регистрация / вход

Моральный вред и его компенсация

Московская академия экономики и права Рязанский филиал К У Р С О В А Я Р А Б О Т А дисциплина: ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ тема: Моральный вред и его компенсация

Московская академия экономики и права

Рязанский филиал

К У Р С О В А Я Р А Б О Т А

дисциплина: ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

тема: Моральный вред и его компенсация

Проверил: доцент к. ю. н.

Михайлова И. А.

г. Рязань, 2002 год

План

Введение

I. Понятие морального вреда

II. Основания, размер и порядок возмещения морального вреда

1. Основания возмещения морального вреда

2. Размер и порядок возмещения морального вреда

2.1 Компенсация морального вреда при посягательствах на жизнь и здоровье

2.2 Компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию

2.3 Компенсация морального вреда при посягательствах на неприкосновенность частной жизни

2.4 Компенсация морального вреда при нарушении авторских прав

2.5 Компенсация морального вреда при посягательствах на свободу и личную неприкосновенность

III. Особенности возмещения морального вреда по Закону РФ «О

защите прав потребителей».

Заключение

Библиография

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенства общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, например Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, предусматривает необходимость обеспечения основных прав человека[1] .

Конституция РФ ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав[2] . Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласив себя правовым государством [3] должна соответствовать этим критериям.

Одним из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т.е. страдания, вызванные различными неправильными действиями (бездействием). Однако гражданское законодательство России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни соответственно возможности его возмещения. Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Понятие «моральный вред» было легализовано в российском гражданском праве лишь с принятием 12 июня 1990 г. Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации»[4] . Хотя он и не раскрывал содержания этого понятия, в ст. 39 Закона предусматривалось, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной форме, в размере, определяемом судом.

Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г., где, наконец, моральный вред определяется как «физические или нравственные страдания»[5] .

Российские законодатели пошли по пути внесения норм о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты: Закон РФ от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды»[6] , Закон РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации»[7] , Закон РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей»[8] .

Введенные в действие в 1995-1996 гг. части первая и вторая Гражданского кодекса РФ содержат несколько иной по сравнению с предшествующими нормативными актами подход к институту компенсации морального вреда, что неизбежно приводило к противоречиям в данном вопросе.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. №10[9] рассмотрел некоторые вопросы компенсации морального вреда. Это Постановление устранило неясности в вопросе о конкуренции нормативных актов при применении законодательства о компенсации морального вреда. Однако по поводу определения размера компенсации морального вреда это Постановление указаний для практического применения не содержит[10] .

Таким образом, институт компенсации морального вреда появился в российском законодательстве сравнительно недавно, и в связи с этим возникает большое количество спорных ситуаций и теоретических проблем, одной из которых является определение размера компенсации морального вреда.

I. Понятие морального вреда

«Понятие «моральный вред» было введено в гражданское законодательство, очевидно, для сохранения терминологической преемственности с уголовно-процессуальным законодательством, поскольку до недавнего времени единственным основанием считать моральный вред правовой категорией являлась ст. 53 УПК РСФСР, определявшая потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред»[11] .

Прежде чем перейти к анализу понятия «моральный вред» необходимо отметить, что под вредом в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным.

Перечень охраняемых законом неимущественных благ указан в Конституции РФ. Это право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, причем в Конституции подчеркивается (п.1 ст. 55), что этот не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности. Упомянутые права имеют абсолютный характер.[12]

Понятие морального вреда в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ГК РФ. «Под моральным неимущественным вредом закон понимает нравственные или физические страдания, причиненные действиями, посягающими на личные неимущественные права (право на имя, право на авторство и др.), либо на принадлежащие гражданину нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни и т.п.)»[13] . Законодатель применяет слово «страдания» как ключевое в определении морального вреда. Термин «страдание» предопределяет, что действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом вредоносные изменения в охраняемых благах отражаются либо в форме ощущений (физические страдания), либо в форме представлений (нравственные страдания). Наиболее близко к понятию «нравственные страдания» - понятие «переживания», содержанием которых может быть страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что понятия «вред здоровью» и «страдания» совпадают по своему содержанию, так как претерпевание страданий означает утрату психического благополучия.[14]

Наиболее полное определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (п. 2): «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.»[15]

Эрделевский в своей работе говорит о необходимости четкой терминологии для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Так, хотя Верховный Суд РФ не дает общего определения страданий, из приведенного текста следует, что речь идет о нравственных страданиях, под которыми понимаются переживания человека. «Указывая, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, Верховный Суд РФ, таким образом, допускает возможность компенсации вторичного морального вреда»[16] . Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания), переносит в результате этого гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), испытывает переживания и по этому поводу вторичные нравственные страдания, то нет оснований не признать совокупный моральный вред. Аналогичная ситуация будет и в том случае, если первичный моральный вред будет причинен в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания. Эрделевский отмечает, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» и «вред здоровью». Физические страдания - это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ). В то же время физический вред представляет собой любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному «биологическому функционированию». Это с медицинской точки зрения есть нормальное протекание всех психофизиологических процессов в организме человека. Физический вред – это вред материальный и вместе с тем неимущественный.[17] Негативные изменения, происходящие в организме (т.е. в материальной сфере потерпевшего), могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности. «Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере - в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный».[18]

Поскольку опосредованное через возмещение имущественного вреда возмещение телесного вреда выражается, как и компенсация морального вреда, в денежной форме, возникает вопрос об их разграничении.

Трудность этого разграничения состоит именно в единстве формы компенсации морального вреда и возмещения имущественного вреда, поскольку деньги являются универсальным имущественным эквивалентом, дающим возможность приобрести необходимые конкретному лицу блага.

Эрделевский формулирует принцип разграничения следующим образом: «опосредованное через возмещение телесного вреда направлено на устранение или ослабление самих телесных дисфункций или их внешних проявлений, в то же время как компенсация морального вреда направлена на устранение или сглаживание переживаний, страданий, связанных с причинением телесного вреда». Поскольку моральный вред выражается в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы использовать понятие «психический вред». Таким образом, « вред» как общее понятие подразделялось бы на «имущественный, телесный или психический вред»[19] .

Компенсация морального вреда является новым для российского законодательства правовым институтом, в связи с чем возникает большое количество теоретических и правоприменительных проблем. Одной из них является субъектный состав лиц, имеющих право требовать защиты нарушенных гражданских прав путем компенсации морального вреда. Определение морального вреда дается в ст. 151 ГК, где под моральным вредом понимаются «физические и нравственные страдания». При этом ст. 151 ГК регулирует компенсацию морального вреда, причиненного гражданину. Такая же ситуация имеет место и в отношении параграфа 4 «Компенсация морального вреда» главы 59 ГК. Содержание этих норм предполагает, что субъектом, которому причиняется моральный вред, может быть только гражданин, так как претерпевание юридическим лицом физических или нравственных страданий несовместимо с правовой природой юридического лица, как искусственно созданного субъекта права, не обладающего психикой и не способного испытывать эмоциональные реакции в виде страданий и переживаний.[20] Таким образом, институт компенсации морального вреда не может применяться в отношении юридических лиц. Для установления определенности целесообразно было бы скорректировать редакцию п. 7 ст. 152 ГК, исключив применение компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридического лица.

Изложенная позиция находит свое подтверждение и в судебных решениях по конкретным делам. Так, Савеловским народным судом г. Москвы был рассмотрен иск страховой компании к средству массовой информации. Предметом иска являлось требование страховой компании об опровержении сведений порочащих ее деловую репутацию (осуществление деятельности без соответствующей лицензии), сопряженное с требованием о возмещении убытков и компенсации морального вреда. Суд удовлетворил требования об опровержении сведений и возмещении убытков, и отказал в удовлетворении требования о компенсации морального вреда: «… Поскольку закон предусматривает возмещение морального вреда лишь гражданину, определив моральный вред как физические или нравственные страдания, суд не находит оснований для удовлетворения требований юридического лица о возмещении морального вреда»[21] .

Но распространение порочащих деловую репутацию юридического лица сведений может, в зависимости от характера сведений, причинить вред и другому объекту – чести, достоинству или деловой репутации конкретного гражданина или граждан, действиями которых осуществляется деятельность юридического лица.

Отношения гражданина или граждан, чьи честь, достоинство и деловая репутация косвенно опорочены распространенными сведениями, и действия распространителей таких сведений подпадают под действие ст. 152 ГК, если эти граждане в достаточной степени персонифицируемы (узнаваемы) в глазах других лиц по содержанию распространенных о юридическом лице сведений. Вопрос о персонифицируемости должен исследоваться судом на основании конкретных обстоятельств дела.

Таким образом, юридическое лицо вправе требовать опровержения сведений, порочащих его деловую репутацию, и возмещения убытков, и соответствующий гражданин – компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений. К требованию гражданина о компенсации морального вреда в этих случаях должны применяться правила ст. 151 ГК и параграф 4 главы 59 ГК[22] .

Таким образом, ГК предусматривает в качестве средства защиты прав гражданина возмещение не только имущественного, но и морального вреда, понимая под морального вредом физические и нравственные страдания. Возмещение морального вреда – денежная компенсация физических и нравственных страданий. Такой способ применим только для защиты прав гражданина.[23]

II. Основания, размер и порядок возмещения морального вреда

1. Основания компенсации морального вреда

Человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, но это не означает, что он во всех случаях приобретает право на компенсацию морального вреда. Такое право возникает при наличии предусмотренных законом условий, или оснований ответственности законом условий, или оснований ответственности за причинение морального вреда.

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий:

1. Претерпевание морального вреда.

2. Неправомерно действие причинителя вреда.

3. Причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом.

4. Вина причинителя вреда.

Первым условием является наличие морального вреда, то есть наличие негативных изменений в психической сфере человека, выражающихся в претерпевании последним физических и нравственных страданий.

Законодатель устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Должен действовать принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать так: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается потерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное»[24] . Анализ судебных решений показывает, что суды фактически применяют презумпцию морального вреда. В настоящее время суды должны руководствоваться при рассмотрении дел, связанных с компенсацией морального вреда указаниями Пленума Верховного суда в Постановлении №10 от 20 декабря 1994 г. (п. 1): «Суду необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные и физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора»[25] . Таким образом, суд определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда.

Рассмотрим второе условие – противоправность. Противоправность деяний заключается в их противоречии нормам объективного права. Во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии классифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует отметить, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Если же неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, то, хотя бы это действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным примером в российском законодательстве является Закон РФ «О защите прав потребителей»[26] .

Третье условие ответственности за причинение морального вреда – причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. Противоправное действие является необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических и нравственных страданий. Таким образом, содержание причинной связи заключается в том, что совершенное неправомерной деяние должно быть причиной, с неизбежностью влекущий причинение морального вреда. Но наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровью в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется прежде всего установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого «необходимо решить следующие частные проблемы: установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии»[27] .

Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда – это четвертое условие. Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Но правильное определение вида умысла является существенным лишь для определения размера компенсации за причиненный моральный вред. Что касается неосторожности, она может выражаться в самонадеянности или небрежности. Различие между этими видами неосторожности заключается в том, что в случае самонадеянности правонарушитель предвидит возможные вредные последствия своего противоправного поведения, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, в то время как в случае небрежности он не предвидит этих последствий, хотя должен и может их предвидеть, Несмотря на то, что гражданское законодательство не подразделяет неосторожность на ее виды, оно предусматривает наступление разных правовых последствий в зависимости от формы неосторожности – простой или грубой неосторожности[28] .

Законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда. Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения, заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом[29] . Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный третьим лицом, в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п.3 ст. 1079 ГК РФ). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновника - владельца источника повышенной опасности. Под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.)[30] .

Впервые в законе установлено, что подлежит возмещению моральный вред, причиненный гражданину в связи с деятельностью правоохранительных органов (суда, прокуратуры, милиции). Причем этот вред компенсируется независимо от вины этих органов лишь в тех случаях, если он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного применения и уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Компенсация морального вреда производится в порядке, определенным п. 1 ст. 1070 ГК. В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена при наличии вины этих органов и возмещается по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1070 ГК[31] .

Таким образом, гражданский иск о компенсации морального вреда может быть удовлетворен только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие потерпевшему (примерами таких преступных деяний являются клевета, оскорбление, нарушение тайны переписки, изнасилование, незаконное лишение свободы и т.п.). Право на компенсацию морального вреда, причиненного иными действиями, может возникнуть у потерпевшего лишь в случаях, специально предусмотренных законом. В то же время вполне очевидно, что любое преступление, нарушающее любые права потерпевшего, причиняет последнему по крайней мере нравственные страдания, если он способен осознавать происшедшее нарушение его прав. Однако, как следует из всего оказанного, далеко не любые преступления порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, причиненного этим преступлением.[32]

2. Размер и порядок возмещения морального вреда

Проблема компенсации морального вреда в особенности определение размера компенсации в денежной форме, вызывает в настоящее время большие затруднения у судейского корпуса, так как в части размера компенсации морального вреда решение должно быть законным и обоснованным. Рассмотрим, позволяет ли действующие законодательство выполнять эти требования. Ст. 151 ГК РФ устанавливают, что «… суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда», а ст. 1101 ГК РФ, что «Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом…». Этот размер не входит в предмет доказания по иску о компенсации морального вреда. Предметом доказывания по гражданскому делу является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска. Основанием иска о компенсации морального вреда является виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий. Предметом иска является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме. Содержанием иска является то действие, о совершении которого истец просит суд, то есть в данном случае:

1. признать право истца на компенсацию морального вреда в принципе;

2. определить денежный размер компенсации морального вреда;

3. взыскать с истца компенсацию в определенном судом размере.

Такой способ защиты гражданских прав предусмотрен ст. 12 ГК РФ. В случаях причинения имущественного вреда и вреда жизни и здоровью (в части имущественных последствий) объем и размер возмещения определен законом (ст. 1064, 1082, 1084-1092 ГК), от регулирования же размера денежной компенсации морального вреда законодательство, по существу отказалось оставив этот вопрос на усмотрение суда. В случае причинения имущественного вреда размер ответственности предполагает стоимостную эквивалентность причиненного вреда. Но в случае причинения морального вреда принцип эквивалентности, внутренне присущий гражданскому праву, не срабатывает, что предопределяет особый способ правовой защиты. Ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационно-штрафной характер. Вряд ли есть необходимость доказывать, что оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможно[33] . Денежная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями. Но степень такого «сглаживания» будет иметь достаточно условный характер, что неизбежно в силу особенностей морального вреда. Именно в связи с условным характером компенсации морального вреда, законодатель отказался от прямого регулирования его конкретного размера, оставив этот вопрос на усмотрение суда. Размера компенсации морального вреда в денежной форме не существует до сих пор, пока суд его не определил. Именно поэтому у истца нет субъективного права требования компенсации морального вреда в заранее определенном размере, он может лишь требовать, чтобы суд определил этот размер и вынес решение о соответствующем взыскании с ответчика. Истец может указать в исковом заявлении желаемую сумму компенсации (что и происходит в большинстве случаев), но такая сумма является не более чем мнением истца о размере компенсации, которое не имеет правового значения для суда. Возможна ситуация, при которой правонарушитель не оспаривает виновность и противоправность своего действия, не отрицает фактах причинения морального вреда и согласны произвести его компенсацию, но считает невозможным произвести компенсацию до тех пор, пока ее размер не определен судом, так как до вынесения решения по делу у потерпевшего отсутствует право на определенный размер компенсации.

В ст. 151 ГК РФ законодатель устанавливает принцип определения судом размера компенсации морального вреда и одновременно указывает ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации (степень вины нарушителя, степень страданий и индивидуальные особенности потерпевшего, иные заслуживающие внимания обстоятельства), но не устанавливает каких-либо правил применения указанных критериев для определения размера компенсации. В ст. 1101 дополняется перечень критериев требованием учета характера физических и нравственных страданий потерпевшего, уточняет, что степень вины является основанием ответственности за причинение морального вреда, и предписывает суду при определении размера компенсации учитывать требования разумности и справедливости[34] .

К компенсации морального вреда не может быть применен принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного вреда, но может и должен быть применен принцип более «низкого» уровня – принцип адекватности (соответствия), т.е. если размер компенсации не может быть равен размеру вреда, то должен хотя бы соответствовать ему. Иными словами: за больший моральный вред – больший размер компенсации и наоборот.

Моральный вред возникает вследствие противоправного умаления благ и ущемления прав личности. Каковы бы ни были виды этих благ и прав, они охраняются различными отраслями права. Наиболее жесткой мерой ответственности, применяемой государством за совершение правонарушения, является уголовное наказание. «Соотношение максимальных санкций норм уголовного кодекса наиболее объективно отражает общественную значимость охраняемых благ, и целесообразно использовать эти соотношения для определения размера возмещения презюмируемого морального вреда»[35] . Эрделевский считает, что именно такой подход позволяет учесть те требования разумности и справедливости, о которых говорит ст. 1101 ГК РФ. Использование именно таких критериев представляется наиболее подходящим для выработки шкалы размеров презюмируемого морального вреда. Презюмированный моральный вред – это страдания, которые должен испытывать некий «средний», «нормально» реагирующий на совершаемые в отношении него неправомерные действия человек. По существу, презюмированный моральный вред представляет собой общественную оценку противоправного деяния. При рассмотрении конкретного дела размер компенсации презюмируемого морального вреда может меняться как в большую, так и в меньшую сторону в зависимости от конкретных обстоятельств. Определенная денежная таким образом сумма составит размер компенсации действительного морального вреда. При этом величина размера компенсации действительного морального вреда не должна отклоняться от размера компенсации презюмируемого морального вреда в сторону увеличения более чем на определенную величину. В сторону уменьшения это отклонение может составлять до 100%, вплоть до полного отказа в компенсации морального вреда.

Эти положения были приняты за основу для определения размера компенсации морального вреда в денежной форме. Размер компенсации презюмируемого морального вреда при причинении тяжких телесных повреждений, соединенном с мучениями и истязаниями, принимался за относительную единицу. Абсолютный размер такого возмещения принимался равным 720-кратному размеру минимальной заработной платы (МЗП), установленному законодательством на момент вынесения решения по делу. 720 МЗП – это заработок физического лица за 10 лет при размере месячного заработка 6 МЗП. Принятие такой величины за основу для расчета размера компенсации в достаточной степени соответствует требованиям разумности и справедливости. Ясно, что изменения законодательства могут дать основания для перерасчета базисного размера, если эти изменения дадут основания полагать, что иной размер будет более разумным и справедливым[36] . Однако не вызывает сомнений, что применение шкалы компенсации презюмируемого морального вреда может способствовать установлению единообразия в правоприменительной практике в вопросе определения размера компенсации морального вреда в денежной форме.

Вновь обращаясь к ст. 151, 1101 ГК РФ, рассмотрим вопрос, что должен принять во внимание суд при определении размера компенсации морального вреда?

1. Размер возмещения презюмируемого морального вреда.

2. Характер и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

3. Степень вины нарушителя, если вина является основанием ответственности.

4. Иные, заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе фактические обстоятельства, при которых вред был причинен.

5. Требования разумности и справедливости.

В статьях 151, 1101 ГК РФ прямо не указано на учет размера компенсации презюмируемого морального вреда или какого-либо аналогичного понятия. Однако такой вывод следует из предписания суду учитывать характер и степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также учитывать требования разумности и справедливости. Эти оказываются учтены при создании шкалы размеров компенсации презюмируемого морального вреда, и выработанный из этой шкалы размер компенсации для конкретного правонарушителя уже содержит в себе учет этих требований. Закон не раскрывает, какие именно обстоятельства могут быть учтены судом в качестве заслуживающих внимания. В судебной практике выработаны рекомендации для некоторых случаев причинения морального вреда[37] .

2.1 Компенсация морального вреда и посягательств на жизнь

Конституция РФ ставит право каждого человека на первое место среди основных прав и свобод человека гражданина, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения[38] . Хотя в нормах Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию несомненно является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому по рождению прав. Это подтверждается Конституцией РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровье и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье[39] . Жизнь и здоровье входит в перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ[40] . Право человека на охрану здоровья является по своему содержанию самостоятельным личным неимущественным правом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на здоровье обеспечивается различными отраслями права[41] .

Среди нарушений права лица на здоровье одним из наиболее опасных является причинение тяжкого вреда здоровью. В связи с этим презюмируемый моральный вред при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями для потерпевшего, принимается за относительную единицу[42] . Причем для цели компенсации морального вреда совершенно необязательно чтобы причинение тяжких телесных повреждений было преступным, достаточно чтобы оно было противоправным и виновным (кроме случаев, когда вина не входит в состав оснований ответственности за причинение морального вреда).

Виды тяжкого вреда здоровью достаточно разнородны и могут сопровождаться разными обстоятельствами. Так, при причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, физические и нравственные страдания могут быть незначительными (например, повреждение крупного кровеносного сосуда при своевременно оказанной медицинской помощи может не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут выразиться в кратковременных переживаниях в виде страха за свою жизнь, испытанного до устранения непосредственной угрозы жизни). Эти обстоятельства должны быть учтены судом при определении размера возмещения морального вреда. В данном случае суд использует коэффициент учета конкретных обстоятельств «C» и установит его меньшим единицы.

В случае прерывания беременности подлежит учету способность к последующему деторождению. Если эта способность сохраняется, то коэффициент учета конкретных обстоятельств может быть принят равным единице, если эта способность нарушена и может быть восстановлена лишь путем лечения, то – «1.5», а если эта способность утрачена, то коэффициент «C» - 2 (при отсутствии других детей). В случае прерывания беременности сильное влияние на размер компенсации морального вреда может оказать коэффициент учета индивидуальных особенностей. Обязательным условием ответственности является наличие причинной связи между прерыванием беременности и причиненным здоровью вредом[43] .

Если причинение тяжкого вреда здоровью совершено с особой жестокостью, мучениями или издевательством над потерпевшим, то коэффициент учета фактических обстоятельств должен быть принят близким к 2. При этом под особой жестокостью понимается применение к потерпевшему в процессе причинения тяжкого вреда здоровью пыток или других действий, причинявших потерпевшему особые страдания, а также причинение тяжкого вреда здоровью в присутствии близких потерпевшему лиц. Мучения - это действия, вызывающие особо сильные негативные переживания у потерпевшего (страх, унижение, беспомощность, горе и т.д.).

Аналогичный подход может быть применен при причинении других, более легких видов вреда здоровью.

Пункт ст. 89 Закона РСФСР об охране окружающей природной среды позволяет не исчерпывающе установить круг заслуживающих внимания обстоятельств при определении размера компенсации морального вреда, причиненного неблагоприятным воздействием на здоровье окружающей природной среды: степень утраты трудоспособности потерпевшего, упущенные профессиональные возможности, необходимость изменения места жительства и образа жизни, профессии, невозможность иметь детей или риск рождения детей с врожденной патологией.

В случае смерти потерпевшего у третьих лиц может возникнуть право на возмещение морального вреда, причиненного смертью потерпевшего. Круг лиц, имеющих право на возмещение такого вреда, не может быть необоснованно широким. Такой круг лиц ограничивается родственниками первой и второй степени и членами семьи потерпевшего. В данном случае не имеет место какое-либо правопреемство в отношении права на возмещение морального вреда. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, моральный вред, причиненный гражданину, компенсируется, если он причинен действиями, нарушающими неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Поэтому необходимо определить, какие права родственников и членов семьи нарушаются при смерти потерпевшего. Поскольку здоровье понимается как состояние полного психического и физического благополучия, то несомненно, что психическое благополучие родственника или члена семьи нарушается, то есть нарушается его право на здоровье. Нарушается также неимущественное право на обладание родственными и семейными связями. Нарушение этих видов прав и порождает право на компенсацию морального вреда. Под членом семьи понимается лицо, которое совместно проживало и всю общее хозяйство с потерпевшим[44] .

Эрделевский приводит следующие выдержки из ряда судебных решений и сообщений в прессе по конкретным делам: «Дело 5. Н. обратилась в суд с заявлением, в котором просит взыскать с ответчика материальный ущерб, складывающийся из расходов, связанных с похоронами ее мужа, умершего в результате травмы, полученной на работе у ответчика… Кроме того, Н. просит взыскать 10 млн. рублей в качестве возмещения морального ущерба… Суд считает возможным согласится с требованием истицы по возмещению морального вреда в размере 10 млн. руб… Суд согласился с утверждением истицы о том, что ей и близким родственникам смертью мужа (отца) причинены нравственные страдания. Предъявленная сумма, по мнению суда, соразмерна. Суд учел материальное положение сторон при разрешении указанного требования…»[45]

«Дело 7. В ходе рассмотренного уголовного дела по обвинению К. в нарушении правил безопасности движения, повлекшим смерть потерпевшего, родители потерпевшего предъявили гражданский иск о компенсации морального вреда. Суд учел, что погибший был единственным сыном у родителей, которые в силу возраста не смогут больше иметь детей, что им причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны сына, и присудил компенсацию морального вреда в размере 40 млн. руб.»[46] .

Из этих решений видно, что суды пассивно следуют за притязаниями истцов в отношении размера компенсации. Причем относительно решения по делу 5 следует заметить, что, поскольку родственники не были соистцами по делу, их нравственные страдания правового значения для решения не имели, а учет материального положения сторон, произведенный судом, не соответствовал требованиям ст. 458 ГК РСФСР, так как эта норма допускала учет лишь материального положения причинителя вреда и только в случае, если таковым является гражданин[47] .

Презюмируемый же моральный вред в случае смерти потерпевшего равен презюмируемому моральному вреду при причинении средней тяжести вреда здоровью, на коэффициент индивидуальных особенностей может оказать влияние специфика отношений конкретного родственника или члена семьи к потерпевшему. Установление факта неприязненных отношений между членом семьи и потерпевшим, либо отсутствие тесных контактов между потерпевшим и его родственником могут явиться основанием для снижения величины коэффициента учета фактических обстоятельств «C». Коэффициент учета фактических обстоятельств должен принять максимальное значение, если смерть произошла в присутствии вышеуказанных лиц. На этот же коэффициент влияют такие обстоятельства, как степень родства, длительность совместного проживания – для членов семьи, способность к созданию в последующем аналогичных родственных или семейных связей. Важно подчеркнуть, что каждый из указанных лиц будет иметь самостоятельное право на компенсацию морального вреда.

Такой же подход применяется в случае причинения потерпевшему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. В этом случае презюмируемый моральный вред, причиняемый близким потерпевшего, может быть принят равным презюмируемому моральному вреду при причинении легкого вреда здоровью, а при причинении средней тяжести вреда здоровью – соответственно презюмируемому моральному вреду при нанесении побоев[48] .

2.2 Компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию

Право на честь и достоинство является одним из основных естественных прав личности. «Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности»[49] . Гражданин вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением[50] . Для защиты чести, достоинства и деловой репутации путем компенсации морального вреда должны применяемые правила ст. 151 1099-1101 ГК РФ. Существенной особенностью применения института компенсации морального вреда для защиты чести, достоинства или деловой репутации является отсутствие вины распространителя сведений среди необходимых условий ответственности за причинение морального вреда (ст. 1100 ГК РФ). В связи с этим в формуле определения размера компенсации коэффициент вины причинителя вреда fv можно либо вообще не применяться, либо должен быть равен единице[51] .

В настоящее время часто появляются публикации в прессе, сообщения в средствах массовой информации, содержащие различного рода сведения о лидерах политических партий, руководящих работниках органов власти и управления, депутатах и т.д. Эти публикации нередко порождают предъявление исков к средствам массовой информации. При рассмотрении таких исков большое внимание надо уделять вопросу о воне потерпевшего. Зачастую оказывается, что политики сами сообщают в своих выступлениях те сведения, которые ложаться в основу публикаций, по поводу которых предъявляется требование об опровержении и компенсации морального вреда. В таких действиях истца должно признаваться наличие грубой неосторожности, так как истец, делая заявление для публичного сведения, должен и может предвидеть связанные с такими заявлениями последствия.

Умаление деловой репутации гражданина не имеет каких-либо принципиальных особенностей с точки зрения определение размера возмещения морального вреда.

Самостоятельным действием, прчиняющим ущерб чести и достоинству граждан является оскорбление, то есть унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Рассмотрим, в чем заключается различия между распространением ложных, порочащих другое лицо сведений, и оскорблением. В первом случае умаление чести и достоинства происходит в результате того, что само содержание распространяемых сведений, их смысл носят порочащий характер. Рассмотрим пример: «Шорохов обратился в суд с иском к редакции газеты «Трибуна» и старшему помощнику прокурора г. Сыктывкара Ч. о компенсации морального вреда, причиненного ему публикаций статьи «Грязь на белых халатах» в газете за 27 марта 1993 г., в сумме 20 млн. руб. Истец сослался на то, что изложенные в статье автором Ч. сведения не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство, в связи с чем ему причинен моральный вред. Представитель редакции газеты газеты «Трибуна» иск не признала.

Решением Сыктывкарского городского народного суда от 29 сентября 1994 г. в пользу Шорохова в возмещении причиненного морального вреда взыскано с редакции газеты «Трибуна» 5 млн. руб., с Ч. – 1 млн. руб… »[52] .

В данном случае речь идет о распространении сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство истца. В случае же оскорбления отрицательное воздейтсвие на честь и достоинство лица оказывает неприличная форма, в которой делается оценка лица. Под неприличной формой выражения судебная практика понимает циничную форму отрицательной оценки личности потерпевшего, резко противореча-щую принятым в обществе правилам поведения (например, использование нецензурных выражений)[53] .

Возможен случай, когда порочащие честь и достоинство ложные сведения выражены в неприличной форме. В этом случае потерпевший вправе требовать опровержения этих сведений в порядке ст. 152 ГК, и компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений в оскорбительной форме.

Оскорбление может быть нанесено при отсутствии распространение каких-либо сведений о потерпевшем третьим лицом, «один на один» (например, плевок непристойный жест, оскорбительное письмо потерпевшему, содержащее нецензурные выражения). Такие действия умоляют достоинство человека, подрывая его уважение к самому себеЮ и порождают право на компенсацию морального вреда. В этом случае должен применяется общий состав оснований отвтетственности за причичнение морального вреда (включая вину причинителя вреда), так как отсутствие факта распротранителя сведений не позволяет применять ст. 1100 ГК РФ[54] .

В постановлении № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. говорится: «Иски о защите чести и достоинства вправе предъявить организации и граждане, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения. При распространении порочащих сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответсвии со ст. 48 ГПК РСФСР могут предъявить законные представители». (п. 4)[55] Ответчиками по искам об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство, являются лица, распространившие эти сведения. В постановлении № 11 Пленума Верховного Суда РФ говорится, что суды при рассмотрении споров о защите чести и достоинства обязаны глубоко анализировать все обстоятельства дела данной категории. (п. 1)[56]

2.3 Компенсация морального вреда при посягательствах на неприкосновенность частной жизни

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну[57] . Личная и семейная тайны относятся к личным неимущественным правом гражданина и охраняются различными отраслями права. Предметом личной и семейной тайны является информация о лице или о семье, определенная законом закрытой для общего сведения. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, медицинскую тайну и тайну усыновления, тайну искуственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну[58] .

Компенсация морального вреда является одним из гражданско-правовых методов защиты этих прав. Презюмируемый моральный вред за такие правонарушения принимается равным моральному вреду за причинение менее тяжких телесных повреждений. Такие правонарушения создают последствия, имеющие необратимый характер и ставит семейные связи под угрозу на неопределенно долгое время.

В случае разглашения тайны любого рода существенным является характер разглашенных сведений. Так, при разглашении банковской тайны размер компенсации морального вреда должен быть различен в зависимости от того, разглашен ли сведения о самом факте наличия вклада, или также о размере вклада. В случае разглашения адвокатской тайны существенно, в связи с какого характера делом оказались разглашены эти сведения. Если разглашенные сведения ухудшили позицию подзащитного по уголовному делу, коэффициент учета обстоятельств «C» должен быть принят близким или равным 2. При рассомтрении дел, связанных с нарушением врачебной тайны, большое значение приобретает характер заболевания пациента и вызванные разглашением последствия (распад семьи, увольнение с работы, необходимость перемены места жительства). Во всех случаях, связанных с нарушением права на личную и семейную тайну, существенное значение имеет широта круга лиц, ставших или могущих стать осведомленными о сведениях, составляющих личную и семейную тайну. Индивидуальные особенности лица могут учитывать в виде его склонности к добровольному разглашению соответствующих сведений. Если это доказано, то коэффициент индивидуальных особенностей «i» снижается[59] .

Следует рассмотреть вопрос о размере компенсации за посягательство на неприкосновенность частной жизни путем нарушения неприкосновенности жилища. Действиями, нарушающими неприкосновен-ность жилища, могут быть незаконный обыск, незаконное выселение, вторжение в жилище против воли проживающих в нем лиц, вхождение в жилое помещение в отсутствие владельца. Нарушение неприкосновенности жилища может выражаться в незаконном использовании технических средств для получения любого рода информации о проживающем внутри жилища, нарушается также право на личную тайну.

Моральный вред будет наибольшим в случае незаконного выселения из жилого помещения. Необходимо учитывать, что право на неприкосновен-ность жилища неразрывно связано с имущественным правом на само жилище, следовательно при рассматриваемом способе нарушения неприкосновенности жилищат нарушаются оба права.

В случае вторжения в жилище следует учитывать интенсивность неправомерных действий, наличие в момент вторжения в жилище малолетних детей. При незаконном обыске в большинстве случаев действительный моральный вред следует принимать равным презюмируемому моральному вреду. Обстоятельством, определяющим необходимость установления большего размера компенсации, могут служить имевшие место ранее незаконные действия правоохранительных органов в отношении потерпевшего, например, репрессии и иного рода незаконные преследования[60] .

2. 4 Компенсация морального вреда при нарушении авторских прав

Авторское право на произведение науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания[61] . При этом для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения и какого-либо специального оформления произведения или соблюдения других формальностей. Авторство лица, указанного в качестве автора, на оригинале или экземпляре произведения, презюмируется, то есть это лицо считается автором произведения[62] . В случае спора об авторстве обязанность доказывания иного и представления соответствующих доказательств возлагается на лицо, оспаривающее право авторства.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Закона РФ об авторском праве и смежных правах, совокупность личных неимущественных прав автора состоит из следующих прав:

· право авторства, то есть право признаваться автором произведения;

· право на имя, то есть право использовать или разрешать использование произведения под подлинным именем автора, псевдонимом или без обозначения имени;

· право на обнародование, то есть право обнародовать или разрешать обнародование произведения в любой форме, включая право на отцов, то есть на отказ от ранее принятого решения об обнародовании произведения при соблюдении предусмотренных законом условий;

· право на защиту репутации автора, то есть право на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора.

В науке гражданского права взгляды на содержание права авторства, право на имя и права на обнародование являются достаточно устоявшимися. Права автора, в том числе и личные неимущественного права, защищаются гражданским, административным и уголовным законодательством[63] . Одной из мер защиты авторских прав является компенсация морального вреда.

К данному способу защиты нарушенного права могут прибегнуть только авторы или исполнители и только в случае нарушения их личных неимущественных прав. При этом лицо, права которого нарушены, должно доказать:

1. факт нарушения его авторских или смежных прав;

2. факт причинения ему физических или нравственных страданий (например, справкой из лечебного учреждения, письменным заключением специалиста, другим образом);

3. наличие причинной связи между действиями нарушителя (например, неуказанием или неправильным указанием имени артиста-исполнителя в афише сборного концерта) и наступившими для него вредными последствиями (в виде физических или нравственных страданий).

Обосновывая заявленную в исковом заявлении сумму компенсации, автор или артист-исполнитель должен объяснить суду, как указанная сумма сможет компенсировать причиненный ему вред (можно указать, что деньги будут потрачены на покупку туристической путевки за рубеж, ибо комфортабельный отдых поможет забыть о допущенном ответчиком правонарушении; или что деньги пойдут на выпуск брошюры о творческой деятельности данного лица). В противном случае крупная сумма компенсации будет выглядеть явно надуманной, и суд вынесет решение о взыскании с ответчика весьма незначительной суммы[64] .

Нарушения личных неимущественных прав автора могут выражаться в плагиате, то есть выпуск под своим именем чужого произведения науки, литературы или искусства, или ином присвоении авторства на такое произведение, либо в незаконном обнародовании, воспроизведении или использовании произведения, внесении искажений в произведение без согласия автора, неуказание или искажение имени автора, равно как и раскрытие издателем имени автора вопреки его волеизъявлению, и т. п.

В качестве заслуживающих внимания обстоятельств следует принимать количество незаконно распространенных экземпляров произведения или, в общем случае, диапазон распространения произведения; характер искажения произведения и степень нарушения его смысла, степень ущерба чести и достоинству автора; восстановимость нарушенного права (например, при незаконном раскрытии издательством имени автора, пожелавшего опублковать произведения под псевдонимом, неовзможно восстановить положение, существовавшее до нарушения права)[65] .

2.4 Компенсация морального вреда при посягательствах на свободу и личнуб неприкосновенность

Конституция РФ гарантирует право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность[66] . Содержанием этого права являются:

· физическая и психическая неприкосновенность лица;

· индивидуальная свобода человека.

Физическая неприкосновенность обеспечивается запретом посягательств на жизнь, здоровье и телесную неприкосновенность человека. Психическая – подразумевает запрет незаконного воздействия на психику человека. Индивидуальная свобода человека выражается в праве свободно предвигаться и выбирать место пребывания и жительства, свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, иметь собственное мнение по любому вопросу и выражать его не противоречащим законом способом, по своему усмотрению, располагать собой и организовывать свое времяпрепровождение, вступать в сексуальные контакты и воздерживаться от них.

Нарушение права на индивидуальную свободу человека может проявляться в незаконном лишении его свободы лицом, ни при каких условиях не управомоченным на ограничение свободы других лиц, либо лицом, управомоченным на это при соблюдении установленных законом условий, которые оно не выполняет. При этом происходит ограничение прав человека свободно передвигаться и раполагать собой по своему усмотрению. Лишение свободы всегда причиняет моральный вред, если только человек осознает, что он лишен свободы. Но только в случае незаконного лишения свободы причиняемый моральный вред подлежит возмещению.

Поскольку незаконное лишение свободы – длящееся правонарушение, компенсация начисляется за каждый день лишения свободы, исходя из предположения, что правонарушение происходит ежедневно в течении срока лишения свободы. Если имеет место связывание, запирание в тесном помещении, иные дискомфортные условия, то коэффициент учета обстоятельств должен быть принят большим единицы.

В случае незаконного лишения свободы, являющегося результатом незаконных действий органов дознания, предварительного следствия прокуратуры и суда, во внимание должны приниматься иные обстоятельства[67] . Граждане, ставшие жертвами судебных и следственных ошибок, испытывают сильнейшие муки и переживания. Для них компенсация причиненного им морального вреда часто оказывается намного важнее, нежели возмещение имущественного ущерба. Многомесячное, а нередко и многолетнее необоснованное пребывание человека под стражей, помимо острейших переживаний нравственного характера, почти всегда сопряжено для него и с огромными физическими страданиями, являющимися следствием условий содержания в следственных изоляторах. Общеизвестно, что в СИЗО МВД РФ не обеспечивается даже элементарный жизненный уровень, необходимый для поддержания здоровья. Большинство следственных изоляторов размещено в зданиях, требующих незамедлительного ремонта и реконструкции. Число содержащихся в камерах в несколько раз превышает санитарные нормы. Все это ведет к конфликтам, сопровождающимся драками и получением увечий. Перенаселенность камер приводит к антисанитарии, в результате чего в СИЗО свирепствуют инфекционные заболевания. На очень низком уровне находится также питание и медицинское обслуживание заключенных[68] .

В связи с этим с позиции учета фактических обстоятельств во внимание принимаются особенности пребывания в заключении: несоблюдение установленной нормы площади камеры в расчете на одного заключенного; наличие издевательств со стороны других заключенных; иные нарушения порядка содержания под стражей или требований уголовно-процессуального законодательства, в частности, непринятие мер попечения о детях заключенного под стражу, если об этом известно заключенному; негативные последствия на работе, вызванные информацией о применении данной меры пресечения. Учитываются также индивидуальные особенности потерпев-шего. Если лицо до этого неоднократно отбывало законно наказание в виде лишения свободы, логично предположить, что нравственные страдания, связанные с обстановкой заключения и неизбежным контактом с соответствующим контингентом, будут меньше, чем для лица, впервые подвергшегося лишению свободы. Возможно также, что человек, ранее уже отбывший наказание и твредо вставший на путь исправления, болезненнее воспримет сам факт незаконного ареста. Эти обстоятельства должны найти свое отражение.

Право на свободу передвижения может быть нарушено не только путем лишения свободы – заключением под стражу, но и незаконным применением других мер пресечения, например, подписки о невыезде, а также незаконным наложением административного взыскания в виде ареста. Существенной особенностью ответственности за причинение морального вреда незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного осуждения с назначенем наказания, связанного с ограничением свободы осужденного, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ является наступление такой ответственности независимо от вины причинителя вреда[69] .

К числу посягательств на физическую неприкосновенность лица, кроме посягательств на жизнь и здоровье, могут быть отнесены посягательства на половую неприкосновенность лица. За совершение таких посягательств предусмотрена уголовная ответственность. При расчете размера возмещения морального вреда необходимо учитывать следующие обстояетльства: угроза убийством или причинение тяжких телесных повреждений в процессе изнасилования или иных насильственных действий сексуального характера, изнасилование или иные действия, совершенные группой лиц или изнасилование или иные действия в отношении несовершеннолетнего или малолетнего. Необходимо учитывать также индивидуальные особенности потерпевшей. Так, предположительно, женщина, занимающаяся проституцией будет менее остро переживать случившееся, чем женщина, ведущая моногамный образ жизни. Учитываются также следующие повышающие размер компенсации морального вреда: причинение в процессе изнасилования или иного сексуального действия, телесных повреждений, не относящихся к тяжким; заражение венерической болезнью; беременность в результате изнасилования; совершение изнасилования на глазах детей, супруга или иного лица, чьим отношением женщина дорожит; наступившее ухудшение семейной обстановки или распад семьи; изнасилование в извращенной форме. К числу обстоятельств, понижающих размер компенсации морального вреда относят неспособность потерпевшей (потерпевшего) сознавать характер производимых с нею (с ним) действий ввиду слабоумия или алкогольного или наркотического опьянения; провоцирования женщиной изнасилования, т.е. проявление ею грубой неосторожности.

Нарушение психической неприкосновенности может выражаться в различного рода незаконных воздействий на психику человека. При опрделении размера компенсации морального вреда, причиненного такого рода действиями, следует учитывать характер угроз, характер и степень зависимости потерпевшего (потребителей) от причинителя вреда, возможные последствия для потерпевшего, которые могли бы наступить в результате его сопротивления противоправным домогательствам[70] .

Таким образом, поскольку законодатель отказался от нормативного установления базисного уровня и методики размера компенсации, этот вопрос предоставляется на усмотрение суда, этим судом следует считать Верховный Суд РФ, который должен предложить судом общий подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при эом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел.

Могут быть предложены различные методы определения размера компенсации морального вреда. Предлагаемый Эрделевским метод основывается на том, что в соответствии со ст.2 Коституции РФ права и свободы человека являются высшей ценностью и что государство, выполняя свою обязанность по соблюдению и защите прав и свобод человека, устанавливает способы их охраны и защиты в различных отраслях права.

Следует также отметить, что выплата имущественной компенсации за неимущественный вред всегда будут нести в себе элементы условности ввиду отсутствия общих «единиц измерения» материальной и нематериальной субстанций.

III. Особенности возмещения морального вреда по Закону РФ «О защите прав потребителей»

В настоящее время единственным законом, предусматривающим компенсацию морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина, является Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. (с последующими изменениями и дополнениями).

Статья 15 «О защите прав потребителей» устанавливает, что «моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, подлежит возмещению причинителем вреда при наличии его вины ». Рекомендации по рассмотрению дел, связанных с защитой прав потребителей, дал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 7 от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», где указал, что «поскольку моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, размер иска, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы, подлежащей взысканию, неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае»[71] . Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков[72] . В отличие от других видов взысканий требования о компенсации морального ущерба подлежит исполнению только в судебном порядке.

Как показывает судебная практика, фактически каждый иск, предъявляемый в соответствии с Законом, сопровождается требованиями об удовлетворении подобного рода взысканий, и очень часто разрешение подобных споров доводится до суда именно потому, что камнем преткновения сторон, достигших соглашения по всем остальным принципиальным позициям, становится данный пункт требований.

В судебной практике нередки случаи, когда истец – потребитель в возникшем споре с предпринимателем уже получил определенную компенсацию морального вреда, сумма которой вполне устраивала стороны, однако впоследствии в силу тех или иных причин он все же обращается в суд, требуя возмещения морального вреда по тому же факту нарушения его прав, но уже в большем размере. Суд же, не вправе отказать истцу в рассмотрении подобного иска (как затем и отказать в иске, мотивируя это удовлетворением его требований в добровольном порядке), а потому вынужден рассматривать такие требования, причем не просто проверять обоснованность сумм, определенных при добровольном соглашении сторон, а заново устанавливать все фактические обстоятельства происшедшего, характер причиненных страданий, вину причинителя и т. д. Из этого следует, что законодательная неурегулированность вопроса о внесудебной возможности рассмотрения споров в части компенсации морального вреда фактически сводит к нулю эффективность добровольного порядка разрешения указанных конфликтов[73] .

Российские суды уже имеют богатую практику применения «Закона о защите прав потребителей». В делах по спорам о защите прав потребителей некоторое время проявлялась тенденция к уравниванию размера компенсации морального вреда со стоимостью некачественного товара (работы, услуги).

Например, «Харужа обратилась с иском в суд к товариществу с ограниченной ответственностью (ТОО) «САМ ЛТД» о возмещении убытков и компенсации морального вреда, причиненных ей продажей некачественного телевизора, и просила взыскать за 200 дней просрочки рассмотрения ее претензии ответчиком 3400 тыс. рублей, стоимость телевизора с учетом инфляции – 1700640 рублей. В своих требованиях она сослалась на то, что 27 декабря 1993 г. в ТОО «САМ ЛТД» купила телевизор «СТУ - 914», однако в течении гарантийного срока он вышел из строя, а гарантийная мастерская отремонтировать его не смогла.

Благовещенский городской суд Амурской области 30 октября 1995 г. в удовлетворении иска отказал…

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 23 апреля 1997 г. постановила выплатить истице 800 тыс. рублей исходя из стоимости телевизора по цене завода – изготовителя на момент предъявления претензии»[74] .

В другом деле, где пассажир обратился в суд с иском к перевозчику о взыскании компенсации морального вреда, причиненного утратой багажа, и потребовал компенсации в размер стоимости договора перевозки, суд удовлетворил это требование[75] .

Отмеченная тенденция прекратилась после того, как вышло постановление Пленума Верховного суда РФ от № 7 от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей». Эрделевский считает, что постановление оперирует не вполне удачными понятиями: «характер и объем нравственных страданий» и «характер и объем физических страданий», так как нравственные и физические страдания, будучи составляющими морального вреда, не предполагают возможности их дальнейшего разделения по катерогиям. Судя в большинстве случаев не устанавливают, какие виды страданий перенес истец и в чем они конкретно выражались, и не обосновывают определенный ими размер компенсации морального вреда[76] .

В качестве обстоятельств, подлежащих учету при определении размера компенсации морального вреда Эрделевский предлагает рассматривать: последствия причинения имущественного вреда, вызывающие нравственные и физические страдания, в том числе нарушение устоявшегося жизненного уклада; размер причиненного имущественного вреда; функциональное назначение имущества; поведение причинителя вреда при рассмотрении справедливых требований потерпевшего[77] .

Специальным случаем ответственности по ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» может рассматриваться компенсация за причинение потребителю неудобства, если изготовитель отваров и услуг либо продавец отказываются добровольно удовлетворить законные и обоснованные требования клиента, в связи с чем дело доводиться до рассмотрения в суде. В таких случаях как ожидание оказания услуги, неудобства, причиненные в результате упорного нежелания удовлетворять законные и обоснованные требования потребителя, размер морального вреда не может быть соотнесен ни с каким эквивалентом, поэтому его размер должен определяться в каждом конкретном случае судом. Такое положение объясняется тем, что моральный вред возникает и должен возмещаться все же не только в связи с несчастным случаем, повлекшим увечье, но и в тех случаях, когда в целях преодоления экономического неравенства изготовителя товаров и услуг, продавца и потребителя, стимулирования честной деловой практики, последнему предоставляются дополнительные права и преимущества[78] .

И в заключении хотелось бы отметить, что иногда суды первой инстанции отказывают во взыскании морального вреда, ссылаясь на обстоятельства, которые могут служить лишь основанием для снижения размера компенсации. Размер компенсации морального вреда может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм. Но малый размер компенсации и отказ в компенсации – принципиальные вещи, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия состава оснований ответственности за причинение морального вреда либо в случае, если грубая неосторожность или умысел потерпевшего способствовали возникновению вреда[79] .

Заключение

Несмотря на сравнительно «юный» возраст института компенсации морального вреда в нашем законодательстве, судами уже рассмотрено довольно большое количество дел данной категории. Значительную долю среди них занимают иски о компенсации морального вреда, связанного с причинением телесных повреждений источниками повышенной опасности, распространением порочащих сведений, рядом других правонарушений. В большинстве решений суда отчетливо видно отсутствие единообразия в подходе к вопросу о размере компенсации морального вреда. Суды либо пассивно следуют за притязаниями истцов в отношении размера компенсации, либо уменьшают заявленный размер компенсации без достаточной мотивировки. То, что в практике российских судов отсутствует единый подход к определению размера компенсации, доказывает, что становление института компенсации морального вреда в российском праве порождает многочисленные проблемы теоретического и правомерного характера.

Но вместе с тем следует отметить, что в настоящее время в нашей стране существует законодательная база, позволяющая решать вопросы компенсации морального вреда, осуществлять защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан, прочих неимущественных прав и благ. Каждое из рассмотренных прав и благ имеет свою специфику, обусловленную характером этого права или блага, и установленными в законодательствами средствами его правовой защиты. Рассмотренные законы и подзаконные акты, нацеленные на решение вопросов компенсации морального вреда, в значительной степени дополняют друг друга, перекрывая имеющиеся пробелы в правовом пространстве.

Библиография

I Нормативные источники и судебная практика:

1. Конституция РФ. – М.: Проспект, 2000.

2. Гражданский кодекс РФ. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2001.

3. Закон РФ «Об охране окружающей природной среды» от 18 декабря 1991 г. // ВВС РФ. № 10.

4. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. (в ред. Федеральных законов от 13. 01. 95 № 6 – ФЗ, от 6. 06. 95 № 87 – ФЗ, от 19. 07. 95 № 114 – ФЗ, от 27. 12 .95 № 211 – ФЗ, от 2. 03. 98 № 30 - ФЗ). М. 2000.

5. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. (в ред. Федерального закона от 9. 01 96 № 2 - ФЗ). М. 2000.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 11.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. « О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 1.

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г.

«Некоторые вопросы применения законоадтельства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.

II Литература:

1. Споры о возмещении имущественного ущерба и компенсации морального вреда. Сборник документов. / Под общ. ред. М. Ю. Тихомирова. – М.: 2000.

2. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. – М.: Издательство БЕК, 2000.

3. Эрделевский А. М. Морального вред и компенсация за страдания. М., 1997.

1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О. Н. Садиков. М.,1997.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Отв. ред. О. Н. Садиков. М.,1996.

3. Зименкова О. Н., Левшина Т. Я., Тобис В. Н. Шерстобитов А. Е. Комментарий к Закону Российской Федерации «О защите прав потребителей».- М.: Издательство «Кросна - Лекс», 1997.

1. Гражданское право. Том 1. Учебник. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого.- М., 2001.

2. Гражданское право. Том 2. Учебник. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого.- М., 2001.

3. Гражданское право России. Курс лекций. Часть 1. / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1996.

4. Гражданское право России. Курс лекций. Часть 2. / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1997.

1. Казанцев В., Коршунов Н. В каких случаях компенсируется моральный вред? // Российская юстиция, 1998. № 2.

2. Корнилов Э. Гражданско-процессуальные проблемы защиты прав потребителей. // Хозяйство и право. 1999. № 11.

3. Нарижский С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок. // Российская юстиция, 1997. № 10.

4. Нарижский С., Голубев К. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан. // Российская юстиция, 2001. № 4.

5. Силонов И. Гражданско-правовая ответственность за нарушение авторского права и смежных прав. // Хозяйство и право. 2000. № 9.

6. Эрделевский А. М. Споры о компенсация морального вреда. // Российская юстиция, 1997. № 2.


[1] Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М.: Издательство БЕК, 2000. с. V

[2] ст. 2 Конституции РФ. - М.: Проспект, 2000.

[3] Там же ч. 1 ст. 1

[4] ВВС СССР. 1990. №26. Ст. 492

[5] ВВС СССР. 1991. №26. Ст. 733

[6] ВВС РФ. 1992. №10. Ст. 457

[7] ВВС РФ. 1992. №7. Ст. 300

[8] ВВС РФ. 1992. №15. Ст. 766

[9] БВС 1995. №3

[10] Эрделевский А. М. Указ. соч. с. 82

[11] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. М.: Издательство БЕК, 1997. с. 1

[12] Там же с. 1

[13] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. с. 197

[14] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 2

[15] Бюллетень Верховного суда РФ. 1995. №3. с. 9

[16] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 20

[17] Там же с. 19

[18] Там же с. 20

[19] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 7

[20] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 9

[21] Там же с. 10-11

[22] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 14-15

[23] Гражданское право России. Курс лекций. Часть 1. / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1996 с. 33

[24] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 16

[25] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №3. с. 9

[26] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 19

[27] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 21

[28] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 21

[29] Гражданский кодекс Российской Федерации. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2001. Ст. 1100

[30] Эрделевский А. М. Указ. соч.. с. 22

[31] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатийный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. М. 1996. с. 707-708

[32] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 38

[33] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 58

[34] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 61

[35] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 62

[36] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 63

[37] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 67

[38] ст. 20 Конституции РФ. – М.: Пропект, 2000.

[39] ст. 41 Конституции РФ. – М.: Пропект, 2000.

[40] п.1 ст. 150 ГК РФ. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2001.

[41] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 73

[42] Там же с. 74

[43] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 75

[44] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 77

[45] Эрделевский А. М. Споры о компенсации морального вреда. // Российская юстиция.1997. № 2. с. 38

[46] Там же с. 39

[47] Там же с. 39

[48] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 77

[49] п.1 ст. 152 ГК РФ. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2001.

[50] Там же п. 5 ст. 152.

[51] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 78

[52] Споры о возмещении имущественного ущерба и компенсации морального вреда.

Сборник документов. / Под общ. ред. М. Ю. Тихомирова. – М.: 2000.

[53] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 80

[54] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 81

[55] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 11. с. 11

[56] Там же с.7

[57] п.1 ст. 23 ГК РФ. – М.: Проспект, 2000.

[58] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 87

[59] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 88

[60] Там же с. 90

[61] п.1 ст. 23 Закона РФ «Об авторском праве и смежных парвах» от 8 июля 1993 г. // ВВС РФ. 1993. № 32.

[62] Там же п. 2 ст. 9

[63] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 92

[64]

[65] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 94

[66] ст. 22 Конституции РФ. – М.: Пропект, 2000.

[67] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 84

[68] Нарижский С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок. // Российская юстиция, 1997. № 10. с. 40

[69] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 84-85

[70] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 86

[71] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 1. с. 10

[72] Нарижский С., Голубев К. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан. // Российская юстиция, 2001. № 4. с. 20

[73] Корнилов Э. Гражданско-процессуальные проблемы защиты прав потребителей. // Хозяйство и право. 1999. № 11. с. 41

[74] Определение судебной коллегии Верховного суда РФ от 23 апреля 1997 г. В кн.: Споры о возмещении имущественного ущерба и компенсации морального вреда. с. 32-33

[75] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 100

[76] Там же с. 101

[77] Там же с. 96

[78] Зименкова О. Н., Левшина Т. Я., Тобис В. Н. Шерстобитов А. Е. Комментарий к Закону Российской Федерации «О защите прав потребителей».- М.: Издательство «Кросна - Лекс», 1997. c. 109-110.

[79] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 101

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий