регистрация / вход

Принципы уголовного судопроизводства 2 Принципы уголовного

Российская Федерация Министерство образования и науки НОУ ВПО «Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина» Юридический факультет Кафедра уголовного процесса и криминалистики

Российская Федерация

Министерство образования и науки

НОУ ВПО «Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина»

Юридический факультет

Кафедра уголовного процесса и криминалистики

ЛЕКЦИЯ

по дисциплине «Уголовный процесс»

по теме № 3 «Принципы уголовного судопроизводства »

Лекция по дисциплине «Уголовный процесс» по теме №3 «Принципы уголовного судопроизводства» для студентов 3 курса очной формы обучения высшего профессионального образования НОУ ВПО «Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина» по специальности 021100 – «Юриспруденция» подготовлена заведующим кафедрой уголовного процесса и криминалистики НОУ ВПО «Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина» кандидатом юридических наук, доцентом Аветисяном А.Д.

Лекция по дисциплине «Уголовный процесс» по теме № 3 «Принципы уголовного судопроизводства» для студентов 3 курса очной формы обучения высшего профессионального образования НОУ ВПО «Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина» по специальности 021100 – «Юриспруденция» обсуждена и одобрена на заседании кафедры уголовного процесса и криминалистики НОУ ВПО «Ставропольский институт им. В.Д. Чурсина» 23 ноября 2004 г., протокол № 3.

Ставрополь, 2004

План лекции

Введение ............................................................................................................ 4

1. Понятие принципов уголовного судопроизводства, их система и

значение ........................................................................................................................ 8

2. Конституционные принципы уголовного судопроизводства .................. 18

3. Специальные принципы уголовного судопроизводства .......................... 56

Заключение ..................................................................................................... 65

Список рекомендуемой литературы:

Конституция РФ.-М.,1993.

О судоустройстве РСФСР: Закон РСФСР от 8 июля 1981г.//Ведомости Верховного Совета РСФСР.-1981.-№ 28.-Ст.976.

О статусе судей в Российской Федерации: Закон РФ от 26 июня 1992г.//

Ведомости Съезда народных депутатов РФ.-1992.-№30.-Ст.1792

О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон РФ от 17 ноября 1995 г., № 168 // Собрание законодательства РФ. - 1995.-№ 47.-Ст. 4472.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ. - М., 2004.

Быков Б. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года //Рос.юстиция.-1994.-№ 8.-С.8-9.

Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе //Сов.юстиция.-1990.-№7.-С.22-23.

Еникеев З. Гласность и состязательность - гарантии правосудности приговора //Сов.юстиция.-1989.-№ 10.-С.25.

Касумов З.,Искендеров Р. Национальный язык судопроизводства//Сов.юстиция.-1989.-№ 11.-С.27-28.

Кобликов П.Ю., Алиев Т.Т., Громов М.АП., Бабаев Э.Х. О праве обвиняемого на защиту и его реализация в российском уголовном процессе // Следователь. – 2202. - № 4. – С. 25-33.

Курс советского уголовного процесса: Общая часть.-М.:Юрид. лит.,1989.-

С.136-177.

Лопаткина Н. Реализация принципа неприкосновенности жилища в уголовном судопроизводстве. // Рос. юстиция. – 2002. - № 11. – С. 51-52.

Лукичев Н.А. Сущности принципа состязательности и равноправия сторон // Следователь. - 2002. - № 4. – С. 52-60.

Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации //Гос.и право.-1994.-№ 6.-С.96-107.

Сапронов М. Проблемы закрепления принципов уголовного процесса в уголовно – процессуальном законодательстве // Право и жизнь.- 2001. - № 42. - С. 72-80.

Слюсаренко М.И., Завидов Б.Д. Презумпция невиновности в уголовно – процессуальном законодательстве России // Рос. следователь. – 2002. - № 8. – С. 11-12.

Смирнов В.П. Проблемы состязательности в науке российского уголовно – процессуального права. // Государство и право. - 2001. - № 8. - С. 51-59.

Торянников А. Принципы уголовного судопроизводства должны действовать //Сов.юстиция.-1989.-№ 3.-С.14-15.

Трунов И.Л. Совершенствование права на защиту в новом уголовно – процессуальном кодексе // Российский следователь. – 2002. - № 6. – С. 34-36.

Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В. П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. - М.: СПАРК, 2002. - С. 73-98.

Фѐдоров А.В. Государственная тайна в уголовном процессе // Изв. вузов. Правоведение. – СПб., 2000. - № 4. – С. 100-108.

Химичева Г. П. Принципы уголовного процесса: Лекция. - М.: ВЮЗШ МВД РФ, 1992.

Чувилев А. Применение конституционных норм в уголовном судопроизводстве //Рос.юстиция.-1994.-№ 2.-С.5-7.

ВВЕДЕНИЕ

В любой сфере человеческой деятельности, прежде чем приступить к какому-либо действию, мы определяемся с основными направлениями этой деятельности, вырабатываем руководящие, основополагающие начала. В противном случае наши действия носили бы беспорядочный характер, не соответствовали бы целям и задачам этой деятельности. Тем более не возможно обойтись без таких руководящих начал в праве, а особенно в процессуальном праве. В теории права эти основы носят название принципов права.

Принципы выражают сущность и социальное значение права, отражают его главные свойства и особенности. Принципы права пронизывают все правовые нормы, поэтому строгое и точное осуществление требований права означает и одновременно воплощение в жизнь заложенных в нем принципов. Кроме того, при решении конкретных юридических дел необходимо в первую очередь руководствоваться принципами права, поскольку это служит основой правильного применения юридических норм, а, следовательно, принятия законных и обоснованных решений. Опираясь в своей деятельности на принципы права, государство в лице государственных органов обеспечивает права и свободы своих граждан, гарантирует выполнение ими юридических обязанностей.

Следует отметить, что принципы права объективно обусловлены характером общественных отношений, которые неизбежно изменяются с течением времени. Это в свою очередь требует осмысления юридической наукой происходящих процессов и их прогнозирование, развития демократических и гуманистических начал в праве, усиления защиты личности, существенного обновления и переработки действующего законодательства.

Можно сказать, что первые шаги в этом направлении уже делаются. В 2001 году Государственной Думой РФ был принят новый весьма важный нормативный акт – Федеральный закон РФ от 18 декабря 2001 г. – Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Законодатель максимально постарался привести уголовно-процессуальный закон в соответствие с Конституцией РФ, уделив большое внимание правовым основам уголовно-процессуальной деятельности в Российской Федерации.

В новом Уголовно-процессуальном кодексе РФ принципам уголовного судопроизводства посвящена отдельная глава. Законодатель не просто указывает принципы в статьях УПК РФ, но и достаточно полно раскрывает их содержание. В этом отношении новый УПК РФ во многом превосходит ранее действовавший Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Кроме того, в УПК РФ нашли свое отражение принципы уголовного процесса, ранее не предусмотренные в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР.

Тем не менее, принятие нового Уголовно-процессуального кодекса РФ не решило всех проблем, связанных с принципами уголовного судопроизводства. Так, долгие годы ученые не могут выработать универсального понятия принципов уголовного процесса, разработать систему уголовнопроцессуальных принципов. По этим вопросам дискуссии идут и в настоящее время.

Разработкой этой проблемы занимались и продолжают уделять ей внимание такие процессуалисты, как Л.В. Головко[1] , Н.А. Громов2 , В.И. Зажицкий[2] , В.М. Савицкий[3] , М.С. Строгович[4] и многие другие.

Судебная практика также вносит свою лепту в правильное понима-

ние и применение положений принципов уголовного судопроизводства, способствует принятию законных и обоснованных судебных решений. Этому содействуют ранее принятые Верховным Судом СССР, РСФСР постановления Пленумов; постановление Пленума Верховного Суда СССР «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия»[5] от 5 декабря 1986 г.; постановление Пленума Верховного Суда РСФСР «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел»[6] от 21 апреля 1987 г.; постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами закона, обеспечивающих обвиняемому право на защиту»[7] от 16 июня 1978 г.

Многие правоприменители недооценивают роль принципов в уголовном судопроизводстве, не всегда основывают на них свою деятельность, относя принципы уголовного судопроизводства лишь к теоретическим научным положениям. В то время как они имеют весьма важное значение. Помимо того, что они определяют порядок и формы деятельности участников уголовного судопроизводства, именно ими руководствуются участники уголовного процесса в тех случаях, когда что-то не урегулировано в законе, либо урегулировано, но не полно, или в законе, в отдельных его статьях, обнаруживаются противоречия. И, таким образом, принципы уголовного судопроизводства, которые не должны противоречить правам граждан, закрепленным в Конституции РФ, дают возможность практикам правильно применять закон при его некоторых коллизиях.

Качество закона и эффективность правового регулирования во многом зависят от того, как в них сформулированы и раскрыты принципы. Однако, в тексте закона их содержание должно быть раскрыто наиболее полно, а формулировки должны быть конкретные и четкие. Принципы уголовного судопроизводства – основные правила, от которых нельзя отступать ни на одном из этапов уголовного процесса – от возбуждения уголовного дела, до вынесения приговора, включая производство в суде второй инстанции и надзорное производство.

Многие принципы имеют не только процессуальное, но и организационное содержание, то есть прямо или косвенно связаны с организацией судов, способами их формирования.

В настоящей лекции будут рассмотрены признаки, которые в общем виде характеризуют принципы уголовного судопроизводства; в соответствии с этими признаками мы дадим определение принципам уголовного судопроизводства; рассмотрим различные точки зрения относительно конструирования системы уголовно-процессуальных принципов и, конечно, охарактеризуем каждый принцип уголовного процесса.

1. П ОНЯТИЕ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, ИХ СИСТЕМА И ЗНА-

ЧЕНИЕ

В юридической литературе до сих пор не достигнуто единства мнений по таким важным вопросам, как определение понятия принципа уголовного процесса и выработке универсальной системы принципов правосудия. Ни в Конституции РФ, ни в уголовно-процессуальном законодательстве РФ не дано понятия принципа судопроизводства. Однако по общему правилу под ним понимаются основополагающие, руководящие начала, отражающие наиболее существенные стороны уголовного процесса, его задачи, характер, систему процессуальных форм, стадий и институтов.

По своей сути принципы носят императивный, властно-

повелительный характер, содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается всеми возможными правовыми средствами. Исходя из этого, можно утверждать, что правовые идеи, не закрепленные в законе, не могут регулировать правоотношения и, следовательно, не являются правовыми принципами. Несомненно, что научные идеи, предлагаемые на роль правовых принципов, в определенной мере влияют на правосознание правоприменителя, но руководствоваться в своей практике правоприменитель должен лишь теми идеями, которые восприняты законодателем в качестве основы того или иного вида деятельности и которые стали нормами-принципами. «Нормы-принципы - законодательные предписания, выражающие и закрепляющие принципы права. Регулирующая роль принципов права неразрывно связана с их законодательным закреплением. Она тем значительнее, чем полнее и последовательнее принципы права выражены в законодательстве»[8] .

Одного закрепления принципов в законе мало, нужно, чтобы они

работали. Важно, чтобы с принципами были согласованы, связаны все предписания, содержащиеся в законодательном акте. Принципы занимают главенствующее место, всегда являются первичными нормами, охватывают остальные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов. Таким же образом действуют принципы и в уголовно-процессуальном праве РФ. Они упорядочивают всю систему уголовно-процессуальных норм, подчиняют их себе и объединяют в единый механизм правового воздействия. «Именно такая взаимосвязь общих конкретизирующих норм обеспечивает единство процессуального порядка по всем уголовным делам и соблюдение законности в уголовном судопроизводстве»[9] .

Принципы уголовного судопроизводства имеют объективносубъективную природу. С одной стороны, они отражают закономерности общественной и государственной жизни и по содержанию объективны; с другой, представляют собой волевой акт государства, продукт сознательного творчества законодателя и, следовательно, по форме юридического выражения субъективны.

Принципы уголовного судопроизводства, также как и правовые нормы, направлены на урегулирование общественных отношений, поэтому своими адресатами они имеют человека и гражданина, а также соответствующие государственные органы, которые обязаны действовать на основе установленных принципов, поскольку признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – это обязанность государства.

Учитывая все вышеизложенное, мы можем отметить объективный характер принципов уголовного судопроизводства, их научную обоснованность и обязательное нормативное выражение, всеобщую значимость для всех участников уголовного судопроизводства и обеспечение их действия принудительной силой государства. Исходя из этого, можно дать следующее определение принципам уголовного судопроизводства: это теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые положения, выражающие сущность и содержание уголовного процесса, определяющие построение его процессуальных форм, стадий и институтов, объединяющие уголовно-процессуальные нормы и направленные на достижение целей и задач уголовного судопроизводства. Мы уже указывали на то, что принципы должны быть не просто закреплены в законе, а должны действовать. Их работа в определенной мере определяется системой. Иными словами, принципы действуют в рамках целостной системы, где сущность и значение каждого принципа обуславливается не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы, где нарушение требований одного принципа приводит, как правило, к нарушению других принципов.

По-разному в научной и учебной литературе определялась система уголовно-процессуальных принципов. Принципы делились на конституционные и прочие, судоустройственные и судопроизводственные, общепроцессуальные и специфические, принципы производства по уголовным делам в судебных и досудебных стадиях и множество других. В настоящее время каждый авторский коллектив формулирует свою систему принципов. С одной стороны, это положительно влияет на развитие науки - вырабатываются новые идеи, положения, теории, но с другой, это приводит к подмене понятий «классификация» и «система». Классификация - это разделение каких-либо объектов на отдельные группы по определенным критериям. Система же – это такая совокупность ее составляющих, которые имеют определенные взаимосвязи между собой и с окружающей средой. Таким образом, системой принципов можно признать лишь такую их совокупность, где прослеживаются внутренние и внешние взаимосвязи.

Система принципов уголовного судопроизводства должна быть:

1) полной – в ней должно быть такое количество принципов, которое позволит обосновать правомерность нахождения в данной отрасли права любой процессуальной нормы;

2) непротиворечивой – в ней должны отсутствовать исключающие друг друга принципы;

3) независимой – каждый составляющий ее принцип должен обладать собственным, относительно автономным содержанием, не пересекающимся с содержанием других принципов.

Некоторые ученые считают принципами уголовного судопроизводства только те положения, которые прямо выражены в законе в виде конкретных правовых требований. Другие относят к числу процессуальных принципов и те руководящие идеи, которые могут быть выведены, извлечены из закона путем научного анализа. Представляется, что последний подход лишает систему принципов определенности и ставит ее содержание в зависимость от субъективных взглядов того или иного автора.

Рассмотрим несколько подходов к конструированию системы принципов уголовного судопроизводства. Высказывалось мнение, согласно которому система принципов уголовного судопроизводства может быть представлена следующим образом:

1) принципы уголовного судопроизводства, источником которых являются права и свободы человека и гражданина, закрепленные в гл. 1 и 2

Конституции РФ;

2) принципы уголовного судопроизводства, источником которых являются нормы гл. 7 Конституции РФ о судебной власти;

3) собственно процессуальные принципы, закрепленные только в нормах Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Однако, по мнению Н.А. Громова «эти предложения нельзя считать перспективными, ибо место каждого принципа в данной совокупности взаимосвязанных и взаимообусловленных положений не должно определяться исходя из источника его нормативного закрепления или из отношения этого принципа к явлениям, лежащего вне самого уголовного процесса»[10] .

Н.А. Громов выделяет в системе принципов судопроизводства общегосударственные и общеправовые принципы, из них, по мнению автора, вытекают или предопределяются все собственно или специально уголовнопроцессуальные принципы.

М. С. Строгович выделял из числа уголовно-процессуальных принципов основные[11] . Значит, существуют и не основные, но разделять принципы на основные и не основные нельзя, так как все они одинаково значимые элементы одной системы.

Другие авторы различают конституционные принципы уголовного судопроизводства и специальные. Такой подход к системе уголовнопроцессуальных принципов, по нашему мнению, является наиболее верным. Иначе можно сказать, что принципы уголовного судопроизводства подразделяются на конституционные, характерные для нескольких отраслей права, и собственно принципы уголовного судопроизводства, характерные только для такой отрасли права как уголовно-процессуальное право. Конституция РФ закрепила общеправовые принципы, которые содержат гарантии прав и свобод человека и гражданина. В соответствии с конституционными принципами в отраслевом законодательстве содержатся нормы, имеющие определяющее значение для всей отрасли в целом. Такие принципы включены и в основные положения Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Подобный взгляд на систему принципов уголовного судопроизводства не означает, однако, что специальные принципы неконституционны. Все принципы уголовного судопроизводства по существу имеют конституционное значение. Производя такое деление, ученые отнюдь не рассматривают конституционные принципы по отношению к специальным в качестве превосходящих. Каждый принцип одинаково важен при интерпретации действующего законодательства РФ; только совокупность конституционных и отраслевых принципов позволяет наиболее четко и правильно толковать и применять действующее законодательство при осуществлении уголовного судопроизводства РФ. Точно также нет никаких предпосылок для установления иерархических отношений между самими конституционными принципами правосудия. Все они являются выражением общеправовых принципов, закрепленных в Конституции РФ. Ни один из них не группирует вокруг себя другие принципы правосудия и не подчиняет их себе. Для принципов не существует деления на более или менее важные.

Некоторые авторы полагают, что в пределах внешних взаимосвязей с принципами других отраслей права система принципов уголовнопроцессуального права представляет собой трехуровневое образование с его общеправовыми, межотраслевыми и специально-отраслевыми принципами. Но такая точка зрения не нашла широкого распространения в науке.

Много споров в литературе ведется и относительно количества уголовно-процессуальных принципов, число их колеблется от 11 до 30 принципов. Это происходит потому, что до сих пор нет однозначного определения какие принципы следует относить к системе принципов уголовного процесса РФ; производятся попытки расширения и сужения системы принципов уголовного судопроизводства. Так, например, некоторые авторы не включают в систему уголовно-процессуальных принципов принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. Мы уже отмечали, что конструкция системы принципов уголовного процесса, где принципы делятся на конституционные и специальные, представляется наиболее обоснованной. И таким образом, выделяют 15 конституционных и 3 специальных принципа уголовного судопроизводства РФ.

Как и в других отраслях права, в уголовно-процессуальном праве РФ принципы имеют весьма важное значение. Помимо того, что они определяют порядок и формы деятельности участников уголовного судопроизводства, именно ими руководствуются участники уголовного процесса в тех случаях, когда что-то не урегулировано в законе, либо урегулировано, но неполно или в законе, в отдельных его статьях, обнаруживаются противоречия. И, таким образом, принципы уголовного процесса, которые не должны противоречить правам граждан, закрепленным в Конституции РФ, дают возможность практикам правильно применять закон при его некоторых несовершенствах. «Знание принципов возмещает незнание некоторых фактов»[12] .

Качество закона и эффективность его правоприменения во многом зависит оттого, как в них сформулированы и раскрыты принципы. Однако, в тексте закона их содержание должно быть раскрыто наиболее полно, а формулировки должны быть конкретные и четкие. Принципы уголовного судопроизводства – основные правила, от которых нельзя отступать ни на одном из этапов уголовного процесса - от возбуждения уголовного дела, до исполнения приговора, включая производство в суде второй инстанции и надзорное производство

Многие принципы имеют не только процессуальное, но и организационное содержание, то есть прямо или косвенно связаны с организацией судов, способами их формирования.

В данной главе необходимо раскрыть содержание процессуальных

гарантий осуществления уголовно-процессуальной деятельности в РФ. Основу гарантий прав личности в сфере уголовного процесса составляют закрепленные и обеспечиваемые Конституцией РФ права и свободы граждан и принципы правосудия. Процессуальными же гарантиями прав личности являются те средства, которые обеспечивают фактическую реализацию этих прав. Наличие таких гарантий уголовного судопроизводства обеспечивает законность производства по делу; права, интересы и свободы лиц, участвующих в деле; создает гарантии достоверности доказательств; справедливость принимаемых решений; ограждает граждан от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения. Юридический энциклопедический словарь дает нам следующее определение процессуальных гарантий: «...это система правовых средств, установленных законом для надлежащего отправления правосудия, защиты прав и свобод человека...»14 . В качестве примера рассмотрим, что представляют собой процессуальные гарантии на стадии предварительного расследования.

В этой стадии к процессуальным гарантиям, прежде всего, следует отнести правило о том, что все процессуальные действия и принятые решения должны быть письменно закреплены в определенных актах - процессуальных документах. Уголовно-процессуальный закон устанавливает такую форму этих актов, которая дает возможность полно отразить в них ход и результаты проведения следственных действий, принятых решений. Так, следователь при проведении каждого следственного действия оформляет протокол (ст. 166 УПК РФ), который составляется в строго определенной законом форме, с соблюдением всех необходимых реквизитов. Протокол удостоверяет факт производства, содержание и результаты следственного действия.

14 Юридический энциклопедический словарь / Под ред. В Е. Крутских. -М: ИНФРА-М,

2001. - С.60.

Помимо этого процессуальной гарантией является обязанность следователя разъяснять каждому участнику уголовного процесса его права, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством РФ. Должностное лицо не только в устной форме дает разъяснение прав, но обязательно делает отметку об этом в соответствующем процессуальном документе (протоколе, постановлении), а участник следственного действия – удостоверяет в нем своей подписью, что его права ему были разъяснены и суть их ему ясна.

Особое внимание на стадии предварительного расследования уделяется правам подозреваемого и обвиняемого. Поскольку их статус соприкасается с некоторым ограничением прав, этой категории участников уголовного судопроизводства необходимы дополнительные гарантии защиты их прав и свобод. Так, в следственной практике составляется такой документ, как протокол разъяснения прав подозреваемому, в котором не только названы, но и подробнейшим образом разъяснены все права подозреваемого. Кроме того, в Ставропольском крае лицу, к которому была применена мера пресечения – заключение под стражу, в обязательном порядке объявляется декларация прав подозреваемого при задержании. В декларации указан порядок, срок, правовая основа задержания и права подозреваемого в соответствии с Конституцией РФ и УПК РФ.

Кроме этого, должностные лица, ведущие процесс, на всех стадиях уголовного судопроизводства обязаны обеспечивать участникам процесса возможность реализовать свои права, поскольку фактическое использование прав участников процесса - одно из важнейших условий объективного, непредвзятого исследования дела, установления истины, защиты законных интересов личности в процессе.

Подводя итог всему вышеизложенному, следует отметить, что принципы уголовного судопроизводства – это законодательно закрепленные основные правовые положения, имеющие объективный характер, выражающие сущность уголовного процесса, объединяющие все уголовнопроцессуальные нормы в единый механизм для наиболее эффективного воздействия на соответствующие правоотношения. Принципы уголовного судопроизводства действуют обязательно в определенной целостности и взаимосвязанной системе. В системе все принципы равноценны и не существует между ними никаких иерархических отношений. В настоящее время сложилось несколько точек зрения на систему принципов уголовного процесса и каждая из них имеет свое рациональное зерно и определенные недостатки. На наш взгляд наиболее правильной является подразделение принципов на конституционные и специальные. Эту конструкцию системы принципов уголовного процесса мы и рассмотрим подробнее в следующих вопросах данной лекции.

2.КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

В предыдущей главе мы указали на целесообразность разделения принципов уголовного процесса РФ на конституционные и специальные. В настоящей главе дипломной работы мы рассмотрим более подробно конституционные принципы, к числу которых на наш взгляд следует отнести такие принципы, как:

– законность;

– верховенство Конституции РФ и федеральных законов в регулировании уголовного судопроизводства на всей территории Российской Федерации;

– равенство граждан перед законом и судом;

– состязательность;

– охрана достоинства личности, права на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;

– публичность уголовного процесса;

– осуществление правосудия в Российской Федерации только судом;

– независимость, несменяемость, неприкосновенность судей и подчинение их только закону;

– использование государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в качестве языка уголовного судопроизводства;

– защита прав потерпевших от преступлений;

– презумпция невиновности;

– обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

– принцип гласности уголовного судопроизводства;

– свидетельский иммунитет;

– свобода обжалования решений в уголовном судопроизводстве.

Рассмотрим теперь содержательную сторону каждого принципа в отдельности.

Принцип законности.

Этот принцип уголовного процесса РФ признается в качестве такового всеми авторами и в приводимых классификациях обычно занимает одно из первых мест. В учебной литературе принцип законности единодушно назван общеправовым; некоторые называют его принципом принципов уголовного процесса: «законность не стоит в одном ряду с собственно процессуальными принципами, не равновелика с ними, она охватывает собой весь корпус процессуальных начал и соотносится с ними как общее и особенное. Все принципы и каждый в отдельности служат прямым и непосредственным проявлением законности, и нарушение любого из них есть нарушение законности»[13] . Здесь мы согласны с авторами в том, что принцип законности - это принцип, с которым наиболее тесно связаны все другие принципы уголовного судопроизводства. Он относится ко всем стадиям и институтам уголовного процесса, ко всем его субъектам, распространяется на все действия и процессуальные решения, характеризует все стороны процессуальной деятельности и процессуальных отношений.

Принцип законности нашел свое отражение в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы»[14] . Прежде всего, правоприменительная практика всех государственных органов должна соответствовать Конституции РФ, законам и нормативным актам, соответствующим Конституции РФ, а должностные лица независимо от ранга и положения должны нести ответственность в случае нарушения ими норм Конституции РФ или иного закона. Таким образом, реализуя свои полномочия как носителя судебной власти, суд осуществляет правосудие на основе закона и в соответствии с законом. Применительно к стадии предварительного расследования выполнение требований законности означает точное исполнение закона как субъектами, ответственными за ведение дела дознавателем, следователем, прокурором, так и другими участниками предварительного расследования (подозреваемым, обвиняемым, их защитниками, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, их представителями), а также субъектами, осуществляющими ведомственный и судебный контроль, прокурорский надзор. Вышеуказанные субъекты должны неукоснительно следовать установленному законом порядку производства дел на всех стадиях процесса, совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, основывать свои решения на соответствующих нормах материального и процессуального права.

Очень важен принцип законности для практики правоохранительных органов, поскольку все выводы и решения по уголовному делу могут быть сделаны только на основе доказательств, полученных при строгом соблюдении уголовно-процессуального закона. Принцип законности обеспечивается таким построением уголовного процесса, при котором в каждой последующей стадии проверяется законность и обоснованность решений, принятых в предыдущих стадиях. В случае обнаружения нарушений закона обеспечивается принятие мер к их устранению.

Все вышеизложенное нашло отражение в Уголовно-

процессуальном кодексе РФ. Согласно ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий Уголовно-процессуальному кодексу РФ. И если в ходе производства по уголовному делу суд установит несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, то должен принимать решение в соответствии УПК РФ. Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Определение суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Верховенство Конституции РФ и федеральных законов в регулировании уголовного судопроизводства на всей территории Российской Федерации.

Этот принцип непосредственно связан с принципом законности. Он закреплен в ч. 2 ст. 4 Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации»[15] . Верховенство Конституции РФ и Федеральных законов РФ на всей территории Российской Федерации обеспечивает единство, согласованность и стабильность всей правовой системы России, а, следовательно, и уголовно-процессуального законодательства РФ.

Верховенство также предполагает точное и неуклонное соблюдение, исполнение и применение закона. Из этого вытекает требование точного соответствия Конституции РФ и Федеральным законам РФ всех нормативно-правовых актов, принимаемых Президентом РФ, Правительством РФ, Федеральными органами исполнительной власти, а также законов и иных нормативных актов, принимаемых субъектами Российской Федерации. Указанные акты не должны противоречить Конституции РФ и Федеральным законам. Если же такое противоречие (несоответствие) обнаруживается, то применяется Конституция РФ или Федеральный закон РФ. Акты, противоречащие им, подлежат в установленном порядке опротестованию, приостановлению, отмене. И это правило действует на всей территории Российской Федерации.

Равенство граждан перед законом и судом.

Часть 1 ст. 19 Конституции РФ гласит: «Все равны перед законом и судом»[16] . Далее это положение конкретизируется в том, что правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств. «Закон как акт является объективно необходимым средством формулирования прав и свобод. Поэтому столь важно утверждение равенства перед законом, как общей для всех нормой. Чрезвычайно существенно равенство всех перед судом, поскольку суд является наиболее эффективным средством защиты, восстановления прав и свобод в случае спора или их нарушения»[17] .

Данный принцип распространяется на всех граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства и действует на всех стадиях уголовного процесса РФ. Он означает, что положения закона применяются ко всем гражданам одинаково; при этом имеется ввиду наделение их не только соответствующими правами, но и обязанностями. Равенство граждан перед законом и судом проявляется также в равной обязанности всех подчиняться уголовному закону и нести равную ответственность за его нарушение.

Для лиц, которые по тем или иным причинам не имеют равных с другими возможностей осуществлять свои права и защищать свои законные интересы, закон устанавливает дополнительные гарантии. Например, обеспечение лицу, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться родным языком путем предоставления ему переводчика.

В отступление от общих правил принципа равенства граждан перед законом и судом в действующем законодательстве РФ установлен ряд положений, которыми предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности, депутатов, судей, прокурорских работников и некоторых других лиц. Это исключение имеет своей целью создание дополнительных гарантий для успешного осуществления их деятельности, а не является личной привилегией. «Общество и государство, предъявляя к судье и его профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить ему дополнительные, гарантии надлежащего осуществления деятельности по отправлению правосудия... Следует также учитывать особый режим судейской работы, повышенный профессиональный риск»[18] . В случае же привлечения этих лиц к ответственности, они наделяются обычными правами и обязанностями того или иного участника процесса (обвиняемого, подозреваемого и др.)

Принцип состязательности.

Статья 123 Конституции РФ[19] устанавливает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности. В отношении этого принципа уголовного процесса ведется множество споров. Некоторые авторы не выделяют его в качестве принципа уголовного судопроизводства, другие считают, этот; принцип проявляется лишь при рассмотрении дел судом присяжных. На наш взгляд, принцип состязательности является конституционным принципом правосудия, и не только потому, что нашел отражение в Конституции РФ. Он определяет все содержание уголовного судопроизводства, все его построение, обеспечивает возможность сторонам использовать предоставленные им процессуальные права; повышает правовую и социальную значимость приговора.

Можно выделить ряд элементов, характеризующих принцип состя-

зательности:

1. Отделение функций обвинения и защиты от функций правосудия. Состязательность связана со строгим отграничением функций суда по разрешению дел от функций обвинения и защиты, каждая из которых возложена на определенных участников процесса. Исследование доказательств осуществляется сторонами, а суд выступает арбитром. Таким образом, стороны независимо друг от друга выполняют функции обвинения и защиты, а суд выполняет свои функции независимо от сторон. Справедливое правосудие состоит в том, чтобы принимать решение по поводу уже предъявленного лицу обвинения. Суд обязан проверять результаты деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, объективно и беспристрастно решая вопрос о законности выдвигаемых против лица обвинений. Лишь при этом условии стороны способны осуществлять свои права и отстаивать свои интересы, а судебная деятельность ограждается от субъективизма и односторонности.

2. Стороны наделены равными процессуальными правами.

Признание права на состязание – это также признание права за состязающимися использовать равные средства и возможности для обоснования своих утверждений и требований и для оспаривания утверждений и требований других сторон. Процессуальное равноправие означает, что все, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинения, вправе делать защита для его опровержения.

Суд руководит процессом.

Начало состязательности сочетает активность сторон с руководящей ролью суда в процессе. Суд не должен быть сторонним наблюдателем и слушателем, не влияющим на ход процесса даже в условиях его состязательности. Он обязан принимать предусмотренные законом меры, которые способствуют реализации сторонами их процессуальных прав по собиранию и предоставлению доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора. Суд должен создать необходимые условия для, всестороннего, полного и объективного исследования дела – исключать из рассмотрения дела недопустимые доказательства, какой бы из сторон они ни предоставлялись; по ходатайству сторон рассматривать новые доказательства; руководить ходом судебного разбирательства и др. Но это не означает, что суд должен заниматься собиранием доказательств виновности подсудимого и по собственной инициативе принимать меры к доказыванию наличия в деле обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

4. Только суд вправе принимать решение по делу.

Только суду принадлежит исключительная компетенция завершить принятием окончательного решения по делу: признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию, либо оправдать его своим приговором.

Мы отмечали, что в науке неоднозначно решается вопрос можно ли считать принцип состязательности принципом уголовного судопроизводства. Законодатель окончательно разрешил эти споры, признав его таковым и закрепив в отдельной статье 15 УПК РФ. Закон разделяет функции обвинения и защиты, уравнивая стороны защиты и обвинения в правах перед судом, а на суд возлагает обязанность создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Охрана достоинства личности, права на жизнь, свободу, личную неприкосновенность жилища, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Соблюдение этого принципа уголовного судопроизводства имеет весьма важное значение, поскольку практически все процессуальные действия на всех стадиях уголовного процесса так или иначе связаны с людьми. И этими действиями гражданам вольно или невольно может причиняться вред: моральный, а иногда даже имущественный и физический.

В ст. 21 Конституции РФ[20] говорится, что достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Достоинство любого человека подлежит защите независимо от его социальной ценности, ведь каждый, человек имеет право на уважение окружающих. Охрана государством достоинства личности выражается в том, что оно четко определяет основания и формы ограничения неприкосновенности личной жизни граждан. Так, справедливое и законное требование следователя о предоставлении доказательств, осуществляемое в установленных уголовно-процессуальным законом случаях и порядке, не может рассматриваться как ущемление достоинства личности. Например, действия следователя при обыске и выемке (ст. 182-184 УПК РФ).

Унижение человеческого достоинства может явиться следствием грубости и обмана при проведении допросов и очных ставок, огласки при осуществлении необоснованных обысков, а также достоинство гражданина может пострадать при проведении освидетельствований, личных обысков, получении образцов для сравнительного исследования, при использовании незаконных или неэтичных методов осмотра обнаженного тела. Унижают человеческое достоинство и производимые без достаточных оснований задержание и заключение под стражу, осмотр и выемка почтово-телеграфных отправлений. Поэтому в Уголовно-процессуальном кодексе РФ существуют конкретные нормы, запрещающие проведение всякого рода процессуальных действий, способных причинить ущерб достоинству личности. Например, ст. 184 УПК РФ устанавливает, что личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола, а ст. 21 Конституции РФ представляет собой норму общего характера, которая относится ко всем процессуальным действиям и запрещает следователю, дознавателю и судье всякого рода действия, способные причинить ущерб достоинству человеческой личности.

В ст. 9 УПК РФ законодатель уделил этому положению особое внимание и закрепил, что в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Государством также охраняется основное, неотъемлемое, принадлежащее каждому от рождения право на жизнь. Никто не может быть произвольно лишен жизни. Ранее исключение составляла смертная казнь, устанавливаемая Федеральным законом РФ (Уголовным кодексом РФ) за совершение определенных преступлений. В настоящее время этот вопрос в Российской Федерации решен однозначно: применение смертной казни на территории Российской Федерации не допустимо. Хотя законодательство на данный момент еще не изменено, фактически этот вид наказания не применяется.

Помимо этого, ст. 22 Конституции РФ[21] устанавливает право каж-

дого на свободу и личную неприкосновенность. Свобода и личная неприкосновенность дают человеку возможность совершать любые действия, не запрещенные законом и не противоречащие ему. Прежде всего, это право предусматривает запрет на заключение под стражу и содержание под стражей иначе, как по решению суда. Однако, ст. 6 раздела 2 Конституции РФ сохраняла до приведения уголовно-процессуального законодательства России в соответствие с положениями Конституции РФ прежний порядок заключения под стражу, содержания под стражей с санкции прокурора. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ, все эти вопросы решены с учетом норм Конституции РФ. В ст. 108 УПК РФ предусмотрено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. В ст. 10 УПК РФ закреплено, что до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Предоставление права суду принимать решение о применении меры пресечения заключения под стражу должно способствовать принятию законного и обоснованного решения, уменьшить количество ошибок при заключении под стражу подозреваемых или обвиняемых.

Охраняется законом и право на неприкосновенность жилища. Это право означает запрет входить в жилище против воли проживающих там лиц. Доступ в жилище посторонних лиц возможен лишь при ясно выраженном согласии проживающих в нем граждан или при наличии законных оснований. Например, с 1 января 2004 года обыск в жилище можно будет производить на основании судебного решения по ходатайству следователя с согласия прокурора, если у следователя имеются основания полагать, что в каком либо месте или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК РФ). По УПК РФ осмотр жилища может производиться также только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, а обыск и выемка обязательно требуют принятия такого решения судом (ст. 12 УПК РФ).

Человек и гражданин имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных сообщений. Тайна почтовотелеграфной корреспонденции относится к личным тайнам и поэтому выемка почтово-телеграфных отправлений, а также наложение на неѐ ареста производятся только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. Кроме того, следователь должен строго ограничиваться изъятием только тех документов, которые могут иметь отношение к делу. Критерием такого ограничения выступает предмет доказывания по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ).

Одним из ограничений на тайну телефонных переговоров является контроль и запись телефонных и иных переговоров, которые допускаются по уголовным делам о тяжких и об особо тяжких преступлениях и только по судебному решению. При необходимости осуществления такого контроля следователь выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства, которое с согласия прокурора направляется в суд (ст. 186 УПК РФ). И только если суд удовлетворит ходатайство следователя, возможно установление контроля за телефонными и иными переговорами гражданина. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» от 24 декабря 1993г. рекомендовано всем судам общей юрисдикции принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права конкретного гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений. Указанные суды не могут отказать в рассмотрении таких материалов в случае предоставления их в суд[22] .

В ст. 8 Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» указано, что в редакции Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон РФ «Об оперативнорозыскной деятельности»[23] от 11 января 1999 года проведение оперативнорозыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи... допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Итак, неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений – это прежде всего важнейшие субъективные права граждан, охраняемые государством. Но в интересах охраны государства и общества от преступных посягательств в сфере уголовного судопроизводства существуют некоторые отступления от этих конституционных начал, уголовнопроцессуальное законодательство РФ устанавливает строго определенные и ограниченные условия, при которых такие отступления возможны.

Следует отметить, что в УПК РФ этому принципу уделяется очень большое внимание.

Принцип публичности уголовного процесса.

Характерным свойством уголовного процесса, его ведущим началом является публичность. Сущность указанного принципа сформулирована в ч. 1 ст.21 УПК РФ: «уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель». Публичность уголовного процесса вытекает из ряда статей Конституции РФ. «Так, ст. 2 Конституции РФ устанавливает, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства… В п. 1 ст. 45 и

п. 1 ст. 46 указывается, что права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации гарантируются государственной и судебной защитой»[24] .

В зависимости от характера, форм и значения различных стадий уголовного процесса этот принцип проявляется по-разному. В частности, в стадии возбуждения уголовного дела принцип публичности проявляется в том, что компетентные государственные органы и должностные лица в силу своих обязанностей при наличии признаков преступления обязаны возбудить уголовное дело. В ходе расследования следователь и дознаватель обязаны инициативно осуществлять ход расследования; проводить необходимые следственные действия, не ожидая ходатайств об этом обвиняемого, потерпевшего, других участников уголовного процесса; стремиться к установлению истины по делу. Исключением из принципа публичности является проявление диспозитивного (частного) начала уголовного процесса. Оно предусматривает возможность возбуждения уголовного дела, а в определенных случаях и прекращения по воле потерпевшего (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) - это так называемые дела частного обвинения. Но даже на расследование дел частного обвинения принцип публичности накладывает свой отпечаток: прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей ст. 20 УПК РФ, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

В ст. 20 УПК РФ предусмотрена новелла относительно этого принципа, в которой закреплено, что уголовное преследование в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления осуществляется в публичном, частном, а также в частно-публичном порядке. Дела частнопубличного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Таким образом, «любые уголовно-процессуальные действия государственных органов и должностных лиц, которые совершаются на основе их должностных полномочий, по их инициативе, а не в зависимости от усмотрения или просьбы отдельных заинтересованных лиц, является выражением принципа публичности»[25] . Иными словами, соответствующие государственные органы и должностные лица «ведут уголовный процесс в силу своих служебных обязанностей, по долгу службы»[26] . Поэтому принцип публичности еще иногда называют принципом официальности.

Осуществление правосудия в Российской Федерации только судом.

Согласно ст. 118 Конституции РФ[27] суд является единственным государственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие, как особую функцию государственной власти. Задачей суда при осуществлении правосудия является защита конституционного строя Российской Федерации, прав и свобод граждан, прав и законных интересов юридических лиц. Однако, главная функция органов правосудия – судебная защита прав и свобод человека и гражданина. Только суд вправе принять решение о применении указанных в законе мер процессуального принуждения, ограничивающих права и свободы человека и гражданина. Только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера (ч. 1 ст. 443 УПК РФ). И только суду принадлежит исключительная компетенция признать лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию своим приговором (ст. 49 Конституции РФ и п. 1 ч. 1 ст. 29 УПК РФ). Виновность лица в совершении преступления может быть установлена только вступившим в законную силу приговором суда. Этот вид государственной деятельности может осуществляться только определенными законом способами, а именно путем рассмотрения и разрешения в судебном заседании в установленном законом порядке уголовных дел.

Осуществление правосудия по уголовным делам возлагается на суды общей юрисдикции. Никакие другие суды или государственные органы не вправе осуществлять этот вид деятельности. Как мы знаем, система судов общей юрисдикции имеет трехзвенную структуру: 1) основное звено районные, городские суды; 2) среднее звено - Верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения (Москвы и

Санкт-Петербурга), суды автономной области и автономных округов; 3) Верховный суд РФ. В настоящее время к этим трем основным звеньям добавился институт мировых судьей. Они правомочны рассматривать основную массу уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает трех лет лишения свободы. Это позволит в дальнейшем облегчить работу судов основного звена, на которых лежит основная нагрузка по рассмотрению уголовных дел. Ст. 31 УПК РФ предусматривает, что мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы.

Уголовные дела также могут быть рассмотрены военными судами при совершении преступления военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы. Судебная власть в Российской Федерации должна быть организована таким образом, чтобы обеспечить самостоятельность органов судебной власти и независимость их от органов законодательной и исполнительной власти; доступность правосудия на равных основаниях для всех граждан; быструю и действенную защиту органами судебной власти прав и свобод человека и гражданина в установленном законом порядке; право сторон на пересмотр всех приговоров и решений вышестоящим судом; права граждан на участие в осуществлении правосудия (в качестве присяжных заседателей), а, следовательно, обеспечить большие гарантии для вынесения по делу законного и справедливого решения.

Независимость, несменяемость и неприкосновенность судей и подчинение их только закону.

Этот принцип нашел свое отражение не только в Конституции РФ, но и в Законе РСФСР «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981г. и Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992г.: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и законам. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны»[28] .

Значение независимости судей состоит в создании для судей таких условий осуществления их деятельности, при которых они могли бы рассматривать дела и принимать по ним решения, руководствуясь исключительно Конституцией РФ, федеральными законами, правосознанием, своим внутренним убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела в совокупности. Такая обстановка может быть обеспечена, если суд огражден от какого-либо воздействия, давления на него со стороны. Судья призван осуществлять свои полномочия независимо от каких-либо пристрастий и посторонних влияний. При рассмотрении дел суд не связан мнением участников процесса. Независимость судей является непременным условием отправления правосудия, в противном случае, не возможно принятие объективного, законного и обоснованного решения по делу.

В ст. 9 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992г. установлены основные гарантии обеспечения независимости судей. К их числу относятся и несменяемость, и неприкосновенность судей.

«Судья несменяем. Он не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его согласия, и его полномочия могут быть прекращены или приостановлены не иначе как по основаниям и в порядке, установленном настоящим Законом»[29] . Несменяемость судей означает, что после наделения судьи полномочиями в установленном порядке действительность полномочий судьи в Российской Федерации не ограничена предельным сроком. А также установлено, что он не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его добровольного согласия, которое необходимо при решении любого вопроса об изменении его служебного положения, даже в случае повышения по должности. В соответствии со ст. 12 вышеуказанного закона установлено правило о прекращении или приостановлении полномочий судьи по строго определенным основаниям, которое призвано оградить судью от произвольных решений тех или иных должностных лиц и органов. Несменяемость имеет также весьма важное значение: «Только судья, знающий, что по Конституции, он является несменяемым и неприкосновенным, будет себя чувствовать действительно независимым, защищенным и принимать все решения, руководствуясь исключительно законом»[30] .

Для выполнения своей деятельности судьи наделены также неприкосновенностью. «Личность судьи неприкосновенна. Неприкосновенность судьи распространяется также на его жилище или служебное помещение, используемые им транспорт и средства связи, его корреспонденцию, принадлежащие ему имущество и документы»[31] . Неприкосновенность судей - важнейший элемент судейской неприкосновенности, которая по своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности. Она «является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и, прежде всего интересов правосудия... Конституционное положение о неприкосновенности судей... направлено на обеспечение основ конституционного строя, связанных с разделением властей, самостоятельностью и независимостью судебной власти»[32] .

Кроме того, ч. 1 ст. 120 Конституции РФ[33] устанавливает, что судьи подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Это положение небезосновательно. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, все законы, принимаемые на территории Российской Федерации, не должны противоречить ей. Помимо Конституции и федеральных законов на территории Российской Федерации издаются и иные нормативные акты: указы Президента, постановления Правительства, субъектам Российской Федерации также предоставлено право иметь свое законодательство. Поэтому суды, руководствуясь тем или иным нормативным актом, должны убедиться в том, что они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам.

Использование государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в качестве языка уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 18 УПК РФ судопроизводство ведется на государственном языке, а ч. 1 ст. 68 Конституции РФ[34] указано, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Судопроизводство может вестись на языке республики, входящей в состав Российской Федерации. Право республик устанавливать свои государственные языки предусмотрено ч. 2 ст. 68 Конституции РФ[35] . В исключительных случаях судопроизводство ведется на государственных языках, входящих в Российскую Федерацию республик.

Это возможно постольку, поскольку п. 2 ст. 26 Конституции РФ гарантирует право каждого на пользование родным языком.

Действие этого принципа распространяется на все стадии уголовно-

го процесса и в каждой из них выбор языка судопроизводства определяется законом, а не волей следователя, прокурора или суда. Если лицо не владеет языком судопроизводства, то переводчик в обязательном порядке привлекается к участию во всех процессуальных действиях, выполняемым с участием этого лица. Участие переводчика не только обеспечивает права и законные интересы лица, не знающего языка судопроизводства, но и содействует закреплению доказательств, позволяет следователю и суду получить полную и точную информацию, исходящую от допрашиваемых или содержащуюся в письменных документах.

«Принцип языка судопроизводства делает доступным и понятным уголовное судопроизводство для граждан, гарантирует равенство всех участвующих в деле лиц перед законом и судом независимо от национальной принадлежности, создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, обеспечивает реализацию гласности и других начал процесса, позволяет заинтересованным лицам использовать предоставленные им законом средства для защиты своих прав и интересов»[36] .

Защита прав потерпевших от преступлений.

Из статьи 52 Конституции РФ[37] следует, что права потерпевших от преступлений охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда.

Реализация этого принципа предполагает предоставление потерпевшим от преступлений информации об их охраняемых законом правах, создание механизмов доступа к правосудию или компенсации за нанесенный вред. Все процессуальные действия в данном случае должны сопровождаться разъяснением потерпевшим их роли в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, обеспечением возможности изложения и официального рассмотрения их мнений и пожеланий на всех этапах уголовного судопроизводства, предоставления им надлежащей юридической и иной помощи, охраны личной жизни потерпевших и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и защиты их от запугивания.

Согласно ч.1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. В уголовнопроцессуальном смысле лицо признается потерпевшим в результате вынесения дознавателем, следователем, прокурором или судьей постановления о признании потерпевшим.

Суд выносит в данном случае определение. После процессуального признания потерпевший наделяется рядом процессуальных прав, которые предусмотрены в ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Помимо этих прав, лицо, которому причинен имущественный вред от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия виновного, гражданский иск, который рассматривается вместе с уголовным делом (ч. 1 ст. 44 УПК РФ).

Определенной гарантией защиты прав потерпевших от преступлений можно считать возбуждение уголовного дела прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора по делам частного обвинения в случае наименьшей защищенности потерпевшего, например, в силу его зависимого состояния от лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

Новеллой в УПК РФ является признание потерпевшим юридического лица, в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Ст. 42 УПК РФ наделяет потерпевшего определенными процессуальными правами, нарушение которых недопустимо. Так, Чевыкин был осужден Промышленным районным судом города Ставрополя по ч.1 ст. 105 УК РФ. Потерпевшая в кассационной жалобе, ссылаясь на нарушение в суде ее прав, просила приговор изменить. В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшая имеет право, в частности, участвовать в судебном разбирательстве. Однако судом это право потерпевшей обеспечено не было. В материалах дела имеется ее заявление от 3 сентября 2002 г., в котором она сообщала суду об отсутствии у нее возможности явиться в судебное заседание 6 сентября 2002 г., связи с этим просила дело отложить. Как видно из протокола судебного заседания от 6 сентября 2002 г. дело отложено на 9 сентября 2002г. в связи с неявкой потерпевшей, но отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие об извещении потерпевшей о дне нового слушания дела. 9 сентября 2002 г. дело было рассмотрено в отсутствии потерпевшей, а в протоколе судебного заседания сделана ссылка на имеющееся в деле заявление потерпевшей. Между тем, заявления потерпевшей, касающегося возможности или невозможности ее явки в судебное заседание 9 сентября 2002 г., в материалах дела нет.

Таким образом, судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда признала, что судом было нарушено право потерпевшей на участие в судебном разбирательстве, с учетом изложенного приговор отменила и направила дело на новое судебное разбирательство[38] .

Презумпция невиновности.

Еще одним принципом уголовного процесса Конституция РФ устанавливает презумпцию невиновности (ст. 49 Конституции РФ)[39] .

Особенность этого принципа заключается в том, что он не является продуктом развития самого уголовного судопроизводства, он возник как общественно-политическая идея незадолго до Великой французской революции. Его выдвинуло «третье сословие» в противовес инквизиционному пыточному судопроизводству. И в своем первоначальном виде презумпция невиновности формулировалась в виде следующего требования, закрепленного в ст. 9 Декларации прав человека и гражданина Франции 1789г.: «Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным, то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна быть строго караема законом»[40] .

Постепенно смысл и формулировка презумпции невиновности оттачивались. В ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948г. этот принцип формулировался следующим образом: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем частного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты»[41] .

В настоящее время также, прежде чем признать человека виновным в совершении преступления и назначить ему наказание, следует доказать, что он совершил это преступление. Поэтому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Таким образом, для признания лица виновным в совершении преступления, необходимо не только доказать его вину, но и должна быть фиксация вины в приговоре суда. Признание вины в приговоре означает, что такое признание выражается от имени государства со всеми вытекающими из этого последствиями. «Виновным лицо при соблюдении этой процедуры признается не отдельными лицами, а законом»[42] .

Следует указать на то, что если орган предварительного расследования, прокурор и суд исходят в своей работе из презумпции невиновности, значит, вину лица нужно устанавливать, надо искать объективные и бесспорные доказательства, без которых признать виновным лицо нельзя. Если же исходить из презумпции виновности, то всякий, кого следователь или прокурор обвиняют в совершении преступления и привлекают в деле в качестве обвиняемого, автоматически попадает в разряд виновных. А на долю суда в данном случае выпадает простая формальность – вынести приговор, сформулированный следователем или прокурором. Кроме того, такое положение вещей противоречиво бы другим принципам уголовного процесса, например, принципу осуществления правосудия только судом.

В переводе с латинского praesumptio означает предположение. Таким образом, предполагается невиновность лица, но в Конституции РФ этот термин заменен на «считается», что, по мнению В. М. Савицкого является наиболее верным: «Всякое предположение о чем-то связано с вероятностью, возможностью чего-то иного, противного. Если обвиняемый предполагается невиновным, значит вполне допустимо в равной мере предполагать его и виновным. Но тогда презумпция невиновности перестает «работать»... В действительности же презумпция невиновности имеет характер положения, которое заведомо считается истиной без специального подтверждения, пока не будет доказано обратное...»[43] . Термин «считается» также предполагает отсутствие конкретного адресата. Это в свою очередь подчеркивает универсальность, всеобщность требования считать обвиняемого невиновным, то есть этого требования должны придерживаться все без исключения государственные органы и должностные лица.

Некоторые авторы усматривают противоречие между презумпцией невиновности и ситуацией, когда следователь выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. На наш взгляд никакой коллизии здесь нет. Гражданин привлекается к уголовной ответственности и становится в положение обвиняемого именно тогда, когда есть основания предполагать его виновность. «Но предположение виновности обвиняемого здесь означает лишь то, что виновность вероятна, что имеется вероятность, которую необходимо проверить и которая сама по себе никакого вывода о виновности сделать не позволяет, пока она не превратится в достоверность, то есть в истинность виновности обвиняемого. Но пока виновность обвиняемого вероятна, вероятна и его невиновность»[44] . Презумпция невиновности предполагает наличие лица обвиняющего - если никого ни в чем не обвиняют, то презумпция невиновности теряет смысл.

Здесь следует сказать, что смысл презумпции невиновности не в том, что и как считают следователь или прокурор. Презумпция невиновности - объективное правовое положение, это требование закона, обращенное ко всем гражданам, должностным лицам, государственным и общественным организациям, к общественному мнению в целом. Только если обвинение обосновано убедительными, достоверными доказательствами, если суд согласился с ними и вынес обвинительный приговор, который затем вступил в законную силу, обвиняемый официально считается виновным.

Презумпция невиновности распространяется не только на обвиняемого. В соответствии со ст. 46 УПК РФ лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ, либо лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, а также лицо, к которому была применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 108 УПК РФ признается подозреваемым. Судьба подозреваемого может решиться двояко: либо он будет освобожден из места задержания или отменят в отношении него меру пресечения, либо его привлекут в качестве обвиняемого.

В обоих случаях подозреваемый считается невиновным. Кроме того, обвиняемый, дело которого принято к производству судом, именуется подсудимым и на него также распространяется презумпция невиновности. Если суд постановит в отношении подсудимого обвинительный приговор, то подсудимый становится осужденным. Но и после этого лицо не перестает быть невиновным. Мы уже неоднократно отмечали, что сам факт вынесения приговора еще не делает осужденного виновным. Таким образом, презумпция невиновности распространяется на подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного, в отношении которого приговор не вступил в законную силу. Принцип презумпции невиновности предполагает также, что если по делу возникают какие-либо неясности, или в числе представленных доказательств немало таких, которые вызывают серьезные сомнения в их достоверности или допустимости, то все неустранимые сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого. Все его заявления, касающиеся алиби, невиновности или меньшей виновности, должны проверяться, а их несостоятельность должна быть доказана стороной обвинения, если же обоснованность заявленных аргументов опровергнуть невозможно, следует исходить из того, что они правдивы. Обязанность доказывать виновность лица лежит на обвинителе, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Однако, к сожалению, практика, а в частности, судебная практика в ряде случаев идет по «неправедному» пути обвинительного уклона, а названный принцип применяется судьями реже, чем это реально необходимо»[45] .

Следует подчеркнуть, что в УПК РФ презумпция невиновности как принцип уголовного судопроизводства закреплена в отдельной статье 14.

Ей отводится роль важного постулата процессуального права, гарантирующего надлежащее исполнение прав личности и принятие законных и обоснованных решений в уголовном судопроизводстве. Ничего нового законодатель не добавил в содержание и формулировку этого принципа, но сам факт наличия в основном уголовно-процессуальном законе страны такой статьи значит уже многое.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, и каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ)[46] . Это положение дополнено ст. 46 Конституции РФ[47] , в которой сказано, что каждому гарантируется судебная защита его прав свобод.

Прежде всего, право подозреваемого и обвиняемого на защиту образует вся совокупность принадлежащих им прав, осуществление которых дает возможность оспаривать выдвинутые против них подозрение или обвинение в совершении преступления, доказывать свою непричастность к преступлению, невиновность или меньшую степень вины, защищать другие интересы в деле.

Следует отметить, что ст. 48 Конституции РФ[48] гарантирует право на получение квалифицированной юридической помощи. Появление защитника в уголовном процессе, его допуск на ранних этапах предварительного расследования является одним из важных факторов обеспечения права на защиту подозреваемого или обвиняемого. В соответствии с ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник допускается к участию в уголовном деле:

1)с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2-5 ч. 3 ст.

49 УПК РФ;

2) с момента возбуждения уголовного дела – в случаях, предусмотренных статьями 223 и 318 УПК РФ;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) предусмотренных статьями 91 и 92 УПК РФ;

б) применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пре-

сечения в виде заключения под стражу;

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

Участие защитника должно быть надлежащим образом процессуально оформлено: адвокатом предоставляется ордер, подтверждающий его полномочия.

Защитник должен присутствовать при проведении каждого следственного действия с участием своего подзащитного, при этом им подписывается процессуальный документ, отражающий проведение того или иного следственного действия. Это является одной из процессуальных гарантий соблюдения прав подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) и одновременно исключает возможность злоупотребления законом с их стороны.

Например, судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда рассмотрев кассационную жалобу Калугина, осужденного по ч.4 ст. 228 УК РФ, оставила приговор без изменений, а жалобу без удовлетворения.

В кассационной жалобе Калугин просил приговор изменить, ссылаясь на то, что в ходе предварительного следствия и в дальнейшем на суде было нарушено его право на защиту. На предварительном следствии он написал ходатайство о предоставлении ему защитника, но реально защитник принимал участие только на одном следственном действии. На суде защитник присутствовал не на каждом судебном заседании.

Изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда нашла доводы кассационной жалобы необоснованными, поскольку в период предварительного следствия Калугин был обеспечен защитником, что подтверждается наличием ордера юридической консультации в уголовном деле, а также подписями защитника в процессуальных документах. На судебном заседании право Калугина на защиту также не было нарушено, о чем свидетельствуют записи в протоколе судебного заседания о явке защитника[49] .

В некоторых случаях участие защитника обязательно, эти случаи предусмотрены ст. 51 УПК РФ. Так, в связи с нарушением п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, который предусматривает обязательное участие защитника по делам, если подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним, судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор в отношении Трошева, осужденного по п. в ч. 3 ст. 131 и ст. 135 УК РФ. В основной и дополнительных кассационных жалобах осужденный просил приговор отменить, ссылаясь на то, что суд нарушил его право на защиту. От защитника в суде он отказался ввиду отсутствия денежных средств, а защитник, принимавший участие в его защите на предварительном следствии, находился в командировке и поэтому суд реально защитником его не обеспечил. Судебная коллегия Верховного Суда РФ 19 сентября 2002 г. приговор отменила по следующим основаниям.

Как видно из постановления судьи Ставропольского краевого суда, уголовное дело было назначено к слушанию с участием государственного обвинителя и защитника. Однако, в деле отсутствуют данные об обеспечении судом участия в судебном разбирательстве защитника. В протоколе судебного заседания нет сведений о явке защитника для участия в защите подсудимого. Это обстоятельство подтверждается и справкой заведующего юридической консультацией, из которой видно, что адвокат 3., осуществлявший защиту Трошева на предварительном следствии, в период с 15 августа по 4 сентября 2002 г. находился в командировке с выездом в город Пермь. Следовательно, Ставропольским краевым судом было допущено нарушение требований п.2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, что является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора»[50] .

Защитника лицо может выбрать само, либо ему он будет предоставлен государством. В отдельных случаях юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 5 ст. 50 УПК РФ).

Право на защиту не отделимо от гарантий его осуществления. Орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами (ч. 2 ст. 16 УПК РФ). Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту является конституционным принципом и строго соблюдаться на всех стадиях уголовного судопроизводства как важная гарантия установления истины и вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. «Право на защиту не только гарантия интересов личности, но и гарантия интересов правосудия, это социальная ценность»[51] .

Принцип гласности.

Основное назначение гласности в уголовном процессе состоит в том, что она обеспечивает возможность общественного контроля за деятельностью правоохранительных органов и осуществлением правосудия, способствует защите прав и законных интересов граждан. В уголовнопроцессуальной теории общепризнанно, что гласность относится к числу принципиальных положений уголовного судопроизводства. Вместе с тем мнения процессуалистов расходятся относительно ее содержания. Одни авторы исходят из широкого толкования гласности уголовного процесса и включают в ее содержание деятельность средств массовой информации, другие понимают еѐ более узко, оставляя за ее пределами деятельность средств массовой информации. Последние считают, что «публикуемые в печати материалы о ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, теле- и радиопередачи о судебных процессах, безусловно, оказывают на граждан воздействие, но все это осуществляется за рамками уголовного процесса и является проявлением социальной гласности»[52] . Сторонники этой точки зрения разделяют ее на два вида: гласность в отношении сторон, участвующих в процессе и гласность в отношений посторонних процессу лиц - «гласность перед обществом». На наш взгляд такое понимание гласности является не совсем верным. Поскольку участники уголовного процесса осведомлены о деятельности органов предварительного следствия и суда не в силу принципа гласности, а в связи с тем, что такую возможность дает их процессуальное положение.

В Конституции РФ принцип гласности закреплен в ст. 123, детализирован в ст. 241 УПК РФ. Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает исключительные случаи отступления от принципа гласности.

Прежде всего, это ст. 161 УПК РФ. Из ч. 3 ст. 161 УПК РФ следует, что данные предварительного следствия могут быть преданы гласности с разрешения следователя или прокурора. И, кроме того, в ч. 2 ст. 161 УПК РФ предусмотрено, что в необходимых случаяхследователь может запретить участникам уголовного процесса разглашать данные предварительного следствия. В данном случае следователь даже отбирает подписку от указанных лиц с предупреждением об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.

Конечно, особые условия предварительного следствия требуют значительного ограничения гласности. Преждевременное разглашение данных предварительного расследования может воспрепятствовать раскрытию преступления, а в ряде случаев причинить серьезный вред и участникам процесса. Поэтому и предусмотрено, что данные предварительного следствия могут быть преданы гласности лишь в том объеме, в каком это признает возможным следователь или прокурор. Тем не менее, предварительное расследование не лишено гласности. Данные, добытые в ходе расследования, доводятся в допустимых пределах до сведения общественности и средств массовой информации.

Закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случаях, когда:

1) разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;

2) рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими шестнадцати лет;

3) рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы и других преступлений может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство;

4) этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников их близких лиц.

По педагогическим соображениям в зал судебного заседания не допускаются лица, моложе 16 лет, а также из-за недостаточности площади зала председательствующий может распорядиться об ограничении доступа посетителей. Последние два условия не являются ограничением принципа гласности, а действуют лишь из морально-этических и организационных соображений.

Однако, в любом случае приговоры судов обязательно провозглашаются публично. И не допускаются отступления от процессуальной формы, все требования закона должны быть выполнены в точности, должны быть соблюдены все правила судопроизводства.

В УПК РФ все вышеперечисленные требования сохраняются и дополняются некоторыми положениями. В частности, постановление о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании может быть вынесено в отношении всего судебного разбирательства или соответствующей его части. Отмечено, что информация, затрагивающая личные стороны жизни человека может быть оглашена в открытом судебном заседании только с их согласия, а в противном случае такие материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. А также, если рассмотрение уголовного дела происходило в закрытом судебном заседании, то по постановлению судьи или определению суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора. Помимо этого, законодателем разрешено проводить фотографирование, видео- и аудиозапись, киносъемку, вести письменные записи лицам, присутствующим в судебном заседании, при условии, что это не создает препятствий, для судебного разбирательства. Все это, конечно же, существенно расширяет содержание принципа гласности уголовного судопроизводства.

Свобода обжалования решений в уголовном судопроизводстве.

Осуществление осужденным права на пересмотр приговора вышестоящим судом - одна из гарантий выявления и исправления судебных ошибок. По ст. 50 Конституции РФ[53] таким правом наделен каждый осужденный независимо от вида и меры назначенного ему наказания. Приговоры, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в порядке производства в суде второй инстанции. Жалобы и представления на приговор суда первой инстанции могут быть поданы сторонами в течение десяти суток дня провозглашения приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора (ст. 356 УПК РФ). Таким правом наделены осужденный, их защитники, законные представители, государственный обвинитель, потерпевший и его представитель; гражданский истец и гражданский ответчик, их представители, могут обжаловать приговор в части, относящейся к гражданскому иску; возможно обжалование оправдательного приговора лицом, оправданным по суду, в части мотивов и оснований оправдания.

Однако данный принцип не следует понимать узко, имея ввиду только право обжаловать приговор суда. Статья 46 Конституции РФ[54] допускает обжалование в суд решений и действий всех должностных лиц правоохранительных органов - прокуроров, следователей, дознавателей, начальников следственных отделов, должностных лиц оперативно-розыскных органов и др.

Таким образом, принцип свободы обжалования решений в уголовном судопроизводстве служит гарантией правомерности и законности решений государственных органов и должностных лиц, соблюдения и защиты прав и законных интересов граждан.

Свидетельский иммунитет.

Конституция РФ (ст. 51)[55] провозглашает: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников». Круг близких родственников определен п. 4 ст. 5 Уголовнопроцессуального кодекса РФ. Кроме супругов ими признаются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Однако, в Уголовно-процессуальном кодексе РФ не предусмотрены субъекты, которые получили такое право, поэтому потребовалось разъяснение Пленума Верховного Суда РФ. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 31 октября 1995г. «О некоторых вопросам применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» к лицам, которым должна разъясняться ст. 51 Конституции РФ отнесены подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, свидетель и потерпевший. «Суд, предлагая подсудимому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела (ч.1 ст. 11 УПК РФ), должен одновременно разъяснить ему ст. 51 Конституции РФ. Положения указанной статьи Конституции РФ должны быть разъяснены также супругу и близкому родственнику подсудимого перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего... если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)»[56] . В ст. 11 УПК РФ предусмотрена дополнительная регламентация, связанная с этим принципом: в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, они должны быть предупреждены должностными лицами о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Данный принцип действует на всех стадиях уголовного процесса.

Согласно примечанию к ст. 308 Уголовного кодекса РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против самого себя, своего супруга и близких родственников. В тоже время каждый вправе дать такого рода показания. Целью ст. 51 Конституции РФ является предоставление гарантии недопустимости любой формы принуждения к подобному свидетельству. Добровольно данные показания вполне допустимы, но судом должна проверяться и оцениваться их истинность.

Таким образом, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, свидетель и потерпевший обязаны давать правдивые показания и «лишь тогда, когда их показания могут быть использованы против него самого или близких родственников, он имеет возможность воспользоваться представленной привилегией»[57] .

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ свидетельский иммунитет, как отдельный принцип не закреплен, но все же упоминание о нем мы можем найти в нескольких статьях, а в ст. 5 УПК РФ указано определение свидетельского иммунитета.

Делая краткие выводы по данному вопросу, следует обратить внимание на то, что конституционные принципы уголовного судопроизводства пронизывают все стадии уголовного процесса - от возбуждения уголовного дела до исполнения приговора. Действие этих принципов определяет единый порядок судопроизводства, гарантирует использование гражданами своих конституционных прав и ограждает участников уголовного судопроизводства от произвольных, незаконных и необоснованных решений должностных лиц и государственных органов, обеспечивает защиту прав и законных интересов человека и гражданина.

3. С ПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Систему специальных принципов уголовного процесса составляют три основных принципа, закрепленных в Уголовно-процессуальном кодексе РФ:

– равенство прав сторон;

– свободная оценка доказательств;

– непосредственность и устность судебногоразбирательства.

Равенство прав участников судебного разбирательства.

Сущность данного принципа уголовного процесса, предусмотренного ст.244 УПК РФ, заключается в том, что в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в пунктах 1-6 части первой статьи 299 УПК РФ, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Участники судебного разбирательства, исследуя доказательства, отстаивают свои процессуальные интересы на равных правах. Ни одна из сторон не имеет преимущественного положения перед другими. Гарантом соблюдения этого принципа в судебном разбирательстве выступает председательствующий суда, который обязан обеспечить возможность участникам судебного разбирательства пользоваться предоставленными им правами и неуклонно соблюдать нормы, гарантирующие их равенство. Важной гарантией равноправия участников судебного процесса также является правило об обязательном участии в судебном заседании защитника в случаях, предусмотренных ст. 51 УПК РФ.

Равенство прав участников позволяет им активно участвовать в разбирательстве дела, создает необходимые условия для выполнения возложенных на них функций, для отстаивания своих прав и законных интересов, что в свою очередь создает благоприятные условия для установления судом истины, правильного разрешения уголовного дела.

Свобода оценки доказательств.

Положения ст. 17 УПК РФ приобретает значение принципа уголовного судопроизводства в связи с тем, что он оказывает определяющее влияние на принятие государственными органами и должностными лицами уголовного судопроизводства правильных решений. Оценить доказательства означает прийти к однозначному обоснованному выводу о допустимости и относимости, о достоверности и достаточности фактических данных, существовании обстоятельств, устанавливаемых этими данными, их значение для дела. Оценке подлежит, как каждое отдельное доказательство, так и все собранные доказательства в целом - их совокупность.

Оценка доказательств происходит во всех стадиях уголовного про-

цесса.

Оценка доказательств - непрерывный процесс. В ходе предварительного расследования и судебного разбирательства полученные доказательства все время проверяются и предварительно оцениваются. На основе этого устанавливается наличие или отсутствие тех или иных обстоятельств, для восполнения пробелов собираются новые доказательства, и они снова проверяются и оцениваются и т. д. Признав в установленном законом порядке, что все обстоятельства дела выяснены, дознаватель, следователь, прокурор и суд осуществляют окончательную в данной стадии процесса оценку доказательств, формулируют те решения, которые должны быть приняты.

Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

«Внутреннее убеждение» означает, что подход к оценке доказательств на любой стадии включает непредвзятость со стороны соответствующего органа к имеющимся фактам и лицам, отсутствие предустановленности, независимость должностных лиц, оценивающих доказательства, от внешнего воздействия. Внутреннее убеждение характеризуется следующими признаками:

1) наличие специального субъекта, уполномоченного решать вопрос по внутреннему убеждению - должностное лицо, осуществляющее уголовный процесс;

2) указанный субъект не вправе руководствоваться оценкой, предлагаемой кем-то другим, а также перелагать обязанность такой оценки и ответственности за нее на другое лицо;

3) никакие доказательства не должны иметь преимущества над другими;

4) оценка доказательств должна завершаться однозначными, лишенными сомнений выводами. Неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Внутреннее убеждение также предполагает, что субъектам следует руководствоваться законом и правосознанием. Под законом здесь понимается не только уголовно-процессуальное, но и уголовное законодательство РФ, источники других отраслей права. Руководство правосознанием означает, что должностные лица должны опираться на свои представления и профессиональные знания о праве, понимание юридического, социального и нравственного содержания права, его официальное и научное толкование.

Таким образом, оценка доказательств по внутреннему убеждению позволяет применить закон в соответствии с его задачами и целями применительно к конкретным обстоятельствам делам, предупреждает предвзятое отношение к отдельным доказательствам и способствует принятию законного и обоснованного решения по каждому конкретному судебному разбирательству.

Непосредственность и устность судебного разбирательства.

Требование непосредственности и устности исследования доказательств в законе отнесено только к суду (ст. 240 УПК РФ). Однако, это не значит, что эти требования не относятся к следователю. Просто живое, непосредственное, ничем другим не отвлекаемое восприятие доказательств, столь необходимое для правильной их оценки и формирования итогового вывода, значительно затруднено и практически не может быть достигнуто в полном объему, поскольку у следователя огромный объем работы, постоянный дефицит времени. У одного следователя в производстве находится по несколько дел, а сроки расследования преступлений строго ограничены, чтобы не выйти из сроков он вынужден расследовать их параллельно. Кроме того, нередко следователь обращается за помощью к другим органам, например, к органам дознания, а это уже предполагает ознакомление с теми или иными фактами посредством предоставленных ему сведений.

Сразу же нужно подчеркнуть, что судебное следствие не сводится только к проверке того, что было установлено на дознании или предварительном следствии. Это самостоятельное исследование всех материалов дела. При этом суд руководствуется правилами ст. 240 УПК РФ.

Из положений данной статьи следует, что в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X УПК РФ. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключения эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 УПК РФ.

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Смысл этих положений в том, что судья не может ограничиваться ознакомлением с показаниями обвиняемых, свидетелей, потерпевших по протоколам, составленным на предварительном следствии, он сам допрашивает этих лиц в судебном заседании и те устно дают показания. Имеющиеся в деле документы обязательно оглашаются и устно обсуждаются. Суд непосредственно ознакамливается с доказательствами, не прибегая для этого к помощи третьих лиц: изучает вещественные доказательства в натуре, ознакамливается с какими-либо документами в подлиннике и т. п. Молчаливое приобщение к делу различного рода справок, характеристик и иных письменных документов без оглашения и ознакомления с ними всех участников процесса, считается нарушением устности и непосредственности судебного разбирательства и поэтому недопустимо.

Судебное заседание должно производиться при неизменном составе суда. Это обеспечивает свежесть и целостность восприятия членами суда исследованных на суде доказательств, правильность формирования их внутреннего убеждения. В противном случае это может привести к принятию незаконных и необоснованных решений, к наказанию невиновных или, наоборот, оставлению виновных безнаказанными. Примером может служить уголовное дело, рассмотренное судебной коллегией по уголовным делам Ставропольского краевого суда по обвинению Ветровой по ч. 1 ст. 159 и ч. 1 ст. 325 УК РФ, которая в судебном заседании была оправдана приговором Промышленного районного суда города Ставрополя. В кассационной жалобе на приговор суда потерпевшей было указано, что при рассмотрении уголовного дела была нарушена неизменность состава суда в ходе судебного разбирательства, так как в связи с невозможностью участия в процессе одного из судей повторное судебное разбирательство не было начато с самого начала. Потерпевшая в кассационной жалобе просила решение суда отменить и направить на повторное судебное рассмотрение.

По делу была проведена служебная проверка, в ходе которой было установлено нарушение требований ст. 242 УПК РФ. Проверка установила, что судебное заседание по делу Ветровой ни разу неоткладывалось, а сроки рассмотрения проверенных дел совпадают и тем самым были выявлены нарушения неизменности состава суда в ходе судебного разбирательства. В соответствии с кассационной жалобой и приведенными доводами потерпевшей, а также опираясь на результаты служебной проверки судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда удовлетворила кассационную жалобу потерпевшей, отменив решение районного суда и направив дело на повторное судебное рассмотрение[58] .

Благодаря рассматриваемому принципу участники уголовного процесса вступают в непосредственный контакт между собой и судом, получают реальную возможность активно участвовать в исследовании всех доказательств, которые могут быть положены в основу приговора. Рассмотрение дела, основанного на данном принципе, позволяет суду и участникам уголовного судопроизводства получить полную и достоверную информацию об обстоятельствах дела, тщательно проанализировать все доказательства и прийти к обоснованному выводу доказанности или не доказанности обвинения.

Именно поэтому отступать от принципа непосредственности и устности разрешается лишь в исключительных случаях. Применительно к свидетелю огласить на суде его показания, данные на предварительном следствии, можно лишь при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде; в случае неявки в судебное заседание свидетеля и потерпевшего. В отношении оглашения показаний подсудимого в ст. 276 УПК РФ предусмотрены следующие случаи:

1) при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в ходе суда за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ;

2) когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в

соответствии с ч. 4 ст. 247 УПК РФ.

Рассматриваемый принцип имеет ещѐ и потому важное значение, что согласно ст. 302 УПК РФ приговор может быть основан только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании.

В связи с нарушением правил этого принципа судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело 30 сентября 2002г. по кассационным жалобам потерпевших, осужденных и их адвокатов, отменила приговор в отношении Кичигина, осужденного по ч. 1 ст. 126 и ч.2 ст. 163 УК РФ и Кривенко, осужденного по ст. 33 и ч. 2 ст. 163 УК РФ и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее. «В силу ст. 302 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом этого требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, если они не были должным образом исследованы судом. Ссылка в приговоре на показания потерпевших, свидетелей, данные при производстве предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 281 УПК РФ. При этом следует иметь ввиду, что фактические сведения, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь при соблюдении требований ст. ст. 240 и 281 УПК РФ после их проверки и всестороннего, непосредственного исследования в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, подсудимые Кичигин и Кривенко виновными себя не признали. Суд, сославшись на возможность (в соответствии со ст. 281 УПК РФ) рассмотрения уголовного дела в отсутствии потерпевших и свидетелей, принял решение в случае необходимости обеспечить их явку в судебное заседание, однако этот вопрос впоследствии в ходе судебного разбирательства не обсудил и огласил их показания. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 281УПК РФ суд вправе огласить показания, данные на предварительном следствии свидетелем, потерпевшим, при отсутствии в судебном заседании этих лиц. Между тем, суд не принял мер к установлению местонахождения потерпевших и свидетелей и провел судебное заседание без их участия. Как видно из кассационной жалобы Молодкина, он указывал адрес своего проживания в г. Нефтекумске. По сообщению адресного бюро г. Ставрополя, свидетели Мурашова, Захарченко и Чернов также проживали по месту рассмотрения дела.

С учетом этих обстоятельств вывод суда о невозможности явки в суд потерпевших и свидетелей, за исключением свидетеля Ларюшкиной, нельзя признать обоснованным. Суд не выполнил требований ст. 281 УПК РФ. Кроме того, при рассмотрении дела суд нарушил предусмотренный ст. 240 УПК РФ принцип непосредственности и устности судебного разбирательства.

Поэтому приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое

судебное рассмотрение»[59] .

Отметим, что в УПК РФ законодатель не внес ничего нового касательно специальных принципов уголовного судопроизводства, лишь изменил некоторые формулировки. Так, например, в ст. 17 УПК РФ отражено, что соответствующие должностные лица должны оценивать доказательства по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств и руководствуясь при этом законом и совестью.

В заключении, следует отметить, что специальные принципы уголовного судопроизводства являются не менее важными, чем конституционные и их положения также следует учитывать как при создании, так и при толковании и применении уголовно-процессуального законодательства РФ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части лекции отметим, что нами были кратко рассмотрены вопросы, касающиеся понятия и значения принципов уголовного судопроизводства. Были указаны несколько классификаций системы уголовно-процессуальных принципов и подробно рассмотрена, на наш взгляд, наиболее удачная из них.

Мы выяснили, что принципы уголовного судопроизводства - это теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые положения, выражающие сущность и содержание уголовного процесса, определяющие построение его процессуальных форм, стадий и институтов, объединяющие уголовно-процессуальные нормы и направленные на достижение целей и задач уголовного судопроизводства. Эти руководящие начала имеют весьма важное значение для правоприменительной практики. Они являются нормами, которые полежат непосредственному применению в случае пробелов в законе либо несоответствия закона, его отдельных положений Конституции РФ, Федеральным законам РФ. А также определяют такое построение конкретных норм уголовно-процессуального закона РФ, которое предполагает образование действенного механизма правового воздействия на соответствующие правоотношения. Принципы правосудия способствуют принятию законных, обоснованных, не вызывающих сомнения в их верности и правильности решений.

Мы также определили, что принципы уголовного процесса действуют в определенной совокупности, в которой они обязательно взаимосвязаны и нарушение одного из принципов влечет нарушение положений других принципов. Такая совокупность носит название системы. Разные авторские коллективы предлагают свои системы уголовно-процессуальных принципов. Так, например, М. С. Строгович выделял из числа принципов основные. Высказывалась точка зрения, что принципы можно представить следующим образом: 1) принципы уголовного процесса, источником которых является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, закрепленные в гл. 1 и 2 Конституции РФ; 2) принципы уголовного процесса, источником которых являются нормы гл. 7 Конституции РФ; 3) собственно процессуальные принципы. Некоторые ученые считают, что уголовнопроцессуальные принципы представляют собой сочетание общеправовых, межотраслевых и специально-отраслевых принципов.

Отдельные авторские коллективы к принципам уголовного судопроизводства относят только те положения, которые прямо выражены в законе в виде конкретных правовых требований. Другие относят к числу процессуальных принципов и те руководящие идеи, которые могут быть выведены, извлечены из закона путем научного анализа.

В настоящей лекции мы остановились на системе принципов уголовного судопроизводства, где принципы подразделяются на конституционные и специальные. На наш взгляд такое построение принципов уголовного процесса является наиболее верным. Следует отметить, что принципы уголовного судопроизводства подразделяются на конституционные, характерные для нескольких отраслей права, и собственно принципы уголовного процесса, характерны только для такой отрасли права как уголовнопроцессуальное право. Основная часть нашей лекции была посвящена характеристике конституционных и специальных принципов уголовного судопроизводства – мы рассмотрели их содержание и значение.

В частности, принцип законности означает, что правоприменительная практика всех государственных органов и должностных лиц должна соответствовать Конституции РФ, иным законам и нормативным актам, не противоречащим ей. Тесно связанный с ним принцип верховенства Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации предполагает точное и неуклонное соблюдение закона; соответствие всех принимаемых на территории Российской Федерации нормативных актов Конституции РФ. Принцип публичности уголовного процесса предусматривает, что государственные органы обязаны в пределах своей компетенции в необходимых случаях возбудить уголовное дело, а также инициативно участвовать в расследовании дела. Судопроизводство ведется на государственном языке, на языке республик, входящих в состав Российской Федерации и в некоторых случаях на языке большинства населения местности - такое правило установлено принципом использования государственного языка Российской Федерации и республик, входящих в ее состав в качестве языка судопроизводства. Принцип гласности предполагает открытое рассмотрение уголовных дел и возможность ознакомления с ходом и результатами расследования уголовных дел. В качестве принципов правосудия выделяется право на свободное обжалование решений всех государственных органов и должностных лиц и принцип состязательности уголовного процесса.

К конституционным принципам, имеющим организационное содержание можно отнести принципы осуществления правосудия только судом, который означает, что только суд может признать лицо виновным в совершении преступления, а также вынести иное решение, ограничивающие каким-либо образом права человека. Принцип несменяемости, независимости, неприкосновенности судей и подчинения их только закону - этот принцип ограждает судей от произвола со стороны каких-либо государственных органов и гарантирует принятие законных решений.

Выделено немалое количество принципов в уголовном процессе, непосредственно касающихся прав и законных интересов гражданина и человека. В качестве такового признается равенство граждан перед законом и судом; охрана достоинства личности, права на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. К ним также можно отнести принцип защиты прав потерпевших от преступлений, согласно которому соответствующими государственными органами принимаются все меры по восстановлению нарушенных прав потерпевших. Принцип презумпции невиновности признает каждого человека невиновным до тех пор пока его вина не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Предусмотрен такой принцип как свидетельский иммунитет, устанавливающий, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

К специальным принципам уголовного судопроизводства нами был отнесен принцип равенства прав сторон в судебном разбирательстве, из которого следует, что в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами по предоставлению доказательств, участию в их исследовании и др. Ещѐ одним принципом признан принцип свободной оценки доказательств – субъекты, осуществляющие такую оценку руководствуются при этом только законом и совестью. И последний рассмотренный нами принцип – непосредственность и устность судебного разбирательства: все материалы дела, представленные в суде доказательства должны исследоваться в судебном заседании судом непосредственно; показания, вопросы, прения и выступления лиц, документы и решения должны оглашаться устно и состав суда не может изменяться.

Лаконичные формулировки этих и других уголовно-

процессуальных принципов в УПК РФ дают нам полное представление о каждом из них.

Следует отметить, что по сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР, в котором имелись некоторые несоответствия норм положениям Конституции РФ, в УПК РФ эти недостатки законодатель постарался устранить. Так, например, согласно УПК РСФСР арест, содержание под стражей были возможны с санкции прокурора, УПК РФ исключает возможность применения к лицу, совершившему преступление, подобной меры пресечения иначе как по решению суда. Формулировка ст. 22 Конституции РФ прямо перенесена в ст. 10 УПК РФ, которая предусматривает, что до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. УПК РФ подробнейшим образом описывает процедуру обращения в суд следователя, дознавателя или прокурора с ходатайством о применении к лицу меры пресечения заключения под стражу. Также обязательного принятия судебного решения по УПК РФ требуют проведение обыска и выемки в жилище.

Тем не менее, на наш взгляд некоторые нормы закона следовало бы изложить в иной редакции. Так, в п. 40 ст. 5 УПК РФ дано определение свидетельского иммунитета, в то время как это один важнейших принципов, на котором строится уголовный процесс РФ. Поэтому целесообразней было бы, по нашему мнению, дополнить УПК РФ статьей 141 «Свидетельский иммунитет» и первую часть этой статьи сформулировать следующим образом:

«Никто не обязан давать показания против самого себя и близких родственников». Кроме того, в данную статью необходимо было бы включить ч. 2 ст. 11 УПК РФ: «В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу». Таким образом, необходимо изложить статью 141 УПК РФ в следующей редакции:

«1. Никто не обязан давать показания против самого себя и близких родственников.

2. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу».

В данной лекции мы рассматривали, что лицо может быть признано виновным в совершении преступления только по приговору суда. При этом мы подчеркивали, что приговор суда должен обязательно вступить в законную силу. Поэтому в ч. 2 ст. 8 УПК РФ следовало бы внести дополнение и сформулировать статью следующим образом: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по вступившему в законную силу приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом».

Анализ следственной и судебной практики показывает, что суд, прокурор, следователь и дознаватель в ходе производства по уголовному делу не во всех случаях используют объективный подход при исследовании доказательств, входящих в предмет доказывания по уголовным делам.

Следователь и дознаватель в стадии предварительного расследования, а суд в судебных стадиях уголовного процесса не всегда устанавливают необходимые доказательства в полном объеме по отдельным уголовным делам, что приводит к незаконным и необоснованным решениям по этим делам и нарушениям прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Для совершенствования практики правоприменения уголовнопроцессуального законодательства РФ необходимо УПК РФ дополнить ст.

171 и изложить еѐ в следующей редакции:

«Статья 171 . Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств уголовного дела в уголовном судопроизводстве.

Для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств, связанных с совершением преступления и принятия законного и обоснованного решения по уголовному делу, дознаватель, следователь, прокурор и суд должны принять все необходимые меры, предусмотренные уголовно-процессуальным законом».

Нарушение положений отдельных принципов влечет нарушение прав и законных интересов человека и гражданина, норм уголовнопроцессуального закона РФ и приводит к принятию незаконных решений. В подтверждение этому нами были приведены примеры из судебной практики

Верховного Суда РФ и Промышленного районного суда города Ставрополя.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что разработка проблем принципов уголовного процесса далека от своего завершения. Вместе с тем это является важной и актуальной задачей науки уголовного процесса, и ее решение имеет не только научное, но и практическое значение.


[1] Головко Л.В. Принципы неотвратимости ответственности и публичности в современном уголовном российском праве и процессе // Государство и право. – 1999. – № 3. – С. 61-68. 2 Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса: понятие и система // Государство и право. – 1997. – № 7. – С.33-40.

[2] Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве РФ // Государство и право. – 1996. №11. – С.92-98.

[3] Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции – очерки / Под ред. В.М. Савицкого. – М., 1997. – С. 1-82.

[4] Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. – М., 1947.

[5] О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г.// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. –М., 2001. – С.242243.

[6] Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 апреля 1987 г. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М., 2001. – С.265-268.

[7] О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М., 2001. – С.158-163.

[8] Общая теория права. Курс лекций / Под ред. В. К. Бабаева. –Нижний Новгород, 1993. – С. 290.

[9] Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. - 1997. - №7. - С. 33-40.

[10] Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. - 1997. - №1 - С. 33-40.

[11] Якупов Р. X. Уголовный процесс. Учебник для вузов. – М.: Зерцало, 1998. – С. 78.

[12] Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Государство и право. – 1996. – № 11. – С. 92-98.

[13] Уголовно-процессуальное право РФ / Под ред. П. А. Лупинской. Изд. второе. – М.: Юристъ, 2002. – С. 96.

[14] Конституция РФ. – М., 1993 (ч.2 ст. 15).

[15] Конституция РФ. - М., 1993 (ч.2 ст. 4).

[16] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст. 19).

[17] Комментарий к Конституции РФ. – М.: Изд-во «Бек», 1996. – С. 74.

[18] По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Р. И. Мухаметшина и А. В. Барбаша: Постановление Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. - №14. -Ст. 1549.

[19] Конституция РФ.-М., 1993 (ч.3 ст. 123).

[20] Конституция РФ. – М., 1993 (ч.1 ст. 21).

[21] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст. 22).

[22] О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации: Постановление Пленума верховного Суда РФ // Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1999. - С.468.

[23] О внесении изменений и дополнений в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995г.: Федеральный закон РФ от 5 января 1999г. №6-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 1999. - №2. - Ст. 233.

[24] Быков В. Принципы уголовного процесса по Конституции Российской Федерации 1993 года // Российская юстиция. - 1994. - №8. - С.8-9.

[25] Головко Л. В. Принципы неотвратимости ответственности в современном российском уголовном праве и процессе // Государство и право. –1999. -№3. –С. 61-68.

[26] Головко Л. В. Принципы неотвратимости ответственности в современном российском уголовном праве и процессе // Государство и право. – 1999. -№З. - С.61-68.

[27] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст. 118).

[28] О статусе судей в Российской Федерации: Закон РФ от 26 июня 1992 г. // О судоустройстве. – М.: БУКВИЦА. - 1997 (п.4 ст.1).

[29] О статусе судей в Российской Федерации: Закон РФ от 26 июня 1992 г. // О судоустройстве. – М.: БУКВИЦА. - 1997. (ст. 12).

[30] Быков В. Принципы уголовного процесса по Конституции Российской Федерации 1993 года // Российская юстиция. -1994. - №8. - С.8-9.

[31] О статусе судей в Российской Федерации: Закон РФ от 26 июня 1992 г.// О судоустройстве. - М: БУКВИЦА. -1997 (п. 1 ст.16).

[32] По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с рассмотрением жалоб граждан Р. И. Мухаметшина и А. В. Барбаша: Постановление Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. - №14. - Ст.1549.

[33] Конституция РФ. - М., 1993 (ч.1 ст. 120).

[34] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст. 68).

[35] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.2 ст. 68).

[36] Уголовно-процессуальное право РФ / Под ред. П. А. Лупинской. Изд-ие второе. –М.: Юристъ, 2002. – С.115.

[37] Конституция РФ. –М., 1993 (ст.52).

[38] Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя, уголовное дело № 1-837/2002.

[39] Конституция РФ. - М., 1993 (ст. 49).

[40] Безлепкин Б. Т. Уголовный процесс России. - М.: Международный Университет бизнеса и управления. - 1998.-С.28.

[41] Безлепкин Б. Т. Уголовный процесс России. - М.: Международный Университет бизнеса и управления. - 1998.- С.29.

[42] Ефимичев П. Презумпция невиновности: дискуссия продолжается // Уголовное право. - 1999. - №4. - С.48-56.

[43] Ларин А. М., Мельникова Э. Б., Савицкий В. М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки / Под ред. В. М. Савицкого. –М.: Изд-во БЕК. - 1997. - С.29-30.

[44] Строгович М. Учение о материальной истине в уголовном процессе. – М.., 1947. – С.235.

[45] Халдеев Л. С. Судья в уголовном процессе: Практическое пособие. - М., 2000. - С.116.

[46] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст.45).

[47] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст.46).

[48] Конституция РФ. –М., 1993 (ч.1 ст.48).

[49] Архив Промышленного районного суда города Ставрополя, уголовное дело №1-292/2002.

[50] Архив Ставропольского краевого суда, уголовное дело № 1-214/2002.

[51] Уголовно-процессуальное право РФ / Под ред. П. А. Лупинской. Изд-ие второе. -М.: Юристъ, 2002. – С.117.

[52] Смолькова И. Гласность и тайна в уголовном процессе // Законность. - 1998. - №7.- С.3942.

[53] Конституция РФ. -М., 1993 (ч.3 ст. 50).

[54] Конституция РФ. – М., 1993 (ч. 1 ст. 46).

[55] Конституция РФ. – М., 1993 (ч. 1 ст. 51).

[56] О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. №8 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. –М.: Спарк. – 1999. - С.491-492.

[57] Николюк В., Кальницкий В. Применение статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве // Законность. – 1997. -№8. –С. 14-18.

[58] Архив Промышленного районного суда города Ставрополя, уголовное дело №1-807/2002.

[59] Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя, уголовное дело № 1-254/2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий