регистрация / вход

Контрольная рабоат по Международному частному праву

Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство морского и речного транспорта ФГОУ ВПО Волжская государственная академия водного транспорта

Министерство транспорта Российской Федерации

Федеральное агентство морского и речного транспорта

ФГОУ ВПО Волжская государственная академия водного транспорта

Кафедра: Гражданско - правовых дисциплин.

Дисциплина: Международное частное право.

Контрольная работа

Выполнила:

студентка гр. Ю-06-1162

юридического факультета

заочного обучения

Шалфеева И.В

Проверил:

Крепак С. В.

Н.Новгород. 2011г.

Содержание.

1.Императивные (сверхимперативные) нормы в МЧП. Оговорка о публичном

порядке. Взаимность и реторсия.………….......................................................3

2. Понятие и особенности правового регулирования внешнеэкономических

сделок. Виды внешнеэкономических сделок.................................................11

3. Арбитражное соглашение: понятие, виды, содержание.…………………..17

Список используемой литературы……………………………………………..24

Императивные (сверхимперативные) нормы в МЧП.

Оговорка о публичном порядке. Взаимность и реторсия.

Императивные, коллизионные нормы содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, которые не могут быть изменены по усмотрению сторон. Объем императивных коллизионных норм, как правило, составляют правовые отношения необязательственного характера.

Механизмы, определяющие пределы и условия применения коллизионных норм, действуют разными способами и в разных направлениях. В одних случаях они служат целям уяснения содержания коллизионных правил, в других ориентированы на полное и точное применение, в третьих – ограничивают или исключают их действие. Приведем примеры, относящиеся к последним случаям.

1. Квалификация применимого права как материального права, неприятие

обратной ссылки сужают направленность действия отечественной коллизионной нормы, ограничивают его в конечном счете применением иностранного материального права; напротив, следование обратной ссылке “возвращает” суд к собственному материальному праву, исключая применение иностранного.

2. Начало автономии воли сторон ограничивается пределами обязательного

статута. К примеру, вопросы формы договора, личного закона сторон подчиняются действию иных коллизионных правил. В законодательстве ряда стран признание автономии воли сопровождается требованием локализации выбора применимого права, некоторыми другими требованиями.

3. Оговорка о публичном порядке исключает применение иностранного права в случаях, когда его применение противоречит основам российского правопорядка.

4. Ответные ограничения (реторсии) могут быть выражены в ограничении

применения отечественных коллизионных норм в случаях, когда они отсылают к праву государств, которыми были введены дискриминационные меры по отношению к российским субъектам права, российским товарам.

Каждый из упомянутых способов ограничения действия коллизионной нормы имеет свою сферу применения. За рамками этих способов остаются так называемые “сверхимперативные” нормы права страны суда, поскольку они не подпадают под понятие “публичный порядок”, определяемый в российском законодательстве как “основы правопорядка”. Между тем такие нормы (и более того - “сверхимперативные” нормы права третьей страны) способны в ряде случаев ограничивать начало автономии воли сторон и действие иных коллизионных правил. Нормы, относящиеся к категории сверхимперативных, подлежит применению к правоотношению независимо от того, какое право признано регулировать отношения сторон. Устранить их применения не могут ни соглашение сторон о выборе права, николлизионные нормы страны суда.

В последнее время вопрос о взаимодействии коллизионных и императивных норм материального права перешел из области теоретических изысканий в область практики. Обладают ли коллизионные нормы приоритетом по отношению к императивным материально-правовым предписаниям или последние в силу своих особых свойств способны в некоторых случаях вытеснять первые? И доктрина, и практика многих стран сходятся во мнении о существовании “сверхимперативных” норм, которые, не являясь частью “публичного порядка” и функционируя помимо “публичного порядка”, действуют независимо от коллизионных правил, практически устраняя их.

Сама по себе проблема соотношения коллизионных норм и императивных норм материального права не является новой, если под императивными понимаются нормы внутреннего гражданского права, не ограничивающие функций коллизионных правил. Нас же интересуют “сверхимперативные” нормы, обращение к которым способно исключить применение коллизионных отсылок. Л.А. Лунц отмечал, что “отсылка коллизионной нормы к иностранному закону, как правило, устраняет применение к данному отношению не только диспозитивных, но и императивных норм отечественного правопорядка”. В зарубежной литературе к “сверхимперативным” нормам гражданского права причислялись, например, некоторые правила о давности, защите прав потребителей, форме сделок, антитрестовского законодательства; отмечалось значение применения “сверхимперативных норм” для осуществления хозяйственно- политических целей, защиты слабой стороны в договорных отношениях.

Краткую характеристику “сверхимперативных” норм могли бы составить следующие данные:

1) источники норм – lex fori, lex causae или право третьей страны;

2)назначение норм – защита публичных, общественно значимых интересов; 3)правовая природа – “пограничье” частного и публичного права: нормы частногоправа, являющиеся продолжением публично-правовых начал; нормы публичного права, воздействующие на частноправовые отношения;

4) применение “сверхимперативной нормы” предшествуют применению коллизионной нормы (нормы непосредственного применения).

Оговорка о публичном порядке

Оговорка о публичном порядке - действующее в ряде стран правило, согласно которому иностранный закон, к которому отсылает коллизионная норма, может быть не применен и основанные на нем права могут быть не признаны судами или иными органами данного государства, если такое применение закона или признание права противоречило бы публичному порядку данного государства. Понятие публичного порядка отличается в судебной практике и доктрине многих государств крайней неопределенностью; более того, некоторые юристы на Западе утверждают, что неопределенность - основной характерный признак этого понятия.



Оговорка о публичном порядке относится к числу таких общих понятий международного частного права, при помощи которых может быть ограничено применение норм иностранного права, к которым отсылает коллизионная норма, это установленное российским законодательством ограничение в применении иностранного права, когда его применение несовместимо с основами российского правопорядка (публичного порядка).

В законе не раскрывается содержание понятия «публичный порядок». Вопрос о том, будет ли применение иностранного права нарушать интересы Российской Федерации, решается в суде. В каждом конкретном случае судья должен дифференцированно с учетом обеспечения безопасности российского государства (независимо от того, о какой составляющей — экономической, политической, социальной, этнографической и другой системе — идет речь), но, не забывая при этом о защите законных интересов сторон, подходить к вопросу о возможности применения или неприменения иностранного права.

К тому же он должен принимать во внимание, что само иностранное право по многим вопросам (в том числе затрагивающим морально-нравственные

устои, традиции, особенно в области брачно-семейных, наследственных отношений) противоречит публичному порядку Российской Федерации. Оговорка о публичном порядке — это не непризнание иностранного права, а невозможность его применения.

Практика применения оговорки о публичном порядке не имеет широкого

распространения в деятельности российских судов, как, впрочем, и сама практика применения коллизионных норм или вопросов, возникающих при их применении. Однако, учитывая давность существования этого института в МЧП, можно назвать уже ставшие историческими примеры применения оговорки о публичном порядке иностранными судами при оценке действий советского государства по национализации иностранной собственности. Оговорка о публичном порядке — институт МЧП, присущий практически всем правовым системам. Вместе с тем, содержание данной категории различно для стран континентальной Европы, Англии и США. Для американских судов примером использования оговорки могли бы служить дела по жалобам на отказ в регистрации брака между негритянкой и гражданином европеоидной расы. В Германии оговорка чаще всего использовалась для непризнания декретов и других законов Российской империи по вопросам национализации, имевшей, как правило, безвозмездный характер. Что касается нынешнего положения дел, то чаще всего этот институт находит применение в виде позитивной оговорки, поскольку различия в политической, социальной, экономической системах государств со временем становятся менее острыми и не требующими использования этого «спасательного круга».

Существуют две концепции оговорки о публичном порядке — негативная и позитивная.

Негативная оговорка наиболее классический вариант, довольно распространенный и встречающийся в большинстве правовых систем — означает невозможность применения иностранного права, если такое применение наносит урон или представляет существенную опасность интересам данного государства.

Позитивная оговорка ­­ означает невозможность применения иностранного права в связи с наличием в определенной правовой системе императивных материальных норм, не допускающих «вмешательства» иностранного права в регламентацию правоотношений, уже регулируемых данными материальными нормами.

Взаимность и реторсия.

Принцип взаимности в международном частном праве понимается в широком и узком смыслах. В широком смысле под взаимностью понимается взаимное признание государствами действия их законов и тех прав, которые возникают на основании их законов в иностранном государстве. В более узком смысле под взаимностью понимается предоставление определенного режима (национально или режима наибольшего благоприятствования).

Сущность взаимности состоит в предоставлении юридическим и физическим лицам иностранного государства определенного количества прав или правового режима при условии, что физические и юридические лица страны, их предоставляющей, будут пользоваться аналогичными правами или правовым режимом в данном иностранном государстве.

В области международного частного права различают два вида взаимности:

материальную и формальную.

Под материальной взаимностью понимается предоставление иностранным физическим и юридическим лицам тех же конкретных прав, которыми пользуются в данном иностранном государстве отечественные граждане и юридические лица.

При формальной взаимности иностранным физическим и юридическим лицам предоставляются те права, которыми пользуются отечественные граждане. С одной стороны в силу принципа формальной взаимности иностранным гражданам в другой стране могут предоставляться те права, которыми обладают отечественные граждане, в том числе и те права, которыми иностранные граждане не пользуются в своем государстве. С другой стороны, иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своем государстве, если предоставление таких прав не предусмотрено законодательством этого иностранного государства.

По действующему законодательству в России предоставление национального режима иностранным гражданам не обусловлено наличием взаимности. Из этого следует, что суд или иной орган не может требовать наличия взаимности для российских граждан, за исключением случаев, когда это предусмотрено в ФЗ или международном договоре.

В статье 1189 ГК РФ говориться, что иностранное право подлежит применению в российской федерации, независимо от того применяется ли в соответствующем иностранном государстве такого рода российское право, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законом. В п.2 ст.1889 ГК РФ разъясняется, как должен поступить суд или другой орган при наличии исключений, в каком либо законе из общего правила о неприменении взаимности. В этом случае не нужно доказывание наличие взаимности. Если применения иностранного права зависит от взаимности, предполагается что она существует, поскольку не доказано иное. При рассмотрении стороны, доказывающие, что иностранное право соответствующего государства не может быть применено, должны предоставить доказательства, свидетельствующие об отсутствии взаимности, и эти доказательства должны быть приняты судом.

Непосредственно с принципом взаимности связана возможность применения ответных ограничительных мер, именуемых реторсией. Под реторсией в международном частном праве понимаются правомерные принудительные действия государства, совершаемые в ответ на недружественный акт другого государства, поставившего в дискриминационные условия физические или юридические лица первого государства. Целью применения реторсии является восстановление принципа взаимности по отношению к соответствующему государству. Поэтому меры, используемые в качестве реторсии, должны быть пропорциональны вызвавшему их акту и прекращаться с момента восстановления прежнего положения. В соответствии с нормами международного права применение реторсии в отношении определенного иностранного государства не может рассматриваться как нарушение принципа не дискриминации. Часть третья ГК РФ ст.1194 содержит общее правило по вопросу о реторсии, согласно которому Правительством РФ могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) в отношении имущественных и личных неимущественных прав граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения имущественных и личных неимущественных прав российских граждан и юридических лиц. Возможность применения реторсии установлена рядом законодательных актов. Так, в соответствии с Гражданско-процессуальным кодексом РФ Правительством РФ могут быть установлены ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций (п. 4 ст. 398 ГПК РФ). Аналогичное правило установлено п. 4 ст. 254 АПК РФ. Основные направления государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, предусматривают в необходимых случаях соответствующие меры, допускаемые современным международным правом и используемые в мировой практике, по отношению к тем государствам, в которых грубо нарушаются права соотечественников. К числу таких мер относится сокращение торгово-экономических связей, изменение таможенного режима, отмена льгот физическим и юридическим лицам соответствующих государств, осуществляющим свою деятельность на территории Российской Федерации.

Понятие и особенности правового регулирования внешнеэкономических сделок.

Виды внешнеэкономических сделок.

Международный экономический оборот оформляется внешнеэкономическими сделками, по своей природе близкими к гражданско-правовым. В то же время международная коммерческая сделка имеет ряд особенностей и отличий.

Внешнеэкономическая сделка (ВЭС) — это комплексное понятие, означающее деятельность субъектов МЧП в области международного обмена товарами, работами, результатами интеллектуальной деятельности, различного рода услугами, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Область внешнеэкономической деятельности — одна из немногих, где была проведена унификация не только коллизионных, но и материальных норм права на универсальном уровне. Это можно объяснить стремлением государств создать эффективный регулятор международных отношений между физическими и юридическими лицами, которые в конечном итоге обеспечивают благоприятный климат в сфере экономики для взаимоотношений самих суверенов. Международно-правовое регулирование сделок международного характера включает конвенционное регулирование и регулирование, осуществляемое посредством международных обычаев и обыкновений. Определенное регулирующее воздействие оказывает судебно-арбитражная практика.

Для понимания специфики правового регулирования международных сделок в России ключевое значение имеют следующие моменты. Правовое регулирование международных сделок в Российской Федерации включает как международно-правовое, так и национально-правовое регулирование. При регулировании одних и тех же вопросов нормами международных договоров и нормами национального права преимущество имеют первые. Отдельные вопросы подчиняются односторонним коллизионным нормам российской правовой системы, которые представляют собой так называемую «позитивную» оговорку. К таким вопросам относится форма внешнеэкономических сделок, правовое регулирование которой при участии в международных сделках российских юридических лиц и предпринимателей подчиняется только российскому праву.

Немалое значение при регулировании международных сделок имеют правовые обычаи и судебные прецеденты. Обычаями называют многократное единообразное повторение участниками делового оборота определенных фактических отношений, в результате чего складываются определенные правила поведения (например, ИНКОТЕРМС); под судебными прецедентами - вырабатываемые судами правила, упорядочивающие определенные фактические отношения (например, решение Высшего Арбитражного Суда РФ о применении положений ИНКОТЕРМС в том случае, если в контракте делается ссылка на них).

Законодательство РФ в области внешнеэкономической деятельности, содержащее материально-правовые нормы, не решает коллизионную проблему и поэтому не входит в число источников МЧП при регулировании ВЭС в России. Сформулируем некоторые правила, помогающие осуществлять профессиональный подход при заключении международных сделок. Практическим руководством при заключении сделок будет учет следующих факторов:

• правильное определение характера сделки, квалификация ее как внешнеэкономической или сделки с участием потребителя;

• наличие международного договора по вопросам регулирования определенного вида международных сделок и особенности участия в соответствующем международном договоре Российской Федерации (имеются ли оговорки, когда международный договор вступил в силу для РФ);

• обоснованное использование арбитражной оговорки в контракте, включающей указание на применимое право;

• применение знаний при выборе коллизионных норм и осуществления правильной квалификации юридических терминов, как включенных в коллизионную норму, так и терминов соответствующего иностранного права.

Внешнеэкономическая сделка, может быть односторонней, когда для ее совершения необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (например, доверенность), и двух или многосторонней, когда для ее совершения необходимо выражение согласованной воли двух и более сторон. Последние являются договорами (контрактами). Примерами двусторонних договоров являются договоры международной купли-продажи, бартера, комиссии и др.; примерами многосторонних могут быть договоры финансового лизинга, факторинга, договоры о совместной деятельности, о кооперации и др.

В зависимости от предмета договора сделки можно разделить:

1.договоры купли – продажи

2.договоры перевозки (морской, железнодорожной, воздушной,

автомобильной)

3.договор финансовой аренды (лизинга)

4.договоры коммерческой концессии (франчайзинга)

5.договоры под уступку денежного требования (факторинга)

6.договоры подряда

7.договоры поручения.

Субъектами сделок являются физические и юридические лица.

Одним из самых распространенных видов сделок являются договоры купли-продажи. Конвенция ООН договорах международной купли продажи регулирует порядок заключения договоров. Существует:

Общий порядок заключения договоров

Заключение договора в обязательном порядке

Заключение договора в торгах

Договор финансового лизинга. Термин «лизинг» означает долгосрочную аренду машин, оборудования, транспортных средств и других объектов производственного назначения. В законодательстве отдельных стран лизинг традиционно рассматривается как особый вид аренды, представляющий собой коммерческую деятельность по приобретению за свой счет (либо за счет кредитных средств) имущества одним лицом (лизингодателя) с целью его передачи в аренду другому лицу (лизингополучателю) и извлечение доходов от этой деятельности в виде получения арендных платежей.

Правовые нормы, регулирующие отношения по договору финансового лизинга, содержатся в Конвенции о международном финансовом лизинге, принятой в Оттаве 1988 г. Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге (заключена в Оттаве 28.05.1988 г.) // Бюллетень международных договоров, № 9, 1999. С. 25. (РФ участвует).

Согласно Конвенции финансовый лизинг опосредуется путем заключения двух соглашений: договора лизингодателя с поставщиком (или продавцом соответствующего оборудования) и договора лизингодателя с пользователем. При этом подразумевается связь двух договоров, то есть пользователь должен одобрить условия первого договора, а поставщик должен быть информирован о заключении второго договора

В настоящее время широкое распространение получили также договоры подряда, то есть договоры о выполнении строительных работ иностранными подрядчиками по возведению крупных промышленных и бытовых объектов или по их капитальному ремонту. В сферу применения подряда также входят различного рода технические услуги, оказываемые в связи с поставками машин и оборудования для промышленных и иных объектов, которые сооружаются при помощи поставщика; монтажные работы; научно-исследовательские и проектно-конструкторские работы; консультационные и информационные услуги в сфере научной организации и управления производством. По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить определенную работу по заданию другой стороны (заказчика), которая, в свою очередь, должна принять работу и уплатить за нее обусловленную цену.

Договор коммерческой концессии - договор, по которому одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности последнего комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в т.ч. право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на др. предусмотренные договором объекты исключительных прав - товарный знак, знак обслуживания и т.д. (ч. 1 ст. 1027 ГК РФ). Д.к.к. предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг). В мировой практике этот тип договора широко распространен под названием "франчайзинг"

Арбитражное соглашение: понятие, виды, содержание.

Арбитражное соглашение представляет собой согласованную волю сторон о передаче спора между ними на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж. Специфика международного коммерческого арбитража заключается в добровольности обращения в арбитраж и одновременно – в обязательности арбитражного соглашения. Арбитраж может принять дело к производству только при наличии ясно выраженного соглашения сторон. Особенность арбитражного соглашения – оно строго обязательно для сторон и они не могут уклоняться от передачи спора в арбитраж; суд общей юрисдикции не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть решение арбитража по существу.

Арбитражное соглашение – это соглашение, выражающее волю сторон о передаче споров в арбитраж. Соглашение может иметь в виду все или только определенные споры; споры, которые уже возникли или которые могут возникнуть в будущем. Правоотношения, в связи с которыми возникают споры, как правило, имеют договорный характер, но могут возникать и по другим основаниям (обязательства из деликтов). Наличие арбитражного соглашения между сторонами коммерческого спора – это обязательное условие рассмотрения этого спора в арбитраже.

В настоящее время существует три вида арбитражных соглашений: арбитражная оговорка (arbitration clause), арбитражный договор (arbitration agreement) и третейская запись (submission agreement).

Арбитражная оговорка – соглашение сторон контракта, непосредственно включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть потенциально из данного контракта. Это условие о передаче дела в арбитраж в случае возникновения спора в будущем (clause compromissoire), которое предусматривает юрисдикцию определенного арбитражного суда. Арбитражная оговорка является наиболее распространенным видом арбитражного соглашения, своеобразным обеспечительным средством выполнения договорных обязательств, которое гарантирует квалификационное разбирательство спора и возможность принудительного исполнения решения. Стороны довольно часто не придают должного значения арбитражной оговорке, что на практике приводит к тому, что компетенция арбитража на рассмотрение того или иного конкретного спора оспаривается на основании недействительности самого арбитражного соглашения.

Третейская запись – это отдельное от основного контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего спора (compromise). Это наиболее предпочтительный вид арбитражного соглашения, так как соглашение сторон об арбитраже совершенствуется, когда разногласия уже возникли и стороны определенно представляют характер спора. На практике заключение третейской записи является труднодостижимым, так как интересы сторон, как правило, являются принципиально противоположным. Сторона-нарушитель может уклониться от передачи спора в арбитраж, а потерпевшая сторона не обладает средствами, способными заставить своего контрагента дать согласие на передачу дела в арбитраж.

Арбитражный договор – это самостоятельное соглашение сторон между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным контрактом или группой контрактов, или в связи с совместной деятельностью в целом. На практике арбитражный договор встречается достаточно редко – в основном, если этого требует национальное законодательство (арбитражный договор по одному контракту) либо если между сторонами существуют устойчивые и разнообразные внешнеэкономические связи.

Все три вида арбитражного соглашения, по сути, ничем не отличаются, имеют одинаковую юридическую силу: это три формы одного и того же явления – соглашения сторон об арбитражном разбирательстве. Национальные законы и международные договоры не проводят никаких правовых различий между отдельными вида используют для них единый термин <<арбитражное соглашение>>. В Нью-Йоркской конвенции <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 г. упоминаются все три вида арбитражных соглашений, которые имеют одинаковую юридическую силу. Однако арбитражная оговорка, третейская запись, арбитражный договор представляют собой самостоятельные, независимые друг от друга виды арбитражного соглашения. Для того, чтобы стороны могли обратиться в арбитраж, достаточно одного вида арбитражного соглашения. Тем не менее на практике часто встречаются случаи, когда в отношении одного и того же контракта действует и третейская запись и арбитражная оговорка. Это бывает, в частности, когда в арбитражной оговорке предусмотрены определенные виды споров, подлежащих рассмотрению в арбитраже. В случае, когда по этому же контракту возникает спор иного характера, стороны, желающие передать его на рассмотрение в арбитраж, заключают третейскую запись, являющуюся самостоятельным арбитражным соглашением. Если, как это чаще бывает, вопрос о передаче споров в арбитраж обсуждается при заключении контракта, арбитражное соглашение включают в контракт как одно из его условий; такое соглашение именуют арбитражной оговоркой контракта. Соглашение об арбитраже может быть заключено в виде отдельного документа, в том числе с целью разрешения уже возникшего спора.

Следует добавить, что арбитражное соглашение (в том числе и арбитражные оговорки, включенные во внешнеторговый контракт) обладает в отношении сделки юридической самостоятельностью, автономностью. Это означает, что действительность арбитражного соглашения не зависит от действительности того контракта, в отношении которого оно было заключено. Иногда при рассмотрении споров это положение приобретает решающее значение.

Также различают еще одно деление арбитражных соглашений на безотзывные и зависимые. Процессуальный эффект зависит от того каким свойством наделено арбитражное соглашение по праву данной страны. Точнее будет, если сказать что, арбитражное соглашение обладает безотзывностью либо зависимостью в зависимости от вызываемого им процессуального эффекта. Если государственный суд, в который поступил иск, обнаружив наличие действительного арбитражного соглашения, по собственной инициативе обязан прекратить производство по делу и направить стороны в арбитраж, то говорят, что арбитражное соглашение обладает безотзывностью, Такой порядок действует в США. Арбитражные соглашения «признаются безотзывными и имеющими юридическую силу на территории каждого штата». Если арбитражное соглашение обладает зависимостью, государственный суд обязан принять дело к производству даже при наличии действительного арбитражного соглашения, если против этого не возражает другая сторона спора. Таким образом, чтобы исключить компетенцию государственного суда, сторона в споре должна совершить процессуальное действие – заявить отвод государственному суду. Такой порядок действует в нашей стране. То же самое предусматривают и международные нормы.

Можно выделить два случая, когда государственному суду приходится рассматривать вопрос о допустимости арбитражного соглашения:

- сторона обращается в суд с иском о признании арбитражного соглашения недействительным;

- сторона обращается в суд с иском по тому же предмету, по тем же основаниям и к тому же ответчику, что и в арбитраж.

В первом случае суд должен принять дело к рассмотрению и вынести решение, независимо от арбитража. Правильность действий суда в данном случае не подлежит сомнению (при условии, что соблюден порядок обращения в суд общей юрисдикции или арбитражный суд). Здесь компетенция арбитража и государственного суда не сталкиваются, поскольку различны предмет иска и его основания. Во втором случае, суд должен принять исковое заявление, но, если он обнаружит, что между сторонами заключено арбитражное соглашение, оно действительно, исполнимо и не утратило силы, и, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство (путем оставления заявления без рассмотрения) и направить стороны в арбитраж. Если же сторона ни одна из сторон не заявит отвод государственному суду, тот рассматривает дело в обычном порядке. Таким образом, заключение арбитражного соглашения еще не гарантирует исключения подведомственности дела государственному суду. Эту ситуацию можно объяснить тем, что арбитражное соглашение – это гражданский договор, который может быть расторгнут по соглашению сторон в любое время в соответствии с п.1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации от 1994 года. Отсюда следует, что подача иска в государственный суд одной стороной и отсутствие возражений против его компетенции, у другой стороны, а также ее участие в судебном разбирательстве представляют собой обоюдное согласие на расторжение арбитражного соглашения. Принципиальная особенность арбитражного соглашения – это его юридически автономный, самостоятельный характер по отношению к основному контракту, в связи с которым у сторон возникли разногласия. Арбитражное соглашение обладает в каждой отдельной сделке правовой самостоятельностью, автономностью, поэтому его судьба и юридическая действительность не зависят от действительности основного контракта. Особое значение это положение имеет, если юрисдикция арбитража оговорена в самом тексте контракта в виде арбитражной оговорки, то есть арбитражное соглашение является составной частью гражданско-правового договора. Исходя из общих принципов теории договорных обязательств, признание основного контракта недействительным автоматически может привести к признанию недействительности любой из его частей, в том числе и арбитражной оговорки. В таком случае стороны лишаются самого права на независимое арбитражное разбирательство разногласий между ними, включая рассмотрение вопроса о действительности контракта и вытекающих из него обязательств. Но основополагающим принципом международного коммерческого арбитража выступает юридическая автономность арбитражного соглашения и принципиальная добровольность арбитражного разбирательства. Принципиальная особенность арбитражного соглашения – это его юридически автономный, самостоятельный характер по отношению к основному контракту, в связи с которым у сторон возникли разногласия. Арбитражное соглашение обладает в каждой отдельной сделке правовой самостоятельностью, автономностью, поэтому его судьба и юридическая действительность не зависят от действительности основного контракта. Особое значение это положение имеет, если юрисдикция арбитража оговорена в самом тексте контракта в виде арбитражной оговорки, то есть арбитражное соглашение является составной частью гражданско-правового договора. Исходя из общих принципов теории договорных обязательств, признание основного контракта недействительным автоматически может привести к признанию недействительности любой из его частей, в том числе и арбитражной оговорки. В таком случае стороны лишаются самого права на независимое арбитражное разбирательство разногласий между ними, включая рассмотрение вопроса о действительности контракта и вытекающих из него обязательств. Но основополагающим принципом международного коммерческого арбитража выступает юридическая автономность арбитражного соглашения и принципиальная добровольность арбитражного разбирательства.

Важной характеристикой арбитражного соглашения является его

автономный, независимый характер. Оно имеет свой собственный предмет, отличающийся от предмета контракта, к которому оно относится, и, соответственно, свое собственное правовое регулирование, выраженное в арбитражном законодательстве и международных соглашениях. Особое значение отмеченный автономный характер имеет в случаях, когда арбитражное соглашение внешне представляет собой одно из условий контракта, т.е. присутствует в виде арбитражной оговорки. Теория автономности (независимости) арбитражной оговорки воспринята достаточно широко как на уровне внутреннего законодательства и регламентов институционных арбитражей, так и на уровне международных соглашений. В научной литературе также говорится о самостоятельности арбитражной оговорки, однако многие авторы ограничиваются лишь констатацией того, что содержится в законах и регламентах, а именно – арбитражная оговорка не зависит от контракта, и

поэтому признание контракта недействительным не означает недействительности арбитражного соглашения. На самом деле проблема автономности арбитражного соглашения значительно шире и сложнее. Следствием автономности арбитражного соглашения является то, что оно может регулироваться правом, отличным от права, применимого к существу спора. Правом, применимым к арбитражному соглашению, регулируется ряд вопросов, таких как вопрос о его действительности, эффекте, толковании и сфере.

Список используемой литературы

Нормативные акты:

1. Гражданский кодекс РФ от 30 апреля 1994г. № 51-ФЗ, с изм. от 27.07.2010г. № 194-ФЗ;

2. . Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров

1980 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А.

Бекяшев,1997.

3. Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге (1988 г.) //

Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев,

БЕК,1997.

4. Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных

арбитражных решений от 10.06.58 // Вестник Высшего Арбитражного Суда

РФ. 1993. № 8

5. Федеральный закон РФ от 08.12.2003 г. № 164?ФЗ (ред. от 02.02.2006) «Об

основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» //

Собрание законодательства РФ, 2003, № 50,

6. Федеральный закон РФ от 29.10.1998 г. № 164?ФЗ (ред. от 26.07.2006) "О

финансовой аренде (лизинге)" // Собрание законодательства РФ, 1998,

Литература:

1.Лунц Л. А. Международное частное право. Особенная часть. М.:

Юридическая литература, 1975г. С.132.; Богуславский М.М.

Международное частное право. М.: Международные отношения, 1994г.

2.Учебник Межд.ч.право Богуславский М.М 5-е изд.Юрист 2006 г

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий