регистрация / вход

Гражданское право РБ

Содержание: Правовой режим долевой собственности. Основания гражданско- правовой ответственности. Задание Задача Список использованной литературы

Содержание:

1. Правовой режим долевой собственности.

2. Основания гражданско- правовой ответственности.

3. Задание

4. Задача

5. Список использованной литературы

1.Правовой режим долевой собственности.

Предполагается, что общая собственность двух или нескольких лиц на одно и то же имущество является долевой, за исключением случаев, когда Гражданским кодексом Республики Беларусь или иными законодательными актами допускается образование совместной собственности на это имущество (п.3 ст.246 ГК) Размер доли определяют сами участники общей собственности и только при наличии между ними разногласий размер долей может быть определен судом. Если участники не определили своей доли в праве собственности, они предполагаются равными. Имущество делится на количество участников (ст.247 ГК). Владение, пользование и распоряжение общим имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется его участниками по соглашению между ними, а при недостижении согласия порядок осуществления правомочий устанавливается судом.

От размера принадлежащей каждому участнику доли в общей собственности зависит количество продукции, плодов и доходов, получаемых от общего имущества, если иное не предусмотрено соглашением между ними (ст.251 ГК).

Каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со свое долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также издержках по его содержанию и сохранению, если законодательством или договором не установлено иное (п.1 ст. 252 ГК).

Судьба улучшений, произведенных одним из участников в общем имуществе, зависит от того, отделимы они или не отделимы от общего имущества (без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению). Улучшения, отделимые от общего имущества по общепринятым правилам, поступают в собственность того из участников, который их произвел, если участники в соглашении не предусмотрели, что улучшения поступают в общую собственность (п.3 ст.247 ГК).

Неотделимые улучшения от общего имущества, произведенные одним из участников за свой счет, если они произведены с соблюдением установленного порядка, становятся объектом общей собственности всех участников. По требованию этого участника его доля, как и доли остальных участников, в праве собственности должна быть увеличена (п.3 ст.237 ГК).

Распоряжение общим имуществом осуществляется по соглашению всех сособственников. Однако каждый участник общей долевой собственности самостоятельно распоряжается своей долей в праве собственности.

При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов (п.1 ст.253 ГК). Сособственник, решивший продать свою долю в общей собственности постороннему лицу, обязан известить в письменной форме остальных сособственников о намерении продать свою долю с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные

собственники откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в отношении прочего имущества - в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

В случае продажи доли с нарушением преимущественного права покупки другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя (ст.253 ГК РБ). Правила этой статьи применяются также при отчуждении доли по договору мены.

Согласно ст. 254 ГК приобретатель доли становится собственником с момента заключения договора об отчуждении вещи, если иной момент не предусмотрен соглашением сторон.

В отношении отчуждения части недвижимости, когда договор отчуждения доли подлежит государственной регистрации, право собственности возникает с этого момента.

Любой участник долевой собственности по своему усмотрению может потребовать выдела своей доли из общего имущества. Выдел доли участника в праве собственности не означает ее прекращение, так как участник может продать ее другому участнику или третьему лицу. В случае, если сособственник потребует выдела доли имущества в натуре, если это возможно без несоразмерного ущерба для общего имущества, правоотношение долевой собственности для этого участника прекращается.

Прекращение общей долевой собственности влечет ее раздел, который осуществляется по согласию всех участников. При недостижении согласия - судом. Если выдел в натуре не возможен, участник может потребовать выплаты ему стоимости его доли другими сособственниками. Выплата участнику денежной компенсации за часть его доли допускается с его согласия. В порядке исключения компенсация может быть выплачена участнику без его согласия, если суд установит, что его доля незначительна, не может быть реально выделена и собственник доли не имеет к ней сущест-венного интереса. Получив компенсацию за свою долю в праве собственности, этот участник утрачивает право на долю в общем имуществе, он выбывает из этого правоотношения (ст. 255 ГК).

2.Основания гражданско- правовой ответственности.

1. Согласно господствовавшему долгое время в отечественной цивилистике мнению основанием гражданско-правовой ответ­ственности признавался состав гражданского правонарушения, который раскрывался через совокупность общих (типичных) условий, необходимых для привлечения лица к гражданско-пра­вовой ответственности:

1) противоправность поведения (действия, бездействия);

2) наличие ущерба (убытков) у потерпевшей стороны;

3) причинная связь между противоправным поведением и возникновением ущерба (убытков) у потерпевшей стороны;

4) вина правонарушителя.

За последние годы конструкция «состава гражданского пра­вонарушения» как общего и единственного основания граждан­ско-правовой ответственности была подвергнута справедливой критике. Соглашаясь с аргументами, приводимыми в пользу отказа от традиционного понимания «основания» гражданско-правовой ответственности, считаем возможным присоединиться к подходу, выработанному по данному вопросу профессор В.В. Витрянским. По мнению автора, основанием гражданско-правовой ответственности (единственным и общим) является нарушение субъектив­ных гражданских прав, как имущественных, так и личных неимущественных. Что же касается условий гражданско-право­вой ответственности, то это такие установленные законом обсто­ятельства, наличие которых в совокупности или в определенном сочетании необходимо для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности в конкретной ситуации. Перечень таких обстоятельств соответствует условиям, ранее включаемым в со­став гражданского правонарушения.

2. Ответственность в форме возмещения убытков по общему правилу наступает при наличии всех четырех указанных выше условий. Взыскание неустойки и процентов за неправомерное пользо­вание чужими денежными средствами по общему правилу предпо­лагает наличие в поведении ответчика противоправности и вины. Однако в тех случаях, когда согласно законодательству или дого­вору правонарушитель отвечает независимо от вины (например, и. 3 ст. 372, п. 1 ст. 948 ГК), вина не является необходимым условием для возложения ответственности на должника.

3. Под противоправным понимается поведение (действие, бездействие), противоречащее нормам объективного права. Например, противоправным является неисполнение или ненадле­жащее исполнение обязательства (ст. 364ГК), причинение вреда личности или имуществу гражданина (имуществу юридического лица) (ст.. 933 ГК), неосновательное приобретение (сбережение) имущества за счет другого лица (ст. 971 ГК). Учитывая роль договора в определении поведения его участников, противоправ­ным является нарушение условий договора, соответствующих законодательству. При отсутствии конкретных нормативно-пра­вовых предписаний и условий договора действия участников гражданского оборота должны соответствовать обычно предъяв­ляемым требованиям (ст. 290 ГК). Противоправное поведение выступает обязательным условием наступления гражданско-правовой ответственности.

Существуют обстоятельства, при наличии которых действия, имеющие внешнее сходство с противоправными, таковыми не являются. К ним относятся: крайняя необходимость и необхо­димая оборона, осуществление профессиональной деятельности лицами некоторых профессий (например, пожарными при туше­нии пожара).

Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению лишь в случаях, предусмотренных законодатель­ством (ч. 1 п. 3 ст. 933 ГК).

Например, вред, причиненный в состоянии крайней необхо­димости, должен быть возмещен лицом, причинившим вред.

Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо осво­бодить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и лицо, причинившее вред (ст. 936 ГК).

4. Заявляя требование о возмещении убытков, потерпевшая сторона обязана доказать факт причинения ей убытков, их состав и размер. В некоторых случаях в законодательстве доста­точно подробно определен состав убытков, подлежащих возмеще­нию должником (например, объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, смертью лица, § 2 гл, 58 ГК). Кредитор свободен в выборе средств доказывания причинен­ных ему убытков, за исключением случаев, когда законодатель­ством предусмотрены особые требования на этот счет (см., например, ст. 135,136 Устава железнодорожного транспорта общего пользо­вания, утвержденного постановлением Совета Министров Респуб­лики Беларусь от 2 августа 1999 г. № 1196).

В белорусском законодательстве отсутствует официально признанная методика расчета убытков. В целях оптимизации работы по выявлению и надлежащему документальному оформ­лению причиненных в результате правонарушения убытков профес­сиональным участникам рыночных отношений может быть рекомендовано создание собственных методик расчета убытков, построенных с учетом осуществляемых видов деятельности, до­говорных схем, организационного построения предприятия и установленных в нем правил документооборота .

Размер убытков во многом зависит от того, какие цены поло­жены в основу их исчисления. В соответствии с п. 3 ст. 364 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, су­ществующие в том месте, где обязательство должно быть исполнено в день добровольного удовлетворения должником требования кре­дитора, а если требование добровольно удовлетворено не было - в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие на день вынесения решения.

Упрощенным способом расчета убытков являются так назы­ваемые «абстрактные убытки» (п. З ст. 494ГК), взыскиваемые потерпевшей стороной в виде разницы между ценой договора, который был расторгнут вследствие нарушения обязательства контрагентом, и текущей ценой на товар, существующей на момент расторжения договора.

5. Лицо, право которого нарушено, может требовать пол­ного возмещения причиненных ему убытков, из чего следует, что между поведением правонарушителя и убытками потерпевшей стороны должна существовать причинно-следственная связь (ст. 14 ГК). Как правило, такая причинно-следственная связь носит очевидный характер и затруднений при доказывании не вызывает (например, сельскохозяйственная продукция испорти­лась из-за неявки за ней заготовителя, потребитель получил увечье в результате неправильно составленной инструкции по эксплуатации электроприбора). В тех же случаях, когда доказы­вание причинной связи сопряжено с определенными сложностя­ми, необходимо руководствоваться правилами, разработанными юридической наукой о причинности.

С позиций существующих теорий причинной связи вопрос о критерии юридически значимой причинной связи решается по-разному. Отечественная цивилистика традиционно придержива­ется материалистического учения о причинности, согласно кото­рому все в мире находится во всеобщей связи и взаимодействии, движении и изменении . «Каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи, но (материали­стическое добавление) частичка не субъективной, а объективной реальной связи» . Отсюда вытекают следующие выводы, имеющие важное методологическое значение: во-первых, причинно-след­ственная связь есть одна из разновидностей существующих связей между явлениями и событиями, во-вторых, каузальность как объективная реальность подлежит познанию из фактических об­стоятельств дела, а не из субъективного представления о ней; в-третьих, для установления причинно-следственной зависимости предполагаемые причину и следствие необходимо вырвать из сис­темы «универсального взаимодействия» и попытаться рассмотреть отдельно. При этом, как справедливо отмечалось в литературе, такое обособление причины и следствия не должно создавать пре­пятствий для проверки других вариантов взаимодействия, т.е. ограничивать поиск только избранной взаимосвязью.

Юридически значимая причинно-следственная связь есть разновидность объективно существующей взаимосвязи между социальными явлениями, при которой одно явление — причина — предшествует по времени и с необходимостью порождает другое явление - следствие. В качестве причи­ны выступает противоправное поведение, в качестве след­ствия - противоправный результат в виде имущественного или морального вреда.

6. В соответствии со ст. 372 ГК лицо, не исполнившее обяза­тельство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законодательством или договором предус­мотрены иные основания ответственности. Статья 933 ГК предус­матривает, что лицо, причинившее вред, привлекается к ответственности при наличии вины, если законом не предусмот­рено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя. Таким образом, по общему правилу вина выступает необходи­мым условием гражданско-правовой ответственности.

ГК не дает определения вины, устанавливая, однако, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и

осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обя­зательства и условиям гражданского оборота оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (ч. 2 п. 1 ст. 372 ГК). В связи с этим отметим, что в цивилистической литературе существует два подхода к пониманию вины — психологический и объективистский .

Для отечественной доктрины советского периода характерна психологическая трактовка вины. Согласно последней вина пред­ставляет собой психологическое отношение лица к противоправ­ному поведению и его последствиям в форме умысла или неосто­рожности, в котором проявляется пренебрежение к интересам общества или отдельных лиц, ненадлежащее отношение к испол­нению существующих обязанностей. Соответственно, умыш­ленно поступает тот, кто предвидит противоправный результат своих действий и желает его наступления или безразлично к нему относится, а неосторожно — тот, кто не предвидит противоправ­ный результат, хотя должен был и мог, или предвидит, но необоснованно надеется на его предотвращение.

Противники психологической трактовки вины, считая такое понимание вины вполне обоснованным для уголовного и некото­рых других отраслей права, не приемлют его для гражданского права. По их мнению, для потерпевшего и суда безразлично психологическое отношение правонарушителя к содеянному и его последствиям. Юридическое же значение имеет та степень забот­ливости и осмотрительности, которая была проявлена лицом при исполнении обязательства .

Понятие вины в гражданском праве не может быть лишено психологического содержания. Характеризуя психологическую

сторону поведения лица при совершении правонарушения, вина объясняет возможность и необходимость применения к правона­рушителю мер социальной, в том числе гражданско-правовой ответственности. Однако интеллектуальные и волевые процессы, происходящие в сознании человека, недоступны непосредственно­му восприятию. Поэтому критерии, используемые для установ­ления наличия вины и ее степени, как правило, объективны, т.е. связаны с внешней стороной поведения правонарушителя. На это указывает и правило ч. 2 п. 1 ст. 372 ГК.

Оценка виновности правонарушителя в гражданском праве существенно отличается от той, которая используется в уго­ловном праве. При определении степени виновности лица, совер­шившего уголовное преступление, суд исходит из социально-психологических особенностей конкретной личности (возраст, здоровье, образование и т.д.), повлиявших на ее отношение к происходящему и поведение в конкретной ситуации.

В гражданском праве вина правонарушителя определяется на основе абстрактного масштаба (критерия) поведения, т.е. такого поведения, которое логично было ожидать от разумного и добро­совестного участника гражданского оборота, действовавшего в аналогичных обстоятельствах. Использование в гражданском праве «абстрактного масштаба» для определения степени забот­ливости, проявленной правонарушителем, объясняется тем, что все участники гражданского оборота действуют в своих интересах, и потому применение к ним единых требований является спра­ведливым. Например, сельскохозяйственное предприятие «Про­гресс» в доказательство отсутствия своей вины в гибели урожая сослалось на необычно высокую активность вредителей. Но по­скольку все остальные предприятия области справились с вреди­телями, закупив необходимое средство борьбы с ними, заявление предприятия «Прогресс» об отсутствии в его действиях вины принято не было.

Из сказанного, однако, не следует, что если конкретный дол­жник обладал дополнительными возможностями по предотвращению правонарушения, но не использовал их, то, исходя из абстрактного масштаба должного поведения, он будет признан невиновным. В соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 372 ГК лицо должно принять все возможные меры для надлежащего исполнения обя­зательства, а значит, и те, которые были доступны только ему одному.

Большинство гражданских правонарушений совершается по неосторожности. Например, изготовитель, стремясь отгрузить партию товара как можно быстрее, проводит проверку изделий по качеству лишь выборочно, сельскохозяйственное предприятие не приняло мер по обеспечению сохранности собранного урожая, несмотря на неблагоприятный прогноз погоды. О грубой неосто­рожности свидетельствует отсутствие всякой внимательности и осмотрительности. Простая же неосторожность характеризуется тем, что лицо хотя и проявило определенную степень заботливо­сти, однако недостаточную для того, чтобы не допустить право­нарушения.

В отличие от других отраслей права, форма и вид вины в гражданском праве по общему правилу не влияют на решение вопроса о наступлении ответственности и ее размере. Для возникновения ответственности в полном объеме достаточно самой легкой степени вины. Вместе с тем конкретизация вины приоб­ретает значение в целом ряде случаев. Например, ссудодатель отвечает за недостатки вещи, которые он умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора безвозмездного пользования (п. 1 ст. 647 ГК). Степень вины нарушителя учитывается судом при определении размера компен­сации морального вреда (ч. 2 ст. 152 ГК). См. также п. 4 ст. 372, ст. 375, ст. 952, п. 1 ст. 791 ГК.

Вина как субъективное условие гражданско-правовой ответ­ственности одинаково применима к лицу как физическому, так и юридическому. Вина юридического лица проявляется в ненад­лежащем выполнении работниками юридического лица своих трудовых обязанностей, что привело к нарушению договорной дисциплины или причинению вреда третьим лицам.

Гражданский кодекс исходит из презумпции виновности правонарушителя, т.е. вина такого лица предполагается, пока он сам не докажет обратного (п. 2 ст. 372 ГК). Иное распределение обязанностей по доказыванию может быть установлено законо­дательством (см., например, п. 5 ст. 447 ГК).

Законодательство предусматривает многочисленные случаи ответственности независимо от вины, т.е. ответственности, наступающей как при наличии, так и при отсутствии вины правонарушителя. В последнем случае правонарушитель отвеча­ет за случайное нарушение договорного обязательства (причине­ние вреда) и его ответственность ограничена лишь пределами непреодолимой силы. Например, ответственность лица за нару­шение обязательства, связанного с осуществлением предприни­мательской деятельности, если иное не установлено законода­тельством или договором (п. 3 ст. 372 ГК), ответственность должника за последствия случайно наступившей во время про­срочки с его стороны невозможности исполнения (п. 1 ст. 376 ГК), ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности (п. 1 ст. 948 ГК), ответственность за вред, причиненный гражданину незаконными действиями правоохранительных орга­нов (п. 1 ст. 939 ГК). В ст. 969 ГК перечислены случаи, когда потерпевший имеет право на компенсацию морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

Положение об ответственности за нарушение обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельнос­ти, независимо о вины, имеет такую большую сферу применения, что скорее претендует на статус общего правила, чем исключения. Являясь новеллой ГК 1998 г., это положение отражает усиление требований, предъявляемых к профессиональным участникам гражданского оборота. Вместе с тем законодатель сохранил от­ветственность по принципу вины за нарушение некоторых пред­принимательских обязательств, например, ответственность про­изводителя сельхозпродукции по договору контрактации (п. 2 ст. 509 ГК), исполнителя по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (п. 1 ст. 731 ГК).

Ответственность независимо от вины может быть предус­мотрена соглашением сторон. Например, заключая договор ссу­ды, стороны вправе включить в договор условие, устанавливающее ответственность ссудополучателя за сохранность переданной подоговору вещи и в том случае, если ее повреждение (уничтожение) произойдет в результате случайных обстоятельств.

Вопрос о правовой природе ответственности без вины продол­жает оставаться дискуссионным. Последнее время все больше сторонников находит концепция «субъективного риска», соглас­но которой ответственность без вины имеет субъективное осно­вание и таким основанием является «субъективный риск». По мнению В.А. Ойгензихта, риск как субъективная категория есть детерминированный выбор поведения в ситуации, не исключа­ющей достижение нежелательного результата, регулирование поведения в необходимом направлении, сознательное допущение этого, преимущественно случайного результата и возложения связанных с ним отрицательных последствий .

В обоснование существования ответственности независимо от вины можно назвать такие причины, как следование справедли­вости, учет интересов потерпевшего, рисковый характер предпри­нимательской деятельности и ведение ее на профессиональной основе, осуществление деятельности, создающей угрозу случайно­го причинения вреда, в своих интересах, необходимость стимули­рования развития техники и безопасносных условий ее эксплу­атации.

7. Лицо, несущее ответственность по принципу вины, освобож­дается от ответственности при наличии таких оснований, как случай, действие непреодолимой силы и умысел кредитора (потер­певшего). Если же ответственность наступает и при отсутствии вины, правонарушитель освобождается от ответственности, дока­зав наличие непреодолимой силы, а также умысла, и в некоторых случаях грубой неосторожности в поведении кредитора (потер­певшего).

ГК не содержит определения понятия «случай». Общепризнан­но, что случай — это событие, которое нельзя было предвидеть, а значит, предотвратить. Именно внезапность наступления случайного события лишает должника (причинителя вреда) воз­можности принять необходимые меры, чтобы избежать правона­рушения. Например, гражданин, заключив договор на выполнение определенных работ, не смог приступить к его исполнению, по­скольку попал в больницу с воспалением легких. Водитель, со­блюдавший все правила дорожного движения, совершил наезд на велосипедиста, так как не справился с управлением из-за стол­кновения автомобиля с оленем, неожиданно выскочившим на проезжую часть.

Непреодолимая сила - чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (см. гл. 14 § 5). На чрезвычайный характер обстоятельства указывает его нетипич­ность, исключительность, выход за рамки обычного. В отличие от случая непредотвратимость непреодолимой силы обусловлена не столько внезапностью ее наступления (современные технические средства и методы социального прогнозирования во многих слу­чаях позволяют достаточно точно определить наступление чрез­вычайного обстоятельства), сколько отсутствием в распоряже­нии человека необходимых средств по предотвращению как самой непреодолимой силы, так и ее последствий.

На практике к непреодолимой силе относят природные явле­ния стихийного характера (землетрясения, наводнения, пожары и т.д.), экстремальные социальные ситуации (военные действия, забастовки, эпидемии), запретительные акты государственных органов (объявление карантина, запрет или ограничение проведе­ния экспортно-импортных сделок с определенными странами и т.д.). Не являются непреодолимой силой финансовые, организа­ционные, технические затруднения, которые должник испытыва­ет при исполнении обязательства, а также неблагоприятные для него факторы хозяйственной жизни (колебания спроса и предло­жения, курсов валют и т.д.).

Вопрос о том, считать возникшее обстоятельство непреодоли­мой силой или нет, решается в каждом конкретном случае, поскольку одно и то же обстоятельство может иметь характер чрезвычайного и непредотвратимого при данных условиях и не иметь такового при других (например, снежные бураны и засухи для различных регионов страны). Непреодолимая сила освобождает правонарушителя от ответственности только в том случае, когда правонарушение было вызвано действием непреодолимой силы. Например, в результате схода селя деятельность горнодо­бывающего предприятия была приостановлена.

Согласно п. 1 ст. 952 ГК вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Не подлежит привле­чению к ответственности и должник, не исполнивший или ненад­лежащим образом исполнивший обязательство в результате умышленных действий кредитора.

Лицо, ответственность которого наступает независимо от вины, может, а в ряде случаев должно быть освобождено от ответственности при наличии грубой неосторожности креди­тора (потерпевшего). Так, при грубой неосторожности потер­певшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возме­щения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законодательством не предусмотрено иное (ч. 2 п. 2 ст. 952 ГК). В соответствии с п. 1 ст. 791 ГК профес­сиональный хранитель не отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если докажет, что утрата, недостача или повреждение вещей произошли вследствие умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Применительно к отдельным видам договорных обязательств законодательством установлены особые основания освобожде­ния от ответственности. Например, подрядчик не несет ответ­ственности за допущенные им без согласия заказчика мелкие отступления от проектно-сметной документации, если докажет, что они не повлияли на качество объекта строительства (п. 2 ст. 709 ГК); комиссионер, продавший имущество по цене ниже той, которая согласована с комитентом, освобождается от уплаты комитенту разницы, если докажет, что у него не было возможности продать имущество по согласованной цене и продажа по более низкой цене предупредила еще большие убытки (п. 2 ст. 885 ГК). В соответствии с п. 95 постановления Кабинета Министров Респуб­лики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444 неустойка, предусмотренная за поставку некачественного (некомплектного) товара, не взыскивается, если поставщик заменит некачественный или не­комплектный товар либо устранит дефекты, либо доукомплектует товар без промедления с момента поставки некачественного или некомплектного товара или в срок, установленный сторонами.

Согласно ч. 2 п. 3 ст. 933 ГК в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпев­шего, а действия причинителя не нарушают нравственных прин­ципов общества.

Задание:

3. ИМУЩЕСТВО ПРЕДПРИЯТИЯ

3.1. Имущество Предприятия составляют основные фонды, оборотные средства, а также иные ценности, стоимость которых отражается в балансе Предприятия. Имущество Предприятия находится в частной собственности Учредителя (собственника имущества) Предприятия и принадлежит Предприятию на праве хозяйственного ведения. Долевая собственность на имущество Предприятия не допускается.

3.2. Имущество Предприятия образуется за счет:

- уставного фонда, образуемого Учредителем (собственником имущества), что на дату подписания настоящего Устава составляет (1 000 000) рублей;

- доходов, полученных от реализации работ, услуг, а также от других видов хозяйственной деятельности;

- доходов от ценных бумаг, выпускаемых Предприятием в установленном порядке;

- безвозмездных или благотворительных взносов, пожертвований предприятий, организаций и граждан;

- иных источников, не запрещенных законодательными актами Республики Беларусь. Имущество Предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками Предприятия.

3.3. Уставный фонд формируется путем внесения _______.

3.4. Уставный фонд оплачивается собственником имущества Предприятия до государственной регистрации настоящего предприятия. В случае формирования уставного фонда в неденежной форме, вклад Учредителя (собственника имущества) подлежит независимой экспертизе в порядке, установленном законодательством.

3.5. Если по окончании финансового года стоимость чистых активов Предприятия окажется менее уставного фонда, Предприятие обязано объявить и зарегистрировать в установленном порядке уменьшение своего уставного фонда. Если стоимость активов менее установленного законодательством минимального размера уставного фонда, Предприятие подлежит ликвидации в установленном порядке.

3.6. Предприятие с согласия Учредителя (собственника имущества) имеет право продавать другим предприятиям, организациям, учреждениям и гражданам, обменивать, сдавать в аренду, в залог, предоставлять бесплатно во временное пользование либо взаймы, вносить в качестве вклада в уставный фонд хозяйственных обществ и товариществ принадлежащее ему имущество, а также списывать его с баланса, если иное не предусмотрено законодательными актами Республики Беларусь.

Задача:

Тихомирова обратилась в суд с иском к своему супругу Тихомирову, продавцу доли уставного фонда хозяйственного общества "Х", и покупателям доли Артемову и Носову о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном фонде ООО "Х" и приведении сторон в первоначальное положение, ссылаясь на то, что Тихомиров продал Артемову и Носову приобретенную в период брака долю в уставном фонде ООО "Х" без ее согласия. Ответчики иск не признали.

Решением районного суда г.Бреста иск был удовлетворен. Договор купли-продажи доли в уставном фонде ООО "Х" между Тихомировым и Артемовым, а также договор между Тихомировым и Носовым признаны недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 256 и 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Стороны приведены в первоначальное состояние.

В судебную коллегию по гражданским делам Брестского областного суда ответчиками была подана кассационная жалоба.

Какое решение примет областной суд?

Кассационная жалоба будет отменена, так как согласно пункту 2 ст. 256 Гражданского кодекса Республики Беларусь, распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершена сделка по распоряжению имуществом.

Список использованной литературы:

1. Гражданское право. В 3т. Т2: учебник. Т.В. Авдеева[и др.]; под ред. д-ра юр. наук, профессора, засл. Юриста БССР В.Ф. Чигиря.- минск: Амалфея, 2010.-960 с

2. Гражданский кодекс Республики Беларусь.- Минск: Амалфея, 2009.-704 с.

3. Гражданское право. В 3т. Т1: учебник/ А. В. Каравай[и др.]; под ред. В.Ф. Чигиря.- Минск: Амалфея,2008.- 864 с

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий