регистрация / вход

Институт залога

Содержание Введение …2 Глава 1. Понятие залога в современном российском гражданском праве. ….3

Содержание

Введение……………………………………………………………2

Глава 1. Понятие залога в современном российском гражданском праве.……………………………………………………………………….3

1.1. История развития института залога в российском гражданском праве…………………………………………………………3

1.2. Залог как основной способ обеспечения исполнения обязательств………………………………………………………………...7

1.3.Ипотека…………………………………………………………..9

Глава 2. Содержание договора залога……………………………10

2.1 Предмет залога……………………………………………...….11

2.2.Условия действительности договора залога…………………14

2.3.Прекращение залога……………………………………………16

Глава 3. Некоторые проблемы, возникающие при залоге вещных прав и требований…………………………………………………………17

3.1.Проблема залога имущественных прав……………………….17

3.2.Проблема залога права требования……………………….…..19

Заключение………………………………………………………….26

Список литературы………………………………………………....27

Введение

Одним из способов обеспечения исполнения обязательства является залог.

Институт залога достаточно древний, о нем много сказано еще римскими юристами. Залог присутствует во всех правовых системах. Необходимо отметить, что тема залога достаточно серьезно изучена и в российской доктрине. Данному вопросу уделяли пристальное внимание российские цивилисты девятнадцатого столетия, такие как Л.А. Кассо, Д.И. Майер, И.А. Базанов и другие.

В данной работе проанализированы основные положения о залоге, также освещены особенности залога имущественных прав, требований.

При написании данной работы использовалась монография Л.А. Кассо «Понятие залога в современном праве», публикации в журналах, таких как «Хозяйство и право», «Журнал российского права», «Закон».

Изучена практика Высшего Арбитражного Суда.


Глава 1. Понятие залога в современном российском гражданском праве.

1.1. История развития института залога в российском гражданском праве.

Институт залога был предметом пристального внимания российской цивилистики конца XIX - начала XX века. Вместе с тем, как писал А. С. Звоницкий, «общее понятие о залоговом праве составляет один из наибо­лее спорных пунктов современной юриспруденции. Редко в какой другой области можно найти столько различных определений, столько взаимно противоречивых взглядов, столько глубокомысленных теорий, столько тонкой критики, столько остроумных концепций, столько эф­фектных по­строений. И при всем том ни один вопрос не может считаться решенным, ни одно воззрение не может добиться более или менее общего призна­ния».

Другой характерной чертой научных исследований российских уче­ных в области института залога являлся поиск данных, позволяющих по­казать зарождение и эволюцию залога в русском праве, его самобытные черты. Не является исключением и работа Л. А. Кассо. В ней мы можем найти весьма содержательные главы, посвященные древнерусскому зало­говому праву; влиянию законодательства на развитие залогового права России; свойствам залогового обременения в российском праве, действо­вавшем на момент написания книги.

В начале XX века в юридической науке России сложилось пять парал­лельно существующих теорий сущности древнерусского залога Д. И. Мейера, Н. Л. Дювернуа, Л. А. Кассо, В. А. Удинцева и И.А. Базанова.

Согласно воззрениям Л. А. Кассо, отличительной чертой древнерус­ского залога является окончательное и бесповоротное приобретение пра­ва на вещь залогодержателем в случае неуплаты со стороны залогодате­ля[1] . По его мнению, сама залоговая сделка заключается с целью устранить лич­ность должника от всякой ответственности. При этом заложенная вещь считается безусловным эквивалентом за полученные деньги. Такой под­ход к сущности древнерусского залога явился результатом критиче­ского анализа теории Д. И. Мейера, которая хронологически предшество­вала теориям Н. Л. Дювернуа и Л. А. Кассо. В фундаментальном исследо­вании «Древнее русское право залога» Д. И. Мейер, касаясь сущности Древнего русского залога, писал: «...залог есть отчуждение; переставая быть им, он перестает быть и залогом»[2] . Он считал, что до начала XVIII века залого­вая сделка в Московском государстве всегда устанавливала право собст­венности в пользу залогодержателя. Эта собственность выте­кает, по мне­нию Д. И. Мейера, из самой передачи обеспечительного объек­та, без ко­торой нет настоящего залога. Л. А. Кассо решительно возражает против этого: «При такой форме реального кредита непосредственная передача вещи стоит на первом плане и до такой степени устраняет зна­чение дол­гового правоотношения между контрагентами, что недействи­тельность залога может влиять на личную связь должника и кредитора»[3] .

Впоследствии теория Л. А. Кассо неоднократно становилась предме­том научного анализа и служила в качестве отправной теоретической точки для построения иных теорий древнерусского залога. И не случайно авто­ром одной из них стал почитатель Л. А. Кассо В. А. Удинцев, кото­рый доказывал, что «древнерусский залог первоначально возник в виде про­стой поруки, простого разрешения кредитору направлять взыскание на данное имущество. Впоследствии центр тяжести перешел с лица на вещь, и залоговый элемент сделки стал преобладать над заемным. Наиме­нова­ние «порука» с лица было перенесено на имущество и стало обозна­чать то, что мы называем залогом»[4] .

Одной из актуальных проблем залога является проблема организации рынка кредитования под залог недвижимости (ипотеку). Не секрет, что ипотека как вид залога ставит перед исследователями наиболее значимые, узловые вопросы, ка­сающиеся существа залога, реализации заложенного имущества и т. д.

Проблемы ипотечного кредитования в дореволюционной России ис­сле­довались чаще всего как проблемы вотчинного права. Обобщенно дости­жения теоретической мысли в этой области нашли отражение в про­екте Вотчинного устава 1892 года, содержащего в себе значительные но­вации по сравнению с нормами Свода Законов Гражданских (ч. 1 т. X) и других нормативных актов, регулировавших отношения по залогу. Про­ект Вот­чинного устава так и остался проектом. Данное обстоятельство навевает мысль о том, что законам об ипотеке в России вообще суждена трудная судьба. Вспомним драматическую участь закона Российской Фе­дерации «Об ипотеке (залоге недвижимости)», принятого Государствен­ной думой 24 июня 1997 года после многолетнего обсуждения, но подпи­санного Президентом РФ лишь 16 июля 1998 года после преодоления его же вето Федеральным собранием РФ.

К началу XX века в Российской империи существовал достаточно уре­гулированный рынок поземельных (ипотечных) кредитов. При его орга­низации была реализована идея, имеющая, на первый взгляд, сугубо тео­ретическое значение. Суть ее состоит в том, что при организации ипо­течных кредитов могут возникать и существовать правовые формы, про­изводные от залога недвижимости, но теряющие акцессорный характер по отношению к обеспечиваемому кредиту. Это блистательно показал Л. А. Кассо на примере ипотечных кредитов, выдававшихся не в деньгах, а в виде банковских закладных листов, которые являлись по своей сути предъявительскими ценными бумагами. При таком способе кредитования должник передавал в залог банку в обеспечение исполнения своих обяза­тельств по кредитному договору недвижимость, а банк в счет кредитного договора выдавал заемщику не деньги, а закладные листы с купонным доходом. Получив кредит в форме закладных листов, заемщик мог рас­считаться ими со своими кредиторами, продать их на бирже за деньги, т. е. реально имела место ситуация, в которой закладные листы выступали средством расчета.

Таким образом, становится понятно, что проблемы залога, его видов активно обсуждались в юридической науке еще в 19 столетии.

1.2. Залог как основной способ обеспечения исполнения обязательств.

Залогом по гражданскому праву РФ является один из способов обеспечения исполнения обя­зательств. Характеризуется предостав­лением кредитору по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателю) пре­имущественного перед другими кредито­рами права (за исключениями, установ­ленными законом) на удовлетворение своих требований из стоимости заложен­ного имущества в случае неисполнения должником этого обязательства (ст. 334 ГК РФ). Залогодержатель имеет право получить на тех же началах удовлетворение за счет страхового возмещения за утрату или повреждения заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение не произошли по причинам, за которые залогодержатель отвечает.

Развитие залоговых отношений в со­временный период связано с Законом РФ от 29 мая 1992 г. № 2872-1 «О залоге», который предоставил возможность обес­печения залогом практически любых действи­тельных требований, в том числе требо­ваний, которые могут возникнуть в бу­дущем при условии, если стороны дого­ворятся о размере обеспечения залогом таких требований. Достаточно подробно регла­ментированы залоговые отношения § 3 гл. 23 ГК РФ. Отношения по залогу недвижи­мости регулируются ФЗ РФ от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

По праву РФ залог возникает в силу до­говора и на основании закона при на­ступлении указанных в нем обстоя­тельств. В качестве примера можно при­вести норму п. 5 ст. 488 ГК РФ, соглас­но которой в случае купли-продажи то­вара в кредит товар с момента передачи покупателю до оплаты признается нахо­дящимся в залоге у продавца, обеспечивая обязанность покупателя оплатить товар. Возникновение залога в силу судебного ре­шения или властного акта (так называе­мый принудительный залог) для права РФ нехарактерно; подобные основания встречаются в законодательстве стран Западной Европы, например судебная ипотека во Франции. Отмечается, прав­да, что залог в силу судебного решения практически является залогом, возникающим на ос­новании норм закона. В римском праве и в праве стран Западной Европы разли­чают также завещательный залог.

Залогодателем является лицо, предо­ставляющее имущество в залог. Им может быть как сам должник, так и третье лицо, предоставляющее имущество для обес­печения чужого обязательства. Залого­дателем вещи может быть ее собствен­ник либо лицо, имеющее на нее право хо­зяйственного ведения, причем в послед­нем случае, а также при залоге прав на чу­жую вещь закон может требовать нали­чие согласия собственника вещи на ее залог.

Если залогодатель не является собствен­ником имущества, являющегося предме­том залога, и оно изымается у него в порядке виндикации, то залог в отношении этого имущества прекращается. Те же послед­ствия влечет изъятие заложенного иму­щества у залогодателя в виде санкции за совершенное преступление или иное правонарушение (п. 2 ст. 354 ГК РФ). Личность залогодержателя всегда совпа­дает с личностью кредитора.

В РФ существуют два основных ви­да залога:

- залог с передачей имущества залого­держателю (заклад) ;

- залог с оставлением имущества у залогодателя.

Вид залога влияет на рас­пределение между сторонами прав, обя­занностей и риска случайной гибели или повреждения заложенного имущества. Когда речь идет о закладе, у залогодер­жателя появляется право владения и, если это предусмотрено договором, пра­во пользования имуществом (кроме слу­чаев твердого залога) и соответственно возникают вещно-правовые способы за­щиты этих прав. В остальных случаях за­логодержатель имеет право контролиро­вать состояние и порядок использования имущества и может ограничивать права третьих лиц и самого собственника на за­ложенное имущество.

Устанавлива­ется презумпция оставления заложенно­го имущества у залогодателя, если иное не предусмотрено договором (п. 1 ст. 338 ГК РФ). Залогом с оставлением имущества у залогодателя в обязательном порядке признаются ипотека и залог товаров в обороте.

По общему правилу принадлежность следует судьбе главной вещи. Право залога на вещь также распространяется на при­надлежности этой вещи, если иное не предусмотрено договором. Договором может быть предусмотрено распростра­нение права залога и на полученные в резуль­тате использования заложенного имуще­ства плоды, продукцию и доходы.

Залог имущества, находящегося в общей собственности, различается в зависи­мости от ее вида. Имущество, находяще­еся в общей совместной собственности, может быть передано в залог только с согла­сия всех собственников. Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению отдать в залог свою долю, но в случае обращения на нее взыскания бу­дет действовать преимущественное пра­во покупки продаваемой доли, принадле­жащее другим участникам долевой соб­ственности.

Залог обеспечивает требование в том объ­еме, какой оно имеет к моменту удовле­творения. Сюда помимо суммы основно­го долга входят проценты, неустойка, воз­мещение убытков, причиненных просроч­кой исполнения обязательства, а также возмещение необходимых расходов кре­дитора на содержание заложенной веши и расходов по взысканию. Данная норма ст. 337 ГК РФ является диспозитивной и может быть изменена договором.

Договор о залоге является акцессорным. То есть дополнительным договором, существующим в связи с другим (главным) договором.

Обеспечен­ное залогом требование кредитора удовлетво­ряется в полном объеме до удовлетворе­ния не обеспеченных залогом требований ос­тальных кредиторов (исключение, допу­скаемое законом, из этого принципа со­держится в ст. 64 ГК РФ, предусматри­вающей в случае ликвидации юридичес­кого лица удовлетворение обеспеченных залогом требований в третью очередь).

1.3. Ипотека.

Одним из наиболее эффективных способов обеспечения обязательства является ипотека — залог недвижимости . Объекты недвижимости обладают, как правило, значительной стоимостью. Кроме того, эти объекты, отвечающие признаку связан­ности с землей, невозможно спрятать, тайно переместить в другое место, иным образом вывести из-под контроля залогодержателя. В юридической литературе высказана точка зрения, согласно которой именно видимость недвижимого имуще­ства, а не его непосредственная ценность, является "решающим качественным отличием, позволяющим превратить его в средство обеспечения устойчивости кре­дита через ипотеку"[5] .

Ипотека может быть установлена на недвижимое имущество, которое принад­лежит залогодателю на праве собственности или на праве хозяйственного ведения (п. 2 ст. 335 ГК РФ, ст. 6 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимо­сти)" (далее — Закон об ипотеке).

При передаче собственником принадлежащей ему недвижимости в залог отчу­ждения права собственности либо правомочий собственника не происходит. В то же время установление залога ограничивает возможности собственника по распо­ряжению принадлежащим ему имуществом. Это ограничение проявляется в виде обязанности собственника получить предварительное согласие залогодержателя на отчуждение предмета ипотеки и на предоставление предмета ипотеки в пользова­ние третьим лицам (за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ст. 40 Закона об ипотеке).

То обстоятельство, что в ряде случаев возникновение на основании права соб­ственности субъективных прав лиц - несобственников обусловливает ограничение возможностей собственника, отмечалось в юридической литературе. В Граждан­ском кодексе РФ и Федеральном законе "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее — Закон о государственной реги­страции прав) применение к ипотеке термина "ограничение (обременение)" полу­чило законодательное закрепление.

Ипотека возникает на основании договора об ипотеке, который подлежит нота­риальному удостоверению и государственной регистрации (ст. 339 ГК РФ, ст. 10 Закона об ипотеке). Наряду с договором об ипотеке государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним подлежит сама ипотека как ограничение (обременение) права собственности (хо­зяйственного ведения) (п. 1 ст. 131 ГК РФ, п. 1 ст. 4 Закона о государственной регистрации прав).


Глава 2. Содержание договора залога

2.1. Предметом залога не могут быть вещи, изъятые из оборота; требования, нераз­рывно связанные с личностью кредито­ра (об алиментах, о возмещении вре­да, причиненного жизни или здоровью);

иные права, уступка которых другому лицу запрещена законом.

В качестве предмета залога выступают движимые и не­движимые вещи, транспортные средст­ва, ценные бумаги, денежные средства, имущественные права , вытекающие из обязательств (например, право аренды). Законодательство РФ предусматривает возможность распространения залога на вещи и имущественные права, которые могут быть приобретены залогодателем в будущем. Это важное положение со­здает правовую основу для залога товаров в обороте, когда предметом залога становятся приобретенные залогодателем взамен реализованных товары, предусмотрен­ные договором о залоге. Распространение залога на имущество, приобретаемое в буду­щем, необходимо и для возможности за­мены и восстановления погибшего, поврежденного или выбывшего из собствен­ности залогодателя предмета залога (ст. 345 ГКРФ). Определенную роль данная нор­ма может также играть при ипотеке предприятия или иного имущественно­го комплекса, в состав которого могут входить вещи и в том числе требования, приобретен­ные в период ипотеки.

В РФ круг предметов залога шире круга традиционных для континентальной правовой системы объектов права соб­ственности (вещей), что происходит за счет включения других объектов имуще­ственных отношений (требований, ис­ключительных прав).

Публич­ность залога характеризуется раскрытием информации об обременении имущест­ва залогом и возможностью доступа к этой информации заинтересованных лиц. Публичность залога имеет практическую важность как для приобретателей зало­женной вещи, так и для последующих кредиторов в случае перезалога, когда одно и то же имущество призвано после­довательно обеспечить требования раз­личных кредиторов.

В случае перезалога (последующе­го залога) требования кредиторов удовлетво­ряются на началах старшинства залого­вых прав. Для перезалога закон устанав­ливает ряд специальных правил, главное из которых — обязанность залогодате­ля сообщать каждому последующему за­логодержателю сведения обо всех суще­ствующих залогах данного имущества, и от­ветственность за убытки в случае нару­шения этой обязанности.

Залог, которому присущи черты и вещ­ного, и обязательственного права, харак­теризуется правом следования (вещно-правовой элемент), т.е. залоговое обре­менение следует за вещью и сохраняет силу при переходе права на заложенное имущество к другому лицу. В этом слу­чае приобретатель имущества становит­ся на место залогодателя и несет все его обязанности. Право следования отсутст­вует при залоге товаров в обороте — отчуж­денные залогодателем товары перестают быть предметом залога с момента их перехо­да в собственность, хозяйственное веде­ние или оперативное управление приоб­ретателя.

В соответствии с названными выше видами и принципами залога договор о залоге со­держит три существенных условия:

- предмет залога и его оценка;

- существо, размер и срок исполнения основного обя­зательства;

- указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество.

2.2. Условия действительности договора залога.

Для договора о залоге законом установ­лена обязательная письменная форма; в определенных случаях необходимо нота­риальное удостоверение, а для договоров об ипотеке — государственная регистра­ция.

Несоблюдение формы договора о залоге, влечет его недействительность. Если ус­ловие о залоге включено в договор, по кото­рому возникает основное обязательство, то такой договор должен быть совершен в форме, установленной для договора о залоге.

Форма договора о залоге недвижимости, находящейся на территории РФ, во всех случаях подчиняется законодательству РФ, форма договора о залоге иного имущест­ва определяется по законодательству места его заключения, если иное не ус­тановлено соглашением сторон.

Момент возникновения права залога за­висит от вида залога и формы договора о залоге.

Порядок обращения взыскания на заложенное имущество определяется в зависимости от того, движимое оно или нет. Для недвижимого имущества уста­новлен общий судебный порядок, исклю­чением из которого может стать нотари­ально удостоверенное соглашение зало­годержателя с залогодателем.

Порядок обращения взыскания на движимое имущество вправе установить сами стороны, и если они этого не сдела­ли, то действует судебный порядок.

И, на­конец, имеются три случая, когда взыска­ние может быть обращено исключитель­но по решению суда (независимо от вида залога:

- для заключения договора о залоге тре­буется согласие или разрешение другого лица или органа:

- предметом залога являет­ся имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общест­ва;

- залогодатель отсутствует, и устано­вить место его нахождения невозможно.

Реализация заложенного имущества производится путем его продажи с пуб­личных торгов. Залогодателю возвраща­ется сумма, превысившая размер обес­печенного залогом требования. Суд вправе по просьбе залогодателя отсрочить прода­жу на срок до 1 года, но возросшие убыт­ки кредитора ложатся на залогодателя. Залогодатель имеет право в любой мо­мент до продажи предмета залога, исполнить обязательство, прекратив обращение взыскания на имущество. У залогодер­жателя при объявлении торгов несосто­явшимися есть право по договору купли-продажи с залогодателем приобрести предмет залога и зачесть в счет покупной цены свое требование, обеспеченное залогом. При объявлении несостоявшимися по­вторных торгов залогодержатель вправе оставить предмет залога за собой. Дан­ное правило обнаруживает определен­ное сходство с древнейшими формами залога, когда предмет залога отчуждался должником кредитору. Другое важное право залого­держателя — в случае недостаточности для покрытия его требований суммы, вы­рученной при реализации предмета залога, получить недостающую сумму из проче­го имущества должника (не пользуясь преимуществом, основанным на залоге). Ука­занное право отсутствует лишь у ломбар­да — реализация заложенного имущест­ва сама по себе, независимо от выручен­ной суммы, погашает требования лом­барда к должнику.

2.3. Прекращение залога

Прекращение залога возможно по общим (для прекращения любых обязательств) и по специальным основаниям. Среди специальных оснований, названных в ГК РФ, — прекращение залога с прекраще­нием обеспеченного им обязательства— характерно для акцессорных обяза­тельств. Наиболее предпочтительно пре­кращение залога исполнением основного обязательства. Прекращение залога в случае продажи заложенного имущества с пуб­личных торгов либо в случае, когда его реализация оказалась невозможной и вещь перешла в собственность залого­держателя, означает прекращение в по­рядке принудительного фактического ис­полнения обеспеченного залогом основного обязательства. Группа оснований связа­на с предметом залога.

Он прекращается:

· по требованию залогодателя при наличии угрозы утраты или повреждения имуще­ства, переданного в заклад

· в случае ги­бели заложенной вещи или прекращения заложенного права (если залогодатель не воспользовался правом на восстанов­ление или замену предмета залога)

· в случае изъятия предмета залога у залогодателя в по­рядке виндикации или в виде санкции за совершенное преступление с переводом на другое лицо долга по обязательству, обеспеченному залогом, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за но­вого должника.

Прекращение залога в боль­шинстве случаев не предусматривает соблюдения специальной формы. Ис­ключением является ипотека, о прекра­щении которой необходимо сделать от­метку в реестре, в котором зарегистри­рован сам договор, а в случае прекраще­ния заклада заложенная вещь (если та­ковая сохранилась) должна быть немед­ленно возвращена залогодателю.

Глава 3. Некоторые проблемы, возникающие при залоге вещных прав и требований.

3.1. Проблема залога имущественных прав .

Еще в Гражданском кодексе РСФСР 1922 года специально упоминалось о воз­можности залога имущественных прав : "предметом залога может быть всякое имущество, не изъятое из оборота, в том числе долговые требования, а также право на горный отвод и на разработку полезных ископаемых" (ст. 87). В Граж­данском кодексе 1964 года содержалась более общая формулировка: "предметом залога может быть всякое имущество..."(ст. 194).

Когда речь идет о залоге прав, то имеется в виду залог только имуществен­ных прав. Заложить неимущественное право юридически невозможно, так как оно вообще не является объектом оборота. Всякие сделки по распоряжению не­имущественными правами ничтожны. Применительно к залогу невозможность заложить указанные права вытекает из существа этого обеспечительного инсти­тута: нельзя продать неимущественное право и получить удовлетворение из его стоимости.

Правило о том, что заложены могут быть только имущественные права, имеет исключение. Речь идет о требованиях, неразрывно связанных с личностью. Закон вообще запрещает их уступку (передачу), что автоматически означает невоз­можность их залога.

Поэтому ст. 336 Гражданского кодекса РФ 1994 года не допускает залога этих требований, называя некоторые из них. Сюда же необходимо отнести, в част­ности, требование о компенсации морального вреда.

А.М. Эрделевский пытался обосновать возможность уступки (и зачета) требова­ния о компенсации морального вреда. Трудно согласиться с его мнением, хотя бы потому, что приведенная аргументация содержит явное противоречие: высту­пая за допустимость уступки рассматриваемого требования, он, тем не менее, признает наличие связи с личностью носителя этого требования. Подобное пред­ложение стимулирует также безнравственную спекуляцию требованиями о ком­пенсации морального вреда.

Общим исключением из правила о возможности залога любого имуществен­ного права всегда было положение о недопустимости залога прав, которые нель­зя передавать (уступать).

Некоторые ученые отрицают возможность залога вещных прав. Такой позиции придерживается, например, Б. М. Гонгало. С этим мнением трудно согла­ситься.

Во-первых, закон не запрещает залога вещных прав в качестве общего прави­ла. Существуют отдельные исключения, когда закон прямо не допускает залога (передачи) того или иного права. Именно наличие таких исключений может служить подтверждением общего правила о возможности залога вещных прав.

Во-вторых, нельзя усмотреть препятствия для залога вещного права, исходи из его юридической природы. Это — имущественное право и оно, как правило, не имеет неразрывной связи с его носителем. Поэтому вполне возможен залог права пожизненного наследуемого владения, права бессрочного пользования земельным участком и т. п. Когда упоминается возможность залога вещных прав, то имеется в виду залог только прав на чужую вещь. Говорить о залоге права собственности просто бессмысленно.

Несмотря на то, что по общему правилу вещные права способны к залогу, не­которые из них закон запрещает закладывать. Например, правило п. 2 ст. 275 ГК РФ запрещает залог земельных сервитутов, а на основании ст. 277 ГК РФ невозможен залог личных сервитутов (право пожизненного про­живания в чужом доме и т. п.). Земельный сервитут служит инте­ресам господствующего земельного участка, поэтому он может быть установлен только в пользу его владельца. Третьи лица не в состоянии быть правопреемни­ками сервитутного права без приобретения соответствующего права на господ­ствующий земельный участок. Исключено несоответствие между субъектом права на господствующий земельный участок и субъектом права на сервитут. Личный сервитут не может быть заложен ввиду неразрывной связи с личностью субъекта этого права, ибо он устанавливается в интересах конкретного лица.

Такое направление проводилось в целом еще со времен римского права, од­нако уже тогда называлось исключение — право пользования вещью и извлече­ния из нее плодов (usus fructus)3 . Ныне к данному типу сервитутов, как представ­ляется, относятся право на горный отвод, право пользования участком лесного фонда, право пользования водным объектом и некоторые другие. Такого рода сервитут сами по себе способны к залогу, хотя в действительности залог мно­гих из них либо запрещен, либо весьма ограничен: например, залог права на гор­ный отвод запрещен Законом РФ "О недрах"4 . На основании ст. 17 анного закона не допуска­ется переход права пользования недрами в пользу третьих лиц, а значит, и его залог.

Если говорить о возможности залога обязательственных прав, необходимо отметить, что заложено может быть как денежное требование, так и требование иного имущественного предоставления. К примеру, из договора купли-продажи может быть заложено не только требование продавца об уплате покупной цены, но и требование покупателя о передаче товара.

3.2 . В случае, когда предмет залога — требование , необходимо учитывать существенные особенности этого вида залога по сравнению с залогом материальных вещей. Нельзя упускать из виду также особенности залога обязательственных прав среди других имущественных прав, способных к залогу (некоторые ограниченные вещные права, исключитель­ные права). Анализ арбитражной практики этой категории дел показывает, что суды нередко не воспринимают такое явление как залог требования из обяза­тельства, вероятно, потому, что залог требований в отличие, например, от уступки требований еще не такое распространенное явление. Проблема усугубляется и тем, что при рассмотрении в арбитражном суде возникает путаница по поводу того, что является предметом залога: само требование или материальный объ­ект, который должен быть получен кредитором от должника в результате осуще­ствления первым требования.

Иллюстрацией этому служит дело № А60-9093/99 Арбитражного суда Сверд­ловской области по иску ТОО "Евроазиябанк" к кооперативу "Кант". Банк обратил­ся в арбитражный суд с иском к кооперативу о взыскании 549 126 руб. 50 коп. процентов за пользование кредитом, 458 072 руб. 50 коп. неустойки за несвое­временный возврат кредита, 146247 руб. 50 коп. неустойки за несвоевременную уплату процентов за пользование кредитом по договору от 19 августа 1996 года с обращением взыскания на заложенное имущество — недостроенное здание бы­тового комбината.

Решением суда от 30 августа 1999 года исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением апелляционной инстанции от 21 октября 1999 года решение суда оставлено без изменения. Ответчик подал кассационную жалобу, в которой ссылался на недействительность договора залога, поскольку он к моменту залога еще не являлся собственником закладываемого объекта (здание бытового комбината находилось и находится до сих пор в процессе строительства), а это противоречит, в частности, ст. 335 ГК РФ. К тому же, даже если признать его собственником объекта незавершенного строительства, то и тогда договор также недействителен ввиду несоблюдения формы договора ипо­теки и требования о государственной регистрации подобного рода договоров.

Арбитражный суд Уральского округа оставил оба судебных акта без измене­ния, отметив, что закладываемое право на строящийся объект (здание бытового комбината) возникло у ответчика как заказчика из договора подряда на капиталь­ное строительство от 17 августа 1993 года и, поскольку исполнение кредитного договора обеспечено залогом принадлежащего ответчику права на создаваемый объект и договор залога соответствует требованиям законодательства, предъяв­ляемым к форме и содержанию договора залога прав, требования истца об об­ращении взыскания на предмет залога являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Как видно из описания дела, вопрос о квалификации объекта залога решался по-разному судебными инстанциями. В судебных актах предмет договора о зало­ге обозначался и как объект незавершенного строительства (здание бытового комбината), и как право на строящийся объект, и как право требования из догово­ра подряда на капитальное строительство. Между тем разница в регулировании залога материальных вещей (здание бытового комбината) и залога имуществен­ных прав (право требования из договора подряда) весьма значительна и путани­ца в этом вопросе недопустима.

В действительности, в этом деле предметом договора о залоге было право требования заказчика из договора подряда . Кассационная инстанция в своем постановлении указывала на то, что объектом залога является право заказчика на строящийся объект. Это неверно: заказчик по договору подряда имеет право не на материальный объект, создаваемый в процессе выполнения работы, а на действия подрядчика по выполнению работ и передаче результата работы. В трактовке кассационной инстанции объектом залога выступала совокупность материалов (недостроенное здание), но не право требования. В дальнейшем, если придерживаться этой точки зрения, взыскание будет обращено залогодер­жателем именно на совокупность материалов, а не на право требования. Помимо уже сказанного о настоящем объекте залога, добавлю, что вряд ли заказчик мог заложить само недостроенное здание (совокупность материалов), ибо, даже если работа выполнялась иждивением заказчика (заказчик предоставлял для строи­тельства свои собственные материалы), переработанные материалы ему уже не принадлежали (из них создана новая вещь). Право собственности на результат работы возникает у заказчика с момента его передачи подрядчиком, поэтому речь могла идти только о залоге материалов (предоставленных заказчиком) до их пе­реработки. После возникновения у заказчика права собственности на результат работы (материальный объект) заказчик (как собственник), конечно, будет вправе закладывать результат работы как вещь (недвижимое имущество) по правилам о залоге вещей, но до этого момента заказчик вправе распоряжаться лишь требо­ванием, в том числе закладывать его.

Сегодня возникла проблема допустимости залога требований из длящихся обязательств (когда происходит неоднократное исполнение).

Высший Арбитражный Суд РФ неоднократно высказывался против передачи такого рода требований, отказывая в исках цессионариям, которым они были уступлены. При этом ВАС РФ указывает, что в соответствии с § 1 главы 24 ГК РФ уступка требования влечет перемену лиц в обязательстве и возможна в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Однако, как представляется, здесь не учтено, что при уступке требований из длящихся обязательств цедент хотя и остается стороной в обязательстве, но ус­тупает требование о взыскании долга за уже проданные товары, выполненную работу или оказанные услуги. Безусловно, уступка требования предполагает пе­ремену лиц в обязательстве — вопрос не в этом, а в том, что из длящихся обяза­тельств можно "вычленять" требования и передавать их другим лицам, оставаясь при этом субъектом обязательства в целом. Ничего криминального нет в ситуа­ции, когда арендодатель уступает требование о взыскании просроченной аренд­ной платы и в то же время остается стороной договора аренды. Поэтому, думает­ся, можно считать допустимыми передачу и залог такого рода требований.

Заключение

Для обеспечения обязательства стороны могут прибегать к различным способам. Одним из самых распространенных и старейших способом является залог. Он известен еще с времен древнего Рима и широко применяется и сегодня. Институт залога был предметом научных изысканий многих видных ученых- цивилистов 19 столетия, таких как Л.А. Кассо, Д.И. Майер, И.А. Базанов и других. Привлекает он внимание правоведов и сегодня.

Залог характеризуется предостав­лением кредитору по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателю) пре­имущественного перед другими кредито­рами права (за исключениями, установ­ленными законом) на удовлетворение своих требований из стоимости заложен­ного имущества в случае неисполнения должником этого обязательства.

Различают два вида залога: залог с передачей имущества залого­держателю (заклад) и залог с оставлением имущества у залогодателя.

Особым видом залога является ипотека (залог недвижимости). В силу значительной ценности предмета данного залога этот договор требует государственной регистрации и нотариального удостоверения.

В качестве предмета залога выступают движимые и не­движимые вещи, транспортные средст­ва, ценные бумаги, денежные средства, имущественные права , вытекающие из обязательств (например, право аренды).

Существует ряд особенностей при залоге имущественных прав и требований.

В работе использован ряд публикаций, привлечена судебная практика.

Список литературы:

1. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть первая.1.01.1995г.

2. Федеральный закон РФ "Об ипотеке (залоге недвижимо­сти)" от 16 июля 1998г.

3. Федеральный закон РФ «О залоге» от 29 мая 1992г.

4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 года № 26.

5. Богатырев Ф. О. Проблемы залога прав // Хозяйство и право, 2000, № 7;

6. Богатырев Ф. О. О сущности залога имущественных прав // Журнал российского права, 2001, № 4.

7. Витрянский В.В. Порядок обращения взыскания на зало­женное имущество //Закон, 1995, № 5.

8. Вишневский А.А. Зало­говое право. М., 1995г.

9. Гонгало Б. М. Обеспечение исполнения обязательств. — М., 1999г.

10. Кассо Л.А. понятие о залоге в современном праве. – М.: Статут,1999.

11. Маковская Д. А. Залог денег и ценных бумаг- — М., 2000.

12. Скодовский К. И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. - М.: Дело,1999г.

13. Хвостов В. М . Система римского права. —М., 1996.

14. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда третьим лицам. Переход и зачет права нa компенсацию // Законность, 1998, № 2.


[1] Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве.

[2] Майер Д.И. Древнее русское право залога

[3] Кассо Л. А. Там же.

[4] Удинцев В.А. Подписка в вере (к учению о древнерусском залоге).

[5] Скодовский К. И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. - М.: Дело,1999, с. 225.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему