регистрация / вход

Euro

Министерство высшего образования Российской Федерации Санкт-Петербургский Государственный Электротехнический Университет Кафедра Экономики

Министерство высшего образования Российской Федерации

Санкт-Петербургский Государственный Электротехнический Университет

Кафедра Экономики

Реферат на тему

ЕВРО: возможные перспективы.

Студент гр. 7322

Козлов А.В.

Преподаватель:

Семенов В.П.

<С-Пб, 2000>

Содержание:

1. Введение.

2. Немного из истории создания.

3. Как выглядит евро.

4. Управление и стабилизация зоны евро. Как оно происходит.

5. Перспективы.

5.1 "Бывшие" перспективы. Что от евро ждали.

5.2 Евро и доллар.

5.3 Евро и Россия.

6. Последние новости.

7. Заключение.

8. Список использованной литературы.

Введение.

Когда я только задумался над темой реферата, я предположил, что это будет работа, посвященная новой валюте евро в целом. Я не предполагал, что найду настолько большое количество материала, что писать только про евро показалось мне несколько не целесообразным. Посему я решил лишь вкратце обрисовать, что представляет из себя новая валюта, а остальную часть работы посвятить прогнозам, тем более, что я не могу претендовать на своевременность изложения, ввиду того, что ситуация изменяется довольно быстро, а литература доходит до библиотек не с такой скоростью, с какой хотелось бы. Но я постараюсь рассмотреть наиболее вероятные тенденции влияния евро на мировой рынок и на отдельно взятые страны в отдельности и тем самым возместить небольшую несвоевременность подачи материала.

Также мне хотелось упомянуть, почему я выбрал именно эту тему. Дело в том, что до меня донеслись слухи, касающиеся "нехороших" мягко говоря отношений евро и доллара. Мне захотелось узнать об этом побольше, и поэтому я посвящу данному вопросу отдельный пункт данной работы.

Еще считаю, что, несмотря на основную тематику реферата, мне все же стоит в нескольких штрихах затронуть "происхождение" новой валюты. Также я привожу немного информации о внешнем виде евро. Все это сделано мною для того, чтобы любой, кому данная работа попадет в руки. Смог понять, о чем здесь речь…. Да к тому же и самому хотелось кое-что поподробней разъяснить.

Ну а теперь к делу:

Немного из истории создания.

11 европейских стран[1] приняли новую валюту – евро, отказавшись от собственных денег (пока только в безналичной форме, правда). Столь больших денежных перемен не знала история континента.

Первые "всеевропейские" монеты, отчеканенные в древнеримскую пору: серебряный динарий Юлия Цезаря (слева), золотой аурелиус Августа, бронзовый сестерций Нерона.

Во времена Римской империи на территории Европы ходили, сестреции, золотые ауреусы, потом, в пору расцвета Византии – золотые солиды. Еще единые европейские монеты использовались при Наполеоне. Общие деньги различной поры были схожи, по мнению французского ученого Жана Бирусты, тем, что тот или иной правитель сначала подчинял какую-то территорию, а потом, используя власть, выпускал деньги. У евро все наоборот: сначала появилась единая валюта, далее же начнет формироваться новая общность народов.

Золотая византийская монета солид несколько веков служила общеевропейскими деньгами. На снимке – солид отчеканенный в Константинополе около 700 года н.э.,

Есть своя предыстория и у самого евро. Еще в 1944 году. Когда в американском городе Бретонвудсе собрались финансовые представители более 40 стран, чтобы обсудить послевоенную денежную систему, крупнейший экономист современности Джон Мейнард Кейнс предложил ввести мировую валюту "банкор" и учредить единый центральный банк. Однако это предложения тогда, в пору всеобщего разорения, выглядело

Единые деньги в Европе стали ходить еще раз при Наполеоне, который в 8102 году приказал отчеканить свой профиль на монетах.

проблематично. Денежные системы почти вех стран мира расстроила война, и единственной более-менее надежной валютой остался доллар, подкрепляемый огромным, в 20 000 тонн, золотым запасом США. Именно доллар, как считают зарубежные экономисты, и начал, по сути, объединение Европы.

В 1947 году, по плану Джорджа Маршалла, Европе была предложена помощь на 4 года – примерно 13 миллиардов долларов. Сумму эту европейцы должны были разделить сами, так, для "дележа" американских денег и была создана Организация европейского экономического сотрудничества, которая постепенно трансформировалась в Совет Европы с постоянным пребыванием в Страсбурге. В 1957 году, Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия и Люксембург сформировали Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), или Общий рынок. В 1978 году была создана европейская валютная система (ЕВС) с денежной единицей экю (EuropeanCurrencyUnit) для межгосударственных расчетов. Со временем в ЕЭС добавились Дания, Ирландия, Великобритания, Греция, Австрия, Испания, Португалия и Швеция. Эти страны, согласно Маастистрихтскому договору, объединились в Европейский союз.

Так все начиналось. Но если вы думаете, что идея о евро пришла в голову с бухты-барахты, то вы ошибаетесь, и, причем очень сильно. Ведь переход на евро в конце 90-х годов был далеко не первой попыткой Европы ввести единую денежную единицу. Впервые к реализации подобного проекта европейцы подошли к концу 60-х. Для подготовки конкретного плана действий по созданию экономического и валютного союза была создана рабочая группа из числа высокопоставленных представителей государств – членов ЕЭС (в те годы Европейское экономическое сообщество еще не стало Европейским союзом) под руководством Пьера Вернера, премьер-министра Люксембурга.

Уже в октябре 1970 года группа представила свои предложения. Предполагалось, что к 1980 году граждане 6 стран Европы будут жить в условиях полного экономического и валютного союза (ЭВС). А в марте 1971 года Совет министров экономики и финансов ЕЭС (Экофин) высказал свое принципиальное согласие с идеей движения к экономическому валютному союзу. Вместе с тем решение было половинчатым: министры договорились лишь об осуществлении первого этапа (сокращение лимитов колебаний валютных курсов). Что касалось последующих этапов – усиления координации их экономической, в частности установления общих ориентиров в бюджетной сфере национальных государств, то их обсуждение было отложено на будущее.

Однако "плану Вернера" не суждено было реализоваться в срок. Его ахиллесовой пятой была уверенность в стабильности доллара США. Поэтому когда в августе 1971 года правительство США отменило золотой стандарт своей валюты, а в декабре того же года разрешенные МВФ пределы колебаний валют в отношении доллара были увеличены до 2,25%, это сразу же выбило почву из-под ног сторонников ЭВС.

Вторая попытка перейти на единую денежную единицу была предпринята только в начале 90-х годов. Но и она оказалась безуспешной – свою роль сыграла бомба замедленного действия, заложенная европейским Экофином еще в 1971 году, когда министры договорились в качестве переходных мер ограничится только сокращением лимитов колебаний валютных курсов, отложив согласование экономической политики на потом. Результат хорошо известен. Группа международных спекулянтов во главе с Джорджом Соросом, воспользовавшись рассогласованием фаз экономического роста в разных странах ЕС, выбила из европейского обменного механизма британский фунт. И отложила тем самым переход на единую европейскую валюту ещё почти на 10 лет.

Как выглядит евро?

На одной стороне экю французского варианта (славе) указано, что номинал серебряной монеты в 15 экю соответствует 100 французским франкам. На другой стороне изображение императора Карла Великого.

В 1978 году при создании

Европейской валютной системы

(ЕВС) была принята единая

денежная европейская единица

экю, предназначенная для межгосударственных расчетов. Хотя население не пользовалось экю, тем не менее, были выпущены монеты с учетом национальных особенностей.

В мае 1998 года монетный двор возле французского города Бордо первым на континенте начал чеканить общеевропейские монеты. Шесть

лет потребовалось, чтобы решить, как эти монеты будут называться и выглядеть, а также из какого металла их следует делать. Сначала предполагалось назвать единые деньги "экю", по образцу валюты, которая десять лет прослужила для внутренних расчетов между общеевропейскими организациями. Но в Германии название не было принято, поскольку на немецкий слух слова "айн экю" (одно экю) походят на "айне ку", или "одна корова". Тогда появились варианты "дукат" и "флорин", которые тоже были отвергнуты. Очередное обсуждение грозило затянуться, между тем приближалось время обеда, и испанский премьер-министр уже не в первый раз предложил название "евро". Собравшиеся главы правительства произнесли это слово на своих языках (ойро – по-немецки, юро – по-французски, эуро – по-испански и по-итальянски…), и название было утверждено.

Выбор металла для монет тоже проходил не гладко. Сначала решили использовать красивый и устойчивый никель, который идет для монет во всем мире, кроме Швеции, где считается, что он вызывает аллергию на коже. Потому мелкие монеты евровалюты, достоинством 1, 2 и 5 центов (в 1 евро – 100 центов) с учетом пожеланий Швеции, хотя она пока не перешла на евро, вовсе не будут содержать никель, их изготовят из стали, покрытой слоем меди; на 10-, 20- и 50-центовые монеты пойдет недавно изобретенное в Финляндии так называемое "нордическое золото" – сплав из меди с добавками цинка, алюминия и олова.

Лишь 1 и 2 евро будут содержать никель, но большую его часть для безопасности упрячут, по предложению немецкой фирмы "Крупп", между слоями медного сплава. Монеты делают по французской технологии, двухцветными: желтое кольцо вокруг желтого центра – у одноевровой монеты и наоборот – серебристое кольцо вокруг желтого центра у двух евро. Изготавливать такие монеты непросто, но считается, что слои и кольца затрудняют подделки.

Первоначально Европейский совет решил,

что монеты разных стран будут выглядеть

одинаково. Однако национальные правительства

отвергли это решение, опасаясь отрицательной

реакции своих граждан. Так что у евромонет в

каждой стране будет своя сторона. Оборотная же

сторона станет одинакова для всех стран, но

разная в зависимости от номинала. Это очертания Европы на глобусе либо карта континента с национальными границами, наконец, карта объединенной Европы. Таким образом, с 2002 года 88 разных монет (8 номиналов по 11 странам) начнут курсировать по Европейскому континенту.

До конца 2001 года только французский монетный двор выпустит 7,6 миллиарда металлических евро, общим весом около 30 000 тонн, требующих для своего хранения около гектара складской площади. Монетный двор, выполняя заказ, поднял свою производительность втрое.

Бумажные купюры, которые по распоряжению Евробанка будут выпускать национальные банки, сначала предполагали украсить портретами великих людей разных стран. Потом появилось предложение поместить на банкнотах образцы архитектуры разных эпох. Однако купюры с национальной символикой породили бы серьезные проблемы с денежным оборотом. К примеру, жители Севера Европы обычно летом едут на курорты Среднеземноморья, обратный же поток южноевропейцев на север невелик. Тогда на юге, скажем, в Испании, начнут скапливаться "северные" деньги, которые бы пришлось отделять от испанских купюр и отсылать в банки Северной Европы. Чтобы избежать такой путаницы, решили, что бумажные еврокупюры будут выглядеть одинаково, без национальных символов.

Всего понадобиться около 70 миллиардов новых монет и 16 миллиардов банкнот. Когда же европейцы начнут с 1 января 2002 года менять свои деньги на евро, придется собирать около 140 тысяч тонн металлических монет и, переплавив, продавать их на мировом рынке постепенно, чтобы не упали резко цены

Мотивы рисунков на каждой из семи бумажных еврокупюр одинаковы: на лицевой стороне – окно либо арка, символизирующие открытость миру, на оборотной – мост, олицетворяющий движение в будущее и связь между странами. Рисунки изображают не какое-то реальное сооружение или здание – они отражают общеевропейское наследие без какой-либо национальной специфики.

монетных сплавов.

Хотя с начала 1999 года финансовый рынок переключился на евро, зафиксированный на уровне экю, и в европейской валюте выполняются сделки между банками, реальные монеты и банкноты окажутся в руках людей только через три года. Но и это короткий срок, как мне кажется… Слишком уж много проблем надо решать. Только представьте, снабдить все банкоматы новой программой, рассчитанной на евро. И это только капля в море. В магазинах, например, придется использовать либо две кассы, либо модернизировать кассовые аппараты. Такая двойная жизнь продлиться, согласно Маастрихтскому договору полгода, до 30 июня 2002 года (после этого национальную валюту можно будет обменять только в центральных банках).

Управление и стабилизация зоны евро. Как она происходит.

Страж единой валюты – Европейский центральный банк (ЕЦБ), организованный в значительной мере по образцу Германского федерального банка. Страны, принявшие евро, передают в общее распоряжение часть своего золотого и валютного запаса, примерно на 40 миллиардов евро.

Евроепйский центральный банк находится в немецком городе Франкфурт-на-Майне и размещается в здании "Евробашни", построенном несколько лет назад по проекту известного архитектора Нормана Фостера.

Евробанком руководит Совет в составе президента – голландца Ван Дуйзенберга, назначенного на восьмилетний срок, вице-президента – француза Кристиана Нойера и четырех членов правления, представляющих

Германию, Финляндию, Испанию и Италию. Кроме того, в составе Совета – президенты всех центральных банков стран, принявших евро.

Центральный банк наделен широкими полномочиями и настолько самостоятелен, что, например, имеет право не принимать каких-либо указаний от Европейского союза или от национальных органов власти.

Если прежде правительство в какой-либо стране определяло и при

необходимости меняло границы инфляции,

Глава Европейского центрального банка Вим Дуйзенберг.

регулируя приток бумажных денег, то теперь Евробанк с

исключительным правом печатать и выпускать в обращение банкноты, будет устанавливать пределы инфляции в той или иной стране, добиваясь их соблюдения, если даже там пострадают производство и занятость. Невиданная самостоятельность Европейского центрального банка объясняется тем, что этому финансовому учреждению придется вести денежную политику одновременно в 11 странах с разной экономической ситуацией. Например, сейчас в Германии и во Франции мотор конъюнктуры работает на сдержанных оборотах, а Финляндия и Испания испытывают мощный хозяйственный рост. Центральный европейский банк, защищенный от воздействия любого правительства, как спокойный, уверенный и надежный отец, будет заниматься главным – сдерживать инфляцию, регулируя количество денег во всех 11 странах. Как же это происходит? Попытаюсь привести здесь примерную картину.

Структурные звенья ЕСЦБ как независимые институты осуществляют надзор за тем, чтобы ни правительства, ни институты и органы Сообщества не получали привилегированного доступа к кредитным ресурсам. На ЕЦБ возложена функция контроля за приобретением национальными центральными банками долговых инструментов государственного сектора на вторичном рынке – с тем, чтобы подобные операции не использовались в обход законодательных норм, запрещающих прямое кредитование государственных и межгосударственных институтов со стороны эмиссионного центра, и обеспечивалась возможность нейтрализации такого важнейшего фактора инфляции, как влияние неустойчивости государственных финансов на денежное обращение. По данным ЕЦБ, в 1998 году участники Евросистемы и государства-члены ЕС не нарушали установленных законом ограничений, что позволило обеспечить благоприятные условия для поддержания устойчивости цен.

В октябре 1998 года Совет управляющих ЕЦБ уточнил главную цель денежно-кредитной политики Евросисмы, указав, что понятие "стабильность цен" предусматривает возможность роста гармонизированного индекса цен на потребительские товары до 2% в год, одновременно определив и его структуру применительно к потребительским товарам и услугам:

Совокупный индекс 100
Товары 65,4
В том числе:
Продукты питания 22,9
Из них:
Обработанные 13,5
Необработанные 9,4
Промышленные товары 42,5
Из них:
Неэнергетические промышленные товары 33,7
Энергия 8,8
Услуги 34,6

Табл.1: Структура гармонизированного индекса цен на потребительские товары в зоне евро, %.

Концепция антиинфляционной политики ЕЦБ основана на том, что изменения уровня цен в среднесрочном и долгосрочном планах – денежный феномен и что информация о количестве денег в обороте позволяет делать выводы о направлении движения цен в будущем, т.е. является компасом при проведении денежной политики. В системе показателей – денежных, финансовых, общеэкономических, - которые анализирует ЕЦБ для выработки конкретных мер, ключевая роль принадлежит первым. Избранные денежные агрегаты для зоны должны обладать и такими качествами, как наглядность и возможность проверки.

В соответствии с международной практикой в Евросистеме определены следующие денежные агрегаты для зоны евро: m1 – деньги в узком смысле (включает банкноты и монеты, а также остатки средств на счетах, которые могу быть немедленно обращены в наличную форму или использованы для безналичных расчетов – депозиты "овернайт"); m2 – промежуточный агрегат (включат m1, а также депозиты на сроки до двух лет и депозиты до трех месяцев, возвращаемые клиенту по уведомлению); m3 – деньги в широком смысле (включает m2, акции фондов денежного рынка, ценные бумаги, долговые ценные бумаги сроком до двух лет, а также накопленную стоимость неисполненных соглашений об обратном выкупе).

Совет управляющих ЕЦБ принял решение, что агрегат m3 является основным при выработке денежно-кредитной политики Евросистемы, ибо именно его изменения при нормальных условиях (по оценке специалистов ЕЦБ) оказывают решающее влияние на динамику потребительских цен в среднесрочной перспективе. Основная же цель состоит в том, чтобы в случае отклонений тщательно анализировать их причины и своевременно разрабатывать меры по обеспечению главной цели – достижения стабильности цен.

Помимо анализа динамики агрегата m3 важную роль в стратегии Евросистемы играет оценка широкого круга экономических показателей – показателей развития реального сектора, заработной платы, основных финансовых параметров, валютного курса, курсов доходности акций и других ценных бумаг, результатов обследований по вопросам цен и издержек, а также доверия в деловом и потребительском секторах. Евросистема принимает во внимание также предлагаемые международными организациями и другими государственными и частными институтами прогнозы инфляции, используя их при разработке соответствующих внутренних прогнозов применительно к зоне евро.

Для реализации основной цели денежно-кредитной политики Евросистемы помимо вышеуказанных используются и такие инструменты, как операции на открытом рынке, депозитно-ссудные сделки, установление минимальных резервных требований для кредитных институтов. Основной объект регулирования при проведении этих операций – ликвидность кредитных учреждений, которая непосредственно влияет на спрос и предложение денег в экономике, тем самым существенно воздействуя на темпы инфляции. К операциям Евросистемы допускаются кредитные учреждения, отвечающие следующим квалификационным требованиям: устойчивость, эффективное управление, широкие операционные возможности. Всего в список кредитных институтов входят более 8 тысяч кредитных организаций зоны евро, из них 4 тыс. имеют доступ к дипозитно-ссудным операциям Евросистемы, а около 3 тыс. участвуют в операциях по рефинансированию.

Сделки на открытом рынке включают "основные" и "долгосрочные" операции по рефинансированию. Их условия также важнейший сигнал о направлении денежно-кредитной политики, подаваемый Евросистемой участникам денежного рынка. В дополнение к вышеупомянутым операциям по рефинансированию Евросистема может осуществлять операции по "настройке" денежного рынка (путем проведения дополнительных обратных сделок, продажи и покупки активов на условиях простых форвардных сделок), а также принимать вклады и проводить валютные операции своп. Подобные действия применяются, в основном, для смягчения неожиданных колебаний ликвидности на денежном рынке.

В арсенале инструментов у Евросистемы есть также "структурные операции" – с более длительным временным горизонтом, они включают обратные сделки, покупку и продажу активов на условиях простого форварда, а также выпуск долговых сертификатов ЕЦБ (однако по решению последнего от такого выпуска пока отказались).

При проведении антиинфляционной политики Евросистема опирается и на такой инструмент, как минимальные резервные требования к кредитным учреждениям….

Я не буду продолжать, а то это займет много места. Одним словом, введение новой валюты не проводилось на то, чтобы наобум, но был применен в действие довольно сложный механизм, описывать который в данной работе полностью я не берусь. И так уже довольно много листов исписано, а я даже и не приступил к раскрытию основной темы. Но мало того. Я не смогу подойти к ней и сейчас. Ведь для лучшего понимания, да и вообще для понимания перспектив; для прогнозирования чего-либо необходимо быть в курсе ожиданий. Чего же все-таки ждали от появления новой валюты. Поэтому основную часть своей работы я начну так:

Перспективы.

"Бывшие" перспективы. Что от евро ждали.

Основоположник концепции оптимальных валютных зон был один из наиболее известных ранних монетаристов Р. Манделл[2] , по его мнению, преимущества валютной зоны, в особенности такого ее варианта, как переход к единой валюте, сводятся к двум моментам:

1) ликвидации транссакционных издержек и

2) повышению эффективности денег при выполнении ими функций средства обращения и единицы измерения.

Издержки определяются теми потерями, которые возникают в результате ослабления механизма краткосрочного регулирования. Для того чтобы придать этим потерям квантифицированную форму, Р. Манделл свел их к внешним шокам, отражающимся на уровне цен, и коэффициентам гибкости цен. В результате, он установил, что обменный курс является незаменимым орудием восстановления равновесия, если:

· страны подвержены асимметричным шокам, требующим взаимного приведения в соответствие сравнительных цен товаров, которые производятся в этих странах;

· внутренние цены не являются полностью гибкими и, следовательно, не приспосабливаются к шокам немедленно;

· внутренние цены не индексируются немедленно в связи с колебаниями обменного курса, или, иными словами, изменение сравнительных цен в результате изменения обменного курса не нейтрализуются немедленно движением внутренних цен;

· другие механизмы приспособления, такие, как мобильность факторов производства или фискальный федерализм, отсутствуют или играют незначительную роль;

· приспособление через механизм обменных курсов дешевле, чем приспособление при помощи других механизмов.

В поле зрения Р.Манделла оказались далеко не все факторы, влияющие на валютные курсы и платежные балансы.

Так, в частности, О.Бланшар и Д.Куа проводят различие между шоками со стороны спроса и шоками со стороны предложения[3] .

Первая разновидность шоков включает экономические потрясения, которые не оказывают долговременного воздействия на уровень производства, вторая – оказывающие такое долговременное воздействие. Другим источником асимметричных шоков является региональная специализация, когда отдельные отрасли могут занимать в экономике тех или иных стран значительно более весомое место, чем в других. По данным А.Стокмана, исследовавшего соотношение национальных и отраслевых шоков в семи европейских странах, они соотносятся друг к другу примерно поровну[4] . Отраслевые шоки, как правило, являются шокам со стороны предложения, а национальные – шоками со стороны спроса. В одной из самых последних моделей (Л.Риччи) к традиционным составляющим, ведущим свое начало от Р.Манделла, добавлены:

1) денежные шоки;

2) товары, не участвующие во внешней торговле;

3) уравнения Кобба-Дугласа, отражающие предпочтения товаров и денег;

4) торговые издержки;

5) функция потерь властей;

6) номинальные негибкости.

Однако для того чтобы избежать немыслимого усложнения модели, автору пришлось пойти на ряд упрощений, которые, разумеется, снижают научную ценность анализа. «Мир» Л.Риччи – это мир двух стран, «своей» и «иностранной»; мир двух товаров, вступающих во внешнеторговый оборот; мир одного фактора производства – труда, который беспрепятственно переливается из отрасли в отрасль (капитал в рамках модели не существует в природе)[5] .

Несмотря на все недостатки, присущие колличественно-эмпиририческим моделям, это единственное орудие анализа, которым располагают западные исследователи и наблюдатели из стран с переходной экономикой, изучающие современные валютные отношения.

Вполне естественно, что проект экономического и валютного союза, затрагивающий интересы других стран, был проанализирован академическими экономистами, в первую очередь в США и Великобритании, а также специалистами, работающими в международных экономических организациях. В качестве базы ими была избрана именно концепция оптимальных валютных зон.

Подробный обзор дан высказанных точек зрения дан У.Бьюитером[6] . Отправной точкой дискуссии было, как правило, сравнение стран-участниц будущего экономического и валютного союза в Западной Европе с североамериканскими штатами. Основной акцент был сделан на сравнении степени асимметрии шоков, роли мобильности труда, мобильности капитала и использовании фискальных инструментов. Этот подход не был лишен известного смысла – во-первых, в связи со сходными размерами двух зон и, во-вторых, в связи с тем, что конечной целью ЭВС является создание единого финансового рынка, который уже давно существует в США.

Полученные эмпирические данные оказались неблагоприятными для проекта ЭВС. Было установлено, что степень корреляции шоков в различных районах Западной Европы низка, мобильность труда и капитала невелика, а потенциал приспособления к шокам через фискальную систему ЕС незначителен. Главным элементом механизма приспособления является движение сравнительных цен и внутренняя налоговая политика. Единая валюта устранит важный компонент движения сравнительных цен (обменные курсы), а политическое руководство ЭВС по-видимому, наложит ограничения на независимость внутренней налоговой политики.

Х.Эркель-Русс и Дж.Меелитц обнаружили пять источников шоков для шести западноевропейских стран. Их исследование подтвердило низкий уровень корреляции шоков в регионе. Кроме того, они изучили эффективность внутренней кредитно-денежной и налоговой политики как средства стабилизации и пришли к выводу, что налоговая политика эффективна во всех странах, за исключением Германии, а кредитно-денежная только в Германии и Великобритании. Таким образом, именно эти две страны теряют больше всех, отказываясь от этого инструмента государственной экономической политики.

Большое внимание было уделено экономическим последствиям Пакта стабильности и роста и возможностям его реализации. Различные авторы предприняли ретроспективный статический анализ циклических колебаний в странах ЕС за последние десятилетия. Наиболее объективными представляются результаты, полученные сотрудниками Международного валютного фонда. Как было установлено ими, в 1970-1995 гг. в большинстве государств – членов ЕС стандартное отклонение циклического бюджетного дефицита составляло менее 2% ВВП. В пяти случаях отклонение превысило 3%.

Согласно расчетам Международного валютного фонда, в среднем по ЕС падение производства на 1% приводит к нарушению баланса бюджета на 0,6%, причем большая часть этого эффекта приходится на год экономического спада.

Таким образом, лимиты, установленные Пактом стабильности и роста, могут быть реалистичными лишь при одном условии: если в среднесрочном плане бюджеты стран со средним коэффициентом ответной реакции будут сбалансированными, а стран с более высоким коэффициентом будут иметь превышение доходов над расходами, по крайней мере 1% ВВП. Это значит, что участники экономического и валютного союза должны будут радикально изменить свою фискальную политику. Пока в большинстве своем они весьма далеки от этого.

Правда, в руках национальных правительств остаются два других средства – регулирование заработной платы и поощрение мобильности рабочей силы.

Теоретически, понижение реальной заработной платы в отдельно взятой стране эквивалентно девальвации. В самом деле, понижение паритета национальной валюты и соответствующее повышение цен означают понижение реальной заработной платы. Тот же эффект достигается, если реальная заработная плата падает при неизменных ценах и неизменном обменном курсе. Однако это тот случай, теория резко расходится с практикой. Заработная плата (и номинальная, и реальная) гораздо более инерционна, чем цены и обменные курсы, особенно в Западной Европе. Опыт показывает, что падение спроса и вызванное им уменьшение производства ведут к увеличению безработицы, а не к падению номинальной заработной платы. Нельзя забывать и о серьезнейших социальных последствиях посягательств на жизненный уровень трудящихся. Поэтому регулирование заработной платы связано с огромными издержками и, как минимум, не практично. О.Бланшар и Л.Кацт[7] показали, что в США мобильность труда играет большую роль в приспособлении к шокам, чем гибкость цен. Это еще более усиливает опасения, что странам ЕС придется нести значительные издержки приспособления, если обменные курсы будут ликвидированы. Т.Байуми и Б.Айхенгрин[8] открыли, что в США процессы приспособления идут значительно быстрее, чем в Западной Европе, что было интерпретировано ими как еще один аргумент против отказа от механизма обменных курсов. Контраргументом является то, что в рамках Европейского Союза более значительную роль, чем в США, играет гибкость цен.Однако это не опровергает вывод о том, введение единой валюты и уничтожение механизма обменных курсов, по все вероятности, увеличат издержки приспособления к внешним шокам. Столь же неразумно было бы возлагать надежды и на то, что при ухудшении экономической конъюнктуры рабочая сила будет переливаться в районы, где существует повышенный спрос на нее. Различия языка, культуры, традиций делают почти невозможным перемещения рабочей силы из одной европейской страны в другую.

Одним из важных элементов механизма приспособления является мобильность другого фактора производства – капитала и его доступность во время кризиса. Согласно рещультатам подробного эмпирического исследования А.Аткесона и Т.Бауми,[9] мобильность капитала между регионами США выше, чем между западноевропейскими странами, где частные рынки капитала обеспечивают весьма низкую степень страхования от региональных шоков.

Наиболее авторитетное и беспристрастное суждение на этот счет принадлежит экспертам Международного валютного фонда. Экстраполирую тенденции 90-х годов, они рассчитали гипотетический базисный уровень, которого достигали бы макроэкономические показатели в странах – участниках ЭВС в начале следующего тысячелетия, если бы экономического валютного союза не существовало. Затем на основе эконометрической модели МУЛЬТИМОД были просчитаны два сценария развития этих стран в рамках ЭВС.

При первом варианте страны-участницы ЭВС осуществляют дальнейшую фискальную консолидацию и добиваются сокращения государственных расходов в среднесрочной перспективе на сумму, эквивалентную 2% ВВП. Одновременно предполагается, что им удастся повысить эффективность факторов производства на 0,5% за счет либерализации товарных рынков и введения единой валюты, а также снизить уровень безработицы на два процентных пункта (до 7%) за счет значительных реформ рынков труда.

При втором варианте страны-участницы ограничиваются строгим выполнением требований Пакта стабильности и роста, но не осуществляют никаких дальнейших структурных реформ. Полученные результаты систематизированы в табл. 2.

Последствия ЭВС для Европы и остального мира[10] .

2000 г. 2001 г. 2002г. 2003г. 2010г.
Сценарий 1. ЭВС с дополнительной фискальной консолидацией и реформой рынков труда
Члены ЭВС[11]
Реальный ВВП 0.2 0.9 1,0 1,1 2,9
Дефлятор ВВП -0,03 -0,7 -1,1 -1,4 -1,9
Долгосрочная норма процента 0,1 -0,1 -0,3 -0,4 ---
Уровень безработицы -0,2 -0,4 -0,6 -0,8 -2,0
Общий баланс государственного бюджета (в % ВВП) 0,4 0,9 11,5 2,1 0,8
Чистые доходы --- --- 0,11 0,2 -1,1
Расходы -0,4 -0,9 -1,4 -1,9 -1,9
Общий государственный долг (в % ВВП) -0,4 -1,4 -2,7 -4,5 -12,6
Торговый баланс (в млрд. долл. США) -3,5 13,8 22,8 31,6 27,9
Неевропейские страны – члены большой семерки[12]
Реальный ВВП -0,1 --- --- 0,1 0,1
Торговый баланс (в млрд. долл. США) -0,6 -16,6 -25,5 -31,5 -31,9
Другие индустриальные страны[13]
Реальный ВВП -0,1 0,1 0,1 --- 0,2
Торговый баланс (в млрд. долл. США) -1,0 -1,9 -2,6 -3,5 -1,7
Развивающиеся страны[14]
Реальный ВВП --- 0,1 0,2 0,2 0,3
Торговый баланс (в млрд. долл. США) 5,1 4,7 5,3 3,4 5,7
Сценарий 2. ЭВС без дополнительной фискальной консолидацией и без реформы рынков труда
Члены ЭВС
Реальный ВВП 0,1 -0,3 -0,6 -0,9 -2,5
Дефлятор ВВП 0,1 0,3 0,6 0,9 2,3
Долгосрочная норма процента 0,2 0,3 0,4 0,5 0,5
Уровень безработицы 0,2 0,4 0,7 0,9 2,0
Общий баланс государственного бюджета (в % ВВП) -0,2 -0,5 -0,7 -0,9 -1,3
Чистые доходы --- -0,1 -0,2 -0,3 -0,7
Расходы 0,2 0,4 0,5 0,6 0,6
Общий государственный долг (в % ВВП) 1,0 0,7 1,0 2,3 9,8
Торговый баланс (в млрд. долл. США) -1,7 22,1 31,7 38,8 67,3
Неевропейские страны – члены большой семерки
Реальный ВВП -0,1 --- --- 0,1 0,1
Торговый баланс (в млрд. долл. США) -2,6 -22,6 -29,5 -33,7 -57,5
Другие индустриальные страны
Реальный ВВП --- -0,1 --- --- 0,1
Торговый баланс (в млрд. долл. США) -0,8 -2,4 -3,1 -3,6 -6,1
Развивающиеся страны
Реальный ВВП --- --- --- -0,1 -0,2
Торговый баланс (в млрд. долл. США) 5,1 2,9 0,9 -1,5 -3,7

Таким образом… что я могу сказать? Я не человек со сколько-нибудь экономическим образованием. Но, подводя итоги, как мне кажется, большинство высказалось "за", хотя и с большим количеством оговорок. Иначе говоря, перед новой валютой зажегся "зеленый свет". Но это все мои скромные выводы. Хотя… если их размножить и видоизменить, то и получится, наверное, картина всех, кто задумывался по поводу евро на этой стороне океана. А что же Америка? Я не говорю про отдельно взятых специалистов, а в целом?

Евро и доллар.

Многие полагали, что евро создается как бы в противовес доллару США, чтобы потеснить доллар. В Америке относились к таким слухам довольно сдержанно (как впрочем и в Европе), так как понимали, к чему могут привести попытки вмешательства "в дела" Европы. Р. Дорбун, профессор Массачусетского технологического института в статье в журнале "Форейн Афферс" попытался выразить американскую позицию: "Хоть в США одобрили попытку введения новой валюты, но испытывают опасения в отношении ЭВС… Пережив все это в 60-е годы, когда курс доллара был завышенным, Соединенные Штаты никогда не были в ряду поклонников фиксированных курсов. Наблюдая за регулярно повторяющимися кризисами в Европе в 80-е годы, они еще более укрепились в своем мнении. Соединенные Штаты располагают значительной гибкостью и в области заработной платы, и в области институтов рынка рабочей силы. В этих условиях они вполне могли бы избрать режим фиксированных валютных курсов. В Европе нет ни гибкой заработной платы, ни функционирующих рынков рабочей силы, но зато уже присутствует массовая безработица. ЭВС еще более усугубит проблему – сначала на пути к своей реализации, а затем в процессе функционирования системы, которая окажется в ловушке фиксированных курсов, распространяющихся на сильно отличающиеся друг от друга страны. Если когда-либо и существовали плохая идея? то это, безусловно, идея ЭВС".[15]

По мнению некоторых американских экспертов, западноевропейские страны намеренно поощряют сохранение высокого курса доллара США, с тем, чтобы создать "задел" для будущего евро: если в последующем этапе развития курс евро по отношению к доллару будет расти, это обеспечит новой валюте большую привлекательность, причем на первом, наиболее сложном этапе ее становления.

Характер критики дает возможность сделать определенные выводы в отношении будущей политики США в отношении евро.

Маловероятно, чтобы США могла позволить себе активное противодействие утверждению новой валюты в международных валютных отношениях с использование таких инструментов, как валютный курс доллара или процентные ставки на денежном рынке США. Такого рода акции могли бы еще более усилить нестабильность, которая будет неизбежно сопровождать утверждение евро. Это, в свою очередь, может привести к разрушительным экономическим и политическим последствиям, которые ударят бумерангом по самим Соединенным Штатам. Повидимому, потребуется некоторое время для того, чтобы результаты перестройки международных валютных отношений в связи с введением евро стели достаточно определенными, лишь после этого США выработают реалистическую стратегию в отношении евро.

Ключевой проблемой первоначального этапа будет установление обоснованного обменного соотношения между евро и долларом. В самой этой проблеме заключено опасное противоречие. Участники будущего экономического и валютного союза связаны механистической процедурой установления паритета евро: курс этой принципиально новой валюты будет определяться курсами старых, исчезающих валют. Между тем появление евро, вызовет фундаментальную перестройку внутренних денежных и валютных рынков. Это обязательно должно найти отражение и в обменном курсе новой валюты по сравнению со старыми. Но эти изменения не поддаются не только количественной, но даже более менее достоверной качественной оценке. Поэтому ясно, что евро выйдет на международную арену с весьма сомнительным первоначальным валютным курсом, который должен быть апробирован и отрегулирован в конкуренции с долларом. Это означает, что с первых шагов ЭВС громоздкий механизм установления валютного курса евро подвергнется суровой проверке. Для Соединенных Штатов, напротив, особых проблем здесь не будет и в силу рыночной природы их валютной политики, и в силу отлаженного централизованного механизма реализации этой политики. В отличие от Западной Европы США способны мгновенно реагировать на внезапно возникающие валютные кризисы, что вполне отчетливо проявилось, например, в момент резкого падения курса японской йены в июне 1998 года. Проблемы новорожденного евро будут всего лишь одним из "внешних шоков", с которыми приходится сталкиваться чуть ли не каждодневно. Таким образом, в краткосрочном плане США имеют все основания не бояться появления евро.

В долгосрочном плане США рассчитывают на внутренние слабости евро, которые приведут к провалу валютного эксперимента в Западной Европе и возвращению международных валютных отношений на круги своя, разумеется, с существенным выигрышем для престижа американского доллара. Если эти надежды на оправдаются и евро выживет, то сравнительные позиции двух мегавалют будут определяться процессами реальной экономики, где, как считают заокеанские критики ЭВС, Соединенные Штаты располагают существенными преимуществами.

Россия и Евро.

Ну а что нам за дело до евро? Изменит ли что-нибудь в нашей жизни его появление?

Не будем преувеличивать значение единой западноевропейской валюты для России. Во-первых, сама Россия не очень важна для евро с учетом незначительной позиции нашей страны в международной валютной системе – у Европейского Союза есть заботы и поважнее. Во-вторых, основательная "долларизация" российской экономики, превратившая доллар США в господствующий валютный фактор делает возникновение евро относительно второстепенным делом и для России.

Однако не стоит пренебрегать теми проблемами и возможностями, которые евро несет за собой. Этот вопрос будет более удобно рассмотреть несколько раздельно, для каждой категории граждан и экономических операторов, которым предстоит столкнуться с евро.

Начнем с владельцев "кубышек", в которых по разным подсчетам находится от 20 до 30 млрд. долларов США. Им появление евро в общем-то безразлично до 2002 года, в связи с отсутствием наличности в евро, а в дальнейшем – в силу психологической инерции; в силу некого долларового фетишизма, привычки считать доллар воплощением богатства и надежности. Потребуется много времени фантастические успехи евро, чтобы заинтересовать эту чаять населения в новой валюте.

Частные вкладчики банков , по-видимому, окажутся более восприимчивы к новой валюте и ее преимуществам (тем более, если некоторые банки в силу тех или иных обстоятельств введут льготные проценты по евро). Однако этот интерес будет ограничен крупными вкладчиками. Основная масса клиентов в течение длительного времени будут продолжать вести традиционную игру с долларом и рублем, отдавая предпочтение доллару в случае падения доверия к национальной валюте.

Туристы и другие путешественники представляют собой ту группу россиян, которая может получить наибольшие выгоды от евро, но, разумеется, после появления новых банкнот и монет. Это в полной мере относится и к так называемым челнокам , которые пока по-прежнему будут возить с собой в Европу толстые пачки "зеленых", но после 1 января 2002 года следует ожидать стремительного переключения этой группы на евро, ввиду очевидных преимуществ новой валюты.

Теневая экономика , по всей вероятности, с предубеждением отнесется к евро. На первом этапе абсолютным фактором будет отсутствие наличности в евро, а в последующем будет сказываться то, что большая часть вывозимых из России капиталов оседает вне зоны евро. Вместе с тем, по мнению ряда экспертов, преступный мир в Западной Европе серьезно готовится к использованию возможностей новой валюты в своих интересах. Это может создать некоторые новые "возможности" и для их российских партнеров.

Туристические агентства, авиакомпании, пароходства, фирма грузовых автоперевозок, кампании экспресс-доставки, все организации, работающие с клиентами и партерами одновременно в нескольких западноевропейских странах , разумеется, заинтересованы в скорейшем переходе на евро в целях упрощения и удешевления расчетов. Сроки их переключения зависят от их собственной технической готовности, от готовности российской банковской системы и от стратегии, избранной их зарубежными партнерами.

Филиалы западноевропейских компаний будут следовать за своими головными организациями в определении сроков и форм перехода на евро.

Российские экспортеры в большинстве своем работают с долларом США. Это объясняется тем, что сырьевые товары, которые составляют основу российского экспорта, традиционно котируются в американской валюте. Трудно предположить, что в обозримом будущем всемирные рынки этих товаров перейдут на двойную корректировку. Другое дело – некоторые биржевые товары, где и сегодня используются отдельные западноевропейские валюты. Не исключено, что здесь будет постепенно утверждаться и евро.

Импортеры будут значительно глубже затронуты введением евро. Во-первых, следует ожидать, что уже в скором времени часть счетов по поставкам продукции будет выставляться не только в национальных валютах, но и в евро. Во-вторых, если фирма-импортер работает с несколькими западноевропейскими странами, она, естественно заинтересована в переходе на новую валюту. В-третьих, с введением евро, российские импортеры получают возможность более точно сравнивать поступающие коммерческие предложения и выбирать оптимальные варианты.

Коммерческие банки получают с введением евро новое и перспективное поле деятельности. Перевод расчетов со странами-участниками ЭВС на одну и ту же валюту при некоторых затратах даст в будущем существенную экономию и значительные удобства. Жизнь заставит банки, имеющие достаточно обширный и постоянный объем работы в Западной Европе, искать подключения к системе ТАРГЕТ или альтернативным системам расчетов в евро.

Отечественные заемщики (предприятия, местные власти, федеральное правительство) с введением евро получают доступ к более широкому кругу возможностей на западноевропейском финансовом рынке. Однако использование этих возможностей жестко обусловлено повышением их собственного кредитного рейтинга и рейтинга их страны. С учетом консерватизма и осторожности западноевропейских кредиторов в сравнении, например, с американскими, "чудес" здесь не ожидается.

Российское государство как экономический агент будет, вероятно, в наибольшей степени затронуто введением новой валюты. Дело в том, что 40 % государственного внешнего долга России деноминировано в германских марках. Существуют займы в экю и национальных валютах других стран государств – участников ЭВС. Это означает, что часть долга должна быть трансформирована в евро. Никаких проблем, правда, с пересчетом основных сумм задолжности не возникает – ЕС установил на этот счет четкие правила, иное дело – проценты. Предусмотренные соглашение проценты по кредитам базируются на национальных валютах и национальных долгосрочных процентных ставках. Проценты в евро имеют совершенно другую экономическую основу, выходящую за пределы национальной финансовой системы государства-кредитора. Поэтому эта часть межправительственных соглашений может быть уточнена в свете новых обстоятельств. Государства-кредиторы будут, по-видимому, настаивать на сохранении ранее зафиксированных условий, поскольку экономически маловероятно, что процентные ставки в евро будут выше, чем процентные ставки в национальной валюте. Российская сторона имеет основания требовать уточнения величины процентных платежей.

Центральному банку России предстоит свести воедино и гармонизировать все многообразные интересы российских граждан и организаций и выработать обоснованную национальную политику в отношении евро. С учетом стихийно сложившийся привязки российского рубля к доллару США, введение евро представляет хорошую возможность тщательно проанализировать стратегические интересы Российской Федерации в валютной сфре и просчитать различные варианты ее валютной политики. Практические проблемы, которые ставит в распорядок дня возникновение в Западной Европе единой валюты, могут стать укорителем становления современной кредитно-денежной системы в нашей стране.

Последние новости.

Первый год существования единой европейской валюты принес разочарование. Подавляющее большинство из 290 миллионов европейцев, живущих в 11 странах еврозоны, согласятся сегодня с этим утверждением. Хотя они еще мало знакомы с евро (так как банкноты и монеты еще не вышли), все уже прекрасно наслышаны о том, что евро – слабая валюта.

Когда чуть более года назад под грохот новогодних фейерверков в финансовой столице континентальной Европы Франкфурте-на-Майне была представлена новая валюта, евро стоил 1,17 доллара. Год спустя он провалился ниже долларового паритета, достигнув отметки 0,97 доллара за евро и потеряв, таким образом, более 20% своей стоимости. По отношению к подорожавшей относительно доллара иене, падение было еще более впечатляющим.

Безусловно, неважное выступление европейской валюты на международном рынке во многом обусловлено целой чередой политических потрясений, обрушившихся на Старый Свет в минувшем году. Это и война на Балканах, и нервирующее инвесторов ухудшение отношений с Россией из-за Косово и Чечни. Вряд ли способна положительно повлиять на курс новой валюты и победа в Австрии националистической партии, реально угрожающая единству ЕС.

Но охватившая Европу политическая нестабильность лишь одна из причин, предопределивших падение евровалюты. Европейцы не учли все параметры архисложного финансового предприятия. Тем не менее, делать вывод о провале евро уже сегодня, только на основании падения его курса, было бы слишком поспешно.

Несмотря на сохраняющуюся экономическую мощь Евросоюза, переход на единую валюту кардинально изменил отношение инвесторов к Старому Свету. По их мнению, риски вложения в Европу значительно возросли. Дело в том, что сегодня инвесторы рассматривают ЕС уже не как экономическую организацию, объединяющую суверенные государства, а скорее как единое государство, разделенное на пусть и сравнительно экономически самостоятельные, но все же не имеющие собственной валюты штаты, которые ещё недавно были куда более независимыми.

И хотя эта метаморфоза не до конца вошла в сознание как европейцев, так и всего остального мира и их политических партнеров, инвесторы уже работают в новой реальности. Отсюда и совершенно новое отношение к долгам европейских государств, пока еще сохраняющих политический суверенитет, - их обязательства перестают рассматриваться как долги суверенных заемщиков.

В совокупности все эти факторы достаточно долго играли против евро, особенно в сочетании с низкими по сравнению с долларом США темпами роста. Однако, даже несмотря на драматическое падение курса европейской валюты, дебютант показал себя очень неплохо по целому ряду показателей. Прежде всего, с уверенностью можно сказать, что за год успел сформироваться рынок евро. Единая валюта полностью доказала свою жизнеспособность на мировых финансовых рынках, создавая постоянную, пусть и неявную, конкуренцию доллару.

Пожалуй, наибольшим успехом стал дебют евро на рынке заимствований. Сейчас 40-45% выпускаемых на мировых рынках облигаций

номинируются в евро, оттеснив долларовые облигации на второе место. Причем котировки еврооблигаций на протяжении года росли быстрее, чем облигаций долларовых. А завоеванные на рынке долговых обязательств позиции создают хорошие предпосылки для дальнейшего увеличения роли евро в мировой финансовой системе и уменьшения веса доллара.

Этому же, как ни странно, может способствовать и значительное снижение курса евро в прошлом году. До сих пор оно происходило на фоне кажущегося фантастическим безинфляционного роста в США и достаточно умеренного подъема в Европе. Однако, если Америка и Европа "вдруг" (на самом деле и благодаря стимулирующему эффекту дешевого евро) поменяются местами на волне экономического цикла, тенденция может измениться. И тогда евровалюта действительно начнет расти. Кстати, согласно многим прогнозам, в течение этого года евро будет скорее дорожать, нежели дешеветь, а новые данные, показывающие, что экономический рост в Европе ускоряется, это только подтверждают. Опубликованный в середине января прогноз на ближайшие три месяца предсказывает ЕС экономический подъем на 3,4% - самый быстрый с тех пор, как в начале 1993 годе этот сводный индекс начали рассчитывать.

В пользу того, что маятник предпочтений инвесторов может качнуться в обратную сторону, говори многое. Консолидирующийся европейский фондовый рынок с большим потенциалом роста выглядит куда более перспективнее перегретого американского, а руководство центральных банков всего мира, хотя и воздерживается пока от перевода значительной части резервов из доллара в евро, тем не менее, пристально наблюдает за его поведением, чтобы не пропустить момент "вхождения" в эту валюту.

Согласно опросу журнала TheEconomist, проведенного среди трейдеров 40 крупнейших банков США и Европы, к декабрю 2000 года евро будет значительно дороже, чем сейчас. Средний прогноз предсказывает курс в районе 1,12 доллара за евро, а исходя из самых оптимистичных оценок он может даже восстановится до начального уровня – 1,17 доллара за евро.

Заключение.

В начале заключения, я хочу привести несколько моих соображений по поводу новой евровалюты.

Еще до написания мною данной работы, до меня доходили слухи, что война на Балканах так разогревалась именно Соединенными Штатами (и Великобританией), потому, что эти страны были менее других заинтересованы в том, чтобы становление евро как твердой валюты не состоялось. Правда Великобритания к этому имеет отношение небольшое, так как она еще и многое на новой валюте приобретает, а вот Америка – другое дело. Честно говоря, именно эти слухи во многом и побудили меня провести небольшое исследование именно на эту тему. Я хотел найти ответ на вопрос, или хотя бы намек на ответ. Но, увы…. Хотя, может быть, отнюдь даже и нет. Ведь я остался при своем мнении, что Америка ни в коем случае не проводила бы подобные действия, не имея на то достаточных оснований. Но зато когда основания (в виде назревшего конфликта, да ещё и в самой Европе – вот удача!) появились, она ринулась туда со всей присущей ей энергией самоуверенности, пользуясь возможностью еще более разжечь конфликт.

По поводу войны России и Чечни, я не думаю, что Америка приложила тут руку. По крайней мере, если и было это, то очень немного – слишком рискованно. Скорее тут была инициатором сама "Матушка" Европа повернула все себе на пользу. Это же очень удобно, исключить Россию из Совета Европы (очень обидно, что сегодня – 06.04.2000 не посмотрел вечерние новости, где описывалось голосование как раз по этому пункту). Как бы то ни было, если еще не исключили, то исключат в следующий раз. Это очень унизит наш авторитет и послужит хорошую службу становлению евро в дальнейшем – отгородили опасную соседку, не с нами она и все тут…. Как говорится, "За державу обидно…".

Ну да ладно о грустном, пришло время, наконец, заканчивать. Напоследок – мое мнение относительно новой валюты и прогнозов не ей дальнейшее будущее.

Мне кажется, что евро очень перспективное начинание. Может быть, я покажусь слишком оптимистичным в своих видениях, но, по-моему, евро вскоре должно основательно потеснить доллар на его позициях на мировом рынке. Может быть и не по всем пунктам, но по большинству. Все это случится, при условии, что Америка не затеет каких-нибудь "экстренных" мер, а она на это вполне способна, как мне кажется…. Но, будем надеется на лучшее. Я – надеюсь. На благоразумие людей надеюсь.

Список использованной литературы:

1. ВГ Шемятенков "Евро: две стороны одной монеты", М., "Экономика", 1998 год.

2. Михайлов "Евро и формирование единого рынка", журнал "Мировая экономика и международные отношения " №10 за 1999 год, стр. 34-35.

3. "Приходит евро", журнал "Наука и жизнь " № 3 за 1999 год.

4. Российский экономический журнал , № 11-12 за 1999 год.

5. А. Кошкаров, П. Быков "Заряд еврооптимизма", журнал "Эксперт " №8, 28 февраля 2000 года, стр. 20-23.


[1] Три из 15 стран участников Союза (Великобритания, Дания и Швеция) пока воздерживаются от использования новых денег. Греция не выдержала отборочные условия.

[2] Mundell R.A. "A Theory of Optimum Currency Area", American Economic Review, vol.51, 1961.

[3] Blanchard, Oliver and Danny Quah. "The Dynamic Effects of Aggregate Demand and Supply Disturbances". American Economic Review, vol. 79, September 1989. P. 655-673/

[4] Stockman, Alan. "Sectoral and National Aggregate Disturbances to Industrial Output in Seven European Countries". Journal of Monetary Economics, vol. 21, March-May 1988. P. 387-409.

[5] Ricci, Luca A. A model of an Optimum Currency Area. International Monetary Fund, IMF Working Paper No. 76, Washington D.C., June 1997.

[6] Buiter W.H. Macroeconomic Policy During a Transition to Monetary Union. CEPR Discussion Paper No. 1222, London, 1995.

[7] Blanchard O.J. and L. Katz. "Regional Evolutions", Brooking Papers on Economic Activity, Washington, 1992.

[8] Bayoumi T. and Barry J. Eichengreen. Op. cit.

[9] Atkeson A. and Tamim Bayoumi. "Do Private Capital Markets Insure Regional Risk? Evidence from the Unitet States and Europe", Open Economies Review, vol. 4, 1993.

[10] Базисный уровень основан на текущем банке денных Уорлд Экономик Аутлук (данные на 1998 год), с шоками, начинающимися в 2000 году. В обоих сценариях предполагается выполнение требований Пакта стабильности и роста

[11] Предполагается, что все члены нынешнего ЕС принимают участие в ЭВС с самого начала.

[12] Соединенные Штаты, Канада и Япония.

[13] Австралия, Новая Зеландия, Норвегия и Швейцария.

[14] Весь остальной мир, исключая страны с переходной экономикой.

[15] Dornbush, Rudi. Euro Fantasies. Foreign Affairs, September-October 1996. P. 123 – 124/

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему