регистрация / вход

Защита прав российских граждан в Европейском Суде по правам человека

Девиз работы: «Благо народа пусть будет высшим законом» Тема: «Защита прав российских граждан в Европейском Суде по правам человека» 2010год План: Введение

Девиз работы:

«Благо народа пусть будет высшим законом»

Тема:

«Защита прав российских граждан в Европейском Суде по правам человека»

2010год

План:

Введение

1. Общая характеристика организации и деятельности Европейского Суда по правам человека

1.1 Процедура подачи жалоб и рассмотрения дел в Европейском Суде по правам человека

1.2 Основы организации и деятельности Европейского Суда по правам человека

2. Проблемы рассмотрения жалоб российских граждан в Европейском Суде по правам человека

2.1 Практика рассмотрения жалоб российских граждан в Европейском Суде по правам человека

2.2 Причины обращения российских граждан в Европейский Суд по правам человека

Заключение

Список использованной литературы

Введение

К сожалению, сегодня еще происходят широкомасштабные нарушения гражданских, политических и особенно социально-экономических прав.

Актуальной задачей является обеспечение единых стандартов прав человека на всей территории Российской Федерации с учетом социально-политических и экономических особенностей ее регионов, многообразия исторических, национальных, религиозных и культурных традиций. [1]

Этому должно способствовать совершенствование законодательства, в связи с чем целесообразно провести анализ действующих федеральных нормативно-правовых актов России и нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации с точки зрения их соответствия Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права.

Формирование правового государства и гражданского общества в России предполагает последовательное и неуклонное соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права и положений международных договоров. Международное право не только закрепляет перечень основных прав и свобод, которыми обладает каждый человек, но и предоставляет ему возможность прямого доступа в межгосударственные судебные и несудебные органы для их защиты.

Создание системы международного контроля за претворением в жизнь обязательств, взятых на себя государствами в области прав человека, является одним из наиболее значительных достижений в этой сфере.

Со второй половины 80-х годов в российском обществе с учетом международного опыта начал утверждаться новый подход к проблеме прав человека, стали преодолеваться серьезные нарушения в этой области. Так как российское законодательство о правах человека в этот период значительно отставало от развитых европейских государств, назрела потребность приведения его в соответствие с положениями Всеобщей Декларации прав человека и других конвенций и соглашений. [2]

Особое значение для совершенствования российского законодательства, для утверждения реальных демократических принципов сыграло включение России в систему европейской конвенционной и судебной защиты прав человека. Европейская Конвенция по правам человека гарантирует каждому российскому гражданину, чьи права нарушены органами государственной власти и управления, их должностными лицами, право подать жалобу в Европейский Суд по правам человека в целях восстановления своих прав. Поэтому на сегодняшний момент важное значение имеет ознакомление российских граждан с международными обязательствами нашей страны с целью реализации возможности использовать для защиты своих прав и свобод международные судебные и несудебные органы. Еще одним важным вопросом является подготовка юристов высшей квалификации в России, которая включает в себя ознакомление с основами европейского и международного права.

Сегодня Совет Европы обладает собственной, довольно обширной, хотя и строго лимитированной юрисдикцией, в пределах которой организация осуществляет самостоятельные властные полномочия.[3]

Любой нормативно-правовой акт Совета Европы подлежит обязательной проверке на его соответствие общим принципам права, противоречие этим принципам - является безусловным основанием для признания Судом его ничтожности. Государства, вступающие в Совет Европы, обязаны привести свое национальное законодательство в соответствие с важными установками европейского права. Поэтому проведение этой важной работы по гармонизации российского и европейского права - одно из обязательных условий и для России, возникшее вследствие вступления в Совет Европы.

В последние годы европейское право стало жизненно важным фактором не только европейского, но и мирового развития. Это обстоятельство делает настоятельно необходимым введение курса европейского права в программу подготовки российских юристов. Необходимость всестороннего и глубокого изучения европейского права многократно возрастает, когда речь идет о подготовке юристов, специализирующихся в области европейского права и международного права.

Правовую основу взаимоотношений Российской Федерации и Совета Европы образует соглашение о партнерстве и сотрудничестве, подписанное в 1994 году и вступившее в силу 1 декабря 1997 года. Соглашение предусматривает осуществление необходимых мероприятий по сближению законодательства Российской Федерации и Совета Европы. Вполне естественно, что осуществление конкретных мер в этом направлении невозможно без обстоятельного изучения действующего европейского права. Кроме того, этот опыт интеграционного развития в рамках Совета Европы может быть использован при строительстве Содружества Независимых Государств.[4]

Говоря о значимости и актуальности темы данного исследования, необходимо отметить, что от знания европейского права, международного права и решений Европейского Суда во многом зависит совершенствование российского законодательства, в сфере защиты прав человека и гражданина. С момента присоединения Российской Федерации к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод надо констатировать тот факт, что положения Конвенции отныне стали являться частью правовой системы России и поэтому требуют тщательного изучения для более компетентной реализации гражданами своего права на защиту.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе применения норм Европейской Конвенции по правам человека, международного права и национальных законов в области прав человека, а также норм Конституции РФ и прецедентов Европейского Суда.

Предметом исследования являются: научно-теоретические, правовые и научно-практические проблемы применения Европейского права и прецедентов Европейского Суда, касающихся прав человека, в конституционных и иных правовых нормах российского законодательства.

Поставленная в данной научной работе цель - анализ норм Европейской Конвенции по правам человека и проведение аналогии с российским законодательством, а также изучение процесса рассмотрение жалоб в Европейском Суде по правам человека, потребовала формулирования следующих задач:

1. Изучить и обобщить имеющиеся научные материалы, международно-правовые документы, законодательные акты, российские и зарубежные источники по исследуемой теме, определить уровень научной разработанности темы;

2. Более подробно рассмотреть нормы Европейской Конвенции по правам человека и прецеденты Европейского Суда;

3. Проанализировать влияние Европейской Конвенции и решений Европейского Суда на Российское законодательство;

4. Выработать практические рекомендации по совершенствованию российского законодательства.

Кроме того необходимо отметить, что данное исследование проведено в связи с вхождением Российской Федерации в Совет Европы и естественно с сближением законодательства России и Европейских государств. Вместе с тем, разобран процесс подачи и рассмотрения жалобы в новом Европейском Суде, образованном после принятия Протокола №11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Разработаны следующие положения, выносимые на защиту:

1. Совершенствование законодательства в сфере прав человека на основе европейского опыта, необходимо для интеграции в единое европейское правовое пространство. В целях уравнивания российских и европейских стандартов в этой области, Россия еще нуждается в продолжении правовых реформ для повышения планки защищенности прав личности, с учетом специфики отечественной правовой системы.

2. Необходимо отслеживать практику Европейского Суда по правам человека, с целью недопущения принятия противоречащих этой практике нормативных актов и для своевременного внесения необходимых изменений в действующее законодательство.

3. Теория и практика деятельности Европейского Суда по правам человека демонстрирует, что в рамках европейского права формируется полноценная отрасль прецедентного права, нуждающаяся в дополнительном исследовании.

4. Необходимо введение в курсы международного и европейского права, преподаваемых в российских учебных заведениях, изучения Европейского прецедентного права в целях повышения профессионального уровня юристов - международников.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что впервые с позиции европейского и международного права, научно обосновывается роль Европейского Суда в системе защиты прав человека и гражданина.

Практическая значимость определяется тем, что поставленные вопросы и положения, а также полученные в ходе исследования выводы и предложения, могут способствовать совершенствованию:

российского законодательства в области защиты прав человека и гражданина,

подготовки квалифицированных юристов в области защиты прав человека и гражданина.

Таким образом, тщательное изучение и анализ норм Европейского права, в том числе и прецедентов Европейского Суда, на сегодняшний день, пока еще является актуальным и важным моментом способствующим совершенствованию российской правовой системы.

1. Общая характеристика организации и деятельности Европейского Суда по правам человека.

1.1. Основы организации и деятельности Европейского Суда по правам человека

Европейский Суд по правам человека — международный орган, юрисдикция которого распространяется на все государства-члены Совета Европы, ратифицировавшие Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и включает все вопросы, относящиеся к толкованию и применению Конвенции, включая межгосударственные дела и жалобы отдельных лиц.

Его защита распространяется на граждан России с 5 мая1998 года.[5]

Вступившая в силу 3 сентября1953 годаЕвропейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод не только провозгласила основополагающие права человека, но и создала особый механизм их защиты.

Первоначально этот механизм включал три органа, которые несли ответственность за обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя государствами-участниками Конвенции: Европейскую комиссию по правам человека, Европейский суд по правам человека и Комитет министров Совета Европы.

С 1 ноября 1998 года, по вступлении в силу Протокола № 11, первые два из этих органов были заменены единым, постоянно действующим Европейским судом по правам человека. Его местонахождение — Дворец прав человека в Страсбурге (Франция), где находится и сам Совет Европы.

Согласно первоначальной системе все жалобы, поданные индивидуальными заявителями или государствами-участниками Конвенции, становились предметом предварительного рассмотрения Европейской комиссии по правам человека. Она рассматривала вопрос об их приемлемости и при положительном решении передавала дело в Европейский Суд по правам человека для принятия окончательного, имеющего обязательную силу решения. Если дело не передавалось в Суд, оно решалось Комитетом министров. С 1 октября1994 года заявителям было предоставлено право самим, передавать свои дела в Суд по жалобам, признанным Комиссией приемлемыми.

Европейский Суд призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Конвенции её государствами-участниками. Он осуществляет эту задачу путём рассмотрения и разрешения конкретных дел, принятых им к производству на основе индивидуальных жалоб, поданных физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией. Возможна также подача жалобы на нарушение Конвенции государством-членом Совета Европы со стороны другого государства-члена.

Начав свою деятельность в 1959 г., Европейский Судк концу 1998 г. рассмотрел более тысячи дел, подавляющее большинство из которых по жалобам граждан. Сегодня можно сказать, что все нормы, содержащиеся в разделе I Конвенции, а также нормы Протоколов, дополняющие этот раздел, применяются так, как они истолкованы в решениях Европейского Суда.

Ратификация Россией Европейской Конвенции позволяет всем лицам, находящимся под её юрисдикцией, обращаться в Европейский Суд, если они считают свои права нарушенными, что подтверждается Конституцией Российской Федерации (статьей 46, часть 3), в которой говорится, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод - международный акт, гарантирующий основные права человека и гражданина. Она была разработана в рамках Совета Европы и вступила в силу в 1953 году. Идея Конвенции - обеспечить в рамках демократической Европы важнейшие гражданские и политические права. Российская Федерация ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод Федеральным законом от 30 марта 1998 года, и с этого момента данный международный документ:

-стал частью правовой системы Российской Федерации в силу части 4 статьи 15 Конституции РФ;

-предоставил гражданам, группам граждан и неправительственным организациям право обращения в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

Впоследствии к Конвенции принимались дополнительные протоколы, часть из которых дополнила перечень защищаемых прав, а часть имела процессуальный характер и вносила изменения в структуру Конвенции или изменяла статус органов Конвенции.

Какие права гарантируются Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и дополнительными протоколами к ней:

- право на жизнь (ст. 2 Конвенции),

- право не подвергаться пыткам, унижающему и бесчеловечному обращению (ст. 3 Конвенции);

- запрет рабства и принудительного труда (ст. 4 Конвенции);

- право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5 Конвенции);

- право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Конвенции);

- право на уважение частной и семейной жизни, неприкосновенности жилища и тайны корреспонденции (ст. 8 Конвенции);

- свободу мысли, совести и религии (ст. 9 Конвенции);

- свободу выражения мнения (ст. 10 Конвенции), свободу собраний и объединений (ст. 11 Конвенции);

- право на эффективные средства правовой защиты (ст. 13 Конвенции);

- право не подвергаться дискриминации при пользовании правами и свободами, закрепленными в Конвенции (ст. 14 Конвенции);

- право на беспрепятственное пользование своей собственностью (ст.1 Протокола 1);

- право на образование (ст. 2 Протокола 1);

- право на свободные выборы (ст. 3 Протокола 1);

- право не подвергаться лишению свободы за долги (ст. 1 Протокола 4);

- право на свободу передвижения (ст. 2 Протокола 4);

- право не подвергаться высылке с территории государства, гражданином которого лицо является (ст. 3 Протокола 4);

- право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции (ст. 2 Протокола 7);

- право на компенсацию в случае судебной ошибки (ст. 3 Протокола 7);

- право не быть судимым и наказанным дважды заодно и то же преступление (ст. 4 Протокола 7);

- равноправие супругов (ст. 5 Протокола 7)[6] .

Количество судей Европейского Суда по правам человека соответствует количеству государств-членов ратифицировавшие Конвенцию.

Судьи избираются парламентской Ассамблеей Совета Европы на шестилетний срок из списка кандидатов, выдвигаемых от государств-участников Конвенции. Члены суда действуют в рассмотрении дел в личном качестве и не представляют интересов отдельной страны. От России избран судья Анатолий Ковлер.

Как уже отмечалось, компетенция Европейского Суда ограничивается вопросами, касающимися толкования и применения положений Конвенции к межгосударственным жалобам и индивидуальным жалобам. Кроме того, по просьбе Комитета министров Суд может давать консультативные заключения. Основная часть работы суда состоит в рассмотрении индивидуальных жалоб, в связи, с чем рассмотрим правила подготовки и подачи обращения в Европейский суд по правам человека.

1.2 Процедура подачи жалоб и рассмотрения дел в Европейском Суде по правам человека

Россией Европейской конвенции позволяет всем лицам, находящимся под ее юрисдикцией, обращаться в Европейский суд, если они считают свои права нарушенными, что предусмотрено частью 3 статьи 46 Конституции РФ, в которой говорится, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». То есть право каждого на обращение за защитой в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека обусловлено в названной статье двумя факторами: наличием соответствующего международного договора РФ и исчерпанием всех имеющихся, внутригосударственных средств правовой защиты.[7]

Для правильного и эффективного обращения в Европейский суд по правам человека необходимо соблюсти сложную систему правил, которая называется Критерии приемлемости жалобы. От полного и четкого соблюдения этих критериев зависит, будет ли принята к производству жалоба и будет ли впоследствии рассмотрена по существу. Условия приемлемости содержатся в ст.ст.34 и 35 Конвенции. Порог приемлемости достаточно высок - в среднем не более 10% зарегистрированных жалоб признаются приемлемыми, т.е. могут быть рассмотрены по существу[8] .

1. Критерий лица. (ratione personae). Заявитель, Высокая договаривающаяся сторона.

2. Критерий времени. (ratione temporis).

3. Критерий места (ratione loci).

4. Обстоятельства дела (ratione materia)

5. Исчерпание средств внутренней правовой защиты

6. Шестимесячный срок

7. Иные критерии приемлемости:

- отказ Суда принимать анонимные жалобы

- отказ Суда принимать аналогичные жалобы

- несовместимые с положениями конвенции, явно необоснованные или являющиеся злоупотреблением правом подачи жалобы.

1. Критерий лица. (ratione personae). Заявитель, Высокая договаривающаяся сторона.

В соответствии со статьей 34 Конвенции, Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения со стороны государств-участников Конвенции (они называются в Конвенции Высокими Договаривающимися Сторонами) их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней.[9]

Таким образом, обращаться в Суд может любое лицо или группа лиц, или неправительственная организация - если они являются жертвой нарушения прав, закрепленных в Конвенции.[10] Для заявителей практически не установлено ограничений. Это могут быть и взрослые, и дети, и физические лица, и организации (но не должностные лица и не официальные органы государства. Под официальными органами государства понимаются государственные, муниципальные органы, лица, их представляющие, и созданные этими органами учреждения или структуры, которые обладают властными полномочиями: Правительство, инспекции министерства по налогам и сборам, милиция, прокуратура, суд, органы пожарного надзора, следственные изоляторы, и даже психиатрические стационары и т.д.).

Европейский Суд признал в ряде своих дел, что лица недееспособные также имеют право на подачу жалобы. Заявителю необязательно являться гражданином государства - члена Совета Европы или вообще гражданином государства, на которое он подает жалобу.

Главное требование к заявителю - он должен являться жертвой нарушения права со стороны официальных властных органов государства-участника Конвенции.

Понятие жертвы вообще является ключевым в практике Европейского суда при решении вопроса, имело ли место нарушение прав и является ли жалоба приемлемой для рассмотрения Судом.

Жертва – это лицо, чьи права, гарантированные Конвенцией, нарушены со стороны государства-участника Конвенции.

Суд не принимает к рассмотрению так называемых абстрактных жалоб, то есть, жалоб, в которых просто излагается несоответствие национальной практики или законодательства положениям Конвенции, но не указано, при каких конкретных обстоятельствах и какие именно персональные права заявителя, закрепленные в Конвенции, были нарушены. Например, гражданин Норвегии обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой на то, что норвежское законодательство об абортах противоречит статьям 2 и 8 Европейской Конвенции. Однако лично он никаких нарушений своих прав при применении этого законодательства не претерпел, в связи, с чем его обращение было признано неприемлемым.

Чаще всего при рассмотрении жалоб Суду приходится иметь дело с так называемыми прямыми (непосредственными) жертвами: обращающееся лицо само непосредственно уже стало жертвой нарушения его права. Например, заключенный, которого пытали, обращается в Европейский суд на нарушение со стороны государства статьи 3 Конвенции; истец в гражданском процессе, чей иск не рассматривается в национальном суде уже в течение 7 лет, обращается в Европейский суд на нарушение ст. 6 Конвенции; журналист, которого преследуют за критику в средствах массовой информации действий властей, обращается в Европейский Суд с требованием признать нарушение ст. 10 Конвенции и так далее.

Кроме этого, в практике Европейского Суда существуют и другие понятия жертвы. Лицо может быть признано потенциальной жертвой в случае, если оно подвергается реальному риску применения к нему законодательства, противоречащего Европейской Конвенции, и его права, закрепленные в Конвенции, будут нарушены. В данном случае очень важно указать, почему к заявителю применимы положения законодательства, при каких обстоятельствах существует реальный риск такого применения. Именно убедительным описанием этих конкретных обстоятельств жалоба потенциальной жертвы будет отличаться от жалобы абстрактной, недопустимой по правилам обращения.

Косвенная жертва: в практике Европейского Суда признано, что лицо может испытывать нарушение своих личных прав и из-за того, что нарушены права другого. Поэтому в определенных обстоятельствах лицо может подать жалобу о нарушении своих прав несмотря на то, что само непосредственно не претерпевало ущерба. Для этого необходимо, чтобы у этого лица с непосредственной жертвой была очень близкая связь (родственная или иная). Наиболее распространенным примером будет являться обращение родственников лица по вине государственных органов или по причине необеспечения ими надлежащей защиты права на жизнь, поскольку непосредственная жертва уже мертва, а родственники в этом случае испытывают нравственные страдания и несут материальные убытки.

Вне зависимости от того, к какому виду жертв нарушения права относится заявитель, для признания жалобы приемлемой необходимо, чтобы на момент рассмотрения дела в Европейском Суде лицо все еще было жертвой, то есть, испытывало последствия нарушения его прав, его права не были надлежащим образом восстановлены, и лицо не получило полного возмещения понесенных убытков и перенесенных страданий. Если нарушение Конвенции признано национальными властными органами, и лицо получило надлежащее возмещение, оно больше не может рассматриваться как жертва нарушения. Против кого подается жалоба?

Жалоба подается всегда против Высокой Договаривающейся Стороны - то есть, против государства - участника Конвенции, которое виновно в нарушении или не обеспечении защиты прав и свобод человека. Например, если нарушение прав произошло со стороны официальных органов Франции, вы обращаетесь в Европейский суд с жалобой на действия Высокой договаривающейся стороны - Франции. Если ваши права нарушены российскими государственными органами - Российская Федерация и будет той высокой договаривающейся стороной, на действия которой вы подаете жалобу в Европейский Суд, "Ответчиком" в Европейском суде всегда выступает государство, и Суд не будет рассматривать жалобу, поданную на действия частных лиц или действия неправительственных организаций.

2. Критерий времени. (ratione temporis).

Факты, послужившие основанием для обращения в Европейский Суд, должны произойти после ратификации государством, на действия которого происходит жалоба Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Только с этого момента государство приняло на себя обязательства обеспечивать закрепленные в Конвенции права и свободы.

В случае с Российской Федерацией такой датой будет 5 мая 1998 года. Какими бы значительными ни были нарушения прав российских граждан со стороны государства в период до 5 мая 1998 года, они не могут стать основанием обращения в Европейский Суд. Это правило должно строго соблюдаться, и никаких исключений из него не существует. По многим российским жалобам, направленным в Европейский Суд по правам человека, уже состоялись решения на предмет приемлемости, и многие жалобы были признаны недопустимыми именно из-за несоблюдения этого критерия.

В качестве примера можно привести жалобы российских граждан на действия российских государственных органов в период политических репрессий - поскольку действия происходили до 05.05.1998 г., Суд не уполномочен рассматривать такие жалобы.

Возможен более сложный случай, когда нарушение длящееся - оно началось до ратификации государством Конвенции, но продолжалось или продолжается после ратификации. В этом случае Суд по существу будет рассматривать только период после ратификации Конвенции.

3. Критерий места (ratione loci).

Государства-участники в статье 1 Конвенции признали обязанность каждого из них обеспечивать лицам, находящимся на их территории, права и свободы, закрепленные в Конвенции. По общему правилу, государство несет ответственность за нарушение прав человека, совершенных на его территории официальными органами и их представителями (например, милицией, прокуратурой, администрацией города, военными подразделениями, и.т.д.)

По данному критерию могут возникнуть спорные моменты, когда государство отрицает распространение своей юрисдикции на какую-нибудь из территорий. В случае с Российской Федерацией данный вопрос изначально касался, прежде всего, Чечни, однако в данный момент он разрешен - жалобы граждан и лиц без гражданства на действия в Чечне принимаются Европейским судом по правам человека как жалобы против России.

Гораздо более сложным является вопрос ответственности государства за действия его государственных органов, совершенные не на территории этого государства.

По этому поводу практика Европейского Суда по правам человека признала, что тот факт, что действия, приведшие к нарушению прав человека совершены не на территории государства-участника не исключает ответственности государства за нарушения. Это связано с тем, что Конвенция при определении ответственности государства использует принцип его юрисдикции, а действия официальных органов могут быть совершены и на территории другого государства. В одном из дел Европейский Суд по правам человека признал ответственность Швейцарии за действия швейцарских властей на территории Лихтенштейна.

4. Обстоятельства дела (ratione materia)

Прежде всего, следует знать, что Европейский Суд - это не орган по пересмотру решений национальных судов. Мы обращаемся в кассационную инстанцию, чтобы признать незаконным и отменить решение суда первой инстанции, но Европейский Суд - не кассационная инстанция для российских судов, куда следует обращаться с требованием решение национального суда признать несправедливым. Европейский суд - самостоятельный судебный орган, рассматривающий жалобы о соответствии либо несоответствии действий государствастандартам защиты прав, закрепленных в Европейской Конвенции.

Правовой базой, на основе которой суд рассматривает жалобы, является Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, и дополнительные Протоколы к ней. Поэтому обращаться в Суд можно только с жалобой на нарушение тех прав, которые содержатся в Конвенции и Протоколах.

5. Исчерпание средств внутренней правовой защиты

В соответствии со статьей 35 Европейской Конвенции, Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права.

Для Российской Федерации исчерпанием внутренних средств правовой защиты будет прохождение заявителем первой и кассационной инстанций. Надзорная инстанция не признается эффективным средством правовой защиты, так как заявитель не обладает правом самостоятельно инициировать процедуру судебного разбирательства по своему делу, а может только просить уполномоченное лицо об этом. Возбуждение процедуры целиком зависит от усмотрения должностного лица, (использовать либо не использовать свои полномочия), а потому успех такого средства защиты сомнителен. В решении на предмет приемлемости одного из первых российских дел - Тумилович против России - была высказана позиция Европейского Суда по данному вопросу, и было признано, что для исчерпания средств внутренней правовой защиты достаточно решения первой инстанции и определения кассационной инстанции.

В качестве основного заблуждения в этом вопросе можно назвать мнение граждан о том, что исчерпание средств внутренней правовой защиты заканчивается только после обращения в Верховный Суд РФ. Однако не всякое обращение, поступившее в Верховный Суд РФ, подлежит рассмотрению именно в этом суде.

Действительно, прохождение Верховного Суда обязательно только тогда, когда дело рассматривается в его первой и/или кассационной инстанции, а это всегда определенная категория дел, закрепленная гражданским процессуальным законодательством, и перечень их исчерпывающий.

Доказательства исчерпания средств внутренней правовой защиты (копии решений, определений судов) следует прилагать к жалобе, будь то это первоначальное заявление в Европейский Суд, либо оформленный по всем правилам формуляр жалобы.

Важно также отметить следующее. Нередко поводом к обращению в Европейский Суд по правам человека является не одно, а несколько нарушений (сложная совокупность фактов, действий, решений органов государственной власти, которые могут составлять нарушение прав, предусмотренных различными статьями Конвенции). В этом случае необходимо очень точно проверить, что по каждому из этих нарушений прошли судебные средства внутренней правовой защиты. В качестве примера можно привести случай, когда гражданин был незаконно помещен под стражу. Он обжаловал действия властей в российском суде, ему было отказано в удовлетворении его требований, кассационная инстанция оставила решение в силе. Таким образом, средства внутренней правовой защиты в сфере правомерности лишения гражданина свободы были исчерпаны. Однако подавая жалобу в Европейский Суд по правам человека о нарушении статьи 5 (1) и статьи 5(4) (каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию), гражданин не попытался решить проблему возмещения в национальном суде - например, подать иск о взыскании с государственных органов сумм материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных ему незаконным заключением под стражу. Вполне возможно, что российское правительство в этом случае будет настаивать на признании жалобы в этой части неприемлемой как раз по тому основанию, что не были исчерпаны средства внутренней правовой защиты.

6. Шестимесячный срок

Данный критерий тесно связан с критерием исчерпания средств внутренней правовой защиты - суд принимает жалобу к рассмотрению, если с момента вынесения окончательного решения по делу национальными органами прошло не более 6 месяцев.

Окончательным внутренним решением для дел, рассматривающихся судами общей юрисдикции, является кассационное определение, для дел, рассматривающихся мировыми судьями и арбитражными судами – апелляционные постановления.

Шестимесячный срок - очень строгое требование, он не может быть приостановлен или продлен ни по каким обстоятельствам.

В случае, если нужно обратиться с надзорной жалобой, не нужно забывать обратиться в Европейский суд с жалобой до истечения шестимесячного срока с момента вынесения определения кассационной инстанцией, не дожидаясь ответа из надзорной инстанции, так как обращение с жалобой в порядке надзора не будет считаться уважительным основанием пропуска шестимесячного срока.

7. Иные критерии приемлемости

- Отказ суда принимать анонимные жалобы;

Жалоба должна быть подписана заявителем, либо его представителем, и в жалобе должны быть указаны фамилия, имя и отчество заявителя, а также его адрес, и иные данные, которые требуется указать в формуляре жалобы: место и дата рождения, профессия и т д.

- Отказ суда принимать к производству аналогичные жалобы является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Судом, или уже является предметом другой процедуры международного разбирательства (например, уже подана по этому же факту жалоба в Комитет по правам человека ООН, Международную организацию труда) или урегулирования, и если она не содержит новых относящихся к делу фактов. Аналогичные жалобы – когда совпадает все, и заявитель, и факты, и существо нарушения, и государство-ответчик.

Повторное обращение в Суд с той же жалобой по тем же фактам недопустимо, и в случае, если жалоба подана для урегулирования в другие международные органы и инстанции, она также не будет рассматриваться Европейским Судом.

- Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, если сочтет ее несовместимой с положениями настоящей Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной или злоупотреблением правом подачи жалобы. Явно необоснованная жалоба - жалоба, из которой явно не следуют нарушения положений Конвенции, либо нарушения незначительны; либо заявителем не представлены доказательства этих нарушений.

Злоупотреблением правом на подачу жалобы может считаться также направление жалобы, не содержащей сведений о нарушении прав либо содержащей ложные сведения и факты, либо неоднократное непредставление Суду или Секретариату Суда сведений, которые они требуют представить, либо написание жалобы в грубом, оскорбительном тоне, с нецензурной лексикой.

Основные стадии судопроизводства:

Европейский Суд по правам человека предусматривает весьма специфическое судопроизводство, имеющего несколько стадий.

Первая – это признание приемлемости жалобы.

Вторая – урегулирование ее на уровне государства-заявителя.

Третья – непосредственное рассмотрение.

Четвертая – исполнение решения, принятого Судом.[11]

Получив от секретариата Европейского суда ответ о том, что их жалоба зарегистрирована и сообщен номер досье, делают вывод о том, что Суд принял их жалобу к производству и готов ее рассматривать. Это неверный вывод. Суд готов рассматривать жалобу только после того, как тщательно изучит, соблюдены ли все критерии приемлемости, и в результате этого изучения вынесет положительное решение о приемлемости или хотя бы частичной приемлемости жалобы. На это нередко уходит около 2-3 лет. Так, решение о приемлемости дела Ракевич против России, был вынесено через 2 года после поступления жалобы в Суд. И это достаточно быстро.

Официальными языками Европейского суда являются французский и английский, но можно направлять обращение на русском языке. После получения первоначального обращения Секретариат Суда направляет подтверждение о получении обращения, уведомляет о том, что обращению присвоен номер временного досье, который следует указывать во всей корреспонденции при переписке с Судом. Возможно, Секретариат запросит дополнительную информацию - дополнительные документы либо дополнительные разъяснения. Если у Секретариата возникнет мнение, что имеется очевидное препятствие для того, чтобы жалоба была принята к рассмотрению. Секретариат уведомляет об этом. Однако следует помнить, что мнение секретариата - это еще не мнение Суда, и, возможно, обращая внимание на замечания, сделанные Секретариатом, нужно устранить недостатки и пробелы жалобе, представить надлежащую информацию, для того, чтобы жалоба была принята к рассмотрению.

Если переписка с Секретариатом покажет, что обращение может быть зарегистрировано как жалоба. Секретариат направит формуляр жалобы с пояснительной запиской по его заполнению. Формуляр обращения — это определенная форма, выработанная Европейским Судом по правам человека. Все разделы этого формуляра составлены таким образом, чтобы после ознакомления с ним можно было составить представление о нарушении прав человека, и о том, может ли жалоба быть потенциально приемлемой. Следует знать, что Суд рассматривает только те жалобы, которые заполнены в требуемой форме и содержат все указанные в формуляре сведения. Данный формуляр следует заполнить (как уже отмечалось ранее, можно это сделать и на русском языке), и направить в Европейский Суд с копиями прилагаемых документов. При направлении обращения в Европейский Суд люди не несут никаких издержек, кроме оплаты почтовых отправлений.

Иногда возникает вопрос, каким образом лучше действовать - сразу направить заполненный формуляр либо сначала представить первоначальное обращение, а затем дождаться ответа из Секретариата. В данном случае практика показывает, что все зависит от ситуации. Если достаточно времени для подготовки аргументов по жалобе, обоснования своей позиции, а события, описанные, не представляют собой сложной совокупности фактов, (все решения и определения судов на данный момент вынесены и получены, что все средства внутренней правовой защиты по всем фактам исчерпаны), и нет риска пропустить шестимесячный срок, тщательно работая над заполнением формуляра жалобы, и к тому же есть опыт обращения - можно смело сразу заполнять формуляр. И истец должен отдавать себе отчет в том, что Суд рассматривает жалобу на основании представленного формуляра. И дополнительную аргументацию, если только это не новые относящиеся к делу факты и документы, представить суду будет достаточно сложно - все аргументы должны быть изложены в формуляре - четко, детально и доказательно.

Необходимость направления предварительного обращения существует, как правило, тогда, когда необходимо "прервать" течение шестимесячного срока, в случае, если есть риск его пропустить. В последующем, если первоначальное обращение, содержащее все существенные факты по делу и данные о нарушении прав, будет получено Секретариатом вовремя, датой представления жалобы будет считаться дата направления вами первоначального обращения, несмотря на то, что может пройти период около 2 месяцев, пока Секретариат направит вам подтверждение о получении обращения, формуляр с пояснительной запиской, и получит этот заполненный формуляр. Поэтому в некоторых случаях бывает более правильно направить сначала первоначальное обращение, и пока, есть время, консультироваться с юристом и работать над аргументацией жалобы, которая затем будет подробно изложена в формуляре.

В случае, если жалоба отвечает всем необходимым требованиям, Секретариат регистрирует ее в качестве жалобы (присваивает ей номер), о чем сообщает заявителю. Как правило, Секретариат в своем письме указывает следующее: "Ваше дело будет рассмотрено Судом, как только представится возможным. Судебное разбирательство осуществляется главным образом в письменном виде, и ваше личное присутствие предусматривается только в том случае, если вы будете приглашены Судом".

После того, как Секретариат решит, что все необходимые по делу документы получены от заявителя, он может направить государству, против которого направлена жалоба, информацию о направленной жалобе и предложить правительству представить свои предварительные возражения, и ответить на вопросы Суда относительно нарушений прав заявителя. В данном случае Суд выполняет связующую, коммуникативную функцию, то есть, выступает посредником между заявителем и государством. Правительство государства в установленный Судом срок направляет свои ответы на вопросы Суда, затем Суд передает копии ответа правительства заявителю. У заявителя есть возможность представить свои возражения на данный меморандум.

Рассмотрению дела по существу, как уже отмечалось, предшествует рассмотрение жалобы на предмет приемлемости, то есть, на соответствие всем необходимым критериям. Суд выносит по данному вопросу решение. Решение Суда о неприемлемости окончательно. После признания жалобы неприемлемой она исключается из списка жалоб, подлежащих рассмотрению.

Если жалоба признана приемлемой. Суд начинает ее рассмотрение по существу. Дружественное урегулирование - одна из форм разрешения дела в Европейском суде. После того, как жалоба признана приемлемой, Суд выполняет функцию посредника между сторонами, так как вступает в контакт со сторонами с целью обеспечения дружественного урегулирования дела в соответствии с пунктом 1(b) статьи 38 Конвенции. Именно дружественным урегулированием закончилось одно из российских дел - Тайков против России. Особенность дружественного урегулирования в том, что оно позволяет восстановить права лица по соглашению между заявителем и государством, при содействии и контроле суда, функция которого - следить за тем, чтобы соглашение не нарушало прав, предусмотренных Конвенцией и общего смысла защитного механизма Конвенции. Однако недостаток дружественного урегулирования в том, что дело прекращается без вынесения решения против государства, а данное решение могло бы иметь дальнейшее влияние на законодательную и правоприменительную практику, так как требовало бы от государства принятия конкретных мер, чтобы подобные нарушения более не повторялись. Данная ситуация была как раз актуальна в деле Тайкова против России, где заявитель жаловался на нарушение его права на своевременную выплату ему пенсии, было заключено дружественное соглашение, жалоба исключена из списка. Между тем решение Европейского Суда о недопустимости подобных нарушений со стороны государства могло бы сыграть важную роль в законодательной и правоприменительной практике России, так как данное решение, как любое решение Европейского Суда стало бы обязательным для России, и на него могли бы ссылаться в национальных судах граждане, чьи права на своевременную выплату пенсии нарушаются.

Если дружественное урегулирование не достигнуто. Суд осуществляет собственно судебную функцию, то есть рассматривает дело. При этом слушание в традиционном смысле этого слова - с вызовом свидетелей и экспертов, вызовом и заслушиванием сторон имеет место только тогда, когда Суд считает это необходимым и на этом настаивают стороны. В основном же процедура носит письменный характер. Рассмотрение дела заканчивается вынесением решения Судом, в котором он признает факт нарушения прав заявителя либо устанавливает, что нарушения прав не имело места. В случае, если признан факт нарушения прав, суд решает вопрос о присуждении заявителю справедливой компенсации, а также о мерах, которые государство должно предпринять для того, чтобы не допускать в будущем подобных нарушений. В соответствии со статьей 46 Европейской Конвенции, Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами. Окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением.

Таким образом, рассмотрение жалобы и все подготовительные процедуры - достаточно специфический процесс, позволяющий проинформировать о них стороны. Необходимо помнить, что основная часть процедуры происходит письменно, и с момента направления обращения до вынесения решения по делу может пройти около 4-5 лет, хотя эксперты Европейского Суда по правам человека утверждают, что со вступлением в силу Протокола 11 рассмотрение дел станет более быстрым, и эти сроки сократятся. Тем не менее, на любом из этапов можно известить Суд о том, что заявитель не намерен продолжать разбирательство, и в этом случае жалоба будет исключена из списка. При этом суд может принять решение о продолжении разбирательства, если затронутые в жалобе вопросы касаются особенно важных вопросов в сфере прав человека, связаны с общественно значимыми проблемами нарушений прав и требуют выражении позиции Суда по данному вопросу: "Суд продолжает рассмотрение жалобы, если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных настоящей Конвенцией и Протоколами к ней" (ст. 37 Конвенции).

Что заявитель может получить в результате рассмотрения жалобы в Европейском Суде.

Европейский Суд при вынесении решения по делу может:

  • признать, что права были нарушены;
  • присудить выплатить справедливую компенсацию.[12]

Решения Европейского Суда по правам человека являются обязательными для государств-членов Совета Европы. Это означает, что государства обязаны:

1) Выплатить справедливую компенсацию, присужденную Европейским Судом.

Требования о справедливой компенсации складываются из морального вреда, материального вреда, причиненного нарушением прав, а также компенсации расходов, понесенных на суды внутри страны и в связи с подачей жалобы в Европейский Суд. Что касается морального вреда, то Европейский Суд присуждает компенсацию за нарушение прав человека исходя из своих представлений, которые складываются из множества критериев.[13] В любом случае Суд исходит из того, что эта компенсация не может и не должна служить средством обогащения заявителя.

Материальный вред компенсируется при нарушении права на уважение собственности, предусмотренного статьей 1 Протокола 1 к Европейской Конвенции и исчисляется, исходя из того, что вы потеряли, и что можете подтвердить документально. Материальный вред также может выплачиваться в случае потери кормильца из расчета тех доходов, которые были.

Расходы, понесенные в связи с подачей жалобы в Европейский Суд по правам человека, и расходы на обжалование нарушения прав человека в РФ также могут быть присуждены решением Европейского Суда.

2) Восстановить те права заявителя, которые были признаны нарушенными.

Если права заявителя ко времени рассмотрения жалобы по существу в Европейском Суде еще не восстановлены, то государство должно предпринять определенные шаги по их восстановлению. В каждом случае эти меры могут быть строго индивидуальными - пересмотр дела, определение порядка встреч с ребенком, реабилитация и т.д.

3) Принять меры для изменения законодательства или правоприменительной практики, если это необходимо.

При обращении в Европейский Суд вы или ваш родственник должны представлять, что международные институты по защите прав человека существуют для того, чтобы улучшать ситуацию с правами человека в стране в целом, а ваше обращение является поводом, который позволит стране исправить какие-то правовые проблемы. Чаще всего бывает так, что ваша собственная проблема разрешается раньше, чем происходит рассмотрение вашей жалобы в Европейском Суде.

Для того, чтобы изменилась ситуация в стране в целом, необходимо изменить либо законодательство, либо правоприменительную практику в соответствии с решение Европейского Суда. За время существования Европейского Суда законодательство и правоприменительная практика многих европейских стран значительно изменилась с учетом стандартов прав человека.

Исполнительным органом Совета Европы является Комитет Министров, который контролирует исполнение решений Европейского Суда. Дело не считается закрытым, до тех пор, пока решение не исполнено государством. Россия до настоящего времени исполняла решения Европейского Суда, хотя они в основном касались выплаты справедливой компенсации, но от России не требовалось изменения законодательства, судебной практики или каких-либо индивидуальных мер восстановления нарушенного права.

В действительности Представитель РФ в Европейском Суде может повлиять на изменение положения заявителя уже в то время, когда жалоба рассматривается в Европейском Суде.

Европейский Суд не может заменить внутренние органы государства и не может вмешиваться во внутренние дела государства. Он вправе рассматривать жалобы только в том случае, когда национальная судебно-правовая система оказались бессильны, и нарушенные права не были восстановлены.

Европейский суд по правам человека, признав Конвенцию нарушенной, тем не менее, не вправе отменять правовые нормы и акты внутреннего законодательства, требовать такой отмены или осуществления каких-либо иных властных мер по обстоятельствам рассмотренного дела.

Европейский суд не вправе отменить по жалобе заявителя приговор или решение, вынесенное национальным судом; он не является вышестоящей инстанцией по отношению к национальной судебной системе.

Решения Европейского суда, в том числе и по тем делам, где в качестве ответчика выступало данное государство, не носят характера обязательного прецедента для законодателя и судебной системы государства-участника.[14]

2. Проблемы обращения российских граждан в Европейский Суд по правам человека

2.1 Практика обращения российских граждан в Европейский Суд по правам человека

В последние годы наибольшее количество жалоб в Европейский Суд поступает из России. Так, например, из 10486 обращений, поступивших в Суд в 2000 году, 1325 – было направлено из России. По состоянию на 1 ноября 2000 года Европейским Судом по правам человека было зарегистрировано более 1500 жалоб на Российскую Федерацию. Из них около 350 жалоб было признано неприемлемыми, кроме того, в шести случаях Правительству России посылались запросы о дополнительной информации [15] . Жалобы российских граждан все теснее сближают российское и европейское правосудие: из 46 476 заявлений, принятых для рассмотрения в Страсбургском суде с пятого мая 1998 года, только 188 были удовлетворены. Жалобы отклонены Судом по различным основаниям. Большинство – по причине низкого качества подготовки жалоб к рассмотрению и нарушения критериев приемлемости.[16]

Как правило, россиянин, обратившийся в Страсбургский суд, является «простым человеком». Средний возраст опрошенных 100 респондентов-56 лет, т.е. предпенсионный. Лишь один «жалобщик» моложе 30 лет, и шестеро находятся в возрастной группе «от 30 до 40», зато 18-ти-70 лет и более. Молодежь более надеется на свои силы и связи, чем на далекий Европейский суд, решения который нужно ждать несколько лет. Примерно треть (33) имеют высшее образование, еще трое - незаконченное высшее (из них один завершал учебу в институте), 23 – среднее специальное, 35 – среднее и 6 – незаконченное среднее. 41 респондент имеет ежемесячный доход на человека до 5 тысяч рублей, 26 – от 5 до 10 тысяч, 15 – от 10 до 20 тысяч, 16 не указали свой доход (многие из них являются пенсионерами или безработными, т.е. являются небогатыми людьми), и лишь у двоих доход составляет свыше 20 тысяч рублей на человека. Большинство из них живут в российских регионах.

Таким образом, речь идет в большинстве случаях о бедных россиянах, которые с трудом сводят концы с концами – это, как правило, не «средний класс», а более бедные слои населения. И суммы, которые они получают в результате выигрышей дел в Страсбургском суде, сравнительно невелики. Например: присылались 1500 евро на 6 человек, Европейский суд присудил 3300 евро.

Существует представление о том, что решения ЕС обычно связаны с громкими делами и политизированы. Такая позиция неудивительна. Действительно, часть дел связана с предполагаемым нарушением прав человека, которые в той или иной степени носят политизированный характер. Это и дело «Илашку» (касающееся Молдавии и Приднестровья, но в него была привлечена Россия), дела радикальных критиков российской власти (в том числе активистов запрещенной НБП), «чеченские» дела и др. Есть и явно неполитические дела, в которых истцами выступают заключенные – «изгои» российского общества, для которого жалоба в Страсбург является шансом на улучшение своего нелегкого положения.

В тоже время абсолютное большинство жалоб российских граждан, рассмотренных ЕС носят ярко выраженный социальный характер. Они связаны с нарушением шестой статьи Европейской конвенции по правам человека «право на справедливое судебное разбирательство». Из 100 респондентов, участвовавших в исследовании, 91 подали иски в Страсбург именно по этой статье. Остальные обратились с исками по другим статьям – двое по 3-й и 5-й, двое – по 5-й, один по 3-й, один по 3-й и 13-й, один – по 8-й и 13-й, один – по 11-й.

Явно преобладание шестой статьи в исках видно из приведенной ниже таблицы, в которой приведено общее количество дел физических лиц из России на предмет предполагаемого нарушения статей Европейской конвенции по правам человека на состояние 2008года. [17]

Доминирование шестой статьи становится еще более заметным, если учесть, что многие иски подавались одновременно по нескольким статьям Европейской конвенции. Так, из 24 исков, поданных по второй статьи, 15 также включают в себя и третью статью, 7 – пятую, 13 – тринадцатую.

Такой «портрет» истца позволяет поставить вопрос о том, почему же тогда количество «российских» жалоб в Страсбург постоянно растет. Понятно, что обращение в Европейской суд – серьезный и ответственный поступок для недавно советского гражданина, который не привык к участию в судебных тяжбах даже на родине. Кроме того, ему психологически непросто выступать в качестве «стороны» в судебном деле против собственной страны. Понятно, что для того, чтобы пойти на такой шаг, необходимы очень серьезные факторы.

Первый фактор – высокая степень отчаяния, разочарование в отечественной судебной системе и правоприменительной практике. Неудивительно, что идеальный образ «страсбургского эталона» контрастирует в сознании «жалобщиков» с подчеркнуто «сниженным» представлением о российском суде – при этом они иногда проводят даже аналогии с известными делами .

Второй фактор – наличие серьезной юридической поддержки, выражающейся в участии в делах адвокатов, которые оказывают квалифицированную юридическую поддержку гражданам, обращающимся в ЕС. Понятно, что адвокатская помощь необходима для правильного оформления жалобы – без этого вероятность отказа в рассмотрении дела. Значительную роль играет и организационный фактор – адвокат становится «центром притяжения» для жалобщиков, информирующих друг друга о возможности защитить свои права с помощью профессионала.

Третий фактор – опыт других истцов, ранее подавших свои жалобы в ЕС, часто без надежды на реальный успех, и добившихся при этом положительного результата.

Четвертый фактор – наличие региональных структур гражданского общества, которые позволяют истцам координировать свои действия. Именно с этим связано то обстоятельство, что в числе субъектов Федерации, лидирующих по количеству рассмотренных в ЕС дел, находятся Ростовская область («чернобыльские» дела) и Воронежская область (дела о детских пособиях). Особенно важную роль сыграли организации «чернобыльцев», имеющие отделения в различных регионах страны.

При этом структуры гражданского общества позволяют защищать сои интересы и людям, которые по своему уровню образования или в связи с отсутствием достаточных связей не могут делать это достаточно эффективно.

Показательно, что многие истцы, выигравшие свои дела, советуют другим людям обраться в Страсбург, несмотря на длительные сроки рассмотрения исков и необходимость выполнения ряда формальностей.

Стоит отметить, что с июня 1999 года Европейским Судом уже были решены десять судебных дел, касающихся России. В их число входят дело Тумилович - увольнение с места работы; Лукоча - доступ к получению высшего образования; Сыркина - пропажа без вести сына заявителя в период прохождения военной службы в Германии; Черепкова - регистрация для участия в выборах; Тайкова – невыплата пенсии; Шулмина – противоправное заключение под стражу и несправедливое судебное разбирательство; ОВР – свобода объединений – нотариальная процедура и несправедливое разбирательство; Никишиной – вмешательство в личную жизнь, свобода совести и несправедливое разбирательство; Панченко – противоправный арест и заключение под стражу, а также несправедливое судебное разбирательство; «Каралевичус против Литвы и России» – противоправный арест и содержание под стражей в России.

Первые четыре дела не были приняты к рассмотрению. Первое из них касалось исключительно «личной тяжбы», на второе не распространялись положения Конвенции, в третьем не обнаружилось никаких признаков, свидетельствующих об ответственности государственных органов, которые сделали все возможное для поисков пропавшего, а четвертое по существу дела не подпадало под положения Конвенции. Жалобы Никишиной и Каралевичуса (как жалобы на Россию) также не были приняты к рассмотрению в первом случае, поскольку заявительница не являлась жертвой, а во втором, поскольку события имели место до ратификации Конвенции.

Однако дело Тумилович, по которому надлежало принять решение, имело исключительно важное значение. Суд придерживался мнения, что просьбы заявителя о пересмотре дела в более высокой инстанции, с которыми он обратился, а именно, к председателю палаты по гражданским делам и к заместителю Генерального прокурора, представляли собой чрезвычайные меры защиты права, зависящие от дискреционных полномочий этих лиц, и, таким образом, не подлежали правовой коррекции в смысле ст.35 (1) Конвенции. Российская пресса не упоминала об этом решении до 2000 года, пока газета «Сегодня» не отметила, что теперь у России два верховных суда, причем второй находится в Страсбурге.

В деле Шулмина жалоба на содержание под стражей не была признана подлежащей рассмотрению, причем встал вопрос об исключении из рассмотрения апелляции, направленной правительству. По делу ОВР жалоба на нарушение свободы объединений и дискриминацию была направлена государственным органам. По делу Панченко жалоба на продолжительность предварительного заключения, на невозможность проведения расследования по неправомерности заключения под стражу и на поспешность апелляционного производства также была направлена государственным органам.

С 5 мая 1998 года по сентябрь 2002 года в Европейский Суд по правам человека поступило около 10000 жалоб на действия властей Российской Федерации. Примерно 3500 из этих жалоб отклонены Судом по различным основаниям. Большинство – по причине низкого качества подготовки жалоб к рассмотрению и нарушения критериев приемлемости.

По данным Информационного центра Палаты Совета Европы в Российской Федерации на 15 мая 2002 года в Европейском Суде по правам человека находились 6069 жалоб против России. Из них 2612 жалоб были отнесены к категории требующих принятия решения, остальные ждали своей очереди для принятия по ним решения.

К 1 сентября 2002 года более 100 жалоб были направлены Европейским Судом властям России для ознакомления и составления по ним письменных замечаний (коммуницированы). [18]

Первые слушания российского гражданина по иску к Российской Федерации в Европейском Суде по правам человека начались 18 сентября 2001 года. Бывший президент Северо-Восточного акционерного коммерческого банка В. Калашников стал добиваться признания нарушений, допущенных при рассмотрении его уголовного дела. В 1995 году он был арестован и обвинен в хищении нескольких миллионов рублей, принадлежащих вкладчикам и акционерным банкам, и мошенничестве. В городской суд Магадана дело было передано только в 1999 году, и в апреле банкир был приговорен к пяти годам лишения свободы. Оказавшись на свободе, господин Калашников обжаловал приговор в Верховном Суде, однако в этой организации по какой-то причине не стали рассматривать его дело.

Бывший банкир обратился в Европейский Суд. Его дело называется «Калашников против России». Он настаивал на том, что были нарушены его конституционные права. В том числе право на судебное разбирательство в «разумные сроки» и право на апелляцию по уголовному обвинению. Рассмотрение иска может длиться несколько лет, однако победив в Страсбурге, господин Калашников может добиться пересмотра своего дела и в России. Решение суда по правам человека наверняка в большой степени повлияет на Верховный Суд России. Так писали об этом случае в то время российские газеты.

По мнению пресс-атташе Европейского Суда Эмму Хелье, «Дело Калашникова находилось в тот период времени на начальной стадии. Калашников жаловался, что с ним плохо обращались. Суд может признать, что жалоба необоснованна. И тогда рассмотрение кончится. Но может установить, что статья 3 Конвенции нарушена, и истец заслуживает компенсации. В этом случае российское правительство будет обязано выплатить ему компенсацию. Суд также может вынести решение общего плана. Например, указать, что условия содержания заключенных неудовлетворительно, что нужны изменения в законодательстве».

Но уже 7 мая 2002 года Европейский Суд по правам человека вынес свое первое решение, касающееся гражданина России, подавшего иск против своего государства. Житель поселка Аюта Ростовской области чернобылец-инвалид А.Т. Бурдов выиграл судебный процесс в Страсбурге.

Бурдов, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, подвергся во время работы на месте катастрофы сильному воздействию радиации и еще в 1991 году получил право на компенсацию за ущерб. Однако поскольку никаких денег он не получил, то в 1997 году подал в суд на органы соцобеспечения. Но и после судебного решения о выплате ему относительно небольшой суммы денег это сделано не было. И тогда Бурдов направил заявление в Европейский Суд.

Суд принял решение выплатить заявителю 3 тысячи евро в качестве компенсации не считая долга. При этом отметил, что государство не может ссылаться на недостаток средств при невыплате долга по судебному решению. Задержка в исполнении решения может быть оправдана в особых обстоятельствах. Однако она не может приводить к нарушению сущности права, гарантируемого ст. 6(1). В данном случае, право заявителя на извлечение выгоды из успешного судебного дела о компенсации повреждения здоровья, причиненного обязательным участием в чрезвычайной ситуации, не должно быть нарушено по причине якобы существующих финансовых трудностей, испытываемых государством.

Затем 15 июля 2002 года Европейский Суд принял решение по делу «Калашников против России». Суд, в частности, постановил, что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с п.2 ст.44 Конвенции выплатить заявителю 5 тысяч евро в возмещение морального ущерба; 3 тысячи евро в возмещение издержек и расходов; любой налог, начисляемый на вышеуказанные суммы. Суд подтвердил мнение многих международных организаций об условиях содержания под стражей в России. Устанавливая нарушения ст. 3 Конвенции, Суд отметил, что условия содержания заявителя под стражей, в частности: огромная перенаселенность камер, антисанитарные условия и их неблагоприятное влияние на состояние здоровья заявителя, в сочетании с длительностью периода содержания в таких условиях, - представляют собой унижающее обращение.

Гражданина Турции Хаси Байрам Болат, который работал в Кабардино-Балкарии, однако был выслан из России якобы за нарушение режима регистрации, несмотря на имевшееся у него разрешение на длительное пребывание в стране. ЕСПЧ признал правоту Болата и обязал российские власти выплатить ему моральный ущерб на сумму €8 тыс.

Еще одно дело называлось «Московское отделение «Армии спасения» против России». На пресс-конференции в Страсбурге глава МИД России Сергей Лавров обвинил ЕСПЧ в предвзятости, назвав некоторые решения суда политизированными. В частности, господин Лавров привел в пример «дело Илашку». В 2004 году ЕСПЧ обязал Россию выплатить моральный ущерб участнику приднестровского конфликта 1991-1992 годов Илие Илашку за то, что его и четырех его товарищей содержали в тюрьме Приднестровья.

Суд также постановил, что Россия должна освободить оставшихся в тюрьме товарищей Илашку. Российский министр считает, что Россия «как могла выполнила решение ЕСПЧ», выплатив господину Илашку требуемую судом сумму €187 тыс. «Но вторая часть решения была явно неправовой, поскольку России предлагалось действовать на территории, на которую не распространяется ее суверенитет»,– полагает Лавров.

Свидетельствует о том, что нашему государству и его органам, в том числе правоохранительным, пора научиться уважать и соблюдать права и свободы человека и гражданина.

2.1 Причины обращения российских граждан в Европейский Суд по правам человека

Актуальность проблемы связана с тем, что, с одной стороны, постоянно растет количество обращений российских граждан в ЕС. Как сообщил на международной научной конференции «Десять лет участия РФ в Европейской конвенции по правам человека» судья ЕСПЧ от РФ Анатолий Ковлер, за десять лет участия России в Европейской конвенции по правам человека в ЕС поступило более 46 тыс. жалоб против России, что составляет 20% от всех жалоб за этот период. С другой стороны, в российском обществе и истеблишменте существует противоречивое отношение к ЕС – от безусловной апологетики до обвинений в ангажированности. Есть серьезные основания полагать, что именно с последним обстоятельством связан отказ Государственной думы предыдущего созыва ратифицировать 14-й протокол к Европейской конвенции по правам человека, создающего дополнительные возможности для более эффективной деятельности суда. Таким образом, выяснение мнения самих «жалобщиков» по наиболее значимым для них вопросам является актуальным и значимым.

Практическая полезность изучения этой проблемы связана также с необходимостью выяснения «узких мест» российского правосудия, которые вынуждают россиян обращаться в ЕС, так как они не находят правды на родине, сталкиваясь с дефектами отечественной судебной системы и правоприменительной практики. В значительной степени эти дефекты связываются с «неукоренностью» российской демократии, слабостью традиций правового государства и, напротив, серьезным влиянием административного усмотрения бюрократии на судьбы людей.

Многие эксперты в качестве серьезной проблемы российского правосудия отмечают дефицит независимости судебной системы. Эксперты-правозащитники полагают, что наиболее острая проблема – это зависимость суда. У нас нетнезависимых судов практически. Это - самое страшное. Кстати, об этом говорил Медведев. Это не то, что висит в воздухе, а это есть. Отсюда – много жалоб в ЕС. Это взаимосвязанные вещи.

По мнению экспертов-юристов, проблема независимости судебной системы является «корнем всего».

Эксперты обращают особое внимание на необходимость обеспечения реальной независимости суда, что невозможно без повышения уважения к личности судьи и принимаемым им решениям. В частности, сравнивается положение судьи в современной России и в странах с развитыми демократическими традициями. Эксперты-юристы полагает, что для достижения подлинной независимости судья должен нести ответственность только за допущенные им нарушения при рассмотрении дел, но не сами решения, даже если они носят спорный характер. Судья не должен находиться под постоянным «дамокловым мечом» ответственности за решения, принятые им добросовестно. Необходимо уважение к праву судьи на внутреннее убеждение при вынесении решений.

Вопрос об ответственности судьи поднимает и другие эксперты-юристы, считающий необходимым укрепление принципа несменяемости судей с тем. Чтобы лучше защитить их от административного произвола, используя, в частности, и международный опыт.

По мнению этих же экспертов, на сегодняшний день статус судьи не гарантирует ему такого положения, когда он мог, не обращая внимания ни на что, четко выполнять свою конституционную функцию – обеспечить права и свободы.

Эксперты-правозащитники поднимают вопрос о зависимости суда от исполнительной власти, в том числе от региональной. Правда, она несколько уменьшилась по сравнению с 1990-ми годами, когда «регионалы» напрямую доплачивали судьям из своих бюджетов, то сейчас уже не решаются делать доплаты к зарплатам, но, скажем, ремонт судебного помещения, снабжение суда оргтехникой и т.д. также зависят от местных властей.

Еще одна составляющая судейской зависимости – влияние на позицию судей председателей судов. По мнению экспертов-правозащитников, зависимость судей от председателя может быть самой разной:

Во-первых, распределение дел. Это очень важно, когда дают какие-то муторные дела одному судье, а потом говорят, что он очень долго ведет свои дела, тянет бюрократическую волынку и т.д. Другому судье отдают легкие дела…

В то же время ряд экспертов не склонны считать, что российская судебная система носит тотальный зависимый характер, хотя отдельные ангажированные решения сильно влияют на общественное мнение и, становясь известными населению, дискредитируют судебную систему в целом. Эксперты-адвокаты полагают, что

Большинство дел у нас – незначимых и гражданских – они разрешаются по закону, вполне справедливо. Есть определенная категория дел, по которым, собственно говоря, и составляется общественное мнение о нашем правосудии…

По мнению многих экспертов, все достоинства российского законодательства нивелируются крайне негативной правоприменительной практикой. Так, эксперты-юристы полагают, что одно дело – иметь прекрасный закон. Другое дело – применять его. Самый прекрасный закон можно испортить самым отвратительным правоприменением. Обращается внимание на то, что если Конституция России соответствует принципам Европейской конвенции, то проблемы возникают в связи с тем, что наше некоторое внутреннее законодательство, процессуальное законодательство, наша деятельность судов по рассмотрению конкретных дел очень часто нарушают некоторые права, предусмотренные Конвенцией.

Эксперты поднимают вопрос комплектования судейского корпуса, которая существенно отличается от практики, принятой в странах с развитыми демократическими традициями, где судьями становятся опытные юристы, нередко обладающие опытом работы в качестве адвокатов. Такие судьи представляются более компетентными и, кроме того, обладают определенными мировоззренческими установками, включающими в себя уважение к правам человека. В России же происходит «воспроизводство» судей советского типа, обладающих «обвинительным уклоном». Эксперт-адвокат обращает внимание на американский опыт формирования судейского корпуса:

США, например. Из кого его формируют? Адвокаты. Юристы, которые поработали с людьми в частных фирмах, и знают, в чем дело, у которых в общем правовые либеральные установки. Кто у нас? Судебная система сама себя воспроизводит в значительной степени. Бывшие секретари судебных заседаний, которые учатся у своих старших коллег. Там передается опыт. Кроме того, из правоохранительных органов – прокуроры, налоговики, оперативники и прочее. В федеральных судах практически бывших адвокатов нет.

По мнению экспертов-адвокатов, необходимо вернуться к выборности судей, существовавшей в советское время – хотя, разумеется, и на принципиально иных основаниях: Судей начать выбирать. Выборность судей, причем, независимых судей. Это – та рекомендация, которую можно дать всей политической системе в целом. Впрочем, эксперты высказывают и точку зрения, согласно которой судейский корпус достаточно квалифицирован и в серьезных изменениях не нуждается. По мнению другого эксперта-адвоката, кадры судейские очень хорошие. Есть «белые вороны», но они очень быстро исчезают.

Вопрос о коррумпированности суда. С точки зрения экспертов, носит противоречивый характер. С одной стороны, признается факт коррупции, но, с другой стороны, рядом экспертов не поддерживается точка зрения о ее системном характере для российского правосудия.

Вопрос о целесообразности сохранения надзорного производства решается экспертами достаточно осторожно.

Истцы, подававшие жалобы в ЕСПЧ отмечают большое количество проблем российской правовой системы, причем многие из них близки к позициям экспертов по данным вопросам. Такая солидарность профессионалов и непрофессионалов свидетельствует об объективной значимости данных проблем как для судебной системы, так и для общества в целом.[19]

В связи с этим обращает на себя внимание позиция Президента России Д. Медведева, который, отметив на встречи с уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным, что «одна из причин большого количества обращений наших граждан в ЕСПЧ связана с тем, что у нас очень либеральная система обращений с соответствующими жалобами», заявил, что «в этом, может быть, есть резон, учитывая, что наша система защиты прав только становится на прочную основу, и судебная система развивается. Если бы мы имели абсолютно полноценную и проверенную веками судебную систему, то, может быть, в такой скорости не было бы смысла, а сейчас – как есть, так и есть». Таким образом, сокращение числа обращений россиян в ЕС невозможно без серьезных изменений в российском законодательстве и правоприменительной практике.

Увеличение количества обращений российских граждан в ЕСПЧ связано с тем, что люди все меньше верят в эффективность и справедливость отечественной судебной системы; оно свидетельствует о недостаточном авторитете российского суда. Страсбургский суд для многих истцов становится последним шансом на защиту своих законных прав и интересов. Большинство истцов являются «обычными гражданами» с невысоким уровнем дохода, проживающими в российских регионах. До Страсбурга они «доходят» как в результате сильных собственных переживаний от невозможности добиться «правды» иными средствами, так и при поддержке профессиональных юристов и структур гражданского общества.

Абсолютное большинство исков, поданных в ЕС и дошедших до стадии вынесения решения носят «аполитичных» характер и связаны с предполагаемым нарушение статьи шестой Европейской конвенции по правам человека – «Право на справедливое судебное разбирательство». Истцами по этим делам являются в основном представители малообеспеченных слоев населения, которые не могут либо отстоять свои интересы в рамках «многоступенчатой» судебной системы, либо добиться исполнения уже принятых судебных решений. Многие из них даже отказываются от «запоздалых» мировых соглашений, считая более важной задачу достижения справедливости. Дело в том, что для этих людей свои социальные права имеют не только финансовый, но и важный символический характер - как свидетельство признания государством их заслуг либо его сочувствие к их тяжелому положению.

В данных случаях не на высоте оказалось государство. Оно не согласилось выплатить своим малообеспеченным гражданам причитающиеся им сравнительно незначительные суммы, обрекая их на длительное судебное разбирательство, унизительное общения с чиновниками и, в конце концов, обращение в Страсбург. Только в ситуации неминуемого поражения в ЕС государство сочло возможным пойти на встречу законным интересам граждан. Кроме того, оно слабо учитывает психологические особенности россиян, не принимая во внимание символический характер ряда выплат (как это происходило и во время мнонетизации льгот, проведенной со значительными социально-психологическими издержками).

Страсбургский суд является своего рода «зеркалом», в котором видны пороки российской правовой системы. По мнению многих экспертов, все достоинства российского законодательства нивелируются крайне негативной правоприменительной практикой, исходя из того, что «самый прекрасный закон можно испортить самым отвратительным правоприменением».В тоже время ряд экспертов не склонны считать, что российская судебная система носит тотально зависимый характер, хотя отдельные ангажированные судебные решения сильно влияют на общественное мнение и, становясь известными населению, дискредитируют судебную систему в целом.

Информирование российской общественности (в том числе юридической) о деятельности ЕС признается многими экспертами явно недостаточным. Необходимо не только повышать степень информированности (в рамках правового просвещения), но и снимать неформальные бюрократические препятствия на этом пути.

Большинство экспертов считают целесообразной ратификацию российским парламентом 14-го протокол к Европейской Конвенции по правам человека. Они считают, что данный документ не противоречит интересам России. В то же время отказ от ратификации ставит Россию в невыгодное положение (так как все остальные страны – члены Совета Европы уже совершили этот шаг) и, кроме того, противоречит интересам российских истцов, желающих найти справедливость в Страсбурге.

Опыт ЕС может быть использован – и уже используется – в ходе модернизации российской правовой системы. В то же время существуют возможности для дальнейших изменений – например, в вопросе о реализации стандарта обновления оснований для заключения под стражу после того, как истек срок заключения под стражу, ранее назначенный судом.

Существуют различные пути минимизации проблем, связанных с шестой статьей Конвенции. Так, решение вопроса об исполнении судебных решений может быть связано с тем, что должник, не исполняющий судебное решение по неуважительной причине (для государства уважительных причин быть не может) должен нести дополнительную ответственность, то есть выплачивать штрафные санкции за просрочку исполнения судебного решения. Кроме того, можно заимствовать некоторые положения из арбитражно-процессуального кодекса, рассматривая решения судов общей юрисдикции в кассационной инстанции по существу (по аналогии с апелляционной), а не только по кассационным поводам.

Многие эксперты в качестве серьезной проблемы российского правосудия отмечают дефицит независимости судебной системы. Эксперты обращают особое внимание на необходимость обеспечения реальной независимости суда, что невозможно без повышения уважения к личности судьи и принимаемым им решениям. Высказывается мнение о необходимости укрепления принципа несменяемости судей с тем, чтобы лучше защитить их от административного произвола.

Эксперты поднимают вопрос комплектования судейского корпуса, которая существенно отличается от практики, принятой в странах с развитыми демократическими традициями, где судьями становятся опытные юристы. Такие судьи представляют более компетентными и, кроме того, обладают определенными мировоззренческими установками, включающими в себя уважения к правам человека. Вопрос о коррумпированности суда, с точки зрения экспертов, носит противоречивый характер. С одной стороны, признается факт наличия коррупции, но, с другой стороны, многими экспертами не поддерживается точка зрения о ее системной характере для российского правосудия. В качестве «проблемных» с точки зрения коррумпированности называются арбитражные суды, в которых рассматриваются «взяткоемкие» дела. В то же время суды общей юрисдикции признаются экспертами менее коррумпированными.

Истцы же отмечали в качестве значимых многие проблемы российского правосудия, названные также и экспертами. В то же время они эмоционально отмечают неравноправие различных участников судебных процессов в зависимости от их материального положения или системы связей. «Простой человек» (с которым идентифицируют себя истцы) противопоставляется в этом случае богатым и влиятельным представителям элиты, а также государству.

Известна теоретическая возможность защиты прав граждан России в Европейском Суде по правам человека. При систематических и грубых нарушениях прав граждан в судебной системе России эту защиту, если бы она была реальной, доступной для граждан, невозможно переоценить.

В действительности доступ гражданам России В ЕС в Страсбурге надежно перекрыт – за несколько лет участия России в Совете Европы до Европейского Суда допущены единицы жалоб, отобранные неизвестными лицами по неизвестным признакам.[20]

Вывод

Европейский Суд по правам человека является уникальным институтом, чья компетенция и географический охват беспрецедентны в истории международного права. Почти 800 млн. человек в 47 странах имеют сегодня возможность напрямую обратиться к этому судебному органу с жалобами на нарушения важнейших прав. Суд вырабатывает стандарты защиты прав человека, которые воздействуют на правовые системы практически всех государств Европы, и оказывает решающее влияние на национальное законодательство и практику в самых различных областях - таких, как уголовный процесс, гражданское и административное право, семейное право, положение иностранцев, права прессы и др.

Работа Суда построена на принципе субсидиарности, в соответствии с которым главная роль защиты прав человека, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, лежит на национальных властях государств-участников, и прежде всего на их судебных органах. Национальные суды могут и должны применять положения Конвенции в своей практике и предоставлять эффективную защиту от их нарушений.

Тем не менее, когда такая национальная защита по тем или иным причинам оказывается неэффективной, частные лица могут подать жалобы в Страсбургский Суд. "Право индивидуальных обращений всегда находилось в центре системы, выстроенной Конвенцией. Именно благодаря ему механизм Конвенции превратился в ту эффективнейшую систему региональной защиты прав человека, которой она является на сегодняшний день. Количество межгосударственных дел всегда было достаточно небольшим, к тому же они оказались слишком неприспособленными к хрупкой системе взаимодействия между национальными интересами, частными жалобами и международной дипломатией. Общие стандарты Конвенции были утверждены и развиты в полновесный свод правил и прецедентов именно за счет бесчисленных частных лиц, которые жаловались на государства в Суд в Страсбурге", - Вельдхабер .

Впрочем, положительный эффект не исчерпывается возможностью для граждан защищать свои права на общеевропейском уровне. Государства-участники с помощью такого внешнего контроля могут выявлять и укреплять слабые места в своих правовых системах. Во многих случаях решения Суда приводили к значительным изменениям в законодательстве и практике европейских государств.

Вместе с тем необходимо помнить, что Европейский Суд по правам человека вовсе не панацея от всех бед. Из тысячи запросов и жалоб, которые ежегодно поступают в этот орган от граждан различных стран, лишь некоторые (10-15%) принимаются к рассмотрению и только единицы находят свое удовлетворение. Достаточно сказать, что с 1954 по 1995 год за защитой в Европейский Суд обратились 30 тысяч граждан, а рассмотрено было не более 600 дел. К тому же в среднем рассмотрение жалоб длится от полутора до трех лет, а иногда достигает пяти-шести лет. Поэтому Суд в Страсбурге следует рассматривать в качестве чрезвычайной инстанции, когда действительно исчерпаны все обычные средства защиты прав и в силу различных причин невозможно добиться справедливого решения на национальном уровне. Подлинная роль указанного института скорее служить «дисциплинирующим» средством для национальных правительств и символизировать конечное торжество правосудия. Реально же вся работа по защите прав и свобод личности остается по-прежнему за национальными судами.

Россия признала действие Конвенции с 5 мая 1998 г. С этого момента ее граждане могут обращаться в Европейский Суд с жалобами на нарушение прав, гарантированных Конвенцией. Это право россияне используют достаточно активно.

Уже сейчас можно говорить о том, что Суд в Страсбурге становится все более понятным и доступным институтом для тех граждан России, которые хотят добиваться защиты своих прав на международном уровне. Однако, к сожалению, как видно из приведенных цифр, большинство жалоб оказываются неприемлемыми и не доходят до рассмотрения по существу.

Список использованной литературы

Международные соглашения и нормативно-правовые акты:

1. Конституция РФ

2. Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»

3. Европейская Конвенция о защите основных прав и свобод человека и гражданина

Книги, монография:

1. Байтин М.И. Ограничение прав человека как необходимый элемент юридической свободы и демократического правопонимания : Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Часть 1. - Н. Новгород,1998

2. Бессарабов В.Г. Европейский Суд по правам человека. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003.

3. С.А. Горшкова // Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство. - М. «НИМП» 2001.

4. Европейский Суд по правам человека: порядок обращения. - М.: Памятники исторической мысли, 1999.

5. Лаптев Л.А. Проблемы рассмотрения дел против России в Европейском Суде по правам человека и некоторые вопросы юридической техники .Законотворческая техника, Т. 1. - М. 2000.

6. Методическое пособие. Общая информация Европейская Конвенция: теория и практика. – М.,2006

7. Чернышова О. Жалобы против России в Европейский Суд по правам человека//Российская юстиция. 2002. №4.

8. Центр Политических Технологий. Защита прав российских граждан в ЕС: состояние проблемы. – М., 2008

9. Энтин Л.М. Европейское право. - М. 2000 г., с. 60

10. Эрделевский А.М. Обращение в Европейский Суд. – М.: Юристъ, 1999.

Периодические издания:

1. Журнал «Золотой Лев» № 159-160

Приложение 1.

Статья Европейской Конвенции Количество дел
2.Право на жизнь 24
3.Запрещение пыток 44

5.Право на свободу и личную

неприкосновенность

27
6.Право на справедливое судебное разбирательство 281
8.Право на уважение частной и семейной жизни 11
9.Свобода мысли, совести и религии 1
10.Свобода выражения мнения 7
11.Свобода собраний и объединений 4
13.Право на эффективное средство правовой защиты 20

[1] П.А. Лаптев // Проблемы рассмотрения дел против России в Европейском Суде по правам человека и некоторые вопросы юридической техники // Законотворческая техника, Т. 1, М. 2000.

[2] М.И. Байтин // Ограничение прав человека как необходимый элемент юридической свободы и демократического правопонимания // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Часть 1// Н. Новгород 1998.

[3] Л.М. Энтин // Европейское право// М. 2000 г., с. 60

[4] С.А. Горшкова // Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство // М. «НИМП» 2001. С. 54

[5] Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней».

[6] Методическое пособие, Общая информация Европейская конвенция: теория и практика-М.,2006, с.13

[7] П.А. Лаптев Эксперт «Российской юстиции»: Пока повремените обращаться в Европейский Суд по правам человека//Российская юстиция. 1998. №4. С.4

[8] О. Чернышова Жалобы против России в Европейский Суд по правам человека//Российская юстиция. 2002. №4.

[9] Европейский Суд по правам человека: порядок обращения. М.: Памятники исторической мысли, 1999. С.17.

[10] А. Эрделевский Компенсация морального вреда в Европейском Суде по правам человека//Законность. 2000. №3. С.38.

[11] Организация и работа Европейского Суда по правам человека//Российская юстиция. 1997. №2. С.10.

[12] С. Васильев Тернистый путь в ЕС//Домашний адвокат. 2000. №21. С.4.

[13] А.М. Эрделевский Обращение в Европейский Суд. 1999. С.44.

[14] А.В. Деменева Европейский суд по правам человека: правила обращения, критерии приемлемости жалобы. 2007, с.21.

[15] В.Г. Бессарабов Европейский Суд по правам человека. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. С. 81.

[16] В.Г. Бессарабов Европейский Суд по правам человека. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. С.83

[17] См. приложение 1

[18] Бессарабов В.Г. Европейский Суд по правам человека. М., 2003. С.83.

[19] Журнал «Золотой Лев» № 159-160

[20] О.Чернышова Жалобы против России в Европейский Суд по правам человека//Российская юстиция. 2002. №4.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий