Уставное законодательство Пензенской области

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Пензенский государственный университет

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Пензенский государственный университет

Юридический факультет

Кафедра «Государственно-правовых дисциплин»

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Уставное законодательство Пензенской области»

на тему: «Уставное законодательство Пензенской области, как источник конституционного права»

Выполнила:

магистрант 1 курса

гр.09ЮМ1

Чураева Ю.В.

Проверил:

д.ю.н., профессор,

Гошуляк В.В.

Пенза 2009г.
СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

1.УСТАВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ-ИСТОЧНИК КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.. 6

1.1 Региональные источники конституционного права. 6

1.2 Юридическая сила региональных источников конституционного права 11

2. СООТНОШЕНИЕ УСТАВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ С ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ…………………14

2.1 Пределы соответствия Устава Пензенской области Конституции РФ.. 14

2.2 Законы и иные нормативные правовые акты как источники уставного законодательства Пензенской области. 19

Заключение. 23

Список использованных источников. 24

ВВЕДЕНИЕ

Современное конституционное право – это отрасль права, которая закрепляет основные принципы демократии и организации власти. Именно это порождает острую борьбу различных политических сил вокруг Конституции, законов, судебных решений и других правовых актов, составляющих источники конституционного права. Глубокое изучение конституционного права, таким образом, позволит «войти в политику» и почувствовать дыхание истории.

Конституционное право Российской Федерации как юридическая наука изучает общественные отношения, лежащие в основе конститу­ционного устройства Российской Федерации, правового положения че­ловека и гражданина, способа организации и деятельности государс­твенных органов и
местного самоуправления. Причем формой таких отношений являются волевые
общественные отношения, с которыми связано осуществление государственной власти. И это понятно, ибо конституция, властные структуры государства, правовой статус че­ловека и гражданина и т. д. – всё это относится к сфере государс­твенно-правовой надстройки, возвышающейся над социально-экономи­ческим базисом общества. Наука конститу­ционного права призвана показать и обосновать, каким должно быть устройство Российской Федерации при господствующих в обществе общественных отношениях. Поэтому наука конституционного права РФ имеет дело с осмыслением только таких государственно-правовых норм, которые адекватно выражают и зак­репляют указанные отношения. Более того, она должна предлагать властным структурам государства модель оптимальных норм права, стимулирующих поступательное конституционное развитие общества, государства. На основе таких норм должны возникать и функциониро­вать государственно-правовые отношения.

Применительно к субъектам Российской Федерации употребляется два основных термина «конституционное» и «уставное» законодательство. Они не идентичны. По смыслу ч. 1 ст. 66 Конституции Российской Федерации статус республики определяется Конституцией РФ и конституцией республики, в то время как статус краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов - федеральной Конституцией и уставами этих субъектов Федерации.

По своей юридической силе в иерархии нормативных правовых актов субъектов РФ конституции и уставы равны. Они являются основными законами субъектов Федерации. Если построить пирамиду законов Российской Федерации снизу вверх, то в нижней ее части будут находиться законы субъектов РФ, далее конституционные законы (там, где они предусмотрены учредительными актами), законы о поправках в учредительные акты субъектов РФ, конституции и уставы субъектов РФ, затем федеральные законы, федеральные конституционные законы, законы о внесении поправок в Конституцию РФ как особый вид законов, Конституция Российской Федерации. При этом над законом одного субъекта РФ в иерархии законодательства будет стоять либо конституция, либо устав данного субъекта Федерации. Конституции и уставы субъектов РФ взаимно пересекаться не могут, так как нельзя определять соответствие той или иной правовой нормы закона или закона в целом одного субъекта Федерации конституции или уставу другого субъекта РФ. Поэтому по своей юридической силе учредительные документы субъектов РФ (конституции, уставы) есть явления одного порядка и в иерархии законодательства РФ занимают одинаковое положение. Однако правовые различия между конституциями и уставами существуют.

Традиционно юридическая наука трактует конституцию как атрибут государства, как основной закон, устанавливающий основы государственного устройства, порядок и принципы образования органов государственной власти[1] . Устав же рассматривается, преимущественно, как свод правил, призванный регулировать определенный вид деятельности. Обычно устав носит характер регламента деятельности организаций и объединений[2] . Однако уставы субъектов РФ охватывают значительно более широкий круг вопросов, касающихся устройства органов государственной власти, защиты прав и свобод человека и гражданина, деятельности органов местного самоуправления и т. п.

Кроме того, принципиальное различие между уставом и конституцией существует и в порядке их принятия. Если процедура принятия устава может осуществляться исключительно законодательным органом субъекта Федерации, что зафиксировано в федеральной Конституции (ч. 2 ст. 66), то конституции республик могут быть приняты и на республиканском референдуме. Соответственно, степень легитимности конституций и уставов может трактоваться как неравнозначная. Следовательно, применение термина “устав” к субъекту Федерации представляется, не совсем удачным. Этот нормативный правовой акт регулирует более широкий круг вопросов, чем обыкновенный устав. Здесь, более точным являлся бы термин “основной закон” субъекта федерации. Все сказанное позволило разграничить понятия “конституционное”, т.е. производное от конституции и “уставное”, т.е. производное от устава, законодательство. Поэтому применительно к республикам следует употреблять термин “конституционное законодательство”, а применительно к другим субъектам РФ, включая и Пензенскую область, - “уставное законодательство”.

1. УСТАВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ – ИСТОЧНИК КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1.1 Региональные источники конституционного права.

После заключения Федеративного договора 1992 г. и принятия Конституции Российской Федерации 1993 г., распространившими принцип федерализма на всю территорию России, Пензенская область, как равноправный субъект Федерации, получила право на собственное законодательство в пределах предметов собственного ведения, а также компетенции области в предметах совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Исходя из смысла Конституции Российской Федерации и ее ст. 72, в которой перечислены предметы совместного ведения, Пензенская область может издавать законы и иные нормативные правовые акты в сфере конституционного, муниципального, земельного, водного, лесного, экологического, административного, семейного, налогового, трудового, жилищного права.

Это означает, что каждый нормативно-правовой акт Пензенской области входит в ту или иную отрасль российского права в качестве ее источника. Поэтому не все законы, принимаемые Пензенской областью, являются источником конституционного права Российской Федерации, а только те из них, которые относятся к предмету конституционного права. По мнению О.Е.Кутафина, в предмете конституционного права следует выделять две группы общественных отношений. К первой группе относятся общественные отношения, складывающиеся в процессе воплощения в жизнь основных признаков государственной организации общества и лежащих в ее основе. Эти отношения являются обязательным атрибутом предмета конституционного права. Другую группу образуют отношения, имеющие основополагающее значение для тех сфер, в которых они складываются. Ими охватываются те отношения, которые являются базовыми для всех других отношений в этой сфере и предопределяют содержание всех остальных отношений в этой сфере. Это могут быть отношения, определяющие основы правового статуса человека и гражданина, систему государственной власти и т. д. При этом, пишет далее О. Е. Кутафин, отношения, входящие в данную группу «становятся элементом предмета конституционного права только тогда, когда в этом заинтересовано государство, что выражается в соответствующих нормах права, содержащихся в таких основополагающих актах, как конституция или других актах, имеющих учредительный характер[3] . Другими словами, конституционное право изучает две основные группы проблем: основные права и свободы человека и гражданина и государственное устройство государства. Поэтому источником конституционного права могут быть только те законы и иные нормативные правовые акты Пензенской области, которые регулируют общественные отношения, связанные с предметом конституционного права. Это Устав и уставное законодательство (вытекающее из Устава и предусмотренное Уставом) Пензенской области. Другие законы и нормативные правовые акты Пензенской области являются источниками иных отраслей российского права.

Законы и иные нормативные правовые акты Пензенской области выражают позитивное (писаное) право. Они органично связаны с органами государственной власти Пензенской области и обусловлены ими. В научной литературе их называют актами регионального правотворчества[4] . Такие акты регионального правотворчества не могут быть источниками права субъекта Федерации как самостоятельной отрасли российского права, например, уставного права Пензенской области. Отрасль права регулирует целую сферу общественных отношений, которые складываются в государстве в целом, а не в его отдельном регионе.

Кроме того, только суверенные государства имеют право на законодательство и управление на своей территории. Таким правом может обладать только суверенная государственная власть. Субъекты Федерации не обладают государственным суверенитетом и не могут в этой связи иметь своих отраслей права. Государственная власть субъектов Федерации ограничена государственным суверенитетом Российской Федерации, и органы государственной власти субъекта РФ обладают правом на собственное законодательство и управление на территории субъекта Федерации только в тех пределах, которые установлены федеральной властью на федеральном уровне. Поэтому, в конечном итоге, и содержание законодательства субъекта Федерации определяется федеральным центром в тех пределах, границах, рамках, которые им установлены. В этом смысле также не может идти речь о суверенитете государственной власти субъекта Федерации, а, следовательно, о том, что эта государственная власть может издавать совершенно неограниченно те или иные нормативные правовые акты.

Нормативные правовые акты субъекта Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации должны соответствовать федеральному законодательству и вытекать из его положений. По предметам собственного ведения субъекта Федерации такое требование не действует. Однако и здесь степень самостоятельности субъекта Федерации в своем правотворчестве ограничена основами конституционного строя Российской Федерации и установленными на федеральном уровне правилами. Субъекты Федерации самостоятельны в своем правотворчестве по предметам собственного ведения только потому, что так установила Российская Федерация. Следовательно, пределы правотворчества субъектов Федерации таковы, что это не дает основание делать вывод о том, что субъекты Федерации могут иметь свои отрасли права, включая и уставное или конституционное право субъекта Федерации. Поэтому законы и иные нормативные правовые акты субъекта РФ являются региональным источником отрасли права Российской Федерации.

Перечисленные выше отрасли российского права имеют два уровня законодательства – Российской Федерации (федеральный уровень) и субъекта Федерации (региональный уровень). Если же признать право субъекта Федерации на создание своих отраслей права, то это будет означать признание суверенитета субъекта Федерации, поскольку только лишь суверенные государства могут создавать свои отрасли права, а несуверенные государства таким правом обладать не могут, поскольку их законодательство, если таковое имеется, ограничено волей другого суверенного центра.

Под источником конституционного права принято понимать нормативный акт, в котором содержатся конституционно-правовые нормы[5] . При этом конституционно-правовые нормы в федеративных государствах содержатся в нормативных правовых актах как федерального, так и регионального уровней. Те общественные отношения, которые относятся к отрасли конституционного права, регулируются конституционно-правовыми нормами. Поскольку субъект Федерации имеет свою нишу в законодательном регулировании данной сферы общественных отношений, то и правовые нормы, регулирующие сферу конституционно-правовых отношений, являются конституционно-правовыми. Это означает, что нормы Устава и уставного законодательства Пензенской области являются конституционно-правовыми нормами. Это также дает основание говорить, что уставное законодательство Пензенской области, как и любого другого субъекта Федерации, является источником конституционного права России, а не источником уставного права области.

1.2 Юридическая сила региональных источников конституционного права.

Вопрос о юридической силе нормативных правовых актов субъектов Федерации и их соотношение с федеральными нормативными актами решается, как справедливо пишет М. Н. Марченко, неоднозначно, а дифференцировано, в зависимости от сферы правотворческой деятельности субъектов Федерации, предмета их совместного или их собственного, исключительного ведения и их соответствующей компетенции[6] . Однако в дальнейших своих рассуждениях он делает логическую ошибку, связанную с тем, что законы субъектов Российской Федерации, изданные по предметам исключительного ведения Российской Федерации, должны соответствовать федеральным законам. Такие законы субъектов Федерации не могут быть приняты в принципе, поскольку по предметам ведения Российской Федерации в соответствии со ст. 76 Конституции РФ принимаются федеральные законы, а по предметам ведения субъектов Федерации принимаются законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ. Поэтому в данном случае речь должна идти о законах и иных нормативных правовых актах субъектов Федерации, издаваемых по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Здесь могут издаваться как федеральные, так и региональные законодательные акты. При этом законы субъектов Федерации принимаются в соответствии с федеральными законами. В данном случае законы субъектов Федерации обладают меньшей юридической силой в сравнении с федеральными законами, и в случае противоречия между федеральным законом и законом субъекта Федерации действует федеральный закон.

Дифференцированный подход к юридической силе нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по отношению к федеральному законодательству выражается в том, что не во всех случаях нормативные акты субъектов РФ имеют меньшую юридическую силу, чем акты федерального уровня. Часть 6 ст. 76 Конституции РФ устанавливает, что в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным по предмету ведения субъекта Российской Федерации, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации. Это означает, что в данном случае признается юридическое верховенство нормативного акта субъекта Федерации по сравнению с федеральным законодательством. Хотя такую ситуацию на практике трудно представить, поскольку Российская Федерация не вправе принимать нормативные правовые акты по предметам ведения субъектов Российской Федерации.

Юридическая сила нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по отношению друг к другу также не одинакова. Области согласно части 2 ст. 5 Конституции РФ имеют свой устав и законодательство. Следовательно, уставное законодательство субъектов Федерации состоит из двух уровней – устава и собственно уставного законодательства. Это означает, что по своей юридической силе среди региональных источников конституционного права уставы обладают более высокой юридической силой, чем законы субъектов РФ. Можно даже сказать, что Устав Пензенской области составляет юридическую основу всего уставного законодательства области и является первичным, исходным правовым актом, имеющим конституционное значение, поскольку он регулирует ту же сферу общественных отношений, что и Конституция РФ.

Устав Пензенской области как основной закон субъекта Федерации содержит нормы, в обобщенной форме закрепляющие правовой статус, основы территориального устройства Пензенской области, структуру и компетенцию органов государственной власти и органов местного самоуправления. Это дает основание говорить о том, что Устав Пензенской области является актом конституционного значения.

Юридическая сила Устава Пензенской области не является безусловной. Она относительна. Устав имеет высшую юридическую силу только по отношению к законам и иным нормативным правовым актам областного уровня. По отношению к Конституции Российской Федерации и к федеральному законодательству, он акт меньшей юридической силы и должен им соответствовать или не противоречить.

2. СООТНОШЕНИЕ УСТАВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ С ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ

2.1Пределы соответствия Устава Пензенской области Конституции РФ.

Конституция РФ не ставит вопросов о пределах соответствия конституций и уставов субъектов Федерации Основному закону страны, не определяет, в каких случаях они должны соответствовать Конституции РФ, а в каких не противоречить ей. Вполне очевидно, что установление соответствия основных законов субъектов РФ Конституции Российской Федерации направлено на обеспечение претворения в жизнь основных принципов конституционного строя России, а именно, народовластия; федеративного правового социального государства; разделения властей; идеологического и политического многообразия; признания и гарантированности местного самоуправления; соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина; признания и защиты равным образом государственной, муниципальной, частной и иных форм собственности; прямого действия Конституции РФ и федеральных законов на всей территории страны. Вне этого перечня субъекты Федерации самостоятельно определяют свои конституционные устои.

Правовые нормы, устанавливающие основы конституционного строя на федеральном уровне, являются учредительными. Перечисление их в конституциях и уставах субъектов РФ означает потерю ими такого качества. Не обладающие государственным суверенитетом субъекты Федерации, не вправе самостоятельно учреждать основы конституционного строя. Они могут только закрепить в своих конституциях и уставах основы конституционного строя, учрежденные на федеральном уровне. Однако, учитывая определенную самостоятельность субъектов Федерации в рамках конституционных установлений, субъекты РФ могут устанавливать свои конституционные устои, не противоречащие федеральной конституции, обеспечивать правовое наполнение федеральных норм. В этом случае такие правовые нормы могут носить учредительный характер. И такие правовые нормы уже имеются в учредительных актах субъектов РФ, например, положения о выражении государственными органами субъектов РФ воли многонационального народа, о добровольном и равноправном сотрудничестве всех слоев населения и граждан всех национальностей, об учреждении в республиках государственных языков и т.п.

Вместе с тем учредительность правовых норм, регулирующих конституционные устои субъектов РФ, не может распространяться на определение конституционно-правового статуса субъектов Российской Федерации. Это объясняется тем, что, во-первых, конституционно-правовой статус субъектов РФ в значительной степени уже определен Конституцией России, а во-вторых, все субъекты РФ учредила сама Российская Федерация. Другими словами, субъект Федерации не может сам себя учредить. Однако в соответствии с Конституцией РФ субъекты Федерации вне пределов ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения определяют свои предметы ведения и обладают по ним всей полнотой государственной власти. Последнее является важнейшей составляющей конституционно-правового статуса субъекта РФ. Разумеется, нормы, определяющие эти предметы ведения, также не могут быть учредительными.

Самостоятельное определение в конституциях и уставах собственных предметов ведения субъектами РФ показывает, что в данной сфере от учредительных актов субъектов РФ нельзя требовать их соответствия Конституции России, которая отнесла этот вопрос к ведению субъектов Федерации. Здесь уместнее применить термин “непротиворечие” Конституции РФ. Под ним в приведенном выше случае понимается уже не строгое соответствие, имеющимся в Конституции РФ, правовым нормам, а соответствие положений конституций и уставов субъектов РФ в части, касающейся предметов собственного ведения, идеям и принципам федеративного устройства России, заложенным в федеральной Конституции. Относительно предметов ведения субъектов РФ Российская Федерация предоставила им остаточные полномочия, не регламентируя их. Непротиворечие конституций и уставов субъектов РФ Конституции России в указанной сфере будет достигнуто при соблюдении, по крайней мере, двух основных условий. Во-первых, предметы ведения субъектов РФ не могут выходить за рамки конституционно-правового статуса субъектов Федерации. Во-вторых, предметы ведения субъектов РФ должны определяться вне предметов ведения РФ и предметов совместного ведения.

Следовательно, по основам конституционного строя Российской Федерации, закрепленным в конституциях и уставах субъектов РФ, они должны соответствовать Конституции Российской Федерации, а по предметам ведения субъектов Федерации их учредительные акты должны не противоречить Конституции РФ.

Значительная часть конституций и уставов субъектов РФ, в том числе Устава Пензенской области, посвящена системе органов государственной власти. Эти правовые нормы носят учредительный характер, так как в соответствии с Конституцией РФ система органов государственной власти субъектов Федерации устанавливается ими самостоятельно. Это означает, что субъекты РФ самостоятельно в своих конституциях и уставах учреждают органы государственной власти. Из последнего не вытекает, что в данном случае не может действовать требование соответствия или непротиворечия указанных правовых норм Конституции Российской Федерации. Здесь необходимо иметь в виду два принципиально важные конституционные требования в отношении установления системы органов государственной власти субъектов РФ:

Во-первых, Конституция РФ отнесла установление общих принципов организации системы органов государственной власти субъектов РФ к сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Это на практике означает, что такие общие принципы должны быть установлены федеральным законом, который принят и действует.

Во-вторых, система органов государственной власти субъектов РФ устанавливается в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации. Это означает, что государственная власть в субъектах РФ должна опираться на принципы демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления, единства системы государственной власти, а также на принципы осуществления государственной власти на основе ее разделения на законодательную, исполнительную, судебную ветви и вытекающую из этого самостоятельность их органов.

Вместе с тем, исходя из учредительного характера правовых норм, характеризующих систему органов государственной власти субъектов РФ, нельзя делать вывод о том, что при формировании органов государственной власти субъекты РФ должны копировать федеральную схему взаимоотношений законодательной и исполнительной властей, устанавливать единообразие для всех субъектов РФ. Здесь имеем дело с единообразием в принципах построения органов государственной власти и разнообразием форм их организации. Поэтому практически каждый субъект РФ имеет свои особенности в организации системы органов государственной власти, различия в конституционном и уставном правовом статусе глав субъектов Федерации, законодательных (представительных), исполнительных органов, конституционных и уставных судов и их должностных лиц.

Соответствие правовых норм конституций и уставов субъектов РФ Конституции Российской Федерации в части, касающейся системы органов государственной власти субъектов РФ, определяется непротиворечием организации органов государственной власти субъектов РФ общим принципам, установленными Конституцией РФ и федеральным законодательством. Здесь в конституциях и уставах субъектов РФ должны быть учтены следующие обстоятельства.

Во-первых, организация и деятельность государственной власти субъектов Федерации должны строиться с учетом разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ.

Во-вторых, организация и деятельность органов государственной власти субъектов РФ не могут выходить за пределы конституционно-правового статуса субъектов РФ, установленном на федеральном уровне. Именно эти два важных правила были учтены в полном объеме в Уставе Пензенской области.

Исходя из проведенного анализа, можно сделать ряд основных выводов. Единство системы конституционного законодательства России определяется наличием в ней ряда системообразующих факторов, которые сводятся к следующим.

Во-первых, к предмету и методу правового регулирования, который охватывает две основных сферы общественных отношений - охрану прав и свобод личности и устройство государства и государственной власти.

Во-вторых, к функциональной общности правовых норм конституционного законодательства, которая должна обеспечивать согласование функционирования двух уровней конституционного законодательства Российской Федерации. В-третьих, к наличию на конституционном уровне правового механизма, обеспечивающего единство конституционного законодательства и верховенство Конституции Российской Федерации. Все это вместе взятое позволяет говорить в теоретическом плане о единстве двух уровней конституционного законодательства в федеративном государстве и относительности высшей юридической силы учредительных актов субъектов Российской Федерации. Поэтому высшая юридическая сила Устава Пензенской области определяется только по отношению к законам и иным нормативным правовым актам Пензенской области. В системе же российского законодательства Устав Пензенской области занимает подчиненное место и должен соответствовать Конституции РФ и федеральному законодательству. Здесь его юридическая сила относительна.

2.2 Законы и иные нормативные правовые акты как источники уставного законодательства Пензенской области.

Отдельную группу региональных источников конституционного права составляют законы Пензенской области, постановления Законодательного Собрания, Правительства и Губернатора Пензенской области и иные виды областных нормативно-правовых актов. По общему правилу нормативным характером в основном обладают законы, а постановления имеют в большинстве случаев индивидуальный характер. Они касаются частных вопросов, например, назначения должностных лиц Правительства Пензенской области, принятие Законодательным Собранием Пензенской области решения о роспуске представительного органа местного самоуправления, утверждение схемы управления областью и т. д.

Однако из этого общего правила бывают исключения, связанные с тем, что постановлениями могут утверждаться правила, программы, положения, которые имеют нормативный характер, но с юридической точки зрения, как отмечается в научной литературе, не могут быть самостоятельными видами нормативных правовых актов, но вместе с законами выступают в качестве источников конституционного права.[7]

Законы Пензенской области должны соответствовать Уставу Пензенской области и обладают более высокой юридической силой по отношению к подзаконным актам Пензенской области. Они регулируют в основном наиболее важные для Пензенской области общественные отношения. Кроме того, законом Пензенской области утверждаются различные программы социально-экономического развития области. Предметом регулирования законов являются социально значимые отношения в сфере экономики, социальной сфере, образования, культуры, науки, здравоохранения, организации и деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Законы и иные нормативные правовые акты Пензенской области принимаются в связи с реализацией областью полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, полномочий по предметам собственного ведения. Законы Пензенской области по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, кроме Устава Пензенской области, должны соответствовать еще и федеральным законам, изданным по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ. Если Пензенская область издаст в сфере предмета совместного ведения в порядке опережающего законотворчества свой закон, то после принятия федерального закона он должен быть приведен в соответствие с федеральным законом. Законы Пензенской области, изданные по предметам собственного ведения должны соответствовать только Уставу Пензенской области. Они имеют более высокую юридическую силу даже по отношению к федеральным законам, в случае издания таких по предметам ведения субъектов Федерации.

К источникам конституционного права Российской Федерации относятся не только законы Пензенской области, которые перечислены в Уставе Пензенской области, но и те законы, которые не перечислены в Уставе, но регулируют общественные отношения, касающиеся предмета конституционного права. И те, и другие законы составляют уставное законодательство Пензенской области, которое в целом является источником конституционного права. Законы Пензенской области, не относящиеся к уставному законодательству, являются источниками других отраслей права.

Устав Пензенской области предполагает принятие следующих областных законов: законов о референдумах и выборах (ст. 6); законов, касающихся образования, формирования и деятельности органов государственной власти Пензенской области (ст. 7); закона об административно-территориальном устройстве Пензенской области (ст. 8); законов об организации местного самоуправления в Пензенской области (ст. 9); законов об официальных символах Пензенской области (ст. 10); законов Пензенской области по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 14); законов по предметам собственного ведения Пензенской области; закона о статусе депутата Законодательного Собрания Пензенской области (ст. 18); законов о структуре, порядке формирования и организации деятельности Правительства Пензенской области (ст. 41); закона о границах муниципальных образований в Пензенской области (ст. 68). Эти законы относятся к уставному законодательству Пензенской области. Поскольку они перечислены в Уставе Пензенской области.

К уставному законодательству относятся также законы, не перечисленные в Уставе Пензенской области, но регулирующие обеспечение и защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, развивающие правовой статус Пензенской области как субъекта Федерации, утверждающие бюджет и программы социально-экономического развития Пензенской области, устанавливающие вопросы организации и деятельности мировых судей Пензенской области. Эти законы регулируют конституционно-правовые отношения и поэтому входят в уставное законодательство Пензенской области, которое является источником конституционного права России.

К региональным источникам конституционного права относятся также постановления Законодательного Собрания, Губернатора и Правительства Пензенской области, но не все, а только те из них, которые касаются предмета конституционного права. Они издаются на основе и во исполнение Устава, законов Пензенской области и являются составной частью уставного законодательства.

Сюда же можно отнести Регламент Законодательного Собрания Пензенской области, в котором регулируются внутриорганизационные вопросы его деятельности и порядок взаимодействия с другими ветвями власти.

Источником конституционного права являются межрегиональные договоры. Эти договоры между субъектами Федерации предусмотрены ч. 2 ст. 66 и ч. 2 ст. 125 Конституции РФ. В современный период все четче вырисовывается тенденция к региональной интеграции. Высшим ее проявлением является объединение и укрупнение субъектов Федерации. Интеграция субъектов РФ также проявляется в создании межрегиональных ассоциаций. Пензенская область входит, например, в ассоциацию «Большая Волга».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В свете вышеизложенного можно сделать вывод, что таким образом, уставное законодательство Пензенской области является региональным источником конституционного права Российской Федерации и не входит в самостоятельную отрасль так называемого «регионального права». Право едино, а законодательство разноуровневое. В нашем случае речь идет о конституционном законодательстве России, которое состоит из двух уровней – федерального и уровня субъекта Федерации – Пензенской области. И то, и другое относится к источникам одной отрасли - конституционного права Российской Федерации. Оно не составляет также самостоятельной правовой системы Пензенской области, а входит в состав правовой системы Российской Федерации, поскольку правовую систему могут иметь только суверенные государства, а не их составные части.

Источники конституционного права имеют исключительно большое значение для укрепления законности в правовом государстве. Совершенство названных источников напрямую зависит от уровня теоретических представлений о них и от качества по существу всех видов юридической практики. Юридическая наука призвана своевременно готовить пригодные рекомендации по улучшению форм права, а практика должна умело реализовать предложения ученых в целях создания гибкой, динамичной и эффективно функционирующей системы источников права. От качества этой системы права зависит прочность законности в государстве.

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты:

1.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993) (в ред. от 30.12.2008) // РГ от 21.01.2009.-№7.

2.Федеральный конституционный закон ''О референдуме Российской Федерации''. СЗ РФ, 2003 № 42. Ст. 3921

Учебная и научная литература:

1. Конституция Российской Федерации.-М.: Юрайт-Издат,2003. -48 с.-

(Российкое федеральное законодательство).

2. Конституция Российской Федерации//Международные и внутренние аспекты регулирования политических и социальных. М.,МОНФ,1999.С.110

3. Козлова Е.И; Кутафин О.Е Конституционное право России. М; Юрист,1998. С. 43-49.

4. Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации М., Юрист,2002. С.15.

5. Кутафий О.Е. Предмет конституционного права.М., Юрист,2001.С.23.

6. Марченко М.Н. Источники права.С.235.

7. Марченко М.Н. Источники права М., Проспект,2005.С.233.


[1] Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М., Юрист, 1998. С. 43 – 49.

[2] Михайлов Р. В. Проблемы асимметрии федерализма в Федеративном договоре и в Конституции Российской Федерации// Международные и внутренние аспекты регулирования политических и социальных конфликтов в Российской Федерации. М., МОНФ, 1999. С. 110.

[3] Кутафи О. Е. Предмет конституционного права. М., Юрист, 2001. С. 23

[4] Марченко М. Н. Источники права. М., Проспект, 2005. С. 233.

[5] Кутафин О. Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М., Юрист, 2002. С. 15.

[6] Марченко М. Н. Источники права. С. 235.

[7] Марченко М. Н. Источники права. С. 241.

Похожие материалы

Декоративный питомник г Сердобска Пензенской области
Папоротники Пензенской области
Редкие виды семейства Розоцветные Пензенской области: распространение и охрана
Экологическая ситуация и состояние здоровья населения Пензенской области
Прогнозирование и программирование социально-экономического развития региона
Лекарственные растения семейства губоцветные Пензенской области
Методические рекомендации для органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Пензенской области по участию в работе по формированию резерва управленческих кадров Пензенской
Законодательство Российской Федерации в области занятости населения
Законодательство в области защиты информации и информационной безопасности
Законодательство в области обеспечения безопасности туризма