регистрация / вход

Типы правовых систем

1)В существующих определениях правовая система смешиваются разные методологические уровни, отсутствуют единые основания, велико разнообразие мнений.

1)В существующих определениях правовая система смешиваются разные методологические уровни, отсутствуют единые основания, велико разнообразие мнений.

В работе 1983 г. Н. И. Матузов рассматривал правовую систему как сложное, собирательное, многоплановое понятие, отражающее всю совокупность юридических явлений общества. Исходя из вышеизложенных положений общей теории систем использование слова «собирательность» применительно к характеристике системы неудачно, так как оно призвано подчеркнуть иной, несистемный аспект явлений.

В других исследованиях понимание правовой системы связано с механическим применением концептуального аппарата системного анализа без раскрытия правовой специфики предмета. Так, B.C. Жеребкин дает следующее определение: «... под правовой системой следует иметь в виду, прежде всего набор или совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих в направлении поставленных целей частей, т.е. подсистем элементов, которая образует единое целостное правовое образование, обладающее специфическими системными, интеграционными качествами и признаками самоуправляемости и информационной направленности».

Ряд авторов по существу отождествляют правовую систему с системой правовых норм.

Так, Д. А. Керимов характеризует правовую систему как объективно обусловленное внутреннее объединение в единое целое правовых норм и их подразделений на отрасли. В монографии «Методология права», изданной в 2000 г., Д. А. Керимов отмечает, что «вершиной многосистемности является система права, состоящая из подсистем - правовых норм, институтов и отраслей. При этом система права - не просто совокупность ее подсистем, а система подсистем. Тем самым образуется иерархия правовых систем, создающих стройное здание правовой системности: от основания (система многообразных правовых норм) через промежуточные «этажи» (система институтов и отраслей права) к его вершине (система права). Л. С. Явич характеризовал правовую систему в качестве структурированной совокупности отдельных правовых норм, включающей относительно самостоятельные образования (институты, отрасли, группы отраслей). Последнее определение страдает, как минимум, двумя глубокими противоречиями. Во-первых, словосочетание «единство правовых норм и правовых актов» не учитывает законы формальной логики, а именно: недопустимо приравнивать друг к другу разнопорядковые явления. А во-вторых, в подобной конструкции определения автор воленс-ноленс выводит правовые институты, идеи и представления за рамки правовой системы.

Другая группа авторов (Н. И. Матузов, В. К. Бабаев и В. Н. Протасов) допускает отождествление понятий «правовая система» и «механизм правового регулирования». «В итоге, - полагает Н. И. Матузов, - правовую систему можно определить как совокупность внутренне согласованных, социально однородных юридических средств, с помощью которых государство оказывает необходимое нормативное воздействие на общественные отношения (закрепление, регулирование, охрана, защита)». Не включая в объем данного понятия, такие компоненты правовой действительности, как правосознание, правовая культура, правообразование, авторы существенно обедняют предмет исследования. К тому же правовая система общества предполагает не только процесс воздействия юридических средств на общественные отношения, но и результат такого воздействия. В противном случае нарушается принцип системности в изучении правовой действительности.

В зарубежной юриспруденции (в особенности англосаксонской) термин «правовая система» не получил должного развития, как и большинство других общетеоретических категорий права. Редкие упоминания указанной категории в иностранной юридической литературе отличаются тенденциозностью и расплывчатостью определений. Так, представитель американского правоведения В. Вэйдлих пишет: «Термин «правовая система» используется как раз для того, чтобы охарактеризовать историко-правовые и этнокультурные отличия системы права разных народов» и далее: «Выделение правовых систем имеет преимущественно историческое значение».

Отмечая полярность мнений в вопросе определения правовой системы, обратим внимание на то, что авторы выделяют самые разнообразные наборы компонентов правовой системы, а критерии их выделения до сих пор отсутствуют. Данный пробел отрицательно сказывается на четкости элементного состава системы, который в научной литературе традиционно не описывается.

В правовой системе воедино слились правовые представления общества, его культура и психология с арсеналом технико-юридических средств, с деятельностью его объединений. Именно этим объясняются возможность соединения в правовой системе разнообразных правовых явлений, многоаспектность данной категории, а также трудность познания и классификации компонентов системы. Можно сказать, что сложность структуры правовой системы есть отражение сложности обусловливающих ее общественных отношений.

Большинство авторов (Н. И. Матузов, А. Ф. Черданцев, Н. А. Богданова, С. Ю. Марочкин и др.) представляют правовую систему как синтезированное понятие, отражающее весь комплекс юридических явлений, встречающихся в обществе. Подход к правовой системе через характеристику ее как «всего правового» можно признать господствующим в отечественной правовой науке. В. Н. Княгинин весьма точно сформулировал квинтэссенцию данного подхода: «Термин «правовая система» вне зависимости от того, какой смысл в него вкладывается, употребляется для обозначения некой правовой «тотальности», охватывающей всю совокупность правовых явлений в ее целостности вне зависимости от того, целостность ли это абстрактной теоретической модели правовой действительности или целостность правовой жизни конкретной страны, нации».

В советский период, пожалуй, только Л. С. Явич возражал против включения в понятие «правовая система» всех без исключения юридических явлений, всей правовой действительности. Как известно, правовая реальность состоит не только из позитивных юридических начал, но и из негативных правовых проявлений - правонарушений, деформаций и отклонений. Возможно, ли включать в объем понятия «правовая система» не только положительные, но и отрицательные юридические явления? Ответ на этот вопрос непосредственно связан с поиском критерия относимости тех или иных элементов к структуре правовой системы.

2) Романо-германская правовая семья

Романо-германская правовая система объединяет правовые системы всех стран континентальной Европы. Эта правовая система возникла на основе рецепции римского права. Основной источник права — нормативный акт. Ей присуще четкое деление норм права на отрасли, а все отрасли подразделяются на две подсистемы: частное право и публичное право. К сфере публичного права относятся административное, уголовное, конституционное, международное публичное. К частному относятся гражданское, семейное, трудовое, международное частное. В системе органов государства проводится четкое различие на законодательные и правоприменительные органы. Законотворческие функции составляют монополию законодателя. Для большинства стран этой системы характерно наличие писаной конституции.

В рамках романо-германской правовой системы выделяют следующие группы:

1) группу романского права (правовые системы Франции, Италии, Бельгии, Испании, Румынии, право латиноамериканских стран);

2) группу германского права (правовые системы Германии, Австрии, Венгрии, Швейцарии, Греции, Португалии, Турции, Японии);

3) группу скандинавского права (правовые системы Дании, Норвегии, Швеции).

Англо-саксонская правовая семья

Общее право доминирует в национальных правовых системах Великобритании (кроме Шотландии), Канады, США, Ямайки, Австралии и т. д. Прародительницей этой правовой семьи была Англия. В основе этой правовой системы — принцип stare decisis (лат. стоять на решённом), означающий, что при выработке решения судом господствующая сила принадлежит прецеденту. Основным источником права в Англо-саксонской правовой системе является обычай (подтверждённый судебным прецедентом), законодательство рассматривается как разновидность договора. Таким образом, в отличие от романо-германской системы, судебные решения играют большую роль в собственно формировании права, тогда как романо-германская система оставляет за судами функцию толкования и применения права.

В США имеется тенденция к смешению принципов англосаксонской и романо-германской правовых систем: первая широко распространена на низовом уровне, но по мере повышения уровня юрисдикции имеется тенденция к кодификации права (см. Кодекс Соединённых Штатов). В Канаде частное право является прецедентным, тогда как уголовное — кодифицированным.

Семья социалистического права

Строго говоря, социалистическая правовая система не является самостоятельной системой, а лишь ответвлением романо-германской правовой системы. Для социалистической системы характерен государственный контроль над многими сферами общественной и экономической жизни в обмен на законодательное закрепление большого числа социальных гарантий, а также упрощённый порядок судопроизводства с фактическим отказом от состязательности. При этом практически во всех социалистических государствах сохранялись все формальные признаки романо-германской правовой системы. В рамках англосаксонской системы развитие в сторону социалистической системы не наблюдалось. Одним из характерных, хотя и второстепенных, институтов социалистического права являлся товарищеский суд.

Религиозная правовая семья

Религиозная правовая система — это правовая система, где основным источником права выступает священное писание. Наиболее известными примерами являются исламское право (шариат) и иудейское право (галаха). В Европе религиозное право не прижилось даже в Средние века, поскольку авторитет Церкви относился исключительно к духовной сфере; вопросы же наказания и гражданского права относились к исключительной прерогативе местных правителей. В допетровской Руси Церковь не имела судебной власти, однако в отдельных случаях церковное покаяние (уход в монастырь) с согласия Церкви могло служить заменой отдельных форм уголовного наказания.

Тем не менее, религиозное право во всех случаях было не абсолютной, а лишь преобладающей нормой. В еврейском праве действовала норма «дина демалхута дина» (Закон царства — закон), означавшая, что закон государства, на территории которого проживала данная еврейская община, должен беспрекословно исполняться. В современном Израиле, хотя формально Галаха остаётся доминирующей правовой нормой, законы государства всё более теснят сферу её применения. В исламском обществе шариат мог сочетаться с местными обычаями (адат), а также с законодательством местных правителей; в современных исламских странах шариат является лишь основой законодательства, а также источником его толкования в спорных случаях.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий