Личные права и свободы человека России

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА 1.1. Исторический аспект проблемы прав и свобод человека и гражданина

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 5
1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА 6
1.1. Исторический аспект проблемы прав и свобод человека и гражданина 6
1.2. Современное содержание прав и свобод человека и гражданина 14
1.3. Классификация конституционных прав и свобод человека и гражданина 19
2. ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА 25
2.1. Право на жизнь и достоинство личности 26
2.2. Право на свободу и личную неприкосновенность 32
2.3. Право на частную жизнь 34
2.4. Неприкосновенность жилища 38
2.5. Национальная принадлежность 39
2.6. Свобода передвижений и места жительства 42
2.7. Свобода совести и вероисповедания 51
2.8. Свобода мысли и слова 55
3. ГАРАНТИИ И ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА 59
3.1. Общие гарантии прав и свобод человека и гражданина 60
3.2. Конституционные гарантии правосудия 65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 73
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 80

ВВЕДЕНИЕ

Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и личности всегда представлял собой сложнейшую проблему. Эти модели в решающей степени зависели от характера общества, типа собственности, демократии, развитости экономики, культу­ры и других объективных условий. Но во многом они определя­лись также властью, законами, правящими классами.

Главная трудность заключалась и заключается в установлении такой системы и такого порядка, при которых личность имела бы возможность беспрепятственно развивать свой потенциал (спо­собности, талант, интеллект), а с другой стороны, признавались бы и почитались общегосударственные цели - то, что объединя­ет всех. Подобный баланс как раз зависит от того, каким образом построено взаимодействие права и личности. Поэтому изучение данной темы не перестает волновать ученых, юристов, государственных деятелей и актуально и в наши дни.

Кроме того, сегодня высокоразвитые страны и народы, мировое сообщество рассматривают права человека и их защиту в качестве универсального идеала, основы прогрессивного развития и про­цветания, фактора устойчивости и стабильности. Весь современ­ный мир движется по этому магистральному пути.

Права человека внетерриториальны и вненациональны, их при­знание, соблюдение и защита не являются только внутренним делом того или иного государства. Они давно стали объектом международного регулирования. Права личности не есть принад­лежность отдельных классов, наций, религий, идеологий, а пред­ставляют собой общеисторическое и общекультурное завоева­ние. Это нравственный фундамент любого общества. Поэтому неслучайно, что изучение личностных прав и свобод человека особо значимо.

Россия, следуя курсом реформ, тоже провозгласила права человека как приоритетные и наиболее значимые ценности, признала не­обходимость придерживаться в данной области общепринятых международных стандартов, закрепленных в таких широко из­вестных актах, как Всеобщая декларация прав человека (1948); Международный пакт об экономических, социальных и культур­ных правах (1966); Международный пакт о гражданских и поли­тических правах (1966); Европейская конвенция о защите прав и основных свобод (1950) и др.

Подтверждением приверженности российской демократии этим хартиям служит принятая в ноябре 1991 г. Декларация прав человека и гражданина, ставшая органичной частью новой Кон­ституции РФ, базой всего текущего законодательства, касающе­гося личности.

Таким образом, проблема личностных прав и свобод человека и гражданина является в современном мире сложной и многоплановой, имеет множество аспектов, а, следовательно, требует научной оценки.

Актуальность изучения данной темы определяется тем, что в современном демократическом государстве личные права и свободы человека и граждана представляют собой важнейший политико-юридический и социаль­ный институт, выступающий мерилом достижений общества, его «визит­ной карточкой». Конституция России признает права и свободы человека высшей ценностью, которой все ос­тальные о6щественные ценности не могут противоречить.

Объектом исследования являются личные права и свободы человека и гражданина.

Предмет – общественные отношения, регулирующие права и свободы человека и гражданина.

Целью исследования выступает исследование института личных прав и свобод человека и гражданина. Данную цель предполагается достичь путем последовательного решения следующих задач .

Во-первых, дать общую характеристику прав и свод человека и гражданина в целом.

Во-вторых, изучить и проанализировать институт личных прав и свобод человека и гражданина.

В-третьих, рассмотреть гарантии и защиту личных прав и свобод.

Методологической и теоретической основой написания дипломной работы являются учебные пособия и труды отечественных и зарубежных ученых и специалистов, нормативно-правовые акты, периодические издания.

При написании работы использовались следующие методы исследования проблемы:сравнительный, анализа, синтеза, системный, диалектический и логический.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Права человека сформировались как следствие многочисленных исторических причин, которые, в свою очередь, были обусловлены назревшей психологической потребностыо человеческого существа в свободном использовании имею­щихся у него возможностей (выбирать профессию, место жительства и т.д.). Поэтому прежде чем приступить к рассмотрению общей характеристики прав и свобод человека и гражданина, представляется необходимым изучить исторический аспект данной проблемы.

1.1. Исторический аспект проблемы прав и свобод человека и гражданина

Осознание исключительности че­ловека прослеживается уже в средневековых толкованиях текстов священного писания: в отличие от животных, человек - моральное существо, заключившее «завет с Богом». В эпоху просвещения особенностью индивида стал признаваться разум. Американский философ диана Т. Майерс в одной из своих работ утверждала, что отличитель­ной особенностыь людей является способность к моральным действиям: лишь они имеют представление о моральных поступках, делают базирующиеся на моральных ценностях выводы и заключения и, самое глав­ное, способны нести груз моральной ответственности. Дианой Т. Майерс 6ыла высказана также идея о том, что права людей на жизнь, свободу, должное с ними обращение и удовлетворение естественных потребностей неотчуждаемы, поскольку в противном случае социум как моральное сообщество не смог бы существовать[1] . Эта концепция в некоторой степени обобщает большинство известных на сегодняшний день теорий.

Рассматриваемое понятие возникло не только как результат потребности человека в самореализаиии (например, потпебности свободно выбрать род занптий), но и как не­кая защита от государственной тайны, исторический прообраз которой относится к IV-III тысячелетий) до н.э. Раннеклассовые города-государстства базировались на подчи­нении многих немногим, слабых -сильным. Господствовали многове­ковые обычаи и традиции, из поко­ления в поколение передавались секреты обрядов и покорность вождям.

В результате перехода от присваи­вающей экономики к производящей и последовавшего за этим демографического взрыва начали появлять­ся многочисленные цивилизации. Прогрессивные формы земледелия (подсечно-огневое, поливное, непо­ливное и ирригационное) вели к ус­ложнению производства, формированию новых управленческих функций в обществе, становлению нового типа трудовой деятельности, связан­ной с производством пищи, и к необходимости регламентировать хранение и распределение прибавочного продукта. Возникла необходимость учитывать трудовой вклад каждого члена общества. Зачатки экономики привели к дальнейшему разделению труда, появлению классов: управляющих, надсмотрщиков, рдбочих. Тогда же зарождаются основные признаки государства, устанавливаются общие жесткие правила пове­дения, обязанности, дозволения и запреты (табу). До неолитической революции существовали нерасчле­ненные специфические нормы пер­вобытного общества, которые из­вестный исследователь первобытности и этнограф А.И.Першиц назвал мононормами[2] . Это - и не право, и не мораль, поскольку их исполнение обеспечивалось не только общественным порицанием, но и наказанием на основе фиксированных сан­кций. Мононормы не давали преимуществ никому из членов рода, зак­репляли первобытное равенство, суть которого состояла в одинаковом для всех отсутствии свободы, в поглоще­нии личности сообществом, в жес­токой регламентации жизни каждо­го, в консервативности связей меж­ду членами родл. «нормативная избыточность» свойственна обществам с относительно бедной культурой, для которых важнейшая задача - поддержание равновесия, социостаза.

Появление мононорм стало признаком выхода человечества из жи­вотного царства. Через освоение мо­нонорм культивировались формы поведения, необходимые для дальнейшего прогресса. люди на практике убеждались в полезности и целесообразности определенных правил, запретов, предписаний. на этапе распада первобьино общинного строя, в эпоху классообразования, возникли нормы права. Однако эти нормы и права человека - явления разновременные.

Во многих регионах мира правовые системы формировались в свя­зи со значительным общественным разделением труда, ростом его про­изводительности. с появлением из­быточного продукта общественное богатство сосредоточилось в руках уже сформировавшейся привилеги­рованной верхушки, управлявшей преимущественно методами насилия и принуждения. Люди видели в представителях власти ставленников Бога на земле либо владык, требовавших беспрекословного подчинения. Почему же права человека за­рождались намного позже права вообще? Попробуем подойти к этомувопросу с исторической точки зрения. Современный каталог прав, зафиксированный в международных документах и конституциях, результат длительного становления эталонов и стандартов современного демократического общеава. Поворотным этапом в формировании этих стандартов стали буржуазно-демократические ре­волюции XVII-XVIII веков, выдви­нувшие принципы свободы и фор­мального равенства. Именно тогда права человека «обрели самостоя­тельность» и начали оказывать ощутимое влияние на государство, пос­кольку явились ограничителями его всевластия, способствуя установле­нию демократического взаимодейс­твия между властью и индивидом, несмевшим прежде тягаться с госу­дарственной машиной и ее бюрократическим аппаратом.

Зарождение идеи прав человека в V-VI вв. до н.э. в древних поли­сах (афинах, риме), возникновение принципа гражданства явилось ша­гом на пути к свободе и прогрессу. неравномерность распределения прав между классами и сословиями (а то и полное лишение прав, если говорить о рабах) 6ыла неизбежна. Каж­дая новая ступень развития государства добавляла новые качества зародившемуся понятию права чело­века, распространяла их на более широкий круг субъектов.

Буржуазное общество создало условия для формальной свободы всех своих членов. Само слово «свобода», как утверждают некоторые ученые, вошло в употребление в XXIV веке до н.э., когда правитель государства Шумер установил «свободу» для своих подданных путем приме­нения санкций к бесеовестным сборщикам налогов, защиты вдов и си­рот от несправедливых действий людей, обладавших властью, и запрета закабаления храмовых слуг перво­священниками[3] .

Первооткрывательницей в области прав человека стала Англия. По­пытки ограничить монархию, соеди­нить ее с сословным представительс­твом, постепенно набирающим вес в обществе, определить для монарха правила, которым он должен следовать, были уже в феодальный период. Противостояние короля, баронов и рыцарей завершилось принятием в 1215 г. Великой Хартии вольностей. в ней содержатся статьи, ограничивающие произвол чиновников, направленные на обеспечение законности в виде запрета назначать на должности судей шерифов и констеблей тех, кто не знает законов либо не желает их выполнять. Особое место занимает статья 39 Хартии, предусматривающая возможность на­казания свободных лиц не иначе как «по законному приговору и по зако­ну страны».

Следующим шагом в законода­тельном признании прав человека стал акт Хабеас корпус 1678 года, установивший гарантии неприкос­новенности личности, принцип презумпции невиновности и другие важ­нейшие для защиты прлв личности положения.

Закрепил компромисс между анг­лийской буржуазией и верхушкой землевладельцев и утвердил конституционную монархию Билль о правах 1689 года. Этот акт отводил зна­чительную роль парламенту, запрещал «королю приостанавливать действие» законов, взыскивать налоги и сборы в пользу короны без согласия на то парламента.

В продолжение уже принятых за­конов, революционных для того времени и на многие столетия предопределивших развитие правовой мыс­ли во всем мире, был принят. Акт об устроении 1701 года, закрепивший верховенство парламента в сфере за­конодательства, в том числе путем установления запрета членства в парламенте королевских министров, а также принцип несменяемости судей в XVIII столетии эстафету утверждения идеалов свободы подхвати­ли соединенные штаты Америки.

Трудно переоценить гуманистические идеи Декларации прав Вирджи­нии 1776 года, провозгласившей, что все люди по природе свободны и независимы, обладают определенными прирожденными правами, которых не могут лишиться и лишить своих потомков. Эта декларация стала первым государственным определением прав человека, а значит, пер­вым признанием значимости и неза­висимости отдельного индивида со стороны государства. оценивая этот исторический документ, к.мдркс пи­сал, что Америка - страна, «где воз­никла впервые... идея великой демократической республики...»[4] .

Принципиальные положения Декларации прав Вирджинии были развиты в декларации независи­мости 1776 года, провозгласив­шей: «Мы исходим из той самооче­видной истины, что все люди соз­даны равными и наделены творцом определенными неотчуждаем ыми правами, к числу которых относят­ся жизнь, сво6ода, стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются государства, черпающие свои законные полно­мочия в согласии управляемых». Вскоре были сделаны 10 первых попрдвок к конституции США, сос­тавившие билль о правах, ратифи­цированный в 1791 году.

Идеи естественных неотчуждаемых прав человека, развитые в доктринах французов Жан-Жака Руссо и Шар­ля Монтескье[5] , голландца Гуго Гроция, англичанина Джона Локка[6] , стали мощным фактором великой французской революции, создавшей не­оценимый по своей значимости акт-декларацию прав человека и граж­данина 1789 года. Было провоз­глашено, что люди рождаются сво­бодными и цель всякого политичес­кого союза - обеспечение свободы, собственности, безопасности и соп­ротивления угнетению. Декларация провозглашает презумпцию неви­новности, свободу печати, свободу совести и выражения мнений, гарантии личных и иных прав граждан.

Что касается прав человека в дореволюционной России, то необходимо отметить, что среди первых защитников идеи ра­венства был А.Н.Радищев. В своем «путешествии из пстербургл в Москву» он писал: «Человек, происхо­дя на свет, есть равен во всем другому: немощен, наг, алчущ, жаждущ». Радищев критиковал самодержавие и крепостничество, говорил о до­говорном происхождении государства, что в период абсолютизма Екатерины II было поистине бунтом индивида против многовековой монархии. в своих трудах по законо­дательству радищев утверждал: «Го­сударство есть великая махина, цель которой - блаженство граждан. Чем махина проще, чем меньше в ней пружин, чем они прочнее и чем точнее могут производить полезные и наилучшие действия, тем государство совершеннее...Госуддрство приводят в движение две вещи: нравы и зако­ны. Законы являются продолжени­ем нравов... чем народ имеет нра­вы непорочнее, простее, совершеннее, тем меньше он нуждается в законах[7] .

Русский правовед XX века Б.Н. Чичерин также защищал сво­боду, равенство и прдва людей. Характеризуя индивида как свободную метафизическую сущность и носителя рдзумной воли, он писал: «Свободная воля составляет... Основное определение человека как разумного существа. именно вследствие это­го он признается лицом и ему прис-ваиваются права. личность... есть корень и определяющее начало всех общественных отношений»[8] .

В философии Б.Н. Чичерина особое место занимает идея «Правды или справедливости», которая должна быть положена в основу любого за­кона. Со ссылкой на римских юристов Чичерин подчеркивал, что правда состоит в том, -чтобы-каждому воздавать свое.

Защита естественно-правовых идей свободы личности занимает центральное место и в творчестве другого русского правоведа XX ве­ка П.И. Новгородцев. Он считал, что человечество всегда стоит перед выбором: общественная гармония или свобода. Делая выбор в пользу свободы, равенства и прав индиви­дов, самоценной личности, новго-родцев обосновывдл идею свобод­ного социального развития - без утопической конечной цели в духе руссо, реализация которой неизбежно ведет к насилию и потере свободы. «Нравственный долг каждо­го... содействовать осуществлению «идеи свободной солидарности всех», в которой сво6ода и равенство лиц сочетаются с всеобщностью их обьединения»[9] .

Идеи равенства людей можно проследить и в философии известно­го русского ученого В.С. Соловье­ва, сделавшего вывод о том, что «в основе права лежит свободд как характеристический признак лич­ности»[10] .

Соловьев считал, что «принцип права требует ограничить частный произвол в пользу общего блага». С этих позиций он критиковал реалии капи­тализма (плутократию) и идеи соци­ализма.

В своем учении о свободе рус­ский ученый Н.А.Бердяев отличает личность or индивида. индивид есть категория натуралистическая, био-логическая, социологическая, а лич­ность - категория духовная. «Лич­ность, - подчеркивал бердяев, - есть свооода и независимость человека в отношении к природе, к обществу, к государству, но она не только не есть эгоистическое самоутверждение, а как раз наоборот»[11] .

Разграничение между понятиями «право» и «свобода» весьма услов­но, поскольку зачастую всю сферу политических прав с четко опреде­ленными правомочиями также именуют «свободами». нужно отметить, что различие в терминологии - скорее дань традиции, сложившейся еще в VIII-XIX веках.

Необходимо внести ясность и в такие понятия, как «основные» и «конституционные» права, посколь­ку в конституции используются обе формулировки. основные лрдвл ин­дивида - это и есть конституционные права. К такому выводу, с точки зрения Л. Грудцыной, приводит, например, сопоставление статей 17 и 55 конституции: в последней отме­чается, что перечисление основных прав и свобод не должно толковать­ся как отрицание или умаление других общепризнанных свобод инди­вида[12] . Вместе с тем в ч. 2 ст. 17 речь идет только об основных правах, что позволяет подчеркнуть их особые свойства - неотчужадемость и естественный характер (принадлежность каждому от (рождения).

Основные права субьективны. Сейчас эта истина очевидна, но вплоть до начала xx века она неоднократно оспаривалась. С середины XIX столетии ученые стали рассмат­ривать конституционные права как основные. Это нашло выражение в Веймарской Конституции, было вос­принято основным законом ФРГ, а затем рядом новых европейских кон­ституций[13] . Именно с того времени возникла необходимость в создании универсальных международных стандартов.

Принятие Билля о правах челове­ка, включающего в себя Всеобщую декларацию 1948г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1976г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1976 г., Факуль­тативный протокол № 1 и Факультативный протокол №2 к Междуна­родному пакту о гражданских и по­литических правах, внесло коренные изменения в статус человека, переместив это понятие в разряд между­народных. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. предусматривает возможность обрашения в Европейский Суд, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства защиты.

1.2. Современное содержание прав и свобод человека и гражданина

Как было сказано в п. 1.1., институт прав и свобод обеспечивает доступ личности к исполь­зованию материальных и духовных благ, побуждает публичную власть придерживаться в этом плане общепринятых международ­ных стандартов. Эти стандарты провозглашены в таких актах, как Международный Билль о правах человека, включающий Всеоб­щую декларацию прав человека (1948 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), Международ­ный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах (1966 г.), Второй факульта­тивный протокол к Международному пакту о гражданских и по­литических правах, направленный на отмену смертной казни[14] .

Показательна в этой связи принятая в ноябре 1991 г. Декла­рация прав и свобод человека и гражданина, ставшая органичес­кой частью новой Конституции РФ, базой всего текущего законо­дательства, относящегося к личности[15] .

Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 г., за­крепляет те права и свободы, которые в наибольшей степени со­циально значимы как для отдельного человека, так и в целом для общества, государства. Непреходящее значение имеет положение о том, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17). В этой связи воз­никает вопрос: «Что понимать под основными правами, можно ли их отождествлять с конституционными правами»? По-видимо­му, можно. Такой вывод следует, например, из сопоставления ст. 17 со ст. 55 Конституции РФ.

В последней из названных статей отмечается, что перечисле­ние в Конституции РФ основных прав и сво­бод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, а в ч. 2 ст. 17 речь идет только об основных правах и свободах, что по­зволяет обратить внимание на их особые свойства (неотчуждае­мость, принадлежность каждому от рождения).

Конституционные права и свободы составляют ядро правового статуса личности, лежат в основе всех других прав. Так, ч.1 ст. 22 Конституции РФ закрепляет свободу и личную неприкосновен­ность каждого. Это основное право порождает систему прав, за­крепленных в УК РФ, Административном кодексе РФ. Очевидно, все права, предопреде­ляемые нормами трудового права, основываются на конституционных положениях о труде; права граждан в области здравоохра­нения - на конституционном праве на охрану здоровья и т.д. Однако, необходимо отметить, что вы­деление категории основных прав человека не означает отнесение иных прав к незначительным, второстепенным.

Фундаментальными ценностями общества являются не только права, но и свободы граждан. Можно сказать, что какого-либо принципиального различия между понятиями «право» гражда­нина и «свобода» гражданина в сущности нет. Опираясь на этот вывод, необходимо указать на один нюанс, отмечаемый в литературе. Речь идет о том, что лишь некоторые из прав, а именно «требующие особенно высокой личной инициативы, индивидуального усмот­рения и самодеятельности по отношению к другим лицам, явля­ются свободами»[16] . Следовательно, «свобода» гражданина предпо­лагает большую избирательность возможности варианта поведе­ния. Показательны в этой связи свобода слова, печати, свобода совести, вероисповедания, свобода художественного, научного, технического и других видов творчества.

Значимость данного права и свобод человека и гражданина и данной конституционной свобо­ды для человека и общества.

В Конституции закрепляются те права и свободы, которые жиз­ненно важны и в наибольшей мере социально значимы как для конкретного человека, так и в целом для общества, для государст­ва. То есть основные права и свободы.

Для человека они являются условием достойного и свободного его существования, естественным правом на участие в решении вопросов устройства и управления тем обществом, членом которо­го человек состоит; экономической и социальной предпосылкой для удовлетворения его жизненно насущных материальных и ду­ховных потребностей.

Для государства, для общества значимость конституционно за­крепленных прав и свобод выражается в том, что именно реализа­ция этих прав и свобод означает претворение в жизнь сущностных свойств государства как демократического и правового.

Само существование государства, общества обеспечивается со­вокупной деятельностью людей во всех сферах их жизнедеятель­ности - политической, экономической, духовной. Так, без реали­зации права на свободу предпринимательства не могла бы быть создана соответствующая экономическая среда, без реализации избирательных прав граждан невозможно было бы формирование структур управления обществом.

Поэтому основные права и свободы не только признаются госу­дарством именно в Конституции, но и защищаются им как необхо­димое условие его существования. Вместе с тем, перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ст. 55 Конституции).

Изначальный или производный характер принадлежности человеку данного права и данной свободы заключаются в следующем. Статья 17 Конституции устанавливает, что основные права и свободы человека неотчуж­даемы и принадлежат каждому от рождения. Именно такого рода права и свободы закрепляются конституционно.

Особые юридические свойства основных прав и свобод человека и гражданина, спе­цифика их реализации состоят в том, что эти права и свободы:

а) составляют ядро правового статуса личности, лежат в основе всех других прав и свобод, закрепляемых иными нормативными актами[17] . Так, все права, вытекающие из норм трудового права, базируются на конституционных положениях о труде; права, за­крепленные в нормах отрасли права социального обеспечения, - на соответствующем конституционно закрепленном основном праве; права граждан в области здравоохранения - на праве на охрану здоровья. Все права и свободы граждан в той или иной сфере жизни производны от основных прав и свобод; поэтому ос­новные права и свободы являются главными в характеристике правового положения личности;

б) адресованы самому широкому кругу субъектов; закрепляют­ся за каждым человеком и гражданином либо за каждым гражда­нином[18] . Все другие (неосновные) права и свободы, устанавливае­мые нормами не конституционного, а других отраслей права, увя­зываются с обладанием лицом различными статусами - рабочих и служащих, собственников имущества, нанимателей жилой пло­щади, покупателей, истцов, ответчиков и т.д.;

в) характеризуются всеобщностью: они равны и едины для всех без исключения, соответственно для каждого человека или для каждого гражданина. Признавая то или иное право основ­ным, государство исходит из возможности осуществления его всеми. Этим обусловливается процесс расширения основных прав и свобод по мере создания соответствующих социально-экономи­ческих предпосылок. Основные права и свободы гражданина Рос­сийской Федерации отличаются от других прав и свобод основа­нием возникновения. Единственным таким основанием является принадлежность к гражданству Российской Федерации. Они не связаны с осуществлением гражданином своей правоспособности и принадлежат всякому гражданину как субъекту права. Это сви­детельствует о том, что основные права и свободы выражают глав­ные связи лица с государством, его статус как гражданина. Они не приобретаются и не отчуждаются по его волеизъявлению, принадлежат ему в силу гражданства, неотделимы от его право­вого статуса и могут быть утрачены только вместе с утратой граж­данства;

г) отличаются особым механизмом реализации. Все другие Права и свободы могут стать достоянием человека и гражданина в процессе реализации его правоспособности через участие в кон­кретном правоотношении. Основные же права и свободы выступа­ют в качестве предпосылки любого правоотношения в конкретной сфере, постоянного, неотъемлемого права каждого участника пра­воотношения;

д) имеют особую юридическую форму их закрепления. Они фик­сируются в нормативном правовом акте государства, имеющем высшую юридическую силу, - в Конституции;

е) обеспечиваются повышенной правовой охраной:

1) конституционные нормы, их закрепляющие, не могут быть из­менены в рамках действующей Конституции, без принятия новой;

2) граждане вправе обратиться в Конституционный Суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод для проверки кон­ституционности закона, примененного или подлежащего примене­нию 'в конкретном деле; причем жалоба допустима, если закон затрагивает именно конституционные права и свободы граждан;

3) в Уголовном кодексе имеется специальная гл. 19 «Преступле­ния против конституционных прав и свобод человека и граждани­на»; Административный Кодекс РФ предусматривает административную ответственность за пра­вонарушения, посягающие на права граждан (в том Числе и кон­ституционные).

Указанные выше свойства характеризуют понятие основных прав и свобод человека и гражданина. Оно может быть сформули­ровано следующим образом.: конституционные (основные) права и свободы человека и гражданина - это его неотъемлемые права и свободы, принадлежащие ему от рождения (в надлежащих слу­чаях в силу его гражданства), защищаемые государством и со­ставляющие ядро правового статуса личности.

Различие между понятиями «право» и «свобода» в достаточной мере условно. И то и другое означает юридически признанную воз­можность каждого избирать вид и меру своего поведения как чело­века, как гражданина государства.

Вместе с тем понятие «свобода» в большей мере увязано с таки­ми правомочиями личности, которые очерчивают сферу ее само­стоятельности, защищают от вмешательства в ее внутренний мир (свободы совести, вероисповедания, мысли, художественного, на­учного, технического и других видов творчества, преподавания).

Понятие «право» в большей мере предполагает какие-то поло­жительные действия, услуги со стороны государства или правомо­чия человека на участие в деятельности определенных обществен­но-политических, хозяйственных структур.

Глава 2 Конституции «Права и свободы человека и граждани­на» включает 48 статей, подавляющая часть которых посвящена конкретным правам и свободам. Они представляют собой опреде­ленную систему, имеющую логические основания, отражающую специфику самих этих прав и свобод, тех сфер жизнедеятельности человека и гражданина, которых они касаются.

В соответствии с этими основаниями конституционные права и свободы принято классифицировать на три группы: личные; поли­тические; социально-экономические. Поэтому далее представляется необходимым рассмотреть классификацию конституционных прав и свобод человека и гражданина.

1.3. Классификация конституционных прав и свобод человека и гражданина

Права и свободы человека и гражданина в соответствии с общепринятой классификацией подразделяются на социально-экономические, политические, гражданские, культурные и личные. Такое деление проводится как в мировой юридической практике, так и в наци­ональных правовых системах, в том числе российской. Между всеми видами и разновидностями прав существует тесная взаи­мосвязь.

В историческом контексте современные исследователи выде­ляют три поколения прав: первое - это политические, граждан­ские и личные права, провозглашенные в свое время первыми буржуазными революциями и закрепленные в известных Декла­рациях (американской, английской, французской); второе - со­циально-экономические права, возникшие под влиянием социа­листических идей, движений и систем, в том числе СССР (право на труд, отдых, социальное обеспечение, медицинскую помощь и т.д.); они дополнили собой прежние права, получили отраже­ние в соответствующих документах ООН; третье поколение - коллективные права, выдвинутые в основном развивающимися странами в ходе национально-освободительных движений (право народов на мир, безопасность, независимость, самоопре­деление, территориальную целостность, суверенитет, избавле­ние от колониального угнетения, достойную жизнь и т.д.)[19] .

Выделение трех поколений прав в значительной мере условно, но оно наглядно показывает последовательную эволюцию в раз­витии данного института, историческую связь времен, общий прогресс в этой области.

В отечественной юридической литературе кон­цепция иерархии прав по степени их значимости подвергнута справедливой критике. В частности, отмечаются «зигзаги восприятия роли социально-экономичес­ких прав», попытки объявить их «социалистическим изобретени­ем», неизвестным «цивилизованным странам». Эти права якобы лишены качеств «юридических возможностей, защищаемых судом». Смягченным вариантом такого подхода является оттес­нение социально-экономических прав на второй план как прав иного порядка в сравнении с личными неотъемлемыми правами, относимыми к «высшему разряду»[20] .

Однако, такое противопоставле­ние прав вряд ли оправдано - все они для личности важны и нужны, каждая их группа по-своему выражает ее интересы. Более того, именно сей­час российские граждане на себе почувствовали значимость мно­гих социально-экономических прав, которые ранее были в большей мере гарантированы, чем сейчас, когда складываются «несо­циалистические» отношения.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. не рассматривает их как «второстепенные». Так что искусственное создание некоего «антагонизма» между различными категориями прав несостоятельно.

Конституционные права и свободы принято условно класси­фицировать на три группы: личные, политические, социально-эко­номические. Далее представляется необходимым дать характеристику только второй и третей группам, т.к. личные права права и свободы человека и гражданина будут будут более детально изучены и проанализированы во второй главе.

Особенности политических прав и свобод состоят в том, что они свя­заны с обладанием гражданством государства. Это различие фик­сирует Конституция РФ, адресуя личные права «каждому» от рождения как человеку, политические - «гражданам». Послед­ние нацелены на включение личности в жизнь страны, управление ее делами. Поскольку гражданин - это лицо, обладающее устой­чивой правовой связью с государством, постольку политические права и свободы призваны укрепить эту связь. Сказанное под­тверждается содержанием ст. 31-33 Конституции РФ.

Гражданство возникает по рожде­нию, в результате приема в гражданство и по другим законным основаниям. По законодательству большинства стран никто не может быть лишен гражданства или права изменить его. Государ­ство оказывает покровительство и защиту своим гражданам, на­ходящимся за его пределами. Эти положения содержатся в Дек­ларации прав и свобод человека Российской Федерации (1991 г.). Все вопросы, связанные с приобретением гражданства, выходом из гражданства и приемом в него и другими, регулируются Зако­нами о гражданстве. Федеральный закон «О гражданстве Рос­сийской Федерации» (далее - Закон) вступил в силу с 1 июля 2002 г. вступил в силу[21] . Его принятие вызвало политичес­кие и юридические дискуссии, так как нормы Закона непосредственно затрагивают статус человека в государстве, его взаимоотношения с по­следним. В институте гражданства отражены наиболее существенные политико-правовые, социальные, морально-нравственные и психологи­ческие связи и отношения, которые существуют между гражданином и государством.

С точки зрения М. Варлен, несомненным достижением Закона является норма о соотношении национально­го законодательства и международных договоров России,что развивает положе­ние ч. 4 ст. 15 Конституции РФ[22] . Государ­ство, действуя во исполнение своих меж­дународно-правовых обязательств, наде­ляет человека, находящегося в пределах его юрисдикции,определенными правами и обязанностями, предусмотренными в актах международного права. Любой че­ловек может воспользоваться преимуще­ствами, вытекающими из норм междуна­родного права, через свое государство в качестве его гражданина. Общепризнан­ные нормы и принципы международного права, касающиеся вопросов гражданст­ва, непосредственно не регулируют эти отношения. Они лишь устанавливают пра­вовые рамки, в пределах которых каждое государство регулирует собственное гражданство, не затрагивая суверенитет другого государства.

Закон закрепляет общепризнанные принципы гражданства (ст. 4), что имеет важное значение для построения систе­мы отечественного законодательства и для межгосударственных отношений по вопросам гражданства. Однако некоторые вопросы - условия приобретения гражданства (законный источник средств к существованию, знание русского языка), а также порядок подачи заявлений по вопросам граждан­ства - требуют детальной регламентации. Поэтому Законом предусматривается принятие положения о порядке рассмот­рения вопросов гражданства, которое будет утверждено Президентом Россий­ской Федерации. В положении подробно будут отражены вопросы, касающиеся порядка приобретения и прекращения гражданства, с целью единообразного исполнения закона всеми органами и должностными лицами. Так же как регла­ментируется порядок выдачи иностран­ным гражданам и лицам без гражданства разрешения на временное проживание[23] и вида на жительство[24] . Тем самым будут защищены права российских граждан, иностранцев и лиц без гражданства, на­ходящихся на территории Российской Федерации.

Таким образом, гражданство проявляется как взаимоотношения между государством и лицом, находящимся под его властью. Государство гарантирует гражданину его законные права и интересы; защищает его и покровительствует ему за границей. В свою очередь, гражданин обязан соблюдать законы и другие предписания госу­дарства и выполнять установленные им обязанности. На основа­нии ст. 62 Конституции РФ гражданин РФ может иметь граж­данство иностранного государства (двойное гражданство) в соот­ветствии с федеральным законом или международным договором РФ. Наличие у гражданина РФ гражданства иностранного госу­дарства не умаляет его прав и свобод и не освобождает его от обя­занностей, вытекающих из российского гражданства.

Связь политических прав с гражданством может создать впе­чатление, что они производны от воли государства, носят вторич­ный характер и не относятся к естественным правам гражданина. Однако, это не так. Естественный характер прав гражданина определяется тем, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее много­национальный народ (ст. 3 Конституции РФ). Государство при­знает, соблюдает и защищает политические права гражданина так же, как и личные права человека (ст. 2 Конституции РФ). Наи­более общим, как бы объединяющим все другие политические права и свободы, является право граждан участвовать в управле­нии делами государства (ст. 32 Конституции РФ). Это право ад­ресовано каждому гражданину, осуществляется в различных фор­мах как, непосредственно, так и через своих представителей. Не­посредственные формы реализации рассматриваемого права - это: участие граждан в референдуме - всенародном голосовании по важнейшим вопросам государственной и местной жизни, в вы­борах в органы государственной власти и органы местного само­управления и т.д.

Примечательно, что многие формы участия граждан в управ­лении делами государства в настоящее время не используются эф­фективно. Показательны в этой связи такие факторы, как низкая активность избирателей на выборах органов государственной влас­ти и органов местного самоуправления, невысокий интерес к дея­тельности избранного ими депутата, к участию в различного рода общественных формированиях. Представляется, что причина низ­кой правовой и политической активности граждан коренится не только в правовой сфере. Одной из основных причин неполной реализации права является экономический кризис, осложнивший взаимоотношения государственной власти и граждан, породив­ший их неверие в новые ценности.

Особую группу основных прав и свобод человека и гражданина составляют социально-экономические права. Они касаются таких сфер жизни человека, как собственность, трудовые отношения, отдых, здоровье, образование и призваны обеспечить физические, материальные, духовные и другие социально значимые потреб­ности личности. К социально-экономическим правам и свободам, закрепленным в Конституции РФ, относятся: свобода предприни­мательской деятельности; право частной собственности, в том числе и на землю; свобода труда и право на труд в надлежащих условиях; право на отдых; охрана семьи; право на социальное обес­печение; право на жилище; право на охрану здоровья, на благо­приятную окружающую среду; право на образование; свобода ли­тературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания; право пользования учреждения­ми культуры (ст. 34-44). Приведенный перечень социально-экономических прав и свобод, по оценкам многих отечественных и зарубежных ученых-юристов, также нередко не содержит необ­ходимого механизма реализации.


2. ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Личные (гражданские) права (права первого поколения) призваны обеспечивать свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного внешнего вмешательства. Органичес­кая основа и главное назначение гражданских прав состоят в том, чтобы обеспечить приоритет индивидуальных, внутренних ориентиров развития каждой личности.

Эта категория прав характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объек­том притязаний государства. Она обеспечивает, напомним, так называемую негативную свободу. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности инди­видуального самоопределения и самореализации личности.

Ha различных этапах возникновения этих прав они призваны были ограждать человека от незаконного вторжения го­сударства в сферу личной свободы. Однако в дальнейшем для осуществления гражданских прав недостаточно было пассив­ной обязанности государства воздерживаться от вмешательства в сферу свободы личности. Выявилась потребность содейство­вать в осуществлении прав и свобод индивида. Это значит, что мало установить прямые запреты, оберегающие сферу личной свободы и частной жизни от противоправных и произвольных попыток ее ущемления, в том числе со стороны государства. Необходимы его активные действия для реализации прав и сво­бод человека. Такая позиция, распространенная во второй по­ловине XX в., нашла выражение, властности, в решениях Евро­пейского суда по правам человека.

К личным (гражданским) правам и свободам человека от­носят: право на жизнь и достоинство личности; право на свобо­ду и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни, жилища; свободу передвижения и выбора мес­тожительства; свободу совести; свободу выбора национально­сти и выбора языка общения. По существу, этот блок прав ох­ватывает фундаментальные аспекты свободы личности, выра­жая гуманистические принципы всякого демократически орга­низованного общества. Целью данной главы выступает изучение и анализ особенностей личных прав и свобод человека и гражданина.

2.1. Право на жизнь и достоинство личности

Право на жизнь. Это право провозглашается всеми международно-правовыми актами о правах человека и почти всеми конститу­циями стран мира как неотъемлемое право человека, охра­няемое законом[25] . Никто не может быть произвольно лишен жизни. Во многих странах, особенно находящихся под вли­янием католической церкви, право на жизнь рассматрива­ется как основание для запрещения абортов, а в отдельных странах (например, в Словакии) в конституциях есть норма об охране жизни еще до рождения человека.

Право на жизнь прежде всего предполагает проведе­ние государством миролюбивой внешней политики, исклю­чающей войны и конфликты. Ряд государств (Япония и др.) провозгласили в своих конституциях отказ от войны, а так­же от применения вооруженной силы как средства разре­шения международных споров[26] . Правовое государство обя­зано поддерживать обороноспособность страны на случай любых посягательств, но строго регламентирует использо­вание регулярной армии на своей территории и за рубежом, поскольку это ведет к гибели как мирного населения, так и личного состава. Однако подобного рода гарантий права на жизнь в Конституции РФ нет.

В мирных условиях гарантии этого права не сводятся к запрещению убийства - это безоговорочно закрепляет­ся Уголовным кодексом каждой страны. Государство обяза­но организовать эффективную борьбу с преступностью, и особенно с террористическими акциями. Гарантиями права на жизнь служат системы здравоохранения и, в частности, предупреждения детской смертности; охраны от несчаст­ных случаев на производстве; профилактики дорожно-транспортных происшествий; пожарной безопасности и др. На­пример, ст. 34 Федерального закона о пожарной безопас­ности от 21 декабря 1994 г. устанавливает: «Граждане имеют право на защиту их жизни, здоровья и имущества в случае пожара».

Особое значение имеет вопрос о смертной казни. При разработке Конституции ряд общественных и религиозных организаций настаивали на конституционном запрещении смертной казни, как это сделано в ряде стран[27] . Религиозный подход основывается на недопустимости вмешательства лю­дей в исключительное право Бога как давать жизнь, так и отбирать ее у человека. В полной мере эти общедемократи­ческие соображения не были восприняты, но перспектива отмены смертной казни в Конституции все же обозначена («впредь до ее отмены»). В то же время введено несколько гарантий против ее произвольного применения:

1) смертная казнь должна устанавливаться только фе­деральным законом;

2) смертная казнь должна рассматриваться как исклю­чительная мера наказания, т. е. иметь альтернативу в виде лишения свободы на определенный срок с тем, чтобы суд всегда имел возможность выбора меры наказания;

3) смертная казнь может применяться только за особо тяжкие преступления против жизни (т. е. в отношении лиц, совершивших умышленное убийство при отягчающих об­стоятельствах, за террористические акции и бандитизм, если они привели к гибели людей);

4) при угрозе применения смертной казни обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Эти гарантии отражают гуманный характер правосудия и призваны, с точки зрения М.В. Баглай, «исключить опасность непоправимой судебной ошибки»[28] .

В связи со вступлением России в Совет Европы перед ней встал вопрос об отмене смертной казни, поскольку это прямо предусмотрено Протоколом № 6 от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Однако в условиях роста преступности все органы государ­ственной власти пришли к выводу о невозможности немед­ленной отмены этой меры наказания и осуществлении по­этапного сокращения ее применения. В Уголовном кодексе РФ, вступившем в силу с 1 января 1997 г., составы преступ­ления, предусматривающие смертную казнь, сокращены с 28 до 5 (умышленное убийство, террористический акт и др.). Смертная казнь по ряду составов преступления замене­на пожизненным заключением. На исполнение приговоров о смертной казни был установлен мораторий.

Однако все эти меры не устранили неравенства граж­дан, в отношении которых смертные приговоры выносились в одних случаях судом присяжных, как это четко требует ст. 20 Конституции РФ, а в других - судами без привлече­ния суда присяжных. Неравенство возникает из-за того, что суды присяжных созданы только в 9 субъектах РФ.

В связи с этим Конституционный Суд РФ в постановлении от 2 февраля 1999 г. обратил внимание Федерального Собрания на то, что после принятия в 1993 г. Конституции оно располагало достаточным временем для выполнения предписаний ст. 20, и при­знал, что «с момента вступления в силу настоящего постановле­ния и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Феде­рации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение ко­торого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседате­лей, коллегией в составе трех профессиональных судей или су­дом в составе судьи и двух народных заседателей».

Достоинство личности. Это качество человека равнозначно праву на уважение и обязанности уважать других. Оно достигается развитием личности, осознающей свою свободу, равенство и защищен­ность. Достоинство превращает человека из объекта воздей­ствия в активного субъекта правового государства. Это го­сударство дает человеку право на самооценку, «самоопре­деление» и охраняет его выбор жизненных ценностей.

Достоинство конкретизируется в правах человека, за­щита которых составляет назначение государства. Поэтому можно сказать, что в наиболее общей форме цель государ­ства состоит в охране человеческого достоинства. Таким об­разом, когда говорят, что «государство должно служить народу», то это в первую очередь означает, что государ­ство должно обеспечить защиту достоинства каждого чело­века. Не случайно многие конституции мира закрепляют принцип достоинства человека в одной «связке» с народным суверенитетом и основными обязанностями государства (ФРГ, Греция, Португалия и др.)[29] . Достоинство, если оно надлежа­щим образом защищено, - это опора демократии и право­вой государственности. Если общество не признает и не за­щищает достоинство отдельного человека, то никакие юри­дические, экономические и политические меры не обеспе­чат прочный культурный и этический фундамент общества.

Современный немецкий юрист П. Хеберле пишет: «О со­держании понятия «достоинство человека» можно говорить применительно ко всей его жизни - от рождения до смер­ти. Но в ряде случаев этот конституционный принцип дей­ствует даже до и после упомянутых событий. Примерами могут служить защита личного достоинства умершего и дис­куссия о правах плода во чреве матери»[30] .

Конституция РФ защищает достоинство личности, ус­танавливая абсолютный принцип: «Ничто не может быть основанием для его умаления». В самом тексте ст. 21 этот принцип дополняется запретом подвергать человека пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человечес­кое достоинство обращению или наказанию, а также без добровольного согласия медицинским, научным или иным опытам. Целям защиты достоинства служат многие нормы Конституции: право на достойную жизнь, неприкосновен­ность частной жизни, защита человеком своей чести и доб­рого имени, запрет сбора информации о частной жизни, запрет насильственного проникновения в жилище и др.

Заботой о достоинстве человека пронизаны многие нор­мы уголовного права и уголовного процесса. Так, в Уголов­ном кодексе РФ предусмотрены такие составы преступления, как клевета и оскорбление. Уголовно-процессуальный кодекс требует от следователя при производстве обыска принимать меры к тому, чтобы при этом не были оглашены выявлен­ные обстоятельства интимной жизни лица, а личный обыск производился только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола. Правом на достойное обращение пользуются не только обвиняемые, но и осуж­денные, отбывающие срок наказания в местах заключения. Таких норм много, они существуют и в других отраслях пра­ва, отражая конкретную реализацию конституционного прин­ципа охраны достоинства человека.

Особенно важны гражданско-правовые гарантии, за­крепленные в Гражданском кодексе РФ. Здесь жизнь, здоро­вье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доб­рое имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя и авторство и другие конституционные личные права и свободы квали­фицируются как нематериальные блага (ст. 150). Неимуще­ственные права и блага, принадлежавшие умершему чело­веку, могут осуществляться и защищаться другими лица­ми, в том числе наследниками правообладателя.

Если гражданину причинен моральный вред (физичес­кие или нравственные страдания) действиями, нарушаю­щими его личные права, он вправе возложить на нару­шителя обязанность денежной компенсации указанного вреда[31] . Для защиты чести, достоинства, деловой репута­ции гражданин вправе обращаться в суд, причем допус­кается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти[32] . Законом установлен порядок удовлетворения требований гражданина, связанных с распространением сведений, порочащих его честь, достоинство или дело­вую репутацию[33] .

Защита чести и достоинства часто соприкасается со свободой слова. Показательно в этом вопросе определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 1995 г. по поводу обращения А.В. Козырева. Поводом для обращения послужило начатое одним из судов горо­да Москвы судебное разбирательство по иску В. В. Жириновско­го к телекомпании НТВ и А.В. Козыреву о защите чести и досто­инства на основании статьи Гражданского кодекса, согласно ко­торой гражданин или организация вправе требовать по суду оп­ровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответ­ствуют действительности. Заявитель полагал, что эта статья не соответствует ст. 29 (ч. 1 и 3) Конституции РФ, гарантирующей каждому свободу мысли и слова и устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убежде­ний или отказу от них, поскольку допускает возможность судеб­ного опровержения любых сведений. Между тем, по мнению зая­вителя, существуют определенные сведения, которые не могут быть предметом судебного опровержения, поскольку они явля­ются выражением личного мнения и взглядов, оценочными суж­дениями того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них - это вторжение в область «мысли и слова», «мнений и убеждений», охраняемых ст. 29 Конституции РФ. Распростране­ние таких сведений не может рассматриваться как посягатель­ство на чьи-либо честь и достоинство, так как они лишь форми­руют репутацию лица, их распространившего. Конституционный Суд в связи с этим обращением указал: «Право на судебную защиту чести и достоинства и возложение на того, кто распространил порочащие сведения, обязанности доказать их соответствие действительности, не нарушают гарантирован­ную Конституцией Российской Федерации свободу мысли и слова. Связанные с обеспечением конституционных требований уваже­ния достоинства личности допустимые ограничения при исполь­зовании свободы слова строго очерчены Конституцией Россий­ской Федерации и вытекают из предписаний ее ст. 17 (ч. 3), 29 (ч. 2) и 55 (ч. 3). Из этих конституционных положений следует, что права и свободы, в том числе и свобода слова, не должны использоваться во вред основам конституционного строя, нрав­ственности, правам и законным интересам других лиц, безопас­ности государства.

При рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чес­ти и достоинства подлежит установлению и оценке не только достоверность, но и характер распространенных сведений, ис­ходя из чего суд должен решать: наносит ли распространение сведений вред защищаемым Конституцией Российской Федера­ции ценностям, укладывается ли это в рамки политической дис­куссии, как отграничить распространение недостоверной факти­ческой информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду. Исправление судебных ошибок, допущен­ных при решении указанных вопросов, относится к компетенции судов вышестоящих инстанций, включая Верховный Суд Россий­ской Федерации».

2.2. Право на свободу и личную неприкосновенность

Право на свободу есть «не что иное, как сама свобода, т. е. возможность совершать любые правомерные действия»[34] . В этом праве заложено ограничение для свободы других людей, и особенно должностных лиц, обладающих возмож­ностью применения принуждения к людям. В неразрывной связи с ним находится (но не совпадает) личная неприкос­новенность человека, которая распространяется на его жизнь, здоровье, честь, достоинство. Никто не вправе си­лой или угрозами принуждать человека к каким-то действи­ям, подвергать его истязанию, обыску или наносить вред здоровью. Человек вправе сам распоряжаться своей судь­бой, выбирать свой жизненный путь (вступать в брак, уча­ствовать в голосовании, поступать на работу и т. д.). Наибо­лее сильные гарантии свободы и безопасности личности вы­ступают в форме уголовно-правового запрета любых обрат­ных действий граждан и должностных лиц. Ограничения этой свободы допускаются только на основе закона и в законных формах, все меры принуждения должны находиться под судебным контролем.

Конституционный Суд РФ. выразил озабоченность в связи с недостаточностью гарантий права на свободу, вытекающе­го из ч. 1 ст. 22 Конституции РФ и п. 1 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, формулирую­щего условия правомерного ограничения этого права. Ни­кто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей, а также не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 13 июня 1996 г. по делу в связи с жалобой В. В. Шелухина отметил, что применение содержания под стражей в качестве меры пресечения без необхо­димых оснований, должной процедуры и вне каких-либо опреде­ленных или контролируемых сроков придает ограничению права на свободу при аресте произвольный характер. Обвиняемый без всяких законных поводов продолжает содержаться под стражей даже после того, как ранее принятое компетентным должност­ным лицом решение о применении меры пресечения или о про­длении срока содержания под стражей прекратило свое действие. Суд признал неконституционным положение УПК, согласно ко­торому время ознакомления обвиняемого и его защитника с ма­териалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитывается. Лицо, об­виняемое в совершении преступления, вправе обжаловать в суд законность и обоснованность содержания под стражей на любой стадии уголовного судопроизводства, включая время ознакомле­ния обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела.

2.3. Право на частную жизнь

Частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других. Это - своеобразный суверенитет лично­сти, означающий неприкосновенность его «среды обитания». Презюмируется, что тайна в данном случае вовсе не при­крывает какую-то антиобщественную или противоправную деятельность. Она отражает естественное стремление каж­дого человека иметь собственный мир интимных и деловых» интересов, скрытый от чужих глаз. Социалистическое обще­ство пыталось отвергнуть признание права человека на част­ную жизнь, что вылилось в издевательские формы коллек­тивных обсуждений личной жизни, изощренные методы слеж­ки и подслушивания, распространение порочащей человека информации о его интимной жизни и т. д.

Однако гражданское общество понимает, что злоупо­требление тайной частной жизни может носить антиобще­ственный и противоправный характер. В этом случае обще­ство исходит из того, что вмешательство в частную жизнь с целью выявления противоправных действий того или ино­го лица должно происходить только на основе закона при наличии веских, опять же признанных законом, оснований для подозрения или обвинения данного лица в совершении преступления, т. е. при возбуждении уголовного дела. Вне этого частная жизнь неприкосновенна.

Институт неприкосновенности частной жизни включает много разнообразных гарантий, которые содержатся в раз­личных статьях Конституции РФ, а специально - в ст. 23 и 24. Рассмотрим их.

1) Устанавливается право человека на личную и семей­ную тайну, на защиту своей чести и доброго имени. Ни от кого нельзя требовать сведений, касающихся происхожде­ния или деловой активности родственников, интимных свя­зей, источников финансового состояния семьи и т. д. Если честь и доброе имя человека подвергаются унижению или оскорблению, он вправе потребовать через суд наказания или компенсации за моральный ущерб, что предусматрива­ется Уголовным кодексом. Если клеветнические и пороча­щие человека сведения публикуются в печати, суд вправе обязать тот же печатный орган опубликовать опровержение этих сведений.

2) Каждый имеет право на тайну переписки, телефон­ных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Поэтому запрещаются перлюстрация (вскрытие) писем и дру­гих почтовых отправлений, подслушивание телефонных раз­говоров. Уголовный кодекс квалифицирует нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообще­ний граждан как уголовное преступление. Обыск, выемка, наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только на основаниях и в порядке, установленных Уголовно-процессуальным кодексом. Строго регламентирован законом и порядок прослушивания телефонных разговоров. Все эти ограничения права на тайну допускаются только на основании судебного решения, что призвано исключить произвол и злоупотребле­ния должностных лиц правозащитных органов.

3) Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не до­пускаются. Эта гарантия как бы ограничивает установленное Конституцией РФ право каждого свободно искать и распростра­нять информацию (ч. 4 ст. 29), но на самом деле противоре­чия между ними нет. Ключевым элементом всей конструкции служит согласие или несогласие лица на распространение информации о нем. Естественно, например, что политик, артист, ученый не станет возражать против интервью с жур­налистом, в ходе которого собирается информация для пуб­ликации статьи в прессе. Но совсем другое дело, когда жур­налист собирает информацию, да еще компрометирующую, без ведома интересующего его лица и публикует статью без его согласия. В этом случае Конституция нарушена. Данная гарантия воспрещает государственным и коммерческим орга­низациям собирать и даже хранить досье с компрометирую­щими то или иное лицо материалами.

Для того чтобы закрыть источники возможной инфор­мации, нежелательной для человека, закон запрещает на­рушать профессиональную тайну о личной жизни человека, которой обладают врачи, судьи, следователи, нотариусы. Специально охраняется тайна исповеди - священник не подлежит уголовной ответственности за недонесение о пре­ступлении, ставшем ему известным на исповеди.

Согласно закону (ст. 139 ГК РФ) охраняется служебная и коммерческая тайна, когда информация имеет действи­тельную или потенциальную ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на закон­ном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Следовательно, право оп­ределять объем сведений, составляющих тайну, принадле­жит самому человеку, а то, что не может быть предметом тайны, определяется только законом и иными правовыми актами[35] . Служебная и коммерческая тайна охраняется зако­ном, а тот, кто незаконными способами получает информа­цию, обязан возместить причиненные убытки[36] .

Федеральным законом «О Банках и банковской деятельности»[37] предус­мотрено также право вкладчика на тайну вклада, которую обязаны гарантировать банки. Разглашение сведений, если это не разрешается законом, ведет к ответственности соот­ветствующих должностных лиц[38] . Эти гарантии имеют большое значение для охраны частных интересов граждан в ус­ловиях развития рыночного хозяйства, увеличения числа частных предприятий, учреждений и банков.

Отступлением от этой важной гарантии явился упоми­навшийся Указ Президента РФ «О неотложных мерах по за­щите населения от бандитизма и иных проявлений организо­ванной преступности», который установил, что банковская и коммерческая тайна не является препятствием для получе­ния органами прокуратуры, внутренних дел, контрразведки, налоговой полиции в установленном ими порядке сведений и документов о финансовой и экономической деятельности, вкладах и операциях по счетам физических и юридических лиц, причастных к совершению бандитских нападений и дру­гих тяжких преступлений, совершенных организованными преступными группами. Как уже отмечалось, этот Указ был вызван потребностями борьбы с возросшей организованной преступностью и в июне 1997 г. он был отменен.

4) Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и мате­риалами, непосредственно затрагивающими его права и сво­боды, если иное не предусмотрено законом[39] . Следовательно, любое лицо вправе обратиться с требованием в государствен­ное, общественное или частное учреждение, например, для получения сведений об экологической безопасности в зоне проживания или о наличии фонда заработной платы на пред­приятии. К сожалению, процедура осуществления этой га­рантии и порядок применения судебного контроля пока за­коном не разработаны (это касается всех гарантий права на частную жизнь), в результате чего конституционные нор­мы как бы повисают в воздухе: введенный Конституцией РФ судебный контроль еще не действует из-за отсутствия за­кона, а старый порядок (прокурорский) ею же отвергнут.

Из конституционной нормы вытекает, что определен­ные документы и материалы не подлежат разглашению. Здесь речь идет о государственной тайне и других формах закры­тости, но только в том случае, если это предусмотрено законом и другими соответствующими правовыми актами.

2.4. Неприкосновенность жилища

По существу, это составная часть права на частную жизнь, являющаяся также непременным элементом личной свободы и достоинства человека. «Мой дом - моя крепость» - гласит английская поговорка, утверждающая право человека делать в своем доме или квартире все, что ему заблагорассудится.

Никто не вправе проникать в жилище против воли прожива­ющих в нем лиц иначе, как в случаях, установленных феде­ральным законом, или на основании судебного решения.

Правом на охрану жилища обладают лица, являющиеся его собственниками, законными арендаторами или прожи­вающие по договору найма. При этом жилищем признается и место временного пребывания (гостиница, дом-интернат, общежитие, пансионат). Неприкосновенность распространя­ется на личные вещи и бумаги, что исключает незаконные обыски и выемки документов. Но в жилище могут вселяться люди, имеющие на это право, - такие действия не явля­ются нарушением его неприкосновенности даже в случаях несогласия остальных проживающих.

Гарантии против незаконного вторжения и обысков со сто­роны правоохранительных органов - основное содержание неприкосновенности жилища, ибо все другие случаи (со сто­роны отдельных лиц) - это, в сущности, обычные преступле­ния (кража, грабеж и др.). Пострадавшие от незаконного втор­жения вправе обращаться в суд с требованием возмещения ущерба и наказания виновных должностных лиц. Нарушение неприкосновенности жилища является преступлением.

Но, разумеется, при определенных обстоятельствах, например, для раскрытия преступления, возникает необхо­димость проникновения в жилище против воли проживаю­щих в нем. Однако это можно делать только на основании закона или судебного решения. Законами в данном случае являются УПК, Закон об оперативно-розыскной деятельно­сти в Российской Федерации, Закон о милиции[40] . Суд должен рассмат­ривать материалы о проникновении в жилище в оператив­но-розыскных целях незамедлительно. Право входить в жи­лые помещения, используемые для индивидуальной и пред­принимательской деятельности, предоставлено сотрудникам налоговой полиции, о чем они в течение 24 часов обязаны поставить в известность прокурора. Работники милиции впра­ве входить в жилые помещения и осматривать их (это не обыск) при преследовании лиц, подозреваемых в соверше­нии преступления, либо при наличии достаточных данных полагать, что в этом помещении совершено или совершает­ся преступление или произошел несчастный случай, а так­же для обеспечения личной и общественной безопасности, но во всех этих случаях требуется уведомить прокурора в течение 24 часов. Правом беспрепятственного входа в жилище обладают в случае пожара пожарники. Уголовно-процес-суальный кодекс подробно регламентирует порядок обысков и выемок в ходе следствия по уголовному делу.

2.5. Национальная принадлежность

Комплекс прав, связанных в национальностью, отража­ет специфику многонациональной России, в которой живет много этнически смешанного населения. Во многих зарубеж­ных странах (США, Франция, ФРГ) национальность давно утратила юридическое значение, и все граждане именуются общим словом («американец», «француз», «немец»)[41] . Но в Рос­сии принадлежность к определенной нации до недавнего вре­мени служила основанием дискриминации и в то же время рассматривалась как привилегия и гордость каждого челове­ка, хотя большое число людей затруднялись определить свою национальность, так как родились от смешанного брака[42] .

Конституция России устанавливает, что каждый вправе определять и указывать свою национальность и никто не мо­жет быть принужден к определению и указанию своей наци­ональности. Данные правила не влекут за собой никаких юри­дических последствий, поскольку по российскому праву никто не может пользоваться привилегиями, равно как подвергаться дискриминации по национальному признаку. Поэтому трудно предположить, что данная гарантия будет иметь значение для большого числа людей, тем более что национальность всегда указывалась в паспорте и разного рода анкетах со слов заявителя, а при новой паспортизации населения соответствующая графа в паспорте вообще должна исчезнуть.

Однако следует учитывать, что в силу действия в ряде зарубежных стран (ФРГ, Израиль, Канада) иммиграционного законодательства принадлежность к определенной националь­ности (немцы, евреи, украинцы) открывает возможность бес­препятственной эмиграции в эти страны[43] . Кроме того, принад­лежность к конкретному народу все же важна для человека с точки зрения его участия в развитии национальной культуры и внутреннего ощущения своих исторических истоков.

Гораздо существеннее связанное с национальностью право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества. На ста­дии утверждения суверенитета России и прав субъектов Федерации в ряде регионов с компактным национальным составом этот вопрос вызвал острые дискуссии и даже кон­фликты. Данное право следует рассматривать в комплексе с вопросами федеративного устройства и с правами, уста­новленными ст. 68 Конституции (признание права республик устанавливать свои государственные языки и права всех народов на сохранение родного языка).

В Российской Федерации эти конституционные нормы реализуются через Закон о языках народов РСФСР (в редакции от 24 июля 1998 г.). Российская Федерация гаранти­рует всем ее народам независимо от их численности равные права на сохранение и всестороннее развитие родного язы­ка, свободу выбора и использование языка общения. Каждо­му гарантируется право на использование родного языка, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества независимо от его происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной при­надлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания.

В Российской Федерации недопустимы пропаганда враж­ды и пренебрежения к любому языку, создание противоре­чащих конституционно установленным принципам националь­ной политики припятствий, ограничений и привилегий в ис­пользовании языков, иные нарушения законодательства РФ о языках народов Российской Федерации. Субъекты РФ впра­ве принимать законы и иные нормативные правовые акты о защите прав граждан на свободный выбор языка обще­ния, воспитания, обучения и творчества. Язык общения ус­танавливается самими людьми без всякой регламентации, никаких юридических норм использования языков народов Российской Федерации в межличностных, неофициальных контактах, как и в деятельности общественных и религиоз­ных объединений, не существует. Пользование законными правами не зависит от знания человеком того или иного языка. Устанавливается ответственность за отказ в обслу­живании граждан в сфере услуг и коммерческой деятельно­сти под предлогом незнания языка. Гражданам России пре­доставлено право обращаться в государственные органы страны на родном языке или на любом другом языке наро­дов России, которым они владеют. Аналогичное право каса­ется участия в судопроизводстве. Защите национальных ин­тересов граждан Российской Федерации в деле развития культуры языка и т. д. способствует Федеральный закон «О национально-культурной автономии» от 17 июня 1996 г.

Эти и многие другие нормы создают широкую систему гарантий конституционной нормы на пользование родным языком и связанных с этим других прав.

2.6. Свобода передвижений и места жительства

Право свободно передвигаться, выбирать место пребы­вания и жительства принадлежит каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации. Следова­тельно, этого права лишены лица, проникшие в страну в нарушение визового режима или законодательства о въез­де. Закрепляя это право, государство тем самым признает территорию страны принадлежащей самим гражданам, ко­торые в соответствии со своими интересами и без всяких пропусков могут переезжать из одной местности в другую и определять себе место жительства.

Более подробно эти вопросы регулируются Федеральным законом «О праве граждан Российской Федерации на свободу передви­жения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25 июня 1993г.

Закон ограничивает свободу передвижения в определен­ных районах (в пограничной полосе, закрытых военных го­родках, закрытых административно-территориальных обра­зованиях, зонах экологического бедствия, на территориях, где введены особые условия и режимы проживания в связи с опасностью инфекционных или массовых инфекционных заболеваний и отравлений людей, чрезвычайное или воен­ное положение). Следовательно, за пределами таких райо­нов никакие ограничения свободы передвижения любым ви­дом транспорта или пешком не допускаются.

Однако реализации права на выбор места жительства сопутствует определенный порядок. Закон устанавливает обязанность гражданина, прибывающего на новое место жительства, в течение 7 дней зарегистрироваться в органах внутренних дел. Отказ гражданину в регистрации может быть обжалован в судебном порядке. При этом регистрация не адекватна прописке, которая все еще сохраняется во мно­гих городах и является прямым нарушением конституцион­ной свободы выбора места жительства.

Конституционный Суд РФ постановлением от 25 апреля 1995 г. по делу Л. Н. Ситаловой отметил, что заключением Комитета кон­ституционного надзора СССР от 11 октября 1991 г. нормативные акты о прописке признаны недействующими, что означает и ли­шение их силы в Российской Федерации. Законность основанных на таких актах действий и решений правоприменительных орга­нов проверяется судами общей юрисдикции, которые согласно ч. 2 ст. 12 Конституции РФ, установив при рассмотрении дела не­соответствие акта государственного или иного органа закону, должны принимать решение в соответствии с законом. Суд также указал, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан (ст. 3 Закона), в том числе права на жилище.

Порядок регистрации и снятия граждан Российской Фе­дерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах России установлен Прави­лами, которые утверждены постановлением Правительства РФ (в редакции от 16 марта 2000 г.). Эти Правила подробно регламентируют права и обязанности граждан, связанные со свободой передвижения, места пребывания и жительства, окончательно исключая прописку и заменяя ее регистраци­онным учетом.

Однако на практике в ряде регионов Российской Феде­рации получила развитие регистрация гражданина по мес­ту жительства при условии уплаты им установленного сбо­ра, что является нарушением конституционного права на свободный выбор места жительства.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 4 апреля 1996 г. по делу о проверке конституционности ряда нормативных актов го­рода Москвы и Московской области, Ставропольского края, Во­ронежской области и города Воронежа, регламентирующих поря­док регистрации граждан, прибывающих на постоянное житель­ство в названные регионы, отметил следующее. Право на выбор места жительства составляет часть свободы са­моопределения личности. Органы государственной власти управо-мочены лишь на регистрацию результата акта свободного воле­изъявления гражданина при выборе места жительства. Именно поэтому регистрационный учет не может носить разрешительно­го характера и служить основанием для ограничения права граж­данина на выбор места жительства.

Установленные нормативными актами Правительства Москвы, Правительства Московской области и Главы администрации Мос­ковской области положения об уплате сбора и представлении кви­танций о его уплате как условии для регистрации гражданина противоречат Закону РФ от 25 июня 1993 г. и Правилам регистра­ции и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и фактически устанавливают совершенно иной - разрешительный правовой режим регистрации граждан, который не соответствует основному праву каждого, кто закон­но находится на территории Российской Федерации, свободно выбирать место жительства. Отказ в регистрации на основании оспариваемых актов, кроме того, носит характер санкции за не­уплату установленного сбора.

Реализация конституционного права на выбор места жительства не может ставиться в зависимость от уплаты или неуплаты ка­ких-либо налогов и сборов, поскольку основные права граждан Российской Федерации гарантируются Конституцией РФ без ка­ких-либо условий фискального характера. Таким образом, отказ в регистрации в связи с невыполнением гражданином обязанностей по уплате налогов и иных сборов противоречит Конституции РФ (ст. 27).

Вопрос о природе правил регистрации, предусмотрен­ных в указанном постановлении Правительства РФ, рассмат­ривался Конституционным Судом РФ.

В постановлении от 2 февраля 1998 г. Суд отметил, что регистра­ция в том смысле, в каком это не противоречит Конституции РФ, является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уве­домительный характер и отражающим факт нахождения гражда­нина по месту пребывания или жительства. Установление иных, кроме прямо указанных в федеральном законе, оснований для введения разрешительного порядка регистрации является нару­шением требований Конституции РФ и федерального закона. От­ступление от запрета расширять этот перечень в подзаконных ак­тах, в том числе в актах Правительства РФ, означает недопусти­мую легализацию разрешительного порядка регистрации граждан. Закон РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в преде­лах Российской Федерации» возложил на Правительство РФ обя­занность утвердить Правила регистрации и снятия граждан Рос­сийской Федерации с регистрационного учета по месту пребыва­ния и по месту жительства в пределах Российской Федерации. Исходя из буквального толкования данной нормы, законодатель уполномочил Правительство РФ разработать только порядок ре­гистрации и снятия граждан с регистрационного учета, не пре­доставив ему права на установление оснований отказа в регист­рации. Такие основания отсутствуют и в самом Законе. В нем ис­черпывающе сформулированы лишь условия, при которых до­пускаются ограничения прав граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации. Следовательно, Правительство РФ при утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жи­тельства в пределах Российской Федерации вышло за пределы полномочий, предоставленных ему Конституцией РФ и федераль­ными законами, чем нарушило ст. 115 Конституции. В соответствии с п. 10 Правил регистрация граждан по месту пре­бывания осуществляется на срок не более шести месяцев, и лишь в исключительных случаях этот срок может быть продлен орга­ном регистрационного учета. Тем самым срок временного пребы­вания поставлен в зависимость не от волеизъявления граждани­на, а от усмотрения органов регистрационного учета (органов внутренних дел или местной администрации). Его введение не может быть оправдано и ссылкой на ст. 680 ГК РФ, поскольку, закреп­ляя шестимесячный срок временного проживания, она определя­ет правовой статус только временных жильцов по договору най­ма, и, кроме того, в ГК РФ наряду с этим предусмотрены и бо­лее длительные сроки для таких договоров.

Установление срока, по истечении которого гражданин обязан покинуть место пребывания, является вмешательством органов исполнительной власти и других органов регистрационного учета в гражданские, жилищные и иные правоотношения, складываю­щиеся на основе согласия сторон, и ограничивает конституцион­ное право граждан на свободу выбора места пребывания и жи­тельства. Срок нахождения в том или ином месте временного пре­бывания должен определяться самим гражданином. Его установ­ление государством недопустимо, поскольку означает ограниче­ние свободы волеизъявления при выборе места пребывания. При этом определение гражданином места своего пребывания и срока нахождения в нем не обязательно связано с наличием соответ­ствующего жилого помещения в качестве места пребывания. Кон­ституционный Суд РФ постановил: признать соответствующие пункты Правил регистрации и снятия граждан Российской Фе­дерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утверж­денных постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 года, не соответствующими Конституции РФ.

Важное значение имеет закрепление в Конституции права каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации и беспрепятственно возвращаться. Такое поло­жение согласуется с содержащимися в п. 3 ст. 12 Междуна­родного пакта о гражданских и политических правах и дру­гих международных актах установлениями о праве каждо­го человека покидать любую страну, включая свою собствен­ную, и об отсутствии у него какой-либо обязанности воз­вращаться в эту страну.

Порядок реализации этого права установлен Федераль­ным законом «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (в редакции от 24 июня 1999 г.). Гражданин Российской Федерации не может быть ограничен в праве на выезд из Российской Федерации ина­че, как по основаниям и в порядке, предусмотренном этим Федеральным законом. Он не может быть лишен права на въезд в Российскую Федерацию, а выезд из Российской Фе­дерации не влечет для него, его супруга или близких род­ственников каких-либо ограничений прав, гарантированных законодательством РФ и международными обязательствами РФ. Порядок пересечения Государственной границы РФ при осуществлении выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию регулируется Федеральным законом «О Государ­ственной границе Российской Федерации» и указанным Фе­деральным законом.

Основными документами, удостоверяющими личность гражданина РФ, по которым граждане осуществляют вы­езд из Российской Федерации и въезд в Российскую Феде­рацию, признаются:

• паспорт;

• дипломатический паспорт;

• служебный паспорт;

• паспорт моряка (удостоверение личности моряка).

Паспорт выдается гражданину Российской Федерации по его письменному заявлению, поданному лично или через его законного представителя, органом внутренних дел по месту жительства, Министерством иностранных дел РФ на территории Российской Федерации, а также дипломатичес­ким представительством или консульским учреждением Рос­сийской Федерации за пределами территории Российской Федерации. Федеральным законом от 18 июля 1998 г. уста­новлено, что гражданам, находящимся на военной службе, деятельность которых связана с выполнением функций и задач за пределами РФ, паспорт выдается соответствую­щим федеральным органом исполнительной власти.

Паспорт оформляется соответствующим государствен­ным органом в срок не более одного месяца со дня подачи заявления и выдается сроком на пять лет. При наличии до­кументально подтвержденных обстоятельств, связанных с необходимостью экстренного лечения, тяжелой болезнью или смертью близкого родственника и требующих выезда из Российской Федерации, срок оформления паспорта не дол­жен превышать трех рабочих дней со дня подачи заявления.

Закон строго регламентирует основания для отказа в выдаче заграничного паспорта. В первую очередь эти осно­вания связаны с государственной тайной. Так, право на вы­езд может быть временно ограничено в случаях, если граж­данин при допуске к сведениям особой важности или совер­шенно секретным сведениям, отнесенным к государствен­ной тайне в соответствии с Законом РФ о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполага­ющий временное ограничение права на выезд из Россий­ской Федерации, при условии, что срок ограничения не мо­жет превышать пять лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно сек­ретными сведениями, - до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в со­ответствии с федеральным законом.

В случае, если имеется заключение Межведомственной комиссии по защите государственной тайны о том, что све­дения особой важности или совершенно секретные сведе­ния, о которых гражданин был осведомлен на день подачи заявления о выезде из Российской Федерации, сохраняют соответствующую степень секретности, то указанный в тру­довом договоре (контракте) срок ограничения права на вы­езд из Российской Федерации может быть продлен Межве­домственной комиссией, образуемой Правительством РФ. При этом срок ограничения права на выезд не должен превы­шать в общей сложности десяти лет, включая срок ограни­чения, установленный трудовым договором (контрактом), со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями.

По другим основаниям право на выезд временно огра­ничивается, если гражданин:

• призван на военную службу или направлен на альтер­нативную гражданскую службу, до окончания военной служ­бы или альтернативной гражданской службы;

• задержан по подозрению в совершении преступления либо привлечен в качестве обвиняемого, до вынесения ре­шения по делу или вступления в законную силу приговора суда;

• осужден за совершение преступления, до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания;

• уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, до исполнения обязательств либо до дости­жения согласия сторонами;

• сообщил о себе заведомо ложные сведения при офор­млении документов для выезда из Российской Федерации, до решения вопроса в срок не более одного месяца орга­ном, оформляющим такие документы.

Во всех случаях временного ограничения права на вы­езд из Российской Федерации орган внутренних дел выдает гражданину уведомление, в котором указываются основание и срок ограничения, дата и регистрационный номер реше­ния об ограничении, полное наименование и юридический адрес организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права данного гражданина на выезд из России.

Решения об ограничении права на выезд из Российской Федерации граждан, осведомленных о сведениях особой важности или совершенно секретных сведениях, отнесенных к государственной тайне, а также граждан, допущенных к та­ким сведениям до вступления в силу настоящего Федераль­ного закона, обжалуются гражданами в Межведомственную комиссию, образуемую Правительством РФ, которая обязана рассмотреть жалобу и дать ответ не позднее чем в трехме­сячный срок. Отказ гражданину в праве на выезд из Россий­ской Федерации может быть обжалован в суд.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 1998 г. в связи с жалобой А. Я. Аванова Указом Президента РФ от 4 мая 1998 г. установлено, что на территории Российской Федерации гражданину РФ, не име­ющему подтвержденного регистрацией места жительства или места пребывания либо имеющему место жительства за пре­делами Российской Федерации, оформление и выдача пас­порта, удостоверяющего его личность за пределами стра­ны, производится по заявлению этого гражданина органом внутренних дел по месту его фактического проживания на территории Российской Федерации.

Существенной стороной права на выезд из Российской Федерации является право граждан беспрепятственно воз­вращаться в нее. Для лиц, имеющих российское гражданство, не требуется каких-либо въездных виз или разрешений. В случае утраты паспорта вне пределов РФ выезд осуществля­ется на основании свидетельства (постановление Правитель­ства РФ в редакции от 23 сентября 1999 г.). Этим же поста­новлением утверждено Положение об оформлении пригла­шения в РФ иностранных граждан и лиц без гражданства.

На протяжении всего тоталитарного периода и даже в начале 90-х гг. в Российской Федерации действовала норма Уголовного кодекса, согласно которой «бегство за границу» или отказ возвратиться из-за границы квалифицировались как измена Родине, т. е. как деяние, умышленно совершен­ное гражданином в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обо­роноспособности.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 20 декабря 1995 г. по делу В. А. Смирнова признал эту норму неконституционной. Суд отметил, что ограничения права свободно выезжать за пределы Российской Федерации, как и любого иного конституционного пра­ва, допустимы в строго определенных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ целях. Эти ограничения не могут толковаться расширительно, не должны приводить к умалению других гражданских, политичес­ких и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами Российской Федерации, и влечь уголовную ответствен­ность за бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы, квалифицируемые в соответствии с УК РСФСР как измена Родине. Предусмотренное данной нормой деяние в силу Конституции РФ, а также международных договоров с участием Российской Феде­рации не может рассматриваться как преступление, посягающее на оборону, суверенитет, территориальную неприкосновенность, государственную безопасность или обороноспособность, служить самостоятельным основанием для уголовной ответственности за из­мену Родине.

В Уголовном кодексе Российской Федерации, принятом в1996 г., данный состав преступления исключен.

2.7. Свобода совести и вероисповедания

Под свободой совести понимается «право человека как ве­рить в Бога в соответствии с учением той или иной свободно выбранной им религии, так и быть атеистом, т. е. не верить в Бога»[44] . Эта свобода особенно важна в государствах, в которых признана государственная религия и, следовательно, суще­ствует определенное давление на человека с целью заставить его принять эту религию. В государствах без государственной религии свобода служит защитой для атеистов, а в тотали­тарных атеистических государствах ею прикрывались офи­циальная антирелигиозная пропаганда и гонения на церковь.

Свобода вероисповедания означает право человека на выбор религиозного учения и беспрепятственное отправле­ние культов и обрядов в соответствии с этим учением. Эта свобода, таким образом, по своему содержанию уже первой. В субъективном смысле, т. е. как право человека, равно­значным является понятие свободы религии, но оно еще означает и право на существование всех религий и возмож­ность каждой из них беспрепятственно проповедовать веро­учение. Однако в обиходе очень часто все указанные тер­мины употребляются как идентичные.

Международный пакт о гражданских и политических правах свободу совести и религии соединяет со свободой мысли, включая в нее «свободу иметь или принимать рели­гию или убеждения по своему выбору и свободу исповедо­вать свою религию и убеждения как единолично, так и сооб­ща с другими, публичным или частным порядком, в отправ­лении культа, выполнении религиозных и ритуальных обря­дов и учений. Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору» (ст. 18).

Конституция РФ провозглашает: «Каждому гарантиру­ется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с други­ми любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» (ст. 28). Та­кая формулировка в значительной мере повторяет подхо­ды, свойственные приведенной статье Международного пак­та. Но в ней в завуалированном виде закрепляется право не только на атеистические убеждения, но и на атеистичес­кую пропаганду («распространять религиозные и иные убеж­дения»). С содержательной точки зрения следует признать бесполезным упоминание о праве «не исповедовать ника­кой» религии, поскольку это заложено в содержании свобо­ды совести. Следует помнить, что данная статья Конститу­ции посвящена только правам человека в области религии, что же касается правового положения самих религиозных объединений, их равенства перед законом, то основанием этого служит ст. 14 Конституции РФ.

Свобода совести и вероисповедания подробно регламен­тируется Федеральным законом о свободе совести и о ре­лигиозных объединениях (в редакции от 26 марта 2000 г.). Так, конкретизированы гарантии свободы вероисповедания, для чего, в частности, запрещено обязывать человека сооб­щать о своем отношении к религии. Хотя верующие обычно этого не стесняются, но принадлежность к религии может послужить в некоторых случаях поводом для их дискрими­нации со стороны отдельных бюрократов или грубых атеис­тов. Весьма важно признание тайны исповеди - ни при каких обстоятельствах от священнослужителя нельзя потребовать сведений, которые стали ему известны на исповеди. Граж­данин РФ, если его убеждениям или вероисповеданию про­тиворечит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Закон запрещает установление преимуществ, ограниче­ний или иных форм дискриминации в зависимости от отноше­ния к религии. Граждане РФ равны перед законом во всех областях жизни независимо от их религиозной принадлежно­сти. Воспрепятствование осуществлению права на свободу со­вести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженном с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан, с пропагандой религиозного превосходства, повреж­дением имущества преследуется в соответствии с законом. За религиозными объединениями закреплены права в области со­вершения религиозных обрядов и церемоний, производства и распространения религиозной литературы и предметов рели­гиозного назначения, международных связей и т. д.

В то же время законодательство преследует те рели­гиозные объединения, деятельность которых сопряжена с причинением вреда здоровью граждан, с побуждением к от­казу от исполнения гражданских обязанностей или к совер­шению противоправных действий, Речь идет о различных изу­верских сектах и объединениях, все еще нелегально дей­ствующих в стране.

С целью воспрепятствования таким актам Федераль­ный закон устанавливает обязательную ежегодную перере­гистрацию религиозных объединений в течение 15 лет пос­ле образования. При этом объединениям запрещено изда­вать и распространять литературу, вести образовательную деятельность и т. д. Государственная перерегистрация ре­лигиозных объединений, созданных до вступления в силу Закона, должна была быть проведена не позднее 31 декаб­ря 1999 г. По истечении этого срока объединения, не про­шедшие перерегистрацию, могут быть ликвидированы в судебном порядке. Закон устанавливает также, что все новые организации, созданные после его вступления в силу, не регистрируются до истечения 15 лет их суще­ствования на территории РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 ноября 1999 г. отметил: «Из статьи 28 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 13 (ч. 4), 14, 19 (ч. 1 и 2) и 30 (ч. 1). следует, что свобода вероисповедания предполагает свободу со­здания религиозных объединений и свободу их деятельности на основе принципа юридического равенства, в силу чего федераль­ный законодатель, реализуя полномочия, вытекающие из ст. 71 (п. "в" и "о") и 76 Конституции Российской Федерации, вправе урегулировать гражданско-правовое положение религиозных объединений, в том числе условия признания религиозного объе­динения в качестве юридического лица, порядок его учрежде­ния, создания, государственной регистрации, определить содер­жание правоспособности религиозных объединений. При этом законодатель, учитывая исторически сложившийся в России многоконфессиональный уклад, обязан соблюдать поло­жение ст. 17 (ч. 1) Конституции Российской Федерации о том, что в Российской Федерации гарантируются права и свободы че­ловека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нор­мам международного права и в соответствии с Конституцией Рос­сийской Федерации. Вводимые им меры, относящиеся к учреж­дению, созданию и регистрации религиозных организаций, не должны искажать само существо свободы вероисповедания, пра­ва на объединение и свободы деятельности общественных объе­динений, а возможные ограничения, затрагивающие эти и иные конституционные права, должны быть оправданными и соразмер­ными конституционно значимым целям.

В демократическом обществе с присущим ему религиозным плю­рализмом подобного рода ограничения могут быть предусмотрены законом, если это необходимо в интересах общественного спо­койствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравствен­ности или для защиты прав и свобод других лиц. Государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и со­вершающих незаконные и преступные деяния, а также воспре­пятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституци­онным правам и свободам, а именно сопровождается предложе­нием материальных или социальных выгод с целью вербовки но­вых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологи­ческим давлением или угрозой применения насилия и т. п.».

Коренное изменение политики государства по отноше­нию к религии, происшедшее в последние годы, возвраща­ет России ее духовные силы. Возвращаются храмы, религи­озные ценности, возрождаются религиозные учебные заве­дения. Тем самым создаются материальные условия для ре­ализации гражданами одной из важнейших гражданских сво­бод - свободы вероисповедания. Указом Президента РФ «О мерах по реабилитации священнослужителей и верую­щих, ставших жертвами необоснованных репрессий» от 14 марта 1996 г. осужден «многолетний террор, развязанный большевистским партийно-советским режимом в отношении священнослужителей и верующих всех конфессий». Указ пред­писал правоохранительным органам осуществить реабилита­цию граждан, которые были необоснованно обвинены в пре­ступлениях, лишались свободы, подвергались иным лишени­ям и ограничениям прав в связи с их религиозной деятельно­стью и убеждениями. Правительству, органам исполнитель­ной власти и органам местного самоуправления было предло­жено оказывать помощь верующим в восстановлении культо­вых зданий, возврате имущества, изъятого из церквей, ме­четей, синагог, других культовых учреждений.

2.8. Свобода мысли и слова

Мысль - неотъемлемое свойство человека, основа его действий и поступков. «Я мыслю - значит, я существую», - писал великий французский философ Декарт. Мысль всегда свободна, это ее имманентное состояние. В этом отношении законодательного закрепления свободы мысли не требуется. Лишение мысли ее свободы - заветная цель всех тиранов, но эта цель в конечном счете неосуществима. Можно заста­вить человека говорить не то, что он думает, но заставить его думать или не думать по указке невозможно. Непонима­ние этой простой истины - главная причина краха всех то­талитарных режимов.

Иное дело - свобода слова. Известная тютчевская строка «мысль изреченная есть ложь» подчеркивает не более чем ограниченность всякого знания. На самом деле в слове за­ключен источник созидания. Библия утверждает, что Слово было в основе Божественного мироздания. Слово может быть и источником разрушения, через него проявляется инако­мыслие - главная опасность любой тирании. «Мнение пра­вит миром», - верно подметил идеолог Великой французс­кой революции П. Гольбах.

У свободы слова общая судьба с демократией: когда унич­тожают одну, то кончается и другая. Все демократические конституции мира закрепляют эту свободу, видя в ней осно­ву для свободы печати, оппозиции, критики, инакомыслия и прав меньшинства. Эта свобода, как никакая другая, опас­на в руках людей безответственных, разного рода карьери­стов, демагогов и амбициозных политиков. Злоупотребление свободным и особенно печатным словом часто в истории многих стран подрывало общественные устои и вело к лик­видации самой свободы слова, как и свободы в целом.

Признание свободы слова требует и признания возмож­ности ее ограничения - не только этического и культурно­го, но и юридического. Поэтому в Международном пакте о гражданских и политических правах прямо устанавливает­ся необходимость на основе закона ограничить свободу сло­ва для охраны государственной безопасности, общественно­го порядка, здоровья и нравственности населения.

Конституции и законы большинства стран мира откры­то ставят пределы свободе слова, указывая недопустимые цели ее использования[45] . Нельзя, например, признать за вы­ражение свободы слова «шуточные» крики о пожаре в пе­реполненном темном зале кинотеатра, вызывающие пани­ку, давку в дверях и гибель людей. Так же далеки от свобо­ды слова те, кто проповедует национальное или расовое превосходство и требует узаконения самосуда. Даже если цели у произнесенного слова законные, то требуется еще моральная ответственность за это слово с тем, чтобы оно не обернулось против других людей и всего общества.

Содержание свободы слова весьма широкое. Это не толь­ко право говорить все что угодно, но и сумма убеждений, мнений, идей, выраженных как устно, так и печатно, в про­изведениях изобразительного искусства, научных исследо­ваниях, художественной литературе и музыке. Другими сло­вами, это все то, что выражает мысль человека, его уст­ремления и надежды.

Конституция РФ гарантирует свободу мысли и слова, но она же устанавливает, что не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, наци­ональную или религиозную ненависть и вражду. Запрещает­ся пропаганда социального, расового, национального, рели­гиозного или языкового превосходства. Это целая програм­ма негативного отношения к идеям, способным взорвать зда­ние общественного согласия. В России эти нормы призваны противостоять коммунистической идеологии, делящей обще­ство на «передовые» и «отсталые» классы, национализму и расизму, шовинизму и антисемитизму. Не совсем, правда, ясно, какие силы пропагандируют языковое превосходст­во - похоже, что таких сил в России нет, если не считать требований соблюдать право на использование родного язы­ка, что, однако, никак нельзя трактовать как пропаганду превосходства.

Другая опасность, порождаемая неконтролируемостью свободы слова, носит фашистский характер. В Указе Прези­дента РФ о мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Рос­сийской Федерации от 23 марта 1995 г. отмечалось, что ан­тиконституционная деятельность экстремистски настроенных лиц и объединений приобретает все более широкие масш­табы и дерзкий характер, создаются незаконные вооружен­ные и военизированные формирования, нарастает угроза сращивания последних с некоторыми профсоюзными, ком­мерческими, финансовыми, а также криминальными струк­турами. Указом предусматривались меры по усилению борьбы против фашистской угрозы и предписывалось органам МВД, ФСБ и др. задерживать и привлекать к ответственности лиц, распространяющих печатную продукцию, кино-, фото-, аудио- и видеоматериалы, направленные на пропаганду фашизма, возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, принимать меры к изъятию такой печатной продукции и материалов. Под контроль ставятся соответствующие собрания, митинги, демонстрации, ше­ствия и пикетирование. Эти и ряд других мер направлены на запрещение и ограничение деятельности фашистского ха­рактера.

Весьма важно положение, сформулированное в ч. 3 ст. 29 Конституции РФ: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них». По своему содержанию понятие «убеждения» шире, чем «мнения», это понятие охватывает устойчивую систему взглядов, основанную на определенном мировоззрении, но и мнение может значить очень много, ибо является частью убеждений. Для демократии главное, чтобы все могли, ни­чего не опасаясь, выражать свои убеждения и мнения, а убеждения и мнения меньшинства, или инакомыслящих, уважались.

Как уже отмечалось, многообразие проявлений свобо­ды слова дает основание отнести ее в равной степени и к личным, и к политическим правам человека. Так произошло и со ст. 29 Конституции, первые три части которой тракту­ют эту свободу в личностном плане, а остальные две - в политическом.

Таким образом, личные права и свободы человека и гражданина, именуемые также граждански­ми, составляют первооснову правового статуса человека и гражданина. Большинство из них носят абсолютный харак­тер, т. е. являются не только неотъемлемыми, но и не под­лежащими ограничению. Отсюда повышенный уровень гаран­тий и охраны этих прав и свобод, перечисленных в ст. 20- 29 Конституции РФ.


3. ГАРАНТИИ И ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Под гарантиями понимаются «правовые средства, обес­печивающие реализацию того или иного права человека и гражданина»[46] . Каждое право только тогда может быть реали­зовано, когда ему соответствует чья-то обязанность его обес­печить. Гарантии, в сущности, и есть обязанности, приме­нительно к конституционным правам и свободам это обя­занность государства.

Нередко употребляется выражение «материальные га­рантии прав», под которыми понимается совокупность эконо­мических и политических условий, делающих права реаль­ными. Но наука конституционного права изучает преимуще­ственно юридические гарантии, т.е. те, которые вытекают из конституции, законов и других нормативных источников.

В Конституции РФ права и свободы закрепляются в раз­ных формулировках. Некоторые права закреплены деклара­тивно («каждый имеет право на жилище»), другие - как гарантия («гарантируется свобода массовой информации»), третьи - как объект охраны или защиты со стороны госу­дарства или закона («право частной собственности охраняется законом», «материнство и детство, семья находятся под защитой государства»). Различие формулировок не умаляет признания тех или иных прав граждан, поскольку Консти­туция имеет прямое действие, и само по себе закрепление того или иного права есть своеобразная его гарантия, во всяком случае невозможности его отрицания. Однако фор­мулировка «гарантируются» звучит более весомо, она чаще встречается в тех случаях, когда государство обладает сис­темой, способной обеспечить права всех граждан. Например, в одной и той же статье Конституции (ст. 43) о дошкольном и основном общем образовании говорится, что оно гаранти­руется, и это вызвано тем, что начальных и средних школ достаточно для всех граждан, а получить высшее образова­ние только «каждый вправе», поскольку бесплатно дать такое образование всем гражданам государство не в состо­янии. Формулировки «охраняются государством» и «находятся под защитой закона» по существу означают, что соответ­ствующие права обеспечены специальным законом. Суще­ствуют также права, которые закрепляются вместе с га­рантией их обеспечения, например, право на свободу и лич­ную неприкосновенность сопровождается гарантией от произвольного ареста (ст. 22).

Однако наряду с таким «попутным» решением пробле­мы гарантий прав Конституция содержит специальные ста­тьи (ст. 45-54), устанавливающие гарантии реализации прав и свобод граждан. Эти гарантии могут быть условно разбиты на две группы: общие гарантии и гарантии правосудия.

3.1. Общие гарантии прав и свобод человека и гражданина

Наиболее общей гарантией прав и свобод, имеющей наи­высшую юридическую силу, является сам конституционный строй, основанный на неуклонном соблюдении Конституции, неотчуждаемом естественном праве и общепризнанных прин­ципах и нормах международного права. Эта наивысшая га­рантия трансформируется Конституцией РФ в систему оп­ределенных прав граждан и обязанностей государства по обеспечению прав и свобод, сформулированных в ст. 45, 46, 53, 55, 56, 60, 61.

Защита прав и свобод - обязанность государства . Конституция гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 45). Это общее правило закрепляет обязанность государства различными пра­вовыми средствами обеспечивать защиту личных прав и свобод человека и гражданина, осу­ществлять их регулирование. Полномочия законодательных органов по этим вопросам входят как в ведение Российской Федерации (регулирование и защита), так и в совместное ведение Федерации и ее субъектов (защита). Гарантом личных прав и свобод человека и гражданина выступает Президент России. Обязанность осуще­ствлять меры по обеспечению прав и свобод входит в число полномочий Правительства РФ. Эта функция составляет глав­ное назначение судебной системы. Следовательно, в гаран­тировании прав и свобод участвует весь механизм государ­ства, все органы государственной власти.

Самозащита прав и свобод. Наряду с обязанностью государства обеспечивать защи­ту личных прав и свобод человека и гражданина существует право человека и самому защи­щать свои права и свободы всеми способами, не запрещен­ными законом. Способы самозащиты многообразны: обжало­вание действий должностных лиц, обращение в средства массовой информации, использование правозащитных орга­низаций и общественных объединений (профсоюзы и др.). Граждане имеют право защищать свои права с помощью оружия. Федеральный закон об оружии (в редакции от 10 апреля 2000 г.) предоставил гражданам возможность при­обретения определенных видов оружия (охотничье оружие, газовые пистолеты и др.). Закон предусматривает право на приобретение и использование огнестрельного оружия для защиты жизни, здоровья и собственности в пределах необ­ходимой обороны и крайней необходимости, но это право подвергнуто многим ограничениям (оружие не подлежит при­менению в отношении женщин, инвалидов, несовершенно­летних, кроме случаев совершения ими вооруженного или группового нападения). О всех случаях применения оружия, повлекших телесные повреждения, требуется сообщать в органы внутренних дел. Определенными условиями обстав­лено и право на приобретение оружия.

Судебная защита . Российская Конституция гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 46). Такая защита наиболее эф­фективна и доступна каждому человеку, поскольку в суд мо­гут быть обжалованы любые решения и действия (или без­действие) органов государственной власти, органов местногосамоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Объектом обжалования могут быть законы, действия и указы Президента, постановления Правительства и т. д. Суд, таким образом, осуществляет надзор за законностью в стра­не, обеспечивает приоритет прав и свобод граждан перед любыми акциями государства. Процедура обращения граждан в судебные органы регулируется Законом об обжаловании в суд действий, и решений, нарушающих права и свободы граж­дан (в редакции от 14 декабря 1995 г.).

В ноябре 1995 г. Конституционный Суд РФ вынес постановление по жалобам Р. Н. Самигулиной и А. А. Апанасенко о проверке конституционности ст. 209 УПК РСФСР, которая на практике лишала граждан права обжаловать в судебном порядке постанов­ление о прекращении уголовного дела, позволяя обращаться с жалобой только к прокурору. Суд отметил, что право граждан на судебную защиту относится к таким правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких условиях. Между тем по смыслу, придаваемому правопримени-тельной практикой положению рассматриваемой статьи, участ­ники уголовного процесса, чьи права, и законные интересы за­трагиваются прекращением производства по делу, оказались ли­шенными права обратиться за защитой в суд. Таким образом, зна­чительное число правоприменительных решений, затрагивающих основные права и свободы граждан,, вопреки установлениям ст. 46 Конституции РФ выводится из-под судебного контроля. Суд признал данное положение закона неконституционным.

Международная защита . Конституция РФ предоставляет каждому право обра­щаться с жалобой в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (ч. 3 ст. 46). Это право обусловлено наличием соответствующих международных договоров Рос­сийской Федерации и используется, если исчерпаны все имеющиеся, средства правовой защиты. Следовательно, жа­лоба может быть подана после отказа лицу во всех судеб­ных инстанциях Российской Федерации.

Комитеты ООН. Жалоба подается в Комитет по правам человека, созданный в соответствии с Международным пак­том о гражданских и политических правах. Присоединение России к факультативному протоколу этого Пакта создает условия для реализации каждым своего конституционного права на обращение в этот орган. Комитет принимает жало­бы, если они не анонимны и не представляют собой зло­употребления правом на жалобу; он проверяет, не рассматривается ли вопрос в соответствии с другой процедурой меж­дународного разбирательства и исчерпало ли лицо все дос­тупные внутренние средства правовой защиты.

Процедура защиты нарушенного права состоит в том, что жалоба доводится до сведения соответствующего госу­дарства, а государство обязано в шестимесячный срок пред­ставить Комитету письменные объяснения или заявления, разъясняющие этот вопрос и извещающие о принятых ме­рах, если таковые имели место. Следовательно, Комитет не вправе выносить обязательные решения, но публикует еже­годный отчет о рассмотрении жалоб, что имеет негативные морально-политические последствия для государства, в ко­тором нарушаются права человека.

Европейский Суд по правам человека. Другой формой международной защиты прав и свобод выступает Европей­ский Суд по правам человека, учрежденный в 1959 г. в соот­ветствии с Европейской Конвенцией о защите прав челове­ка и основных свобод. Суд состоит из такого числа судей, которое равно числу членов Совета Европы, он самостоя­тельно устанавливает свой регламент и правила процедуры. Юрисдикция Суда охватывает дела, связанные с толкова­нием и применением Конвенции, но лишь в отношении тех государств, которые признали ее для себя обязательной, т. е. и в отношении России. В состав Суда входит судья от Российской Федерации.

Обращение (петицию) в Суд вправе подавать как госу­дарство, так и физическое лицо. Признается, что обращение может быть подано только после того, как исчерпаны все внутренние средства решения спора. Суд, состав которого утверждается для каждого обращения отдельно, окончатель­ный, и государства обязаны ему подчиняться. Жертве нару­шения прав может быть назначено «справедливое возмеще­ние».

Указом Президента РФ от 29 марта 1998 г. учреждена должность Уполномаченного РФ при Европейском Суде (на­значается Президентом РФ).

Возмещение вреда. Нарушение прав и свобод часто сопровождается причи­нением вреда человеку. Конституционная гарантия в таких случаях состоит не только в том, чтобы восстановить нару­шенное право и обеспечить его реализацию, но и в возме­щении причиненного человеку материального и моральноговреда. Согласно ст. 53 Конституции «каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконны­ми действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».

Возмещение причиненного вреда регулируется граждан­ско-правовым законодательством и является гарантией, рас­пространяющейся на любые нарушения прав и свобод. От­дельные виды ответственности за причиненный вред за­креплены в специальных законах - Федеральном законе об органах федеральной службы безопасности в Российской Фе­дерации (в редакции от 30 декабря 1999 г.) и др. По действу­ющему законодательству, например, возмещению подлежит вред, причиненный человеку незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным осуждением, неза­конным заключением под стражу или взятием подписки о невыезде, незаконным наложением административного взыс­кания в виде ареста или исправительных работ. Материаль­ную ответственность в этих случаях несут не непосредственно виновные должностные лица, а соответствующие органы государственной власти, которым затем возмещается ущерб этими должностными лицами. Размер возмещения причи­ненного вреда устанавливается судом, который также вправе определять возмещение (денежную компенсацию) мораль­ного вреда, причиненного человеку.

Неотменяемость прав и свобод . Человек может быть уверен в устойчивости своих личных прав и свобод человека и гражданина только тогда, когда законодательные органы государ­ства лишены права принимать законы, отменяющие или ума­ляющие эти права и свободы. В этом смысл ч. 2 ст. 55 Конститу­ции: она устанавливает, что в Российской Федерации законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и граж­данина, не должны издаваться. Данная норма гарантирует не­зыблемость прав и свобод, она служит постоянным напомина­нием органам законодательной власти о том, что отмена, пе­ресмотр или любое снижение уровня гарантий тех или иных прав и свобод требует созыва Конституционного Собрания.

В то же время Конституцией допускается возможность ограничения личных прав и свобод человека и гражданина. Важно иметь в виду, что ограничения не тождественны отмене или умалению прав и свобод и осуществляются только в той мере, в какой это необходимо в строго установленных Конституцией целях.

Возраст. Конституцией РФ установлено, что российский граж­данин может самостоятельно осуществлять в полном объе­ме свои права и обязанности с 18 лет. Ключевыми словами в этой норме являются слова «самостоятельно» и «в полном объеме», поскольку граждане имеют конституционные пра­ва и в более раннем возрасте, реализуя их через законных представителей.

Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 24) закрепляет за каждым ребенком право на меры защиты, на немедленную регистрацию после рожде­ния и на имя. Каждый ребенок имеет право на приобретение гражданства. Этих норм нет в Конституции России, но, по существу, они могут быть приравнены к конституционным нормам.

Законодательство устанавливает ряд прав несовершен­нолетних. Например, в гражданском праве за детьми зак­реплены права собственности, наследования и др., а также частичная дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 15 до 18 лет. В трудовом праве признается право на труд с 16 лет (для учащихся - с 14 лет). Однако в полном объеме граждане наделяются правами и свободами только с 18 лет (полная дееспособность), и никто не вправе ограничивать их действия по причине молодости. С этого возраста граж­дане осуществляют свои права и обязанности самостоятель­но, а следовательно, несут полную ответственность за все свои поступки и действия.

3.2. Конституционные гарантии правосудия

В нескольких статьях Конституции РФ закреплены об­щепризнанные в цивилизованном мире гарантии, имеющие также значение принципов демократического правосудия. Эти гарантии лежат в основе уголовно-процессуального за­конодательства и направлены на исключение произвола в судебном разбирательстве. Гарантии правосудия - это га­рантии свободы личности, отсюда вытекает необходимость конституционного уровня закрепления этих гарантий. Борясь с преступностью, государство может и должно лишать сво­боды тех, кто нарушает уголовно-правовое законодатель­ство, но оно обязано делать это с соблюдением демократи­ческой процедуры, установленной законом.

Гарантии подсудности. Для человека важно, чтобы его дело рассматривалось в том суде и тем судьей, которые в соответствии с-законом должны его рассматривать, о чем он заранее должен быть извещен. Определение законом такого суда и судьи называ­ется подсудностью. Изменение подсудности, весьма частое на практике в связи с загруженностью судов или по другим причинам, может поставить человека в невыгодное положе­ние, лишить внутреннего психологического равновесия, не­обходимого для своей защиты по уголовному обвинению или для выступления стороной по гражданскому делу.

Конституция устанавливает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Эта гарантия в равной мере распространяется как на уголовное, так и на гражданское судопроизводство.

Важной гарантией демократического правосудия выс­тупает суд присяжных, получивший широкое признание как в дореволюционной России, так и в современной мировой судебной практике. Суд присяжных, состоящий из рядовых граждан, призван самостоятельно, отдельно от судьи, ре­шать только один вопрос: о виновности (или невиновности) подсудимого. Воплощая жизненный опыт присяжных засе­дателей, этот суд способен дать необходимую оценку дока­зательствам и личности обвиняемого. Конституция гаранти­рует обвиняемому в совершении преступления право на рас­смотрение его дела судом с участием присяжных заседате­лей в случаях, предусмотренных федеральным законом. Эти суды рассматривают дела о наиболее тяжких преступлени­ях (убийство, бандитизм и др.). Присяжные заседатели из­бираются по жребию из числа избирателей в возрасте от 25 до 70 лет, при этом стороны вправе немотивированно отве­сти по два заседателя.

Право на юридическую помощь. Это право предполагает, что каждый, кто нуждается в квалифицированной юридической помощи, может полу­чить ее, обратившись к адвокату. Адвокат независим и стро­ит свои отношения с клиентом на основе конфиденциаль­ности, т. е. не вправе разгласить доверенные ему сведе­ния. В уголовном процессе адвокат выступает защитником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного, а в гражданском - представляет интересы истца, ответчи­ка, третьего лица. Юридическая помощь может оказывать­ся также лицам, привлекаемым к административной от­ветственности.

Помощь адвоката подлежит оплате. Но не каждый че­ловек в состоянии оплачивать эту помощь. Поэтому Консти­туция устанавливает, что в случаях, предусмотренных за­коном, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Юридическая помощь особенно важна для человека, когда его задерживают в связи с подозрением в совершении преступления. Бывает, что такие подозрения оказываются неоправданными, а следственные органы действуют, нарушая права человека. Участие адвоката на ранних стадиях уголовного процесса хотя и затрудняет расследование, но призвано помочь человеку доказать свою невиновность и обеспечить проведение следственных действий с соблюде­нием закона. Эта концепция уголовно-процессуальной тео­рии, многие годы бывшая предметом острой полемики, на­шла свое отражение в Конституции, которая предоставляет каждому задержанному, заключенному под стражу, обви­няемому в совершении преступления право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления об­винения (ст. 48J. Право на защиту производно от права на свободу, т. к. смысл защиты состоит в достижении свободы человека. Отсюда скрупулезное и детальное регулирование этого права для того, чтобы дать человеку максимум воз­можностей отстоять свою правоту. В этих же целях Уголовно-процессуальный кодекс подробно регламентирует права и действия адвоката на всех стадиях уголовного процесса.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 27 июня 2000 г. по жалобе В. И. Маелова признал неконституционным положения действующего УПК, которые «предоставляют лицу, подозревае­мому в совершении преступления, право пользоваться помощью защитника лишь с момента объявления ему протокола задержа­ния либо постановления о применении до предъявления обвине­ния меры пресечения в виде заключения под стражу и, следова­тельно, ограничивают право каждого на досудебных стадиях уго­ловного судопроизводства пользоваться помощью адвоката (за­щитника) во всех случаях, когда его права и свободы существен­но затрагиваются или могут быть существенно затронуты дей­ствиями и мерами, связанными с уголовным преследованием».

Право на защиту относится к числу абсолютных прав, поскольку ни при каких обстоятельствах человеку нельзя отказать в ней, если он обвиняется в уголовном преступле­нии. Такая природа этого права была подтверждена Консти­туционным Судом РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 1 и 21 Закона РФ «О госу­дарственной тайне» и в связи с жалобами ряда граждан отметил следующее. Отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего до­пуска к государственной тайне, а также предложение обвиняе­мому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распростра­нением положений ст. 21 Закона РФ «О государственной тайне» на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квали­фицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (ст. 48 Конституции РФ, ст. 14 Международно­го пакта о гражданских и политических правах). Указанные кон­ституционные права в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах.

Презумпция невиновности . Данная гарантия запрещает кому бы то ни было обра­щаться с подозреваемым, обвиняемым или подсудимым, как с преступником, до тех пор, пока не вынесен и не вступил в законную силу приговор суда. Суд и только суд вправе признать лицо виновным в совершении преступления. Без такого признания никого нельзя подвергать уголовному на­казанию, ограничивать в правах, бесчестить в прессе и т. д. Формулируя эту важную гарантию, Конституция РФ под­черкивает, что вина должна быть доказана «в предусмот­ренном федеральным законом порядке», что предполагает соблюдение права на защиту и других процессуальных га­рантий обвиняемому.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на прокуроре, следователе и лице, производящем дознание. Неисполнение этих требований за­кона ведет к прекращению дела и оправданию подсудимого. Даже признание обвиняемым своей вины недостаточно для вынесения обвинительного приговора, оно может быть при­нято в расчет только при условии, что подтверждено сово­купностью доказательств.

Презумпция невиновности имеет еще одну важную грань: неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Следовательно, любой факт или приво­димое доказательство, вызывающие сомнение, которое не­возможно развеять, признаются несуществующими. Все эти конституционные гарантии (ст. 49) способствуют решению одной из главных задач правосудия: не допустить осужде­ния невиновных.

Запрет повторного осуждения . В ст. 50 Конституции РФ содержится важная гарантия, гласящая, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Это означает, что уголовное дело против гражданина не может быть возбуждено, а воз­бужденное дело подлежит прекращению, если этот человекуже был судим по тому же обвинению и суд вынес приго­вор или прекратил дело. Снова судить по тому же обвине­нию можно только в том случае, если приговор суда будет отменен в порядке судебного надзора, а дело передано в суд на новое рассмотрение.

Недействительность незаконно полученных доказательств . На всех стадиях уголовного процесса недопустимо ис­пользовать доказательства, полученные в нарушение зако­на. Человек должен быть гарантирован от таких «методов» работы суда и следствия, и этому служит норма, содержа­щаяся в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ. Не могут использоваться доказательства, при получении которых допущены униже­ние достоинства личности, пытки и насилие, незаконное вторжение в жилище, злоупотребление семейной тайной, несанкционированное подслушивание телефонных разговоров и т. д. Другими словами, не признаются доказательством никакие сведения, полученные с нарушением прав и свобод человека и гражданина. Даже в том случае, когда, напри­мер, следственные органы, проводя несанкционированный обыск на квартире у подозреваемого, обнаруживают там склад оружия или наркотики, полученная информация не должна признаваться как доказательство.

Право на пересмотр приговора. Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом, а также просить о помиловании или смягчении наказания. Пересмотр приго­вора - необходимая гарантия против судебных ошибок, он предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом.

Помилование - освобождение от наказания или замена его другим, более мягким наказанием. Осужденный вправе только просить -сб этом, а право осуществлять помилование принадлежит Президенту РФ. Поэтому отказ в просьбе о помиловании не может быть обжалован.

Гарантия от самообвинения . Человека нельзя принуждать к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. От него нельзя также требовать свидетельств против супруга и близких род­ственников, круг которых определяется федеральным законом. УПК включает в их число родителей, детей, родных братьев и сестер, усыновителей и усыновленных, деда, баб­ку, внуков, супруга. Следовательно, человек вправе отказы­ваться от дачи показаний, если эти показания уличают его и его близких родственников в совершении преступления, т. е. могут быть использованы против его интересов. Закон может устанавливать и иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские Показания, такие случаи указаны в УПК.

Права потерпевших от преступлений и злоупотребления властью . Если в результате преступления или злоупотребления властью человеку причинен моральный, физический или имущественный вред, то этот вред подлежит возмещению. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосу­дию и компенсацию причиненного ущерба.

Так, закон (УПК) охраняет права потерпевших от пре­ступления, предоставляет им определенные процессуальные права (они имеют право участвовать в судебном разбира­тельстве, знакомиться со всеми материалами дела и др.). Ряд уголовных дел (клевета, оскорбление и др.) подлежит возбуждению только по жалобе потерпевшего, от потер­певшего зависит и прекращение этих дел в случае прими­рения с обвиняемым. Но некоторые дела, начинаясь по жа­лобе потерпевшего (изнасилование, нарушение авторских прав и др.), не могут быть прекращены по его желанию вследствие их общественной опасности.

Лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, имеет право потребовать возмещения этого ущерба. Соот­ветствующий гражданский иск рассматривается вместе с уголовным делом.

Но права потерпевшего гарантируются Конституцией (ст. 52) также в отношении «злоупотребления властью», что означает возможность судебного обжалования действий дол­жностного лица, которые, не являясь преступлением, на­рушают закон. Закрепляя различные права потерпевшего в уголовном, административном и гражданском процессе, го­сударство тем самым создает реальный механизм судебного обеспечения прав потерпевших.

Запрет обратной силы закона . Динамичность жизни порождает потребность в измене­нии законов. Они могут меняться в сторону усиления или,наоборот, ослабления ответственности за какие-то деяния. Но это порождает опасность того, что человека, совершив­шего правонарушение, спустя некоторое время привлекут к ответственности по закону, который не действовал в мо­мент совершения правонарушения. Чтобы этого не происхо­дило, Конституция РФ (ст. 54) закрепляет общеизвестную в демократическом праве гарантию: закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Если же принимается закон, отменяющий или смягча­ющий ответственность, то по принципу гуманизма обрат­ная сила закона как раз признается. Конституционная гаран­тия в этом случае устанавливает: если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смяг­чена, применяется новый закон.

Эти правила действия закона во времени имеют силу для всех отраслей права. Они закреплены нормами уголов­ного, гражданского, трудового, административного и друго­го законодательства Российской Федерации.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Целью настоящей дипломной работы было изучение личных прав и свобод человека и гражданина. Подводя итоги данного исследования, представляется необходимым сделать следующие выводы.

1. В современном мире существуют различные правовые идеи, теории, доктрины, господствует разнообразие правопонимания. В той же степени многообразие воззрений присуще проблематике прав и свобод человека, его взаимоотношений с государством. Различие подходов обусловлено различными интересами их представителей, особенностями духовной, культурной жизни, историческими тра­дициями, обычаями, интеллектуальным многообразием и другими причинами.

Сам факт многообразия правопонимания свидетельствует о том, что с точки зрения содержания в «чистом виде», как таковых, без­условно объективных и общепризнанных прав и свобод человека не существует. Реальностью являются лишь представления, сужде­ния, взгляды, теории о том, что такое права человека, а также ос­нованные на них политические, юридические, моральные и иные нормы. Взгляды и нормы опосредуют, воздействуют на складываю­щиеся и развивающиеся в обществе материальные и духовные воз­можности и обязанности людей. В этом смысле права и свободы человека и гражданина изначально возникают, существуют, развиваются лишь в качестве важнейшего элемента правосознания и сознания в целом различных социальных субъектов, стремящихся придать своим представлениям значение правильного, правового, правди­вого, справедливого и соответственно этому проявляющихся прак­тически во всех нормативно-регулятивных системах, а также в идеологии, философии, науке, в культуре в целом.

Поэтому фактически существующие и возникающие социаль­ные возможности людей признаются, трактуются в качестве тех или иных прав и свобод человека и гражданина только в значении «должного» и главным образом - в противовес объективно возможным и объективно су­ществующим иным представлениям, интерпретациям, предпочте­ниям. Ибо без этого определенного противопоставления, без необ­ходимости истолкования социальных возможностей и обязанностей с позиции должного, справедливого, идеального и т. д., без некото­рого минимума противоречия, антиномии - вопрос о правах чело­века утратил бы самостоятельную социальную значимость, а точ­нее, в исторической ретроспективе никогда бы ее не приобрел. И, строго говоря, только при этих условиях возможны были как появление самой идеи прав человека, понятия «права человека», так и сохранение и повышение актуальности их истолкования в дальнейшем.

В то же время многообразие подходов к правам человека и гражданина не умаляет возможности и необходимости выработки и при­знания определенного минимума общечеловеческих, общедемокра­тических требований к правовому и социальному положению чело­веческой личности. Его реализация должна быть обеспечена всегда и везде, вне зависимости от социально-политических, экономиче­ских, культурных и иных особенностей конкретной страны. Этот минимум, в качестве основных прав и свобод человека и гражданина, должен и может быть начальной точкой отсчета суммарного возрастания доб­ровольно признанных всем мировым сообществом непререкаемых ценностей.

При этом во всех случаях все-таки следует помнить о том, что это действительно лишь часть прав и свобод человека и гражданина и проблема прав человека не может быть сведена только к обеспечению нали­чия указанного минимума. Ведь за «рамками» остается множество других, часто не менее важных для людей прав и свобод, а роль и значение тех или иных из них могут резко возрастать в зависимо­сти от развития конкретно-исторической ситуации в стране, и, со­ответственно, они, по существу, могут приобретать значение основ­ных прав и свобод. Не менее важно иметь в виду и то, что этот минимум как бы универсальных ценностей в полном объеме при­знают далеко не все государства мира и тем более не все обеспечи­вают их фактическое наличие и реализацию.


2. Права и свободы человека и гражданина – это сложное многомерное явление, политико-правовая категория, один из ориентиров в развитии общества. В различные эпохи проблема прав человека занимала лучшие умы человечества. В этой связи обращалось внимание на природу прав человека, их сущность, роль в установлении нормальных взаимо­отношений между индивидом, обществом, государством.

3. Самой разработанной и распространенной является клас­сификация прав и свобод человека и гражданина в соответствии с предварительным выде­лением наиболее важных сфер общественной жизни, в которых возникают и реализуются права и свободы. Другими словами, это подразделение прав и свобод по их социальному назначению. По этому основанию выделяют три большие группы прав и свобод: политические, социально-экономические, личные. При этом грань, проводимая между этими группами прав и свобод, достаточно условна, поскольку все они характеризуют еди­ную, целостную систему общественных отношений. А многие кон­кретные права и свободы одновременно могут быть отнесены к двум различным категориям прав.

4. Личные права и свободы человека и гражданина - это возможности человека, ограж­дающие от незаконного и нежелательного вмешательства в его лич­ную жизнь и внутренний мир, призванные обеспечить существова­ние, своеобразие и автономию личности.

Все права, принадлежащие человеку, в равной степени явля­ются личными. Тем не менее в узком смысле слова под личными правами понимается лишь часть прав, непосредственно защищаю­щих личную жизнь и свободу каждого человека и гражданина. К ним относятся: право на жизнь; право на личную неприкосновенность; право на уважение, защиту чести и достоинства; свобода совести; право на неприкосновенность жилища; право на свободу передвижения и выбор места жительства и другие.

Специфические особенности личных прав и свобод заклю­чаются в следующем: а) по своей сути они являются правами че­ловека, т.е. каждого индивида и не связаны непосредственно с принадлежностью к гражданству государства; б) эти права че­ловека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения; в) они охватывают такие права и свободы лица, которые необходимы для обеспечения его жизни, свободы, достоинства как человечес­кой личности.

Названные особенности личных прав и свобод человека и гражданина под­тверждаются содержанием ст. 20-30 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем анализ названных статей приводит к вы­воду о декларативной направленности некоторых из них, отсут­ствии механизма реализации. Назовем в этой связи ст. 27 Кон­ституции РФ, предусматривающую право свободно выбирать мес­то пребывания и жительства. Здесь налицо противоречие между юридическим и фактическим содержанием статьи. Переходное за­конодательство, таким образом, содержит много привлекатель­ных положений, но правовая практика нивелирует их, превра­щает в фикцию. К сожалению, нет механизма, способного обес­печить реализацию конституционных принципов о высшей цен­ности прав и свобод человека (ст. 2), а также об их непосредст­венном действии (ст. 18) и др.

5. Под гарантиями личных прав и свобод человека и гражданина понимаются средства, обеспечивающие реализа­цию этих права. Право можег быть реализовало, только если ему соответствует чья-то обязанность это обеспечить. Гарантии, в сущности, и есть обязанности.

Конституционное закрепление обязанности Российской власти призна­вать, соблюдать и.защищать личные права че­ловека и гражданина - выражение сущности ново­го конституционного строя России, при котором учредительная (законодательная) власть принадлежит суверенному - многонациональному народу. Однако для воплощения в жизнь это­го прекрасного принципа необходмо понимание того, что произошло в нашей стране за последние десять лет, умение делать выводы и, самое глав­ное, желание власти и народа вопло­тить этот принцип. Сегодня многие личные права человека и гражданина нарушаются или оспариваются, создают­ся препятствия к их осуществлению.

Нередко употребляется выражение «материальные гарантии». Под ними понимается совокупность экономи­ческих и политических условий, дела­ющих личные права реальными.

В Конституции России личные права человека и гражданина закрепляются в разных формулировках. некоторые изначально декларативны («каждый имеет право на свободное использование своих способностей - ч. 1 ст. 54), другие -как гарантия («гарантируется свобода массовой информации» – ч. 5 ст. 29, «каждому гарантируется coц иальное обеспечение по возрасту» – ч. 1 ст. 39), третьи - как обьект охраны или защиты со стороны государства или закона («право частной собственности охраняется законом» - ч. 1 ст. 55, «материнство и детство, семья находятся под защи­той государства» - ч. 1 ст. 58). Различие формулировок не умаляет признания тех или иных прав граждан, поскольку Конституция имеет прямое действие, и само по себе закрепление того или и иного права есть своеобразная его гарантия, во всяком случаеневозможность его отрицания.

Все же «каждому гарантируется» звучит более весомо, нежели «каждый имеет право», к тому же первая формула чаще встречается в тex случаях, когда властные органы обладают сис­темой, способной обеспечить реали­зацию соответствующих прав. на-пример, ч. 1ст. 59 гласи: «каждому гарантируется социальной обеспече-ние по возрасту, в случае болезни, инвалидности...». Однако пенсион­ная реформа, стартовавшая 1 января 2002 года, даст результат только че­рез несколько лет, а сегодня мы наблюдаем многомесячные задержки зарплат, пенсий и пособий – это прямое нарушение права на жизнь - первого элементарного и вместе с тем фундаментального права, без которого все остальное лишается смысла. именно инстинкт выживания толкает людей на активный протест - пикеты, забастовки, голодовки, требования об отстав­ке лидеров и т.п. Не подлежит сомне­нию, что тот или иной курс любой страны прямо или опосредованно свя­зан с правом на жизнь, ибо от этого курса в конечном счете зависит со­стояние экономики, а следовательно, уровень благосостояния граждан, их социальная защищенность, пенсион­ное обеспечение, медицинское обслуживание, оплата труда, наполнение потребительской корзины и многое другое. Поэтому-то ошибка в полити­ке, как заметил Талейран, хуже преступления.

Права, свободы и обязанности реализуются на основе равноправия -главного принципа, характеризующего статус личности. В статье 19 Конституции РФ выделены три основных его аспекта:

1) равенство всех перед законом и судом;

2) равенство прав и свобод человека и гражданина;

3) равноправие мужчины и женщины.

Личные права и свободы человека и гражданина основываются на их гарантированности. Принято различать социально-экономические, политические и юридические гарантии. Социально-экономические га­рантии предполагают соответствующую среду и материальную основу, обеспечиваюцие использование личных прав и свобод. Это социальная стабильность, развивающаяся экономика, соответствующие производственные мощ­ности, широкая инфраструктура - сис­тема учреждений, дающих возможность обслуживать все виды социальных потребностей общества, и т.д.

Политические гарантии предпо­лагают соответствующим образом сориентированную политику власти, ее нацеленность на создание условий, обеспечивлющих достойную жизню и свободное развитие личности; устойчивость политических структур, их спо­собность к достижению гражданско­го согласия, исключающего дестабилизацию в обществе, должный уровеньполитической культуры граждан; борь­бу с бюрократизмом, взяточничеством и другие политико-организационные факторы.

Юридические гарантии представляют собой конституционную возможность применения государством к индивиду мер принудительного воздействия, привлечения его к судебной ответственности, cyщественного ограничения его свобод. Конституция гарантирует демократические принципы судопроизводства, гуманное отноше­ние к лицам, привлекаемым к уголов­ной или административной ответственности,налагаемой в судебном порядке.

К числу юридических гарантий в первую очередь относятся:

1) Конституционно-судебные механизмы (деятедьность Конституционного Суда РФ - ч. 4 ст. 125 Консти­туцииРФ);

2) Судебная защита (деятельность су­дов общей юрисдикции - ст. 46);

3) действия органов исполнительной власти (ст. 2 и 18);

4) законодательная деятельность представительных органов власти РФ и ее

5) субьектов (ст. 71 и 72);

6) юрисдикционная роль института президента в россии как конституци­онного гаранта прлв и свобод челове­ка и гражданина (ст. 80 КонституцииРФ).

Однако именно суды, судебная власть могут и должны обеспечивать максимальную защиту прав и свобод человека и гражданина в сложный период перехода российского общества от авторитарного режима к демократическому, в период слома старых командно-административных отноше­ний и становления отношений рыночных.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция РФ, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993, вступившая в действие 25 декабря 1993 г.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 21.10.1994 г. - Ч. 1,2. – М., 2000.

3. Федеральный закон РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 г.

4. Федеральный закон «О свободе совести и о ре­лигиозных объединениях» (в редакции от 26 марта 2000 г.).

5. Федераль­ный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (в редакции от 24 июня 1999 г.).

6. Федеральный закон «О национально-культурной автономии» от 17 июня 1996.

7. Федеральный закон «О пожарной безопас­ности» от 21 декабря 1994 г.

8. Федеральный закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передви­жения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25 июня 1993.

9. Федеральный закон «Об обжаловании в суд действий, и решений, нарушающих права и свободы граж­дан» (в редакции от 14 декабря 1995 г.).

10. Федеральный закон «О милиции» от 18.04.1991.

11. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 г. №395-1.

12.Указ Президента РФ «Об учреждении должности Уполномаченного РФ при Европейском Суде (на­значается Президентом РФ)» от 29 марта 1998 г.

13. Указ Президента РФ «О неотложных мерах по за­щите населения от бандитизма и иных проявлений организо­ванной преступности» от 26.06.1997.

14. Указ Президента РФ «О мерах по реабилитации священнослужителей и верую­щих, ставших жертвами необоснованных репрессий» от 14 марта 1996 г.

15. Указ Прези­дента РФ «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Рос­сийской Федерации» от 23 марта 1995 г.

16. Постановление Правительства РФ «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 5 декабря 1991 г. № 35.

17. Правила «О порядке регистрации и снятия граждан Российской Фе­дерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах России установлен Прави­лами, утвержденые постановлением Правительства РФ (в редакции от 16 марта 2000 г.).

18. Положение о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на временное проживание. Утвержденое постановлением Правительства РФ от 1 ноября 2002 г. № 789.

19.Положение о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жи­тельство. Утверждено постановлением Правительства РФ от 1 ноября 2002 г. № 794.

Судебная практика

20. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г.

21. Постановление Конституционного Суда РФ «В связи с жалобой А. Я. Аванова на Указ Президента РФ от 4 мая 1998 г.» от 15 января 1998 г.

22. Постановление Конституционного Суд РФ «По делу о проверке конституционности ст. 1 и 21 Закона РФ «О госу­дарственной тайне» от 27 марта 1996 г.

23. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов го­рода Москвы и Московской области, Ставропольского края, Во­ронежской области и города Воронежа, регламентирующих поря­док регистрации граждан, прибывающих на постоянное житель­ство в названные регионы» от 4 апреля 1996 г.

24. Постановление Конституционного Суда РФ «По жалобам Р.Н. Самигулиной и А.А. Апанасенко о проверке конституционности ст. 209 УПК РСФСР» от 20 ноября 1995 г.

25. Постановление Конституционного Суда РФ «По поводу обращения А.В. Козырева» от 27 сентября 1995 г.

26. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу Л.Н. Ситаловой» от 25 апреля 1995 г.

27. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994г.

Литература

28. Алексеев С.С. Философия права. - М., 1997.

29. Ануфриев В.А. Социальный статус и активность личности. - М., 1984. .

30. Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран. – М..1998.

31. Баглай М.В. Конституционное право РФ: Учебник для вузов. – М., 2001.

32. Белявский А.В. Судебная защита чести и достоинства. - М., 1996.

33. Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. опыт персоналистической философии. // Царство духа и царство кесаря. – М., 1995.

34. Битрук Н.В. Статус личности в политической системе общества // По­литология. - М., 1993.

35. Варлен М. Новые аспекты института Российского гражданства // Законность. – 2002. - № 12.

36. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. - М., 1997.

37. Голубев К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. – СПб., 2000.

38. Государственное право Германии / Пер. с нем. - Т. 1. - М., 1994.

39. Гражданское право. Учебник. Часть 2. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстова. – М., 2001.

40. Грудцына Л. Права человека: история и современность // Адвокат. – 2002. - № 6.

41. Деревянко А.П., Шабельников Н.А. История России с древнейших времен до к. XX века: Учебное пособие. – М., 2001.

42. Иваненко В.С. Всеобщая декларация прав человека и конституция РФ // Правоведение. – 1998. - № 4.

43. Игнатенко Г.В. Конституция и права человека: международно-правовой аспект // Правовые проблемы евроазиатского сотрудничества: глобальное и региональное измерения.

44. Екатеринбург, 1993.

45. Игнатова И.В. Механизм реализации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Государство и право. – 1997. - № 1.

46. Ильин И. А. Наши задачи. - Т. 1. - М., 1992.

47. Ильин И.А. О сущности правосознания. – М., 1993.

48. Инако Ц. Современное право Японии – М.,1981.

49. История государства и права зарубежных стран. Ч. 1 / Под ред. О.А. Жидкова и Н.А.

50. Дмитриев Ю.А., Златопольский А.А. Гражданин и власть. – М., 1994.

51. Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. - М., 1995.

52. Керимов Д.А., Мальцев Г.В. Политика - дело каждого. - М., 1986.

53. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. – М., 2003.

54. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. / Под. ред. Б. А. Страшуна. – М., 1997.

55. Локк Д. Изб. философские произведения: В 2 т. - М., 1960. - Т. 2.

56. Маркс К., Энгельс Ф. // Соч. – Т.16.

57. Мартышин О.В. Российская Конституция 1993 года и становление новой политической системы // Государство и право. – 1994. - № 10.

58. Международное публичное право. Сборник документов / Сост. К А. Бекяшев, А.Г.Ходаков. - Т. 1. - М., 1996.

59. Миронов О.О. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 1998 г. // Российская газета. – 1999. – 11 марта.

60. Монтескье Ш. Избранные произведения. - М., 1955.

61. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. – М., 1990.

62. Новгородцев П.И. Право на достойное человеческое существование // Русская философия собственности. XVII-XX. – СПб., 1993.

63. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. / Под ред. М.Н. Марченко. – Т. 1. Теория государства. – М., 1998.

64. Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, I993.

65. Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. – М., 1996.

66. Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под ред. А.С.Пиголкина. М., 1995.

67. Политология. Курс лекций / Отв. ред. М.Н. Марченко. Изд. 2-е. - М., 1997.

68. Права человека в истории человечества и в современном мире. – М., 1989.

69. Права человека накануне XXI века. – М., 1994.

70. Проблемы теории государства и права. Учебное пособие. – М.: Проспект, 1999.

71. Радищев А.Н. // Соч. – Т. 3. 1952.

72. Современные зарубежные конституции. – М., 1991. Вып. 1.

73. Соловьев В.С. Нравственное право // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. – М., 1990.

74. Теория государства и права / Отв. ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. - Екатеринбург, 1996.

75. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 1997.

76. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 1997.

77. Топорнин Н.Б. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Материалы международного форума // Государство и право. – 1998. - № 7.

78. Фабер И.Е. Свобода и права человека в Советском государстве. – Саратов, 1974.

79. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – М., 1999.

80. Чичерин Б.Н. Философия права. – М., 1991.

81. Эришвили Н.Д. Банковское право: Учебник для вузов. – М.,. 1999.

82. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. - М.,1998.


[1] Грудцына Л. Права человека: история и современность // Адвокат. – 2002. - № 6. – С. 47.

[2] Грудцына Л. Права человека: история и современность // Адвокат. – 2002. - № 6. – С. 48.

[3] Права человека накануне XXI века. – М., 1994. - С. 271.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. // Соч. – Т..16. - С. 17.

[5] Монтескье Ш. Избранные произведения. - М., 1955.

[6] Локк Д. Изб. философские произведения: В 2 т. - М., 1960. - Т. 2.

[7] Радищев А.Н. // Соч. – Т. 3. 1952. - С. 5-6.

[8] Чичерин Б.Н. Философия права. – М., 1991. - С. 53.

[9] Новгородцев П.И. Об общественном идеале. // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. – М., 1990. – С.217-239.

[10] Соловьев В.С. Нравственное право // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. – М., 1990. – С. 97.

[11] Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. опыт персоналистической философии. // Царство духа и царство кесаря. – М., 1995. - С. 21.

[12] Грудцына Л. Права человека: история и современность // Адвокат. – 2002. - № 6. – С. 52.

[13] Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – М., 1999.

[14] Международное публичное право. Сборник документов / Сост. К А. Бекяшев, А.Г.Ходаков. - Т. 1. - М., 1996. - С. 460-487.

[15] ВВС. - 1991. - № 52. - Ст. 1865.

[16] Керимов Д.А., Мальцев Г.В. Политика - дело каждого. - М., 1986. - С. 22.

[17] Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. – М., 2003. – С. 255.

[18] Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. – М., 2003. – С. 256.

[19] Грудцына Л. Права человека: история и современность // Адвокат. – 2002. - № 6. – С. 52.

[20] Игнатенко Г.В. Конституция и права человека: международно-правовой аспект // Правовые проблемы евроазиатского сотрудничества: глобальное и региональное измерения. Екатеринбург, 1993. С. 38-39.

[21] Федеральный закон РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 г.

[22] Варлен М. Новые аспекты института Российского гражданства // Законность. – 2002. - № 12. – С. 5.

[23] Положение о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на временное проживание. Утвержденое постановлением Правительства РФ от 1 ноября 2002 г. № 789.

[24] Положение о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жи­тельство. Утверждено постановлением Правительства РФ от 1 ноября 2002 г. № 794.

[25] Современные зарубежные конституции. – М., 1991. Вып. 1.

[26] Инако Ц. Современное право Японии – М.,1981; Конституционное (государственное) право зарубежных стран. / Под. ред. Б. А. Страшуна. – М., 1997.

[27] Современные зарубежные конституции. – М., 1991. Вып. 1.

[28] Баглай М.В. Конституционное право РФ: Учебник для вузов. – М., 2001. – С. 179.

[29] Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – М., 1999.

[30] Государственное право Германии / Пер. с нем. - Т. 1. - М., 1994. - С. 22.

[31] Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994г.; Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. - М.,1998г.

[32] Белявский А.В. Судебная защита чести и достоинства. -М., 1996.

[33] Голубев К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. – СПб., 2000.

[34] Баглай М.В. Конституционное право РФ: Учебник для вузов. – М., 2001. – С. 183.

[35] Постановление Правительства РФ «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 5 декабря 1991 г. № 35.

[36] Гражданское право. Учебник. Часть 2. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстова. – М., 2001.

[37] Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 г. №395-1.

[38] Эришвили Н.Д. Банковское право: Учебник для вузов. – М.,. 1999.

[39] Баглай М.В. Конституционное право РФ: Учебник для вузов. – М., 2001. – С. 188.

[40] Федеральный закон «О милиции» от 18.04.1991.

[41] Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран. – М..1998.

[42] Деревянко А.П., Шабельников Н.А. История России с древнейших времен до к. XX века: Учебное пособие. – М., 2001.

[43] Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – М., 1999.

[44] Баглай М.В. Конституционное право РФ: Учебник для вузов. – М., 2001. – С. 199.

[45] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. / Под. ред. Б. А. Страшуна. – М., 1997.

[46] Баглай М.В. Конституционное право РФ: Учебник для вузов. – М., 2001. – С. 256.