регистрация / вход

Обязательства из неосновательного обогащения

I.                  II.              
I.                 


II.              
Понятие, условия, основания возникновения  и виды обязательств из неосновательного обогащения



1.1.          Понятие и условия обязательств из неосновательного обогащения
Обязательство из неосновательного обогащения, в настоящее время в том или ином виде известное практически всем развитым правопорядкам континентальной Европы, является результатом заимствования из римского права института condictio (лат. condictio - получение)[1]. В результате развития взглядов римских юристов на condictio sine causa[2] к этой категории стали относиться ошибочный платеж долга, в действительности не существующего (condictio indebiti); передача истцом ответчику определенной суммы денег или движимой вещи для достижения какой-либо цели, невозможность достижения которой существовала изначально или возникла впоследствии (например, передача денег в качестве приданого при несостоявшейся впоследствии женитьбе, получение наследства по подложному завещанию). Во всех приведенных случаях получатель имущества не мог возражать против изъятия у него приобретенного имущества ввиду отсутствия основания (sine causa) по иску condictio. Различные типы и виды condictio, классифицированные в Дигестах Юстиниана[3], а также конструкция общей condictio sine causa [4] послужили основой для создания норм об обязательствах из неосновательного обогащения.

Российское дореволюционное законодательство не содержало норм, посвященных неосновательному обогащению как специальному обязательству, хотя судебной практике и правовой теории того времени они были хорошо известны. При разрешении споров о неосновательном обогащении применялось общее правило т. Х Свода законов Российской империи о праве на вознаграждение за понесенные вред и убытки, согласно которому "как по общему закону никто не может быть без суда лишен прав, ему принадлежащих, то всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред и убытки, с одной стороны, налагают обязанность доставлять, а с другой - производить право требовать вознаграждение"[5]

Впервые легальные установления об обязательствах вследствие неосновательного обогащения появились в России в ГК РСФСР 1922 г. (ст. 399 - 402). В ст. 399 этого Кодекса давалось следующее определение: "Обогатившийся за счет другого без достаточно установленного законом или договором основания обязан возвратить неосновательно полученное. Обязанность возврата наступает и тогда, когда основание обогащения отпадает впоследствии". Близкое к приведенному определение содержалось в ГК РСФСР 1964 г. (ч. 1 - 2 ст. 473).

Понятие обязательства из неосновательногообогащения регулируются ст. 1102—1109 ГК. Они являются само­стоятельным видом обязательств, сфера применения которых опреде­ляется как особенностями оснований их возникновения, так и спецификой их содержания. Но прежде чем дать им характеристику, обратимся к примерам, приведенным в учебнике: Покупатель по ошибке дважды оплатил полученную по договору по­ставки продукцию. Договор купли-продажи квартиры не был нотари­ально удостоверен и зарегистрирован в установленном порядке; покупатель уплатил продавцу обусловленную сумму, но не стал собст­венником квартиры, так как в силу ст. 165 ГК такая сделка считается ничтожной. Один из нанимателей коммунальной квартиры оплатил за своего соседа, уехавшего в длительную командировку, квартплату и коммунальные услуги. В результате половодья заготовленный для сплава лес одной сплавной организации был смыт и прибит к лесу другой, расположенной ниже по течению реки, сплавной организации.[6] Во всех указанных случаях нет оснований для предъявления ни вещного иска, ни иска из причинения вреда, ни иска из договора. Потерпевшие (покупатель по договору поставки; покупатель квартиры и наниматель коммунальной квартиры, уплативший за своего соседа; сплавная организация, чей лес был смыт) не могут защитить свои интересы с помощью таких исков. Но все они понесли ущерб в своем имуществе. В то же время другие лица (поставщик и продавец квартиры, а также сплавная организация, к лесу которой был прибит лес другой организации) приобрели то, что не должны были бы получить, или, напротив, сберегли то, что должны были утратить (наниматель квар­тиры, за которого сосед внес плату за квартиру и коммунальные услуги). В результате одни лица без всякого к тому правового основания обогатились за счет других. Таким образом, защита интересов потерпевших (за счет кого произошло обогащение) в таких случаях и обеспечивается с помощью обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения. Общее определение такого обязательства дано в ст. 1102 ГК. Согласно этой статье лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).  Термин "имущество", используемый в п.1 ст.1102, следует толковать расширительно, включая сюда также имущественные права  и все иные защищаемые правом материальные блага.[7] Основания приобретения (сбережения) имущества за счет другого лица могут устанавливаться не только названными в п.1 ст.1102 законом, иными правовыми актами и сделкой, но также актами министерств и иных федеральных органов, которые согласно п.7 ст.3 ГК могут содержать нормы гражданского права. Поэтому, по мнению О.Н. Садикова, данная формулировка п.1 должна толковаться расширительно.

Функциональное назначение обязательств, возникающих из неосновательного обогащения, состоит как в восстановлении имущественной сферы потерпевшего приобретателем, получившим необоснованные имущественные выгоды, так и в присуждении потерпевшему имущества, являющегося неосновательным сбережением для приобретателя. В основе возникновения обязательств из неосновательного обогащения лежат разнообразные юридические факты. Несмотря на это, обязательства из неосновательного обогащения представляют собой самостоятельный внедоговорный институт, служащий защите права собственности и иных прав субъектов.

Для возникновения обязательств, предусмотренных ст. 1102 ГК, необходимо чтобы обогащение одного лица произошло за счет другого, во-первых и чтобы такое обогащение произошло при отсутствии к тому законных оснований или последующем их отпадении, во-вторых. При этом не имеет значения, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения обогатившегося, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Т.е. важен объективный результат: наличие неосновательного обогащения (сбережения) имущества без должного правового основания. Употребленный в ст. 1102 ГК термин "обогащение" означает при­обретение или сбережение имущества обогатившимся. Такое обогаще­ние должно произойти за счет другого, в результате чего то что хорошо для одной стороны, становится плохим для другой. Иначе говоря, приобретение или сбережение имущества одним лицом явилось результатом соответствующего уменьшения имущества другого лица. Но далеко не всякое  обогащение за счет другого приводит к возникновению рассматриваемых обязательств. Необходимо, чтобы обогащение произошло при отсутствии к тому законных оснований. Неосновательность обогащения является вторым необходимым ус­ловием возникновения обязательств, предусмотренных ст. 1102 ГК. Обогащение признается неосновательным, если приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого произошли при отсутствии к тому предусмотренных законом, иными правовыми акта­ми или сделкой оснований. Под этими основаниями следует понимать разного рода юридические факты, дающие субъекту основание (титул) на получение имущественного права.[8] Такие юридические факты названы в ст.8 ГК. Например, наследник увеличивает свое имущество за счет наследодателя, но здесь нет неосновательного обо­гащения, так как в силу закона в случае смерти лица его имущество переходит к другим лицам — его наследникам (ст. 527 ГК 1964 г.). Одаряемый также увеличивает свое имущество за счет дарителя, но и в этом случае нельзя говорить о неосновательности обогащения, по­скольку увеличение имущества одаряемого основано на договоре даре­ния (ст. 572 ГК). Такой же характер носят доходы от выигрышей по облигациям или денежным вкладам, дивиденды по акциям, приобре­тение имущества в результате прощения долга (ст. 415 ГК) и др. Получение же поставщиком вторичной оплаты за поставленную про­дукцию, напротив, признается неосновательным, так как оно не осно­вано ни на законе, ни на договоре поставки. Следует при этом различать приобретение права (имущества) по закону и приобретение права (имущества) при отсутствии к тому законных оснований. В приведенном примере покупатель, оплачивая по ошибке вторично полученную продукцию, перечислил в банк, обслуживающий поставщика, соответствующую сумму. Поставщик приобрел определенное имущественное право — право требования к банку о выдаче ему перечисленной на его счет суммы. .Следовательно, он обогатился (приобрел право) за счет покупателя. Однако обогатился он, хотя и по закону, но при  отсутствии законного основания, поскольку вытекающая из договора поставки обязанность покупателя по оплате продукции была им исполнена первоначальной оплатой и к моменту вторичной оплаты уже не существовала. Обогащение будет неосновательным не только при условии отсут­ствия соответствующего основания в момент приобретения имущества, как это имело место в приведенном примере вторичной оплаты постав­ленной продукции, но и тогда, когда первоначально такое основание было, но в дальнейшем отпало. Так, возмещение, полученное за утра­ченный, но впоследствии обнаруженный груз, подлежит возврату транспортной организации как неосновательное обогащение, посколь­ку грузополучатель обязан принять такой груз (ст. 154 УЖД). Точно также получение имущества по завещанию будет неосновательным, если завещание признано недействительным. Неосновательным станет и получение имущества по договору дарения, если по основаниям, предусмотренным законом, дарение будет отменено (ст. 578 ГК). Как и в других обязательственных правоотношениях, элементами рассматрива­емых обязательств являются субъекты, предмет и содержание. Субъекты обязательства: лицо, которое неосновательно приобрело либо сберегло имущество (должник), и тот, кто имеет право на полу­чение от должника неосновательно приобретенного или сбереженного. И должником, и кредитором могут быть как граждане, в том числе недееспособные (поскольку неосновательное обогащение может иметь место независимо от воли обогатившегося), так и юриди­ческие лица независимо от характера их правосубъектности. Объектом обязательства из неосновательного обогащения является действие неосновательно обогатившегося (должника) по возврату по­терпевшему (кредитору) неосновательно приобретенного или сбере­женного. Не исключены, однако, случаи, когда неосновательно обогативше­муся не противостоит конкретный потерпевший (физическое или юри­дическое лицо), за счет которого произошло обогащение (например, доходы от занятия запрещенным промыслом, в частности, браконьер­ства). В таких случаях неосновательное обогащение взыскивается в доход бюджета либо, по указанию закона, в доход соответствующей организации. В доход бюджета взыскивается неосновательное обога­щение и в тех случаях, когда лицо, за счет которого произошло обогащение, утратило право на соответствующее имущество. Таковы, в частности, случаи взыскания денежных сумм или иного имущества, полученного в качестве взятки.[9]Содержанием рассматриваемого обязательства являются право по­терпевшего требовать возврата неосновательного обогащения (в натуре или путем компенсации) от обогатившегося и обязанность последнего возвратить неосновательно полученное (сбереженное) потерпевшему.
2.2 Основания возникновения и виды обязательств из неосновательного обогащения.

Как уже говорилось в п.2.2.,  для возникновения обязательств, предусмотренных ст. 1102 ГК, важен сам факт неоснователь­ного обогащения, а не конкретное основание, по которому это про­изошло. Им могут быть самые различные юридические факты, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом. В качестве таких фактов могут выступать и правомерные, и неправомерные действия как самого обогатившегося, так и потерпевшего или третьих лиц. Ими могут быть и явления природы, и поведение животных, и любые другие обстоятельства, в результате которых происходит неосновательное обо­гащение одного лица за счет другого. Таким основанием может быть и судебное постановление. Практике известен случай, когда в решении суда о взыскании алиментов, а затем и в исполнительном листе была допущена описка (вместо деревни Ушаки указана соседняя деревня Ушки). В результате житель д. Ушки, демографические данные которого полностью (кроме места жительства) совпадали с данными действительного отца ребенка, на протяжении года выплачивал алименты на содержание "своего" малолетнего сына вместо действительного отца ребенка, проживавшего в д. Ушаки.[10]  Для квалификации обязательства по ст. 1102 ГК. решающее значе­ние имеет не характер поведения приобретателя (правомерное или противоправное) и не природа юридических фактов, вызвавших воз­никновение этого обязательства (сделки, события или поступки), а отсутствие установленных законом или сделкой оснований для приоб­ретения или сбережения имущества. Все жизненные обстоятельства, в результате которых может произойти неосновательное обогащение, в нормативном порядке предусмотреть невозможно. Поэтому основания возникновения обязательств из неосновательного обогащения в законе не перечислены, а лишь в обобщенной форме выражены вот. 1102 ГК, согласно которой правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явимтесь ли неосновательное обогащение результа­том поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Исходя из принципа, на который опирается ст. 1102 ГК (никто не вправе обогащаться за чужой счет без установленного законом или сделкой основания) неосновательность обогащения делает его объек­тивно противоправным. Из этого, однако, вовсе не следует, что неос­новательное обогащение во всех случаях является результатом противоправного поведения обогатившегося. Ясно, что  при таком понимании институт неосновательного обогащения лишался бы самостоятельного значения и поглощался бы обязательствами, возникающими вследствие причинения вреда. Однако совершенно очевидно, что во многих случаях вывод о противоправном характере действий, результатом которых стало неосновательное обогащение, был бы необоснованным. Во-пер­вых, потому что, как уже указывалось, неосновательное обогащение может не только явиться следствием поведения человека, но и произойти под воздействием природных сил, поведения животных и т.д. Во-вторых, неосновательное обогащение нередко становится результа­том поведения самого потерпевшего, которое приводит к потерям в его имуществе и соответствующему сбережению в имуществе обогативше­гося. В-третьих, неосновательное обогащение может явиться результа­том действий третьих лиц, например, при ошибочном вручении денежного перевода однофамильцу действительного адресата либо при исполнении обязательства за должника третьим лицом. Наконец, в-четвертых, даже если неосновательное обогащение это следствие пове­дения самого обогатившегося, оно далеко не всегда безупречно, особенно когда неосновательное обогащение становится результатом отпадения первоначально вполне законного основания приобретения имущества. Таким образом, неправомерность поведения не относится ни к обязательным, ни даже к .характерным условиям неосновательного обогащения. Объективная противоправность неосновательного обога­щения выражается в самом факте умаления охраняемых законом имущественных интересов потерпевшего. Положение же приобретателя характеризуется как неправомерное состояние, в силу чего он и обязан возвратить приобретенное (сбереженное) за счет другого имущество.
 Закон разли­чает два способа возникновения неосновательных выгод у одного лица за счет другого: неосновательное приобретение и неосновательное сбережение имущества. Соответственно различаются и два вида обяза­тельств из неосновательного обогащения: а) обязательства из неосновательного приобретения имущества и б) обязательства из неосновательного сбережения имущества. Приобретение имущества вообще означает приобретение какого-либо имущественного права. Неосновательное приобретение имеет место при поступлении имущества в хозяйственную сферу приобретателя без возник­новения права на него или даже при возникновении права, но без достаточного к тому основания. Например, имущество оказывается потребленным (деньги израсходованы, строительные материалы вмонтиро­ваны в построенное сооружение и т. п.), либо имущество, хотя и сохранилось, но уже смешалось с имуществом приобретателя и не может быть выделено из массы однородных вещей (как это, в частности, и имело место при смешения леса двух сплавных организаций в резуль­тате половодья). В отличие от приобретения, которое всегда означает увеличение наличного имущества приобретателя при неосновательном сбережении объем его имущества остается прежним, хотя и должен был уменьшить­ся, если бы не наступит юридический факт, породивший рассматри­ваемое обязательство. Однако не всякое сбережение в имуществе должника приводит к возникновению обязательства, предусмотренного ст. 1102 ГК. Не образуют неосновательного сбережения, например, невозврат долга иди неоплата покупателем продукции, подученной по договору поставки. Точно также не является неосновательным сбережением в смысле ст. 1102 ГК неуплата алиментов или неисполнение должником обя­занности по возмещению вреда, причиненного правонарушением, поскольку в этих и других подобных случаях должник обязан понести имущественные потери.
III.          
Содержание обязательства из неосновательного обогащения

2.1  Объем возмещения.

Содержание требования определяется характе­ром и размером неосновательно приобретенного или сбереженного и зависит от того, есть ли возможность возвратить неосновательно при­обретенное или сбереженное имущество в натуре. Если такая возмож­ность существует, имущество, составляющее неосновательное обогащение, должно быть возвращено потерпевшему в натуре (принцип натуральной реституции —п. 1 ст. 1104 ГК). Статья 1104 ГК относится к случаям, когда неосновательное обогащение имеет материальную форму и сохранилось у приобретателя. При отсутствии такой возможности компенсируется его стоимость на момент приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК), а при обогащении путем неосновательного получения права или услуг — применяются правила ст. 1106 ГК. Даже в тех случаях, когда предметом обогащения явилась индивидуально-определенная вещь, возврату по основаниям п. 1 ст. 1104 ГК подлежит не та же самая вещь, а равноценный ее замени­тель. Если бы вещь, индивидуализированная тем или иным способом, сохранилась в натуре, то это означало бы, что она не вошла в состав имущества приобретателя, и он не стал ее собственником, поскольку приобрел ее неосновательно. В то же время действительный ее собст­венник не утратил своего права на вещь и может истребовать ее по правилам виндикации (ст. 301—303 ГК). Исключение составляют слу­чаи возврата имущества, полученного по основанию, впоследствии отпавшему, что чаще всего бывает при универсальном правопреемстве (например, имущество, полученное по завещанию, впоследствии при­знанному недействительным, или при отмене дарения в соответствии с п. 5 ст. 578 ГК). За пределами этих случаев при возврате неоснова­тельно приобретенного речь идет о передаче потерпевшему не той же самой, а такой же вещи из числа однородных вещей. В соответствии с этим под невозможностью возврата неосновательно приобретенного в натуре (о чем говорится в п. 1 ст. 1105 ГК) понимается отсутствие однородных вещей. Единственным способом удовлетворения требова­ний потерпевшего в таком случае является денежная компенсация неосновательно им утраченного, исходя из действительной стоимости имущества. Это, конечно, не исключает возмож­ности предоставления потерпевшему с его согласия не такого же (как предмет обогащения), а другого (по роду и качеству), но равноценного имущества. Последующее изменение стоимости имущества может вызываться как периодическими конъюнктурными колебаниями рыночных цен, так и общими инфляционными процессами. Эти факторы никак не зависят от поведения сторон. Поэтому, по мнению Садикова О.Н., в данном случае более точно было бы говорить в п.1 статьи не о возмещении убытков, для покрытия которых необходимы общие условия ответственности, а о потерях потерпевшего, подлежащих возмещению.[11] Определение цены за неосновательное пользование чужим имуществом или услугами, о чем говориться в п.2 ст.1105, может вызвать трудности. В этих случаях может быть использовано правило п.3 ст.424 ГК о применении цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы и услуги. При возврате имущества в натуре приобретатель отвечает за всякие, в том числе и случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обога­щения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность. Простая неосторожность не учитывается. Из этого следует, что недобросовестный приобретатель отвечает за всякие недо­стачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбережен­ного имущества независимо от вины с момента обогащения (п. 1 ст. 1104 ГК). Обязанность по возврату имущества или компенсации его стоимо­сти должна быть исполнена приобретателем немедленно после того, как он узнал о неосновательности обогащения. В противном случае он обязан возместить потерпевшему убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества.  Неосновательно приобретенное имущество может приносить дохо­ды либо как естественное порождение самой вещи (приплод от живо­тных и др.), либо на основе совершения гражданско-правовых сделок (сдачи имущества в аренду и др.). Поскольку неосновательным было приобретение (сбережение) самого имущества, неосновательным будет и получение доходов от него.  Так законодатель решает вопрос о возмещении потерпевшему доходов при неосновательном пользовании его денежными сред­ствами. Согласно п. 2 ст. 1107 ГК. на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Проценты подлежат начислению в соответствии с правилами, установленными ст. 395 ГК, поскольку к ней в п. 2 ст. 1107 ГК имеется прямая ссылка. Лицо, воспользовавшееся чужими денеж­ными средствами, должно уплатить потерпевшему за время пользова­ния ими только узаконенные проценты. Другие доходы (выгоды), которые оно изрекло, умело и удачно пустив их в оборот, должны оставаться ему. Этими же правилами должен определяться объем требований о возврате или возмещении потерпевшему доходов, фак­тически полученных обогатившимся, и в тех случаях, когда предметом обогащения являются не деньги, а другое имущество. При ином решении потерпевший сам может оказаться в положении неоснова­тельно обогатившегося. Если, например, ошибочно собранный с со­седнего участка урожай картофеля затем будет продан по цене, значительно превышающей среднерыночную, то возврат собственнику участка, с которого был собран картофель, всей суммы выручки привел бы к его обогащению в размере, составляющем разницу между выру­ченной суммой и среднерыночной ценой картофеля, на что в соответ­ствующих условиях мог рассчитывать его собственник. В таком порядке определяется размер возмещения потерпевшему во всех случаях, когда обогатившийся не знал о неосновательности своего обогащения. Если же лицо неосновательно использовало чужое имущество без намерения его приобрести либо пользовалось чужими услугами, оно должно возместить потерпевшему то, что сберегло вследствие такого пользова­ния, по цене, существовавшей в то время, когда закончилось пользо­вание, и в том месте, где оно происходило (п. 2 ст. 1105 ГК). Если, например, энергоснабжающая организация нарушает требования, предъявляемые к качеству энергии, абонент вправе отказаться от оплаты такой энергии. В случае использования абонентом этой энергии после отказа от ее оплаты энергоснабжающая организация вправе требовать возмещения абонентом стоимости того, что он неоснователь­но сберег вследствие ее использования (п. 2 ст. 542 ГК). Неосновательное обогащение может выражаться в приобретении (сбережении) не только имущества, но и имущественных прав. В этих случаях содержание требования потерпевшего сводится к восстановле­нию неосновательно утраченного им права. В частности, лицо, пере­давшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право (ст. 1106 ГК), аннулирования ранее совершенной сделки о передаче права, что в случае спора сторон делает необходимым обращение в суд. Расходы связанные с восстановлением прежнего положения, должны быть отнесены на лицо, отвечающее за неосновательную уступку требования или иную передачу права. В ином случае такие расходы должны нести в равных долях как потерпевший, так и приобретатель. Помимо восстановления прежнего положения между сторонами должны быть произведены соответствующие расчеты согласно правилам ст. 1107, 1108 ГК. Статья 1108 ГК содержит новую норму — возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату. Эта норма вытекает из существа сторон при неосновательном обогащении : никто не должен получить имущественную выгоду без надлежащего правового основания. По мнению О.Н. Садикова, ссылка на ст.1106 ГК, как видно из ее содержания, является опечаткой, имеется в виду ст. 1107 ГК, говорящая о доходах.[12] Имущество, составляющее предмет неосновательного обогащения, в процессе его эксплуатации или пользования им нередко требует определенных расходов (вещи — на их хранение и ремонт, животные — на их содержание и уход за ними и т. д.). Возврат в таких случаях потерпевшему имущества без учета произведенных на него расходов порождал бы "эффект бумеранга" и приводил бы в той или иной мере к неосновательному обогащению за чужой счет уже потерпевшего. Во избежание этого, при возврате неосновательно полученного или сбе­реженного имущества или возмещении его стоимости приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных им на имущество необходимых затрат. Отметим, что подлежащие зачету выгоды, полученные приобретателем, могут включать полученные (но не возможные) его доходы, а также и другие полученные выгоды, могущие быть выраженными в денежной форме. Садиков О.Н. указывает, что в ст.1108 не решен вопрос о судьбе улучшений, которые могут быть произведены приобретателем в неосновательно полученном им имуществе, подлежащем возврату. В этих случаях, считает он, в порядке аналогии закона могут быть использованы относящиеся к аренде правила п.п. 2 и 3 ст.623 ГК, поскольку они соответствуют существу рассматриваемых отношений и ведут к справедливому решению этого вопроса.[13]
2.2          Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату.
 В случаях, прямо предусмотренных законом, имущество, переданное другому ли­цу, не может быть истребовано обратно как неосновательное приобре­тение. Перечень таких случаев указан в ст. 1109 ГК. Среди них следует выделить прежде всего отношения, связанные с получением денежных сумм, предоставляемых гражданину в качестве средства к существова­нию. По этой причине не подлежат возврату неосновательно выпла­ченная заработная плата и приравненные к ней платежи (пенсии, пособия, стипендии и др.) при условии, что их выплата не явилась результатом счетной ошибки или недобросовестности со стороны по­лучателя (например, представления ложных сведении о стаже работы, наличии иждивенцев, наличии тех или иных льгот и др.). По той же причине и при тех же условиях не подлежат возврату суммы, незаконно  выкаченные в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, не могут быть взысканы обратно суммы, выплаченные в большем, чем причитается получателю, размере или повторно по алиментным обяза­тельствам и иные суммы, если для получившего они являются источ­ником существования. Содержащийся в статье 1109 перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, должен считаться закрытым и расширительному толкованию не подлежит. Получение незаконного порождает обязанность возвратить полу­ченное лишь при условии, что имущество получено за счет того, кто понес соответствующие потери в имуществе. Бывает, однако, что лицу передается хотя и незаконное, но либо его имущество, либо имущество, подлежащее передаче ему в будущем. Обязанности возвратить получен­ное в таких случаях не возникает, поскольку нет потерпевшего, т. е. лица, за счет которого имущество получено. На этом основании не подлежит возврату как неосновательно приобретенное имущество, пе­реданное во исполнение обязательства либо до наступления срока его исполнения, если обязательством не предусмотрено иное, либо по истечении срока исковой давности. В обоих этих случаях вообще нет неосновательного приобретения. Передача имущества во исполнение обязательства до наступления срока его исполнения не приводит к получению незаконного, ибо, передавая имущество кредитору, долж­ник, хотя и досрочно, выполняет свою, вытекающую из договора или из закона обязанность. Исполненное все равно подлежало бы передаче кредитору и потому он не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы он и не знал о досрочности исполнения: Это правило применяется во всех случаях досрочного исполнения обязательства, независимо от того, насколько принятие такого исполнения обязательно для креди­тора (ст. 315 ГК), если иное не предусмотрено самим обязательством. Полученное кредитором при досрочном исполнении обязательства должником будет неосновательным обогащением, если обязательство отпало после того, как было исполнено одной стороной. Например, по договору подряда заказчик оплатил стоимость выполнения работ, но в процессе их выполнения предмет подряда случайно погиб, а риск случайной гибели предмета подряда лежал на подрядчике. При передаче имущества после истечения срока исковой давности также нет неосновательного приобретения на стороне кредитора. На­оборот, должник, не передавший имущество во исполнение обязатель­ства, с истечением срока давности сам оказывается в положении неосновательно обогатившегося. Хотя закон, по общему правилу, и лишает такое обязательство исковой защиты, но не исключает его добровольного исполнения (ст. 206 ГК). Возвращая имущество креди­тору, должник исполняет свою не только моральную, но и правовую обязанность. Юридически он ничего не теряет, поскольку передает не свое, а принадлежащее кредитору имущество. Обязательство исполня­ется не за его (должника) счет, а потому и нет оснований для возврата переданного имущества. В отношении правил, содержащихся в п.п. 1 и 2 , следует иметь ввиду, что переданное в этих случаях имущество может подлежать возврату, если обязательство будет признано в дальнейшем недействительным по основаниям, предусмотренным в § 2 гл.9 ГК. Закон (п. 4 ст. 1109 ГК) исключает также требования о возврате как неосновательно полученных денежных сумм и иного имущества (термин имущество, как и в ст. 1102 ГК, должен толковаться расширительно и включать также имущественные права), пере­данных во исполнение несуществующего обязательства, если приобре­татель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. И в этом случае, по существу, нельзя говорить о неосновательности приобретения. Таким достаточным основанием является добровольная и намеренная (без принуждения и не по ошибке) передача денег или иного имущества, если предоставивший деньги (иное имущество) знал об отсутствии своей к тому обязанно­сти либо, передавая деньги (иное имущество), делал это с благотво­рительной целью. Но эти обстоятельства должны быть доказаны приобретателем. Бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в п.3 ст. 1109 денежные суммы, должно также лежать на стороне, требующей возврата таких денежных сумм. Гражданин должен считаться в этих случаях добросовестным.
IV.           
Актуальные проблемы исполнения обязательств из неосновательного обогащения в гражданском праве РФ.

В соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса РФ\, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК. Основной целью кондикционного обязательства является возвращение потерпевшему имущества, ставшего неосновательным обогащением приобретателя. На практике при реализации такой благой цели правоприменитель может столкнуться с определенными трудностями.
Гражданский кодекс РФ содержит в себе ряд статей, предусматривающих правила возврата неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.
В соответствии с п. 1 ст. 1104 ГК имущество обогатившимся лицом должно быть возвращено потерпевшему в натуре. По кондикционному обязательству совсем не обязателен возврат именно приобретенного имущества. Если приобретаемые вещи определяются родовыми признаками, не исключается возврат вещи того же рода и качества. В науке гражданского права господствует точка зрения, относительно которой индивидуально определенные вещи истребуются только посредством виндикационного требования. Вместе с тем, ГК таких различий не предусматривает, и, более того, содержит некоторые нормы, свидетельствующие об обратном (например, ст. 1117 ГК, позволяющая возвратить посредством кондикционного иска любое имущество независимо от его индивидуальной определенности). Текст ГК не дает однозначного ответа на вопрос о том, каким инструментом следует воспользоваться потерпевшему для возврата своего имущества. Данное положение способствует возникновению ситуации конкуренции требований.  Следует отметить, что возможность конкуренции кондикционного и виндикационного требований носит отрицательный характер, Так в силу ст. 302 ГК нельзя истребовать имущество от добросовестного возмездного приобретателя. Правила гл. 60 ГК, напротив, такую возможность не исключают. Следовательно, оба требования при равных ситуациях могут привести к противоположным правовым последствиям. Таким образом, специфика института виндикации теряет свой смысл. Для устранения отмеченного пробела в законодательстве представляется необходимым введение запрета на предъявление кондикционного требования при равной возможности истребования имущества посредством иных требований о возврате имущества, которые обладают собственной спецификой, отличной от института кондикции.
Ст. 316 ГК позволяет определить место исполнения кондикционного обязательства. Однако на практике может возникнуть вопрос относительно того, кто понесет расходы по исполнению указанного обязательства. Гл. 60 ГК на этот вопрос ответа не содержит. В.С. Ем придерживается мнения, что расходы по возврату неосновательного обогащения ложатся на плечи приобретателя . С такой позицией вряд ли можно согласиться, учитывая, что неосновательное обогащение может произойти по вине самого потерпевшего, третьих лиц или вообще без чьей-либо воли, когда оно происходит вследствие событий (различного рода природные катаклизмы и т.п.). В таких условиях наложение указанной обязанности на приобретателя представляется необоснованным. Н.Н. Агафонова предлагает расходы за возвращение неосновательного обогащения взыскивать со стороны, виновной в возникновении кондикционного обязательства. Так как гл. 60 ГК возможность такого возврата не предусматривает, автор считает возможным его осуществление по правилам гл. 59. Как видим, оба предложения не дают окончательного решения проблемы. Безусловно, верным является утверждение о справедливости возложения расходов по возврату имущества на ту сторону, чье поведение привело к возникновению неосновательного обогащения. Однако остается не ясным, кто возместит такие расходы в случае возникновения кондикционного обязательства вследствие действия сил природы. А.В. Климович предлагает возлагать такую обязанность на исполнителя кондикционного обязательства, то есть на обогатившееся лицо, как на лицо, обязанное исполнить кондикционное обязательство в месте нахождения кредитора. Тем не менее, представляется справедливым и целесообразным возложение этой обязанности в указанной ситуации на потерпевшего. Такое утверждение правомерно в силу того, что в возникновении кондикционного обязательства невиновен никто, однако потерпевший, так как он является собственником присужденного ему имущества, должен нести расходы по его содержанию и управлению им. В противоположных ситуациях, когда вина не лежит на потерпевшем, расходы по возврату неосновательного обогащения в зависимости от виновности поведения следует налагать на приобретателя либо же на третьих лиц. Отмеченный пробел в гражданском законодательстве можно было бы избежать путем дополнения гл. 60 ГК соответствующей статьей следующего содержания: "Лицо виновное в возникновении неосновательного обогащения на любой стороне, обязано возместить расходы по возврату неосновательного обогащения стороне, исполнившей возврат неосновательного обогащения. В случае отсутствия в неосновательном обогащении чьей-либо вины, обязанность возмещения расходов по исполнению возврата неосновательного обогащения лежит на потерпевшем".
Размещение такого правила в гл. 60 ГК носило бы дополнительно и иную положительную черту. Дело в том, что в соответствии со ст. 1103 ГК отдельные нормы гл. 60 ГК могут субсидиарно применяться к иным требованиям о возврате имущества. В соответствующих им институтах о защите гражданских прав не всегда можно найти ответ на вопрос о лицах обязанных возместить затраты на исполнения обязанности по возврату имущества. Так, например, непонятно за чей счет необходимо осуществлять возврат имущества собственнику от добросовестного приобретателя, получившего имущество безвозмездно. Такой же вопрос может возникнуть при удовлетворении требования одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (п. 3 ст. 1103 ГК).
Состояние имущества за время его нахождения у приобретателя могло определенным образом ухудшиться, либо могла выявиться его недостача. В п. 2 ст. 1104 ГК по этому поводу специально указывается, что ответственность за такое ухудшение несет приобретатель, однако наступить она может лишь в случае доказанности того, что он знал или должен был знать о неосновательности своего обогащения. До момента, когда приобретатель об этом узнал или должен был узнать, он несет ответственность только за умысел или грубую неосторожность в поведении, приведшем к ухудшению или недостаче имущества.
В научной литературе неоднократно отмечалось, что п. 2 ст. 1104 ГК противоречит действующей концепции права собственности, наделяющей собственника возможностью в определенных границах осуществлять свои правомочия по своему усмотрению. Действительно, лицо, которое неосновательно приобрело имущество, однако не знало о неосновательности приобретения, будет владеть, пользоваться, и распоряжаться им как своим, даже и не помышляя, что оно чужое. В результате этого имущество может значительно упасть в стоимости либо наоборот подняться (переработка, переоборудование, реконструкция и т.д.). Вместе с тем, любой собственник распоряжается, владеет и пользуется своей собственностью в соответствии со своим усмотрением, не противоречащим закону. Тем не менее, в соответствии с п. 2 ст. 1104 ГК, на такого приобретателя возлагается ответственность, что существенно ущемляет его права. В связи с этим представляется необходимым исключить норму о какой-либо ответственности заблуждающегося приобретателя, до того момента, когда он узнает о неосновательности своего обогащения.
Следует так же отметить, что приобретатель, после того как он узнал о неосновательности своего обогащения, в силу п. 2 ст. 1104 ГК отвечает так же и за ущерб в приобретенном имуществе и без его вины. Например, такое повреждение возможно вследствие непреодолимой силы (наводнение, ураган, массовые беспорядки среди граждан и т.д.).
В соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК приобретатель по кондикционному обязательству обязан возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из этого имущества с того времени, когда он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Причем размер доходов от использования обогатившимся лицом неосновательно приобретенного имущества и возможность их извлечения должны быть доказаны истцом. Если неосновательное обогащение приобретателя является денежным, то на него, в силу п. 2 ст. 1107 ГК, подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами. Проценты начисляются с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности приобретения или сбережения им денежных средств. Несмотря на то, что данная норма содержится в правилах ГК о неосновательном обогащении, ее все же следует признать мерой ответственности. При ее реализации приобретатель становится обязанным передать потерпевшему не приобретенное имущество, а часть своего ведь он мог и не извлекать из удерживаемой денежной суммы какой-либо выгоды.
Действующим Гражданским кодексом регулируется судьба затрат приобретателя на имущество, подлежащее возврату (ст. 1108 ГК). По общему правилу необходимые затраты на сохранение и содержание приобретенного или сбереженного имущества, которое впоследствии возвращается, подлежат возмещению со стороны потерпевшего. Вместе с тем, в ГК без внимания оставлен вопрос об определенных улучшениях, которые приобретатель внес в истребуемое у него имущество. Если такие улучшения отделимы, то вопрос об их возмещении отпадает. В обратной ситуации, при возврате имущества потерпевшему, на стороне последнего неизбежно возникает неосновательное обогащение за счет приобретателя. Отмеченное положение, позволяет говорить о необходимости дополнения норм ГК о неосновательном обогащении правилами, о возмещении приобретателю стоимости улучшений внесенных в возвращаемое им имущество. Причем правом на возмещение стоимости неотделимых улучшений следовало бы наделять исключительно добросовестных приобретателей, то есть тех, которые не знали и не должны были знать об отсутствии правового основания для приобретения ими имущества.




[1] Цвайгерт , К. П. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права / К.П. Цвайгерт, Х. Г. Кетц. -  М. : Юристъ, 2000. – 298



[2] Новицкий, И.Б. Римское право: Учебник / И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский. – М. :  Юристъ, 2004. – 356



[3] Дигесты Юстиниана: Избранные фрагменты / Пер. и примеч. И.С. Перетерского. М., 1984. С. 201; Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 439 - 440.



[4] Новицкий, И.Б. Римское право: Учебник / И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский. – М. :  Юристъ, 2004. – 356



[5] Шершеневич  Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). С. 405. О границах применения процитированного законоположения см.: Победоносцев К. Курс гражданского права. Часть III. Договоры и обязательства: 2-е изд. С. 612 - 620.



[6] Гражданское право. Учебник. Часть II. Под редакцией Сергеева А.П., Толстого Ю.К./М:Проспект,1997,С.764



[7] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Под редакцией Садикова О.Н./М:Норма, 1996, С.709



[8] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Под редакцией Садикова О.Н./М:Норма, 1996, С.709



[9] Гражданское право. Учебник. Часть II. Под редакцией Сергеева А.П., Толстого Ю.К./М:Проспект,1997,С.766



[10] Гражданское право. Учебник. Часть II. Под редакцией Сергеева А.П., Толстого Ю.К./М:Проспект,1997,С.767

[11] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Под редакцией Садикова О.Н./М:Норма, 1996, С.712



[12] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Под редакцией Садикова О.Н./М:Норма, 1996, С.713



[13] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Под редакцией Садикова О.Н./М:Норма, 1996, С.714


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему