Правовые основы защиты государственной тайны

РЕФЕРАТ по дисциплине: «Правоведение» Тема: «Правовые основы защиты государственной тайны» Содержание Введение 1. Исторический генезис правового регулирования защиты государственной тайны в России

РЕФЕРАТ

по дисциплине: «Правоведение»

Тема: «Правовые основы защиты государственной тайны»

Содержание

Введение

1. Исторический генезис правового регулирования защиты государственной тайны в России

2. Нормативно-правовые основы в области защиты государственной тайны

3. Защита государственной тайны в Российской Федерации на современном этапе ее развития

4. Решение задачи

Заключение

Список использованных источников

Введение

В условиях модернизации экономического, политического и социального устройства российского общества, преобразования всех государственных и общественных институтов на фоне динамичных процессов, происходящих на мировой арене, особую остроту приобрела проблема обеспечения национальной безопасности Российского государства, в том числе и в такой специфической и жизненно важной сфере, как информационная.

Проблемы обеспечения информационной безопасности России в той или иной степени находят свое отражение не только в исследованиях и теоретических разработках отечественных и зарубежных ученых, но и в официальных документах. Такие понятия, как "национальная безопасность", "информационная безопасность", "информационная организация государства", закладываются в основание различного рода политических доктрин и концепций большинства общественных, политических организаций и движений страны. Они стали предметом законотворческого процесса, привлекают пристальное внимание средств массовой информации.

Вот уже более десятка лет Россия находится в условиях интенсивных реформ. За эти годы кардинально изменились формы собственности, многократно расширился идеологический спектр политических партий и движений, обострилась социальная дифференциация общества, трансформируются представления о роли и месте нашего государства в новом меняющемся мире.

Наряду с тем, что в большинстве сфер деятельности государства происходят позитивные изменения в реализации реформ, необходимо подчеркнуть, что развитие информационной организации государства объективно переживает сложный период. В результате информационная сфера, ее ресурсы, в том числе и их защищенность, отстают в развитии от других институтов современного российского общества. Данное обстоятельство негативно сказывается не только на информационной организации государства, но и на состоянии информационной безопасности России, информационной безопасности личности и всего общества в целом.

Важнейшую роль в обеспечении информационной безопасности государства, несомненно, играет его защищенность, создаваемая государством посредством ряда мероприятий и призванная противостоять реальным и потенциальным угрозам национальной безопасности, исходящим как извне, так и возникающим внутри страны.

Цель данного реферата – изучение правовых основ защиты государственной тайны в РФ.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить исторические особенности правового регулирования защиты государственной тайны в России.

2. Проанализировать нормативно-правовые основы в области защиты государственной тайны в РФ.

3. Изучить особенности защиты государственной тайны в РФ на современном этапе ее развития.

1. Исторический генезис правового регулирования защиты государственной тайны в России

Первое упоминание о защите в России секретов в сфере государственной службы и о наказании тех, кто "тайно из коллегиальных писем и документов что унесет", исследователи находят в Генеральном регламенте 1720 г.[1] Однако указанные вопросы нашли свое документальное отражение и ранее. Так, в Указе Петра I от 4 апреля 1714 г. выделяется особый порядок при рассмотрении секретных дел[2] . В дальнейшем развитие нормативно-правовой базы нашло свое отражение в Указах российского Императора от 13 января 1724 г. "О написании секретных дел в партикулярных письмах", от 16 января 1724 г. "О поручении секретных дел в Сенате благонадежным людям" и в Приказе Правительствующего Сената от 5 марта 1724 г. "О надписях на пакетах, в которых секретные дела"[3] . В этих организационно-распорядительных документах нашел свое отражение прообраз того порядка допуска к секретным документам и обращения с ними, который действует в настоящее время. В дальнейшем нормативная база по защите секретных сведений продолжает совершенствоваться. Прослеживается также и контроль со стороны государства за неукоснительным выполнением действующих норм по защите секретных сведений. Так, в своем Приказе от 30 апреля 1765 г. Правительствующий Сенат с учетом имевших место нарушений вторично обязал проставление на бумагах и конвертах по делам секретным пометки "Секретно". В другом сенатском Приказе от 7 января 1768 г. "О подписывании представлений, доношений и рапортов по секретным дела" одним Присутствующим и тому Секретарю или другому какому канцелярскому служителю, которого рукой они подписаны должны быть, и о подтверждении, чтобы на пакетах по таковым делам было подписываемо слово "секретно"[4] . В этом документе обращается внимание на имеющее место нарушение действующего порядка со стороны ряда губерний, с которых за это взимается штраф в размере 10 рублей. Обращает на себя внимание и письмо от 2 августа 1906 г. N 991 от П. Столыпина Государю, в котором он докладывает о результатах расследования случая разглашения Российским телеграфным агентством секретных данных о доставке на Амур десяти канонерских лодок и принятии мер по недопущению таких случаев[5] .

Анализ законодательства в области уголовно-правовой защиты государственных секретов дореволюционной России показывает, что впервые эти вопросы документально прослеживаются в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.[6] В частности, в нем имелся раздел "О преступлениях государственных", в котором указывался перечень деяний, относящихся к государственной измене, в частности: сообщение российским подданным "государственных тайн иностранному правительству", злоупотребление доверием дипломатическим или иным чиновником "с умыслом в явный вред для отечества" и другие. Более детальный перечень государственных преступлений и наказания за их совершение определяло Уголовное уложение 1903 г., в главе "О государственной измене" которого устанавливалась уголовная ответственность за "шпионство" (хотя само это понятие не определялось)[7] .

Принятый 5 июля 1912 г. Закон "Об изменении действующих законов о государственной измене путем шпионства в мирное время" расширил понятие государственной измены путем шпионажа, с одной стороны, изменив изложение некоторых статей Уголовного уложения, а с другой - введя в действие ряд новых карательных постановлений, предусматривающих уголовную ответственность за некоторые виды шпионажа, ранее уголовно ненаказуемые[8] . Согласно новому Закону шпионаж рассматривался как самостоятельное преступление, а не как один из семи видов государственной измены, охватывая не только сам процесс шпионажа и пособничество ему, но и просто разглашение секретных сведений. Важным явилось и то, что Закон ввел новое определение государственной тайны применительно к военной сфере - это "сведения или предметы, касающиеся внешней безопасности России или вооруженности ее сил и сооружений, предназначенных для военной обороны страны".

Первая мировая война (1914 г.) внесла свои коррективы в регулирование защиты государственной тайны в России. Первый закон, вызванный ею, был посвящен военной цензуре. Были опубликованы три перечня сведений, составляющих военную тайну, являющиеся приложениями к Закону от 5 июля 1912 г. 10 июля 1914 г. был принят Указ "Об утверждении Временного положения о военной цензуре". В этом Указе была сформулирована основная задача нового учреждения: контроль над выходящей в условиях войны всей печатной продукцией, а также просмотр корреспонденции в целях пресечения разглашения военной тайны. Сформированный тогда механизм военной цензуры оказался оптимальным: многое из военного опыта взяли на вооружение органы советской цензуры, в частности составление отчетов, их форму, движение по инстанциям.

Другим шагом был выпуск "Перечня сведений и изображений, касающихся внешней безопасности России и ее военно-морской и сухопутной обороны, оглашение и распространение коих в печати, в речах или докладах, произносимых публичных собраниях, воспрещаются на основании ст. 1 отдела 2 Закона от 5 июля 1912 г. и ст. 5 Высочайшего Указа Правительствующему Сенату от 20 июля 1914 года". Перечень состоял из 25 пунктов, запрещающих освещение в печати различных сторон военной жизни. В этот Перечень были включены почти все вопросы, начиная о военных шпионах и заканчивая посещениями царскими особами театра военных действий. Немного позднее, 9 ноября 1914 г., было издано Постановление "О дополнении Перечня сведений и изображений, касающихся внешней безопасности России и ее военно-морской и сухопутной обороны, оглашение и распространение коих в печати, в речах или докладах, произносимых в публичных собраниях, воспрещается на основании ст. 1 отдела 2 Закона от 5 июля 1912 г. и ст. 5 Высочайшего Указа Правительствующему Сенату от 20 июля 1914 года".

Ученый-историк С.В. Чертопруд, исследуя ход развития российской законодательной базы, связанной с защитой государственной тайны, выделяет три этапа этого процесса.

1892 - 1912 гг. - попытка не отстать от "европейской моды" борьбы со шпионажем. Сказывались и недостаток опыта, и недостаточное понимание опасности шпионажа как одного из способов ведения войны не только в период боевых действий, но и в мирное время. В качестве примера при разработке собственного законодательства Россия использовала французский уголовный закон и немецкое уголовное уложение.

1912 - 1914 гг. - наиболее благоприятные для судебной практики в сфере противодействия шпионажу. Принят один из самых совершенных законов в Европе, многочисленный карательный аппарат (полиция, армия, корпус жандармерии), имеющий богатый опыт борьбы с внутренним врагом - оппозицией, успехи русской разведки в сфере контрразведывательных операций и защиты государственных секретов.

1914 - 1917 гг. - отставание от реалий жизни. Перечень сведений, составляющих военную тайну, следовало бы принимать вместе с Законом от 5 июля 1912 г., как и отдельные пункты Временного положения о военной цензуре[9] .

Начиная с 1917 г. в советские времена в России действовала административно-правовая система защиты государственных секретов. Функционировали две системы тайны: государственная и партийная. Секретность выступала в роли социального института, стоявшего выше многих социальных институтов, так как ее место было обусловлено традиционно существовавшими стереотипами примата власти над правом. Большая часть нормативных правовых актов была засекречена. Презумпция государственной секретности порождала ситуацию, при которой бремя доказывания нецелесообразности ограничений на распространение информации лежало на тех, кто хотел обнародовать какие-либо данные или рассекретить их. Вопросы отнесения сведений к государственной тайне решались не законодательно, а на уровне секретных правительственных постановлений. Поэтому с начала 30-х годов XX столетия стало засекречиваться все больше и больше сведений. По всей видимости, причин этому несколько: шпиономания, затем построение такого механизма функционирования государственных органов, где секретность является одним из ведущих элементов, разрыв между словом и делом, между лозунгами и реальностью в имевшей место политической и экономической ситуацией в стране. Здесь особо необходимо отметить, что архаичная по меркам современности система защиты государственной тайны складывалась в Советской России в сложных исторических условиях. Она зародилась в так называемый период обострения классовой борьбы, укрепилась в годы Великой Отечественной войны и в дальнейшем в годы "холодной войны". Регулирование сохранности государственной тайны на основе подзаконных актов было удобным, так как позволяло легко маневрировать в этих вопросах в необходимую сторону, а иногда просто творить произвол. Так, Перечень сведений, составляющих государственную тайну, разглашение которых преследуется по закону, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 10 июня 1947 г., предельно краток. Первыми сформулированы сведения военного характера, которые включают: организацию, численность, боеспособность войск, состояние мобилизационных запасов, военной промышленности и т.п. Но уровень засекречивания, например, сведений о боеготовности, численности и дислокации войск начинался с отдельного подразделения. Целесообразно ли засекречивать степень боеготовности отдельной роты? Вряд ли, так как величина ущерба от разглашения таких сведений ниже стоимости затрат на их защиту. Поэтому как следствие - на эту информацию, за исключением скупых газетных сообщений, устанавливался гриф не ниже "Совершенно секретно", так как именно этот гриф был нижним для обозначения сведений, составляющих государственную тайну. В результате стоимость мероприятий по защите такого большого количества информации была весьма колоссальной. Но главным недостатком Перечня 1947 г. являлся его открытый характер, в частности, п. 14 позволял Совету Министров СССР относить к государственной тайне другие сведения, которые будут признаны не подлежащими разглашению. Отмеченное положение указывает на разрыв между формой и содержанием. Необходимо отметить, что обилие сведений, составляющих государственную тайну, дезавуировало их перед государственными служащими, порождая у них недоверие к грифу секретности, читая под ним все что угодно. В дальнейшем принимались меры по детализации перечней сведений, составляющих государственную тайну, однако это привело к тому, что сами перечни стали иметь гриф "Совершенно секретно", что абсурдно само по себе. Отнесение сведений к государственной тайне осуществлялось, не базируясь на степени ущерба от их возможного разглашения, а эмпирическим путем. Никаких научно обоснованных методик определения степени секретности сведений не было.

Вместе с тем отсутствие необходимого правового осмысления, абсолютистские подходы привели к тому, что механизм реализации мер защиты сведений, составляющих государственную тайну, получивший название режим секретности, стал довлеть над реальной действительностью. После определенного "косметического очищения" на рубеже 50 - 60-х годов XX в. от наиболее изживших себя форм использования института государственной и военной тайны, не по прямому назначению, а кое-где и для прикрытия беззаконий, система защиты государственной тайны хотя по-своему совершенствовалась, однако в целом все более отставала от потребностей общественного развития. В результате затрудненность возможности оперативного обмена информацией о новых научных и промышленных разработках начала приносить ощутимый вред: одновременно финансировались по нескольку аналогичных проектов в разных отраслях промышленности; предприятия, производящие товары народного потребления, оставались без технологической подпитки со стороны военно-промышленного комплекса. Поэтому режим секретности становился одним из тормозов научно-технического прогресса.

2. Нормативно-правовые основы в области защиты государственной тайны

Вопросы обеспечения безопасности государства в соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации находятся в ведении Российской Федерации и являются предметом деятельности федеральных органов государственной власти. Распределение функций между федеральными органами государственной власти определено в гл. 4 - 7 Конституции Российской Федерации.

Закон Российской Федерации "О государственной тайне", имеющий конституционную основу (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), конкретизирует деятельность федеральных органов государственной власти в области обеспечения безопасности государства в части защиты государственной тайны. В этом же Законе, в ст. 2, определены сведения, которые относятся к государственной тайне, - это "защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации".

Вопросы отнесения тех или иных сведений к государственной тайне всегда были и остаются одними из актуальных потому, что этими вопросами юридическая наука занималась пока мало. Главное же - это то, что указанные вопросы затрагивают основные конституционные ценности, сформулированные в ст. 2 и 29 Конституции Российской Федерации. В этой связи законность отнесения сведений к государственной тайне имеет особую значимость.

Статьей 9 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" определен порядок отнесения сведений к государственной тайне, согласно которому:

"Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с настоящим Законом.

Обоснование необходимости отнесения сведений к государственной тайне в соответствии с принципами засекречивания сведений возлагается на органы государственной власти, предприятия, учреждения и организации, которыми эти сведения получены (разработаны).

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, определяемым настоящим Законом, руководителями органов государственной власти в соответствии с Перечнем должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемым Президентом Российской Федерации. Указанные лица несут персональную ответственность за принятые ими решения о целесообразности отнесения конкретных сведений к государственной тайне.

Для осуществления единой государственной политики в области засекречивания сведений межведомственная комиссия по защите государственной тайны формирует по предложениям органов государственной власти и в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. В этом Перечне указываются органы государственной власти, наделяемые полномочиями по распоряжению данными сведениями. Указанный Перечень утверждается Президентом Российской Федерации, подлежит открытому опубликованию и пересматривается по мере необходимости.

Органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, в соответствии с Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, разрабатываются развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию. В эти перечни включаются сведения, полномочиями по распоряжению которыми наделены указанные органы, и устанавливается степень их секретности. В рамках целевых программ по разработке и модернизации образцов вооружения и военной техники, опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ по решению заказчиков указанных образцов и работ могут разрабатываться отдельные перечни сведений, подлежащих засекречиванию. Эти перечни утверждаются соответствующими руководителями органов государственной власти. Целесообразность засекречивания таких перечней определяется их содержанием".

В соответствии с этой статьей Закона руководители органов государственной власти, наделенные полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне:

- рассматривают обоснованные предложения по отнесению сведений к государственной тайне, представленные органами государственной власти, предприятиями, учреждениями и организациями;

- принимают решения об отнесении сведений к государственной тайне и несут персональную ответственность за принятые решения;

- разрабатывают развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию в отрасли (министерстве, ведомстве), с указанием степени секретности сведений, по отношению к которым эти министерства, ведомства наделены полномочиями по распоряжению;

- вносят предложения в межведомственную комиссию по защите государственной тайны для формирования открытого общегосударственного Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне.

Вместе с этим необходимо отметить, что отношение ученых и исследователей к действующему порядку отнесения сведений к государственной тайне неоднозначно. Значительная часть из них поддерживает этот порядок и придерживается следующего взгляда. Так, по мнению М.А. Вуса, А.В. Федорова, А.Л. Балыбердина[10] , ст. 9 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" сохранила существовавший и до принятия Закона перечневый метод отнесения сведений к государственной тайне. Вместе с тем существенным отличием заложенных в указанном Законе норм от практики, существовавшей до его принятия, является установленная Законом трансформация общегосударственного Перечня. Этот Закон устранил прежде всего существовавшую раньше "коллективную безответственность" в этой области государственных отношений, установив персональную ответственность конкретных должностных лиц за принятие решений по отнесению сведений к государственной тайне. В общегосударственный Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, теперь включаются сведения, уже отнесенные в установленном порядке к государственной тайне полномочными должностными лицами. За ними сохраняется ответственность за обоснованность установленной степени секретности конкретных сведений.

С другой стороны, в соответствии со ст. 5 Закона о государственной тайне многие из конкретных сведений, определяющих систему защиты государственной тайны, сами по себе составляют государственную тайну, поэтому помещение конкретных сведений в Перечень сведений, составляющих государственную тайну, или в Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, с оценкой степени их секретности привело бы к необходимости их засекречивания, что абсолютно недопустимо, исходя из их предназначения и необходимости обнародования.

Правомерность ограничения прав граждан и должностных лиц, связанных с секретностью упомянутых развернутых перечней сведений, подлежащих засекречиванию, подтверждается содержанием двух статей Конституции Российской Федерации. В соответствии с ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации: "Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом". Учитывая, что ряд развернутых перечней содержит сведения, составляющие государственную тайну, единственно законным способом реализации прав граждан, определенных упомянутой ст. 29, является порядок, изложенный в Законе Российской Федерации "О государственной тайне" (ст. 21), включающий процедуру оформления на них допуска к государственной тайне на добровольной основе. Вместе с тем допущенные к государственной тайне граждане и должностные лица в соответствии со ст. 24 упомянутого Закона могут быть ограничены в своих правах, в том числе и в праве на распространение сведений, составляющих государственную тайну.

Сложнее обстоит дело в отношении подхода в целом к отнесению сведений к государственной тайне. Здесь мнения ученых и исследователей разделились. По мнению В.А. Четвернина: "Конституция однозначно устанавливает: "Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом" (ч. 4 ст. 29 Конституции). Это конституционное положение не допускает дискреционные полномочия исполнительной власти по определению перечня сведений, составляющих государственную тайну. Однако согласно ст. 9 Закона РФ "О государственной тайне", принятого до вступления в силу Конституции, право решать, какие сведения являются государственной тайной, частично передано исполнительной власти: межведомственная комиссия по защите государственной тайны, состав которой по представлению Правительства утверждает Президент РФ, формирует Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. Указанный Перечень утверждается Президентом РФ, подлежит открытому опубликованию и пересматривается по мере необходимости. Таким образом, существующий порядок ограничения свободы информации по мотивам государственной тайны является неконституционным".

Действительно, на первый взгляд организация отнесения сведений к государственной тайне, действующая в настоящий период, основана на делегировании законодательных полномочий законодательной властью исполнительной.

Трактуемая буквально, ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации исключает делегирование законодательных полномочий в области отнесения сведений к государственной тайне. Она требует, чтобы перечень сведений, составляющих государственную тайну, определялся федеральным законом.

Указанное отношение исследователей к данному вопросу поддерживается учеными Т.Д. Зражевской, В.А. Мальцевым, И.Н. Суховым, С.Н. Черновым, Н.Э. Шишкиной, А. Шайо. По их мнению: "Федеральный закон является единственным видом нормативных актов, которым государство может ограничить права человека и гражданина"[11] .

По словам ряда ученых: "В Конституции РФ 1993 г. о государственной тайне упоминается в связи со свободой слова и свободой информации... Эта связка со свободой слова и информации не случайна. Наличие перечня сведений, составляющих государственную тайну, и способов их охраны - это объективная потребность жизни государства. Но в демократическом государстве она не должна преступать тот предел, когда она превращается в способ ограничения гласности и прав человека"[12] .

В этой связи вполне закономерно возникает вопрос: если границы (структура, объем, содержание и детализация) законодательного акта определяются теми ветвями государственной власти, для контроля которых он предусматривается, то можно ли считать, что он будет объективным или эффективным?

Однако в Российской Федерации существуют ограничения на делегированное законодательство, подтвержденные положением ст. 10 Конституции Российской Федерации, согласно которой "государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны".

При осуществлении отмеченных изменений соответствующие коррективы должны быть внесены в законодательство по защите государственной тайны.

3. Защита государственной тайны в Российской Федерации на современном этапе ее развития

Одним из приоритетных направлений государственной политики в сфере государственной безопасности было и остается в РФ укрепление конституционно-правовых основ защиты сведений, составляющих государственную тайну.

Сложившееся к настоящему времени положение в этой области требует разработки новой концепции обеспечения правовой защиты государственной тайны[13] . В ее рамках необходимо определить оптимальное основание для отнесения информации к содержащей государственную тайну; при этом найти критерии достижения баланса интересов государства, общества и личности в сфере обеспечения ее защиты.

Для того чтобы максимально полно (исчерпывающе) выявить потребности в разработке новой концепции правовой защиты государственной тайны в Российской Федерации, необходимо выяснить, каким критериям не отвечает нынешняя концепция и каковы факторы, обусловившие насущную потребность в ее совершенствовании.

Ответ на этот вопрос предполагает рассмотрение существенных недостатков и ряда негативных моментов, проявившихся в этой сфере на протяжении двух последних десятилетий.

1. В настоящее время одним из самых серьезных недостатков, весьма затрудняющих процедуру обжалования (оспаривания) нормативных правовых актов, возникающих из публичных правоотношений, связанных с разглашением государственной тайны, является наличие чрезмерно усложненной, иерархической и "закрытой" системы, действующей в отношении сведений, представляющих строго конфиденциальную информацию в интересах государства и общества в целом. Об этом свидетельствует излишне большое количество инстанций, разрабатывающих и согласовывающих перечни такого рода сведений.

Как известно, конкретный перечень сведений, составляющих государственную тайну, закреплен в статье 5 Закона РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. N 5485-1[14] .

По причине того, что этот перечень носит слишком общий характер, а приведенные в нем сведения являются весьма общими и внутри каждой из их подгрупп содержатся данные различной важности, определяемой величиной ущерба, который может быть нанесен их несанкционированным разглашением, для этих подгрупп трудно установить какую-то определенную степень важности и, следовательно, степень засекречивания. Именно в связи с этим ст. 9 Закона "О государственной тайне" потребовала дальнейшей последовательной детализации перечня сведений, составляющих государственную тайну: "Для осуществления единой государственной политики в области засекречивания сведений, - говорится в ней, - Межведомственная комиссия по защите государственной тайны формирует по предложению органов государственной власти и в соответствии с перечнем сведений, составляющих государственную тайну, Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. В этом Перечне указываются органы государственной власти, наделяемые полномочиями по распоряжению данными сведениями. Указанный Перечень утверждается Президентом Российской Федерации, подлежит открытому опубликованию и пересматривается по мере необходимости".

Такой Перечень был утвержден Указом Президента РФ в 1995 г. (затем уточнен в 1998 и 2006 гг.). В него первоначально вошли 87 групп сведений, отнесенных к государственной тайне.

В Указе Президента РФ от 24 января 1998 г. 6 групп сведений, составляющих государственную тайну и указанных в п. 1 ст. 5 Федерального закона "О государственной тайне" (сведения в военной сфере), были детализированы в виде соответствующих 22 групп сведений, отнесенных к государственной тайне.

С 11 февраля 2006 г. вступила в силу новая редакция Указа Президента РФ N 90 "О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне". Действующая редакция этого Перечня определяет уже 113 групп сведений, составляющих государственную тайну. Указанный Перечень увеличился за счет чрезмерной детализации и конкретизации сведений, составляющих государственную тайну.

Таким образом, произошла первая детализация Перечня сведений, составляющих государственную тайну. Не изменяя масштаба и объема сведений, указанных в статье 5 Закона РФ "О государственной тайне", Указ Президента РФ позволяет представить и выбрать уже более узкие группы сведений, отнесенных к государственной тайне. Тем самым повышается точность и быстрота определения (оценки) величины ущерба для обороны и безопасности страны в случае незаконного рассекречивания незаконопослушными гражданами частных и конкретных сведений, отнесенных к государственной тайне.

Отдельные перечни сведений, подлежащих засекречиванию, составляются в рамках целевых программ по разработке и модернизации образцов вооружения и военной техники, опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ. Целесообразность засекречивания таких перечней определяется их содержанием. Они утверждаются соответствующими руководителями органов государственной власти. По этой причине в названные перечни не только включаются сведения, полномочиями по распоряжению которыми наделены указанные органы государственной власти, но и устанавливается степень их секретности.

Указанные выше развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию, которые утверждаются соответствующими руководителями органов государственной власти, носят закрытый характер. Поэтому рядовые граждане или судебные работники, не ознакомленные с перечнями министерств, ведомств и других субъектов, наделенных правом засекречивания сведений, не могут определить, что есть секрет, а что нет[15] .

2. Как недостаток ныне действующей концепции правовой защиты государственной тайны следует отметить и неоднозначное понимание сущности, формы и масштабов понятия "перечень сведений, составляющих государственную тайну".

Обращает на себя внимание существующее расхождение формулировок относительно различных видов охраняемых перечней сведений в различных российских законах и нормативных правовых актах. При этом отсутствуют их четкие определения и разграничение между собой понятий (точнее, юридических конструкций): "перечень сведений, составляющих государственную тайну", "перечень сведений, отнесенных к государственной тайне", "перечень сведений, подлежащих засекречиванию". Эти виды перечней сегодня не согласованы (ни по названию, ни по содержанию, ни по форме) с требованиями ст. 275, 276, 283 и 284 УК РФ.

Например, в Конституции РФ и УК РФ говорится о перечнях сведений, составляющих государственную тайну. В УК РФ также говорится о "содержащих государственную тайну документах".

В Законе РФ "О государственной тайне" (в редакции от 21 июля 1993 г. N 5485-1) упоминаются сведения, которые могут быть отнесены к государственной тайне (ст. 5); Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, формируемый Межведомственной комиссией по защите государственной тайны и утверждаемый Президентом РФ (ст. 9); развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию, с установленной степенью их секретности, утверждаемые руководителями органов государственной власти, наделенных Президентом РФ полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне (ст. 9); сведения, не подлежащие засекречиванию (ст. 7).

В Законе РФ "О государственной тайне" (в редакции от 6 октября 1997 г. N 131-ФЗ) содержится ст. 5 "Перечень сведений, составляющих государственную тайну"; ст. 7 "Сведения, не подлежащие отнесению к государственной тайне и засекречиванию".

Опираясь на словарные дефиниции литературного русского языка, можно сделать вывод, что между понятиями "составляющие", "содержащие", "отнесенные", "подлежащие" и "не подлежащие" существует значительная разница. И поэтому использование данных слов как синонимов (взаимозаменяют друг друга и сближают соответствующие понятия) в различных толкованиях закона не только является нарушением законодательной техники, но и одновременно нарушает право человека на получение достоверной правовой информации.

3. В качестве еще одного недостатка ныне действующей концепции правовой защиты государственной тайны следует отметить отсутствие в российском законодательстве четко и строго установленного числа и круга лиц, которые вправе относить сведения к государственной тайне.

Распоряжениями Президента РФ Перечень должностных лиц органов государственной власти, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, периодически изменяется и утверждается:

а) прежний Перечень, утвержденный распоряжением Президента РФ в 1997 г., включал 34 должностных лица органов государственной власти;

б) новый Перечень, утвержденный распоряжением Президента РФ в 2000 г., включает в себя уже 39 должностных лиц органов государственной власти.

Если следовать количеству должностных лиц органов государственной власти в вышеназванном Перечне должностных лиц, то лишь в период с 1997 по 2001 г. в России существовало уже от 34 до 39 развернутых перечней сведений, подлежащих засекречиванию, и соответственно столько же нормативно-методических документов по оценке количественно-качественной величины ущерба, наносимого незаконным распространением сведений, подлежащих засекречиванию.

С учетом изложенного представляется целесообразным упростить неоправданно сложную иерархическую процедуру засекречивания всевозможных перечней сведений. Во времена СССР подобных указанным выше трем типам перечней не было. Усложненная же процедура засекречивания сведений с помощью различных перечней приводит к трудностям при обеспечении необходимого в современных условиях баланса интересов личности, государства и общества в сфере обеспечения защиты прав граждан, обороны и государственной безопасности.

4. Существенным недостатком ныне действующей концепции правового регулирования защиты государственной тайны является отсутствие в России специального органа, занимающегося правовым регулированием обеспечения защиты различных видов тайны и поиском соотношения между ними. Такой орган сегодня крайне необходим, ибо до сих пор не найден четкий ответ на вопрос, кто должен заниматься толкованием положений Закона РФ "О государственной тайне", анализируя отнесение к государственной тайне той или иной информации; при определении отдельных пунктов, составляющих государственную тайну; при определении степени секретности конкретных сведений или их групп, а также структуры самого перечня сведений.

Таким образом, решение вопросов защиты государственной тайны в стране находится в компетенции в основном исполнительной власти при недостаточном контроле со стороны российских законодателей. Передача полномочий Верховного Совета РФ по разработке системы правового регулирования в сфере безопасности Администрации Президента РФ не повышает конституционность защиты прав человека, однако в результате такого изменения заметно повышаются полномочия главы государства по делегированию законодательных полномочий в области государственной тайны федеральным органам исполнительной власти. А это приводит к ряду негативных последствий.

Учитывая актуальность и важность рассматриваемого вопроса, целесообразно вернуться к прежней практике и включить в число полномочий нынешнего законодательного органа власти (Государственной Думы РФ) такие функции, как разработка системы правового регулирования в сфере безопасности и контроль за деятельностью по обеспечению безопасности.

С учетом изложенного предлагается и другой вариант - создать в России орган, который бы координировал законодательство (правовое регулирование) в области защиты государственной тайны и обеспечения обороны и безопасности государства, а также других видов конституционной безопасности (военной, информационной, научной и др.).

5. Серьезный недостаток нынешней концепции правовой защиты государственной тайны - отсутствие официально изданной и общеизвестной методики определения и оценки размеров ущерба, нанесенного безопасности РФ вследствие несанкционированного распространения сведений, составляющих государственную тайну.

Дифференцировав понятия "национальная безопасность", "государственная безопасность", "информационная безопасность", "государственная тайна" и др., закон умалчивает о том, как, например, необходимо оценить ущерб, нанесенный безопасности страны разглашением государственной тайны, по какой общеизвестной методике проводить эту оценку, кто и как должен определять параметры этой оценки.

В качестве одного из недостатков Закона РФ "О государственной тайне" следует указать на то, что в нем отсутствует закрепление конкретных методик оценки ущерба от разглашения секретных сведений и упущенной выгоды при несанкционированном разглашении конкретных сведений, содержащих государственную тайну. Сегодня такая методика неизвестна даже работникам правоохранительных органов.

В качестве еще одного недостатка процедуры оценки размеров ущерба, нанесенного разглашением государственной тайны, можно отметить то, что указанная процедура сегодня отличается излишней сложностью. В ней задействованы по крайней мере три инстанции: Правительство РФ, руководители органов государственной власти, наделенные полномочиями относить сведения к государственной тайне, и Межведомственная комиссия. В соответствии со ст. 8 Закона "О государственной тайне": порядок определения размеров ущерба, нанесенного безопасности Российской Федерации, устанавливается Правительством РФ; количественные и качественные показатели этого ущерба определяются в соответствии с нормативно-методическими документами, утверждаемыми руководителями органов государственной власти, наделенных полномочиями относить сведения к государственной тайне; каждый такой документ согласовывается с Межведомственной комиссией по защите государственной тайны.

6. В качестве имеющегося недостатка ныне действующей концепции правовой защиты государственной тайны следует назвать и неприемлемость существующей неофициальной методики оценки (определения) размеров ущерба, нанесенного разглашением государственной тайны.

В интересах "соблюдения баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства и взаимной ответственности их по обеспечению безопасности"[16] граждане должны знать и уметь определять размер ущерба, который может быть ими нанесен безопасности Российской Федерации вследствие несанкционированного распространения ими сведений, составляющих государственную тайну, а также ущерба, наносимого предприятиям, учреждениям и организациям, в связи с засекречиванием информации, находящейся в их собственности.

Задача №2

Условия: Прочтите ст.16 ГК РФ и дайте ответ на следующие вопросы

Ст.16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления.

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектам Российской Федерации или муниципальным образованием.

Вопросы:

1. Когда именно, т.е. при каких конкретных обстоятельствах необходимо руководствоваться данной правовой нормой?

2. Какие субъекты при данных обстоятельствах являются участниками конкретного правоотношения и какое поведение им предписывается этой нормой права?

3. Какие неблагоприятные правовые последствия наступят для участника, нарушившего предписания данной правовой нормы?

Решение:

Правилом данной статьи установлена специфика ответственности за убытки, возникшие у граждан и юридических лиц в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов. Такие убытки подлежат возмещению Российской Федерацией, субъектами РФ или муниципальными образованиями.

В данной статье названа только одна разновидность незаконных действий (бездействия), в результате которых гражданам или юридическим лицам причинены убытки: издание государственным органом или органом местного самоуправления акта, не соответствующего закону или иному правовому акту. Убытки могут возникнуть в результате многих других незаконных действий (бездействия). Например, из-за незаконного задержания, ареста имущества гражданина, создания препятствий для использования помещения, в котором находится офис юридического лица, непринятия мер по ремонту аварийного здания или эвакуации лиц, находящихся в таком здании, незаконного изъятия имущества юридического лица.

Основанием для возмещения убытков являются незаконные действия (бездействие) органов государства, местного самоуправления, их должностных лиц.

2. Круг органов, относящихся к государственным органам и органам местного самоуправления, определен ст. 125 ГК. На уровне Федерации это Федеральное Собрание, Президент, Правительство, федеральные органы исполнительной власти (в частности, министерства, государственные комитеты). На уровне республики - законодательное собрание или иной представительный орган, органы исполнительной власти республики: президент, правительство, республиканские министерства, ведомства. В крае, области, автономной области, автономном округе - законодательное собрание или дума, администрация субъекта РФ, ее комитеты, департаменты, управления. В муниципальных образованиях - городские, сельские, поселковые собрания народных представителей или местные советы, муниципальные органы исполнительной власти (например, районная администрация).

В отдельных законах РФ имеется прямое указание на органы, чьи незаконные действия (бездействие) могут повлечь возмещение убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу. Например, согласно Закону о конкуренции ответственными за причиненный ущерб являются антимонопольные органы (в центре и на местах).

В арбитражной практике есть немало дел по оспариванию юридическими лицами законности действий налоговых органов, взыскавших в бесспорном порядке суммы, составляющие, по мнению налоговых органов, не уплаченные этими лицами налоги; имеются также дела о возмещении ущерба, причиненного действиями комитетов по управлению государственным и муниципальным имуществом, и др.

Субъектом имущественной ответственности за ущерб, причиненный незаконными действиями государственных органов, выступает государство в целом, его субъекты, а за действия (бездействие) органов местного самоуправления - муниципальные образования. Компенсация убытков осуществляется за счет бюджета соответствующего уровня. Нормы гражданского законодательства обусловлены Конституцией, закрепившей за гражданами право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государства и их должностных лиц (ст. 53).

От субъекта материальной ответственности, т.е. лица, за счет средств которого будут возмещаться убытки, следует отличать участников процессуальных отношений в судах по делам о взыскании причиненного ущерба гражданам или юридическим лицам. Ответчиками в таких делах является не Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование, а соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления, незаконными действиями (бездействием) которых причинен ущерб гражданам или юридическим лицам.

Иное процессуальное положение у должностных лиц, незаконными действиями (бездействием) которых причинены убытки.

К сожалению, приходится констатировать некоторое несоответствие между ст. 13 ГК и данной статьей. В ст. 13 не упомянуты должностные лица, издающие незаконные акты. Однако эти должностные лица участвуют в делах, предусмотренных гл. 25 ГПК, в качестве ответной стороны по жалобам граждан на их незаконные действия.

В статье 16 ГК РФ должностные лица прямо названы наряду с государственными органами и органами местного управления, действиями (бездействием) которых может быть причинен ущерб гражданам или юридическим лицам. Но ответчиком в суде общей юрисдикции или арбитражном суде по делу о возмещении убытков по этой статье будет не должностное лицо, а тот государственный орган или орган местного самоуправления, в котором данное должностное лицо работает. Должностное лицо, действиями которого причинен ущерб, возмещаемый за счет государственных средств, материально отвечает не перед гражданином или юридическим лицом, а перед соответствующим государственным органом или органом местного самоуправления. Поэтому в делах о возмещении ущерба, вызванного незаконными действиями (бездействием) должностных лиц, последние могут обладать статусом третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика.

Требование о возмещении убытков, возникших в результате незаконных действий (бездействия) государственного органа, органа местного самоуправления или должностных лиц этих органов, может быть заявлено после вступления в законную силу решения суда о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица. Возможно объединение в одном иске требований о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления, а также о возмещении убытков, возникших у граждан или юридических лиц в результате издания подобного акта, и рассмотрение обоих требований в одном производстве. Суд вправе, если посчитает нецелесообразным совместное рассмотрение, разъединить требования и рассмотреть их раздельно (п. 3 ст. 130 АПК).

3. Причиненные незаконными действиями государственного органа, органа местного самоуправления гражданину или юридическому лицу убытки подлежат возмещению в объеме, предусмотренном ст. 15 ГК. Они должны быть возмещены в полном объеме, если законом или соглашением сторон не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, складывающихся из реального ущерба и упущенной выгоды. ГК включает в состав подлежащих возмещению не только фактически понесенные расходы, но и те расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Суд при доказанности нарушения права может по требованию истца присудить ответчику выплатить истцу в порядке компенсации убытков те расходы, которые истцу еще предстоит понести для восстановления своего права. Например, если неправомерными действиями ответчика повреждена квартира истца, то последний вправе потребовать компенсации ему расходов на предстоящий ремонт квартиры. Конечно, в этом случае необходимо будет обосновать размер предстоящих расходов, причинную связь между повреждением квартиры и действиями должника. Но не вызывает сомнения само право требовать компенсации предстоящих расходов.

В абз. 2 п. 2 статьи 15 ГК РФ конкретизируется размер упущенной выгоды применительно к случаям, когда лицо, нарушившее право, получило вследствие такого нарушения доходы. Возмещению подлежит упущенная выгода в размере не меньшем, чем полученный доход.

Требуя возмещения реального ущерба и упущенной выгоды, лицо, право которого нарушено, обязано доказать размер ущерба (см. ст. 393 ГК), причинную связь между ущербом и действиями лица, нарушившего право, а в случаях, когда законом или договором предусмотрена презумпция невиновности должника, - также его вину (ст. 401 ГК).

В статье 16 ГК РФ предусмотрен особый случай возмещения убытков, причиненных незаконными действиями в сфере управления. Правило данной статьи распространяется только на государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица. Убытки, причиненные незаконными действиями негосударственных органов управления, подлежат возмещению в соответствии со ст. 15 ГК.

Заключение

Подводя итог данной работы можно сделать следующие выводы:

1. Принципы построения и функционирования системы защиты государственной тайны, политические, военные и экономические цели, правовые основы и организационные формы, пропорции между затратами на обеспечение сохранности государственной тайны и ее позитивными результатами не подвергались объективному критическому анализу и длительное время публично не поднимались. Все это явилось следствием отчужденности института секретности от интересов общества. Как отмечают ученые, когда в период перестройки в советском обществе ускорилось развитие информационных процессов, проблемы правового регулирования вопросов, связанных с защитой государственной тайны, обозначились достаточно остро. Их нерешенность, отсутствие в обществе достаточной правовой культуры повлекли болезненные реакции общественного сознания и как следствие - неадекватное эмоционально-психологическое реагирование общества на усилия государства по обеспечению сохранности государственных тайн, рецидивы которого проявляются и сегодня.

Итак, история организации защиты государственной тайны в России документально прослеживается со времен Петра I. Исторический опыт обеспечения сохранности государственных секретов в ряде вопросов явился прообразом настоящего порядка, в частности порядка обращения с секретными документами. Регулирование вопросов, связанных с защитой государственной тайны, как правило, осуществлялось на подзаконном уровне.

2. На современном этапе отнесение сведений к государственной тайне в РФ базируется на перечневой системе, точнее - на перечневой пирамиде, состоящей из:

- Перечня сведений, составляющих государственную тайну, правовой основой которого явились ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации и раздел II, ст. 5 Закона Российской Федерации "О государственной тайне";

- Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне, разработанного в соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" и утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995г. N1203 (в ред. Указа Президента Российской Федерации от 24 января 1998г. N 61) с изменениями и дополнениями от 6 июня 2001г., 10 сентября 2001г. и 29 мая 2002г.;

- развернутых перечней сведений, подлежащих засекречиванию, разрабатываемых в соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" и утверждаемых должностными лицами, полномочными относить сведения к государственной тайне (действующий Перечень должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утвержден распоряжением Президента Российской Федерации от 16 апреля 2005г.).

3. В настоящее время отсутствуют как классификатор, так и конкретные методики расчета ущерба, причиненного преступными посягательствами в сфере защиты государственной тайны, что само по себе приводит, во-первых, к незащищенности самой государственной тайны, а во-вторых, к отсутствию возможности оценить тяжесть последствий и надлежаще квалифицировать деяние.

Таким образом, анализ даже небольшого количества недостатков, существующих в сфере защиты государственной тайны, диктует насущную необходимость оптимизации концепции ее правовой защиты с учетом нынешнего положения России в современном мире.

Список использованных источников

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993г. (ред. 30 декабря 2009г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2009. – №6-ФКЗ.

2. Закон РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993г. N 5485-1 // В ред. Федеральных законов от 6 октября 1997г. N 131-ФЗ, от 30 июня 2003г. N 86-ФЗ, от 11 ноября 2003г. N 153-ФЗ, от 29 июня 2004г. N 58-ФЗ, от 22 августа 2004г. N 122-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996г. N8-П, Определениями Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002г. N 293-О, от 10 ноября 2002г. N 314-О.

3. Вус М.А., Федоров А.В. Государственная тайна и ее защита в Российской Федерации. СПб., 2003. С. 13.

4. Исаева И.А. История государства и права России. Учебник // М.: Юристъ, 2007. – 171с.

5. Полное собрание законов Российской империи. Т. 5 (1713 - 1719). Печат. в Типографии 2-го отд. Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. Ст. 2791.

6. Полное собрание законов Российской империи. Т. 7 (1723 - 1727). Печат. в Типографии 2-го отд. Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. Ст. 4409, 4418, 4481.

7. Полное собрание законов Российской империи с 1649г. Т. 18 (1767 - 1769). 1830. 13.042. (ЦВИА).

8. Российский государственный военный архив. Ф. 970. Оп. 3. Д. 1224. С. 1 - 4.

9. Российское законодательство X - XX веков. М., 1998. Т. 6. С. 160 - 408.

10. Российское законодательство X - XX веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. М., 1994. Т. 9. С. 303.

11. Сырых В.М. История государства и права России. Советский и современный периоды. Учебник // М.: Юристъ, 2006 г.

12. Трунов И., Трунова Л. Правовое регулирование государственной тайны // Юрист. 2008. N 8. С. 13.

13. Чертопруд С.В. Законодательные акты по защите гостайны в Российской империи в начале XX века // Вопросы защиты информации. 2006. N4.

14. Шайо А. и др. Конституционные права в России: дела и решения. М., 2002. С. 689.


[1] Вус М.А., Федоров А.В. Государственная тайна и ее защита в Российской Федерации. СПб., 2003. С. 13.

[2] Полное собрание законов Российской империи. Т. 5 (1713 - 1719). Печат. в Типографии 2-го отд. Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. Ст. 2791.

[3] Полное собрание законов Российской империи. Т. 7 (1723 - 1727). Печат. в Типографии 2-го отд. Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. Ст. 4409, 4418, 4481.

[4] Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Т. 18 (1767 - 1769). 1830. 13.042. (ЦВИА).

[5] Российский государственный военный архив. Ф. 970. Оп. 3. Д. 1224. С. 1 - 4.

[6] Российское законодательство X - XX веков. М., 1998. Т. 6. С. 160 - 408.

[7] Российское законодательство X - XX веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. М., 1994. Т. 9. С. 303.

[8] Резанов А.С. Закон 5 июля 1912 г. "О государственной измене путем шпионства в мирное время".

[9] Чертопруд С.В. Законодательные акты по защите гостайны в Российской империи в начале XX века // Вопросы защиты информации. 1996. N 4.

[10] Вус М.А., Федоров А.В. и др. Государственная тайна и ее защита в Российской Федерации. СПб., 2003. С. 168 - 169.

[11] Шайо А. и др. Конституционные права в России: дела и решения. М., 2002. С. 689.

[12] Туманов В.А., Чиркин В.Е., Юдин Ю.А. и др. Энциклопедический словарь. 2-е изд. М.: Большая российская энциклопедия; Юристъ, 1997. С. 53.

[13] Под концепцией правовой защиты сведений, составляющих государственную тайну, следует понимать политический документ, отражающий с учетом имеющихся ресурсов и возможностей совокупность официально закрепленных целей, задач, принципов, основных направлений и государственной стратегии в области обеспечения правовой защиты такого рода сведений от внешних и внутренних угроз политического, экономического, военного характера.

[14] В ред. Федеральных законов от 6 октября 1997 г. N 131-ФЗ, от 30 июня 2003 г. N 86-ФЗ, от 11 ноября 2003 г. N 153-ФЗ, от 29 июня 2004 г. N 58-ФЗ, от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П, Определениями Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. N 293-О, от 10 ноября 2002 г. N 314-О.

[15] См.: Трунов И., Трунова Л. Правовое регулирование государственной тайны // Юрист. 2008. N 8. С. 13.

[16] См.: статья 5 Закона РФ "О безопасности".

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ