Да не оскудеет рука дающего...

Введение

Отечественная история продолжает хранить немало так называемых “белых пятен”, малоизвестных страниц, которые долгие годы для исследователей были просто недоступны. Так, например, по существу только начинает изучаться в настоящее время история российской благотворительности, представляющей крупное общественное явление.

Благотворительная деятельность в России имеет свои исторические корни и традиции, которые восходят к Древней Руси. На протяжении столетий ее содержание и формы существенно менялись. Впервые этот термин в научной литературе встречается у Н.М.Карамзина. Однако активное его использование осуществляется во второй половине XIX столетия, когда развивается теоретическая мысль в области социальной поддержки и защиты беднейшего населения. Под благотворительностью понимали проявление сострадания к ближнему, негосударственную форму помощи нуждающимся. В ХХ веке до 90-х годов данное понятие интерпретируется в отечественной научной литературе как форма классового манипулирования общественным сознанием в капиталистическом обществе[1]. Сегодня под благотворительностью понимается некоммерческая деятельность, направленная на оказание помощи нуждающимся[2].

В настоящее время в русле происходящего в нашем обществе пересмотра отношения к общечеловеческим ценностям наблюдается возрождение некогда забытых понятий, традиций, видов деятельности, среди которых, без сомнения, может быть названа благотворительность.

Вместе с тем, актуальность темы связана и с теми изменениями, кризисными явлениями, происходящими в российском обществе и обусловленными историческим переломом, переходом от старых социальных отношений к новым. Этот процесс проходит особо болезненно для мало- или неимущей части российских граждан, т.к. в стране отсутствует необходимая система социальной защиты населения и им не оказывается вовремя и адресно направленная поддержка. А условия, необходимые для формирования многофункциональной  социальной политики, пока еще не сложились в стране[3]. Прогрессирующая нищета, небывалое социальное расслоение, затронувшее все социальные группы и слои российского общества, утрата многих мировоззренческих и нравственных жизненных ориентиров, размытость исторического сознания – характерные черты сегодняшнего дня.

В концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента 17 декабря 1997 г., особо подчеркивается, что еще недостаточно устойчивы позитивные тенденции во внутреннем развитии государства и общества, и увеличение удельного веса населения, живущего за чертой бедности, расслоение общества на узкий круг богатых и преобладающую массу малообеспеченных граждан, усиление социальной напряженности, как следствие кризисного состояния экономики, несет угрозу безопасности России в социальной сфере[4].

В этих условиях потребность в изучении и научной разработке отдельных пластов и явлений социальной истории России приобретает особую значимость. Знание исторического опыта, как положительного, так и негативного, дает возможность избежать ошибок и, наряду с действием других важнейших факторов, обеспечить достойное развитие современной России. С этим мнением современного исследователя Т.Е.Покотиловой трудно не согласиться[5]. Таким образом, интерес исследователей в настоящее время к изучению опыта прошлого, традиций российской благотворительности, ее социально-политических аспектов, в частности, вполне закономерен.

На наш взгляд, благотворительность, ставшая в России именно в эпоху капитализма общественным явлением, вместе с тем являлась частью политической идеологии российского государства того периода. В общественную психологию внедрялась идея тесной связи монарха со своим народом, культивировалась мысль о безграничной монаршей милости, укреплялось сознание, что “лишь бы до царя дойти, у него каждый найдет и правду, и покровительство”. Именно на уровне государственной политики осуществлялась благотворительность. Властью инициировались и режиссировались всевозможные благотворительные акции, “адресные” кампании и т.п., можно сказать даже, что формировался культ благотворительности.  Не случайно благотворительность в дореволюционной России была делом престижным. Сначала дворянская аристократия – крупные землевладельцы, а позднее промышленники, купцы, просто зажиточные люди, вкладывая капитал в благотворительные дела, стремились зарекомендовать себя в глазах общественности. Благотворительность считалась признаком хорошего тона. Для того, чтобы завоевать определенные позиции в тогдашней общественной и государственной иерархии, недостаточно было быть богатым, нужно было совершать общественно полезные поступки. И они совершались в массовом масштабе. Пример подавали члены императорской семьи, учреждавшие благотворительные общества, вносившие при этом на их нужды значительные капиталы и опекавшие их. Социальный состав благотворителей менялся в соответствии с социально-экономическим развитием страны. Формы социальной помощи были многообразными, они отражали многоукладность тогдашнего общества. Но в каком бы виде благотворительность ни проявлялась, материальную основу ее в большинстве случаев составляли частные пожертвования[6].

Исторический анализ социально-политических аспектов благотворительности в России в конце XIX – начале ХХ веков поможет глубже понять ее внутреннюю сущность, взаимосвязь социальных, экономических, политических, идеологических, правовых и ментальных начал ее развития. Объективно воссозданная картина благотворения в губерниях Центрального Черноземья, как одного из крупнейших российских регионов, дает богатейший материал для анализа и преломления на практике в нашей сегодняшней жизни многих полезных начинаний того времени. В условиях рыночной рациональности и расчетливости ориентация общественного сознания на феномены безвозмездной благотворительности позволяет также актуализировать проблематику духовно-нравственной составляющей социального развития. Наше общество, особо нуждается сейчас в превращении нравственного воспитания в практическую школу благонравия.

Об актуальности темы свидетельствует также анализ состояния ее разработки. В дореволюционный период вопросам общественного призрения и благотворительности уделялось достаточно большое внимание, о чем свидетельствуют библиографические издания, называющие многочисленные публикации, относящиеся ко второй половине XIX в.[7]. По подсчетам современных исследователей по вопросам благотворительности в дореволюционный период были опубликованы 323 работы (без учета периодики)[8]. Причем  некоторые издания являлись многотомными, а одно из них, “состоящее под высочайшим их императорского величества и покровительством Ведомство детских приютов и его задачи”, выходившее в С.-Петербурге в 1897-1911 гг. состояло из 34 частей. Общие проблемы благотворительности освещены в работах таких дореволюционных авторов как Н.Я.Воскобойников, Георгиевский, В.И.Ильинский, Н.Н.Кафтанов, А.Якоби, Н.А.Никольский и др.[9]. Их отличает очерковый, фрагментарный характер повествования. Вместе с тем, они дают представление об отдельных аспектах истории благотворительности в России, о призрении бедных и неимущих. Среди работ общего характера необходимо выделить книгу “Общественное и частное призрение в России”[10]. Она представляет собой сборник очерков о постановке дела призрения в России, выход которого был приурочен к проходившему в Милане IV Международному конгрессу  по общественному и частному призрению. Из большого числа статей по разнообразной тематике выделим “Очерк истории развития и современного положения общественного призрения” Е.Д.Максимова. Он подчеркивал, что государственное призрение появилось в России с появлением государства, характеризовал принципы государственного призрения, считая, что государственная  благотворительность берет свое начало с XVIII в. , т.е. с правления Петра I. Статья Максимова насыщена богатым фактическим, цифровым материалом. Отметим, что многочисленные работы Е.Д.Максимова[11], раскрывающие различные стороны истории российской благотворительности, внесли значительный вклад в историографию проблемы. Ни один современный исследователь, занимающийся вопросами благотворительности, не может обойтись без его трудов, отличающихся глубиной, аргументированностью в изложении материалы, серьезностью и основательностью. Охарактеризуем некоторые из них, использованные нами в настоящей работе.  В статье Е.Д.Максимова “Практическая и законодательная постановка мер общественного призрения”[12] затрагиваются вопросы реализации земствами благотворительных целей и задач. Причем автор, анализируя действовавшее российское законодательство об общественном призрении, пришел к неутешительному выводу о том, что законодательство мало соответствовало требованиям жизни и не могло удовлетворить российское общество. В статье приведен конкретный статистический материал об общественном призрении в России в середине 90-х годов XIX в., о количестве нуждавшихся в призрении из различных сословий, о взаимосвязи нищенства и преступности. Ценным для нас является и характеристика общественного призрения в России в конце XIX в., его направлений, анализ духовных форм общественного призрения по губерниям. Вместе с тем, в статье впервые предпринята попытка в историческом аспекте проанализировать российское законодательство по общественному призрению. Эти проблемы и до сегодняшнего дня остаются недостаточно исследованными, и статья Е.Д.Максимова – своеобразный вектор, ориентир для нынешних историков, занимающийся изучением социально-политических аспектов благотворительности в России.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.