов Федерации // Журнал российского права. – 1998. - № 4-5. – С. 74-89.

204. Гранкин И.В. Регламентное регулирование деятельности палат Федерального Собрания РФ // Журнал российского права. – 2003. - № 1. – С. 39-47.

205. Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.Ш. Проблема контроля и ответственности в деятельности органов государственной власти // Государство и право. – 1996. - № 4. – С. 88-96.

206. Добрынин Н.М. Российский федерализм: проблемы и перспективы // Государство и право. – 2003. - № 11. – С. 85-89.

207. Дышекова М.Р. Кабардино-Балкарская Республика: от системы советов к современному парламентаризму // Государство и право. – 1999. - № 4. – С. 29-37.

208. Ершов В. Признание нормативных правовых актов противоречащими Конституции РФ и федеральным законам: законотворческие идеи // Российская юстиция. – 2003. - № 6. – С. 15-18.

209. Жилин Г. Признание нормативных актов недействительными //

Российская юстиция. – 1998. - № 7. – С. 40-42.

210. Заславский С.Е. Российский бикамерализм в региональном измерении // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. – 2000. - № 3. – С. 37-52.

211. Звягин Ю. Парламент и регламент // Журнал российского права. – 1997. - № 11. – С. 54-59.

212. Зиновьев А.В. Концепция радикальной реформы федеративного устройства России // Правоведение. – 2002. - № 6. – С. 57-68.

213. Ковачев Д.А. Федерация в зарубежных странах // Журнал российского права. – 1998. - № 7. – С. 120-129.

214. Козак Д.Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. – 2002. - № 5. – С. 3-11.

215. Кокотов А.Н. Разграничение и согласования полномочий Российской Федерации, субъектов Федерации и их органов государственной власти // Журнал российского права. – 2002. - № 8. – С. 27-33.

216. Комарова В.В. Народная правотворческая инициатива (история и практика регулирования в регионах) // Юрист. – 1999. - № 1. – С. 33-38.

217. Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъектов Федерации: вопросы теории и проблемы реализации // Журнал российского права. – 2000. - № 2. – С. 25-34.

218. Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. – 1997. - № 3. – С. 5-13.

219. Котляревский С. Сущность парламентаризма // Новое время. – 1994. - № 14. – С. 56-58.

220. Кравченко Л.А. Парламент как институт представительной демократии // Конституционное и муниципальное право. – 2002. - № 2. – С. 22-28.

221. Краснов М.А. Публично-правовая ответственность представительных органов за нарушение закона // Государство и право. – 1993. - № 6. – С. 4656.

222. Макру Ж. Распределение властных полномочий в Российской Федерации в свете существующей практики федеративных государств – членов Совета Европы // Журнал российского права. – 2002. - № 9. – С. 111-119.

223. Малый А.Ф. О статусе законодательных органов краев и областей // Журнал российского права. – 1998. - № 8. – С. 52-59.

224. Михайловская И. Региональные особенности реализации принципа разделения властей в современной России // Российский конституционализм: политический режим в региональном контексте:

Сборник докладов. – М.: Центр конституционных исследований МОНФ,

2000. С. 178-180.

225. Нарутто С.В. Теоретико-правовые проблемы конституционного принципа единства системы государственной власти в Российской

Федерации // Правоведение. - 1999. - № 4. – С. 27-34.

226. Невинский В. Остаточная (исключительная) компетенция субъектов Российской Федерации: понятие, содержание и проблемы реализации // Российский федерализм: конституционные предпосылки и политическая реальность. - М.: 2000. – С. 67-72.

227. Некрасов С.И. Федеральные округа – новое звено в вертикали российской власти // Журнал российского права. – 2001. - № 11. – С. 18-24.

228. Онишко Н.В. Парламентаризм как конституционно-правовой институт // Журнал российского права. – 2003. - № 4. – С. 35-43.

229. Пернталер П. Проблемы федеральных отношений в Австрии //

Государство и право. – 1994. - № 3. – С. 120-125.

230. Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // Полис. – 1998. - № 5. – С. 123-133.

231. Руденко В.Н. Институты «отзыва» и «роспуска» в современном российском законодательстве: практика реализации и проблемы правового регулирования // Журнал российского права. – 2002. - № 4. – С. 44-53.

232. Савицкий П.И. Акты высших государственных органов и органов субъектов федерации в Бельгии (новые тенденции) // Правоведение. – 2002. - № 5. – С. 166-177.

233. Савицкий П.И. Система высших органов государства и органов субъектов федерации в Бельгии // Правоведение. – 2000. - № 4. – С. 74-88.

234. Саленко А.В. Россия – унитарная Федерация: парадокс или реальность?

// Правоведение. – 2001. - № 2. – С. 63-73.

235. Сергеев А.А. Прекращение полномочий выборных лиц публичной власти как мера юридической ответственности // Журнал российского права. – 2002. - № 7. – С. 27-35.

236. Сивицкий В.А. О проектах федеральных законов об организации публичной власти в Российской Федерации // Журнал российского права. – 2002. - № 12. – С. 3-9.

237. Степанов И.М. Российское парламентское право: сущностные и регулятивно-целевые ориентиры формирования // Государство и право. – 1994. - № 11. – С. 3-11.

238. Сурков Д.Л. Правовое регулирование компетенции законодательного (представительного) органа государственной власти в уставах субъектов Федерации // Федерализм, региональное управление и местное самоуправление. – 2000. - № 1. – С. 152-163.

239. Тарасов О. Законодательное регулирование общих принципов организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти: конституционные основы, цели воздействия // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. – 2000. - № 1 (30). – С. 59-65.

240. Тихомиров Ю.А. Теория компетенции // Журнал российского права. – 2000. - № 10. – С. 22-32.

241. Ткаченко В.Г. Парламентаризм в России: особенности и этапы становления // Журнал российского права. – 2001. - № 6. – С. 145-153.

242. Толстошеев В.В. Региональное право России: проблемы становления и развития // Государство и право. – 1998. - № 11. – С. 8-14.

243. Умнова И.А. Как обеспечить единство законодательной и исполнительной власти в условиях Федерации // Журнал российского права. – 1998. - № 4/5. – С. 36-46.

244. Умнова И.А. Совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов как предмет конституционного регулирования // Журнал российского права. – 1999. - № 11. – С. 22-35.

245. Хабриева Т.Я. Понятие и место парламентского права России в системе права // Журнал российского права. – 2002. - № 9. – С. 3-10.

246. Цалиев А.М. Правовые акты субъектов Российской Федерации – важная составляющая законодательной базы Российской Федерации // Журнал российского права. – 2001. - № 6. – С. 74-79.

247. Чиркин В.Е. Государственная власть субъекта федерации // Государство и право. – 2000. - № 10. – С. 5-12.

248. Чиркин В.Е. Предметы ведения федерации и ее субъектов: разграничение, сотрудничество, субсидиарность // Государство и право. – 2002. - № 5. – С. 5-12.

249. Чиркин В.Е. Пути развития современного парламента: «минипарламенты» // Правоведение. – 2002. - № 2. – С. 24-33.

250. Шон Д.Т. Конституционная ответственность // Государство и право. – 1995. - № 7. – С. 35-43.

Литература на иностранном языке

251. Choudhary V. President and Indian Constitution. New Delhi, 1985.

252. Jain M. P. Indian constitutional law. 3-rd Ed. Bombay, 1978.

253. Mennon A.C. The Indian polity – Status of the Union territories / J. of the Bar Counsil of India. Vol. 8. N 3. New Delhi, 1981. – P. 372.

254. Raj H. Rethinking presidency and parliament in India. - New Delhi, 1989.

255. Saffell D.C. State and local government. Politics and public policies. – 4th ed. – N.Y., etc., 1990.

Публикации на электронных носителях информации

256. А.С.Автономов Правовая онтология политики. – http: // www.legislature.ru

257. Барциц И.Н. О единстве государственной власти в Российской Федерации // СПС «Гарант».

258. Виноградов В.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности // СПС «Гарант».

259. Виноградов В.А. Конституционно-правовые санкции // СПС «Гарант».

260. Виноградов В.А. Основание конституционно-правовой ответственности // СПС «Гарант».

261. Горденюк Д. Дела о признании законов субъектов Федерации противоречащими федеральному закону // СПС «Гарант».

262. Десять лет современного российского парламентаризма: некоторые итоги и перспективы. – http: // www.legislature.ru.

263. Исаков В.Б. Проблемы обеспечения единства законодательства в Российской Федерации // СПС «Гарант».

264. Керимов А.Д. Понимание парламентаризма и перспективы его развития в России // СПС «Гарант».

265. Кириченко П.Н. Парламент как орган представительной власти // СПС «Гарант».

266. Малый А.Ф., Гмырин М.А. Организация областного парламента. – http: // www.legislature.ru .

267. Мамаев Р.Б. Конституционно-правовая ответственность должностных лиц субъектов Российской Федерации // СПС «Гарант».

Приложение

проект

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ЗАКОН СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Настоящий Закон в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством и Уставом (Основным Законом) Ставропольского края устанавливает основы организации и деятельности Государственной Думы Ставропольского края, а также основы ее взаимоотношений с иными органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Основы статуса Государственной Думы Ставропольского края

1. Государственная Дума Ставропольского края является постоянно действующим, однопалатным, единственным законодательным и высшим представительным органом государственной власти Ставропольского края.

2. Государственная Дума состоит из 50 депутатов, избираемых на пять лет, 25 из которых избираются по одномандатным избирательным округам, 25 - по единому избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые политическими партиями, избирательными блоками.

3. Депутаты Государственной Думы Ставропольского края избираются гражданами Российской Федерации, проживающими на территории

Ставропольского края, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

4. Государственная Дума Ставропольского края является правомочной, если в ее состав избрано не менее двух третей от установленного числа депутатов.

5. Депутаты Государственной Думы Ставропольского края работают на постоянной профессиональной основе.

6. Срок полномочий Государственной Думы Ставропольского края составляет пять лет.

7. Полномочия Государственной Думы Ставропольского края прекращаются с момента начала работы Государственной Думы

Ставропольского края нового созыва.

8. Государственная Дума Ставропольского края самостоятельно решает вопросы организационного, правового, информационного, материальнотехнического и финансового обеспечения своей деятельности.

9. Расходы на обеспечение деятельности Государственной Думы Ставропольского края предусматриваются в бюджете Ставропольского края отдельно от других расходов в соответствии с бюджетной классификацией Российской Федерации.

10. Государственная Дума Ставропольского края обладает правами юридического лица, имеет гербовую печать и расположена по адресу: Ставропольский край, город Ставрополь, площадь Ленина, 1.

Статья 2. Правовая основа деятельности Государственной Думы Ставропольского края

Государственная Дума Ставропольского края осуществляет свою деятельность на основе Конституции Российской Федерации, федерального законодательства, Устава (Основного Закона) Ставропольского края, законодательства Ставропольского края.

Статья 3. Основные принципы деятельности Государственной Думы Ставропольского края

В соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством и настоящим Законом деятельность Государственной Думы Ставропольского края осуществляется в соответствии с принципами:

государственной и территориальной целостности Российской Федерации; распространения суверенитета Российской Федерации на всю ее

территорию; верховенства Конституции Российской Федерации и федеральных законов

на всей территории Российской Федерации; единства системы государственной власти;

разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную в целях обеспечения сбалансированности полномочий и исключения сосредоточения всех полномочий или большей их части в ведении одного органа государственной власти либо должностного лица; разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Ставропольского края; разграничения полномочий по предметам ведения Ставропольского края между Государственной Думой Ставропольского края и исполнительными органами государственной власти Ставропольского края;

самостоятельного осуществления органами государственной власти

Ставропольского края принадлежащих им полномочий; самостоятельного осуществления своих полномочий органами местного

самоуправления; коллегиальности деятельности Государственной Думы Ставропольского края; гласности деятельности Государственной Думы Ставропольского края; демократизма (народовластия);

соблюдения основных прав и свобод человека и гражданина; профессионализма; политического многообразия убеждений.

Глава II. ПОЛНОМОЧИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ. ПРАВОВЫЕ АКТЫ, ПРИНИМАЕМЫЕ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМОЙ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Статья 4. Основные полномочия Государственной Думы Ставропольского края

Полномочия Государственной Думы Ставропольского края устанавливаются Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края и законами Ставропольского края и могут быть изменены только путем внесения соответствующих поправок в Конституцию Российской Федерации и (или) пересмотра ее положений, путем принятия новых федеральных конституционных законов, федеральных законов, Устава (Основного Закона) Ставропольского края и законов Ставропольского края либо путем внесения соответствующих изменений и (или) дополнений в указанные действующие акты.

Статья 5. Полномочия Государственной Думы Ставропольского края в сфере организации и деятельности органов государственной власти Ставропольского края и органов местного самоуправления в Ставропольском крае

Государственная Дума Ставропольского края:

а) принимает Устав (Основной Закон) Ставропольского края, вносит в него

изменения и дополнения;

б) принимает законы Ставропольского края и иные правовые акты, вносит

в них изменения и дополнения;

в) осуществляет толкование Устава (Основного Закона) Ставропольского края, законов Ставропольского края, иных правовых актов Государственной Думы Ставропольского края;

г) устанавливает структуру исполнительных органов государственной власти Ставропольского края, согласовывает назначение на должность Вицегубернатора Ставропольского края, заместителей председателя Правительства Ставропольского края и руководителей исполнительных органов государственной власти Ставропольского края, ведающих вопросами финансов, экономического развития, промышленности, имущественных отношений, средств массовой информации, социальной защиты и сельского хозяйства;

д) определяет основные принципы организации местного самоуправления

на территории Ставропольского края;

е) решает вопросы организации своей деятельности, определяет компетенцию комитетов, комиссий, аппарата Государственной Думы

Ставропольского края;

ж) принимает решение о недоверии (доверии) Губернатору

Ставропольского края, Вице-губернатору Ставропольского края, заместителям председателя Правительства Ставропольского края и руководителям исполнительных органов государственной власти Ставропольского края, в назначении которых на должность Государственная Дума Ставропольского края принимала участие в соответствии с Уставом Ставропольского края и настоящим Законом;

з) осуществляет законодательную инициативу в Государственной Думе

Федерального Собрания Российской Федерации;

и) обращается к Президенту Российской Федерации, в Конституционный Суд Российской Федерации для разрешения вопросов в соответствии с

Конституцией Российской Федерации и федеральными законами;

к) обжалует в суде правовые акты Губернатора Ставропольского края и иные правовые акты исполнительных органов государственной власти Ставропольского края и органов местного самоуправления в Ставропольском крае;

л) устанавливает порядок выборов депутатов Государственной Думы Ставропольского края, Губернатора Ставропольского края, назначает дату выборов в Государственную Думу Ставропольского края, в органы местного самоуправления в Ставропольском крае, Губернатора Ставропольского края, а также в пределах полномочий, определенных федеральным законом, устанавливает порядок проведения выборов в органы местного самоуправления;

м) назначает половину членов избирательной комиссии Ставропольского

края;

н) устанавливает порядок проведения референдума Ставропольского края

и местных референдумов, назначает референдум Ставропольского края;

о) одобряет проект договора о разграничении полномочий, утверждает

заключение и расторжение договоров Ставропольского края;

п) устанавливает административно-территориальное устройство

Ставропольского края и порядок его изменения;

р) утверждает соглашения об изменении границ Ставропольского края;

с) принимает решения по обращениям Губернатора Ставропольского края,

по протестам и представлениям прокурора Ставропольского края;

т) назначает мировых судей в Ставропольском крае;

у) назначает представителей общественности в квалификационную

коллегию судей Ставропольского края;

ф) назначает представителей от Государственной Думы Ставропольского края в квалификационную комиссию при адвокатской палате Ставропольского края;

х) устанавливает в пределах своей компетенции административную ответственность граждан и должностных лиц, если такая ответственность не установлена федеральными законами;

ц) оказывает методическую помощь представительным органам местного

самоуправления в организации работы;

ч) учреждает награды, устанавливает почетные и специальные звания

Ставропольского края;

ш) назначает Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае и представителя в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 6. Полномочия Государственной Думы Ставропольского края в социально-экономической сфере

Государственная Дума Ставропольского края:

а) регулирует бюджетный процесс в Ставропольском крае;

б) утверждает бюджет Ставропольского края и отчет о его исполнении,

вносит в бюджет изменения и дополнения;

в) определяет порядок предоставления дотаций и субвенций из бюджета

Ставропольского края бюджетам муниципальных образований;

г) устанавливает налоги и сборы, установление которых отнесено федеральным законом к ведению субъекта Российской Федерации, а также порядок их взимания, устанавливает льготы по платежам в бюджет

Ставропольского края в соответствии с налоговым законодательством;

д) устанавливает условия выпуска и порядок размещения краевых займов,

облигаций, лотерей, векселей и других ценных бумаг;

е) утверждает бюджеты территориальных государственных внебюджетных

фондов Ставропольского края и отчеты об их исполнении;

ж) утверждает программы социально-экономического развития Ставропольского края, представленные Губернатором Ставропольского края, депутатами Государственной Думы Ставропольского края, заслушивает отчеты об их исполнении;

з) устанавливает порядок управления и распоряжения государственной собственностью Ставропольского края, в том числе долями (паями, акциями) Ставропольского края в капиталах хозяйственных обществ, товариществ и организаций иных организационно-правовых форм, приватизации объектов собственности и передачи объектов собственности Ставропольского края в муниципальную собственность;

и) устанавливает порядок управления и распоряжения земельными участками, находящимися в собственности Ставропольского края, устанавливает цену земли в поселениях в целях определения стоимости земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при продаже расположенных на них зданий, строений, сооружений;

к) устанавливает в случаях, предусмотренных федеральным законодательством, предельные размеры земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность из находящихся в государственной или муниципальной собственности земель;

л) объявляет находящиеся на территории Ставропольского края природные и иные объекты, имеющие историческую, экологическую, культурную, научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры;

м) устанавливает общий порядок осуществления социальной защиты

населения, поддержки семей, развития здравоохранения, образования.

Статья 7. Контрольные полномочия Государственной Думы

Ставропольского края

1. Государственная Дума Ставропольского края самостоятельно или через создаваемые ею органы осуществляет контроль за:

а) соблюдением и исполнением Устава (Основного Закона)

Ставропольского края, законов Ставропольского края, а также иных решений, принятых Государственной Думой Ставропольского края;

б) исполнением бюджета Ставропольского края, бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов;

в) выполнением утвержденных Государственной Думой Ставропольского

края программ социально-экономического развития Ставропольского края;

г) соблюдением установленного порядка управления и распоряжения собственностью Ставропольского края, а также федеральной и иной собственностью, переданной в управление органам государственной власти Ставропольского края.

2. Основными формами осуществления контрольных полномочий Государственной Думы Ставропольского края являются:

а) заслушивание на заседании Государственной Думы Ставропольского

края отчетов, предусмотренных законодательством, и их утверждение;

б) заслушивание на заседаниях Государственной Думы Ставропольского края, ее комитетов и постоянных комиссий информации должностных лиц исполнительных органов государственной власти Ставропольского края;

в) проведение депутатских слушаний и слушаний в комитетах Государственной Думы Ставропольского края;

г) проведение контрольных мероприятий контрольно-счетной палатой

Государственной Думы Ставропольского края;

д) проведение депутатских проверок;

е) внесение депутатских запросов.

3. В пределах и формах, установленных настоящим Законом, Государственная Дума Ставропольского края осуществляет наряду с другими уполномоченными на то органами контроль за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края.

4. Контроль Государственной Думы Ставропольского края за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края осуществляется путем:

а) сбора и обобщения информации о соблюдении и исполнении законов Ставропольского края государственными, муниципальными и иными органами и организациями, расположенными на территории Ставропольского края;

б) изучения депутатами Государственной Думы Ставропольского края состояния соблюдения и исполнения законов Ставропольского края в отдельных избирательных округах, отраслях хозяйства и в крае в целом;

в) рассмотрения комитетами и постоянными комиссиями Государственной Думы Ставропольского края вопросов о соблюдении и исполнении законов

Ставропольского края по предметам их ведения;

г) внесения депутатами Государственной Думы Ставропольского края депутатских запросов по поводу соблюдения и исполнения законов

Ставропольского края;

д) рассмотрения наиболее важных вопросов контроля за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края на заседаниях Государственной

Думы Ставропольского края;

е) проведения депутатских слушаний и слушаний в комитетах Государственной Думы Ставропольского края о состоянии соблюдения и исполнения законов Ставропольского края.

5. По вопросам контроля за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края Государственная Дума Ставропольского края принимает постановления, подлежащие обязательному рассмотрению государственными, муниципальными и иными органами и организациями, расположенными на территории Ставропольского края, не позднее чем в месячный срок.

6. Особенности осуществления контроля Государственной Думы Ставропольского края за исполнением бюджета Ставропольского края устанавливаются законодательством Ставропольского края в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.

7. Управление и (или) распоряжение Государственной Думой Ставропольского края или отдельными депутатами (группами депутатов) средствами бюджета Ставропольского края в какой бы то ни было форме в процессе исполнения бюджета Ставропольского края не допускаются, за исключением средств на обеспечение деятельности Государственной Думы Ставропольского края и (или) депутатов. При этом полномочия Государственной Думы Ставропольского края по осуществлению контроля за исполнением бюджета Ставропольского края не ограничиваются.

Статья 8. Иные полномочия Государственной Думы Ставропольского края

Государственная Дума Ставропольского края осуществляет иные, не предусмотренные настоящим Законом полномочия, если они установлены Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, Уставом (Основным Законом)

Ставропольского края и законами Ставропольского края.

Статья 9. Правовые акты, принимаемые Государственной Думой Ставропольского края

1. По предметам ведения Ставропольского края и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, установленным Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, Государственная Дума Ставропольского края в пределах своих полномочий принимает Устав (Основной Закон) Ставропольского края, законы Ставропольского края и постановления Государственной Думы

Ставропольского края.

2. До принятия федеральных законов по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, Государственная Дума Ставропольского края вправе принимать по указанным вопросам законы Ставропольского края.

3. По наиболее значимым вопросам государственного, экономического и социального развития Ставропольского края Государственная Дума Ставропольского края принимает законы Ставропольского края, составляющие основу правовой системы Ставропольского края, на основании Устава (Основного Закона) Ставропольского края и федерального законодательства.

4. По вопросам, не требующим правового регулирования в форме закона, принимаются постановления Государственной Думы Ставропольского края.

5. Законами Ставропольского края может быть установлена административная ответственность за несоблюдение или неисполнение законов Ставропольского края.

6. Государственная Дума Ставропольского края может принимать заявления, обращения, декларации в порядке, установленном Регламентом Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 10. Порядок принятия, обнародования и вступления в силу правовых актов, принимаемых Государственной Думой Ставропольского края

1. Устав (Основной Закон) Ставропольского края, поправки к нему принимаются большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов.

2. Законы Ставропольского края принимаются большинством голосов от установленного числа депутатов, если иное не предусмотрено федеральным законом и настоящим Законом.

3. Постановления Государственной Думы Ставропольского края принимаются большинством голосов от установленного числа депутатов, если иное не предусмотрено федеральным законом и настоящим Законом.

4. Проект закона Ставропольского края рассматривается Государственной Думой Ставропольского края не менее чем в двух чтениях. Решение о принятии либо отклонении проекта закона Ставропольского края, а также о принятии закона Ставропольского края оформляется постановлением Государственной Думы Ставропольского края.

5. Законы Ставропольского края, принятые Государственной Думой Ставропольского края, направляются для подписания и обнародования Губернатору Ставропольского края в семидневный срок.

6. В случае отклонения Губернатором Ставропольского края закона Ставропольского края указанный закон может быть одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов.

7. Закон Ставропольского края, одобренный в ранее принятой редакции, не может быть повторно отклонен Губернатором Ставропольского края и подлежит подписанию и обнародованию в десятидневный срок.

8. Законы Ставропольского края и постановления Государственной Думы Ставропольского края подлежат официальному опубликованию в газете "Ставропольская правда" и (или) в информационном бюллетене "Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края", а также должны быть размещены на официальном сайте Государственной Думы Ставропольского края в сети Интернет в течение 48 часов после их принятия.

9. Устав (Основной Закон) Ставропольского края и законы

Ставропольского края вступают в силу после их официального опубликования. Законы Ставропольского края и постановления Государственной Думы Ставропольского края по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

10. Постановления Государственной Думы Ставропольского края вступают в силу с момента их принятия, если иное не предусмотрено действующим законодательством и самим постановлением.

Глава III. СОСТАВ И СТРУКТУРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Статья 11. Депутаты Государственной Думы Ставропольского края

1. Депутатом Государственной Думы Ставропольского края может быть избран гражданин Российской Федерации, достигший возраста 21 года, обладающий в соответствии с федеральным законом пассивным избирательным правом.

2. Порядок организации и проведения выборов депутатов устанавливается законом Ставропольского края о выборах депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

3. Статус депутата Государственной Думы Ставропольского края, порядок, формы и условия осуществления депутатской деятельности, социальные гарантии при осуществлении депутатской деятельности устанавливаются законом Ставропольского края о статусе депутата Государственной Думы Ставропольского края, в соответствии с федеральными законами, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края и настоящим Законом.

В целях реализации полномочий Государственной Думы Ставропольского края по контролю за соблюдением депутатами Государственной Думы Ставропольского края порядка и условий осуществления депутатской деятельности, правил депутатской этики, образуется соответствующая постоянная комиссия Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 12. Права и обязанности депутатов Государственной Думы Ставропольского края

1. Депутаты Государственной Думы Ставропольского края имеют право:

а) вносить законопроекты в Государственную Думу Ставропольского края;

б) вносить депутатские запросы;

в) обращаться с вопросами к членам Правительства Ставропольского края

на заседании Государственной Думы Ставропольского края;

г) обращаться к соответствующим должностным лицам с требованием принять меры по немедленному пресечению обнаружившегося нарушения прав граждан;

д) участвовать в работе депутатских объединений в Государственной Думе

Ставропольского края;

е) осуществлять иные права в соответствии с действующим законодательством.

2. Депутаты Государственной Думы Ставропольского края обязаны:

а) участвовать в заседаниях Государственной Думы Ставропольского края в порядке, установленном Регламентом Государственной Думы

Ставропольского края;


б участвовать в работе комитетов, комиссий и иных рабочих органов Государственной Думы Ставропольского края в порядке, установленном

Регламентом Государственной Думы Ставропольского края;

в) участвовать в работе согласительных комиссий, создаваемых

Государственной Думой Ставропольского края;

г) участвовать в выполнении поручений Государственной Думы

Ставропольского края и ее органов;

д) участвовать в депутатских слушаниях;

е) работать с избирателями;

ж) рассматривать обращения граждан и юридических лиц;

з) осуществлять иные обязанности в соответствии с действующим

законодательством.

Статья 13. Председатель Государственной Думы Ставропольского края

1. Для организации работы и руководства деятельностью Государственной Думы Ставропольского края из числа ее депутатов на срок полномочий Государственной Думы Ставропольского края избирается председатель Государственной Думы Ставропольского края.

2. Председатель Государственной Думы Ставропольского края подотчетен Государственной Думе Ставропольского края и может быть переизбран досрочно.

3. Председатель Государственной Думы Ставропольского края избирается тайным голосованием с использованием бюллетеней.

Кандидатуры на должность председателя Государственной Думы Ставропольского края предлагаются депутатами Государственной Думы Ставропольского края. Каждый депутат вправе предложить только одну кандидатуру.

Депутат Государственной Думы Ставропольского края, выдвинутый для избрания на должность председателя Государственной Думы Ставропольского края, имеет право заявить о самоотводе. Заявление о самоотводе принимается без обсуждения и голосования.

По всем кандидатам, давшим согласие баллотироваться на должность председателя Государственной Думы Ставропольского края, проводится обсуждение, в ходе которого кандидаты выступают и отвечают на вопросы депутатов Государственной Думы Ставропольского края. После обсуждения кандидатуры вносятся в список для тайного голосования, который оглашается председательствующим.

Кандидат считается избранным председателем Государственной Думы Ставропольского края, если в результате голосования он получил более половины голосов от числа избранных депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

В случае, если на должность председателя Государственной Думы Ставропольского края было выдвинуто более двух кандидатов и ни один из них не набрал требуемого для избрания числа голосов, проводится повторное голосование по двум кандидатам, получившим наибольшее число голосов.

Избранным на должность председателя Государственной Думы Ставропольского края по итогам повторного голосования считается кандидат, за которого проголосовало более половины от числа избранных депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

Если при повторном голосовании ни один из двух кандидатов не набрал требуемого для избрания числа голосов депутатов, проводятся повторные выборы председателя Государственной Думы Ставропольского края с новым выдвижением кандидатов. При этом допускается выдвижение кандидатов, которые выдвигались ранее.

Решение об избрании председателя Государственной Думы Ставропольского края оформляется постановлением Государственной Думы Ставропольского края.

4. Председатель Государственной Думы Ставропольского края:

а) возглавляет Государственную Думу Ставропольского края и представляет ее в отношениях с населением, трудовыми коллективами, органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями, представителями общественности, в том числе иностранных государств;

б) определяет дату заседания Государственной Думы Ставропольского края и созывает Государственную Думу Ставропольского края, информирует депутатов и заинтересованных лиц, население Ставропольского края о времени и месте проведения заседания, проекте повестки дня заседания;

в) осуществляет общее руководство подготовкой заседаний Государственной Думы Ставропольского края и вопросов, вносимых в

Государственную Думу Ставропольского края на рассмотрение;

г) ведет заседания Государственной Думы Ставропольского края и подписывает постановления Государственной Думы Ставропольского края, протоколы заседаний Государственной Думы Ставропольского края (совместно с руководителем секретариата заседания Государственной Думы Ставропольского края) и другие документы Государственной Думы

Ставропольского края;

д) дает поручения комитетам и комиссиям во исполнение решений

Государственной Думы Ставропольского края и законов Ставропольского края;

е) координирует деятельность заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края, комитетов, комиссий, а также иных рабочих органов Государственной Думы Ставропольского края, депутатских объединений;

ж) представляет кандидатуру (кандидатуры) на должность заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края для избрания Государственной Думой Ставропольского края;

з) устанавливает обязанности заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края;

и обладает правом приема и увольнения специалистов, вспомогательного и технического персонала аппарата Государственной Думы Ставропольского

края;

к) применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания на

работников аппарата Государственной Думы Ставропольского края;

л) руководит работой аппарата Государственной Думы Ставропольского края в соответствии с Положением об аппарате Государственной Думы

Ставропольского края;

м) оказывает содействие депутатам в осуществлении ими своих

полномочий, организует обеспечение их необходимой информацией;

н) направляет для публикации проекты важнейших законов

Ставропольского края;

о) принимает меры по обеспечению гласности и учету общественного мнения в работе Государственной Думы Ставропольского края, поддержанию ее связи с общественностью;

п) организует в Государственной Думе Ставропольского края прием

граждан, рассмотрение их обращений, заявлений и жалоб;

р) является распорядителем расчетного и текущего счетов

Государственной Думы Ставропольского края в банках;

с) утверждает смету расходов на содержание Государственной Думы

Ставропольского края и ее аппарата;

т) является распорядителем кредитов по расходам, предусмотренным бюджетом Ставропольского края на подготовку и проведение заседаний, работу комитетов, комиссий и депутатов, содержание аппарата Государственной Думы Ставропольского края, и по другим расходам, связанным с деятельностью

Государственной Думы Ставропольского края;

у) созывает первое заседание Государственной Думы Ставропольского

края следующего созыва;

ф) подписывает от имени Государственной Думы Ставропольского края обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, а также заявления

(исковые заявления), направляемые в другие суды;

х) решает иные вопросы в соответствии с действующим законодательством

и решениями Государственной Думы Ставропольского края.

5. По вопросам своей компетенции председатель Государственной Думы Ставропольского края издает распоряжения.

Статья 14. Заместитель (заместители) председателя Государственной Думы Ставропольского края

1. Заместитель (заместители) председателя Государственной Думы Ставропольского края избирается из числа депутатов Государственной Думы Ставропольского края на срок ее полномочий.

2. Число заместителей председателя Государственной Думы Ставропольского края определяется Государственной Думой Ставропольского края очередного созыва самостоятельно.

3. Заместитель (заместители) председателя Государственной Думы Ставропольского края подотчетен Государственной Думе Ставропольского края и может быть переизбран досрочно.

4. Кандидатура (кандидатуры) заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края представляется председателем Государственной Думы Ставропольского края.

Избрание заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края проводится в порядке, установленном абзацами первым, третьим, четвертым, пятым пункта 3 статьи 13 настоящего Закона для выборов председателя Государственной Думы Ставропольского края.

Решение об избрании заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края оформляется постановлением Государственной Думы Ставропольского края.

5. Заместитель (заместители) председателя Государственной Думы Ставропольского края координирует деятельность комитетов и комиссий Государственной Думы Ставропольского края, решает другие вопросы внутреннего распорядка деятельности Государственной Думы Ставропольского края в соответствии с Регламентом Государственной Думы Ставропольского края и распределением обязанностей между заместителями председателя Государственной Думы Ставропольского края.

Заместитель председателя Государственной Думы Ставропольского края по поручению председателя Государственной Думы Ставропольского края замещает председателя Государственной Думы Ставропольского края в его отсутствие, по поручению председателя Государственной Думы Ставропольского края ведет заседания Государственной Думы

Ставропольского края.

Статья 15. Досрочное прекращение полномочий председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края

1. Полномочия председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края прекращаются немедленно в случае:

а) утраты им гражданства Российской Федерации;

б) вступления в отношении его в законную силу обвинительного приговора

суда;

в) признания его судом недееспособным, ограниченно дееспособным,

безвестно отсутствующим или умершим;

г) избрания (назначения) на должность, несовместимую со статусом депутата Государственной Думы Ставропольского края;

д досрочного прекращения полномочий Государственной Думы

Ставропольского края в случае самороспуска, роспуска Государственной Думы Ставропольского края по решению Губернатора Ставропольского края, вступления в законную силу решения Ставропольского краевого суда о неправомочности данного состава депутатов Государственной Думы Ставропольского края, в том числе в связи со сложением депутатами своих полномочий, вступления в силу федерального закона о роспуске

Государственной Думы Ставропольского края;

е) его отзыва избирателями в порядке, установленном законом

Ставропольского края;

ж) его смерти.

2. Полномочия председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края прекращаются досрочно по решению Государственной Думы Ставропольского края в случае:

а) добровольного сложения полномочий председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя

Государственной Думы Ставропольского края;

б) его отзыва депутатами Государственной Думы Ставропольского края.

3. Постановление Государственной Думы Ставропольского края о досрочном прекращении полномочий председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края в связи с добровольным сложением полномочий принимается на основании письменного заявления председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края, на заседании Государственной Думы Ставропольского края открытым голосованием, простым большинством голосов от числа депутатов, присутствующих на заседании Государственной Думы Ставропольского края.

В случае непринятия Государственной Думой Ставропольского края постановления по данному вопросу председатель, заместитель (заместители) председателя Государственной Думы Ставропольского края вправе сложить свои полномочия по истечении двух недель со дня подачи заявления.

4. Отзыв председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края может быть возбужден по инициативе не менее одной трети от числа избранных депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

5. Вопрос об отзыве председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края подлежит предварительному рассмотрению в каждом комитете Государственной Думы Ставропольского края.

6. Вопрос об отзыве председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края может быть включен в повестку дня заседания Государственной Думы Ставропольского края не ранее чем через две недели после возбуждения вопроса об отзыве председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края.

Инициатива об отзыве должна быть мотивирована соответствующими доводами о невозможности дальнейшего исполнения председателем Государственной Думы Ставропольского края, заместителем (заместителями) председателя Государственной Думы Ставропольского края своих полномочий.

7. При рассмотрении вопроса об отзыве председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края ему должно быть предоставлено слово для выступления.

8. Решение об отзыве председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края принимается тайным голосованием большинством не менее двух третей голосов от числа избранных депутатов Государственной Думы Ставропольского края и оформляется постановлением Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 16. Структура Государственной Думы Ставропольского края

1. Структура Государственной Думы Ставропольского края определяется Государственной Думой Ставропольского края очередного созыва самостоятельно.

2. Для организации работы Государственной Думы Ставропольского края и депутатов из числа депутатов Государственной Думы Ставропольского края образуются комитеты, комиссии Государственной Думы Ставропольского края, другие рабочие органы.

3. Основной формой работы комитетов, комиссий Государственной Думы Ставропольского края, других рабочих органов являются заседания.

4. Порядок формирования и деятельности комитетов и комиссий Государственной Думы Ставропольского края, других рабочих органов определяется Регламентом Государственной Думы Ставропольского края и положениями о комитетах и комиссиях Государственной Думы

Ставропольского края в соответствии с настоящим Законом.

5. В порядке, предусмотренном Регламентом Государственной Думы Ставропольского края, для совместной деятельности и выражения единой позиции по вопросам, рассматриваемым Государственной Думой

Ставропольского края, депутаты создают депутатские фракции, а также вправе создавать депутатские группы, деятельность которых организуется ими самостоятельно и осуществляется в соответствии с Регламентом Государственной Думы Ставропольского края. В состав депутатской группы должно входить не менее 10 депутатов.


6. Депутатские фракции и депутатские группы подлежат регистрации председателем Государственной Думы Ставропольского края с последующим уведомлением об этом депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

7. Для организационного, правового, информационного, материальнотехнического и иного обеспечения деятельности Государственной Думы Ставропольского края, комитетов, комиссий Государственной Думы Ставропольского края создается аппарат Государственной Думы

Ставропольского края.

8. Структура, штатное расписание и фонд оплаты труда работников аппарата Государственной Думы Ставропольского края утверждаются председателем Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 17. Комитеты и постоянные комиссии Государственной Думы Ставропольского края

1. Комитеты и постоянные комиссии Государственной Думы Ставропольского края образуются по основным направлениям деятельности Государственной Думы Ставропольского края из числа депутатов на срок полномочий Государственной Думы Ставропольского края. В состав комитета (постоянной комиссии) должно входить не менее пяти депутатов.

2. По основным направлениям деятельности комитетов Государственной Думы Ставропольского края могут создаваться подкомитеты. В состав подкомитета должно входить не менее трех депутатов.

3. Перечень комитетов и постоянных комиссий Государственной Думы Ставропольского края, состав и структура каждого комитета и постоянной комиссии устанавливаются Государственной Думой Ставропольского края очередного созыва самостоятельно.

4. Каждый депутат Государственной Думы Ставропольского края, за исключением председателя Государственной Думы Ставропольского края и заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края, обязан состоять и работать в одном из комитетов.

Депутат Государственной Думы Ставропольского края не может быть членом более одного комитета.

5. Комитеты и постоянные комиссии Государственной Думы

Ставропольского края:

а) организуют и проводят депутатские слушания;

б) осуществляют предварительное рассмотрение и подготовку вопросов, отнесенных к ведению Государственной Думы Ставропольского края, комитета и постоянной комиссии;

в) осуществляют подготовку заключений по законопроектам и проектам постановлений Государственной Думы Ставропольского края, внесенным в Государственную Думу Ставропольского края субъектами права законодательной инициативы;

г) дают заключения и предложения по соответствующим разделам

бюджета Ставропольского края;

д) контролируют соблюдение и исполнение правовых актов, принимаемых

Государственной Думой Ставропольского края;

е) участвуют в рассмотрении и подготовке других вопросов, относящихся к

ведению Государственной Думы Ставропольского края;

ж) решают вопросы организации своей деятельности.

6. Для организации работы и руководства деятельностью комитета (постоянной комиссии) Государственной Думы Ставропольского края из числа членов комитета (постоянной комиссии) на срок полномочий комитета (постоянной комиссии) избираются открытым голосованием председатель и заместитель председателя комитета (постоянной комиссии).

7. Председатель и заместитель председателя комитета (постоянной комиссии) Государственной Думы Ставропольского края подотчетны Государственной Думе Ставропольского края и комитету (постоянной комиссии) и могут быть переизбраны досрочно по основаниям, предусмотренным статьей 15 настоящего Закона для досрочного прекращения полномочий председателя Государственной Думы Ставропольского края, заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы

Ставропольского края.

8. Порядок проведения выборов председателя и заместителя председателя комитета (постоянной комиссии) Государственной Думы Ставропольского края, полномочия, основания и порядок досрочного прекращения их полномочий устанавливаются Регламентом Государственной Думы

Ставропольского края.

9. Комитеты и постоянные комиссии Государственной Думы Ставропольского края по вопросам своего ведения принимают решения, носящие рекомендательный характер.

Решения комитетов и постоянных комиссий Государственной Думы Ставропольского края, адресованные органам исполнительной власти Ставропольского края, направляются Губернатору Ставропольского края председателем Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 18. Временные комиссии и другие рабочие органы Государственной Думы Ставропольского края

1. Временные комиссии образуются Государственной Думой Ставропольского края из числа депутатов в составе председателя и членов комиссии на срок выполнения возложенных на временную комиссию задач.

2. Для организации работы над проектами законов Ставропольского края, постановлений Государственной Думы Ставропольского края и подготовки иных вопросов, рассматриваемых комитетами и комиссиями Государственной Думы Ставропольского края, из числа членов комитетов, комиссий Государственной Думы Ставропольского края и других депутатов Государственной Думы Ставропольского края, работников аппарата Государственной Думы Ставропольского края, а также представителей органов государственной власти и местного самоуправления, учреждений и организаций, специалистов, экспертов, ученых образуются рабочие группы. Состав каждой рабочей группы утверждается председателем Государственной

Думы Ставропольского края или заместителем председателя Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 19. Контрольно-счетная палата Государственной Думы Ставропольского края

1. В целях реализации полномочий Государственной Думы

Ставропольского края по контролю за исполнением бюджета Ставропольского края и бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов, соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью Ставропольского края образуется контрольно-счетная палата Государственной Думы Ставропольского края.

2. Контрольно-счетная палата Государственной Думы Ставропольского края является структурным подразделением Государственной Думы Ставропольского края и действует на правах комитета Государственной Думы Ставропольского края.

3. Полномочия, порядок формирования и деятельности контрольносчетной палаты Государственной Думы Ставропольского края устанавливаются законом Ставропольского края.

Глава IV. ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Статья 20. Первое заседание Государственной Думы Ставропольского края

1. Государственная Дума Ставропольского края нового созыва собирается на первое заседание не позднее чем через 30 дней после избрания не менее двух третей от установленного числа депутатов.

2. Председатель Государственной Думы Ставропольского края действующего созыва издает распоряжение о созыве первого заседания Государственной Думы Ставропольского края.

3. Первое заседание Государственной Думы Ставропольского края открывает и ведет до избрания председателя Государственной Думы Ставропольского края старейший по возрасту депутат Государственной Думы Ставропольского края.

4. На первом заседании Государственной Думы Ставропольского края избирается секретариат первого заседания Государственной Думы


края, проводятся выборы председателя Государственной Думы Ставропольского края.

5. На первом заседании Государственной Думы Ставропольского края могут быть сформированы комитеты и постоянные комиссии Государственной Думы Ставропольского края, а также проведены выборы заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы Ставропольского края, председателей и заместителей председателей комитетов и постоянных комиссий Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 21. Формы работы Государственной Думы Ставропольского края

1. Основными формами работы Государственной Думы Ставропольского края являются заседания Государственной Думы Ставропольского края, заседания комитетов и постоянных комиссий Государственной Думы Ставропольского края, совещания депутатов Государственной Думы Ставропольского края и депутатские слушания. Государственная Дума Ставропольского края вправе осуществлять иные формы работы, предусмотренные федеральными законами, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края и настоящим Законом.

2. Порядок подготовки и проведения заседаний Государственной Думы Ставропольского края, заседаний комитетов и постоянных комиссий

Государственной Думы Ставропольского края, совещаний депутатов Государственной Думы Ставропольского края и депутатских слушаний устанавливается Регламентом Государственной Думы Ставропольского края в соответствии с настоящим Законом.

Статья 22. Заседания Государственной Думы Ставропольского края

1. Очередные заседания Государственной Думы Ставропольского края созываются председателем Государственной Думы Ставропольского края не реже одного раза в месяц.

2. Внеочередные заседания Государственной Думы Ставропольского края созываются по инициативе не менее одной трети от установленного числа депутатов Государственной Думы Ставропольского края, председателя Государственной Думы Ставропольского края, или Губернатора Ставропольского края в порядке, установленном Регламентом Государственной Думы Ставропольского края.

3. Заседание Государственной Думы Ставропольского края правомочно, если на нем присутствуют не менее двух третей от установленного числа депутатов.

4. Заседания Государственной Думы Ставропольского края являются открытыми, за исключением случаев, установленных федеральными законами, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края, законами Ставропольского края, а также Регламентом Государственной Думы края. Закрытые заседания Государственной Думы Ставропольского края могут проводиться в особых случаях по решению большинства голосов от установленного числа депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

5. На заседаниях Государственной Думы Ставропольского края в соответствии с действующим законодательством, а также по приглашению председателя Государственной Думы Ставропольского края вправе присутствовать представители органов государственной власти и органов местного самоуправления, организаций, средств массовой информации, работники аппарата Государственной Думы Ставропольского края, эксперты, ученые, специалисты и иные заинтересованные лица.

Статья 23. Заседания комитетов и постоянных комиссий Государственной

Думы Ставропольского края

1. Периодичность заседания комитета (постоянной комиссии) Государственной Думы Ставропольского края определяются комитетом (постоянной комиссией) самостоятельно.

2. Заседание комитета (постоянной комиссии) Государственной Думы Ставропольского края правомочно, если на нем присутствует более половины от числа депутатов, избранных в состав комитета (постоянной комиссии).

3. Решение комитета (постоянной комиссии) Государственной Думы Ставропольского края принимается большинством голосов от числа присутствующих членов и подписывается председателем комитета (постоянной комиссии).

Статья 24. Совещания депутатов Государственной Думы Ставропольского края

1. В целях предварительного обсуждения вопросов повестки дня заседания Государственной Думы Ставропольского края проводятся совещания депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

2. Совещания проводятся, как правило, за неделю до очередного заседания Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 25. Депутатские слушания

1. Депутатские слушания могут проводиться для публичного обсуждения законопроектов, договоров, проекта бюджета и отчета о его исполнении, других важных политических, экономических, экологических, социальных и культурных проблем, вопросов по предметам ведения Государственной Думы Ставропольского края.

2. Депутатские слушания проводятся по инициативе комитетов и комиссий, депутатских фракций и депутатских групп Государственной Думы края, граждан и общественных объединений,

зарегистрированных на территории Ставропольского края, в порядке, определенном Регламентом Государственной Думы Ставропольского края.

Организация и проведение депутатских слушаний возлагаются на соответствующий комитет Государственной Думы Ставропольского края.

3. Депутатские слушания проводятся открыто с приглашением заинтересованных лиц, состав которых определяется организующим слушания органом, а также представителей средств массовой информации и общественности.

Организующий слушания орган может принять решение о проведении закрытых слушаний, если на них обсуждаются вопросы конфиденциального характера, а также вопросы, затрагивающие сведения, составляющие государственную и (или) иную охраняемую законом тайну.

4. По результатам депутатских слушаний могут быть приняты рекомендации по обсуждаемой проблеме. Решение об этом одобряется большинством депутатов Государственной Думы Ставропольского края, принявших участие в слушаниях.

5. Рекомендации депутатских слушаний должны быть опубликованы в газете "Ставропольская правда", а также размещены на официальном сайте Государственной Думы Ставропольского края в сети Интернет в течение 48 часов после их принятия.

Статья 26. Проведение «правительственного часа»

1. На заседании Государственной Думы Ставропольского края может проводиться «правительственный час» в форме информирования депутатов по поднятой ими проблеме (проблемам) Губернатором Ставропольского края, прокурором Ставропольского края, председателем Избирательной комиссии Ставропольского края, заместителями (в том числе первыми) Губернатора Ставропольского края, руководителями территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, расположенных на территории Ставропольского края, руководителями исполнительных органов государственной власти Ставропольского края и ответов на вопросы депутатов Государственной Думы Ставропольского края.

2. «Правительственный час» проводится в порядке, установленном Регламентом Государственной Думы Ставропольского края.

3. По итогам рассмотрения вопроса (вопросов) могут быть приняты рекомендации, включаемые в протокол заседания Государственной Думы Ставропольского края и направляемые в форме выписки из протокола (поручения Государственной Думы Ставропольского края) соответствующим государственным органам, иным организациям.


Статья 27 . Запрос Государственной Думы Ставропольского края

1. Государственная Дума Ставропольского края вправе обратиться с запросом к руководителям государственных органов и органов местного самоуправления, а также к должностным лицам организаций, расположенных на территории Ставропольского края, по вопросам, отнесенным к их ведению.

2. Должностное лицо, которому направлен запрос Государственной Думы Ставропольского края, обязано дать ответ на него в устной (на заседании Государственной Думы Ставропольского края) или письменной форме не позднее чем через 30 дней со дня его получения или в иной установленный Государственной Думы Ставропольского края срок.

Письменный ответ на запрос Государственной Думы Ставропольского края должен быть подписан тем должностным лицом, которому был направлен запрос Государственной Думы Ставропольского края, либо лицом, временно исполняющим его обязанности.

3. Письменный ответ на запрос Государственной Думы Ставропольского края оглашается председательствующим на заседании Государственной Думы Ставропольского края.

Статья 28. Парламентское расследование

1. По требованию группы депутатов Государственной Думы Ставропольского края в количестве не менее трех депутатов, а также по решению комитетов и комиссий Государственная Дума Ставропольского края вправе назначить парламентское расследование.

Основаниями для назначения парламентского расследования являются сообщения о нарушениях должностными лицами, государственными органами, органами местного самоуправления Устава (Основного Закона)

Ставропольского края и законов Ставропольского края.

2. Государственные органы и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны оказывать необходимое содействие в проведении парламентского расследования, беспрепятственно представлять по требованию депутата или комиссии, ведущих парламентское расследование, необходимые для объективного изучения вопроса сведения и документы. При этом вмешательство в оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную деятельность органов дознания, следователей и судебную деятельность не допускается.

3. Результатом парламентского расследования является мотивированное заключение, решение по которому принимается Государственной Думой Ставропольского края.

Глава V. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ВЛАСТИ И ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Статья 29. Взаимоотношения Государственной Думы Ставропольского края с Губернатором Ставропольского края и исполнительными органами государственной власти Ставропольского края

1. В соответствии с конституционным принципом разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную Государственная Дума Ставропольского края и Губернатор Ставропольского края, Правительство Ставропольского края осуществляют свои полномочия самостоятельно, руководствуясь принципами невмешательства в компетенцию друг друга, согласованности деятельности и взаимного уважения.

2. Государственная Дума Ставропольского края, Губернатор Ставропольского края, Правительство Ставропольского края и иные органы исполнительной власти Ставропольского края взаимодействуют в установленных федеральным законом, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края и законами Ставропольского края формах в целях эффективного управления процессами экономического и социального развития Ставропольского края и в интересах его населения.

3. Правовые акты Губернатора Ставропольского края, нормативные правовые акты органов исполнительной власти Ставропольского края направляются в Государственную Думу Ставропольского края не позднее чем через десять дней со дня их принятия.

4. Государственная Дума Ставропольского края направляет Губернатору Ставропольского края принятые ею постановления не позднее чем через десять дней со дня их принятия.

5. Законопроекты о введении или об отмене налогов, освобождении от их уплаты, изменении финансовых обязательств Ставропольского края, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет средств бюджета Ставропольского края, рассматриваются Государственной Думой Ставропольского края по представлению Губернатора Ставропольского края либо при наличии его заключения.

6. Законопроекты, внесенные в Государственную Думу Ставропольского края Губернатором Ставропольского края, рассматриваются по его предложению в первоочередном порядке.

7. Государственная Дума Ставропольского края вправе обратиться к Губернатору Ставропольского края или в органы исполнительной власти Ставропольского края с предложением о внесении изменений и (или) дополнений в акты, указанные в пункте 3 настоящей статьи, либо об их отмене, а также вправе обжаловать указанные акты в судебном порядке или в установленном порядке обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии указанных нормативных правовых актов Конституции Российской Федерации.

8. Губернатор Ставропольского края вправе обратиться в Государственную Думу Ставропольского края с предложением о внесении изменений и (или) дополнений в постановления Государственной Думы Ставропольского края либо об их отмене, а также вправе обжаловать указанные постановления в судебном порядке.

9. На заседаниях Государственной Думы Ставропольского края и ее рабочих органов вправе присутствовать с правом совещательного голоса руководители органов исполнительной власти Ставропольского края или лица, уполномоченные указанными руководителями.

10. На заседаниях органов исполнительной власти Ставропольского края вправе присутствовать депутаты и (или) по поручению Государственной Думы Ставропольского края либо по поручению председателя Государственной Думы Ставропольского края работники аппарата Государственной Думы

Ставропольского края.

11. Споры между Государственной Думой Ставропольского края и Губернатором Ставропольского края, Правительством Ставропольского края по вопросам осуществления их полномочий разрешаются в соответствии с согласительными процедурами либо в судебном порядке.

12. Государственная Дума Ставропольского края вправе выразить недоверие Губернатору Ставропольского края в случаях:

а) издания им актов, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральным законам, Уставу (Основному Закону) Ставропольского края и законам Ставропольского края, если такие противоречия установлены соответствующим судом, а Губернатор

Ставропольского края не устранит указанные противоречия в течение месяца со дня вступления в силу судебного решения;

б) установленного соответствующим судом иного грубого нарушения Конституции Российской Федерации, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, Устава (Основного Закона) Ставропольского края и законов Ставропольского края, если это повлекло за собой массовое нарушение прав и свобод граждан.

13. Решение о недоверии Губернатору Ставропольского края принимается двумя третями голосов от установленного числа депутатов по инициативе не менее одной трети от установленного числа депутатов и влечет за собой немедленную отставку Губернатора Ставропольского края и возглавляемого им Правительства Ставропольского края.

14. Государственная Дума Ставропольского края вправе выразить недоверие Вице-губернатору Ставропольского края, заместителям председателя Правительства Ставропольского края, руководителям органов исполнительной власти Ставропольского края, в назначении которых на должность она принимала участие. Решение о недоверии указанным должностным лицам принимается большинством голосов от установленного числа депутатов и влечет немедленное освобождение их от должности.

15. Губернатор Ставропольского края вправе принять решение (постановление) о досрочном прекращении полномочий Государственной Думы Ставропольского края в случаях:

а) принятия ею Устава (Основного Закона) Ставропольского края и закона Ставропольского края, иного нормативного правового акта, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, Уставу (Основному Закону) Ставропольского края, если такие противоречия установлены соответствующим судом, а Государственная Дума Ставропольского края не устранила их в течение трех месяцев со дня вступления в силу судебного решения,

б) установления соответствующим судом факта систематического (три и более раза) принятия Государственной Думой Ставропольского края в течение срока своих полномочий правовых актов, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам и федеральным законам, Уставу (Основному Закону) Ставропольского края, в результате чего были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края полномочий органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц.

Статья 30. Взаимоотношения Государственной Думы Ставропольского края с органами местного самоуправления в Ставропольском крае

1. Государственная Дума Ставропольского края содействует развитию местного самоуправления в Ставропольском крае.

2. Государственная Дума Ставропольского края принимает и вносит изменения в законы Ставропольского края о местном самоуправлении в Ставропольском крае, в том числе о наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями

Ставропольского края, обеспечивает контроль за их соблюдением, утверждает основные положения концепции развития местного самоуправления в Ставропольском крае.

3. Проекты законов Ставропольского края, затрагивающие вопросы местного самоуправления, подлежат направлению в органы местного самоуправления для рассмотрения и внесения предложений.

4. Государственная Дума Ставропольского края рассматривает обращения и предложения органов местного самоуправления и принимает меры по их удовлетворению.

5. Государственная Дума Ставропольского края оказывает правовую, методическую, информационную поддержку местному самоуправлению в Ставропольском крае.

6. Представительные органы местного самоуправления обладают правом законодательной инициативы в Государственной Думе Ставропольского края.

7. Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления несут ответственность за осуществление отдельных государственных полномочий Ставропольского края в порядке, установленном федеральными законами и законами Ставропольского края.

8. Представительный орган местного самоуправления по основаниям и в порядке, установленном федеральным законом, может быть распущен законом Ставропольского края о роспуске представительного органа местного самоуправления.

Глава VI. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАКОННОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Статья 31. Обеспечение законности в деятельности Государственной Думы Ставропольского края

1. Государственная Дума Ставропольского края при осуществлении своих полномочий обязана обеспечить соблюдение Конституции Российской Федерации и федеральных законов.

2. Законы Ставропольского края и правовые акты Государственной Думы Ставропольского края могут быть обжалованы в случаях и порядке, установленных федеральным законодательством.

Статья 32. Ответственность Государственной Думы Ставропольского края

1. Государственная Дума Ставропольского края несет ответственность за нарушение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также обеспечивает соответствие принимаемых (принятых) ею Устава (Основного Закона) Ставропольского края, законов Ставропольского края, постановлений Государственной Думы Ставропольского края и осуществляемой Государственной Думой Ставропольского края деятельности Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам и федеральным законам.

2. В случае принятия Государственной Думой Ставропольского края нормативных правовых актов, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам и федеральным законам и повлекших за собой массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина, угрозу единству и территориальной целостности Российской Федерации, национальной безопасности Российской Федерации и ее обороноспособности, единству правового и экономического пространства Российской Федерации, Государственная Дума Ставропольского края несет ответственность в соответствии с федеральными законами.

Статья 33. Досрочное прекращение полномочий Государственной Думы Ставропольского края

1. Полномочия Государственной Думы Ставропольского края могут быть прекращены досрочно в случае:

а) принятия Государственной Думой Ставропольского края решения о самороспуске в порядке, предусмотренном законом Ставропольского края о самороспуске Государственной Думы Ставропольского края;

б) роспуска Государственной Думы Ставропольского края Губернатором Ставропольского края по основаниям и в порядке, предусмотренном федеральным законодательством;

в) вступления в силу решения Ставропольского краевого суда о неправомочности данного состава депутатов Государственной Думы Ставропольского края, в том числе в связи со сложением депутатами своих полномочий;

г) роспуска Государственной Думы Ставропольского края на основании федерального закона о роспуске Государственной Думы Ставропольского края по основаниям и в порядке, предусмотренном федеральным законом.

2. В случае досрочного прекращения полномочий Государственной Думы Ставропольского края в соответствии с федеральным законом, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края и законом Ставропольского края назначаются внеочередные выборы в Государственную Думу Ставропольского края. Указанные выборы проводятся не позднее чем через 120 дней в со дня вступления в силу решения о досрочном прекращении полномочий Государственной Думы Ставропольского края.

Глава VII. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 34. Вступление в силу настоящего Закона

1. Со дня вступления в силу настоящего Закона признать утратившим силу Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края» от 14 августа 2002 года № 38-кз с последующими изменениями и дополнениями.

2. Настоящий Закон вступает в силу со дня его официального опубликования.


[1] Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия /Под ред. М.Ю. Тихомирова. – М., 1998. – С. 426.

[2] Богданова Н.А. Категория статуса в конституционном праве // Вестн. Моск. ун-та. Сер 11. Право. – 1998. - №

[3] . – С. 4-5.

[4] Там же. – С. 5.

[5] Богданова Н.А. Указ. соч. - С. 14-19.

[6] См. об этом: Навасардова Э.С. Организационно-правовые проблемы совершенствования регионального экологического управления. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. – С. 19-26.

[7] См., например: Автономов А.С., Захаров А.А., Орлова Е.М. Региональные парламенты в современной России. - М.: Московский общественный научный фонд; ООО «Издательский центр научных и учебных программ», 2000. - 92 с.; Васильев В.И., Павлушкин А.В., Постников А.Е. Законодательные органы субъектов Российской Федерации: правовые вопросы формирования, компетенции и организации работы. М.: «Городец-издат», 2001; Лебедев В.А. Проблемы организации и деятельности законодательной и исполнительной власти в субъектах Российской Федерации. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000 и др.

[8] См., например: Гранкин И.В. Законодательные органы власти субъектов Российской Федерации. - М.: Манускрипт, 1998; Конституционное право субъектов Российской Федерации /Отв. ред. В.А.Кряжков. - М., 2002; Челябинская область – субъект Российской Федерации: Учебное пособие /Выдрин И.В., Кокотов А.Н., Саломаткин А.С.; отв. ред. А.С.Саломаткин. – Челябинск: ПО «Книга», 1997 и др.

[9] Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. – 1997. - № 3. – С. 8.

[10] См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т 1. - М:, 1993, С.186. 4 Богданова Н.А. Указ. соч. - С. 17.

[11] См.: Алексеев И.А. Правовые вопросы организации и гарантии выборных органов местного самоуправления в Российской Федерации. – Пятигорский государственный лингвистический университет: Пятигорск, 2003. – С. 14-16.

[12] См. об этом: Васильев В.И., Павлушкин А.В., Постников А.Е. Указ. соч. – С. 134.

[13] Гранкин И.В. Законодательные органы власти субъектов Российской Федерации. - М.: Манускрипт, 1998.– С.

[14] .

[15] См.: Малый А.Ф. О статусе законодательных органов краев и областей // Журнал российского права. – 1998. - № 8. – С. 54.

[16] См.: Постановление Конституционного Суда РФ № 1-П от 24 января 1997 г. по делу о проверке конституционности закона Удмуртской Республики от 17 апреля 1996 года «О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике» (п.4).

[17] Малый А.Ф. Указ. соч. – С. 55.

[18] Масленникова С.В. Народное представительство и права граждан в Российской Федерации. - М.: ООО «Городец-издат», 2001. – С. 15-16.

[19] Постановление Государственной Думы Ставропольского края № 13-III ГДСК от 17 января 2002 г. «Об образовании комитетов (постоянных комиссий) Государственной Думы Ставропольского края» (абз.1 ч.3).

[20] Положение о комитетах (постоянных комиссиях) Государственной Думы Ставропольского края, утвержденное постановлением Государственной Думы Ставропольского края № 36-III ГДСК от 21 февраля

[21] г. (п.17).

[22] См. об этом: Михайловская И. Региональные особенности реализации принципа разделения властей в современной России /Сб. докл. «Российский конституционализм: политический режим в региональном контексте». – М.: Центр конституционных исследований МОНФ, 2000. – С. 179; Сурков Д.Л. Законодательная и исполнительная власть субъектов Российской Федерации в конституционном праве России. – Автореф. дисс.

докт. юрид. наук. - М., 1999. – С. 20.

[23] Малый А.Ф., Гмырин М.А. Организация областного парламента. - http:// www.legislature.ru.

[24] Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. – 1997. - № 3. – С. 10.

[25] Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. № 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации (п.10).

[26] См., например: Азовкин И.А. Местные Советы в системе органов власти. - М.: Юридическая литература, 1971; Барабашев Г.В. Областной, краевой Совет депутатов трудящихся. - М.: Мысль, 1967; Барабашев Г.В., Старовойтов Н.Г., Шеремет К.Ф. Советы народных депутатов на этапе совершенствования социализма. - М.: Юридическая литература, 1987; Барабашев Г.В., Шеремет К.Ф. Советское строительство. - М., Юридическая литература, 1981; Кутафин О.Е., Шеремет К.Ф. Компетенция местных Советов. М., Юридическая литература, 1986; Овсепян Ж.И. Становление парламентаризма в России: Учебное пособие. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2000; Работа Советов: теория и практика /Сб. ст. под ред. М.Ф.Стрепухова. - М., Известия, 1986.

[27] См.: Овсепян Ж.И. Становление парламентаризма в России: Учебное пособие. - Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2000. – С. 30.

[28] См.: Барабашев Г.В. Областной, краевой Совет депутатов трудящихся. - М.: Мысль, 1967. – С. 9-10. 2 Там же. – С. 12.

[29] См. об этом: Якушев А.В. Конституционное право зарубежных стран (курс лекций). – М.: «Изд-во ПРИОР», 2001.

[30] См.: Зарубежный федерализм: организация государственной власти в субъектах федерации /Отв. ред. В.В. Маклаков. – М.: 1996. – С. 7.

[31] См.: Чиркин В.Е. Государственная власть субъекта федерации // Государство и право. – 2000. - № 10. – С. 9.

[32] См.: Saffell D.C. State and local government. Politics and public policies. – 4th ed. – N.Y., etc., 1990. – P. 125.

[33] См.: Зарубежный федерализм: организация государственной власти в субъектах федерации. Указ. соч. – С. 26.

[34] См.: Ульянова Л.П. Индия: правовое положение штатов. – М.: Наука, 1970. – С. 52.

[35] См.: Choudhary V. President and Indian Constitution. New Delhi, 1985. – P. 163.

[36] См.: Лафитский В.И. Основы конституционного строя США. – М.: Норма, 1998. – С. 153.

[37] См. об этом: Басу Д. Основы конституционного права Индии. – М.: Прогресс, 1986. – С. 383; Jain M. P. Indian constitutional law. 3-rd Ed. Bombay, 1978. P. 599.

[38] См.: Raj H. Rethinking presidency and parliament in India. - New Delhi, 1989. – P. 50.

[39] Лафитский В.И. Указ. соч. - С. 188.

[40] Mennon A.C. The Indian polity – Status of the Union territories / J. of the Bar Counsil of India. Vol. 8. N 3. New Delhi, 1981. – P. 372.

[41] См.: Федерация в зарубежных странах /Отв. ред. Д.А. Ковачев. – М.: Юридическая литература, 1993. – С. 89.

[42] Ковачев Д.А. Понятие «предметы ведения федерации и ее субъектов» /В кн.: Федерация в зарубежных странах /Отв. ред. Д.А. Ковачев. – М.: Юридическая литература. – 1993. – С. 18.

[43] См. об этом: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. Том 1. - М., 2002. - С. 722-723. 2 Умнова И.А. Совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов как предмет конституционного регулирования // Журнал российского права. – 1999. - № 11. – С. 26.

[44] Козак Д.Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. – 2002. - №

[45] . – С. 7.

[46] См.: Чиркин В.Е. Предметы ведения федерации и ее субъектов: разграничение, сотрудничество, субсидиарность // Государство и право. – 2002. - № 5. – С. 10.

[47] Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. – М.: Зерцало. – 1998. – С. 329.

[48] Законотворчество в Российской Федерации /Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: 2000. - С. 91.

[49] Российское законодательство: проблемы и перспективы /Гл. ред. Л.А. Окуньков. – М.: Бек, 1995. – С. 124.

[50] Безуглов А.А., Солдатов С.А. Указ. соч. – С. 732.

[51] См., например: Макру Ж. Распределение властных полномочий в Российской Федерации в свете существующей практики федеративных государств – членов Совета Европы // Журнал российского права. – 2002. - № 9. – С. 113; Федерация в зарубежных странах /Отв. ред. Д.А. Ковачев. – М.: Юридическая литература, 1993. – С. 16.

[52] Саленко А.В. Россия – унитарная федерация: парадокс или реальность? // Правоведение. – 2001. - № 2. – С. 65. 2 Солник С. Федерация и регионы России: договорный процесс // Конституционное право:

Восточноевропейское обозрение. – 1995-1996. - № 4(13)/ № 1(14). – С. 40.

[53] Богданова Н.А. Категория статуса в конституционном праве // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. – 1998. - № 3. – С. 17.

[54] См.: Кутафин О.Е., Шеремет К.Ф. Компетенция местных советов. - М.: Юридическая литература, 1986. – С. 23-31.

[55] Алексеев И.А. Правовые вопросы организации и гарантии выборных органов местного самоуправления в Российской Федерации. – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2003. – С.

[56] .

[57] См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. Т. 1-2. Часть общая: Учебник /Отв. ред. Б.А. Страшун. - М., 1999. С. 256-257.

[58] Васильев В.И., Павлушкин А.В., Постников А.Е. Законодательные органы субъектов Российской Федерации: правовые вопросы формирования, компетенции и организации работы. – М.: Городец. – 2001. – С. 89.

[59] Матейкович М.С. Проблемы реализации контрольных полномочий законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт. Материалы науч. конф. Москва, 21-23 марта 2002 г. /Под ред. С.А. Авакьяна. – М.: Изд-во МГУ, 2003. – С. 379.

[60] См.: Шон Д.Т. Конституционная ответственность // Государство и право. – 1995. - № 7. – С. 37.

[61] Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации. – М., 2000. – С. 110.

[62] См.: Виноградов В.А. Основание конституционно-правовой ответственности // СПС «Гарант»

[63] Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъектов Федерации: вопросы теории и законодательного регулирования в Российской Федерации. – Автореф. дисс. канд. юрид. наук.– М., 2001. – С. 19.

[64] Алексеев И.А. Правовые вопросы организации и гарантии выборных органов местного самоуправления в Российской Федерации. – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2003. – С.

[65] .

[66] Современный философский словарь /Под общ. ред. В.Е. Кемерова. – Москва, Бишкек, Екатеринбург. – 1996. – 514 с.

[67] См.: Умнова И.А. Федерализм и конституционное правосудие в России. – М. – 1999. – С. 35.

[68] См.: Старовойтов А.А. Организационно-правовые проблемы взаимоотношений законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. - Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - С.- Петербург, 1997. – С. 9.

[69] Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // Полис. – 1998. - № 5. – С. 132.

[70] См. например: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. Том 2. – М. – 2002. – С. 247-266; Гранкин И.В. Парламент России. – М.: Изд-во гуманитарной литературы. – 2001. – С. 5-37; Любимов А.П. Парламентское право России. – М.: Маркетинг. – 2002. – С. 83-84; Парламентское право России /Под ред. Т.Я. Хабриевой. – М.: Юрист. – 1999. – С. 68-70.

[71] Васильев Р.Ф. Важная форма влияния общественного мнения на законодательство субъектов Российской Федерации // Конституционное законодательство субъектов РФ: проблемы совершенствования и использования в преподавании (Материалы науч. конф. 25-27 марта 1999 г.) /Отв. ред. С.А. Авакьян. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999. - С. 102.

[72] См.: Звягин Ю. Парламент и регламент (заметки журналиста) // Журнал российского права. – 1997. - № 11. – С. 58.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий