регистрация / вход

Понятие и юридические признаки государственного суверенитета

Суверенитет, как писал в прошлом Г. Еллинек, * по своему истори­ческому происхождению есть прежде всего политическая идея, которая позднее становится юридической. Не ученые-затворники открыли его в своих кабинетах — он обязан своим бытием могучим силам, борьба которых наполняется содержанием веков.

Суверенитет, как писал в прошлом Г. Еллинек, * по своему истори­ческому происхождению есть прежде всего политическая идея, которая позднее становится юридической. Не ученые-затворники открыли его в своих кабинетах — он обязан своим бытием могучим силам, борьба которых наполняется содержанием веков.

* См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 354.

Сущность суверенитета воплощается в праве — национальном (внутригосударственном) и международном, определяет их основу, главное содержание.

Достаточно общепризнанным в отечественной литературе, особен­но международно-правовой, является следующее определение этого понятия: суверенитет государства (государственный суверенитет) - это присущее государству верховенство на своей территории и незави­симость в международных отношениях.

Следовательно, «суверенитет» — это юридическое понятие, отра­жающее наиболее общие юридические свойства, присущие государст­ву. Юридические признаки суверенитета (верховенство и независи­мость) выражают подлинные качественные особенности любого госу­дарства, проявляющиеся в реальных общественных отношениях. Госу­дарство существует как реальная сила, способная осуществлять вер­ховную власть на своей территории и выступать в качестве суверенной независимой организации в международных отношениях.

Присущие государству признаки суверенитета — верховенство и не­зависимость — неразрывно связаны между собой, предопределяют друг друга, являются взаимообусловленными. Без верховенства в пределах государственной территории не существует независимости государства в международных отношениях с другими государствами. Без независи­мости от других государств неосуществимо и верховенство государства в пределах его территории. Это не препятствует, однако, раздельному рассмотрению сущности указанных юридических признаков (свойств) государства, юридических признаков государственного суверенитета.

Территориальное верховенство. Верховенство государства на своей территории (территориальное верховенство) означает, что государство осуществляет высшую, верховную власть (юрисдикцию) в отношении всех лиц и их объединений, находящихся на его территории. Государ­ство обладает полновластием, полнотой публичной власти (законода­тельной, исполнительной, судебной) в пределах своей территории, ис­ключающей деятельность в этих пределах любой иной публичной влас­ти. Отдельные изъятия из такого полновластия (установление имму­нитета от юрисдикции государства) возможны лишь при условии со­гласия на то и соответствующего волеизъявления данного государства. Веления государственной власти, выступающей от лица государства, являются обязательными для всех органов государства, должностных лиц, граждан, их объединений, иностранцев и апатридов, находящихся в пределах государственной территории.

Территориальное верховенство государства есть следствие того факта, что над ним нет другой высшей власти, которая могла бы уста­навливать или ограничивать правомочия государства и требовать его подчинения себе. Государство обладает верховенством в пределах своей территории исключительно в силу собственных свойств, порож­даемых объективными условиями жизни организованного в государ­ство общества.

Территориальное верховенство государства проявляется и в том, что в его руках концентрируется вся принудительная власть и все сред­ства властного принуждения. Властное принуждение может приме­няться органом государства от лица государства либо непосредственно на то управомоченной негосударственной организацией, правомочия и само существование которой зависят исключительно от воли государ­ства. Монополизация государством властного принуждения вовсе не означает, что государство только и делает, что принуждает исполнять свою волю, но означает, что только государство может принуждать властными методами и средствами.

Верховенство государства выражается также в том, что только го­сударство может предписывать обязательные для находящихся в его пределах органов, организаций и лиц правила поведения, т.е. создавать право и обеспечивать его исполнение. Лишь воля государства, выра­женная управомоченным на то органом (органами) государственной власти, становится правом. Существо такой государственной воли, вы­раженной в праве, определяется, естественно, материальными условия­ми жизни и деятельности организованного в государстве общества.

Территориальное верховенство государства, проявляющееся в де­ятельности государственной власти, проистекает, в частности, из двух качественных особенностей последней — ее единства и юридической неограниченности.

Единство государственной власти состоит в том, что система ее органов составляет в совокупности единую государственную власть. Юридическое единство государственной власти выражает то, что: а) совокупная компетенция органов государственной власти охваты­вает все правомочия, необходимые для осуществления функций госу­дарства, и б) различные органы, принадлежащие к этой системе, не могут предписывать одновременно одним и тем же субъектам при одних и тех же обстоятельствах взаимоисключающие друг друга пра­вила поведения. Все это должно предусматриваться и обеспечиваться внутренним правом государства.

Единству государственной власти, следовательно, отнюдь не про­тиворечит распределение функций и правомочий государства между органами государственной власти, составляющими в своей совокуп­ности единую государственную власть. Это не разделение власти, а ее организация.

Международное право безусловно исходит из единства государст­венной власти. Так, согласно одному из положений разрабатываемого Комиссией международного права Проекта статей об ответственности государств, поведение любого органа государства, имеющего такой ста­тус согласно внутреннему праву этого государства, рассматривается согласно международному праву и при условии, что в данном случае указанный орган действовал в качестве такового, как деяние такого государства (ст. 5). Поведение органа государства, административно-территориального подразделения или организма, управомоченного осуществлять определенные прерогативы государственной власти, при тех же условиях должно в соответствии с международным правом рас­сматриваться как деяние государства, даже если в данном случае этот орган превысил свои полномочия, установленные внутригосударствен­ным правом, или нарушил инструкции, касающиеся его деятельности (ст. 10).

Таким образом, территориальное верховенство государства осу­ществляется не отдельными органами государственной власти, а госу­дарственной властью как единым целым. Если бы государственная власть состояла из нескольких независимых друг от друга органов, то в пределах данного государства было бы несколько осуществляющих территориальное верховенство властей или вообще не существовало бы никакой верховной государственной власти.

Другой качественной особенностью государственной власти явля­ется ее юридическая неограниченность. Действительно, из самого тер­риториального верховенства государства следует неограниченность го­сударственной власти какими-либо внешними правовыми предписаниями, иначе верховной была бы такая предписывающая власть. Госу­дарственная власть не ограничена и национальным правом, поскольку она действует на основе ею же установленного права. Государство в лице государственной власти может изменить или отменить те или иные нормы государственного права, издать иную конституцию. Толь­ко государство в лице государственной власти устанавливает нацио­нальное право, сам порядок правотворчества и в этом смысле стоит над правом.

Иными словами, юридическая неограниченность государственной власти означает лишь то, что над ней нет высшей власти, предписы­вающей ей нормы поведения.

Это не значит, однако, что государственная власть в лице тех или иных ее органов может игнорировать или нарушать правовые предпи­сания, касающиеся ее правомочий и деятельности, поскольку они дей­ствуют. В противном случае такой орган единой государственной влас­ти или государственная власть в целом утратят свою легитимность и подлежат установленной за это ответственности.

Но юридическая неограниченность власти государства не может означать возможности произвола в деле установления или изменения национального права. Деятельность государства в этой сфере детерми­нирована реальными внутренними и внешними условиями существо­вания и деятельности организованного в данное государство общества. Национальное право должно соответствовать таким условиям жизни данного общества, его интересам и потребностям, правосознанию, об­щественной морали и традициям. Иначе правовые предписания не будут исполняться либо государственная власть, утратившая в резуль­тате этого свою эффективность и, соответственно, легитимность, будет заменена новой усилиями организованного в данное государство об­щества.

Независимость государства. Независимость государства в между­народных отношениях есть признак государственного суверенитета, имеющий в виду прежде всего и главным образом его независимость во взаимоотношениях с другими государствами — основными субъек­тами международного права.

Если во внутригосударственных общественных отношениях госу­дарство выступает как обладающее исключительной юрисдикцией в отношении всех лиц и их объединений, находящихся на его террито­рии, то в противоположность этому для международных отношений характерно неподчинение государств какой-либо стоящей над ними власти, обладающей компетенцией предписывать им правила поведе­ния в международном общении. Тем самым они взаимно независимы.

Естественно, речь идет о независимости государств как юридичес­кой категории, устанавливаемой и регламентируемой международным правом с добровольного на то согласия заинтересованных государств. Этому отнюдь не противоречит фактическая, объективная взаимозави­симость государств в разрешении все обостряющихся глобальных про­блем современности, порождающая необходимость их сотрудничества и регулирование их взаимоотношений международным правом как совокупностью и системой юридически обязательных норм общего и ло­кального характера. Альтернативы такому регулированию по взаимному согласию государств путем учреждения некой стоящей над государ­ствами мировой власти нет, по крайней мере государства и народы мира пока к тому явно не готовы.

Поэтому в основе современного международного права лежит вы­раженное в его основополагающих нормах требование строгого уваже­ния государствами суверенитета друг друга. Основными такими нор­мами являются нормы-принципы о суверенном равенстве государств; неприменении силы или угрозы силой в межгосударственных отноше­ниях; невмешательстве в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства; мирном разрешении межгосударст­венных споров; межгосударственном сотрудничестве.

В международном праве взаимная независимость государств про­является в двух ее аспектах: в независимости государства в его внут­ренних делах (внутренняя независимость) и в его независимости во внешних делах (внешняя независимость).

Внутренняя независимость государства обеспечивается тем, что международное право не регулирует и в принципе не может регулиро­вать внутригосударственные общественные отношения. Свое позитив­ное воплощение это находит в признании государствами недопусти­мости вмешательства во внутренние дела друг друга.

Государства могут брать и действительно берут международные обязательства об определенном обращении с находящимися на их тер­ритории юридическими и физическими лицами любой или иностран­ной принадлежности, подлежащие исполнению в их внутреннем по­рядке или правопорядке. Однако такие обязательства не могут затра­гивать и не затрагивают основного существа их компетенции во внут­ренних делах (внутренней независимости) — сферы их общественно-политического устройства. Каждое государство свободно и независимо от других государств устанавливает такой общественный и государст­венный строй и правопорядок, которые отвечают уровню развития, потребностям и интересам организованного в данное государство об­щества.

Именно поэтому государства различают в прошлом и настоящем по их социальному устройству (рабовладельческие, феодальные, капи­талистические, социалистические или иные) и по форме правления: монархии (абсолютные, ограниченные, конституционные), республи­ки (парламентские и президентские), деспотии, диктатуры, тоталитар­ные государства, автократии и демократии (представительные и непо­средственные) и т.д. Иначе говоря, соответствующие характеристики выявляют те или иные различия между государствами. Единственной общей характеристикой государств является присущий любому из них суверенитет.

Внешняя же независимость государства, его независимость во внешних делах, во взаимоотношениях с другими государствами — это сфера международно-правового регулирования. Государство свободно, самостоятельно и независимо от других государств осуществляет свои внешние функции и определяет свою внешнюю политику в рамках установленного с его согласия международно-правового регулирова­ния его взаимоотношений с другими государствами и иными субъек­тами современного международного права.

Свобода внешнеполитической деятельности государства при усло­вии соблюдения его международных обязательств есть, однако, не ог­раничение его независимости в международных отношениях, а ее ут­верждение и обеспечение, поскольку нормы международного права на­правлены именно на обеспечение независимости всех государств в международном общении. Иными словами, свобода и независимость деятельности государства во взаимоотношениях с другими государст­вами обусловлена, согласно международному праву, его обязанностью не посягать такой деятельностью на свободу и независимость во внеш­них делах любого другого государства.

Независимость государства в международных отношениях проявля­ется, в частности, в том, что юридически обязательной для государства международно-правовой нормой может стать лишь такое правило пове­дения, в отношении которого имеется на то прямое его согласие. Никакое другое государство или группа государств не могут предписывать госу­дарству правила его поведения в международных отношениях.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий