регистрация / вход

Анализ статуса Британских Виргинских островов

Российский Университет Дружбы Народов Юридический факультет Кафедра: Конституционное право Курсовая работа На тему: Статус Британских Виргинских островов

Российский Университет Дружбы Народов

Юридический факультет

Кафедра: Конституционное право

Курсовая работа

На тему: Статус Британских Виргинских островов

Научный руководитель: Хашим Татьяна Анатольевна

студента 3 курса группы ЮЮ-309

Саламатина Константина

Москва, 2010 г.

План работы:

1. Введение

2. Глава I . Исторический аспект, связанный с колонизацией Британских Виргинских островов

3. Глава II . Борьба британских колонистов за независимость от метрополии

4. Глава III . Государственный строй Британских Виргинских островов в период их колониальной зависимости по сегодняшний день

5. Заключение

Введение

В настоящей курсовой работе автор посвятил себя анализу статуса Британских Виргинских островов. Целью настоящей работы является ответ на следующий вопрос: являются ли на сегодняшний день Британские Виргинские острова независимым государством или они так и остались колонией Великобритании. В науке конституционного права зарубежных стран этот вопрос не освещался, однако, по мнению автора, актуальность настоящей темы неоспорима в связи с геополитическим процессом глобализации в мире.

Кроме того, актуальность выбранный темы автор объясняет все большей заинтересованностью государств в новых территориях, что подтверждается историческим опытом и объясняется многими причинами, как-то: политические, экономические и др., несмотря на то, что с некоторых пор государства изменились методы их завоевания.

В отечественной и зарубежной литературе вопрос статуса Британских Виргинских островов еще не поднимался и не изучался. Многие авторы, в том числе Б. Джереми, Дж.М. Тревельян, Е.А, Заплава, Ж.В. Петрунина, А.Д. Табацкий, Э.А. Бабаев, А.И. Панкратов, В.Г. Дацышев, А.В. Буденова, М.А. Максимова, изучали Британские доминионы, однако почему-то Британские Виргинские острова не подвергались исследованию в должном объеме.

В настоящей курсовой работе автор, насколько позволяют рамки такой работы, осветил исторический аспект, связанный с колонизацией Британских Виргинских островов, борьбу колонистов за независимость от метрополии, государственное устройство Британских Виргинских островов на протяжении их существования как колонии по сегодняшний день, а также их положение на международной арене.

Глава I . Исторический аспект, связанный с колонизацией Британских Виргинских островов

Перед историческим аспектом автор курсовой работы считает необходимым кратко осветить географическое положение Британских Виргинских островов, поскольку географическое положение всегда играло и до сих пор играет немаловажную политическую и экономическую роль.

Итак, Британские Виргинские острова расположены в восточной части Карибского бассейна. Они представляют собой группу около 60 малых островов и коралловых рифов в северной части Малых Антильских островов, населены из которых лишь 16 островов. Крупнейшими островами являются о. Тортола, о. Анегада, о. Виргин-Горда и о. Йост-ван-Дейк. Столицей Британских Виргинских островов является город Род-Таун, находящийся на середине южного побережья о. Тортола.

По мнению автора, исторический аспект в анализе статуса Британских Виргинских островов играет незаменимую роль, так как для полного и всестороннего изучения вопроса необходимо изучить предпосылки, содержащиеся в исторической ленте событий.

Ключевым историческим моментом, необходимым для рассмотрения, является период великой западноевропейской колонизации.

Колонизация, как историческое явление, характерна для целого ряда государств Западной Европы, каждое из которых имело свои причины для начала колониальной экспансии. Однако, в истории было по крайней мере одно общее для этих стран событие, послужившее отправной точкой западноевропейской колонизации – это открытие Нового Света Христофором Колумбом и начало Великих географических открытий.

В период своего первого путешествия ( с 3 августа 1492 г. – по 15 марта 1493 г. ) в 1493 г. Британские Виргинские острова были открыты Христофором Колумбом. Испания объявила острова своим владением, но осваивать их не стала.

Спустя некоторое время, Британскими Виргинскими островами заинтересовались англичане, голландцы, французы, датчане и пираты. Однако, несмотря на проявленный интерес, Англия к этому времени оказалась изнуренной Столетней войной и династическими распрями 1455-1485 гг., известными как война Роз. Кроме того, было бы наивным полагать, что в условиях сепаратизма знати, опиравшейся на вооруженные феодальные дружины, дефицита средств в королевской казне и непрочного положения первого представителя династии Тюдоров (Генрих VII ) Англия сразу встала бы на путь колониальной экспансии.

К тому же, не следует забывать, что Генрих VII , как католический король, должен был проводить свою внешнюю политику с оглядкой на Ватикан, который покровительствовал Испании и Португалии. Так, еще в 1439 г., папа Александр VI издал подряд несколько булл, которыми устанавливал каждый раз новую линию раздела предполагаемых владений Испании и Португалии с севера на юг по Атлантическому океану. В конце концов, линия разграничения в области Атлантического океана была установлена Тордесильясским трактатом от 07 июля 1494 г. Эта линия проходила в 370 лигах к западу от островов Зеленого мыса. Все вновь открытые земли к востоку от этого «Папского меридиана», были объявлены владениями Португалии, а к западу – владениями Испании. [1]

Таким образом, в деле колонизации XV - XVI вв. Англия, изнуренная длительными войнами XIV - XV вв., уступала не только Испании и Португалии, но и Франции, так как столетняя война не только разрушила английскую мечту о европейской гегемонии, но и способствовала консолидации французского общества, предопределив создание из ранее сепаратистских провинций мощного французского государства.

Однако, Генрих VII , понимая, что значение морского флота в период великой колонизации переоценить невозможно, с наведением порядка внутри страны после войн Алой и Белой розы, большее значение стал придавать флоту, нежели армии. Генрих VII учредил социальные субсидии для строительства кораблей, тем самым создав ядро морского флота. Собственно королевский флот был невелик, он состоял из 40-50 кораблей, но прерогативой монарха было в минуту опасности потребовать, чтобы к нему присоединились корабли купцов и других частных владельцев, что в несколько раз усиливало мощь английского флота. Средства на его содержание – «корабельные деньги» – собирали с населения всех прибрежных графств и портовых городов.

Английский историк Дж.М. Тревельян (16 февраля 1876 г. – 21 июля 1962 г.) указывает, что в начальный период правления Тюдоров военно-морской флот уже становился грозной силой. Однако, нельзя было более полагаться только на торговые суда, призывавшиеся для охраны узких морских проходов во время колонизации. Поэтому Генрих VIII , придя к власти, продолжил создание военно-морского флота, за что его и прозвали отцом основателем английского флота, хотя Генрих VII мог бы оспорить этот титул. [2] Флот был подчинен самостоятельному административному управлению и организован как регулярная военная сила, оплачиваемая королем. На создание военно-морского флота Генрих VIII не жалел финансов, он не только строил королевские корабли, но и соорудил военно-морские базы в Вулидже и Детфорде, где устье Темзы затрудняло неожиданное вторжение. Также он усовершенствовал морскую базу Портсмут и укрепил множество гаваней.

Именно создание военно-морского флота было переломным моментом для Англии в период колонизации, потому что военная тактика после двухтысячелетнего существования вступала в новую эру. Установка пушек на борту корабля изменила характер морской войны. Вместо абордажа важнейшим элементом атаки стало маневрирование плавучих батарей, которое впервые показало свое преимущество в сражении с Армадой. Именно поэтому Англия смогла достигнуть морского могущества и сделаться империей. Военно-морская политика Генриха VIII явилась первым и основным шагом на пути к этому.

Однако, в 1648 г. Голландия, опередив Англию, захватила остров Тортола и имела притязания на остальные острова, находящиеся поблизости. В период с 1648 г. по 1666 г. Голландия удерживала остров Тортола под своим контролем.

После попытки заселения острова Тортола голландцами, в 1672 г. он был захвачен Англией. Затем, в 1680 г. англичане заняли острова Анегада и Верджин-Горда, а впоследствии и все близлежащие острова. Центром Британских Виргинских островов являлся и является по сей день остров Род-Таун.

Таким образом, в период с 1666 – 1871 гг. Британские Виргинские острова являлись Британской колонией.

Интенсивная предпринимательская деятельность в Англии в 1860-х годах финансировалась главным образом акционерными компаниями, пустившими в оборот сотни миллионов фунтов стерлингов. В это десятилетие деловая жизнь Англии особенно быстро стала переходить из рук частных лиц в руки акционерных обществ. Серией законодательных актов 1856-1862 гг. создание акционерных обществ было упрощено. Теперь разрешалась их организация на началах ограниченной ответственности акционеров, т.е. по закону, в случаях краха учредители общества и сами акционеры отвечали за негативные последствия своих решений и действий только своим уставным капиталом, а не всем имуществом, как было раньше. Это ускорило процесс концентрации капиталов, поскольку открывались широкие возможности для привлечения мелких и средних сбережений. В итоге с 1863 г. по 1865 г. было учреждено 2281 акционерных обществ с номинальным капиталом в 528 млн.ф.ст. В разы увеличивались вклады акционерных банков. Если в 1850 г. они равнялись 17 млн.ф.ст., то в 1860 г. – 43 млн.ф.ст., а в 1865 г. – 86 млн.ф.ст. [3]

Диапазон приложения акционерного капитала был очень широким. В 20-40-е гг. на акционерной основе создавались банки, строились железные дороги, каналы и шахты. В 60-е года объединенный частный капитал устремился также в освоение заграничных земель, строительство паровых судов, складских помещений, отелей, офисов, частных жилых домов.

Финансирование строительства осуществляли так называемые финансовые компании, получившие в 60-е гг. особенно широкое распространение. До их появления нельзя было предпринимать никаких общественных работ, пока не будут проданы и не получены кредиты в банках. С появлением финансовых компаний положение изменилось. Едва пускался в ход проект, требующий для своего осуществления миллионных расходов, как финансовые компании соглашались обналичивать векселя таких акционерных обществ. Немедленно выпускали обязательные и привилегированные облигации, как будто компания уже в действительности находилась в действии и проводила работы. Такая смелость при кредитовании объяснялась все тем же предоставленным законом правом ограниченной ответственности учредителей финансовых компаний за последствия своих действий. Поэтому они предпринимали самые рискованные операции, носившие откровенно мошеннический характер.

Такая система инвестирования капитала, с одной стороны, ускорила развитие экономики Англии, а с другой, привела к финансовому кризису в 1866 г. Потребление в стране ссудного капитала под воздействием промышленного и строительного ажиотажа не восполнялось накоплением действительного капитала. Это вызвало денежный голод в стране и крах большого числа частных акционерных банков, финансовых компаний и одновременно привело к резкому сокращению производства и торговли. По оценке журнала «Экономист», около 70% компаний, начавших более или менее удачно свою деятельность 3-4 года назад, практически умерли в 1866 г. [4]

Однако спад в экономике был кратковременным. Из кризисов перепроизводства крупные капиталисты научились выходить очень эффективно. Они модернизировали свои предприятия, оснащали их новейшими технологиями, которые повышали качество выпускаемой продукции, а главное, снижали ее себестоимость. Это позволяло им продавать произведенные товары по меньшим ценам, чем до кризиса, и таким образом значительно расширять рынок сбыта. Объем производства и торговли Англии, который был до кризиса, был превзойден уже в 1868 г. Поэтому итоги экономического развития Англии за 60-е гг. поражали современников.

В условиях такого интенсивного экономического подъема страны меняется колониальная стратегия Англии. За 60-е гг. Англия не захватила ни одной новой территории. Более того, она в 1864 г. передала Греции захваченные ранее у нее Ионические острова. Колониальные расходы были сокращены до 25 млн.ф.ст. в год, что равно ¼ части колониальных издержек Франции, владения которых были в 10 раз меньше английских. Количество войск, находившихся за границей, было сокращено на 42%, а колониальных чиновников, оплачивавшихся метрополией – на 23%.

Начался процесс либерализации административно-правового устройства колоний. В последующие 30 лет они, кроме Индии, были разделы на три категории:

1) Коронные колонии, управлявшиеся непосредственно метрополией;

2) Колонии, располагающие выборными законодательными собраниями, которые вотировали бюджет. Исполнительная власть остается в руках назначаемых короной губернаторов и советов, состоящих из назначаемых губернатором чиновников;

3) Колонии, обладающие парламентом и ответственными правительствами. Англия только назначала губернатора и сохраняла за собой право верховного контроля над колониальной администрацией.

К третьей категории относились, в том числе, Британские Виргинские острова, что подробно будет описано во второй главе.

Глава II . Борьба британских колонистов за независимость от метрополии

Перед тем как приступить к описанию государственного устройства Британских Виргинских островов во время колонизации и после таковой, автор считает необходимым проследить борьбу британских колонистов за независимость от метрополии.

Британская колонизация отличалась от прочих (испанской, португальской, французской) тем, что это была колонизация «снизу», т.е. желающие попытать счастья получали от короля и правительства только бумагу с разрешением (хартию), а все остальное они должны были делать самостоятельно, включая и оплату всего своего предприятия.

Закономерным итогом подобного развития событий стало появление в Северной Америке различных типов колоний, основанных торговыми компаниями (Вирджиния), религиозными сектами (Пенсильвания, Новая Англия) и английской аристократией (Мэриленд, Северная и Южная Каролины и Джорджия). Некоторые колонии были завоеваны (Нью-Йорк, Британские Виргинские острова). Колонии Род-Айленд и Коннектикут возникли без хартий и лишь во второй половине XVII в. добровольно вошли в состав британских владений, получив статус корпоративных.

Естественно, что у колонистов не было никакого представления о единой Британской империи и о необходимости подчинения Лондону, поскольку разветвленного и эффективно действующего колониального аппарата просто не существовало.

Первые попытки со стороны государства хоть как-то влиять на экономические и социально-политические процессы , происходившие в колониях, начались, когда к власти в Англии пришел Оливер Кромвель в середине XVII века. В 1651 г. был выпущен первый документ, регулирующий отношения с колониями – «Навигационный Акт», дополненный и ужесточенный в 1660 г. уже Карлом II . Согласно закону 1660 г. торговля между метрополией и колониями осуществлялась только на тех кораблях или судах, которые принадлежат лишь гражданам Англии или Ирландии. [5] Эти Акты ущемляли положение колониальных торговцев и промышленников, поэтому жители заокеанских владений Англии их не соблюдали. Американские торговцы наладили широкие связи не только друг с другом, но и с французскими и испанскими колониями в Новом Свете.

Только в эпоху Реставрации Стюартов начинается по существу история создания государством аппарата колониального управления. В 1675 г. появился Совет по делам торговли и плантаций. «Лорды торговли», как называли его чиновников, подчинялись Тайному Совету, которым руководил король. В Тайном Совете определялся политический курс государства, в том числе и отношения с колониями. Но в 1688 г. в Англии в очередной раз произошла смена государственного строя. Стюарты были свергнуты в ходе «славной революции» и пришедшие к власти виги приступили к длительной процедуре смены чиновников якобитов по всей вертикали власти в центре и на местах. Поэтому строительство колониального аппарата на долгое время было прекращено.

Только в 1696 г. Вильгельм III санкционировал создание Палаты Торговли и Плантаций. Англия к тому времени уже несколько лет находилась в состоянии войны с Францией. Экономическая ситуация в стране была неблагоприятной: торговля пришла в упадок, налоги выросли втрое, государственный долг составлял 16 млн.ф.ст. В колониях обстановка также была плачевной: война привела к росту пиратства, возникла опасность перехода к Франции английских колониальных городов Нью-Йорка и Бостона, а также потери земель в районе Гудзонова залива и Новой Земли. [6]

В этой ситуации многие торговцы потребовали создания эффективного государственного института, который помог бы развитию английской экономики. И корона сосредоточила в своих руках управление колониями. Фактически все, что касалось управления Америкой находилось в полной власти короля и Тайного Совета, и их решения были окончательными. Только они были окончательной инстанцией в вопросах уголовного и гражданского права, обороны и юридически закрепляли решения по торговле с колониями. Исполнительные комитеты Казначейства (в том числе и созданная Торговая Палата) и Адмиралтейства выполняли свои функции только на основании решения короля, которые передавались через государственных секретарей. Парламент же оставил за собой только финансовую сторону вопроса управления колониями.

Открывая первое заседание Торговой Палаты в мае 1696 г., Вильгельм III определил ее функции в том, чтобы развивать торговлю королевства, а также контролировать и улучшать плантации в Америке и других местах. Помимо контроля и регулирования торговли, члены Палаты были обязаны анализировать отчеты губернаторов и колониальных ассамблей, чтобы планировать государственную политику по отношению к английским заморским владениям. Еще одной важной обязанностью чиновников являлся анализ актов, изданных колониальными ассамблеями, и рекомендации королю относительно отношения к ним.

Но, пожалуй, самой главной особенностью нового органа стало право членов Палаты редактировать королевские приказы губернаторам и ассамблеям колоний, и рекомендовать королю «подходящих» кандидатов на должности губернаторов, их заместителей и членов колониальных советов.

Члены Торговой Палаты широко занимались политическим патронажем, возможность рекомендовать на государственные посты «своих» людей делала Торговую Палату важным политическим органом. Вильгельм III понимал это, и, вероятно, поэтому посты Президента Торговой Палаты и его заместителя заняли близкие друзья короля графы Бриджуотер и Танкервилл, опытные политики, хотя и никак не связанные с торговлей и колониями. Состав Торговой Палаты был незначительным – 16 человек, из которых постоянно работали всего 8 чиновников. [7]

Приведенный выше исторический материал позволяет считать вторую половину XVII в. первым этапом формирования аппарата колониального управления. В течение всего этого времени утверждалось, что имперская политика должна проводиться государством в лице короля и назначаемых им чиновников. Такая управленческая концепция была оправданной, поскольку страна постоянно находилась в состоянии внутренних политических и экономических кризисов, и непрекращающейся войны с Францией.

Но с начала XVIII в. в самой Англии и ее колониях стал формироваться единый фронт противников безграничного подчинения колоний короне. Противники чрезмерной централизации власти в руках государства считали, что государство покупается на свободу и частную собственность – на те самые «естественные работы», за которые англичане боролись в годы «Славной революции». И с этой точки зрения первая четверть XVIII в. может считаться вторым этапом формирования аппарата колониального управления.

В 1698 г. тори победили на парламентских выборах и получили возможность проваливать любые проекты, усиливавшие королевскую власть, в том числе и в колониях. Поэтому Вильгельм III , хотя и имел возможность влиять на Торговую Палату через своих друзей, не смог добиться утверждения курса Торговой Палаты. Поэтому срезу же после смерти Вильгельма III в марте 1702 г. верховная власть в созданном им аппарате колониального управления перешла в руки парламента.

Так государственные секретари начали активно использовать колониальные посты в целях патронажа, создавая свои собственные фракции в парламенте и правительстве.

Поскольку управление колониями перешло в руки государственных секретарей, Торговой Палате остались только совещательные функции.

Таким образом, на фоне политических интриг, которые вели друг против друга монарх и парламент, тори и виги, государственный секретарь и Торговая Палата, борьбы за право патронажа, за сохранение достижений «Славной революции» о колониях вспоминали лишь время от времени, предоставляя колонистам время самим решать свою судьбу. Крайности английской внутренней политики вели министров к тому, чтобы использовать колониальное губернаторство как средство для вознаграждения своих сторонников, которые либо не были компетентны, либо не проявляли интереса к административной деятельности. Со временем этот процесс привел к восстанию американских колоний и расколу Британской империи.

Глава III . Государственный строй Британских Виргинских островов в период их колониальной зависимости по сегодняшний день

К концу XVII века государственное устройство Британских Виргинских островов приобрело следующие характерные черты: во главе исполнительной власти находился губернатор, законодательная власть осуществлялась генеральной ассамблеей, имевшей бикамеральную, т.е. двухпалатную структуру, причем нижняя палата формировалась путем выборов депутатов от населения колоний, законодательная власть была представлена местными (окружными) судами, а верхняя палата генеральной ассамблеи — совет колонии — во многих случаях выполнял функции высшей апелляционной инстанции.

XVIII век стал временем довольно быстрого социально - политического и экономического развития колоний, в том числе Британских Виргинских островов, роста в них тенденций к независимости, что отразилось на дальнейшем развитии их внутреннего строя и способствовало формированию конституционных норм и традиций.

Начавшиеся в XVII веке открытые конфликты колоний и метрополии, связанные с попытками последней введения в заокеанских провинциях правовых норм, противоречивших интересам колонистов, находили свое выражение в противостоянии по линии губернатор – совет колонии – нижняя палата ассамблеи. С начала XVII века все колонии, основанные торговыми компаниями и религиозными обществами, перешли под непосредственное управление короны. Губернатор колонии назначался или утверждался королем, хотя и состоял, в основном из колониальной элиты, а нижняя палата ассамблеи избиралась жителями колонии. Вполне закономерно, что в условиях, когда местом разрешения противоречий колоний и метрополии становились действовавшие органы управления, участившиеся конфликты обозначенных сторон, вспыхивавшие то и дело во вопросам, связанным с содержанием колониальных войск, торговле с индейцами, финансированием военных операций Англии в Северной Америке и другим, способствовали сплочению колонистов вокруг своих представительных учреждений, отстаивавших их интересы, повышению значимости института представительства в общественном сознании колониального мира, а также способствовали дальнейшему разделение функций законодательной и исполнительной властей, функций верхней и нижней палат легислатуры, отражению этих процессов, а также ряда новых процедурных норм, в правовых актах, имевших конституционных характер.

Следует также отметить, что практически во всех колониях и Британские Виргинские острова не исключение существовали законы, в которых были зафиксированы основные гражданские права и свободы жителей этих колоний. Касаясь колониального периода американской государственности, французский историк Алексис Токвиль (29 июля 1805 г. – 16 апреля 1859 г.) подчеркивал следующее: «Общие принципы построения современных конституций, которые большинство европейцев XVII века понимали с трудом и которые лишь частично восторжествовали в тот период в Великобритании, были полностью признаны.. и закреплены законами: участие народа в общественных делах, свободное голосование по вопросу о налогах, ответственность представителей власти перед народом, личная свобода и суд присяжных – все это было воспринято единодушно и реально введено в жизнь ...».

В 1887 г. в Лондоне была проведена колониальная конференция, результатом которой явились основы новой колониальной политики: отныне наиболее развитым колониям стал дароваться статус доминионов – автономных квазигосударственных образований, при этом все они становились частью Британского Содружества наций – объединения, призванного сплотить Британскую империю.

На конференции премьер-министров Великобритании и британских владений 1926 г. была принята Декларация Бальфура , в которой Великобритания и доминионы признали, что эти территории имеют «равный статус и не являются зависимыми одно от другого в каком бы то ни было аспекте своей внутренней или внешней политики, несмотря на то, что их сближает общая верность Короне и свободное членство в Британском содружестве наций».

Правовой статус Содружества был закреплён Вестминстерским статутом от 11 декабря 1931 г. , и вплоть до 1947 г. оно представляло собой некое подобие союза государств, каждое из которых было объединено с Великобританией личной унией (то есть главой доминионов признавался британский монарх).

На сегодняшний день Британские Виргинские острова являются составной частью Британских Заморских территорий. Британские заморские территории (англ. British overseas territories) – четырнадцать территорий, находящихся под суверенитетом Великобритании, но не являющихся ее частью.

Название «Британские Заморские Территории» было введено в 2002 г. Законом о Британских Заморских территориях и заменило термин «Британские зависимые территории» (англ. British-Dependent Territories), содержавшийся в Законе о британском подданстве 1981 г. До этого территории назывались колониями или коронными колониями.

Главой государства в Заморских территориях является британский монарх в качестве главы Великобритании. В каждой территории монарх назначает своих представителей для осуществления исполнительной власти. В территориях с постоянным населением (таких как Британские Виргинские острова) по рекомендации правительства Великобритании монарх назначает губернатора.

В ряде функций губернатор также отвечает за связь с правительством Великобритании и выполняет представительские функции.

Британские Виргинские острова входят в юрисдикцию Восточно-Карибского Верховного суда. На Британских Виргинских островах имеются два суда первой инстанции: Магистратский суд и Верховный суд. Верховному суду Британских Виргинских островов подведомственны наиболее серьезные гражданские и уголовные дела, в котором председательствует один судья - резидент Британских Виргинских островов, которого назначает Главный Судья Восточно-Карибского Верховного суда. Апелляционная инстанция - это Восточно-Карибский Верховный суд (по отношению к Верховному суду Британских Виргинских островов). Его подсудность распространяется на множество территорий Восточно-Карибского региона. Обжаловать решения апелляционного суда можно в Судебном комитете Тайного совета Великобритании, последней и окончательной инстанции судебной системы Британских Виргинских островов. Таким образом, судебная система Британских Виргинских островов находится под руководством Восточного Карибского Верховного суда с высшей инстанцией в Тайном совете Лондона.

Такая система особенно важна в делах, касающихся серьёзных преступлений и там, где невозможно найти неангажированных присяжных, например, на малонаселенных островах. Примером вмешательства Великобритании в судебный процесс по конкретному делу является расследование фактов изнасилования на острове Питкерн в 2004 г.

Иностранными делами Заморских территорий занимается Министерство иностранных дел и по делам Содружества. Кроме того, некоторые территории имеют в соседних странах дипломатических представителей, занимающихся иммиграционными внешнеэкономическими вопросами. Ни одна из заморских территорий не является членом Содружества Наций.

Великобритания и Заморские территории не имеют дипломатических представительств, однако правительства Заморских территорий с коренным населением имеют свои представительства в Лондоне. Интересы территорий также представляет расположенная в Лондоне Ассоциация Заморских территорий Великобритании.

Ни одна из Заморских территорий не имеет собственного гражданства, и все граждане классифицируются как граждане британских заморских территорий.

Защиту Заморских территорий также осуществляет армия Великобритании. Многие Заморские территории являются военными базами Великобритании и её союзников.

Таким образом, подводя итог вышесказанному:

1) Британские Виргинские острова не обладают собственной территорией как любое независимое государство, так как являются составной частью Британских Заморских территорий, находящихся под суверенитетом Великобритании;

2) главой Британских Виргинских островов является губернатор, назначаемый главой Великобритании, а иностранными делами Заморских территорий занимается Министерство иностранных дел и по делам Содружества, что исключает один из основных признаков независимых государств – суверенитет, как внутренний, так и внешний;

3) Британские Виргинские острова не имеют собственного гражданства, все граждане классифицируются как граждане Британских Заморских территорий;

4) таким институтом как армия Британские Виргинские острова не обладают, так как защиту Заморских территорий осуществляет армия Великобритания;

5) судебная система Британских Виргинских островов находится под руководством Восточного Карибского Верховного суда с высшей инстанцией в Тайном совете Лондона.

Таким образом, не смотря на то, что Британские Виргинские острова официально признаны независимым государством, фактически на сегодняшний день они являются колонией Великобритании. Учитывая это, разумно заключить, что все интересы, которые представляло и представляет по сегодняшний день Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии на международной арене распространяется в равной степени и на Заморские территории, в том числе на Британские Виргинские острова.

Заключение

Таким образом, подводя итог вышенаписанному, автор провел историческое исследование, а также проанализировал современный этап развития Британских Виргинских островов, что представило возможным ответить на поставленный вопрос: являются ли на сегодняшний день Британские Виргинские острова независимым государством или они так и остались колонией Великобритании.

Несмотря на юридическую независимость Британских Виргинских островов от Великобритании, основанную на принятой в 1926 г. Декларации Бальфура , в которой Великобритания и доминионы признали, что эти территории имеют равный статус и не являются зависимыми одно от другого в каком бы то ни было аспекте своей внутренней или внешней политики, а также на принятой Британскими Виргинскими островами конституции в 1967 г., фактические обстоятельства свидетельствуют об обратном.

В связи с тем, что Британские Виргинские острова не обладают собственной территорией, главой Британских Виргинских островов является губернатор, назначаемый главой Великобритании, а иностранными делами Заморских территорий занимается Министерство иностранных дел и по делам Содружества, Британские Виргинские острова не имеют собственного гражданства, Британские Виргинские острова не имеют вооруженных сил, а судебная система Британских Виргинских островов находится под руководством Восточного Карибского Верховного суда с высшей инстанцией в Тайном совете Лондона фактически Британские Виргинские острова являются зависимыми перед Великобританией как во внутренней так и внешней политике.

Список литературы:

1) Конституционное право зарубежных стран / Под ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо и Л.М. Энтина, Москва, 2004 г.;

2) Конституционное право зарубежных стран / Чиркин В.Е., Москва, 1997 г.;

3) Конституционное право зарубежных стран / Алебастрова И.А., Москва, 1997 г.;

4) Конституционное право зарубежных стран / Андреева Г.Н., Москва, 1995 г.;

5) Конституционное право зарубежных стран / Веремьев В.Н., Москва, 2008 г.;

6) Конституционное право зарубежных стран: Хрестоматия / Ганин О.В., Захаров В.В., Тамбов, 2006 г.;

7) Формирование Британской колониальной империи: монография / Е.А. Заплава, Ж.В. Петрунина, А.Д. Табацкий, Москва, 2007 г.;

8) Британские доминионы: история и современность. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2006 г.;

9) Британские доминионы: история и современность. Вып. 2. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2009 г.;

10) История Британских островов / Джереми Блэк; пер. с англ. С.В. Иванова, Санкт-Петербург, 2008 г.


[1] Формирование Британской колониальной империи: монография / Е.А. Заплава, Ж.В. Петрунина, А.Д. Табацкий, Москва, 2007 г., стр. 12.

[2] Формирование Британской колониальной империи: монография / Е.А. Заплава, Ж.В. Петрунина, А.Д. Табацкий, Москва, 2007 г., стр. 32.

[3] Британские доминионы: история и современность. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2006 г., стр. 29-30.

[4] Британские доминионы: история и современность. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2006 г., стр. 31.

[5] Британские доминионы: история и современность. Вып. 2. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2009 г., стр. 126.

[6] Британские доминионы: история и современность. Вып. 2. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2009 г., стр. 127.

[7] Британские доминионы: история и современность. Вып. 2. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев, Красноярск, 2009 г., стр. 128.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему