регистрация / вход

Война в Сомали - история и современность

Государство Сомали создано в 1960 году объединением бывших колоний -британского Сомали и итальянского Сомали. Населена этнической группой сомалийцев говорящих на сомалийском языке, содержащим много арабских слов.

Государство Сомали создано в 1960 году объединением бывших колоний -британского Сомали и итальянского Сомали. Населена этнической группой сомалийцев говорящих на сомалийском языке, содержащим много арабских слов.

Сомалийский язык принадлежит с семье кушитских языков и входит в ее нижне-восточную группу, вместе с языком народов Оромо и Афар.

Так как на языке Оромо говорит свыше двадцати милионов человек, проживающих в Эфиопии, Кении и Уганде, а на языке народа Афар свыше полуторамилиона человек проживающих в Джибути и Эритрее,то вместе с где то пятнадцатью милионами сомалийцев проживающих в Сомали, Эфиопии и Кении, эта группа представляет собою доминирующую группу во всей Северо-Восточной Африке.

Сомалийцы в большом количестве компактно проживают также в регионе Огаден, принадлежащим на данный момент Эфиопии, в Джибути и в северной Кении. Живут большими родами-кланами, являющимися основой сомалийского общества.

В силу этого Сомали с самого своего возникновения в 1960 году провозгласило своей целью установления контроля над всеми территориями населенными сомалийцами. В силу кланового характера сомалийского общества, подобная политика была выражением прежде всего внутрених факторов.

На волне этого национализма в 1969 году в Сомали к власти пришел Сиад Барре установивший военную диктатуру, и поддерживавшийся СССР, от которого Сомали с 1964 года,получала большую военную помощь,в том числе в рамках подписанного в 1974 году Договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и Сомали. В то время СССР в рамках своей «антиимпериалистической» политики, обьявлил тогдашнего императора Эфиопии Хайле Селасие своим неприятелем и оказывал большую военную помощь не только Сомали,но и повстанческому движению в Эритрее, аннексированной в 1962 году Эфиопией. Так же как район Огадена населенный сомалийцами, согласно англо-эфиопскому договору 1948 года был передан Эфиопии, то Сиад Барре практически организовал востание тамошних сомалийцев, вооружив и организовав их. Внутри страны Барре стал проводить построение социализма, подавляя при этом любую опозицию путем репрессий.

СССР полностью подержал Сиада Барре выделив только в 1976 году, согласно данным книги «Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины 20го века» подготовленной Институтом военной истории Министрества обороны Российской Федерации свше ста миллионов долларов военной помощи. Согласно этой же книге до двух тысяч советских военных советников тогда находились во всех звеньях армии Сомали, которая имела практически только советское оружие(до 250 танков.350 БТР и БМП,79 истребителей типа МиГ и двумя противолодочными кораблями). Советский ВМФ имел свой пункт снабжения в порту Бербера,представлявшем по сути военно-морскую базу группировки ВМФ действовавшего в Индийском океане. Свыше трех тысяч сомалийских военнослужащих прошло обучение в СССР, а помимо этого своих военных инструкторов в Сомали послала и Куба.

Однако в 1976 году соседняя Эфиопия отказалась от помощи США и взяла курс на СССР, не без влияния последнего. В апреле 1977 года к власти в Адис-Абебе в результате военного переворота пришел армейский подполковник Менгисту Хайле Мариам (выпускник американского военного коледжа) ,который с помощью массовых репрессий подавил оппозицию, и провозгласил что Эфиопия начинает строить социализм.

Естественно США разорвали отншения с Эфиопией, и то при инициативе самой Эфиопии 23 апреля 1977 года и разорваны были отношения также с ФРГ, Великобританией и Египтом.

СССР сразу же отправил в Эфиопию главное средство расширения идей социализма - до 48 истребителей, 300 танков и сотни артиллерийских орудий, РСЗО и минометов.

Сиад Барре решил воспользоваться политической нестабильностью в Эфиопии, как боевыми действиями ведшимися эритрейскими повстанцами против армии Эфиопии, и в июле 1974 года начал наступление на ее территорию. Сомалийские войска быстро захватили большую часть района Огаден, за исключением городов Харар и Дыре-Дауа.

В сентябре он сделал визит в Москву, где однако ему было высказанно резкое недовольство его действиями.

Как это обычно бывает в Африке, решение у Барре созрело быстро, и возвращаясь в Могадишо через Египет, он заручился там подержкой президента Египта Анвара Садата и ему союзных арабских стран Залива, а также Пакистана, Ирана и Судана.

США в пику СССР подержали союз с Барре Садата, однако оружия поставлять ему не стали, и рекомендовали официальным Эр-Рияду и Тегенрану также этого не делать, пока Сомали будет вести агресивную политику.

Сиад Барре в ноябре 1977 года разорвал Договор о дружбе с СССР и выслал из страны советских и кубинских военных специалистов, причем советские специалисты из порта Бербера эвакуировались большим десантным кораблем советских ВМФ и батальоном морской пехоты, который пришлось высаживать вместе с бронетехникой на берег, при вооруженом противостоянии с сомалийскими войсками. Тем самым Барре остался в войне без союзников.

В силу этого наступление сомалийских войск остановилось в сентябре 1977, хотя силы Восточного и Южного фронтов были на полдороги к Адис-Абебе.

В августе в Эфиопию прибыло несколько сотен советских военных специалистов во главе с Главным военным советником заместителем командующего ВДВ генералом-лейтенантом Чаплыгиным, а также воинские контингенты Кубинской армии (до 20 тысяч военнослужащих) оснащенные танками, БМП и самолетами, правда названные Фиделем Кастром «добровольцаи прибывшими для защиты эфиопской революции от американского империализма» (правда американских империалистов в Сомали еще не появилось), а так же такие же «добровольцы» из Южного Йемена, Мозамбика, Анголы и военные советники из ГДР, Чехословакии, Израиля и КНДР. 24 ноябре в боях с сомалийскими войсками погиб первый советский военный советник-майор В.Соколов, военный специалист при начальнике бригады специального назначения Эфиопской армии. В ноябре для осуществления командования операцией в Эфиопию прибыла оперативная группа Генерального штаба Советской армии во главе с первым заместителем главновнокомандующего Сухопутными войсками генерал армии В.Петров.

Эфиопия получила в течении нескольких месяцев из СССР, ГДР, Чехословакии, Южного Йемена, Ливии, ООП оружия на милиард долларов, включая (данные книги «Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины 20го века» (Москва. «Кучково поле».2000 год). (данные книги «Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины 20го века» (Москва. «Кучково поле».2000 год). 600 БМП, 60 истребителей МиГ-21, две эскадрильи истребителей МиГ-23, 400 артиллерийских орудий.

В результате в январе 1978 года войска Эфиопии и Кубы, под руководством советских военных советников, успешно оборонив Харар, где противник 22 января едва не взял их в окружение, перешли в контрнаступление и разгромили сомалийские войска сначала под Хараром (23-27 января 1978 года), где сомалийцы потеряли около трех тысяч убитыми, а затем и под Дыре-Дауа (2-4 февраля), где сомалийцы потеряли около тысячи убитыми, а затем окончательно их поразили в начале марта в сражении под Джиджиги, полностью разгромив три сомалийские бригады.

Разгромленные сомалийские войска отступили и 15 марта Сиад Барре объявил, что сомалийские войска вышли из Эфиопии.

Вместе с тем продолжались партизанские действия Фронта освобождения Западного Сомали в районе Огаден против эфиопских и кубинских войск и советских военных специалистов (так 16 июня 1978 года у деревни Заката в засаду попала группа советских военных специалистов, и пять из них было убито в плену, а шестой командир группы полковник Н.Удалов был вывезен на территорию Сомали где и пропал без вести).

Продолжились боевые действия и в Эритрее, где доминирующее мусульманское большинство было недовольно ужесточившейся властью, традиционно ему неприятельской «христианской» Эфиопии, и практически полностью подержало действия сепаратистов, в боях с которыми приняли участие кубинские войска и советские военные специалисты.

В данной войне силы Национального фронта освобождения Эритреи, получали военную помощь от арабских стран и в данном случае эфиопская армия потерпела ряд поражений,в том числе в ходе битвы под Афабетом в марте 1988 года,где погибло и было взято в плен до 18 тысяч эфиопских военнослужащих,в том числе было взято в плен трое советских военнослужащих(всего в Эфиопии с 1978 по 1989 год погибло 79 а пропало без вести 5 советских военнослужащих).

СССР в 1989 году году вывел своих советников,и сократил военную помощь, а его примеру последовала потом и Куба. В итоге в Эфиопии началась гражданская война и в 1991 году Менгисту Хайле Мариам был свергнут, и бежал в Зимбабве, а Эритрея получила независимость.

Сомали в конце 80ых годов также находилась в глубоком кризисе. Дабы решить финансовые проблемы Сиад Барре дал большие концессии нефтянным компаниям Canoco, Amoco, Chevron и Phillips на разработку и поиск месторождений нефти.

В 1986 году некоторые кланы на севере страны подняли востание против Сиада Барре, переросшее в партизанскую войну. К тому времени Сиад Барре подписал в 1988 году мир с Эфиопией дабы покончить с сопротивлением внутри страны, прежде всего в районе бывшего британского Сомали на севере страны.

Это ему не удалось и в январе 1991 года он был свергнут силами опозиционных кланов обьединенных в организацию под названием «United Somali Congres». После свержения Барре, эта организация разделилась на две группы,первой из которых стал командовать Али Махди Мухамед,а второй генерал Мохаммед Фарах Айдид.

Эти группы вступили между собой в борьбу, в которую включились две новые, так что началась гражданская война в которой между собой воевали четыре групировки: «United Somali Congres» «United Somali Congres», «Somali Salvation Democratic Front», «Somali Patriotic Movement», «Somali Democratic Movement», а по сути страна оказалась погруженной в междуусобную борьбу кланов. Перемирие подписанное в июне 1991го года тут же было нарушено. Пятая группировка «Somali National Movement», представлявшая интересы кланов с севера Сомали,всилу этого в июне 1991го года на территории части бывшего британского Сомали на севере(граница с Джибути и Эфиопией и побережья Индийского океана) провозгласила свою независимость как Сомалиленд.

Остальное Сомали погрузилась в хаос гражданской войны, ведшейся по сути бандформированиями, чьих вождей западные СМИ называли warlords(господа войны), в данном случае можно их называть полевые командиры.

В 1991-92 годах в ходе начавшихся столкновений в Сомали погибло несколько десятков тысяч человек, а еще больше умерло от голода. Система государственного управления рухнула, гуманитарная помощь поступавшая по каналам ООН грабилась местными боевиками.

В сентябре 1991 года в Могадишо начались бои между вооруженной групировкой генерала Мухамеда Фарраха Айдида и вооруженной групировкой Али Мухамеда Махди, провозгласившего себя президентом Сомали. Позднее в эти бои включились и другие фракции. В этих боях погибло несколько тысяч человек. В стране начался голод и в итоге к лету 1992го года число жертв голода и боевых действий перевалило три сотни тысяч человек.

В январе 1992 года Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 7333 о запрете ввоза в Сомали оружия.

Новая Резолюция 751 положила начало миротворческой миссии ООН в Сомали- UNASOM(United Nation Operation in Somalia). Эта миссия позднее получила название UNASOM-1 и насчитывала три с половиной тысячи военнослужащих, семьсот гражданских лиц и пятьдесят военных наблюдателей. Главной целью ее деятельности было само Могадишо. Летом в Могадишо прибыли наблюдатели ООН под командованием пакистанского генерала Имтяза Шахина.

В июле 1992 годо ООН послало в Сомали 50 своих военных наблюдателей под командованием пакистанского генерала Имтяза Шахина, заставив кланы подписать перемирие, а США в августе 1992 года начали переброску продовольствия рейсами военно-транспортной авиации США из Момбасы (Кения) где было базированно десять военно-транспортных самолетов С-130 американских ВВС.

14 сентября началась высадка в Могадишо первого воинского контингента ООН-батальона пакистанских миротворцев, а затем и остальных контингентов из Австралии, Австрии, Бангладеш, Канады, Чехословакии, Бельгии, Канады, Египта, Фиджи, Финляндии, Новой Зеландии, Марокко, Норвегии, Зимбабве, Иордании.

Пакистанцы вызвали резкое недовольство как генерала Айдида так и Али Мухамеда Махди.28 октября генерал Айдид потребовал от пакистанцев в течении 48 часов покинуть Сомали. Одновременно его боевики начали обстрел аэропорта Могадишо, охраняшегося пакистанцами. 13 ноября все это превратилось в настоящее сражение пакистанцев против сил Айдида, применявших против пакистанцев и артиллерию. В это же время силы Али Мухамеда Махди начали обстерел кораблей с гумманитарной помощью ООН стоявших на рейде порта Могадишо.

В силу ее ограниченных прав и возможностей, успеха миссия не имела.

США тогда организовали коалицию нескольких государств для миротворческой операции в Сомали и добились в Совете Безопасности ООН принятия новой резолюции 794 принятой 3 декабря 1992 года, приостановившей деятельность миротворческой миссии ООН, и передавшей командование военному командованию США и дававшей права миротворцам обеспечивать всеми средствами доставку и распределение гумманитарной помощи.

В рамках этой резолюции была начата операция «Restore hope» в ходе которой 9 декабря 1992 года в район Могадишо началась высадка морем и по воздуху контингента миротворческих сил ООН во главе с силами 15 экспедиционной дивизии морской пехоты США и 10ой горной дивизии армии США, установившими до 16 декабря полный контроль над территориями вокруг порта и аэродрома Могадишо, над портом Кисмайо, над аэропортом Баледоглу и над аэродромом Байдоу.

В рамках новой миссии миротворческих сил ООН-UNITAF (United Task Forces) были задействованны контингенты США и армий Австралии, Бельгии, Ботсваны, Канады, Египта, Пакистана, Саудовской Аравии, Нигерии, Марокко, Греции, Норвегии, Новой Зеландии, Кувейта, Индии, Швеции, Туниса, Турции, ОАЭ, Великобритании, Испании, Франции, Италии, Германии и Зимбабве.

Уже к концу года их численость достигла 37 тысяч человек и они взяли под контроль до 40 процентов территории Сомали, главным образом на юге и в центре Сомали.

Командование операцией осуществлялось Центральным командованием США, хотя контингенты сохраняли свою независимость как в целях так и в методах.

Контроль со стороны ООН осуществлялся через представителя Генерального секретаря ООН в Сомали иракского генерала Имата Китани, сменившего на этой должности в ноябре 1992 года алжирца Мухамеда Сахнуна.

Под давлением США 15 марта 1993го года была начата конференция о мире в Аддис-Абебе (Эфиопия) на которой все группировки в Сомали согласились прекратить огонь.

Резолюцией Совета Безопасности номер 814 от 26 марта 1993 года миссия UNITAF была преобразованна в миссию UNASOM-2 и 4 мая операция «Restore hope» была окончена и комадование перешло к штабу миротворческих сил ООН- UNASOM-2. В рамках этой миссии были задействованны контингенты США, Австралии, Австрии, Бангладеш, Бельгии, Ботсваны, Канады, Египта, Пакистана, Саудовской Аравии, Нигерии, Марокко, Ирландии, Чехословакии, Греции, Индонезии, Иордании, Малайзии, Непала, Норвегии, Новой Зеландии, Южной Кореи, Румынии, Кувейта, Индии, Швеции, Туниса, Турции, ОАЭ, Великобритании, Испании, Франции, Италии, Германии и Зимбабве.

Центральное командование США начало новую операцию «Continue hope», заключавшуюся в снабжении и обеспечении деятельности миротворческих сил ООН миссии UNASOM-2.

Однако главным препятствием стала на тот момент крупнейшая вооруженная группировка Сомали-милиция генерала Мохаммеда Фараха Айдида опиравшаяся на его влиятельный клан Хабар-Гидир. Генерал Айдид к тому времени не хотел делится властью и получил большую подержку из исламского мира, в том числе от ряда лидеров исламских фундаменталистских организаций, в первую очередь от Осамы Бин Ладина, некоторые боевики которого тогда оказались в Сомали, в том числе Мохамед Атеф, позднее убитый в Афганистане.

Генерал Айдид лишь формально подписал перемирие, а на деле его не соблюдал, и более того перешел к нападениям на миротворческие войска ООН.

5 июня его милиция напала на пакистанских миротворцев, убив 24 миротворца причем тела некоторых из них тащили по улицам Могадишо, а с иных из них была содранна кожа.

Совет Безопасности ООН на следующий день принял Резолюцию 837 в которой потребовал ареста и суда над ответственными за насилие по отношению к миротворцам ООН.

12 июля американские вертолеты AH-1 «Cobra» нанесли удар ПТУР и 20 милиметровыми пушками нанесли удар по дому где по разведданным должна была пройзойти встреча генерала Айдида с представителями его клана Хабар-Гидир. В результате нападения погибло 73 члена этого клана. Оказавшиеся в этом месте пятеро западных журналистов были линчованно, и лишь одному из них удалось спастись.

После этого американские силы специального назначения провели пять рейдов по поиску и аресту членов милиции генерала Айдида, хотя в ряде случаев цели того не стоили либо были ошибочными, как например арест девяти сомалийцев работавших для ООН в Сомали.

Свои операции американцы вели по требованию представителя генерального секретаря ООН в Сомали американца Джонатана Хова, сменившего в марте 1993 года иракца Исмата Китани, и бывшего сторонником жестких методов и соответственно желавшего ареста генерала Айдида.

Наконец 3 и 4 октября произошел шестой рейд американских войск по поиску генерала Айдида, получивший название «Первое сражение за Могадишо». В этом рейде принял участие контингент сил специального назначения США под командованием генерал-майора Вильяма Гаррисона, составленный из сил 1 оперативного подразделения сил специального назначения-группа «Дельта», группа «Bravo» рейнджеров из 3го батальона 75 полка «Ranger», группа 160 авиационного отряда специального назначения (девятнадцать транспортных вертолетов MH-60 «Black Hawk» и вертолетов огневой подержки MH-6 «Little bird»), «тим №6» морских сил специального назначения Navy SEAL а также группы авианаводчиков ВВС США. Целью операции был захват штаба генерала Мохаммеда Фараха Айдида в центре Могадишо. Американцы отправились в операцию без бронетехники и в дневное время. С воздуха разведку также вели самолеты авиации ВМС США Р-3А и разведывательные вертолеты ОН-58. Штурмовой отряд численостью в 160 солдат и офицеров на вертолетах MH-60 Black Hawk при поддержке с воздуха высадился в район штаба Айдида в Могадишо, арестовав двух его помощников Омара Салада и Мохамеда Хассана Овале. Однако в ходе операции два вертолета MH-60 Black Hawk было сбито из гранатометов, причем один пилот был взят в плен Майкл Дюрант был взят в плен,а еще три вертолета получило тяжелые повреждения. Наземная группа на бронеавтомобилях Hummer задержанна боевиками Айдида огнем стрелкового оружия и гранатометов РПГ-7 как и местным населением построивших на пути движения группы баррикады из камней и горящих покрышек, причем один грузовик был подбит. Десант с обоих сбитых вертолетов, среди которых были раненые, остался в двух группах отрезанным. Когда к одной из групп пробилась наземная группа, она сама оказалась отрезанной в этой районе, и с наступлением темноты заняла оборону в соседних зданиях, захватив в заложники местных сомалийцев. Вследствии плохой координации еще необстрелянные рейнджеры обстреляли своих колег из группы «Дельта».

По американцам сомалийские боевики под командованием полковника Шариф Хассана Джиумале, стали вести огонь из минометов. Другая группа десантников, в том числе двое снайперов отряда, занявшие позиции на крышах здания, были обнаружены боевиками Айдида и уничтожены. На следующее утро механизированная группа миротворческих сил UNASOM-включавшая подразделения американской 10ой горной дивизии (2ой батальон 14го полка и 1ый взвод 1го батальона 87го полка), подразделений пакистанского (15ый батальон пограничного полка и 10ый батальон полка «Балок») и малайзийского( 19ый батальон Королевского Малайского полка) контингента (причем бронетехника была представленна лишь пакистанскими танками M-48 и малайзийскими БТР Condor),пробились к осажденным американцам, потеряв убитыми двоих американцев и одного малайзийца и эвакуировала их в базу пакистанских миротворцев. Через два дня по американцам находившихся в этой базе сомалийские боевики Айдида нанесли удар из минометов, убив одного и ранив 12 американцев.

Всего в той операции 3-4 октября 1993го года, американцы потеряли 18 человек погибшими и 73 ранеными, а одного пленным (позднее обмененный). Погиб также малайзийский военнослужащий а 7 малайзийцев и пакистанцев было ранено.

Милиция генерала Айдида потеряла до полутысячи убитыми, с тем что часть из них составили гражданские лица, жившие в этих кварталах.

Собственно говоря данная операция послужила основой для голливудского фильма «Black Hawk down», но так как в данном случае сюжет был лишь относительно основан на реальных фактов, то можно было их описать еще раз. В результате президент США Билл Клинтон дал приказ тогдашнему председателю Комитета начальников штабов Дэвиду Джеремии остановить все операции. Затем Клинтон провозгласил что американские войска не позднее 31 марта 1994го года покидают Сомали. Министр обороны США Лес Аспин 15 декабря подал в отставку.В Сомали осталось лишь около тысячи американского военного и гражданского персонала под защитой миротворческих сил ООН,с тем что авиация ВВС и ВМС США продолжали миротворцам оказывать подержку.Для обеспечения полной эвакуации американцев в Могадишо был послан батальон 24ой пехотной дивизии армии США и к марту 1994го года американцы из Сомали полностью эвакуировались.

Немаловажную роль сыграла и пропаганда правозащитных организаций. Хотя в стране царила анархия, и в год гибло несколько тысяч человек, а еще больше умирало от голода, правозащитники из африканского представительства «Human right watch», острие обвинений направили против миротворческих войск ООН.

Когда же в марте 1995 года силы UNITAF из Сомали были полностью выведенны и страна погрузилась в еще большую анархию, интерес правозащитников к событиям в ней угас.

В результате во внешней политике США произошли большие перемены так что до войны в Афганистане 2001 года американская армия боевых наземных операций больше не проводила.

Гражданская война в Сомали с уходом миротворцев ООН еще больше разгорелась. 17 сентября силы генерала Айдида начали наступление на юго-восток Сомали, захватив город Худдур а затем и Байдоу. Местное правительство бежало, но 13 октября 1995 году в Джафе, под Байдоу была созданна Rahanweyn Resistance Army во главе с полковником Хассаном Мухамедом Нуром Шатигадудом начавшее боевые действия против войск Айдида. В начале 1996 года начались бои за Худдур.

После смерти Айдида, убитого в Могадишо в июне 1996 года, его наследовал его сын и Хассан Мухамед Нур Шатигадуд отказался с ним вести переговоры. В октябре 1998 года силы Rahanweyn Resistance Army, взяли Худдур, а в ноябре Байдоу. Для защиты от нападений милиции Айдида силы Rahanweyn Resistance Army часто использовали установку минных полей.

В 1998 часть Сомали граничащая с Сомалилендом и находящаяся на острие Рога, также провозгласила свою автономию (фактически независимость в отношении к Сомали) как государство Пунтленд. Пунтленд был образован усилиями клана Харти на северо-востоке Сомали и во его главе встал майор Абдулах Юсуф Ахмед, заместитель главы движения Somali Salvation Democratic Front, возвратившийся из эмиграции в Эфиопии. В 2001 году между ним и групировкой Джама Али Джама началась гражданская война, в которой Абдулах Юсуф Ахмед победил. Однако ему в пришлось согласиться на проведение в октябре 2004 года президентских выборов, на которых победил Мухамед Абди Хаши. Последнего же в январе 2005 сменил парламент, избравший на его место генерала Мухамеда Мусе Херси.

В 2004 году побережье Сомали оказалось под ударами цунами, а затем в стране начались проливные дожди. В итоге страна оказавшаяся в хаосе, стала возвращатся к своим традиционным ценостям, в первую очередь к исламу.

В Сомали ислам глубоко укоренен в обществе, но что типично для исламских народов, он переплетен с национальными обычаями, что породило своеобразный сомалийский ислам. Так как никакое политическое движение без финансовой подержки невозможно, то прибывавшие в Сомали арабские проповедники как раз в данном «национально-племеном» влиянии усмотрели препятствие, и так же как в других регионах мира (Афганистан, Чечня, Босния, Косово) повели с ним борьбу.

Тем самым движение исламского фундаментализма здесь, так же как и в Афганистане, Боснии и на Северном Kавказе означает возврат к чистому исламу, времен пророков.

Сам исламский фундаментализм в Сомали появился в 60ых годах в лице организаций Вахда эль-Шабааб эль-Ислам и Джама эт эль-Ислами однако Сиад Барре прийдя к власти в 1969 году запретил деятельность этих организаций. Многие их члены бежали в ОАЭ и другие страны Персидского залива где за долгие годы смогли установить тесные связи.

В 80ых годах однако Сиад Барре опять разрешил их деятельность, что совпало с началом большого внутреннего кризиса в Сомали и способствовало быстрому росту влияния исламского фундаментализма.

Росту политического влияния исламского фундаментализма способствовала смерть Сиада Барре, так как после его смерти в Сомали началась анархия.

В условиях хаоса гражданской войны единственной общественной силой в Сомали остались, помимо кланов, исламские суды, существовавшие при тех или иных мечетях. Эти суды были самостоятельны в своих действиях, в первую очередь в толковании и применении хадит Мухамеда, но были тесно связанны силою исламской религии.

После распада правительственной системы эти суды взяв в начале под контроль систему образования и здравоохранения, создали и собственную правоохранительную систему. Эта система стала пользоватся популярностью у местных бизнесменов, так как оказалась достаточно эффективной в борбе против распространившегося криминала.

В данных условиях имамы создавали и собственные вооруженные отряды. Так такие отряды появились у исламского суда в северном Могадишо в 1994 году, а затем в 1996 у суда города Белетвейн. В конечном итоге духовенство обьединило свои вооруженные отряды, решением сначала судов округов Ифка, Халан, Цирколо, Варшадда, Хараряале. В 1999 году их сила и влияние стали быстро расти. Уже в апреле 1999 года они контролировали торговлю на главном рынке Могадишо, а в июле 1999 года установили свои посты на дороге из Могадишо в Афгон. В итоге решением 11 исламских судов Сомали было созданна Организация исламских судов(Islamic Courts Union).

Во главе ее встал шейх Хассан Абдуллах Херси(или Хассан Дахир Авейс)- «Эль-Турки» - духовный лидер этой организации и глава шуры, бывший по сути главой правительства Организации исламских судов. Выходец из клана Рир-Абдил племени Огаден он участвовал в боевых действиях 1977-78 годов против эфиопских и кубинских войск а затем бежал в Сомали где стал со временем лидером исламской фундаменталисткой организации Эль Итихад эль-Ислами.

Другим важным руководителем Организации исламских судов являлся Фазул Абдалах Мухамад, шеф спецслужбы Организации исламских судов.

Рожденный на Коморах, он говорил коморански, арабски, английски, французски и малагасийски и в1994 году закончил университет в Морони на Коморах.

В 1990 году он побывал в Пакистан, где познакомился с исламскими фундаменталистам, отправившись добровольцем воевать в Афганистан. Там став телохранителем Саифа эль-Ади эль-Масри в Джалалабаде, он вошел в состав Аль-Каиды, был инструктором в лагере Эль-Фарук в Афганистане в июне 2000 года. В Афганистане Харун Фазул, как его еще называли, познакомился с Бин-Ладеном.Именно он участвовал в планировании террористических актов против посольств США в Дар-эс-Саламе и в Найроби,а в январе 2001 года прибыв в Момбасу,участвовал в планировании и организации терактов в отеле Парадиз и на самолет израильской компании «Israel Arkia Flight».

На территориях под своим контролем Организация исламских судов устанавливала достаточно жесткий порядок, что привлекало на ее сторону людей местного бизнеса. При этом женщины заставлялись носить чадру, закрывались кинотеатры, запрещался футбол и даже позднее стали запрещать кат, местный наркосодержащий порошок, что вызвало протесты, в первую очередь женщин им торговавших.

В 2000 году Организация исламских судов стала уже ведущей силой в стране и в течении нескольких лет получали помощь стран исламского мира, в первую очередь арабских стран Залива. Военная поддержка шла главным образом через Эритрею, которая традиционно воспринимала Сомали как союзника против «христианской» Эфиопии, однако оказывали им военную помощь Иран, Египет, Ливия, Саудовская Аравия, Сирия и Джибути.

В ноябре 2001 года администрация США запретила все финансовые операции организации Эль-Барракат, являвшейся главным оператором по переводу денег в Сомали, и тем самым тамошние бизнесмены оказались в полной зависимости от арабских стран.

Единственным противником Организации исламских судов было Переходное федеральное правительство (Transition Federal Government) Сомали, созданное в 2004 году в Момбасе (Кения) силами ООН. Создано это было путем давления на сомалийских полевых командиров, дабы они до этого постоянно воевавшие между собой, объединились перед общей угрозой.

В 2002 году на юго-востоке Сомали, в регионах Средней и Нижней Джубы, Бая, Бакуи и Гедо, силы местной вооруженной группировки Rahanweyn Resistance Army провозгласили автономию.

Правда сразу же между ее командующим Хассаном Мухамедом Нуром Шатигадудом и его двумя замами Адан Мухамедом Нур Мадобе и Мухамедом Ибрагимом Хабзаде началась вооруженная фракционная борьба в которой противники Шатигудуда захватили даже его столицу город Байдоу.

Тем не менее как раз эта автономия стала главной опорой Переходного федерального правительства Сомали созданного под давлением ООН и США, в котором Шатигадуд стал министром финансов, один его зам Адан Мухамед Нур Мадобе стал председателем парламента, а другой зам Мухамед Ибрагим Хабзаде стал министром транспорта.

В июне 2006 года милиция Ботана Исы Алина заключила союз с Rahanweyn Resistance Army, подержав Переходное федеральное правительство.

Полевые командиры и согласилось создать новое правительство Сомали в ходе встречи в городе Беидоу в 2004 году. Главной объединительной силой в данном случае были американцы, точнее ЦРУ, так как правительство США не желало посылать свои войска в Сомали. Американцы увидев опасность исходившую от Организации исламских судов заставили полевых командиров объединится в организацию, с довольно идиотским названием для полевых командиров, по сути являвшихся бандитами и террористами - «Alliance for the Restoration of Peace and Counter Terrorism» (Союз за восстановление мира и борьбы с терроризмом). В виду недостатка сил, данное правительство обратилось к Африканскому союзу с просьбой послать свои миротворческие войска.

В 2004 году под давлением США на конференции Африканского союза было одобренно признание нового Переходного правительства Сомали и отправка на его подержку контингента африканских миротворцев.

Однако противотеррористическая операция шла со скрипом. Получив в данном правительстве посты, эти полевые командиры на деле свои отряды объединять под общим командованием не захотели, да и полностью оставались самостоятельными. В мае силы Организации исламских судов, которой весной 2006 года начались массовые поставки из Эритреи грузов со стрелковым оружием, противотанковыми средствами и зентитными орудиями, начали бои за Могадишо. В боях погибло несколько сот человек. 5 июня город был взят силами Организации исламских судов. После этого ее силы продолжили наступление, в районе Могадишо, захватив у полевых командиров большую часть их тяжелого вооружения. Преследуя отступающего противника, 14 июня силы Организации исламских судов вошли в город Йовхар.

В 27 июле 2006 года в Могадишо прибыли представители армий и спецслужб Эритреи, Египта и Ливии, встретившиеся с руководством Организации исламских судов. Была организованна перепроска добровольцев из Пакистана, а так же из числа боевиков, действующего в Эфиопии «Oromo Liberation front», действовавшего в среде местной этнической группы оромо.

В июле шейх Юсуф Мохамед Сиаад лично встретил иранский корабль с грузом оружия в том числе с РПГ югославского производства и ПЗРК. Поразительно, но находившееся под контролем американо-британских войск правительство Ирака в середине 2006 года не только отправила в Сомали для Организации исламских судов груз оружия (стрелкового и гранатометов), но и послало своих инструкторов. В июле в Сомали с грузом оружия прибыл корабль и из Ливии. Грузы оружия прибывали и самолетами из Саудовской Аравии.

С помощью иностранных военных советников была организованна подготовка до четырех тысяч боевиков Организации исламских судов в казарме Хилвейне города Балаад, к северу от Могадишо. В июле две сотни боевиков Организации исламских судов было послато в Сирию на обучение. Показательно что Организация исламских судов хотя и была напрямую связанна с Аль-Каидой, в том числе в деле организации терактов против американцев и европейцев (например в Кении и Танзании), но получала помощь и от ливанского Хезболлаха. В ходе израильской операции в Ливане в 2006 году, Организации исламских судов, послала Хезболаху отряд в свыше чем 700 своих боевиков.

При столь широкой военной помощи неудивительно, что начав генеральное наступление в марте 2006 года, уже в июне 2006 года силы Организации исламских судов поставили под свой полный контроль Могадишо, в ходе боев с разрозненными отрядами полевых командиров.

К осени 2006 года лишь город Баидоу оставался вне контроля Организации исламских судов, и то лишь благодаря воинскому контингенту Эфиопии (до 6-8 тысяч солдат и офицеров) оборонявших этот город.

К этому времени Организация исламских судов распространило частично свое влияние на Пунтленд и отчасти на Сомалиленд населенном представителями клана Ишаак, благодаря многочисленным симпатизирующим ей,элементам в местных вооруженных силах.

В приграничном с Пунтлендом районе Галкайо клан Сакад в августе 2006 года провозгласил создание Галмудуга во главе с президентом Мухамедом Варсаме Али-«Киимко».

В ноябре 2006 года силы Союза исламских судов у вооруженных сил Пунтланда захватили город Бандирадли и начали наступление на город Галкайо.

Когда в районе Бандирадли начались бои сил Организации исламских судов и местного полевого командира, бывшего «министра обороны Сомали» то хотя армия Пунтленда послала в этот район свои силы, в соеднем в пограничном городе Галкайо был создан «исламский суд», а прибывший сюда президент Пунтленда одобрил существование этого суда. Делу помешало введение эфиопских войск в этот город.

Организация исламских судов оказывала подержку сомалийским повстанцам в Огадене,ведших партизанскую войну против Эфиопии, и стала использовать сомалийский национализм для распространения своего влияния вне Сомали-в первую очередь в Эфиопии а так же в Кении. Свыше четырех тысяч добровольцев из Кении вступило в ряды Организации исламских судов в Сомали принимая ежемесячную плату в 400 долларов.

В середине августа силы Организации исламских судов захватили порт Хобио,в 500 километрах от Могадишо выбив оттуда местных полевых командиров. В июле была организованна чистка улиц Могадишо от мусора, накопившегося там годами. 15 августа 2006 года был взят порт Хардера, являвшийся базой морских пиратов, а 25 августа был открыт порт Могадишо, до этого закрытый годами.

Хотя 5 сентября на встрече в Хартуме представителей Переходного правительства и Организации исламских судов было договорено перемирие, оно не соблюдалось. Уже 18 сентября 2006 года, глава Переходного правительства Сомали Абдулах Юсуф был подорван машиной управляемой смертником, за которым стояла скорее всего Организация исламских судов, так же как и организации сличного толка в Ираке и Афганистане, практиковавшая использование смертников для проведения терактов.

Главной силою Переходного правительства Сомали стали кланы долины реки Юба на юге страны, объединенные в Союз долины Юбы. В ноябре 2006 году, силы Организации исламских судов, вступили в столкновения с вооруженными силами Пунтленда в боях за город Бандирадли. Организация подготовила и несколько убийств чиновников администраций как Пунтленда, так и Сомалиленда. В то же время игралось на раскол в данных администрациях. В боях за Бандирабле однако силы Организации исламских судов были поражены.

Новые бои начались между силами Организации исламских судов с одной стороны и войсками Переходного правительства Сомали и эфиоопскими войсками с другой стороны начались 8 декабря в районе бывших военных баз Даинуунай и Лидал.

В итоге единственным городом где смогли удержатся до декабря полевые командиры стал город Баидоу, где находился контингент эфиопских войск. 4 декабря 2006 года Баидоу был окружен, а 12 декабря Организация исламских судов дала ультиматум тамошним полевым командирам сдастся.

Единственной силой в данных условиях стала Эфиопия. Хотя, после новой войны против Эритреи в 1998 году, армия Эфиопия начала получать оружие из России, откуда в Эфиопию прибывали также летчики и инструкторы для сил специального назначения, но с началом победоносного шествия сил Организации исламских судов США достаточно быстро взяли подготовку эфиопской армии в свои руки.

Под давлением США, Эфиопия являвшаяся традиционным противником Сомали, увеличило в декабре численость войск в Сомали до десяти тысяч.

Руководство Организации исламских судов эфиопам предъявили ультиматум: в течение семи дней покинуть Сомали. Затем в ночь с 19 на 20 декабря силы исламистов начали наступление на позиции эфиопских войск и сил Переходного правительства под Байдоа с двух направлений: с юго-востока из Бур Хакабы на населенные пункты Дайнунай и Мудо-Муде, с юго-запада из Динсура на Идаль.

Хотя наступление на Дайнунай и Мудо-Муде провалилось, но Идаль исламисты захватили в ходе трехдневных боев.

В ответ эфиопская армия начала 20 декабря наступление на Идаль и 24 декабря захватили его, нанеся противнику потери в пару сотен убитых.

24 декабря эфиопская армия при содействии авиации нанесла удары на Белетвейн и Бандирадлей и 25 декабря захватила их, тогда как город Буулобарде был захвачен силами местного полевого командира Переходного правительства.

Хотя 27 декабря 2006 года руководство Организации исламских судов - шейх Хассан Дахир Авейса, шейх Шериф шейх Ахмад и Абдарахман Янакоу провозгласили джихад до победы, 28 декабря эфиопские войска взяли Могадишо, а силы Организации исламских судов отступили в город Кисмайо, и после боев под Джилибой, 5 января ушли и из Кисмайо. В ходе боев декабря 2006-января 2007 года эфиопы взяли в плен несколько десятков эритрейцев, арабов и пакистанцев.

В начале 2007 года силы Галмудуга с помощью войск Эфиопии и Пунтленда захватили у сил Союза исламских судов города Харардере и Хобьё.

В феврале 2007 года в Сомали началось размещение миротворческих войск Африканского союза - AMISOM. Хотя их численность планировалась в 8000 человек, но на самом деле лишь Уганда и Бурунди отправили в Сомали по пехотному батальону, и по одному пехотному батальону должны были в дальнейшем послать Нигерия и Гана тогда как Малави, Руанда, Танзания лишь пообещали это сделать.

В боевых действиях приняла активное участие и авиация ВВС и ВМС США как и авиации Сил специального назначения США, и так 2 марта 2008 года самолет АС-130 атаковал в Южном Сомали в городе Добли, два дома, где находился руководитель организации исламских судов Эль-Турки, который согласно указу 13224 президента США находился в списке международных террористов.

Само руководство Организации исламских судов еще в январе приняло решение начать партизанскую войну.

Трудно оценивать ход партизанской войны, но на данный момент известно что важную роль в ней играет движение Эль-Шабааб или Хизбу Шабааб(The Youth или Popular resistance Movement the land of the Two Migrations) к кторому перешла в этом главная роль.

Движение Эль-Шабааб, было основанно в 2004 году и насчитывала к 2006 году до трех тысяч боевиков, сыграв важную роль в битве за Могадишо, на стороне сил Организации исламских судов. Отряды Эль-Шабааб отличались успехами в прорывах позиций неприятеля, в чем важную роль играла зенитная артиллерия. После падения власти Организации исламских судов она стала играть ключевую роль в партизанской войне и число ее боевиков значительно выросло. Хотя она связанна с Организацией исламских судов, в то же время она в области принятия решений действует самостоятельно. Организация исламских судов нередко ограждается от слишком экстремистских действий Эль-Шабааб, как например убийство раненых бойцов движения Союза долины Ююба (главная сила переходного правительства Сомали, финансируемого ООН) в госпитале города Буаале. Данная организация придерживается достаточно радикальных взглядов на ведение войны, то есть джихада, не ограничиваясь территорией Сомали, в силу чего она официально признана террористической организацией Госдепартаментом США и спецслужбами Норвегии и Швеции.

Следует заметить что часть боевиков, по крайней мере руководства,училась в высших учебных заведениях,либо закончила их. Сам руководитель этого движения Адан Хаши Айро,является участником войны в Афганистане на стороне талибов и прошел там подготовку в лагере Аль-Каиды.После возвращения в Сомали был телохранителем шейха Хассан Дахир Авейса которым и подерживался.Создал собственную боевую групу в 2003 году и участвовал с ней в нападениях на иностранных работников международных организаций в Сомали и лично участвовал в убийстве четырех иностранцев и десятка офицеров армии и спецлужб Сомали.

Из командиров движения Эль-Шабааб надо выделить шейха Абу-Мансура (Мухтар Али Робоу),который командовал силами Организации исламских судов во время взятия Могадишо и который заявил в интервью иностранным журналистами в июне 2008 года, что силы Эль-Шабааб убили до 500 эфиопских солдат и скоро они переходят к минометным обстрелам. Абу-Мансур организовал с помощью грузовика со взрывчаткой, теракт против миротворческого контингента Бурунди в Сомали весной 2008 года.

Тяжело описывать ведущуюся в Сомали войну, и проще дабы обрисовать ситуацию сложившуюся в последнее время в Сомали следует привести сводку нападений из документа подготовленного неправительственными организациями работающими в Сомали(Report Number -28/08 SPAS(Safety Preparedness and Support) всего за одну неделю июля 2008 года.

Хроника боевых действий в июле 2008 года:

  1. 1 июля - убит один солдат Переходного федерального правительства в районе Кааран. В этом же рай оне в ходе нападения на силы ТФГ и Африканских миротворцев из Уганды было убито 8 а раненно 17 гражданских лиц.
  2. 3 июля был убит один инспектор Переходного федерального правительства в округе Ягшид.
  3. В округе Ходан был убит один солдат Переходного федерального правительства.
  4. 4 июля было обстреляно из минометов здание Сомалийской авиакомпании в округе мадина,аэропорт Аден Адда.
  5. 5 июля в округе Якшид при помощи СВУ подорвана машина с заместителем начальника округа.Он ,его жена и еще трое человек погибли.
  6. 5 июля в округе Даркемли убит солдат Переходного федерального правительства
  7. 6 июля тяжело ранен и скончался от ран работник международной организации.
  8. 7 июля убит офицер полиции Переходного федерального правительства Переходного федерального правительства в округе Караан в Халими Хити.
  9. 2 июля найдено тело похищенного офицера полиции Переходного федерального правительства в округе Ванлавейне в бывшей военной базе Баллидегле.
  10. 4 июля эфиопские войска убили четырех боевиков в ходе нападения на блок-пост эфиопской армии.
  11. Силы Эль-Шабааб захватили одну машину Переходного федерального правительства в округе Ванлавейн.
  12. 2 июля в ходе нападения на конвой эфиопской армии в округе Белетвейн убито два боевика.
  13. 4 июля убито две девочки
  14. 5 июля Засада против эфиопских войск в деревне Хау-Тако. Данных о потерях нет
  15. 6 июля Брошена ручная граната в здание полиции в городе Белевей. Ранен один полицейский.
  16. 1 июля на базаре города Баидоа брошена ручная граната в полицию ТФГ. Два полицейских и двое гражданских ранено.
  17. 4 июля брошена ручная граната на пост полиции в городе Баидоа.Двое полицейских раненно.
  18. 7 июля в городе Баидоа брошена ручная граната офицера службы безопасности Переходного федерального правительства .Он и один полицейский раненны.
  19. 7 июля обстрелянны из минометов силы эфиопской армии и Переходного федерального правительства в районе аэропорта Баидоа и президентского дворца. Один солдат Переходного федерального правительства убит и пять раненно.
  20. 2 июля в ходе столкновений двух кланов в селе Калайкороу под городом Сокоу, убито было трое, а на следующий день еще шестеро.

Всего в первой половине 2008 года было убито в Сомали до двух сотен человек, в том числе среди работников иностранных неправительственных организаций было убито четверо иностранцев а еще четверо иностранцев было раненно.Было также убито тринадцать,а ранено пять из числа сомалийцев работавших в данных неправительственных организациях,тогда как восемьнадцать их было захвачено в заложники.

Нападение боевиков на президентский дворец в Могадишо в августе 2008 года,когда погибло свыше двух десятков военнослужащих сил Переходного федерального правительства, показал что и само Могадишо,не контролируется силами этого правительства.Последующее,22 августа, падение Кисмайо,одного из важнейших центров Сомали, в руки движения «Эль-Шабааб», после трехдневных боев и выход в ноябре 2008 года, боевиков этого движения на позиции на пару десятков километров от Могадишо показал что это движение набирает силу, и вопрос времение когда произойдет «Третья битва за Могадишо».

В настоящее время единственной надежной подержкой Переходного федерального правительства Сомали являются эфиопские войска. Однако эти войска пользуйтся общим отрицательным отношением сомалийцев. После временного выхода эфиопских войск из города Белетвейне, в нем начались убийства всех тех кто сотрудничал с эфиопами. Однако их уход означает катастрофу для переходного правительства и тем самым для ООН. Силы переходного правительства так и остались недисциплированными и разрозненными милициями. Миротворческие силы Африканского союза(African Mission in Somalia) ведут себя безинициативно и при этом опыта боевых действий не имеют, а силы Организации исламских судов их рассматривают как противника.

Противоречия между полевыми командирами нерешены. На юго-востоке страны в районе Джуба сохраняются напряженные отношения между фракциями Rahanweyn Resistance Army возглавляющимися Мухамедом Ибрагимом Хабзаде и Хасаном Мухамедом Нур Шатигадудом.

В октябре 2007 года начались пограничные столкновения между Сомалилендом и Пунтлендом.

В 2008 году произошло несколько вооруженных столкновений между вооруженными силами Галмудуга и Пунтленда из-за аэропорта Галкайо, находящегося на территории Галмудуга но контролирующегося вооруженными силами Пунтленда.

Помощь ООН недостаточна, а помощь стран исламского мира,в конечном служит, интересам Организации исламских судов. Так те же ОАЭ являющиеся крупнейшим инвеститором в Сомали (центры компании Somali Telecom Association- мобильной связи находятся в Дубае), вместе с тем оказывают финансовую помощь руководству Организации исламских судов.

В Сомали ныне действуют исламские организации Джама эт эль-Табли и Салафия Джадида занимающиеся миссионерской работой, как и Харакат эль-Ислах и Майли Улимадда Ислаамика э Соомалия ведущие политическую деятельность.

Джамаат эль-Табли является крупнейшей организацией. В ней находится 500-700 шейхов из стран Магриба и Ближнего и Среднего Востока.

Организация Салафия Джадиида во главе с шейхом Али Вайе уступает ей численостью, но ведет более агрессивную политику и подерживает идею введения шариатского права и ведения джихада в Сомали.

Организация Майма Улимадда Ислаамка э Соомалия во главе с шейхом Ахмад Абди Диисоу, сменившего шейха Мохамеда Маалим Хассана,после его смерти в 2001 году, придерживается схожих позиций.

Большим влиянием среди местных образованных кругов пользуется движение Харакат эл-Ислах во главе с ректором университета Могадишо-доктором Али шейхом, а так же шейхом Мохамедом и Ибрахимом Дусуки. Харакат эль-Ислах организация контролирующая систему образования,в том числе два университета в Могадишо.

Считается это движение относительно либеральным, однако скорее всилу того что действует легально и среди образованного слоя сомалийцев,ибо в своей деятельности,главным образом в сфере образования,она пропагандирует исламский фундаментализм и насилие отвергает лишь на словах.

Пожалуй лишь организация Ахлу Сунна уал Джамала созданная орденами Квадрия, Салихия и Ахмадия, проповедующими суфийский ислам исламский фундаментализм отвергает в самой теории.

Тем самым в данном случае страны исламского мира действуют вполне синхронизовано, и можно смело предположить что с падением Переходного правительства Сомали, такая же судьба может ожидать и иные правительства соседних африканских стран.

Что касается морского пиратства, то оно является производным данной войны, и захватами кораблей промышляют как боевики Организации исламских судов так и отряды местных полевых командиров лишь формально подчиненных Переходному правительству.

Очевидно что с пиратством покончить Переходное правительство Сомали не в состоянии, а также очевидно что миротворческие войска Африканского союза эту проблему также не в состоянии решить.

Корабль «Фаина» с 33 танками Т-72 на борту оказался без всякой защиты, в том числе «похороненных» украинским правительством своих ВМС, чьи корабли распродавала таже компания, которая и продавала танки. Как писал Пушкин- «все б это было бы смешно, когда бы не было столь грустно», ибо с танками в заложники попали и 17 моряков из Украины,трое моряков из России и один моряк из Латвии.

Печальная история с кораблем «Фаина», где украинских моряков перевозивших оружие (танки Т-72) наводят на заключения что с расширением масштабов войны в районе Африканского Рога, данный судоходный район окажется под большой угрозой. То же движение Эль-Шабааб вряд ли откажется от захватов кораблей, особенно если ему удастся распространить свое влияние на Пунтленд и Сомалиленд, выйдя на берега Аденского залива. Это уже современных политиков будут интересовать куда больше, в отличии от опасности войны в самой Сомали.

В силу этого вопрос могут решить либо вооруженные силы какого-то «цивилизованного» государства (так услуги своих ВМС предлагала Канада) либо какая-то частная военная компания которой за это будут платить деньги. Однако с расширением масштабов конфликта в Сомали сил частной военной компании или группировки ВМС одной стран может не хватить.

Сомалийцы в силу своей недавней истории представляют исключительно благоприятную почву для пропаганды идей исламского фундаментализма, так как идеи социализма и демократии у них ассоциируются с иноземными агрессорами - в первую очередь с соседней «христианской» Эфиопией, которая пользуется у сомалийцев всеобщей ненавистью. Так же как ее союзниками были как СССР так и США, которые и самостоятельно вступали в конфликты с Сомали, а помимо этого жива память и о колониальном прошлом под властью Италии и Великобритании, то очевидно вопрос не в том готово ли Сомали к приходу исламского фундаментализма ,а в том смогут ли организации его продвигающие обеспечить достаточно средств и запасов вооружения для самих сомалийцев, как и то какова будет политика США в отношении Сомали, то есть пойдет ли США на еще одну наземную войсковую операцию.

По большому счету процесс происходящий в Сомали естественен. Слом колониальной системы европейских государств лишил всю Африку единственно надежной системы безопасности, и борьба СССР и США лишь расшатывала равовесие сил в Африки, при безудержной гонки вооружений.

Последний оплот стабильности на юге Африки был срушен совместными усилиями соеветских коммунистов и англо-американских либералов, при ведущей роли как раз последних, сыгравших ключевую роль в португальской революции и в 1974 году, в приходе Мугабе к власти в 1980 году и в падении апартеида в 1992 году.

Ныне наследникам советского рукодства в Москве уже нет интереса вмешиваться в новые авантюры на африканском континенте, тем более что и средств в условиях финансового кризиса лишних нет.

Европейскому Союзу до Африки, за исключением ее средиземноморских стран также особого дела нет.

Однако США ныне совершают поворот, сокращая средства для Ирака и перенаправляя их частично в Африку. Приход нового президента США Барака Обамы к власти 20 января 2009 года безусловно данный интерес лишь усилит. Однако тут есть несколько подводных камней. Главный заключается в том что главным претендентом на гегемонию в Африке является иламский мир, прежде всего арабские страны Залива и Магриба, а также Иран и Пакистан.

Так как американская администрация стремится улучшить отношения с исламским миром в Ираке и Афганистане, как-то нелогично ей открывать новый фронт в Африке, в той же Сомали. Помимо этого огромная, часто нерациональная, трата средств в Ираке и Афганистане, не оставляет больших финансовых возможностей для массированой интервенции армии США в Сомали, хотя отрицать ее возможность нельзя.

Что касается Африканского союза, то ее миротворческие силы в Сомали главным образом защищают себя.

В случае если арабские страны, начнут массирование вооружение исламских патризан в Сомали, войска Эфиопию могут там потерпеть поражение,а американские войска могут не получить разрешение на вооруженное вмешательство от новой администрации Барака Обамы, тем более что более важную роль нежели его кенийское происхождение играют тесные связи многих членов его администрации с арабским нефтянным лоби. Так что вероятно Сомали, а и всю Северо-Восточную Африку ждут печальные времена новых войн, которые могут распространиться по всему континенту. О последствиях можно только догадываться.

Что касается России то она вряд ли сможет играть в этом большую роль, хотя очевидно, что рост влияния исламского фундаментализма в Африке, обеспечит ему большие финансовые и человеческие ресурсы что может быть использованно и против России.

Как то влиять на события в Африке у России возможности нет, тем более что ее последний козырь, продажи российского оружия, ныне бит ее китайскими конкурентами, за что опять таки можно поблагодарить как советских так и российских товарищей.

В то же время Россия продолжает нуждатся в надежных морских перевозках, и ей очевидно что неразумно идти по пути Украины, распродавшей почти весь свой флот (ракетный крейсер «Адмирал Лобов» стоящий на верфи в Николаеве и последнюю дизельную подводную лодку украинские специалисты просто еще не нашли кому продать), а ныне ставшей жертвой сомалийских пиратов.

В данном случае единственный ее «предпоследний» козырь военно-морской флот может сыграть свою роль, если конечно сделать его работоспособным.

На данный момент Россия не в состоянии держать заграницей несколько корабельных группировок, и потому в регионе Юговосточной Азии при необходимости может действовать групировка базирующаяся на Дальнем Востоке, а в Северной Атлантике и Карибском море, групировка Северного флота базирующая на севере России.

Однако районы Индийского океана, в том числе побережья Сомали, как и Южной Атлантике, в том числе побережья Западной Африке, где также велика угроза нападений пиратов, требует наличия в относительной близости пункта базирования российских ВМС. Очевидно что на два или три таких пункта базирования у России денег нет.

По большому счету и корабелей у российских ВМС в нужном числе нет. Согласно принятому руководством ВМС в 2000 году «Плану строительства и развития Военно-морского флота на 2001-2005 года» большинство задач ВМФ было «перераспределенно в ближайшую морскую зону». Большинство кораблей для действий на дальних театрах было списано еще в первой половине 90ых годов.Если подводные силы находятся в еще относительно благополучном состоянии, то надводный флот испытывает недостаток боеспособных кораблей Атомный крейсер(ТАРКР) «Петр Великий» имеется в единственном числе, а другие два атомных крейсера «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев» в море не выходят.

В боеготовом состоянии, правда находятся три газотурбинных ракетных крейсера - « пр. 1164», семь больших противолодочных кораблей «пр.1156», один большой противолодочный корабль «пр.11561» и пять эскадренных мининосцев «пр.956» (еще пять на приколе) являющимися кораблями первого ранга и способные при наличие авиационной подержки с воздуха дествовать на удаленных ТВД.

Правда ВМФ России имеет в боевом составе (по состоянию на 2006 год) восемь сторожевых кораблей, из которых пять СКР «проекта 1135» один СКР «проекта 61», и один СКР «поекта 11540» (еще один СКР «проекта 11540» «Ярослав Мудрый» должен быть введен в строй) находятся в составе Черноморского, Тихоокеанского, Балтийского и Северного флотов в еще боеспособном состоянии и в состоянии участвовать в операциях на дальних ТВД, что и показало первое боевое крещение СКР «проекта 11540» «Неустрашимый» у берегов Сомали.

Однако самостоятельное действие одного СКР, даже против сомалийских пиратов дело все же рискованное. В войне 2006 года в Ливане, движение Хезболлах смогло 14 июля серьезно повредит израильский малый ракетный корабль (по классификации НАТО-корвет УРО) «Ханит» поступившими на вооружение иранскими противокорабельными ракетами берегового базирования «Нур» (Ц-802,это их экспортное обозначение) китайской разработки (в Китае они носят обозначение «Yingji-82»). Первой же ракетой арабы поразили цель, так что после взрыва на корме корабля, при котором погибло четверо израильских моряков, на нем начался пожар и он едва не затонул. Вторая ракета вследствие работы системы РЭБ второй цели ракетного катера «Ромах» ушла в сторону, поразив торговое судно под кампучийскм флагом. Правда для израильских ВМС, не представляло труда эвакуировать корабль «Ханит» в свою базу в Хайфе, другими кораблями ВМС под прикрытием ВВС. Однако в случае с «Неустрашимым» нет ни других кораблей,ни ВВС, а ни базы, тогда как часть сомалийских пиратов сотрудничает с движением «Эль-Шабааб» на берегу, имеющим военную помощь как «Хезболлаха» и Ирана, так и других стран исламского мира. К тому же из СКР Российского ВМФ только «Неустрашимый» имеет более-менее серьезную ПВО: зенитные комплексы ЗРК «Кинжал», использующий зенитные ракеты 9М330-2, являющиеся модификацией ракеты 9М331 самоходного ЗРК «Тор» и ракетно-артиллерийский комплекс «Кортик», использующий две шестиствольные 30 милиметровые автоматические артиллерийские установки АК-630 с пусковыми для ЗУР 9М311 (самоходного зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Тунгуска». Остальные же российские СКР ПВО имеют недостаточную для самостоятельных действий и могут в лучшем случае действовать лишь в составе корабельной групировки под прикрытием ПВО эсминцев, БПК или крейсеров.

Вместе с тем отсутствие в составе российских ВМС авианосцев, кроме ТАКР «Адмирал Кузнецов», требует наличия и авиационной группы ВВС и береговой авиации для прикрытия с воздуха корабельной группировки, что собственно говоря мировая практика.

В силу этого требуется база в таком районе мира,откуда авиация могла бы эффективно действовать как в Южной Атлантике так и в Индийском океане. Эти же требования выдвигает и базирования хотя бы двух ПЛА и ПЛАКР российских ВМС.

Тут очевидно что о бывших морских баз советских ВМФ в Йемене, Мозамбике и Анголе можно забыть,так как тамошняя инраструктура пришла в негодность, а изменился там и политический климат. Посылать новые контингенты войск в эти страны идея для нынешней России нереальная, так как востановление инфраструктуры потребует милионов долларов средств.

В тоже время существует единственная страна в Африке. ЮАР где инфраструктура еще сохранена, благодаря сохранению роли белого меньшинства в армии и экономики, да и флот там пока еще сохраняется. Учитывая связи ЮАР с Россией в области экономики, возможно арендовать на договорной основе какую то часть в военноморских базах ЮАР, например в Капстаде, под Кейптауном. Это обеспечит возможность нахождения военно-морской групировки численостью 4-5 боевых надводных кораблей и 3-4 подводные лодки российского ВМФ в Южной Атлантике и в Индийском океане, что является и экономически приемлимым и политическо оправданным решением. Россия получила право согласно Резолюции 1816 бороться с морскими пиратами у берегов Сомали, и тем самым правовых ограничений нет. Данная группировка в состоянии реагировать как на угрозы пиратства у берегов Сомали, Западной Африки, Шри-Ланки, Индонезии, так и представлять интересы России в зоне Персидского залива. Помимо этого задачи подобного рода смогут дать определенный импульс развитию ВМС, которые при нынешнем состоянии дел,согласно работе «Современное состояние и перспективы развития российского флота» московского Центра обороной информации,к 2020 году не смогут обеспечит и выполнение задач по защите ближайшей морской зоны.

К тому же случаи пиратства отмеченны и у берегов Индии, Танзании, Бразилии и не имея постоянной ВМБ, из которой можно было бы действовать в Южной Атлантике и в Индийском океане российские ВМС просто не справятся с задачей по защите даже торговых корблей России, а не то что международного судоходства.

Конечно Россия может отказатся от всякого участия в операциях по обеспечению безопасности судоходства, но в таком случае ей следует отказаться и от своего торгового флота,ибо охрана кораблями ВМС других стран обойдется еще дороже.

Война в Сомали будет с каждым месяцем разгораться, и тем самым число нападений пиратов на торговые корабли будет только увеличиваться. Если добавить к этому нестабильную ситуацию в Нигерии, Пакистане и Йемене, то существует лишь два выхода, либо отказаться от использования российского торгового флота в этих районах либо опираться там на подержку ВМФ России.

Сама же операция ВМС России в Южной Атлантике и Индийском океане, не только бы вдохнуло второе дыхание в российский ВМФ, но увеличило влияние России в странах Африки, Азии и Латинской Америки, где уже сам вид российских боевых кораблей был бы серьезным аргументом в пользу России.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий