регистрация / вход

Творческий путь Л.Парфенова

Содержание: …я не боролся - я работал (творческий путь Леонида Парфенова) «Азбука» Леонида Парфенова Леонид Парфенов: "Не хочу, чтобы меня считали гадом" (интервью)

Содержание:

- …я не боролся - я работал (творческий путь Леонида Парфенова)

- «Азбука» Леонида Парфенова

- Леонид Парфенов: "Не хочу, чтобы меня считали гадом" (интервью)

- Мнения о Л. Парфенове и его передаче «Намедни»

- Личное мнение

- Список использованной литературы

…Я НЕ БОРОЛСЯ - Я РАБОТАЛ (творческий путь Леонида Парфенова)

ПАРФЕНОВ Леонид Геннадьевич. Член Совета директоров и Правления ОАО "Телекомпания "НТВ", автор и ведущий программы "Намедни" (НТВ).

Родился 26 января 1960 года в г. Череповце Вологодской области.

В 1983 году окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета (ЛГУ) им. А.А. Жданова.

Публиковался в периодической центральной печати (журнал "Огонек", газеты "Правда", "Советская культура"), в газете "Вологодский комсомолец".

С 1983 года работал корреспондентом в газете "Вологодский комсомолец", затем на Вологодском областном телевидении. В 1985 году, работая на Вологодском ТВ, провел телеинтервью с опальным в то время музыкальным критиком Артемием Троицким. В интервью признавалось право рок-музыки на существование наряду с другими видами культуры. В статье писателя Василия Белова, появившейся после этого события в местной печати, статья была названа "идеологической провокацией против советского народа".

В 1986 году был одним из организаторов рок-фестиваля в Череповце.

С 1986 года работал специальным корреспондентом Главной редакции молодежных программ ЦТ Гостелерадио СССР. Работал в программах "Мир и молодежь", "Пресс-клуб". В 1987 году вместе с Андреем Разбашем создал трехсерийный документальный фильм "Дети XX съезда", вышедший на экраны ЦТ только в 1988 году. В фильме автор выступает как исследователь эпохи "оттепели" и поколения "шестидесятников. Фильм был приобретен телекомпаниями девяти стран мира (на эти деньги Парфенов купил квартиру). С 1988 года работал на "Авторском телевидении" (ATV). С 1990 по 1991 год выпускал на ATV еженедельную авторскую программу неполитических новостей "Намедни". Вместе с тележурналистом Кирой Прошутинской в 1990 году вел репортаж с первого заседания Межрегиональной депутатской группы (МДГ). Создал "блестящий", по мнению критиков, репортаж-интервью с публицистом и писателем Анатолием Стреляным.

В 1992-1993 гг. по заказу Института изучения бывшего СССР и радиостанции "Свобода" создал в рамках проекта "Президенты СНГ: попытки создания имиджа" на ТО "Итоги" цикл передач "Портрет на фоне". Были созданы телепортреты лидера грузинского военизированного формирования "Мхедриони" Джабы Иоселиани, вице-президента РФ Александра Руцкого, президентов государств СНГ Н. Назарбаева, А. Акаева, председателя парламента Латвии А. Горбунова, председателя РСПП РФ А.Вольского. В 1993 году создал цикл телепортретов эпохи 1990-х гг. (Аллы Пугачевой, Бориса Гребенщикова, Муслима Магомаева и Богдана Титомира). В ответ на упреки в отсутствии в программе собственной позиции Парфенов заявил: "Я считаю высшей похвалой, если меня спрашивают: а как вы сами относитесь к Руцкому? Это значит, что за сорок минут я ни разу нигде не проговорился... Программа называется "Портрет на фоне" - портрет героя, а не мой" (1).

В 1992 году вместе с Константином Эрнстом и Игорем Угольниковым создал продюсерскую фирму "Мастер-ТВ" для производства программ "Портрет на фоне", "Оба-на" и "Матадор". Однако в 1993 году фирма прекратила свое существование. По мнению Эрнста и Парфенова, это произошло из-за финансовых злоупотреблений директора фирмы Светланы Поповой.

С ноября 1993 года работал в штате коммерческой телекомпании "НТВ" (ТОО "Телекомпания "НТВ"). Свой переход в штат новой телекомпании Парфенов объяснил не столько политическими, сколько экономическими мотивами: "... Меня никто в "Останкино" не угнетал, но сегодня, в той экономической и политической ситуации, в которой находится "Останкино", выбирать не приходится" (2).

С октября 1995 года вместе с Евгением Киселевым ("Итоги") и др. ведет информационное ток-шоу "Герой дня".

В 1997 году становится автором и ведущим еженедельной публицистической программы телекомпании "НТВ" "Намедни - 1961-1991. Наша эра" - своеобразной энциклопедии эпохи советских лет (первый выход программы в эфир - 1 марта 1997 года). Выход программы продолжался до апреля 1997 года, затем после продолжительного перерыва был возобновлен в декабре 1997 года.

18 апреля 1997 года на Совете партнеров телекомпании "НТВ" был утвержден Главным продюсером ОАО "Телекомпания "НТВ".

С декабря 1997 года - член Совета директоров ОАО "Телекомпания "НТВ".

Соавтор сценария (вместе с Константином Эрнстом) новогодних шоу 31 декабря - 1 января 1996 и 1997 гг. на I канале ОРТ "Старые песни о главном" и "Старые песни о главном - II". Автор сценария новогодней программы "НТВ - Новогоднее телевидение".

В 1998-1999 гг. стал автором сценариев, ведущим и продюсером документальных сериалов "Семнадцать мгновений весны", "Жизнь Солженицына", "Место встречи. 20 лет спустя", созданных компанией DIXI.

В марте 1999 года был освобожден от должности генерального продюсера ТК "НТВ". По словам генерального директора "НТВ" О. Добродеева, Парфенов должен был заниматься созданием на телеканале "НТВ" собственных телепроектов (программа "Намедни" и др.).

Был автором документального фильма "Пушкин", цикла программ "История Российской империи" на канале "НТВ".

С января 2001 года - ведущий рубрики "Особый взгляд" в программе Евгения Киселева "Итоги" (НТВ).

3 апреля 2001 года на общем собрании акционеров ОАО "Телекомпания "НТВ", созванного по инициативе ОАО "Газпром-Медиа", был избран в состав Совета директоров ОАО "Телекомпания "НТВ ". Однако в тот же день он отказался участвовать в заседаниях этого управленческого органа.

6 апреля 2001 года написал открытое письмо Евгению Киселеву, которое было опубликовано на следующий день газетой "Коммерсантъ". В нем говориться следующее:

"Женя, мне лучше обратиться письменно, к тому же я сорвал голос, споря с Максимовской еще третьего апреля.

Я не могу более находиться в положении человека, за которого принимают решения. То, как ты назначил членов согласительной комиссии, - последний раз я видел подобную процедуру при избрании членов партбюро. К твоему списку Сорокина предложила Миткову, ты ответил: "Не стоит". Впервые за восемь лет НТВ на предложение взять куда-либо этого человека отвечено отказом, да еще и в присутствии Тани. Ребята -корреспонденты стерпели, и, значит, нет шансов дождаться их скорого повзросления. У меня не остается другого выхода.

Мне даже не интересно, по приказу ли ты, уходя, сжигаешь деревню до последнего дома или действуешь самостоятельно. Ты добиваешься, чтобы "маски-шоу" случились у нас в "Останкино", ты всеми средствами это провоцируешь. Ты держишь людей за пушечное мясо, пацаны у тебя в заложниках, потому что не знают другой жизни, кроме как быть привязанными пуповиной к "Итогам", и значит, то, что делаешь ты, - это растление малолетних.

На нашем восьмом этаже, из окна которого развевается флаг НТВ, нет уже ни свободы, ни слова. Я не в силах больше слушать твои богослужения в корреспондентской комнате - эти десятиминутки ненависти, - а не ходить на них, пока не уволюсь, я не могу.

Считай это заявлением об уходе, формальную бумагу пришлю по факсу. На телевидении мне уходить некуда: ухожу в никуда. Комментарии по поводу этого обращения я готов дать только в эфире родного канала НТВ".

Свое решение об уходе Парфенов также озвучил в ночь с 5 на 6 апреля в прямом эфире программы "Антропология".

Сразу же после ухода с НТВ появились сообщения, что Парфенову была предложена должность специального корреспондента ИД "Коммерсантъ", однако шеф-редактор "Ъ" Андрей Васильев 9 апреля 2001 года заявил, что "Леонид Парфенов в ИД "Коммерсантъ" не работает и заявлений о приеме на работу от него не поступало".

В ночь с 13 на 14 апреля 2001 года вместе с представителями нового менеджмента телекомпании "НТВ" и группой журналистов, ушедших ранее с телекомпании, появился в коридорах НТВ на Королева, 12. По словам одного из новых руководителей НТВ В. Кулистикова, Парфенову было предложено вести программу "Герой дня".

16 апреля 2001 года вошел в состав редакционного совета телекомпании "НТВ".

С 16 апреля по 21 мая 2001 года - ведущий программы "Герой дня" на канале "НТВ".

В мае 2001 года передал "бразды ведения" "Героя дня" С. Шустеру и продолжил производство цикла программ "Российская империя".

13 июля 2001 года на собрании акционеров, созванного одним из акционеров - ЗАО "Медиа-МОСТ", был вновь рекомендован в состав Совета директоров ОАО "Телекомпания "НТВ". С 2001 года - член Правления ТК "НТВ".

С сентября 2001 года - автор и ведущий еженедельной информационно-аналитической программы "Намедни" на канале "НТВ".

В 1994 году признан самым "элегантным" ведущим телевидения. Лауреат премии Союза журналистов РФ.

Обладатель журналистского приза "Золотое перо" по итогам 2000 года.

Автор и продюсер (вместе с художником Еленой Китаевой) проекта (1997 год) новых российских денежных купюр.

Считает себя аполитичным человеком. Любит рок-музыку. Был в товарищеских отношениях с поэтом и рок-бардом Александром Башлачевым. Дружит с певицей Аллой Пугачевой и А. Троицким.

Член Совета по внешней и оборонной политике (СВОП).

С 1998 года - член "Комитета 2000".

Владеет английским языком.

Жена, Елена Чекалова, обозреватель еженедельника "Московские новости". Сын Иван и дочь Мария.

«Азбука» Леонида Парфенова

Передачи "Намедни 1961 - 1991. Наша эра" ушли в историю и, как сказал автор этого документального цикла НТВ Леонид Парфенов, началась новая эра. В этой эре для многих телезрителей Парфенов стал некоей константой, эталоном, по которому можно, как оказалось, сверять свои воспоминания. К тому же его имя стало синонимом вкуса, элегантности. Поэтому захотелось рассмотреть преуспевающего журналиста поближе, потрогать - из чего сделан, послушать - что говорит, когда не работает, полюбопытствовать - что ест и пьет...

АВТОМОБИЛЬ. Предпочитаю ездить на заднем сиденье. Водительского азарта у меня нет. Я вполне доверяю человеку, который меня везет, он профессионал в своем деле. Зато в дороге я могу использовать это время, чтобы подумать, просмотреть газеты.

ВНЕШНОСТЬ. Сложения я далеко не атлетического и страшно сутулюсь. У лифта телецентра и минуты простоять нельзя, чтобы кто-то не подошел и не стукнул по спине, мол, выпрямись, старик. При записи программы меня все дружно выпрямляют. Правда, один раз, когда мы снимали в Беловежской Пуще комментарий для серии про 91-й год, этого не произошло. Я кормил зубра с рук в своей естественной позе, почти пополам согнувшись, и объяснял, как три мужика - Ельцин, Кравчук и Шушкевич зашли в лес и отменили там Советский Союз. А вокруг все подшучивали: вот теперь в кадре можно и сгорбиться.

ВОСПИТАНИЕ. При моей занятости мне хочется верить, что воспитываю своих детей собственным примером. Когда я дома, стараюсь быть с ними - это потребность. К сожалению, Москва - это не место для прогулок с детьми. Правда, есть тихий центр. У меня существует даже теория на этот счет. Гулять с детьми можно только по переулкам, где нет разметки. Можно идти по середине улицы, можно поперек или зигзагами. Эти переулки - для людей.

ГУРМАН. Хорошо поесть - это одна из радостей человеческой жизни. Моей тоже. Хотя никогда не испытываю чувство голода, ем довольно мало, к удивлению многих. Мясу предпочитаю хорошую рыбу. Очень люблю фрукты. К спиртному совершенно равнодушен. Могу с удовольствием выпить хорошего французского или итальянского красного вина. Любимый ресторан - рыбный ресторан "Сирена", там мне нравятся и дизайн, и кухня, и обслуживание. Прихожу туда и с семьей, и на деловые встречи.

КРИТЕРИИ. Всегда боишься ошибиться по причине собственного субъективизма. Мне-то нравится, а вдруг другим нет?.. В Череповце я чувствовал, что мой друг Саша Башлачев делает потрясающие, классные вещи, но оценить, что он делает настоящую, по гамбургскому счету музыку, не мог. Для этого нужен был Артем Троицкий, который приехал к нам в Череповец и сказал: "П-по-е-ехали в-в-в М-москву, т-такого там еще н-не вии-идели".

КРИТИКА. Честно говоря, мне не особенно нужны чьи-либо оценки. Я всегда ощущал себя независимым человеком. Одному нравится одно, другому - другое, а белым медведям не нравится, что нет айсберга... Одно время я огорчался, когда читал глупость о себе, а теперь мне все равно. Конечно, есть круг людей, чьи мнения для меня что-то значат, кто может оценить мою работу по достоинству.

ОТДЫХ. Два раза в год стараюсь куда-нибудь уезжать к морю. Для меня самый лучший отдых, когда я ем, сплю и валяюсь на пляже. Еще прекрасно себя чувствую на даче, которой мы недавно обзавелись. Там я писал последние намеднивские серии.

ПАМЯТЬ. Ничего особенного в моей памяти нет. Я многие вещи забываю. По-моему, люди вообще не очень внимательны и не дают себе труда вспомнить что-либо. Как это у Жванецкого: "ничего не помню - забыть не могу". Это как жирафа увидеть - один раз увидишь и никогда не забудешь... Когда готовили сюжет про 73-й, о перевороте в Чили, и вдруг всплыло: "...Больно гитаре - песню убили..." памяти Виктора Хары. Никогда не пел эту песню и не заучивал специально, просто я забыть не могу. Потом я вынужден все говорить по памяти, потому что не ношу очки, с полуметра ничего не вижу и не пользуюсь телесуфлером.

ПИДЖАК. У меня пиджаков штук двенадцать, но я к ним довольно равнодушен. В некотором смысле я - лицо программы, а потому все, и одежда ведущего в том числе, должно соответствовать ее стилю. Телевидение не только информирует, но и развивает вкус. Вообще из одежды больше всего люблю джинсы и свитер. Но для всяких званых приемов, торжеств, конечно же, смокинг. Мне нравится это ощущение: чисто вымытые волосы, чисто выбритые щеки, любимый парфюм, прохладная выглаженная рубашка, хорошо сшитый костюм и таким "после душа" выйти на улицу.

ПОПУЛЯРНОСТЬ. 1991 год, талонная система ценностей. Я стою со своими талонами на сахар в большущей очереди и читаю газету. Как всегда, нашлись добрые люди, которые стали эту очередь регулировать. Вдруг слышу: "Нет, гражданка, вы тут не стояли. Сначала вон тот мужчина, потом дама в шапке, потом "намедня", а потом уж вы". Это было ужасно смешно, особенно при трудностях склонения этого странного слова "намедни". А недавно выходим из Лужников, после какого-то телевизионно-спортивного праздника. Холод просто страшный. Посмотрели в витринах киосков, что поприличней, и купили водку "Абсолют". Сделали по глотку, вдруг какая-то немолодая пара подходит и говорит: "Мы вас сразу узнали, вы - автор передач про духовность". Хорошо, что водка под рукой была, - убивая в себе духовность, демонстративно хлебнул из горла. Одно время я огорчался, когда читал глупость о себе, а теперь мне все равно. Такая есть шутка на Западе. "Слушай, меня обругали на первой странице "Нью-Йорк таймс"!" - "А фамилию не переврали?" - "Нет". - "Поздравляю!" Меня уже ругали на первой полосе "Нью-Йорк таймс". Статья называлась "Русские начинают позолоту своего прошлого" - мне досталось за мои ретро-увлечения. Так что с признанием все в порядке.

ПРОЗВИЩЕ. В школе меня дразнили Знайкой и Ботаником. Люди не прощают непохожесть на себя. Дети не исключение.

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ. Если не брать "джентльменский набор": ум, чувство юмора, обаятельность, работоспособность, мне кажется, что человек должен обладать чувством стиля - в широком смысле слова. В общем тем, что принято называть "своеобразием". Я имею в виду, конечно, работу журналиста и ведущего. С некоторой грустью замечаю, что это качество чаще встречается у тех, кто не заканчивал журфак. Журналистика как ремесло - это сумма приемов, почти штампов, и гораздо важнее, чем ты владеешь, кроме них. Сплошь да рядом "лучшими по профессии" оказываются выучившиеся журналистике историки, переводчики и даже кандидаты биологических наук...

СЕКС-СИМВОЛ. Помню, когда вышел на экраны фильм "Бриллиантовая рука", да еще без приписки "дети до шестнадцати", это был какой-то пик разврата. Для меня тогда Светличная была самой красивой и сексуальной женщиной. Моя кровь бурлила, крик ее героини "Не виноватая я!" имел какое-то особое для всех мальчишек значение. Гениальный Гайдай одел Светлану в купальник бикини. И это пропустила цензура, ведь снять актрису в нижнем белье даже не приходило никому в голову. А в зарубежном кино для меня таким символом была подруга Пьера Ришара в "Высоком блондине в черном ботинке".

СЕМЬЯ. Я так часто бываю в телевизоре, что все необходимое обо мне зрители знают. Но распространяться о личной жизни не люблю, потому что у каждого из нас есть такие заповедные места, в которые все ходить не могут.

СТИЛЬ. В юности дружил я с Сашей Башлачевым. Мы оба пописывали. Моя мама говорила, что Саша пишет хорошо - очень ясно, а я - то же самое, но как-то сложно, во мне больше авторского тщеславия, хочется мне всяких красивостей, объяснений, чтобы человек мозги напряг.

СТРАХ. Есть страхи профессиональные, всегда живет боязнь провала... А еще я помню, как мне было дискомфортно в годы застоя. Времени было навалом. Я писал не "в стол", а в воздух. Такая была безысходность вокруг...

СУЕВЕРИЯ. Когда дорогу перебегает черная кошка, я останавливаюсь и плюю через левое плечо. А в остальном... У меня по 19 командировок в год. Почти всегда на самолетах. При такой статистике происшествий и моей боязни высоты не до суеверий.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ. Как зритель телевизор не смотрю, а когда работаю над передачей, мне важно, чтобы самому было интересно. Телевидение в некотором смысле - заложник своей аудитории. Сначала в обществе рождается нечто новое, часто не принимаемое и не понимаемое, а потом, когда оно появляется на телевидении, тотчас умирает. Хотя сам я стараюсь выйти за рамки этого правила. Телевидение не рождает новых идей, оно тиражирует то, что уже есть в обществе. Это прежде всего ремесло.

ФИЗКУЛЬТУРА. К сожалению, только для работы. Иногда сидишь в кабинете до ломоты в костях. Как голову ни поверну - везде щелкает, хрустит. Значит, пора прерваться и сделать пару-тройку упражнений. Это как работать истопником - иногда надо сходить к поленнице за дровами. Никакими специальными тренажерами не пользуюсь, и плавать не люблю - вода холодная, мне не комфортно в бассейне, когда стоишь весь в мурашках. Позанимаюсь немного, растяну ноги, руки, поясницу, подниму тонус - и все.

ЭРА. Моя эра началась для меня 38 лет назад в городе Череповце. Когда Гагарин в космос полетел, мне стукнул год. С этим событием я отходил в детский сад, а потом и в школу. (10)

Леонид Парфенов: "Не хочу, чтобы меня считали гадом" (интервью)

На экране он - эстет, щеголь, человек с голливудской улыбкой и ироничным взглядом поверх изящных дорогих очков. В жизни он сутулится, щурится (поскольку очки при зрении минус 3,5 не носит из принципа) и на людей малознакомых нередко производит впечатление зануды и сноба. Он - находка для телеобозревателей, поскольку причастен к множеству громких телепроектов. Он - проклятие для светских хроникеров, потому что никогда не рассказывает о своей частной жизни.

- Почему вы не любите рассказывать о себе как частном лице? Вы что-то скрываете?

- Я ничего не скрываю. Мне просто неловко об этом говорить. Да и что говорить-то? Как западные звезды - рассказывать про размеры дома, про поездки по миру и про то, что я больше люблю шампанское брют, чем шампанское полусухое? Вот тут я точно прослыву снобом и гадом.

- Интересно, а в какой момент и как произошла трансформация советского обывателя Парфенова в Парфенова, который полусухому шампанскому предпочитает брют?

- Вы что, всерьез? Нет у меня никаких шампанских пристрастий! А вообще, меня поселили в общежитие ЛГУ с болгарами, когда у меня собственных алкоголических вкусов еще не было. Благодаря этому я разошелся с двумя традиционными гастрономическими пороками русского человека. Во-первых, я не пью водку под горячее, во-вторых, я никогда не пил никаких портвейнов.

- А что вас сподвигло в свое время оставить родной Череповец и поехать в Ленинград поступать на журфак?

- В семье не без урода. У нас в семье два "урода": младший брат Владимир, бизнесмен, в Питере и я в Москве. А вся моя родня - в Череповце. До нас с братом никто не уезжал, родители мои и сейчас там живут. Что касается профессии журналиста, то я просто ничто другое делать не умею. Я в детстве был неумехой, спортом и техникой не интересовался. Дома ничего не делаю, потому что только сломаю. Другое дело, что желание стать журналистом считалось жутко нескромным в той среде, в которой я вырос. "А поступать куда будешь?" - "На факультет журналистики!" Это выглядело жуткой претензией, это было из другой жизни. Большая часть детства прошла при том, что телефон в квартире - это роскошь. Когда я в первый раз увидел, что в "Комсомольской правде", оказывается, сидит по два-три человека в комнате, для меня это было жуткое потрясение. Мне казалось, что журналисты в Москве... они там творят! А как можно творить в комнате, где все завалено? Меня очень поразила эта жуткая неряшливость, когда кругом какие-то старые рукописи, старые газеты, грязные кружки из-под чая, какие-то кипятильники...

- Но привыкли вы к этому?

- Нет, я это и сейчас терпеть не могу. Немытая кружка меня выводит из себя. Всю эту так называемую советскую богему - "Старичок, давай, надо перекурить, это дело обкашлять", - я всегда ненавидел. Этот треп, за которым никогда не стояло никакого дела, эту нечистоплотность в большом и малом - в деле: в жизни, в быту, в... как это сказать-то... в интиме. Грязноватенькие романы. Неряшливость текстов, фронда в кулак, коридорный юмор - очень не люблю это все. И в этом ведь прошли шестидесятые, семидесятые и большая часть восьмидесятых годов отечественной журналистики! Неуважение к факту при огромном желании долго-долго рассказывать бедной публике о своем отношении к любому событию - это называлось публицистикой и считалось высшим классом.

- Давайте лучше поговорим о более приятных вещах.

У вас есть любимое место в доме, где вам всегда хорошо и уютно?

- Я очень люблю ужинать дома. Особенно после съемок, потому что тогда это мой единственный человеческий поступок за день. Сначала душ, чтобы весь этот грим смыть, потом халат, и до этого ничего не есть. А потом есть медленно, с каким-то неторопливым разговором, обязательно с вином, и чувствовать, как, с одной стороны, усталость спадает, а с другой стороны - она переходит в такое приятное состояние начала дремы. Вот эти часа полтора-два - это единственное время для спокойного разговора, когда дети уже спят, когда все кончилось и уже нет никаких сил сейчас начать что-то делать, потому что все равно ничего хорошего не получится.

- Вы как-то сказали, что не любите смотреть кино по телевизору или на видео. А у вас получается ходить в кино в качестве обычного зрителя? Или вы все больше по презентациям, фестивалям?

- На фестивали я не езжу никогда, в 99-м году был в Канне первый раз. И мне еще раз стало ясно, что люди, которые ездят на фестивали, - это люди с совершенно другой психологией. Я не понимаю, как можно приезжать в это место, чтобы сидеть в кинозале. Я - не киноман, для меня это чушь собачья. Мне вот говорят люди: "Ой, мы были на Каннском рынке". А я им: "Как же, каннский рынок, знаю. Какой там рыбный ряд! Боже мой! А какие там сыры, какие копченые рябчики, и все стоит копейки!". Я ходил туда, как француз, за жратвой и даже экономил кучу денег, потому что там все дешевле, чем в Москве... А в кино я хожу как любой нормальный человек - покупаю билет и иду.

- И попкорн, как любой нормальный человек, покупаете?

- Нет, я не люблю всю эту американскую дрянь подростковую. Я не могу ни пить кока-колу, ни есть попкорн, ни гамбургеры. Запах "Макдоналдса" напоминает мне беляши по семнадцать копеек, которыми на выходе из метро торговали... (11)

Мнения о Л. Парфенове и его передаче «Намедни»

Катя, 15 лет:

- Дядя в очках нравится, Парфенов, кажется. И как дядя, и как ведущий. Одевается стильно, ведет себя интересно. Если честно, я его не столько слушала, сколько разглядывала. Про ту жизнь, про СССР, бабушку куда интереснее слушать.

Марина, секретарь, 18 лет:

- Хорошая общеобразовательная передача. Похоже на программы типа "Физика для 8 класса", "История для 6-го". Чтобы из них что-то понять, нужно было предварительно учебник почитать. Учителя так и советовали.

Алексей, студент, 20 лет:

- Прикольная передача, там такой гопник в очках, много треплется и не по теме. Показывает сумочки, лампочки разные - неинтересно, за душу не хватает, кошки не скребутся. Это не для нас, это прозападное влияние. Вот если бы он показал комсомол, партячейку - это да.

Анатолий, охранник, 60 лет:

- Знаю Парфенова - деловой, интересный человек, слышал о его проекте, но ни разу не смотрел: поздно показывают. Приходишь домой усталый, не до исторических экскурсов. Сразу спать.

Марина Николаевна, пенсионерка, 68 лет:

- Каждую программу смотрела, жаль, что кончилась, наше время все-таки показывали. Вопросы затрагивались очень существенные, а мелочи житейские, ну, например то, что в магазинах тебя каждый день оскорбляли, опускалось. Так, наверное, и надо - плохое с годами должно забываться. Только из этих "магазинов" и состояла наша жизнь.

Пенсионерка без имени:

- Я много программ просмотрела, но не могу сказать, чтобы они были очень правдивыми. Я же помню то время. У Парфенова оно очень причесанным показано. Он же сам из тех лет, должен знать.

Екатерина, менеджер:

- Парфенов очень нравится как ведущий. Как мужчину я его, к сожалению или к счастью, не знаю. Боюсь, что у себя на кухне о прошлом он говорит совсем не так, как с экрана.

Владимир, певец, 30 лет:

- Мы близки с Парфеновым по возрасту, и наши ощущения времени очень близки.

Армен Борисович, актер, 62 года:

- Парфенова "Намедни"? Нет, не смотрел. Я плохой телезритель, я вообще ничего не смотрю. Фильмы? Тем более не смотрю. Если только спорт...

Аркадий, писатель, 67 лет:

- Конечно, смотрел. В целом интересно, а вот его оценки иногда не совпадали с моими.

Леонид, продюсер, 38 лет:

- Я не строю никаких иллюзий на свой счет и понимаю, что я интересен как функция. (12)

Личное мнение

Почему мне интересен этот человек? Вопрос вроде бы не трудный, но вот так, прямо с ходу, ответить не могу… Мало сказать, талантлив, хорошо себя держит, красиво говорит. Это все как-то скупо…

У каждого человека в жизни есть свой идеал, к которому он хочет стремиться. И я не исключение. Только не подумайте, что Парфенов для меня идеал. Немного не так… Просто в нем, как в телеведущем, как в журналисте есть какая-то изюминка, которая меня привлекает. Складывается впечатление, что он не зависим, он бьет правдой в глаза и не боится этого. Он такой, какой он есть, в нем нет, на мой взгляд, этой вычурности, которая так присуща многим журналистам и телеведущим (не будем по именам). Он - ЛЕОНИД ПАРФЕНОВ с большой буквы. И он сам достиг этого. Вот чему, наверное, хотелось бы поучиться…

писок использованной литературы:

1. "Независимая газета", 11 июля 1992 года.

2. "Независимая газета", 6 ноября 1993 года.

3. ЛГ, 25-31 октября 2000. С.14.

4. КП, 3 ноября 2000, С.16.

5. Коммерсантъ Власть, 24 апреля 2001, С.16-17.

6. Труд, 26 апреля 2001. С.10.

7. Комсомольская правда, 28 апреля 2001, С.2.

8. Комсомольская правда, 14 июня 2001.

9. Коммерсант, 8 сентября 2001.

10. Составила Ирина Попович

11. Интервью Александра Бергера и Андрея Паламарчука. "Телесемь".

12. Опрос провел Аяз Халиков

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий