регистрация / вход

Правовые аспекты международного коммерческого арбитража

Лекция 11. Правовые аспекты международного коммерческого арбитража Понятие и сущность международного коммерческого орбитража. Арбитраж как механизм разрешение международных хозяйственных споров. Отличие международного арбитража от общих судов. Арбитражная оговорка и третейская запись. Виды арбетражей во внешней торговли.

Лекция 11. Правовые аспекты международного коммерческого арбитража

Понятие и сущность международного коммерческого орбитража. Арбитраж как механизм разрешение международных хозяйственных споров. Отличие международного арбитража от общих судов. Арбитражная оговорка и третейская запись. Виды арбетражей во внешней торговли. Арбитражная комиссия при торгово - промышленной палате РК. Арбитражный регламент Европейской экономической комиссии ООН, для Азии и Дального Востока.

Арбитражный регламент комиссии ООН по праву международной торговли 1976 г.

§ 1. Понятие арбитражного разбирательства и виды

третейских судов

1. В условиях интернационализации хозяйственного оборота организации и фирмы различных государств в случаях возникновения споров стали часто обращаться к международным коммерческим арбитражным судам, а не к государственным судам страны ответчика. В подавляющем большинстве контрактов, заключаемых российскими юридическими лицами с фирмами других стран, предусматривается, что споры будут рассматриваться в порядке арбитража (в третейских судах). Под арбитражным разбирательством в международном частном праве понимается рассмотрение споров в третейских судах, избираемых или специально создаваемых сторонами внешнеэкономических контрактов для рассмотрения возникающих между ними споров. Из этого следует, что международный коммерческий арбитражный суд - это орган, предназначенный для разрешения споров с участием иностранных фирм и организаций. По своей юридической природе - это третейский суд, т.е. суд, избираемый или создаваемый самими сторонами и исключительно по их усмотрению. Применение в названии этих третейских судов термина "арбитраж" требует разъяснения.

Во-первых, "международный коммерческий арбитраж" используется как для обозначения в целом этого специфического механизма рассмотрения споров, так и для обозначения конкретного органа, созданного для рассмотрения таких споров (например, такой орган при Торгово-промышленной палате РК именуется "Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РК"). Он может означать состав арбитров или единоличного арбитра, рассматривающих конкретный спор.

Во-вторых, учитывая исторические традиции как в России, так и в ряде стран СНГ, международные коммерческие арбитражные суды как третейские суды следует отличать от обычных третейских судов как альтернативной формы судебного разбирательства, рассматривающих споры как в области предпринимательской деятельности, так и иные споры между соседями в области землепользования, семейные споры, а также споры в отношении незначительных денежных сумм. В случаях такого рода спорящие стороны готовы без государственного принуждения признать решение авторитетного лица, рассматривающего спор. Международные коммерческие арбитражные суды отличаются от обычных третейских судов не только тем, что они не могут рассматриваться в качестве альтернативной формы разрешения споров в досудебной стадии, а тем, что при обращении к таким судам исключается возможность обращения в принципе к государственному правосудию.

В-третьих, международные коммерческие арбитражные суды, к которым прибегают юридические лица различных государств для рассмотрения их споров, отличаются от третейских судов, рассматривающих споры, сторонами в которых являются государства и международные организации. К разряду таких судов относятся Постоянная палата третейского суда в Гааге, различные арбитражи, создаваемые для рассмотрения конкретных споров между государствами, специальные арбитражи, предусмотренные Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., Договором о Всемирной торговой организации (ВТО), в рамках Всемирной организации по интеллектуальной собственности (ВОИС) и др.

По своим целям и назначению международные коммерческие арбитражные суды, рассматривающие споры в странах СНГ, следует отличать от Экономического суда СНГ.

Обращение сторон не к государственному, а к третейскому суду в области международных экономических связей объясняется тем, что одна из сторон не верит в объективность судопроизводства в другой стране. Это может быть связано и с языковым барьером, и с трудностью ознакомления с чуждыми ей правовыми, в том числе и процессуальными, традициями и правилами.

Делая выбор в пользу третейского суда, стороны исходят из следующих соображений:

- срок рассмотрения дел в третейском суде, как правило, короче, чем в обычном суде;

- профессиональная компетентность арбитров, которые должны рассматривать спор, обычно выше, чем судей в государственных судах, поскольку последние не обладают специальными знаниями и опытом ведения операций в области международной торговли, валютного регулирования, торгового мореплавания и в других аналогичных сферах;

- решение арбитража, как правило, не подлежит обжалованию;

- предусматривается возможность согласования между сторонами языка, на котором будет вестись разбирательство дела в арбитраже;

- для фирм, ведущих споры, важно соблюдение конфиденциальности, а третейский суд обычно заседает негласно, его решения обычно не публикуются, а если и публикуются, то без указания наименований спорящих сторон и уж во всяком случае без приведения сведений о суммах исковых требований. Эти преимущества третейского разбирательства представляются бесспорными.

Хотя, как свидетельствует практика, эти ожидания сторон не всегда оправдываются, тем не менее в подавляющем большинстве случаев при заключении контрактов стороны предусматривают обращение все-таки не к государственному суду, а к арбитражу, в формировании состава которого они участвуют и которому больше доверяют.

Необходимо также учитывать, что судебное производство в каждой зарубежной стране ведется в соответствии с ее весьма сложным процессуальным законодательством, которое надо специально изучать, а производство дел в международном коммерческом арбитраже осуществляется на основе процедурных правил, заранее известных сторонам и не отличающихся большой сложностью.

Главное же преимущество арбитражного способа рассмотрения споров перед судебным для казахстанских организаций и их партнеров состоит в том, что решение иностранного суда, как правило, в отличие от решения иностранного арбитража, нельзя будет реализовать, исполнить в другой стране. Придется заново начинать все рассмотрение по существу дела в суде страны исполнения решения.

Если иностранная фирма предъявляет иск к казахстанской организации только в случае арбитражного разбирательства, имеется возможность при удовлетворении исковых требований осуществить признание и исполнение решений. В отношении судебных решений это возможно только в тех странах (а их число, что следует из данных весьма невелико), с которыми РК заключила соответствующие соглашения.

Возможность признания и исполнения иностранных арбитражных решений была создана благодаря участию широкого круга государств в Нью-Йоркской конвенции 1958 г.

2. В международной практике известны два вида третейских судов: так называемые изолированные и постоянно действующие (институционные). Изолированный третейский суд создается сторонами специально для рассмотрения конкретного спора. Стороны сами определяют порядок создания третейского суда и правила рассмотрения в нем дела. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование. Он получил также название третейского суда ad hoc (буквально - "для этого", т.е. для рассмотрения данного дела).

В отличие от третейских судов ad hoc постоянно действующие третейские суды создаются при различных организациях и ассоциациях, при торгово-промышленных и торговых палатах. Их часто называют арбитражными центрами.

Характерным для постоянно действующих арбитражей является то, что каждый из них имеет положение (или устав), свой регламент или правила производства дел, список арбитров, из которых стороны выбирают арбитров для конкретного разбирательства.

Существует более 100 постоянно действующих арбитражей. В Европе наибольшим авторитетом пользуются арбитражный суд при Международной торговой палате в Париже, Арбитражный институт Торговой палаты в Стокгольме, арбитражные суды в Лондоне и Цюрихе.

Необходимо обратить внимание на наличие тесной связи, осуществляемой между конкретными постоянно действующими арбитражными центрами и арбитражами ad hoc.

Одним из проявлений взаимодействия этих двух различных видов арбитража является получающая довольно широкое распространение практика содействия арбитражам ad hoc со стороны постоянно действующих арбитражных центров. Суть данной практики состоит в том, что при намерении сторон передать свои разногласия на рассмотрение арбитража ad hoc соответствующие арбитражные центры нередко оказывают помощь в назначении арбитров, принятии решений по вопросу об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям, организации слушания дела, включая предоставление для этой цели помещений, услуг переводчиков, современных технических средств связи и размножения материалов.

В отличие от государственной судебной системы создание третейских судов в области международной торговли не может быть связано с существующим в каждой стране административным делением и с наличием определенных ведомственных структур. Не нужно в каждой стране или в каждом регионе создавать свой постоянно действующий международный третейский суд. Учредить формально такой суд можно, но в литературе обращалось внимание на то, что необходимы определенные предпосылки и длительное время, для того чтобы такой третейский суд смог реально осуществлять свои функции. Известные арбитражные центры обладают определенными преимуществами для сторон. Организация процесса и выбор состава арбитражного суда в каждом случае зависят лишь от желания самих сторон, которые могут в рамках механизма какого-либо международного арбитража, например при Международной торговой палате в Париже, свободно назначить место и язык разбирательства, а также определить процедуру разбирательства. Хотя штаб-квартира суда находится во Франции, более 80% всех заседаний по рассмотрению конкретных споров проводится в других странах.

В дальнейшем прогнозируется расширение предметной компетенции третейских судов, прежде всего постоянно действующих, так называемых институционных.

Широкое привлечение в экономику различных государств иностранных инвестиций привело к созданию специальных международных третейских судов по инвестиционным спорам (Международный центр по разрешению инвестиционных споров при Международном банке реконструкции и развития) или включению в состав споров, подлежащих рассмотрению в третейском суде, споров предприятий с иностранными инвестициями, созданными в данной стране (например, в России).

Международная практика свидетельствует о том, что в последние годы возросло число рассматриваемых в порядке арбитражного разбирательства споров, одной из сторон в которых выступает иностранное государство. Так, 30% всех дел, рассматриваемых в соответствии с арбитражными правилами Международной торговой палаты в Париже, приходится на споры с участием государства.

Если государство заключило арбитражное соглашение с иностранным юридическим или физическим лицом в отношении возможных споров по какому-либо контракту (коммерческой сделке), то это означает, что оно не сможет ссылаться на иммунитет при рассмотрении спора не только в арбитраже, но и в суде другого государства, если этот суд в соответствии со своей компетенцией будет рассматривать спор о действительности арбитражного соглашения. Наличие арбитражной оговорки должно в отношении подчинения государства юрисдикции общих судов пониматься таким образом, что оно дает согласие на рассмотрение в таких судах лишь вопросов о действительности или толковании арбитражного соглашения, арбитражной процедуры; или отмены решения арбитража, если соответствующий суд обладает компетенцией на рассмотрение вопросов такого рода. Такой вывод следует из проекта статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, подготовленных Комиссией ООН по международному праву. Наличие арбитражного соглашения не означает само по себе, что государство отказалось в отношении иммунитета от предварительного обеспечения или принудительного исполнения решения арбитража, осуществляемого с помощью суда.

3. Как и в других областях международного частного права, существенное значение для регулирования соответствующих отношений, касающихся арбитража, имеют многосторонние конвенции. К ним относится Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (Нью-Йоркская конвенция). В ней участвуют 133 государства, в том числе Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан ратифицировал от 4 октября 1995 г . , Киргизия, Молдавия, Россия, Узбекистан, Украина, Монголия, Латвия, Литва, Эстония. В Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. участвуют более 30 государств (РК присоединилась от 4 октября 1995 г. N 2484) . Большое практическое значение имеет использование регламентов для арбитражных судов - наибольшее распространение получили регламенты, разработанные в рамках ООН: Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ, Арбитражный регламент Европейской экономической комиссии ООН 1966 г.; Правила международного торгового арбитража Экономической комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока 1966 г. Учитывая практическую разницу между согласительной процедурой и арбитражем, ЮНСИТРАЛ подготовила и приняла также Согласительный регламент. Он был рекомендован Генеральной Ассамблеей ООН в 1980 г. В 2002 г. ЮНСИТРАЛ завершила разработку типового закона о международной коммерческой согласительной процедуре, а также Правила осуществления согласительной процедуры. Все эти акты имеют факультативный характер и применяются только в том случае, если стороны сделали на них ссылку в контракте. При этом участники соглашения вправе договориться о внесении любых изменений в положения регламентов.

В 1966 г. Европейская экономическая комиссия приняла Арбитражный регламент, представляющий собой рекомендации о процедуре арбитражного разбирательства, которые могут применяться, если стороны договорятся о том, что споры будут разрешаться арбитражем в соответствии с этим Регламентом. В том же году Экономической комиссией ООН для Азии и Дальнего Востока были приняты Правила международного торгового арбитража.

Принятый в 1976 г. (затем в 1982 г.) Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ также применяется только в том случае, если стороны в договоре в письменной форме согласились на это, причем этот Регламент может применяться и с изменениями, о которых стороны договорились.

Договора между Республикой Казахстан Узбекистан, Киргизия, Пакистан, Туркменистан, Грузия, Китай и Литовской Республикой от 9 ноября 1998 года, Турецкой Республикой др.

Закон Республики Казахстан от 30 июня 1998 года № 253-I

Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей; Закон Республики Казахстан от 24 июня 1999 года N 399-1 О ратификации Протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года; Закон Республики Казахстан от 10 марта 2004 года N 531-II Ратифицировать Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, совершенную в Кишиневе 7 октября 2002 года; Закон Республики Казахстан от 30 декабря 1999 г. N 10-II О ратификации Соглашения о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества, совершенное в Москве 6 марта 1998 года.

( не путать с О третейских судах от 28 декабря 2004 года )

Для развития национального законодательства в области арбитража и обеспечения определенного разнообразия в выборе сторонами контракта процедуры арбитражного разбирательства существенное значение имеет Типовой закон о международном торговом арбитраже, принятый в 1985 г. ЮНСИТРАЛ. На основе этого Типового закона уже приняты национальные акты более чем в 40 странах: Австралии, Бахрейне, Бирме, Болгарии, Венгрии, ФРГ, Зимбабве, Египте, Канаде (для отдельных провинций), на Кипре, в Латвии, Литве, Мексике, Нигерии, Новой Зеландии, Сингапуре, Перу, Тунисе, четырех штатах США (Калифорния, Коннектикут, Орегон, Техас), Финляндии, Чехии и других государствах. В ФРГ положения Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 г. нашли в 1998 г. свое отражение в Гражданском процессуальном уложении (§ 1023 - 1066).

Основным внутренним источником регулирования в РК является Закон Республики Казахстан О международном коммерческом арбитраже от 28 декабря 2004 года. Закон РФ о международном коммерческом арбитраже от 7 июля 1993 г. (далее - Закон 1993 г.). Приложение к Закону содержит положения о двух постоянно действующих в России третейских судах - Международном коммерческом арбитражном суде (МКАС) и Морской арбитражной комиссии (МАК) при ТПП РФ. Законы о международном коммерческом арбитраже были приняты и в ряде других государств СНГ (Азербайджан, Белоруссия, Украина); в Армении и Молдавии были приняты законы о третейских судах. Так, в Армении Закон о третейских судах и третейском судопроизводстве был принят в 1998 г. Наряду с Законом о международном коммерческом арбитраже (как уже отмечалось, в настоящее время таким законом является Закон 1993 г.) нормы, касающиеся международного коммерческого арбитража, содержатся в АПК РФ 2002 г., ГПК РФ 2002 г. и в других актах.

Закон о международном коммерческом арбитраже 2004 г. составлен на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ. Он распространяется как на изолированный арбитраж, так и на постоянно действующий.

4. В государствах СНГ в Белоруссии, Казахстане, Туркменистане, Украине такие суды были созданы при торгово-промышленных палатах. В Грузии на основе Закона 1997 г. о частном арбитраже и в Молдавии на основе Закона о третейском суде также могут создаваться различные постоянно действующие третейские суды, в том числе и при торговых палатах.

Международный коммерческий арбитражный суд могут по соглашению сторон передаваться: В арбитраж по соглашению сторон могут передаваться споры, вытекающие из гражданско-правовых договоров, между физическими лицами, коммерческими и иными организациями, если хотя бы одна из сторон является нерезидентом Республики Казахстан.

Гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть переданы на разрешение Международного коммерческого арбитражного суда, включают, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.

§ 2. Арбитражное соглашение и определение компетенции

арбитража

1. Арбитражное соглашение - это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде условия в контракте, получившего название арбитражной оговорки, или в виде отдельного соглашения, которое часто называется третейской записью.

В большинстве стран, в том числе и в РК, предусмотрен единый правовой режим для арбитражной оговорки и для третейской записи. Такое соглашение выражает волю сторон, направленную на исключение подсудности спора государственным судам, в пределах, допускаемых законодательством соответствующего государства. В литературе обращалось внимание на то, что арбитражное соглашение обладает определенной спецификой, состоящей в том, что, являясь гражданско-правовой сделкой, оно имеет процессуальные последствия. Действительность соглашения как гражданско-правовой сделки определяется гражданским законодательством, что же касается исключения государственного суда, т.е. изъятия того или иного спора из его ведения и допустимости арбитражного соглашения, то эти вопросы решаются на основании гражданского процессуального законодательства соответствующей страны.

Арбитражное соглашение арбитражное соглашение - письменное соглашение сторон договора о передаче возникшего или могущего возникнуть спора на рассмотрение в арбитраж, которое может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или путем обмена письмами, телеграммами, телефонограммами, телетайпограммами, факсами, электронными документами или иными документами, определяющими субъектов и содержание их волеизъявления. (ст. 2 Закона 2004 г.).

На практике часто применяются типовые арбитражные оговорки, которые обязательны для сторон лишь в случае их прямо выраженного согласия на это.

Приведем в качестве примера арбитражную оговорку, рекомендуемую МКАС для включения во внешнеэкономические договоры (соглашения):

"Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РК в соответствии с его Регламентом".

Особенность заключенного арбитражного соглашения состоит в том, что оно обязательно для сторон и уклониться от передачи спора арбитражу они не могут. Обычный суд, как правило, не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть по существу решение арбитража. Это положение получило признание в законодательстве и судебной практике различных государств.

Для рассмотрения спора в порядке арбитража в МКАС (или в МАК) необходимо, во-первых, чтобы этот спор относился к тем категориям споров, рассмотрение которых входит в компетенцию этого арбитража, и, во-вторых, чтобы имелось соглашение сторон о передаче спора на рассмотрение данного арбитража.

Как отмечалось выше, в большинстве стран юридическая сила арбитражного соглашения обеспечивается тем, что в случае, если одна сторона, невзирая на арбитражное соглашение, обратится в обычный суд, другая сторона имеет право требовать отвода суда, а суд должен прекратить производство по такому делу. Несколько иначе этот вопрос решен в российском законодательстве. На основании соответствующих положений ГПК РФ (например, ст. 135) судья должен возвращать исковое заявление, если в производстве третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

На практике часто возникает вопрос о юридической силе арбитражного соглашения, на основании которого дело в порядке арбитража должно рассматриваться за границей.

Во Франции, например, признаются арбитражные соглашения, причем такое соглашение дает основание сделать в суде возражение, направленное на прекращение судебного рассмотрения дела. Для принудительного исполнения иностранного арбитражного решения требуется распоряжение председателя гражданского суда по месту его исполнения, который рассматривает лишь формальную правильность решения и допустимость исполнения с точки зрения французского публичного порядка. Аналогичным образом решается этот вопрос в ФРГ.

В Великобритании по Актам об арбитраже 1979 и 1996 гг. значение арбитражного соглашения возросло. Иностранное арбитражное решение, если оно состоялось на основе действительного арбитражного соглашения, подлежит принудительному исполнению в Великобритании. На содержание Акта об арбитраже 1996 г. оказал влияние Типовой закон о международном торговом арбитраже ЮНСИТРАЛ.

В США принцип признания юридической силы арбитражных соглашений был реализован лишь во второй половине XX в. Особенно неопределенным до 50-х гг. было решение вопроса о юридической силе соглашений, предусматривающих рассмотрение спора за рубежом, хотя в судебной практике США бывали случаи, когда соглашение о подведомственности спора внешнеторговому арбитражу в Москве служило основанием для отказа в рассмотрении иска в суде.

Можно привести такой пример. Американская фирма "Кемден фибр миллс" заключила контракт с организацией "Амторг", осуществлявшей операции по торговле между СССР и США, в котором, в частности, было предусмотрено, что все споры с исключением подсудности общим судам подлежат рассмотрению в порядке арбитража. Несмотря на наличие такой арбитражной оговорки, фирма предъявила иск к "Амторгу" в суде штата Нью-Йорк. "Амторг" заявил, что спор не может быть предметом рассмотрения суда. После длительного рассмотрения в судах штата Нью-Йорк было вынесено решение о том, что иск не подлежит рассмотрению в судебном порядке, поскольку арбитражная оговорка носит обязательный для сторон характер.

Для современной практики США характерно повсеместное признание арбитражных соглашений.

2. Российское законодательство признает силу соглашения об арбитраже, заключенного между сторонами. Этот принцип нашел свое отражение и в ряде международных соглашений, например, в Соглашении между СССР и ФРГ по общим вопросам торговли и мореплавания от 25 апреля 1958 г. В ст. 8 Соглашения прямо предусматривается обязательство договаривающихся государств давать исполнение на своей территории арбитражным решениям "независимо от того, были ли они вынесены на территории одного из обоих государств или же на территории третьего государства". В Соглашении принцип свободы выбора места проведения арбитража выражен прямо, а из других договоров и соглашений с иностранными государствами этот принцип с несомненностью вытекает.

Решить вопрос о том, в каком порядке будет разрешен спор, может помочь сторонам договора типовая арбитражная оговорка. В соответствии с международной практикой ТПП заключила с торговыми палатами и арбитражными ассоциациями ряда стран соглашения, в которых рекомендуется применять типовую арбитражную оговорку. Такие соглашения были заключены с организациями Японии (1956), Италии (1974), США (1977 и 1992), Индии (1980), Австрии (1982), Бельгии (1983), Кореи (1994). Эти соглашения применяются и в настоящее время.

Рекомендуемая арбитражная оговорка обычно устанавливает, что арбитражное рассмотрение будет проводиться в определенном, постоянно действующем третейском суде по месту нахождения ответчика или же в ином арбитраже, созданном для рассмотрения спора в стране ответчика.

3. Арбитражное соглашение, в том числе и арбитражная оговорка, обладает юридической самостоятельностью, автономностью. Это означает, что действительность арбитражного соглашения не зависит от действительности того контракта, в связи с которым оно было заключено. Закон 2004 г. исходит из того, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна рассматриваться как соглашение сторон, не зависящее от других условий договора. Даже в случае принятия третейским судом решения о ничтожности договора арбитражная оговорка продолжает действовать. С этим связано действие принципа (или доктрины) так называемой компетенции компетенции, согласно которому вопрос о компетенции должен решаться самим арбитражем, а не государственным судом. Название общепринятого принципа "доктрина "компетенс-компетенс" в нашей литературе (Е.В. Брунцева) предлагалось перевести как "компетенция по поводу компетенции".

В соответствии с п. 1 ст. 15 Закона 2004 г. третейский суд может сам вынести постановление о своей компетенции, в том числе по любым возражениям относительно наличия действительности арбитражного соглашения. Данный принцип закреплен в арбитражных регламентах и предусмотрен в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, а также в Европейской конвенции 1961 г. В соответствии с п. 3 ст. V Конвенции арбитражный суд, против которого заявлен отвод о неподсудности, не должен отказываться от разбирательства дела и имеет право сам вынести решение по вопросу о своей компетенции либо наличии или действительности арбитражного соглашения или сделки, составной частью которой это соглашение является, с тем, однако, что указанное решение арбитражного суда может быть впоследствии обжаловано в компетентном государственном суде в соответствии с законом страны суда.

Таким образом, арбитражное соглашение - это самостоятельное соглашение со своим собственным предметом. По своему содержанию оно не связано с другими условиями контракта. Автономность арбитражной оговорки признана и в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, и в национальном законодательстве.

Признание автономности арбитражной оговорки приводит к выводу о необходимости самостоятельного определения права, подлежащего применению именно к этой оговорке (или вообще к арбитражному соглашению). Согласно российскому Закону 1993 г. недействительность арбитражного соглашения может быть определена по закону, которому стороны его подчинили (т.е. в этом случае действует принцип автономии воли сторон), а при отсутствии такого указания - по закону страны, где решение было вынесено.

При рассмотрении споров положение об автономности приобретает решающее значение.

В качестве примера сошлемся на решение ВТАК от 9 июля 1984 г. по делу по иску В/О "Союзнефтеэкспорт" к фирме "Джок ойл". Советское объединение подписало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количества нефти и нефтепродуктов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бермудских островах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной оговорки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматриваться во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве, обратился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд. Ответчик прежде всего ссылался на недействительность контракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председателем объединения, что являлось нарушением действовавшего тогда советского законодательства (см. гл. 9), согласно которому договоры должны подписываться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой и недействительность арбитражной оговорки, устраняя тем самым компетенцию ВТАК по возникшему спору. ВТАК признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. ВТАК исходила из самостоятельности арбитражной оговорки. "Арбитражное соглашение, - указывалось в решении, - может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требований закона, относящихся к содержанию и форме заключенного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет, и ни одна из сторон не заявляла о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства". В итоге ВТАК признала, что арбитражное соглашение "является процессуальным договором, не зависимым от материально-правового договора", и что поэтому "вопрос о действительности или недействительности этого договора не затрагивает соглашения", а последнее само по себе в данном случае юридически действительно.

В основных многосторонних конвенциях по вопросам арбитража - Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. и Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. - под арбитражным соглашением понимаются как оговорка в письменном договоре, так и отдельное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами, телеграммами и т.п. Эти конвенции устанавливают независимо от закона, применимого к основному контракту, специальные коллизионные правила для определения действительности арбитражного соглашения.

На практике часто недооценивается значение оговорки, она составляется небрежно. В случае обращения к постоянно действующему арбитражу должно быть точно указано его название. Если в арбитражной оговорке говорится, что споры будут рассматриваться в арбитраже, а не в суде, или же, например, в арбитраже страны ответчика, но не говорится, в каком именно, то такая оговорка не будет признаваться действительной.

4. Определение компетенции МКАС дается в Законе 1993 г. и в Регламенте МКАС. В Регламенте МКАС, утвержденном Президиумом ТПП РФ в декабре 1994 г., учтены положения Закона о международном коммерческом арбитраже. Регламент вступил в силу с 1 мая 1995 г. МКАС правомочен разрешать споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих между сторонами при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ.

По иску кипрской фирмы к трем организациям Казахстана (дело N 167/2003, решение от 28 июня 2004 г.) было признано, что ответчик, заявивший в государственном суде своей страны о неподсудности ему спора между истцом и ответчиком в связи в наличием в контракте истца с третьим лицом арбитражного соглашения, предусматривающего разрешение данного спора в третейском суде, тем самым признал обязательность для своих отношений с истцом указанного арбитражного соглашения.

Сторонами в споре могут быть любые лица, в том числе и субъекты права одного и того же государства (например, в споре казахстанского предприятия и предприятия с иностранными инвестициями, учрежденного в РК).

Суд принимает к рассмотрению споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора, причем соглашение об этом со стороны истца может быть выражено предъявлением иска, а со стороны ответчика - совершением действий, свидетельствующих о его добровольном подчинении юрисдикции арбитражного суда, в частности путем сообщения в ответ на запрос суда о согласии подчиниться его юрисдикции.

Также суд принимает к рассмотрению споры, подлежащие его юрисдикции в силу международных соглашений. Соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение арбитражного суда не требуется, если он принимает к рассмотрению споры, которые стороны обязаны передать на его рассмотрение в силу международных договоров.

§ 3. Процедура арбитражного разбирательства

1. Порядок обращения сторон в институционный арбитраж, формирование состава арбитража и порядок рассмотрения спора в таком арбитраже определяются внутренним законодательством страны, на территории которой он находится, международными соглашениями и соответствующим Регламентом или правилами, установленными этим арбитражем. В случае рассмотрения спора в арбитраже ad hoc эти вопросы определяются прежде всего самим арбитражным соглашением или арбитражной оговоркой, а также рядом международных соглашений и иных актов.

Так, согласно ст. IV Европейской конвенции 1961 г. предусматривается право сторон в арбитражном соглашении обусловливать, что:

- споры подлежат передаче в постоянно действующий арбитраж и тогда арбитражное производство должно состояться в соответствии с правилами этого арбитража;

- их споры подлежат передаче в арбитраж ad hoc; в таком случае стороны могут, в частности: а) назначить арбитров или определить порядок, в котором они должны быть назначены; б) определить место проведения арбитража; в) обусловить правила арбитражного разбирательства.

Конвенция предусматривает также определенный порядок формирования состава арбитража ad hoc, определение места и правил производства, если стороны не договорились по этому вопросу или если одна из сторон уклоняется от участия в образовании состава арбитража (участие в решении этих вопросов представителей торговых палат, создание специального комитета и т.д.).

В приведенной выше Типовой арбитражной оговорке, рекомендованной МКАС, содержится отсылка к Регламенту МКАС.

В оговорке, рекомендованной Арбитражным институтом в Стокгольме, наряду с отсылкой к Правилам этого арбитражного суда сторонам рекомендуется: в случае необходимости дополнительно указать число арбитров, которые будут рассматривать спор, место арбитражного производства и язык, на котором будет такое производство осуществляться. Кроме того, Арбитражный институт рекомендует сторонам предусмотреть, какое материальное право подлежит применению к их договору.

В отличие от арбитражей ad hoc в постоянно действующих арбитражных судах обычно имеется список арбитров, из которых формируется состав арбитража, рассматривающий конкретный спор. Рассмотрим порядок формирования этого состава и процедуру арбитражного разбирательства на примере МКАС.

Каждое дело рассматривается в этом арбитражном суде арбитражем в составе трех арбитров или единоличным арбитром. Образование состава арбитража, а также избрание сторонами единоличного арбитра или назначение его осуществляются в соответствии с Регламентом МКАС.

Принципиальной особенностью Регламента МКАС, вступившего в силу с 1 мая 1995 г., является то, что спорящим сторонам была предоставлена возможность избирать арбитров не только из списка, который утверждается Президиумом ТПП РФ. Таким образом, список приобрел факультативный характер.

В соответствии с Законом 2004 г. Статья 7.

1. Арбитром избирается (назначается) физическое лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей арбитра, достигшее возраста двадцати пяти лет и имеющее высшее образование.

2. Арбитр, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее двух лет. В случае коллегиального разрешения спора высшее юридическое образование должен иметь председатель арбитража.

3. Требования, предъявляемые к кандидатам в арбитры, могут быть согласованы сторонами непосредственно или определены регламентом арбитража.

4. Арбитром не может быть лицо:

1) избранное или назначенное судьей компетентного суда в порядке, установленном законодательным актом Республики Казахстан;

2) признанное компетентным судом в порядке, установленном законом Республики Казахстан, недееспособным или ограниченно дееспособным;

3) имеющее неснятую или непогашенную судимость;

4) являющееся государственным служащими.

Регламентом в этом арбитражном суде имеется список арбитров.

Состав арбитража

1. Формирование состава арбитража производится путем избрания (назначения) арбитров (арбитра). ( Статья 9)

2. В постоянно действующем арбитраже формирование состава арбитража производится в порядке, установленном регламентом постоянно действующего арбитража.

3. В арбитраже для разрешения конкретного спора формирование состава арбитража производится в порядке, согласованном сторонами.

4. По соглашению сторон арбитром может быть избран гражданин Республики Казахстан, иностранец либо лицо без гражданства.

5. Если стороны не договорились об ином, то формирование состава арбитража для разрешения конкретного спора производится в следующем порядке:

1) при формировании состава арбитража, состоящего из трех арбитров, каждая сторона избирает одного арбитра, а два избранных таким образом арбитра избирают третьего арбитра.

Если одна из сторон не избирает арбитра в течение шестидесяти дней после получения просьбы об этом от другой стороны или два избранных арбитра в течение шестидесяти дней после их избрания не избирают третьего арбитра, то арбитр может быть назначен председателем постоянно действующего арбитража;

2) если спор подлежит разрешению арбитром единолично и после обращения одной стороны к другой с предложением об избрании арбитра стороны в течение шестидесяти дней не избирают арбитра, то арбитр может быть назначен председателем постоянно действующего арбитража.

Иным образом происходит формирование состава арбитража в Арбитражном институте в Стокгольме. Арбитров в этом арбитражном суде назначают стороны, но председателя состава назначает Арбитражный институт, если стороны не договорились об ином. Списка арбитров не имеется. Стороны могут в качестве арбитра избрать любого гражданина любой страны. Обязательным условием является независимость и беспристрастность арбитра. Таким образом, в большинстве случаев контроль над назначением председателей практически осуществляется институтом. Число арбитров, которые будут рассматривать спор, определяется сторонами. Если стороны не определили число арбитров, арбитраж формируется из трех арбитров или институт предусматривает, что спор будет рассматриваться единоличным арбитром. Такая система формирования состава арбитража, которая была изложена выше на примере МКАС и Арбитражного института в Стокгольме, призвана исключить саму возможность для недобросовестной стороны, уклониться от рассмотрения спора в арбитраже, который она сама выбрала, заключив арбитражные соглашения или включив в свой контракт с другой стороной арбитражную оговорку.

При принятии на себя функции арбитра он делает письменное заявление о том, что он независим и беспристрастен в отношении сторон спора и что ему неизвестны какие-либо обстоятельства, которые могли бы вызвать сомнения в его независимости или беспристрастности. Имеется в виду отсутствие зависимости одного арбитра от других арбитров или от сторон, участвующих в деле (например, личного, служебного или материального характера). Регламентом МКАС предусмотрено, что лицо, принимающее на себя функции арбитра, обязано сообщить МКАС о любых обстоятельствах, которые могут вызвать обоснованные сомнения относительно его беспристрастности или независимости в связи со спором.

2. Стороны могут по своему усмотрению договориться о языке или языках, которые будут использоваться в ходе арбитражного разбирательства. В отсутствие такой договоренности арбитраж определяет государственный, а наравне с ним и русский языки или другие языки, которые должны использоваться при разбирательстве.

Участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется арбитражное разбирательство, обеспечиваются право ознакомления с материалами дела, участие в арбитражном разбирательстве через переводчика, право выступать в арбитраже на родном языке.

Стороны могут вести свои дела в МКАС непосредственно или через должным образом уполномоченных представителей, назначаемых сторонами по их усмотрению, в том числе из иностранных организаций и граждан. Любая сторона до окончания устного слушания дела может без необоснованной задержки изменить или дополнить свои исковые требования или возражения по иску.

Допускается мировое соглашение. Если в ходе арбитражного разбирательства стороны об этом договорятся, то разбирательство прекращается. Важное практическое значение имеет установление в § 43 Регламента правила о том, что по просьбе стороны состав арбитража может зафиксировать такую договоренность сторон в виде арбитражного решения.

Несколько иначе вопросы процедуры рассмотрения спора регулируются Правилами Арбитражного института в Стокгольме. На первой стадии истец представляет в Арбитражный институт ходатайство о возбуждении арбитражного производства и назначает арбитра. Ответчик, в свою очередь, направляет свои возражения по ходатайству и назначает своего арбитра. После назначения суперарбитра (председателя состава арбитража), определения расходов по ведению дела и уплаты их Институт передает спор на рассмотрение арбитража. После этого истец передает свое исковое заявление, а ответчик направляет свои возражения по иску, затем уже осуществляется устное производство и вынесение решения.

3. Арбитраж разрешает спор в соответствии с нормами права, которое стороны избрали в качестве применимого в рассмотрении спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

При отсутствии соглашения сторон о применимом праве арбитраж определяет применимое право в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

При отсутствии норм, регулирующих конкретное правоотношение, арбитраж принимает решение в соответствии с обычаями делового оборота, применимыми к данной сделке.

Таким образом, рассматривая дело по существу, арбитры обязаны исходить из условий контрактов и учитывать торговые обычаи. Они должны применять право, избранное сторонами, а если стороны не сделали такого выбора - право, подлежащее применению в соответствии с коллизионной нормой, из которой в данном случае будут исходить арбитры. Такой вывод вытекает из положений Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.

Аналогичным образом рекомендует решать этот вопрос Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ. Согласно п. 1 ст. 33 этого Регламента, "арбитражный суд применяет право, которое стороны согласовали как подлежащее применению при разрешении спора по существу. При отсутствии такого согласия сторон арбитражный суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми".

В новых правилах Арбитражного института Торговой Палаты Стокгольма, вступивших в силу с 1 июля 1999 г., предусмотрено, что:

- арбитражный суд решает споры в соответствии с правом, применение которого определили стороны. При отсутствии такого согласия арбитражный суд применяет право, которое он считает наиболее подходящим для применения;

- отсылка к праву определенного государства понимается как отсылка к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам;

- арбитражный суд может только тогда разрешить спор по справедливости (ex aequo et bono), если стороны его прямо на это уполномочили.

Таким образом, в современной международной практике международный коммерческий арбитраж при определении подлежащего применению права не обязан руководствоваться коллизионными нормами государства, на территории которого осуществляется рассмотрение сторон. С учетом этого в разд. VI ГК РФ установлено, что "особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются законом о международном коммерческом арбитраже" (п. 1 ст. 1186). В ст. 28 Закона 1993 г., а также в п. 1 § 13 Регламента МКАС предусмотрено, что этот арбитраж будет разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться судом как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

При отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд будет применять право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Во всех случаях третейский суд будет принимать решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке.

Как отмечалось в учебной литературе, никазахстанское законодательство о судопроизводстве, ни процессуальное законодательство к международному коммерческому арбитражу не применяются.

Законом 2004 г. установлен следующий перечень оснований для отмены решения, подлежащих доказыванию стороной, заявляющей ходатайство об отмене:

- арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону РФ;

- одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна;

- одна из сторон не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения;

- решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением;

- состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон.

В литературе (А.С. Комаров) обращалось внимание на то, что эти основания предельно ограниченны и включают обстоятельства, связанные с нарушением процессуальных аспектов арбитражного разбирательства, которые должны быть доказаны стороной, ходатайствующей об отмене решения международного арбитража. Иными словами, не допускается оспаривание решения третейского суда по основаниям, относящимся к существу спора.

Арбитражное решение может быть отменено компетентным судом лишь в случае, если:

1) сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что:

одна из сторон арбитражного соглашения была признана компетентным судом недееспособной или арбитражное соглашение не действительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по законодательству Республики Казахстан;

она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам, признанным компетентным судом уважительными, не могла представить свои объяснения;

решение арбитража вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, а также вследствие неподведомственности спора арбитражу.

Если решения арбитража по вопросам, которые охватываются арбитражным соглашением, могут быть отделены от решений по вопросам, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть решения арбитража, которая содержит решения по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением;

состав арбитража или арбитражная процедура разбирательства не соответствовали соглашению сторон и регламенту арбитража;

2) компетентный суд определит, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Республики Казахстан или что спор, по которому вынесено арбитражное решение, не может являться предметом арбитражного разбирательства по законодательству Республики Казахстан.

3. Ходатайство об отмене не может быть заявлено по истечении трех месяцев со дня получения стороной, заявляющей это ходатайство, арбитражного решения, а в случае, если была подана просьба в соответствии со статьей 30 Закона о МКА, со дня вынесения арбитражем решения по этой просьбе.

4. Компетентный суд вправе по обращению одной из сторон приостановить на установленный срок производство по ходатайству об отмене арбитражного решения для возобновления арбитражного разбирательства либо принятия иных мер, позволяющих устранить основания для отмены арбитражного решения.

5. Компетентный суд выносит по вопросу об отмене арбитражного решения определение. Данное определение может быть обжаловано или опротестовано в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан .

Далее следует обратить внимание на следующее. Поскольку третейский суд не обладает властными полномочиями, он не может осуществлять принудительное исполнение в отношении вынесенного им решения. В соответствии с положениями Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и законодательством РК государственный суд может отказать в признании и исполнении арбитражного решения, вынесенного как в РК, так и за рубежом по тем же основаниям, которые установлены для отмены арбитражного решения. Конвенция и Закон 2004 г. устанавливают ограниченный перечень оснований для отказа в признании и исполнении решений, не подлежащий расширительному толкованию. Установление такой возможности неисполнения в определенных случаях решений следует рассматривать как изъятие из основополагающего положения о том, что решения третейского суда являются окончательными и не подлежащими обжалованию и пересмотру. В соответствии с международной практикой государственный суд призвал обеспечивать независимость арбитражного разбирательства и только в крайних случаях прибегать к осуществлению контрольных функций в отношении третейского разбирательства в точном соответствии с международными соглашениями, участником которых является российское государство.

§ 5. Признание и исполнение арбитражных решений

1. Для истца независимо от того, идет ли речь об отечественном или иностранном юридическом лице, обращение не к государственному, а к третейскому суду имеет смысл только в том случае, если есть возможность как в стране местонахождения арбитража, так и в любой иной стране осуществить принудительное исполнение такого решения. Конечно, решение может быть исполнено ответчиком добровольно, точно так же как и мировое соглашение, заключенное сторонами в ходе рассмотрения спора. Но не всегда это имеет место, поэтому вопрос о признании и исполнении арбитражного решения так важен. Этот вопрос регулируется как международными соглашениями, так и национальным российским законодательством.

В отношении иностранных арбитражных решений действует Нью-Йоркская конвенция 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

В соответствии с п. 1 ст. I Конвенции она применяется к арбитражным решениям, вынесенным "на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и приведение в исполнение таких решений, по спорам, сторонами в которых могут быть как физические, так и юридические лица". Она применяется также к арбитражным решениям, "которые не считаются внутренними решениями в том государстве, где испрашивается их признание и приведение в исполнение". Под арбитражными решениями понимаются решения как изолированных, так и постоянных арбитражных органов (институционных арбитражей). Следует еще раз обратить внимание на то, что действие Конвенции не распространяется на признание и исполнение государственных арбитражных судов и иных судов, входящих в судебную систему государств (хозяйственных, экономических, торговых).

Каждое государство - участник Конвенции признает арбитражные решения как обязательные и исполняет их в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение арбитражных решений. К признанию и исполнению арбитражных решений, к которым применяется Конвенция, не должны применяться существенно более обременительные условия или более высокие пошлины и сборы, чем те, которые существуют для признания и приведения в исполнение внутренних арбитражных решений (ст. III).

Нью-Йоркская конвенция устанавливает ограниченный перечень оснований для отказа в признании и исполнении иностранных арбитражных решений. Он является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Перечень включает две группы оснований для отказа: 1) применяемые судом только по просьбе стороны в споре, против которой вынесено решение; 2) применяемые судом ex officio, т.е. по собственной инициативе.

Применительно к первой группе оснований в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть отказано, если заинтересованная сторона представит компетентным органам соответствующего государства доказательства того, что:

- стороны арбитражного соглашения были в какой-либо мере недееспособны по применимому к ним закону;

- арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, и при отсутствии такого указания - по закону страны, где это решение было вынесено;

- сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения;

- решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением;

- состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон либо закону той страны, где состоялся арбитраж;

- решение еще не стало окончательным для сторон либо было отменено или приостановлено исполнением компетентным органом страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой применяется (в отношении России и других стран - участниц Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. это может иметь место в ограниченном числе случаев, предусмотренных п. 1 ст. IX Европейской конвенции).

Ко второй группе оснований для отказа в признании и исполнении арбитражного решения относятся случаи, если компетентный орган государства, в котором испрашивается такое признание и исполнение, найдет, что:

- объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны;

- признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения противоречит публичному порядку этой страны (ст. V Нью-Йоркской конвенции).

Анализ положений Нью-Йоркской и Европейской конвенций показывает, что компетентный государственный орган страны, в которой испрашивается исполнение иностранного арбитражного решения, не может пересмотреть его по существу.

2. Положения Закона 2004 г. полностью соответствуют этим международным соглашениям, участником которых является РК. Согласно ст. 32 Закона 2004 г., Арбитражное решение признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства приводится в исполнение в соответствии с законодательством Республики Казахстан. Арбитражное решение, вынесенное в иностранном государстве, признается компетентным судом и исполняется органами исполнительного производства на началах взаимности. Сторона, основывающаяся на арбитражном решении или ходатайствующая о приведении его в исполнение, должна представить арбитражное решение и соглашение или их засвидетельствованные копии. Если арбитражное решение или соглашение изложено на иностранном языке, сторона должна представить засвидетельствованный перевод этих документов на государственный или русский язык.

Основания для отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения независимо от того, в какой стране оно было вынесено, по следующим основаниям:

Компетентный суд отказывает в признании или приведении в исполнение арбитражного решения

1) если эта сторона представит компетентному суду доказательства того, что:

одна из сторон арбитражного соглашения была признана компетентным судом недееспособной либо ограниченно дееспособной;

арбитражное соглашение не действительно по закону, которому стороны его подчинили;

сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам, признанным компетентным судом уважительными, не могла представить свои объяснения;

решение арбитража вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, а также вследствие неподведомственности спора арбитражу.

Если решения арбитража по вопросам, которые охватываются арбитражным соглашением, могут быть отделены от решений по вопросам, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть решения арбитража, которая содержит решения по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением;

состав арбитража или арбитражная процедура разбирательства не соответствовали соглашению сторон или в отсутствие такового не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж;

решение еще не стало обязательным для сторон или было отменено, или его исполнение было приостановлено судом страны, в соответствии с законом которой оно было вынесено;

2) если компетентный суд установит, что признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречат публичному порядку Республики Казахстан или что спор, по которому вынесено арбитражное решение, не может являться предметом арбитражного разбирательства по законодательству Республики Казахстан. Компетентный суд выносит по вопросу о признании или приведении в исполнение арбитражного решения определение. Данное определение может быть обжаловано или опротестовано в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан. (Статья 33 Закона 2004 г.)

К признанию и исполнению иностранных арбитражных решений принимаются согласно ГПК РФ те же правила, которые установлены в отношении признания решений иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения. В отношении ходатайства о принудительном исполнении применяются также правила, которые установлены в отношении того, что должно содержать ходатайство об исполнении судебного решения. Отказ в принудительном исполнении допускается в случае, если исполнение решения может нанести ущерб суверенитету РК или угрожает безопасности РК либо противоречит публичному порядку РК.

Согласно правилам ГПК РК сторона, ходатайствующая о признании или об исполнении решения иностранного третейского суда (арбитража), должна представить подлинное решение иностранного третейского суда (арбитража) или его должным образом заверенную копию, а также подлинное арбитражное соглашение или его должным образом заверенную копию. В случае, если арбитражное решение или арбитражное соглашение изложено на иностранном языке, сторона должна представить заверенный перевод этих документов на русский язык.

Стороны арбитражного разбирательства вправе обратиться в компетентный суд с заявлением о принятии мер по обеспечению иска. Заявление об обеспечении иска, рассматриваемого в арбитраже, подается стороной в компетентный суд по месту осуществления арбитражного разбирательства или местонахождению имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры. Рассмотрение компетентным судом заявления об обеспечении иска, рассматриваемого в арбитраже, и вынесение им определения об обеспечении иска или об отказе в его обеспечении осуществляются в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан.

Определение об обеспечении иска, рассматриваемого в арбитраже, может быть отменено компетентным судом, вынесшим это определение, по заявлению одной из сторон.

Арбитраж или сторона с согласия арбитража может обратиться к компетентному суду с просьбой о содействии в получении доказательств. Компетентный суд рассматривает данное обращение в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий