Правовая природа и квалификация договора вексельного займа

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И КВАЛИФИКАЦИЯ «ДОГОВОРА ВЕКСЕЛЬНОГО ЗАЙМА» В настоящее время на рынке вексельного обращения приобрела широкое применение практика заключения договоров займа, объектом которых выступают соло- и (или) тратта векселя.

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И КВАЛИФИКАЦИЯ

«ДОГОВОРА ВЕКСЕЛЬНОГО ЗАЙМА»

В настоящее время на рынке вексельного обращения приобрела широкое применение практика заключения договоров займа, объектом которых выступают соло- и (или) тратта векселя.

В настоящей работе, речь пойдет о такой разновидности договоров вексельного займа, которые заключаются на основе возврата денежного эквивалента за переданный Заемщику вексель в качестве предмета займа. При этом, не имеет значения, собственный соло- вексель Займодавца передается Заемщику, или индоссируется вексель иного «эмитента».

Итак, для того, чтобы наиболее полным образом раскрыть правовую природу подобных договорных конструкций, необходимо раскрыть сущность векселя как объекта гражданского оборота, поскольку одним из конституирующих элементов любого договора займа выступает именно объект.

Так, согласно п. 1 ст.807 ГК РФ «По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества».

Брагинский М.И., Витрянский В.В. в своей совместной монографии особо обращают внимание на категорию объекта договора займа: «Едва ли не самым существенным признаком договора займа следует признать специфику объекта данного договора, в качестве которого выступают денежные средства и иные вещи, определяемые родовыми признаками. Главная особенность объекта займа состоит в том, что использование как денежных средств, так и иных вещей, определяемых родовыми признаками, возможно лишь путем их потребления. Поэтому, несмотря на то что целью заемщика остается временное использование имущества, переданного ему займодавцем (в этом смысле по своей цели договор займа практически ничем не отличается от наиболее близких ему договоров имущественного найма и ссуды), деньги и вещи, определяемые родовыми признаками, составляющие объект договора займа, передаются в собственность (а не во владение и временное пользование) заемщика. Только при этом условии заемщик получает возможность их использовать (т.е. потребить).

Названная особенность договора займа предопределяет и специфику предмета этого договора, также отличающую его от договоров имущественного найма и ссуды: действия должника по заемному обязательству - заемщика состоят в возврате займодавцу не того же имущества, что было получено от последнего (как это имеет место при имущественном найме и ссуде), а денежной суммы, равной полученной от займодавца, или того же количества вещей, определяемых родовыми признаками.

В системе объектов гражданских прав как деньги, так и вещи, определяемые родовыми признаками, относятся к вещам движимым, делимым и заменимым.

Признание объекта договора займа движимым имуществом (согласно п. 2 ст. 130 ГК вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом; регистрации прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе) означает, что право собственности у приобретателя соответствующих вещей по договору (в нашем случае - у заемщика) возникает с момента их передачи (п. 1 ст. 223 ГК)

Присущее как денежным средствам, так и иным вещам, определяемым родовыми признаками, качество заменимости означает, что такого рода объекты всегда присутствуют в имущественном обороте и, следовательно, являются доступными для его участников. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что у заемщика всегда имеется возможность исполнить свое обязательство перед займодавцем надлежащим образом.[1]

Таким образом, как по действующему законодательству РФ, так и на уровне догматической конструкции, основными элементами объекта договора займа являются суть две составляющие: 1) это всегда вещь, 2) вещь, определяемая родовыми признаками.

На сколько справедлив сделанный вывод судить не приходится, поскольку при допущении в круг объектов договора займа например, индивидуально-определенных вещей, конструкция договора займа потеряет не только свою индивидуальность и сольется с конструкцией имущественного найма (аренда), но и исчезнет вовсе из системы договоров как правовая конструкция, поскольку будет предполагать возврат именно полученной (той же) вещи, что не свойственно правовой природе договора займа.

Теперь необходимо объяснить, к какой категории вещей относится вексель с позиции позитивного права.

С точки зрения действующего гражданского законодательства РФ, вексель является ордерной ценной бумагой (ст. 143 и пп.3 п.1 ст. 145 ГК РФ), права на которую и из которой передаются путем индоссирования - единовременно (п.3 ст. 146 ГК РФ). При этом, как объект оборота, вексель является индивидуально-определенной вещью, что вытекает из ст.144 ГК РФ, и ст.1,ст.75 Постановления ЦИК СССР и СНК СССР «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе» от 07.08.1937 г. № 104/1341[2] , которые закрепляют требования к форме и реквизитам векселя, позволяющими его индивидуализировать и легитимировать. В случае, если требования к форме и реквизитам будут не соблюдены, то такой документ не имеет силы векселя, хотя может выступать обычным долговым документом, если будет содержать все существенные условия. Тот же вывод сформулирован в совместных Постановлениях Пленумов ВС РФ и ВАС РФ которые в частности, устанавливают, что «Требование векселедержателя об исполнении вексельного обязательства, основанное на документе, не отвечающем требованиям к форме и наличию реквизитов, подлежит отклонению судом, что не является препятствием для предъявления самостоятельного иска, основанного на общих нормах гражданского законодательства об обязательствах» (абз.3 п.3 Постановления)[3] ; далее - тот же подход «Невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе» (п.6 Постановления)[4] .

Итак, зачем же мы остановились на обобщенном теоретическом и дефинитивном раскрытии сущности объекта договора займа и векселя как объекта гражданско-правовых отношений?

Дело все в том, что правовая природа векселя во многом предопределяет его положение в качестве объекта договора займа в общем, так и договоров займа, в которых последний выступает в качестве объекта предоставления с условием возврата денежного эквивалента, в частности.

Следствие сказанного является вывод о том, что, вексель, как индивидуально-определенная вещь не может быть объектом договора займа, но может удостоверять обязательство займа. Иными словами, вексель не может отождествляться ни с денежными средствами, ни с иной формой эквивалента, используемого в товарном обращении[5] . Владелец векселя с передачей векселя приобретает имущество в виде права требования совершения платежа в пользу векселедержателя определенной денежной суммы[6] .

Насколько верен тезис о том, что вексель не может выступать объектом договора займа, но удостоверяет собой соответствующее обязательство (справедливости ради необходимо отметить, что вексель в формально-правовом смысле закрепляет все-таки специальное вексельное обязательство, и уже в фактическом – заемное обязательство, хотя и с оговорками)? Не содержится ли в нем внутреннего противоречия?[7]

В качестве примеров, приведем несколько встречающихся в хозяйственном обороте условий договоров вексельного займа, применительно к рассмотрению соответствующей темы.

I.

1.1. Заимодавец передаёт в собственность Заёмщику простой вексель (векселедатель - ООО «ХХХ») № 5 от 20 января 2003 года номинальной стоимостью 550 000 (Пятьсот пятьдесят тысяч) рублей, а Заёмщик принимает и обязуется возвратить денежный эквивалент в сумме 550 000 (Пятьсот пятьдесят тысяч) рублей до 01 января 2005 года.

1.2. Договор займа считается заключенным с момента получения Заемщиком платежа по векселю.

Как видно, перед нами не договор займа, т.к. во-первых, плательщиком по векселю выступает не Займодавец, а третье лицо; во-вторых, договор займа считается заключенным с момента получения платежа по векселю. Подобный договор в зависимости от закрепления соответствующих правоотношений сторон, может быть квалифицирован как предварительный договор займа с возложением исполнения по его заключению на третье лицо, либо как договор купли-продажи векселя с отсрочкой платежа, договор комиссии или договор поручения на получение платежа по векселю (с совершением на векселе препоручительного индоссамента или без такового в случае если последующие правоотношения будут оформлены общегражданским способом).

II.

1.1. Заимодавец передаёт в собственность Заёмщику простой вексель (векселедатель - ООО «ХХХ») № 5 от 20 января 2003 года номинальной стоимостью 550 000 (Пятьсот пятьдесят тысяч) рублей, а Заёмщик принимает и обязуется возвратить денежный эквивалент в сумме 550 000 (Пятьсот пятьдесят тысяч) рублей до 01 января 2005 года.

1.2. Договор займа считается заключенным с момента передачи векселя.

Следует заметить, что договора вексельного займа с тождественным формулированием условий о моменте заключения договора по аналогии с п.1.2 настоящего договорного примера, в практике ряда консалтинговых и торговых компаний города Хабаровска, являются обычной практикой.

Рассматриваемый пример исходя из содержания взаимных обязательств сторон, содержит в себе признаки договора купли-продажи векселя с отсрочкой платежа, что нетрудно заметить, обратив внимание на номинальную стоимость векселя, предоставляемый денежный эквивалент за полученный вексель и момент заключения договора. Опять же, можно квалифицировать эту сделку и как договор комиссии или договор поручения на получение платежа по векселю в зависимости от формулировки дальнейших условий и правового оформления дальнейших или предшествующих правоотношений сторон.

Приведенный пример является ярким подтверждением того, что подобного рода договорные конструкции создаются в процессе хозяйственной деятельности и не имеют ничего общего ни с действующей теорией ценных бумаг ни с позитивным правом РФ. При чем, причинами появления показанных «правовых недоразумений» являются как правило две: либо обычная правовая неграмотность контрагентов, непонимающих смысла и сущности векселя как ценной бумаги, либо – мотивация иного, налогового свойства, т.е. умышленная притворность.

В результате, сделанный вывод свидетельствует лишь о так называемой фиктивности подобных договорных форм, имеющих своей основной целью (или вытекающих из них) – подмену существующих правоотношений сторон, их фактическую прикрытость несуществующими взаимоотношениями.

Суть же договора займа состоит в предоставлении на время, некоей имущественной ценности заложенной в конкретной вещи (определенной родовыми признаками) контрагенту в собственность, который в свою очередь обязуется вернуть по истечении определенного периода времени предоставившей стороне – некий эквивалент, который будет соответствовать тому же имуществу по характерным признакам (по выражению законодателя «равное количество денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества»). А суть векселя состоит в том, что он закрепляет денежное обязательство.

Таким образом, даже исследовав иные конструкции, например: Займодавец и векселедатель по простому векселю или плательщик по переводному векселю будут совпадать и т.д., вывод будет один – сам по себе вексель не может быть объектом договора займа в силу свойств, присущих его природе.

Хотя стоит отметить, что некоторые ученые все же полагают, что вексель может выступать объектом договора займа, в том случае, если по условиям договора, должник обязывается безвозмездно индоссировать в пользу кредитора векселя последнего. Здесь полученная от кредитора сумма вещей возвращается вещами того же рода и качества.[8]

Опять же, можно лишь указать на вышеуказанные тезисы о векселе как индивидуально-определенной вещи, чтобы понять о невозможности подобного построения. Пример же Белова В.А., скорее можно квалифицировать как договор мены, если объектами обмена выступают разные векселя пусть и одного эмитента, либо как смешанный договор, в котором присутствуют элементы договоров купли-продажи с правом обратного выкупа и дарения, а также иных договоров в зависимости от закрепления правоотношений сторон.

Иначе говоря, вексель как ценная бумага, удостоверяет обязательство займа, но не более. Сам же вексель как вещь не является и не может выступать в качестве объекта займа, не может быть самим займом , а, следовательно - и объектом договора займа.

Для того же, что бы вексель выступал неким элементом в договоре займа он может быть выдан лишь в качестве удостоверения договора займа или выдан по предварительному договору о заключении в будущем договора займа.

Например, для того, чтобы вексель мог закрепить обязательство займа выданный со стороны Займодавца, как правило, должны быть соблюдены следующие требования:

1) Векселедатель по простому векселю или плательщик по переводному – должен быть одновременно Займодавцем;

2) Момент заключения договора должен быть определен как момент получения Заемщиком платежа по векселю. Следовательно, срок возврата суммы займа должен быть осуществлен гораздо позднее, чем совершенный платеж по векселю.

Для того же, чтобы вексель мог закрепить обязательство займа выданный со стороны Заемщика, должны быть соблюдены следующие требования:

1) Заемщик выдает собственный соло-вексель Займодавцу, либо индоссирует вексель иного эмитента, плательщиком по которому выступает Заемщик на сумму погашаемой суммы займа (с процентами или без такового в зависимости от возмездности - безвозмездности самого договора займа);

2) Должник по денежному обязательству, возникшему за полученные товары, выполненные работы и оказанные услуги, может по соглашению с кредитором новировать свое обязательство путем выдачи или индоссации векселя (например, с заключением договора займа).

В общем и т.д. и т.п. моделей построения договоров может быть очень много.

В качестве вывода, хотелось бы привести одно из Постановлений Президиума ВАС РФ:

Постановление Президиума ВАС РФ от 07.07.1998 г. № 3762/98[9]

1. Договор, предусматривающий предоставление кредита путем выдачи заемщику определенного числа простых векселей кредитора (или третьего лица) с установлением сроков платежа и на определенную сумму, несмотря на свое наименование, не может быть признан кредитным договором. Вместе с тем такой договор, как не противоречащий общим началам и смыслу гражданского законодательства, нельзя считать недействительным.

2. Договор, предусматривающий предоставление кредита путем выдачи заемщику простых векселей кредитора (или третьего лица) с определенными характеристиками, является основанием возникновения у заемщика денежного обязательства перед кредитором лишь с момента оплаты последним данных векселей.[10] (тезисный вывод к Постановлению).

Извлечение:

….

Между «Энергомашбнком» и финансовой группой «Росско» заключен договор от 10.05.1995 № 54, который стороны назвали кредитным договором.

В соответствии с пунктами 1.1,1.2 договора банк предоставляет заемщику кредит в сумме 1.000.000.000 рублей на четыре месяца. Предоставление кредита осуществляется путем выдачи заемщику двух простых векселей «Энергомашбанка» со сроком платежа четыре месяца на сумму 1.000.000.000 рублей.

Таким образом, сумма кредита заемщику не предоставлялась, и договор, как следует из его текста, относится к гражданско-правовым договорам. К нему должны применяться общие положения о договоре.

Согласно пунктам 2,3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Стороны могут заключить договор, в котором содержаться элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Денежное обязательство по возврату 1.000.000.000 рублей у заемщика возникло с момента оплаты векселей векселедателем.

….

Приведенное Постановление Президиума ВАС РФ лишний раз подтверждает правильно сделанный вывод, согласно которому вексель сам по себе закрепляет денежное обязательство (обязательство займа), но вместе с тем по своей правовой природе не может служить объектом договорной конструкции займа и соответственно самим объектом займа.

При этом необходимо помнить, что договор займа всегда реальный, а договор, в котором в качестве объекта предоставления выступает вексель – всегда концессуальный, что и предполагает их различный правовой режим, формальное закрепление и различные правовые последствия (например, если объект займа не предоставлен заемщику, то договор считается незаключенным, а если не предоставлен вексель – то речь идет уже о неисполнении договорных обязательств, что само по себе обусловлено существованием договорного индивидуального регулирования отношений сторон).

А.С. Рысаков

юрисконсульт ОАО «АМУР-ПИВО»


[1] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга пятая. Том I: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований.– М.: Статут, 2002.

[2] О введении в действие Положения о переводном и простом векселе: Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 г. № 104/1341 // Собрание законов и распоряжений Рабоче - Крестьянского Правительства СССР, 21.08.1937. - № 52. - ст.221.

[3] О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 33, Пленума ВАС РФ N 14 от 04.12.2000 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - N 3. - 2001,

[4] Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.1997 N 18 // Вестник ВАС РФ. - N 10. - 1997.

[5] Уруков В.Н. Вексель и денежное обязательство.

[6] Уруков В.Н. Вексель и денежное обязательство.

[7] Хотя вексель и является ценной бумагой, и соответственно закрепляет дуализм правового статуса держателя, т.к. с одной стороны сам вексель, как правило, принадлежит законному держателю на праве собственности (право на бумагу), с другой - содержит обязательство векселедателя или иного указанного в нем лица, уплатить в пользу векселедержателя вексельную сумму в определенный срок (право из бумаги).

Мы в свою очередь, в рассматриваемой теме, вексель рассматриваем исключительно как объект вещного права не указывая на ту имущественную ценность, которая содержится в нем.

[8] Белов В.А. Очерки по вексельному праву. – М.:Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 2000 – с.131

[9] Вестник ВАС РФ, - 1998. - № 10

[10] Белов В.А. Очерки по вексельному праву. – М.:Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 2000 – с.394

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ