Евро

Создание экономического и валютного союза,предусмотренно Маастрихтским договором, принятым в феврале 1992, является новым этапом на пути экономической интеграции.

Решение представляется окончательным, что, однако не завершило дебаты, развернувшиеся как во Франции, так и в других странах – участницах. Некоторые думают, что процедура слишком “тяжеловесна”. Другие напротив, не ставят под вопрос дату создания евро , но требуют, чтобы европейская интеграция не ограничилась этим этапом.

В целом, никто не ставит под сомнение цели общей валюты: создание обширной зоны стабильности и облегчение обменов.

В середине октября 1994 года главы государств и представительств 15-и стран ЕС разработали общий сценарий мер введения единой единой валюты евро . Так, в1998 году Европейский Совет решил, какие из государств – членов отвечают условиям, установленным для принятия евро (то есть соответствуют критериям общности, установленным Маастрихтским соглашением:

1. Уровень инфляции должен быть на 1,5% ниже среднего уровня трех стран – членов с наиболее низким уровнем инфляции.

2. Государственная задолженность должна составлять менее 60% от валового национального продукта.

3. Государственный дефицит должен составлять менее 3% от валового национального продукта.

4. На протяжении по меньшей мере двух лет должны соблюдаться маржи валютной флуктуации, предусмотренные механизмом внутриевропейского валютного обмена, без девальвации по отношению к валюте других стран-членов.

5. Долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на две еденицы средний показатель для трех стран с наиболее низким уровнем инфляции.) .

(см. таблицу №1)

С 1 января 1999 года курс конверсии волют будет окончательно установлен. С этого времени многие крупные операции будут осуществляться в евро : валютная политика, обменная политика, эмиссия государственных облигаций.

Частные лица будут в течение еще нескольких лет после 1 января 1999 года вести расчеты в национальной валюте. Это, очевидно, продлиться до 2002 года, когда евро будет повсеместно пущен в оборот.

Вот уже семь лет страны ЕС возводят Экономический и валютный союз (ЭВС), в результате которого должны появиться единые европейские деньги евро . За это время были сняты почти все барьеры на пути движения капиталов внутри Евросоюза, учрежден Европейский валютный институт - прообраз Европейского центрального банка, разработан график введения единой валюты. Чем ближе 1 января 1999 года, объявленная дата появления евро , тем сильнее разгораются страсти вокруг проекта, не имеющего аналогов в мировом опыте. Никто наверняка не знает, насколько создание валютного союза будет экономически целесообразным и как распределятся выгоды и издержки от его создания между различными странами, отраслями хозяйства и слоями населения. Результат затронет интересы не только самих государств Евросоюза, но и их многочисленных партнеров, равно как и конкурентов.

Некоторые выгоды, ради которых вроде бы и затеяно грядущее введение единой валюты, очевидны. Торгово-экономическое сотрудничество между странами ЕС сейчас затрудняет колебания валютных курсов. Риск, связанный с колебаниями, закладывается и в цену продукции, и в процентные ставки кредитов. Введение евро снимет эту проблему. Создание зоны единой валюты делает удобным ведение бизнеса в европейских масштабах, у фирм появится возможность расширить рынки сбыта. Потребители выиграют от снижения цен, ведь нынешний межстрановой разрыв цен на одни и те же товары резко сократится. Только уменьшение трансакционных издержек, связанных с валютообменными операциями, в одной Германии, по оценкам журнала “Саломон Брозерс”, составит 35 млрд. марок. Однако эти мотивы все же поверхностны. Истинные причины введения единой валюты ЕС связаны с глобальными процессами. Пока Европа не преодолеет экономическую раздробленность, она не сможет на равных конкурировать с США и Японией. Создание зоны единой валюты должно привести к концентрации производства и капитала, что усилит Европу в борьбе с ее геоэкономическими соперниками. Стратегически важным для выживания европейского мира экономики в ХХI веке является как расширение рынков сбыта, так и получение гарантированного доступа к ресурсам. Это делает необходимым экспансию этого мира на Восток. Создание единого валютного пространства должно послужить магнитом, который сильнее притянет к ЕС экономики Восточной Европы и бывшего СССР. Привлечение же в Европу капитала с международных рынков будет служить средством освоения пространств на Востоке. Желание сделать Европу более привлекательной для международных источников капитала является одной из фундаментальных причин создания единой европейской валюты.

Старый Свет в последние два десятилетия явно отстает от своих стратегических конкурентов по темпам роста экономики. Необходимы срочная модернизация производственной базы и структурная перестройка экономики, что просто немыслимо без мощного потока инвестиций. С другой стороны, рассчитывать на приток прямых инвестиций до коренного реформирования входящих в зону евро стран, снижения высоких по международным меркам издержек производства (прежде всего стоимости рабочей силы) вряд ли стоит.

Отсюда вытекает другая, возможно, основная идея Европейского валютного союза, ведь перестраивать экономики, делать их более конкурентоспособными в международном масштабе проще, объединив усилия. "В случае введения евро тенденция к дерегулированию национальных рынков объективно усилится, особенно это касается рынков труда, - считает старший партнер McKinsey Company Эберхард фон Ленайзен. - Ведь появится возможность вывода производства за рубеж без курсового риска. Уже сегодня мобильность трудовых ресурсов внутри ЕС в отдельных отраслях, например в строительстве, весьма велика. Дерегулирование рынка труда, которое можно считать одним из ключевых факторов в преодолении безработицы, в рамках евро произойдет гораздо быстрее и естественнее, чем это бы происходило на национальном уровне". Впрочем, эта точка зрения не единственная. Глава планового сектора Европейского валютного института Франк Мосс заявил в интервью "Эксперту": "В случае введения евро конкуренция и стимулы к реструктуризации в ряде отраслей, безусловно, возрастут, в частности это произойдет в банковском секторе. Что касается качественной перестройки рынков труда, то здесь образование валютного союза мало чем поможет -проблемы безработицы придется решать каждой стране отдельно. Ситуация осложняется тем, что только при условии кардинального реформирования, повышения гибкости и гармонизации национальных рынков труда валютный союз можно будет рассматривать как долгосрочно устойчивую конструкцию".

Отсутствие единого мнения относительно институциональных и структурных последствий введения евро , в общем-то, не случайно. Ведь первоначальный замысел отталкивался от преимуществ единого валютного пространства, лежащих в основном в финансовой сфере: снизить трансакционные издержки, избавиться от курсовых рисков, ослабить зависимость от доллара. Лишь в последние годы, когда разрыв между производительностью факторов производства США и ведущих европейских держав после двадцатилетнего снижения вновь начал расти, насчет очевидности финансовых выгод введения евровалюты высказываются все большие сомнения (впрочем, почти никогда на официальном уровне).

Анализ показывает, что переход Европы на единую валюту представляет собой не валютно-финансовый и даже не общеэкономический, а геополитический проект. Европа уже давно не скрывает, что создание ЭВС направлено на подрыв монополии США на мировую валюту. При доле США в мировой экономике и торговле, не превышающей 20%, доллар обслуживает около половины всех совершаемых международных коммерческих сделок. Есть ли у евро шансы потеснить доллар? Статус мировой валюты определяется целым рядом факторов: - экономической мощью страны и ее долей в мировой торговле; -- внешнеэкономической независимостью, слабой уязвимостью со стороны зарубежных рынков; -- стабильностью валюты; - масштабом рынков капитала и степенью их либерализации.

По численности населения, экономическому потенциалу, доле в мировой торговле ЕС является лидирующим регионом среди развитых стран. Что касается экономической независимости, Европа, возможно, уступает США, но зато заметно опережает Японию. Вопрос о стабильности будущей европейской валюты остается пока открытым. Что касается масштабов рынка капиталов, то Европа пока отстает от США, хотя разрыв все время сокращается.

В феврале 1997 года суммарная капитализация рынка акций стран ЕС составляла 4,6 трлн. долларов, то есть более половины рынка США (8,7 трлн.), существенно превосходя японский (3,1 трлн.). Показатели же экономического потенциала ЕС и США примерно одинаковы. Такое соотношение объясняется тем, что рынки акций в Европе в основном национально ориентированны. Иностранные акции, как и иностранные инвесторы, представлены на 32 европейских биржах весьма бледно. По-настоящему международный статус имеет только Лондонская фондовая биржа.

С введением евро произойдет концентрация и интернационализация европейского рынка акций и общий недостаток ликвидности будет преодолен. Быстрому росту рынка акций будет способствовать и приватизация. В ноябре 1996 года в рамках приватизации “Дойч Телеком” к продаже были предложены акции компании на 20 млрд. марок. Интерес инвесторов был настолько велик, что они были проданы за 100 млрд. марок. Только в одной Германии потенциал приватизации в ближайшей перспективе оценивается в 500 млрд. марок. Что касается рынка облигаций, здесь позиции стран - кандидатов ЭВС еще более заманчивы. По оценкам специалистов “Дойч Банк”, объем рынка облигаций, номинированных в 15 валютах стран ЕС, в конце 1995 года достиг 6,9 трлн долларов, что составляет 35,4% мировой капитализации и 78,4% уровня США.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.