регистрация / вход

Ответственность за вред, причиненный актами власти

Министерство продовольствия Российской Федерации Оренбургский государственный аграрный университет Кафедра «Гражданского права» Реферат Ответственность за вред, причиненный актами власти

Министерство продовольствия Российской Федерации

Оренбургский государственный аграрный университет

Кафедра «Гражданского права»

Реферат

Ответственность за вред, причиненный актами власти

Выполнил: Суханов Е.С. студент юридического факультета группы 46

Проверил: преподаватель Хайертдинова А.И

Оренбург 1999

План

1. Общие положения. Ответственности за вред, причененный актами власти

2. Ответственность за вред, причененный актами управления

3. Отвественность за вред, причененный актами правоохранительных органов и суда

Список литературы

1. Общие положения. Ответственности за вред, причененный актами власти

В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каж­дый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Содержание указанного права конк­ретизирует ст. 16 ГК, устанавливающая, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправ­ления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государствен­ного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмеще­нию Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Учитывая, что причи­нение вреда в рассматриваемом случае носит внедоговорный характер, дальнейшее развитие данный вопрос получил в ст. 1069—1071 главы 59 ГК. В теории гражданского права нормы, содержащиеся в указанных статьях, принято называть правилами о специальном деликте — вреде, причиненном актом власти. Основаниями для выделения данного случая причинения вреда в особый деликт служат как особенности применения к нему общих условий деликтной ответственности, так и наличие ряда специальных условий, дополнительно установленных законом.

Среди общих условий деликгной ответственности за вред, причи­ненный актом власти, наибольшей спецификой обладает противоправ­ность. Как отмечалось выше, в российском гражданском праве, как и в законодательстве большинства стран континентальной Европы, причиняется система генерального деликта, в соответствии с которой всякое причинение вреда предполагается противоправным и влечет обязанность причинителя возместить этот вред, если только он не докажет свою управомоченность на его причинение. В рассматривае­мой области действует, однако, прямо противоположное правило, а именно, что всякий акт власти предполагается законным, в том числе и тот, которым кому-либо причинен вред. Объясняется это тем, что вред в данном случае причиняется действиями, регулирование которых осуществляется не гражданским, а иными отраслями права — админи­стративного, уголовного, уголовно-процессуального и т. д..

Далее, акты власти, которыми гражданину или юридическому лицу причинен вред, должны быть противоправными прежде всего с позиций той отрасли права, нормами которой осуществляется их регулирование. Условием возмещения вреда, причиненного актом власти, является обязательная предварительная его отмена или признание его недейст­вительным, которые производятся на основании норм соответствую­щей отрасли права.

Наконец, специфика противоправности в рассматриваемой обла­сти, особенно в сфере деятельности правоохранительных органов и суда, состоит еще и в том, что действие соответствующего органа или должностного лица на момент их совершения могут формально отве­чать всем требованиям закона, но в конечном счете оказаться незакон­ными. Например, следователь, расследующий уголовное дело, мог иметь все основания для вынесения определения о заключении лица под стражу. Но в последующем, если лицо окажется невиновным, эти действия должны быть признаны незаконными.

Известную специфику имеет и такое общее условие ответственно­сти, как причинная связь. В рассматриваемой сфере вред чаще, чем где бы то ни было, является нераздельным результатом действий (бездей­ствия) нескольких органов или их должностных лиц, что объясняется существующей системой построения государственной власти и управ­ления. Незаконные действия одних должностных лиц, попустительство этим действиям со стороны других, отсутствие должного контроля со стороны третьих — все это создает ситуацию, когда очень трудно уста­новить, чье же конкретно поведение привело к причинению вреда.

Наконец, субъективное условие ответственности специфично тем, что в тех случаях, когда вред причиняется указанными в законе непра­вомерными действиями правоохранительных органов или суда, он подлежит возмещению независимо от вины конкретных должностных лиц. В основе такого подхода, лежат как объективные, так и субъективные причины. С одной стороны, деятельность правоохранительных органов объективно носит вредонос­ный характер в том смысле, что таит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам, например, в связи с возможностью применения мер принуждения на ранних стадиях дознания и следствия. С другой стороны, учитывается, что в роли деликвента в данном случае выступают правоохранительные и судебные органы, что во многом осложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последователь­но совершаются должностными лицами нескольких из них.

Тогда, когда вред причиняется незаконными актами других госу­дарственных или муниципальных органов и их должностных лиц, деликтное обязательство возникает на общих основаниях, в том числе при наличии их вины. При этом вина соответствующих должностных лиц, особенно тогда, когда незаконный акт власти принят коллегиаль­ным органом, понимается достаточно широко, поскольку сама по себе незаконность акта едва ли не во всех случаях свидетельствует о вине тех лиц, которые приняли такой акт.

Наряду с особенностями общих условий ответственности за вред, причиненный актами власти, рассматриваемый деликт характеризуется присутствием трех тесно взаимосвязанных специальных условий. Во-первых, причиной вредоносного результата должен быть именно акт власти. В самом общем лице акты власти характеризуются тем, что они выражают властные предписания и все лица, которым они адресованы, обязаны им подчиняться. Представляя собой приказ, подлежащий исполнению, акты власти носят подзаконный характер и направлены на установление, изменение или прекращение конкретных правоотно­шений.

С учетом установленных гражданским законодательством особен­ностей деликтной ответственности за вред, причиненный различными актами власти, они подразделяются на две большие группы — акты, которые принимаются в сфере административного управления (акты управления), и акты, принимаемые правоохранительными органами и судами (акты правоохранительных органов и суда). Более детально акты власти, относящиеся к каждой из названных групп, будут рассмотрены ниже.

Во-вторых, к числу специальных условий возникновения исследу­емого деликта относится то, что акт власти может быть совершен нс любым работником государственного органа или органа местного са­моуправления, а лишь тем, кто относится к числу должностных лиц. Легальное определение должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК РФ: должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции предста­вителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Указанное определение, вполне пригод­ное для целей применения норм уголовного права, едва ли, однако, следует рассматривать в качестве общеотраслевого. Применительно к исследуемому деликту под должностными лицами более правильно понимать только тех государственных и муниципальных служащих, которые наделены полномочиями распорядительного характера по отношению к лицам, по службе им не подчиненным. Иными словами, речь идет лишь о тех служащих, которых обычно именуют представи­телями власти в узком смысле этого понятия. Типичными представи­телями служащих такого рода являются работники милиции, налоговой полиции, прокуратуры, таможни, представители различных инспекций и т.д.

В-третьих, необходимо учитывать, что должностное лицо выступает в качестве такового, а следовательно, и обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязанностей. Круг служебных обязанностей должностного лица определяется законодательством, акта­ми, определяющими компетенцию соответствующих органов государства и муниципальных образований, и должностным положением самого работника. Особенностью данного случая является то, что в отличие от прочих действий, совершаемых при исполнении служебных обязанностей, некоторые акты власти могут совершаться уполномоченными должност­ными лицами и в нерабочее время, и не по месту работы.

Отмеченные выше особенности рассматриваемого деликта харак­терны для причинения вреда как актами управления, так и актами правоохранительных органов и судов. Однако наряду с этим каждый из указанных случаев обладает некоторыми особыми чертами, в силу чего нуждается хотя бы в кратком самостоятельном анализе.

2. Ответственность за вред, причиненный актами управления

К актам управления, которые подпадают под действие ст. 1069 ПС, относятся самые разнообразные властные предписания, принимаемые в сфере административного управления. Ими являются приказы, распоряже­ния, указания и любые другие предписания, подлежащие обязательно­му исполнению теми лицами, которым они адресованы. Как правило, они принимаются в письменной форме, обязательность которой иногда предусмотрена законом и иными правовыми актами. Но в принципе не исключена возможность принятия властного акта в устной форме, например, отдание устного приказа, если это согласуется с обстановкой и характером деятельности соответствующего должностного лица. Статья 1069 ГК особо выделяет такой вид властных актов, как издание не соответствующего закону или иному правовому акту акта государ­ственного органа или органа местного самоуправления. По смыслу закона им должен считаться ненормативный правовой акт, принимаемый непосредственно государственным органом или органом местною самоуправления в установленном порядке, в том числе и коллегиально.

Наряду с действиями, т. е. активным поведением государственных и муниципальных органов, а также их должностных лиц, вред в рассматриваемой сфере может быть причинен и путем бездействия. Это имеет место тогда, когда соответствующее должностное лицо или орган управления должны были действовать в силу возложенных на них обязанностей, например, совершить то или иное действие по законному и обоснованному запросу гражданина или принять необходимые меры по пресечению правонарушения, но не сделали этого, что и привело к причинению вреда.

Какого-либо перечня незаконных действий (бездействия) государ­ственных (муниципальных) органов и их должностных лиц в сфере административного управления, которые могут порождать рассматри­ваемое деликтное обязательство, закон не содержит. В силу этого ими Могут быть любые акты управления при условии, что они обязательны для исполнения и приняты соответствующим должностным лицом (органом) при исполнении служебных обязанностей (реализации орга­ном своей компетенции). Если вред причинен хотя бы и действиями указанных лиц, но вне реализации ими своих властных функций, возникающее при этом обязательство подчиняется общим правилам о деликтной ответственности. Так, с юридической точки зрения не будет иметь никакого значения, кому принадлежит автомашина, сбившая пешехода,— физическому лицу, коммерческой организации, местной администрации или РОВД, поскольку все они, как владельцы источ­ника повышенной опасности, будут отвечать на равных условиях.

Ответственность за вред, причиненный актом управления, не зави­сит от того, кто выступает в качестве потерпевшего — гражданин или юридическое лицо. Это новое положение в российском гражданском законодательстве, так как в течение многих лет вред, причиненный незаконными актами власти юридическим лицам, возмещался лишь в случаях, прямо указанных законом. В настоящее время права всех потерпевших от незаконных актов управления совпадают, за исключе­нием, пожалуй, того, что граждане при условии одновременного нару­шения их личных неимущественных прав имеют право требовать еще и компенсации морального вреда.

Вред, причиненный незаконными актами управления, подлежит возмещению лишь при наличии вины лиц, принявших подобные акты либо, наоборот, нарушивших права граждан или юридических лиц своим бездействием. При этом, как уже отмечалось, по общему правилу, виновными должны предполагаться любые действия государственных или муниципальных органов и их должностных лиц, если они являются незаконными. Это следует из того, что в данном случае вред причиняется не фактическим, а юридическим действием, незаконность которого обычно уже сама по себе свидетельствует о наличии вины того лица, которое его совершило. Сказанное, однако, не означает, что одно из условий ответственности (вина) подменяется другим (противоправно­стью). В отдельных случаях незаконность акта управления действительно не может быть поставлена в вин) тому лицу, которое его приняло. Но это скорее исключение из общего правила, поскольку вина и противоправ­ность в рассматриваемой сфере настолько тесно взаимосвязаны, что доказать отсутствие вины органа или должностного лица при том, что их действия (бездействие) признаны незаконными, достаточно сложно.

Вред, причиненный незаконным актом управления, возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федера­ции или казны муниципального образования. Это также является новел­лой российского гражданского законодательства, поскольку раньше в подобных случаях ответственность возлагалась непосредственно на ту организацию, работниками которой был принят незаконный акт управ­ления. После принятия Конституции РФ (ст. 53) и части первой ГК (ст. 16) сохранение прежнего порядка стало невозможным. Возложение ответственности за вред, причиненный актами управления, непосред­ственно на государство (муниципальное образование) следует рассмат­ривать как повышение гарантий прав потерпевших, так как их право на своевременное и полное возмещение вреда стало более реальным.

В соответствии со ст. 1071 ГК от имени казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, как правило, выступают соответствующие финансовые органы, т. с. федеральное казначейство, финансовые управления, райфинотделы и т. п. Однако в некоторых случаях, прямо указанных законами и правовыми актами РФ, норма­тивными актами субъектов РФ и муниципальных образований, ответ­ственность от имени соответствующей казны могут нести иные государственные органы. Так, если речь идет о возврате потерпевшему утраченной им жилой площади, выполнение соответствующей обязан­ности возлагается на жилищные органы.

Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муни­ципальное образование, возместившие потерпевшему вред, причинен­ный незаконным актом управления, приобретают право обратного требования (регресса) к тому должностному лицу, которым непосред­ственно принят незаконный акт управления. Непосредственный ви­новник несет регрессную ответственность в полном объеме, если иной размер не установлен законом, в частности не вытекает из трудового законодательства.

3. Ответственность за вред, причиненный актами правоохранительных органов и суда.

В отличие от актов управления акты правоохранитель­ных органов и суда, незаконность которых может привести к возникновению деликтного обязательства, указаны в ГК исчерпывающим обра­зом. Согласно ст. 1070 ГК особый режим возмещения вреда действует лишь тогда, когда вред причинен в результате незаконного осуждения гражданина (ст. 300 УПК), незаконного привлечения его к уголовной ответственности (ст. 143—144 УПК), незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде (ст. 93, 96 УПК), а также незаконного наложения админи­стративного взыскания в виде ареста или исправительных работ (ст. 31—32 КоАП). Ограничение рассматриваемого деликта указанны­ми рамками с момента его появления в законодательстве вызвало обоснованную критику в юридической литературе. В частности, не под­дается никакому логическому объяснению, почему в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных орга­нов и суда, как незаконное проведение обыска (ст. 168 УПК), незаконное задержание подозреваемого (ст. 122 УПК), незаконное применение принудительных мер медицинского характера (ст. 403 УПК) и некото­рые другие. Самым оптимальным решением данного вопроса был бы полный отказ законодателя от попытки дать какой-либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда и указание на то, что ответственность по ст. 1070 ГК наступает за любые незаконные действия этих органов. Однако в новом ГК по существу воспроизведено прежнее решение.

В этой связи остается актуальным вопрос о том, как должны квалифицироваться иные, т. е. не перечисленные в ст. 1070 ГК, неза­конные действия правоохранительных органов и суда, которыми при­чинен имущественный вред. В настоящее время п. 2 ст. 1070 ГК, прямо отвечая на данный вопрос, подчеркивает, что в этом случае вред возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК. Таким образом, иные незаконные акты органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда приравнены по своим гражданско-правовым последствиям к незаконным актам в сфере ад­министративного управления. Исключение, однако, образует случай причинения вреда при осуществлении правосудия Здесь для возложе­ния на государство ответственности за вред, причиненный, например, незаконным наложением судьей ареста на имущество, его конфиска­цией и т. п., необходимо, чтобы вина судьи была установлена пригово­ром суда, вступившим в законную силу. Простая отмена судебного решения, постановления или определения ввиду их незаконности или необоснованности права на возмещение вреда, причиненного этими актами, не предоставляет.

Обязательным условием возникновения права на возмещение вре­да, причиненного указанными в п. 1 ст. 1070 ГК незаконными дейст­виями правоохранительных органов или суда, является либо вынесение оправдательного приговора, либо прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям (за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления), либо прекращение дела об административном правонарушении за отсутствием события или состава административного правонарушения, а также при наличии других обстоятельств, исключающих производство по делу об админи­стративном правонарушении (ст. 227 КоАП). Напротив, прекращение дела по нсреабилитирующим основаниям (акт амнистии, истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности, смерть обвиняемого, отсутствие жалобы потерпевшего и др.), равно как и изменение квалификации содеянного на менее тяжкое преступление либо снижение меры наказания не являются основаниями для возме­щения ущерба по ст. 1070 ГК. Кроме того, в возмещении вреда потер­певшему может быть отказано, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем само­оговора препятствовал установлению истины и тем самым способство­вал своему незаконному осуждению или применению к нему других мер, указанных в п. 1 ст. 1070 ГК. Если, однако, самооговор явился следствием применения к гражданину насилия, угроз и иных незакон­ных мер, факт применения которых установлен следственными орга­нами, прокурором иди судом, он не препятствует возмещению ущерба.

В качестве потерпевших от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда выступают граждане, к которым эти незаконные меры были непосредственно применены. Лишь в случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда переходит к его наследникам. Иногда, однако, в результате незаконного применения мер принуждения к конкретному гражданину убытки возникают у юридического лица. Например, в результате незаконного осуждения руководителя коммерческого предприятия может не только серьезно пострадать деловая репутация этого предприятия, но и воз­никнуть прямые имущественные потери. Как представляется, по смыс­лу закона и опираясь на ст. 53 Конституции РФ, ст. 16,1069 ГК, такое предприятие имеет право на возмещение всего понесенного им ущерба.

Вред, причиненный незаконными действиями правоохранительных органов и суда, указанными в п. 1 ст. 1070 ГК, возмещается независимо от вины должностных лиц, совершивших эти действия. Ущерб возме­щается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования. Пока таких случаев законом не установлено.

Вред возмещается в полном объеме. Тот перечень имущественных потерь потерпевшего, который имеется в Положении о порядке возме­щения ущерба от 18 мая 1981 г., в настоящее время носит лишь примерный характер. В частности, Положение упоминает о возмеще­нии заработка и других трудовых доходов, которых потерпевший ли­шился в результате незаконных действий; о штрафах, взысканных во исполнение приговора суда; о судебных издержках; о суммах, выпла­ченных потерпевшим за оказание юридической помощи; об имуществе, конфискованном или обращенном в доход государства судом или изъятом органами дознания или предварительного следствия, и т. д. Возмещению подлежит и любой другой имущественный вред потер­певшего, в том числе выразившийся в неполучении дохода по вкладу, облигации и иной ценной бумаге; в убытках по сделкам, которые не были своевременно исполнены или были вынужденно прерваны; в лишении возможности принять наследство или сохранить его от рас­хищения и т. п. При определении размера ущерба сумма утраченного заработка и иной ущерб, выраженный в денежной форме, подлежит индексации в соответствии с установленным действующим законода­тельством размером на момент, возмещения вреда.

Наряду с правом на полное возмещение имущественного ущерба потерпевший имеет право на компенсацию причиненного ему морального вреда, которая в данном случае осуществляется независимо от вины причинителя (ст. 1100 ПО.

Относительно порядка возмещения вреда в п. 1 ст. 1070 ГК содер­жится лишь ссылка на то, что применяется порядок, установленный законом. Возникает вопрос: действует ли сейчас тот особый порядок возмещения вреда, который установлен Положением от 18 мая 1981 г.? Думаю, что следует напомнить вкратце его суть. Одновременно с постановлением оправ­дательного приговора, прекращением уголовного дела или дела об административном правонарушении органы дознания, предваритель­ного следствия, прокуратуры или суда должны разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и возмещения иного ущерба. Потерпевшему предоставляется 6-месячный срок для обраще­ния в правоохранительный орган или в суд с требованием об опреде­лении размера возмещения. В течение месяца указанные органы должны собрать необходимые документы, произвести подробный рас­чет причиненных убытков и представить его потерпевшему. В случае, если гражданин согласен с указанным расчетом, соответствующие документы передаются финансовому органу, который также в месяч­ный срок должен произвести их проверку и выплатить гражданину причитающуюся ему сумму. Гражданин, не согласный с размером начисленного ему возмещения, может обжаловать его соответствующе­му прокурору. Возможность обращения потерпевшего с иском в суд допускается лишь в отдельных случаях, в частности по требованиям о возврате имущества или возмещении его стоимости. Пропуск гражда­нином срока, установленного для предъявления соответствующих тре­бований, ранее вел к прекращению права на возмещение вреда, если только он не восстанавливался тем же органом, на котором лежала обязанность по рассмотрению указанных требований.

В целом описанный порядок вписывается в действующую систему защиты гражданских прав, допускающую, в частности, их защиту в административном порядке в предусмотренных законом случаях (п. 2 ст. 11 ГК). Следует, однако, иметь в виду, что в настоящее время любое решения, принятое в административном порядке, может быть обжало­вано в суд с соблюдением условий, установленных Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г.1

Завершая анализ правил о возмещении вреда, причиненного неза­конными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, отметим, что указанные правила не применяются к возмещению вреда жертвам политических репрессий. В данном случае действуют нормы двух специальных Законов РСФСР — «О реабилита­ции жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г.2 и «О реаби­литации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г.3 , которые конкретизированы в раде подзаконных актов.

Женек, не в обиду.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации

2. Гражданский Кодекс Российской Федерации

3. Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 года // Ведомости РФ. 1993. №19. Ст. 685.

4. Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданином незаконными действиями органами дознания, предварительного следствия прокуратуры и суда // Ведомости СССР. 1991. №21. Ст. 741.

5. Гражданское право. Часть 2. //под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: «Проспект», 1998.


1 Ведомости РФ. 1993. № 19. Ст. 685. 724

2 Ведомости РФ. 1991. № 44. Ст. 1428; 1992. № 28. Ст. 1624, 1993 .№1. Ст. 21.

3Ведомости РФ. 1991. № 18. Ст. 572; 1993. № 32. Ст. 123.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Гражданское право и процесс"

Другие видео на эту тему