регистрация / вход

Интеллектуальные программы на российском телевидении

Характеристика российского телевидения на современном этапе, интеллектуальная направленность современного телевидения. Характеристика и технологии интеллектуальных программ российского телевидения: игры в знание на деньги и интеллектуальные ток-шоу.

Интеллектуальные программы на российском телевидении


Содержание

Введение

1. Российское телевидение на современном этапе. Интеллектуальная направленность современного телевидения

2. Характеристика интеллектуальных программ российского телевидения

2.1 Игры в знание на деньги

2.2 Интеллектуальные ток-шоу

Заключение

Литература


Введение

Актуальность выбранной темы состоит в том, что в последнее несколько лет на экранах российских каналов все чаще появляются телепрограммы интеллектуального содержания. Данное веяние реализуется как через телеигры, так и через конкурсы, беседы в студии и пр. Это передачи, определяющие себя в качестве «интеллектуальных», относящиеся к «высокой культуре», строящиеся вокруг беседы экспертов, профессионалов. Их цель - научить зрителей думать, передавать знание в его «гуманитарной» версии. Они в большей или меньшей мере воспроизводят конвенции популярных программ, существуют на телевидении, но при этом стремятся транслировать критическое отношение к массовой культуре. Здесь постоянно звучит опасение: «Любите ли вы великую русскую литературу?», «Массовая культура - это просто зло или зло абсолютное?».

По своему устройству это - не визуальные программы: их можно не смотреть, а только слушать или читать в виде книги. В них не используются ресурсы телевидения как медиа, хотя, возможно, именно это могло бы дать какие-то новые ходы для того, чтобы свернуть «разговоры о культуре» с привычной колеи. В программах часто консервируется образ эксперта, носителя знания (иногда путем его симуляции), воспроизводятся представления о роли «интеллигенции», просвещающей «народ»; зрители привычно демонстрируют готовность внимать - на ограниченном пространстве в ограниченное время. Хотя эта позиция не кажется современной, но и она в дефиците на отечественном телевидении. Пока остается открытым вопрос о том, можно ли предложить какие-либо иные решения для «интеллектуальных программ», где были бы задействованы технологии и языки медиа и разрушались бы привычные границы между интеллектуальными стратами в российском обществе.


1. Российское телевидение на современном этапе. Интеллектуальная направленность современного телевидения

Приоритетным для современного российского телевидения является сохранение и развитие традиций просветительских, интеллектуальных, культурологических программ и программ, относящихся к развлекательному вещанию, в том числе самого популярного жанра - кинопоказа, а также новостного, общественно-политического и аналитического телевидения.

Люди живут телевидением - оно всесословно, всеобразовательно, всевозрастно, всеконфессионально. Нет никакого другого социального института, включая школу и семью, который мог бы соревноваться с телевидением по программированию сознания, а следовательно, и поведения. Нам навязывается представление о жизни, которое противоречит реальности. А ученые признают тот факт, что человек больше верит своим представлениям о чем-то, нежели реальным, то есть он верит не в жизнь, а в то, что он о ней думает. Если верить телевидению, то реформы. которые проводились в 90-е годы полностью провалились, приватизация госсобственности это верх несправедливости и коррупции, бизнесмен и преступник это синонимы, и страна Россия - это страна преступников. Телевидение - самое мощное средство психологического воздействия, сильнее любой правоохранительной системы, ФСБ, МВД. А тот кто владеет телевидением и интерпретирует события - тот владеет страной.

Основой структуры Первого канала является информационное вещание, и, прежде всего, информационная программа "Время", которая имеет стабильную зрительскую аудиторию. Её популярности способствует как широта актуально раскрываемых тем, так и появление молодых талантливых репортеров. Сегодня это традиционный вечерний ("девятичасовой") выпуск. "Ночное Время" представляет собой информационно-аналитический канал, который выходит в эфир с итогами дня и содержит прямые включения с комментариями специалистов по наиболее важным вопросам и актуальным проблемам, а также выпуски авторской программы "Однако".

В утреннем эфире выходит информационно-развлекательный канал "Доброе утро".

Особое место в вещании занимают публицистические программы, где обсуждаются наиболее актуальные политические, экономические и другие аспекты жизни современного общества.

Когда речь идет о просветительской миссии телевидения, то мы видим, как много мы потеряли. Когда-то у нас были великолепные образовательные каналы, учебные и научно-популярные программы. Но после того, как 4 канал передали НТВ, мы из страны, которая в свое время гордилась своим образовательным и учебным телевидением, превратились в страну, в которой нет образовательного вещания. Одним словом, произошла культурная катастрофа, и это одна из самых больших потерь нашего телевидения, которую ничем не восполнить. По роли телевидения в воспитании человека, гражданина, личности, в просвещении мы стали одной из самых отсталых стран. И если сегодня не предпринять срочных мер по восстановлению образовательного вещания с наработанными богатыми традициями, то мы будем терять одно поколение за другим.

Общество должно ставить перед коммерческим телевидение и бизнесом определенные условия. Эфирные частоты - это природные ресурсы, которые принадлежат всем, и использовать их нужно во благо, на развитие граждан, а это не происходит. И телевидение, и общество потеряли инстинкт самосохранения, вобрав в себя все худшее из советского и западного телевидения. Даже американские студенты, стажирующиеся у нас на телевидении, поражены обилием крови и насилия, жестокости на наших экранах. Не случайно, 70% людей, при социологическом опросе, проведенном в 2004 году, высказались за введение цензуры. Не политической, а нравственной, предохраняющей от пагубного воздействия. Во Франции есть наблюдательный совет по телевидению, в который президентом назначается по три человека, которые получают зарплату и не имеют права нигде больше работать, до завершения своих полномочий. Денежные санкции, выставляемые телеканалам за рубежом очень большие, могут даже отобрать лицензию.

Требуется политическая воля, как всего телевизионного руководства, так и всего телевизионного сообщества, чтобы выйти из этого сегодняшнего состояния, в котором мы находимся.

Кроме того, особое место на канале занимает жанр документального расследования, построенного по принципу реконструкции событий прошлого, который расширяет демографический состав канала, привлекая к нему значительную молодежную и мужскую аудиторию - программы "Как это было", "Документальный детектив", "Независимое расследование".

Несколько иную, но не менее важную задачу решает программа социальной направленности "Жди меня", помогающая в поисках людей, потерявших друг друга порой много лет назад, и создающая через разные, зачастую трагические, человеческие судьбы портрет сегодняшней России.

Одной из важнейших для канала является просветительская функция, ее экранное воплощение реализуется в двух популярных жанрах - познавательном и культурологическом, в основу которых положены как современные материалы, так и исторические события. Неизменным успехом у зрителей Первого канала пользуются научно-популярные программы "Цивилизация", "В мире животных", "Клуб путешественников".

Среди культурологических программ - авторские циклы известного российского искусствоведа Виталия Вульфа (переводчика пьес Т.Уильямса) "Серебряный шар"; циклы исторических программ писателя и драматурга Эдварда Радзинского, удостоенные российской национальной телевизионной премии "Тэфи"; передача "История одного шедевра", посвященная собраниям из крупнейших российских музеев - Третьяковской галереи и Русского музея и другие.

Наиболее популярным и рейтинговым видом вещания является кинопоказ, который занимает на Первом канале 40% вещания и формируется из всех существующих сегодня кинематографических жанров и форм - игровых художественных фильмов, телесериалов, документального и анимационного кино. Кинопоказ Первого канала направлен на удовлетворение интересов не только массовой зрительской аудитории, но и привлекает зрителей с нестандартными эстетическими вкусами. В последнее время на Первом канале наблюдается приоритет отечественных сериалов, которые пользуются огромным успехом: "Спецназ", "Убойная сила", "Граница. Таежный роман", "Остановка по требованию".

Именно на Первом канале были впервые показаны такие отечественные киноленты как "Утомленные солнцем", "Блокпост", трилогия "Любить по-русски", "Особенности национальной охоты", "Особенности национальной рыбалки". Постоянное присутствие канала на международном теле- и кинорынке позволило заключить контракты с такими компаниями как Warner Brothers, Paramount, MGM/UA, Turner, BBC, Gaumont, UGC и показать российским зрителям фильмы известных западных режиссеров - "Казино" М. Скорсезе, "Леон" Л. Бессона, "Воздушная тюрьма" С.Веста, "Гражданин Кейн" О.Уэлса, "Жизнь прекрасна" Р. Бениньи...

Развлекательный жанр на Первом канале представлен двумя направлениями - музыкальным и игровым. Наиболее популярная музыкальная программа с участием отечественных исполнителей - "Песня года", а также концерты известных исполнителей А. Пугачевой, О. Газманова, В. Леонтьева, группы "Чайф", "Аквариум" и других. Среди заметных музыкальных акций канала - концерты Стинга, Дэвида Боуи, Джо Кокера, Тины Тернер, Майкла Джексона. Игровые передачи Первого канала имеют постоянную большую аудиторию, несмотря на то, что некоторые из них существуют уже много лет. Это - "Поле чудес", "Что? Где? Когда?", КВН. Новые игры - "Народ против", "Русская рулетка" и "Слабое звено", адресованы телеинтеллектуалам.

Необходимо отметить такое направление вещания канала, как познавательные игровые программы для детей: "Объектив", "Царь горы" и прочие. Особое место в эфире Первого канала занимает викторина "Умницы и умники" для особо одаренных в гуманитарном плане подростков, аналогов этой программе нет ни на одном канале.

Трансляции спортивных мероприятий занимают значительное место в телеэфире. Первого канала, и многочисленные болельщики получают информацию о наиболее важных спортивных событиях - чемпионатах мира и Европы по наиболее популярным видам спорта - футболу, хоккею, фигурному катанию, теннису и так далее. В эфир выходит завоевавшая популярность у телезрителей программа "На футболе с Виктором Гусевым".

Одной из отличительных черт канала является акционное вещание - специальные проекты, подготовленные к тем или иным памятным датам или специально созданные постоянными авторами, работающими на канале. Наиболее заметными среди них были: новогодний спецпроект "Старые песни о главном", продюсер которого Константин Эрнст получил национальную премию "Тэфи" за лучшую продюсерскую работу, и был назван лучшей музыкальной программой на 4-м Международном фестивале телепрограмм в городе Баре (Черногория) и 8-м Международном фестивале "Золотая антенна" в Албене (Болгария). Кроме того, нельзя не упомянуть спецпроекты-викторины "Ай, да Пушкин!" (к 200-летию со дня рождения поэта) и "Россия. Колокола судьбы" (к 2000-летию Рождества Христова). Неоднократно проводилась акция "Звезды против видеопиратства". Наряду с этим Первый канал организует масштабные социальные акции, самой яркой из них стал "Русский проект" Константина Эрнста, в съемках которого принимали участие звезды российского кино. Он получил высшую награду "Золотую оливу" на 2-м Международном фестивале телепрограмм. Ежегодно Первый канал транслирует церемонию вручения премии американской киноакадемии "Оскар", а трансляция церемонии вручения американской музыкальной премии "Грэмми" состоялась на Первом канале впервые в 2000 году. Также ежегодно в эфире Первого канала - вручение российской кинематографической премии "Ника" и народной премии "Золотой граммофон".

Огромное внимание уделяется оформлению Первого канала - постоянно создаются имиджевые ролики, обновляются логотипы, создана оригинальная система анонсирования отдельных программ, которая постоянно усовершенствуется и стала, по-существу, новым телевизионным жанром, в котором Первый канал является бесспорным лидером и законодателем моды в российском телеэфире.

Надо отметить, что в настоящее время на современном российском телевидении формируется дефицит реальности. Под дефицитом реальности понимают следующее. Если посмотреть на новостные передачи, то мы получим постановочный сюжет. Эмоции выхолощены, протокольные съемки, приезды чиновников. Эмоции мы получаем только тогда, когда произошла какая-то трагедия. Но мы получаем негативные эмоции с экрана.

Практически нет документального кино про современность. Телевидение уходит от осмысления реальности. Оно в основном обращается в прошлое, к звездам, к их биографиям. Оно уходит от осмысления реальности. То же самое с аналитическими программами. Телевидение не предлагает целостную картинку. В условиях, когда чтение сократилось, остался только телевизор, ведь телевидение не только дает информацию, оно еще должно предлагать, по мнению экспертов, вот эту самую целостную картинку. Причину они видят, прежде всего, в отсутствии социальной ответственности медиа как у бизнеса. Ну, это больше относится к телевидению, но тем не менее. Телевидение, как самостоятельного, финансово успешного, устойчивого бизнеса не существует. Только-только появляется сейчас СТС как частный канал. Остальное все государственные каналы. И эксперты считают, что государство не должно бояться конкуренции, по большому счету. Пусть будет частный канал рядом с государственным и пусть аудитория сама выбирает. Ну и наконец основной вопрос сегодняшнего дня – это вопрос регулирования содержания эфира. Как видится это регулирование? Существует две модели, по признанию экспертов. Есть американская самоцензура, есть европейская цензура. В Штатах само сообщество в 30-е годы, когда общество бросило вызов и предложило вмешаться в вопрос регулирования эфира, сказали – нет, спасибо, мы сами. Причем, это не были сознательные люди. Опять же цитата – это были подонки и флибустьеры. Но они тем не менее собрались и договорились. В Европе существует цензура, причем, очень жесткая. До 23.00-24.00 голое тело в прайм-тайме никогда не появляется. Я подчеркиваю доступные каналы, не платные. На платных можно показывать, по мнению экспертов, все. Поскольку сообщества у нас не существует, то и модель американской самоцензуры у нас бесперспективна. Сообщество не сможет ничего урегулировать по причине отсутствия этого самого сообщества. Поэтому речь идет о вмешательства государства и общества: срочном, причем, вмешательстве, содержания этого самого эфира. Речь идет не о цензуре ни в коем случае. Цензура – это очень примитивная мера, она ничего не решит. Есть только два подхода, о которых говорят эксперты. Первый – разработка пакета взаимоувязанных законов, предписаний, цеховых соглашений. Второй подход – это создание общественного телевидения. В принципе, эти два подхода друг друга не исключают, но в отношении каждого нужно предпринять совершенно разные действия. Что подразумевает под собой регулирование общедоступного телевидения? Прежде всего, безусловно, это введение классических табу – ограничительный показ на общедоступном телевидении на нецензурную брань, на мат, на насилие, на голое тело. Причем, эксперты, они, видимо, многие еще из старой школы, подчеркивают, что у нас очень консервативное мышление. Цитата: «За озвучивание «пошел ты в жопу» я бы первый раз предупреждение выносил, второй раз лишал бы лицензии». Но многие говорят о том, что необходимо, чтобы все дикторы проходили заново, как это было в советское время, аттестацию в институте русского языка. Чтобы язык вычищался, потому что именно этот язык снимает потом население, особенно подрастающее поколение.


2. Характеристика интеллектуальных программ российского телевидения

2.1 Игры в знание на деньги

Для определения понятия «знание2 на телевидении есть несколько модификаций, например, для зрителя новостей знать о чем-либо - синоним «быть в курсе произошедшего» в государстве и в мире за день, то есть знание рассматривается как осведомленность. Есть также знание как негативное последствие различных ток-шоу, таких как «Окна», «Дом-2», где происходит узнавание интимных подробностей личной жизни героев программы, а процесс его получения соединен с постановочным подглядыванием за героями. Также на телевидении есть вариант понятия «знание» связанный с телеиграми. Телеигры имеют в виду иной тип знания и его носителя. Герой программы (и ее имплицитный зритель) мыслится как «простой», «такой, как все», но «умный» человек. Его идеальное воплощение - человек-энциклопедия, книжная полка. Знания такого человека точны, предельно фактичны, отвечают на вопросы что-где-когда-с кем произошло. Таким знаниям не нужен какой-либо исторический, культурный контекст. К этому можно добавлять изобретательность в комбинировании кирпичиков информации и даже остроумие (впрочем, не всегда востребованное).

Обращение с подобным знанием сводится к подбору единственно возможного правильного ответа на поставленный вопрос. Иными словами, он может быть только верным или неверным. Человек, правильно отвечающий на вопросы, квалифицируется как обладающий «умом» («самый умный»).

Процедура задавания вопросов в таких программах идет по нарастающей, то есть вопросы развиваются от простого к сложному, втягивая зрителя в слежение за игрой. Основной принцип - «я тоже так могу», «я знал этот ответ» - повышает самооценку телезрителя, поскольку правильные ответы поощряются. С другой стороны, игра в знание дает повод удивиться тому, как много разнообразных вещей нужно изучить и запомнить для того, чтобы поощрение заслужить. Эрудитское знание и «ум» (умение им быстро распорядиться) вознаграждаются деньгами: единицы знания переводятся в их «рублевый эквивалент», в денежные единицы.

Отношения между «знающими» строятся следующим образом: телевидение, как некое единое целое, выступает в роли носителя абсолютного знания-факта (где-то в нем хранятся все правильные ответы). На этот же образ работают и многочисленные передачи на тему «что произошло в этот день энное количество лет назад». Телевидение и ведущий - посредник, с одной стороны, и игрок, и зритель, с другой, вступают в схватку, состоящую из загадывания и разгадывания загадок. Знание, востребованное в такой ситуации, не может принадлежать какому-то одному слою людей. Оно демократично по своей природе: хотя ты - сантехник, но у тебя, благодаря твоим личным качествам и удаче, есть шанс на превосходство над «всеми».

Однако исключение из данных телеигр составляет передача «Что? Где? Когда?», поставленная еще в советские время и существующая по сей день.

По своему устройству - все это медийное знание. Оно «нарезано» на ломти, фрагментировано. Из «А» не вытекает «Б»: передачи можно переключать, смотреть выборочно, делая собственный коллаж при помощи пульта дистанционного управления. Составная часть знания в телеиграх - качество «современности», которое сообщается при помощи быстрого темпа вопросов, реакции участников, различных визуальных эффектов (например, несколько бегущих строк на экране с разным текстом, апеллирующим к возросшей способности зрителя воспринимать сложно поданную информацию, - как в «Что? Где? Когда?»).

Послания игр разнонаправленны: надо учиться и много знать (с упором на «много»), и тогда «вы сможете своим умом заработать деньги». Но, одновременно, это и схватка за «легкие деньги», случайное везение в игре. Другая сторона послания состоит в том, что планка прохождения человека на экран снижается: туда попадает «такой же, как и ты», человек, может быть - чуть удачливее.

В играх не предполагается гуманитарный образ знания, связанный с возможностями его интерпретации, понимания, различными смыслами высказывания. Процесс размышления уступает вспоминанию и угадыванию. С подобным «одноразовым» знанием нельзя что-либо сделать, к чему-нибудь его приложить. Оно не инструментально, а самоценно; оно некритично по своему устройству, так как не служит саморефлексии и научению тому, как думать.

2.2 Интеллектуальные ток-шоу

Есть еще один вид передач на современном телевидении России – это интеллектуальные ток-шоу. Для «интеллектуальных» передач важно, в каком контексте, рядом с какими другими передачами они выходят, поскольку их восприятие может не вполне отвечать замыслу из-за других, соседних сообщений.

По идее, в передачах, где речь идет «о культуре» и «о науке», представлено рефлексивное знание. В программах, которые выделяются на общем фоне развлечения и заявляют о своей интеллектуальности, чаще всего содержится утверждение дистанции между массовой и высокой культурами. Такие передачи реализуются на территории телевидения, средства массовой коммуникации, но стремятся отстаивать ценности высокой культуры. То обстоятельство, что перед зрителем - популярные передачи, чье содержание определяется не только позицией ведущего, но и средством коммуникации, обычно не проговаривается.

Конечно, речь идет о совершенно разных программах, которые сильно различаются между собой уже на уровне интенции. Но в них можно выделить общую черту - резервирование места «интеллигента-интеллектуала» на телевидении. Он выступает в роли эксперта, учителя жизни, посредника в трансляции знания - даже там, где таковой не происходит.

«Культурная революция» выходит в максимально приближенном к популярному ток-шоу формате. Эта передача содержит большую двусмысленность, трактуя «проблемы культуры».

Ведущий, Михаил Швыдкой, рассказывает историю-введение, ставит вопрос, поддерживает ход беседы; гости-оппоненты - писатели, ученые, актеры, чиновники и так далее - отстаивают свою позицию; зрители в студии, часть из которых - тоже известные люди, по-видимому адресно приглашенные на передачу, выступают со своими вопросами и ремарками.

Однако ведущий - «по совместительству» министр культуры, что придает иной статус и самой программе, и обсуждаемым в ней вопросам. Здесь формулируются актуальные и просто «занятные» темы (можно ли приватизировать памятники искусства, угрожает ли массовая культура искусству, может ли женщина создать шедевр и тому подобное). Мотив «высокого» задается как выбором вопросов для обсуждения, так и интеллектуальным уровнем гостей. При этом «Культурная революция» строится по формату и законам популярного шоу (включая выходы героев шоу, необходимый драматизм и контрасты между высказываниями, клиповую нарезку и монтаж вставных реакций «народа», обязательные непринужденные шутки).

По-видимому, это шоу задумывалось как остроумная и легкая передача для интеллектуалов, которые будут следить за спорами «деятелей культуры». «Можно сказать, что "Культурная революция" заняла совершенно свободную нишу веселого интеллектуального клуба […]».[1] С этим суждением мы не согласимся. На наш взгляд, двусмысленность передачи возникает благодаря следующим причинам. Действительно, в ней присутствуют знаки открытости и либерализма: ведущий предстает перед аудиторией в домашнем свитере, он подчеркнуто неофициален в разговорах с гостями. Зрителю может быть приятно от того, что его допускают к разбору «культурной» проблемы на высоком уровне. В то же время в передаче оценка культурных продуктов или социокультурных реалий производится по правилам как обыденного, ориентированного на развлечение знания, так и знания профессионалов, экспертов.

Речь идет о своеобразной игре в высокое. Характерное отличие состоит в том, что в семейном ток-шоу ведущий обычно не занимает определенную позицию. Он указывает на допустимость разных решений проблемы, возможность каждой из позиций. Такие шоу проблематизируют «норму». Кроме того, они предполагают, что факт вынесения того или иного вопроса на обсуждение ведет, через разговор, к его решению. Выбор решения остается за участниками (зрителями), но в программе утверждается их множественность и то, что все ситуации в принципе имеют простое решение, которое можно вынести на уровне здравого смысла.

Ведущий «Культурной революции» может поддерживать один, а не другой голос, следуя в остальном той же логике обсуждения и вынесения решения на уровне здравого смысла. Проблема состоит в том, что ведущий - министр культуры. Знание «из его уст» априори легитимировано. «С кем его вообще можно сравнить? С Гордоном? Гордон сегодня - скорее слушатель, неофит, он узнает. Швыдкой же знает».[2] Как ведущий шоу он действительно знает наперед реакции и контролирует аудиторию. Но двойственность его позиции в том, что в отличие от ведущего семейного ток-шоу у него есть обязанность за пределами кадра эти проблемы решать.

Знание министра должно строиться не на уровне здравого смысла, а на основе профессионализма. Иным должен быть и уровень обсуждения проблемы, если она действительно актуальная. Кроме того, ведущий, как чиновник, имеет свои интересы и не может быть нейтральным.

Возможность выбора экспертов-непрофессионалов нормальна и обычна для ток-шоу: в семейных передачах в этом качестве часто выступают поп-персоны, озвучивающие разные позиции. Но для программы, которую ведет человек, принимающий решения на государственном уровне, обращение к сторонникам той или иной позиции, но не обязательно к профессионалам, выглядит странно. Или все происходящее, при имитации экспертного знания, легкий разговор, или желание популяризировать и лоббировать позицию, которую разделяет министр, или, нередко, некомпетентность приглашенного чиновника.

В результате создается ощущение симуляции открытости шоу: очевидно, что на самом деле решения - в том случае, если перед нами серьезная проблема, - принимаются по-иному, а зритель присутствует при постановке спектакля.

«Школа злословия»: «Гости ток-шоу - люди, сумевшие создать себе публичный имидж. Беседуя с гостем о его интересах, занятиях и мировоззрении, ведущие пытаются вывести своего собеседника за рамки стереотипа поведения, раскрыть в нем те стороны его натуры, которые, возможно, неизвестны даже ему самому».[3]

По своему устройству программа Татьяны Толстой и Дуни Смирновой делается «в пику» продукции массовой культуры (увиденной в негативном свете, как культуры тривиальной и антиинтеллектуальной) при внешнем нестарательном следовании формату ток-шоу. В рисованной заставке передачи ведущие, в виде змей с дудочками факиров, гипнотизируют кролика-гостя и потрошат содержимое его «карманов». Передача строится как беседа с «испытуемым» или, увиденная с позиции гостя, как его сражение с ведущими. Разговор перемежается врезками: кадрами «интеллектуальных посиделок за чаем», где ведущие обсуждают ход разговора в студии.

В программе заложен не озвученный вслух вопрос: каким образом побудить зрителей к саморефлексии? На каком языке имеет смысл для этого говорить? Сцены «злословия» за пределами студии подсказывают один из возможных ответов на этот вопрос: рефлексия («высокое») может быть подана в виде обыденного, привычного знания, как «перемывание косточек» гостя. Во время беседы зрителям предлагается подумать о том, что стоит за вербальными и визуальными клише, которыми пользуется тот или иной человек - политик, писатель, художник, музыкант, представитель «власти». Ведущие пытаются произвести своеобразную деконструкцию высказываний гостя, направляя его «от позы» к «откровенности». «Самое главное - не дать ему возможность уйти в профессиональный разговор […] Журналист теряется, начинает кивать, и все получается очень хорошо».[4] Эта откровенность тоже производится при помощи определенных приемов (суровость и даже резкость ведущих в начале беседы, работающие на имидж «острой» передачи, логически несвязные вопросы, заставляющие гостя «метаться», мягкое согласие ведущих и одобрение «раскрывшегося» гостя в конце встречи).

Основная сложность, с которой сталкиваются Татьяна Толстая и Дуня Смирнова: как избежать взгляда сверху вниз, позиции «себя как знающего» по отношению к гостю, к зрителям? Иногда программа воспроизводит ситуацию экзамена в школе. Ведущие оценивают интеллектуальную состоятельность и душевную открытость «испытуемого», вынося вердикт о его личных качествах и способностях, и подталкивают гостя (и зрителя) к приемлемым способам ведения разговора, не в последнюю очередь для того, чтобы он смог заслужить одобрение ведущих. Далеко не все гости «умеют разговаривать» - точно ставить слова или слышать со стороны собственные высказывания. И хотя нет сомнений в том, что обнаружение необразованности, косности мышления гостя и указание на штампы в его речи - «другим наука», все же порой трудно избавиться от ощущения интеллектуального превосходства ведущих, которое они иногда позволяют себе продемонстрировать (ощущение, которое усиливается от безмолвия слушателей, собранных в студии). Таким образом, экспертиза осуществляется интервьюерами.

В «Школе злословия» интересен сам язык интеллектуального разговора. Отчасти он складывается из иронических ремарок, из акцентированных штампов («поговорим о судьбах родины», «любите ли вы народ?»). Другая составляющая речи - такая простота, которая, по логике программы, возникает на определенном уровне образованности, начитанности, рефлексии. Простота и чувствительность в сочетании с иронией должны отсылать к «стилю общения интеллектуалов». «- Вы живете в Новых Черемушках? - Да, я живу в Новых Черемушках. - Принципиально? - Нет, жизнь так сложилась. - А хотите в центр? - Нет, уже не хочу… Уже не тот возраст…». Гостю адресуются вопросы, не дающие возможности уклониться от прямого ответа: «Вам это нравится? Не нравится?» В речи ведущих подчеркиваются переживания, эмоции, рефлексивные суждения как бы следуют за чувствами. Татьяна Толстая: «Есть один дом в Москве, один, который я обожаю, из новых. Мне кажется, что это не только красоты нечеловеческой дом, но просто каждый раз, когда я проезжаю мимо, то это верный способ исправить мне настроение - если оно подавленное, то я на него смотрю. И все во мне поет… Это очень красиво! - …Вам не нравится?»

Речь идет о своего рода здравом смысле «образованных людей». Ему должен соответствовать простой язык, где все называется «своими именами»: Дуня Смирнова: «Когда понастроили (в Москве) разных безобразий…» Александр Кузьмин: «Я так не говорил!» Дуня Смирнова: «Вы так не говорили, но я перевожу на наш человеческий язык… Петр I- это безобразие!».[5] Зрителей - как «думающих людей» - приглашают присоединиться к тем, кто разделяет знание об очевидной «неправильности» происходящего в российской культуре. Но эта очевидность идет рука об руку с беспомощностью что-либо изменить в общении с властью. Татьяна Толстая: «За Манежную площадь никого не прощу! Я умру и с того света буду распоряжаться, чтобы всем, кто с Манежной площадью шутки пошутил, чтобы им всем пути не было!».[6]

Что это дает зрителю? «Татьяна и Дуня показывают, какие они умные и хорошие, и гости у них тоже. Сначала кажется, что совсем наоборот, а потом обнаруживается, что они также умные и хорошие. И зрители, таким образом, делаются умными и хорошими».

В целом, в передаче утверждаются приоритеты размышления, саморефлексии, интеллектуальной честности, ценность образованности. Основное послание «Школы…»: человек должен иметь критическое мышление по отношению к общим местам, к штампам, в том числе идеологическим, исходящим от властных структур.

«Гордон»: эта программа выходит в жанре ученых бесед ведущего, Александра Гордона, с исследователями, представляющими разные области естественнонаучного и гуманитарного знания. В ней выстраивается образ науки как властительницы умов, дающей ответы на тайны мироздания, ученых как ее «подвижников», обыгрывается стереотип профессионального знания как высокого.

Передача выходит в эфир в ночное время, когда по другим каналам транслируется или эротика, или «кино не для всех». Иными словами, смотреть ее - значит совершать осознанный выбор. И время показа, и минималистское визуальное решение, и трудности для понимания содержания работают на престижность ее просмотра. В некотором смысле передача «для умных». Действительно, следовать за разговором непросто (и необязательно): «Но надо сказать, что реликтовое излучение на самом деле - непростая вещь. Скажем, до сих пор экспериментально не очень изучен и измерен спектральный состав этого излучения. Кроме того, хорошо известны трудности обнаружения нейтрино… Сложности природы реликтового излучения остаются, например та же анизотропия или изменение плотности излучения. Если переходить к эффекту, допустим, таких флуктуаций, о которых говорил Шноль, то это ведь связано с изменением плотности…»[16]

Темы программ варьируются в широком диапазоне, от научно-закрытых сюжетов (про природу времени, происхождение жизни) до массово узнаваемых (например, о графе Дракуле и о вампирах). Здесь размывается граница между «всеобщим» и специализированным знанием. Слежение за профессионально знакомыми сюжетами заставляет думать, что популярного в передачах больше, чем кажется на первый взгляд.

Зритель, кажется, несколько лукаво мыслится как homo universalis, всесторонне развитый человек, способный поддерживать умную (со специальными терминами и теориями) беседу. Таковым выглядит ведущий (неизвестно, каких усилий ему это стоит, может, и правда перед нами homouniversalis), выступающий в роли медиатора. Его суждения могут выстраиваться по-разному:

Александр Гордон: «Лет семь-восемь назад мне попались исследования генетиков, как раз вавиловской школы, которые исследовали пути распространения древнейших земледельческих культур, в том числе и чечевицы. И вот когда горы Загроса впервые возникли на их картах почти одновременно с картами археологов, движение этой окультуренной чечевицы по Передней Азии и Ближнему Востоку показало, с достаточной приближенностью, вектор направления и первой неолитической волны в распространении по этому региону, и в общем-то культуры».

«Итак, вот все-таки первый и, наверное, самый главный вопрос. Я постараюсь сейчас быть как можно более зловещим… Существуют вампиры или не существуют?».[7]

Гости программы балансируют между образами экспертов и гуру: популярная культура заставляет привносить в освещаемые сюжеты мотивы разоблачения, эзотеричности знания, снятия покровов с истины.

Слушатели, звонящие в программу, нередко сами профессионалы - коллеги приглашенных экспертов. Но что дает передача зрителю, который не владеет языком «флуктуаций Шноля»? В соответствии с иронической аннотацией книги, она «повышает самооценку постоянных зрителей программы, вынужденных вести напряженную интеллектуальную работу, поощряемую собственными эвристическими откровениями».

Знание в передаче представлено как путь его достижения. Конечно, слова, произносимые в студии, как правило, не дают приращения знания, и едва ли даже внимательные зрители смогли бы воспроизвести большую часть услышанного по окончании передачи. Возможно, высказывания ученых отвечают на потребность в устойчивой картине мира, где есть место для убедительных суждений о вселенной, Земле, человеке, истории и для самих научных занятий, которые не представляются как причуда или излишество. Кроме того, «Гордона» смотрят не всегда всерьез. На экране представлены странные люди, визуализирующие образ профессиональных знаний. Их социальные позиции и роли вполне узнаваемы, и в том случае, когда не удается уловить аргументы в беседе, за ними можно просто наблюдать.


Заключение

Данная курсовая работы была посвящена рассмотрению телевизионных передачах, в которых обыгрываются концепты «знания» в соотношении с критериями «ума», «интеллектуальности» и «культуры». В последние годы вырабатывается культурный язык, соединяющий формы западной развлекательной продукции и «советского ретро». Мы рассмотрели некоторые программы, которые строятся на основе ключевых понятий из «традиционной» высокой культуры, но существуют в форматах массовой культуры, в виде телевизионной игры и ток-шоу. Телеигры (например, «Как стать миллионером?», «Самый умный», «Слабое звено») заявляют о своей «легкости», развлекательности. Среди программ, в большей или меньшей степени связанных с жанром ток-шоу, есть те, к которым применимо определение «серьезных» и «интеллектуальных», например - «Культурная революция», «Что делать?», «Школа злословия», «Гордон». Такие не похожие друг на друга передачи могут быть рассмотрены вместе, с точки зрения «сплошного потока» телевизионных сообщений. У этих программ предположительно разная аудитория, но на зрительском экране, как правило, выстраивается слабо дифференцированный текст, образующийся при переключении каналов.

И «конкурсы», и «беседы в студии» опираются на традиции советского или перестроечного телевидения. Но расцвет собственно телевизионных жанров, игры и ток-шоу, пришелся на конец 1990-х-2000-е годы, благодаря переносу и адаптации жанров западного телевидения к российским культурным реалиям. Между двумя полюсами, «тем, что увеселяет», и «тем, что учит», есть множество образовательных программ. В нашей статье рассматриваются те передачи, которые не являются в чистом виде образовательными, хотя и транслируют те или иные дискурсы знания.


Литература

1. Актуальные проблемы совершенствования СМИП. Свердловск, УрГУ, 1986

2. Багиров Э.Г Место телевидения в системе СМИП: Учебное пособие. М: Изд-во МГУ, 1976

3. Буданцев Ю.П. Системность в изучении массовых информационных процессов. –М: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1986

4. Гордон А. Диалоги. М., 2003.

5. Дуня Смирнова; беседа с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым. 15 декабря 2003. Культура года. Канал «Культура».

6. Заславский Г. Михаил Швыдкой - суперзвезда // Русский журнал. 23 мая 2002 года.

7. Любивый Я.В. Современное массовое сознание: динамика и тенденции развития/АН Украины, Ун-т философии. Киев: Наукова думка, 1993

8. Основы телевизионной журналистики. М: Изд-во МГУ, 1987

9. Официальный сайт «Школы злословия». http://www.tvkultura.ru/page.html?cid=1140

10. Поваляев С.А. Научная информация: деятельность, потребности, мотивы. –Минск: Университетское, 1985.

11. СМИ в социалистическом обществе. М: Политиздат, 1989


[1] Заславский Г. Михаил Швыдкой -- суперзвезда // Русский журнал. 23 мая 2002 года.

[2] Там же.

[3] Официальный сайт «Школы злословия». http://www.tvkultura.ru/page.html?cid=1140

[4] Дуня Смирнова; беседа с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым. 15 декабря 2003. Культура года. Канал «Культура».

[5] Дуня Смирнова; беседа с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым. 15 декабря 2003. Культура года. Канал «Культура».

[6] Дуня Смирнова; беседа с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым. 15 декабря 2003. Культура года. Канал «Культура».

[7] Гордон А. Диалоги. М., 2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему