регистрация / вход

Нравственные аспекты журналистского видения мира в работах А. Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву" и А.С. Пушкина "Путешествие из Москвы в Петербург"

О временах Емельяна Пугачева. Истоки подвига Александра Николаевича Радищева, его биография, годы жизни. В Лейпцигском университете. Годы службы - обер-аудитора Радищева. Определение жанра "Путешествия" и триумфальное шествие идей его книги по стране.

Нравственные аспекты журналистского видения мира в работах А.Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву" и А. С. Пушкина "Путешествие из Москвы в Петербург"

Время создания "Путешествия из Петербурга в Москву"

Жестокий век – жестокие сердца. "Золотой век", когда привилегии помещиков и крепостной гнёт достигли наивысшего развития.

Время, когда "северная Минерва", носившая маску просвещённой государыни и играя в либерализм, как справедливо заметил А.С. Пушкин: "…знала плутни и грабежи своих… (подчинённых), но молчала. Одобренные таковою слабостью, они не знали меры своему корыстолюбию, и самые отдалённые родственники временщика с жадностию пользовались кратким его царствованием. Отселе произошли сии огромные имения вовсе неизвестных фамилий и совершенное отсутствие чести и честности в высшем классе народа. От канцлера до последнего протоколиста всё крыло, и всё было продажно. Таким образом, развратная государыня развратила своё государство", рассуждала о том, что России нужны "совершенные законы", которые "по велению разума" смогут изменить жизнь в интересах народа.

Время Емельяна Пугачёва, потрясшего до основания абсолютистское государство и крепостнический строй. И сделавшего политику правительства Екатерины II еще более жестокой.

"Екатерина уничтожила звание (справедливее, название) рабства, а раздарила около миллиона государственных крестьян (т.е. свободных хлебопашцев) и закрепила вольную Малороссию и польские провинции. Екатерина уничтожила пытку – а тайная канцелярия процветала под её патриархальным правлением; Екатерина любила просвещение, а Новиков, распространивший первые лучи его, перешёл из рук Шешковского в темницу, где и находился до самой смерти. Радищев был сослан в Сибирь; Княжнин умер под розгами – и Фонвизин, которого она боялась, не избегнул бы той же участи, если б не чрезвычайная его известность" – так обличал Пушкин "Золотой век" Екатерины.

В это тёмное царство, полное мучений, нужды и страданий, людского горя и глухого "стона", неожиданно ворвался луч солнечного света. Страна была похожа на растревоженный улей, все говорили о Французской революции.

Екатерина II стала со страхом говорить "об ужасах царства народа… царства самого ужасного из тиранов – царства черни". Её тревожило, как бы "эта французская мода не превратилась в эпидемию" и не перенеслась бы в Россию, где восставший народ мог бы напомнить времена "маркиза" Пугачёва.

Начались преследования свободолюбивых и прогрессивно мыслящих людей в России. Среди них находился и А.Н. Радищев, который не побоялся поднять голос в защиту многомиллионных народных масс.

"Истоки подвига Радищева"

Александр Николаевич Радищев родился 20 августа 1749 года в Москве, в семье потомственного дворянина, коллежского асессора Николая Афанасьевича Радищева, из дворян была и его мать Фёкла Степановна Аргамакова.

В доме родителей Саша не видел сцен расправы с крепостными, но, не мало слышал рассказов о жестоких соседях-помещиках, среди которых ему запомнился некто Зубов, который кормил своих крепостных, как скот, из корыт, а за малейшую провинность безжалостно сёк.

О гуманном отношении Радищевых к своим крепостным свидетельствует тот факт, что во время восстания Пугачёва, крестьяне доказали свою любовь и отплатили добром за добро. Как рассказывал сын писателя Павел: детей "раздали по мужикам", они "не выдали, а жёны их марали маленьким господам лица сажею, боясь, чтобы бунтовщики не догадались по белизне и нежности их лиц, что это не крестьянские дети, обыкновенно замаранные и неопрятные. Ни один из тысячи душ не подумал донести на него…".

Начальное образование Саша получил в Москве, в доме дяди М.Ф.Аргамакова, профессора только что открывшегося Московского университета.

Уроки демократически настроенных профессоров, труды М.В.Ломоносова, русские книги и журналы были первым учебным чтением, научившим юношу ценить науку и любить русский народ.

В Пажеском корпусе юный Радищев выделялся среди воспитанников "успехами в науках и поведением". Там он подружился с Алексеем Кутузовым. Оба юноши были влюблены в русскую литературу, общались с известными русскими писателями, которые горячо спорили и мечтали о том времени, когда изящная словесность покинет, наконец, стены аристократических салонов.

В Лейпцигском университете, где он с двенадцатью лучшими учениками из России слушал лекции по словесности, философии, изучал химию, медицину, немецкий, французский и латинский языки, но мы "мыслить научились", как указывал сам Радищев по книге Гельвеция "Об уме". Друзья Радищева пытались связать идеи европейского Просвещения с русским общественным движением. Александр Радищев и Фёдор Ушаков предлагали решительную борьбу за свободу народа и готовили себя к ней.

Именно в этот период Радищев ясно осознал, что одними только научными познаниями не измеряется ценность человека. Главное – это умение постоять за свои убеждения.

Испытанием мужества обернулось для Радищева столкновение студентов с жадным, обкрадывающим, унижающим и оскорбляющим студентов майором Бакумом. "Карманные пистолеты, заряженные дробью.… В жару исступления чего не могло бы случиться", но оружие не пригодилось. На собственном опыте юноша убедился, что грубой силе полицейского государства может быть и должна быть противопоставлена сила убеждений, духа высокоодарённой и высоконаправленной личности, живущей идеалами добра и справедливости.

Другим жизненным испытанием для молодого Радищева была смерть Ф.В. Ушакова, человека выдающихся способностей и твердых убеждений. Ушаков завещал Радищеву никогда не изменять собственным убеждениям, твёрдо стоять за них: "Прости теперь в последний раз, – говорил Ушаков. – Помни, что я тебя любил, помни, что нужно в жизни иметь правила, дабы быть блаженным, и что должно быть тверду в мыслях, дабы умирать бестрепетно!".

И Александр Радищев дал клятву верности завету Фёдора Ушакова. "…Слова его громко раздалися в моей душе, и неизгладимою чертою ознаменовались в памяти. Поживут они всецелы, доколе дыхание в груди моей не исчезнет и не охладеет в жилах кровь".

"Истоки подвига Радищева именно в этих чувствах и мыслях, всколыхнувших его внутренний мир и заставивших задуматься над собственной жизнью" – нельзя не согласиться со словами

А.Г. Татаринцева, что истоки жизненного подвига Радищева, именно в верности и следовании до конца своим убеждениям.

Вся дальнейшая жизнь автора "Путешествия" свидетельствует о верности этой клятве.

Позднее, в 1773 – 1775 годах, верность идеалам Ушакова прошла первую проверку, когда Александру Радищеву пришлось пойти на разрыв со своим самым близким другом Алексеем Кутузовым, когда выяснились их принципиальные расхождения в отношении к жизни и существующему строю. А.М. Кутузов, решив устраниться от активной борьбы с повсеместным злом, стал франкмасоном – членом Петербургской ложи религиозно-мистического общества, куда входило немало "екатерининских вельмож".

Умение постоять за свои убеждения, за свои идеалы, за справедливость, за добро – первые и самые необходимые требования, о которых должен задуматься начинающий журналист.

"Зритель без очков"

Радищеву была уготовлена другая судьба. Вернувшись на родину, он понял, что здесь никому не нужны молодые образованные люди, служители добра и справедливости.

Перед Радищевым выпало новое испытание сохранения верности своей клятве, как среди взяточников и казнокрадов не потерять своё достоинство, своё лицо, не продать душу "дьяволу". Со всем этим он столкнулся, поступив в Сенате, скромную должность протоколиста.

Перед молодым человеком открылась бездна человеческого горя, произвол помещиков и местных властей. Через два года, в мае 1773 года, Радищев перешёл на службу прокурором в штаб командующего 8-й Финляндской дивизии генерал-аншефа графа Я.А. Брюсова. Его наблюдения о действенном положении солдат в Южной армии позднее отразились в "Путешествии из Петербурга в Москву" в главе "Спасская Полесть":

"…Воины мои, почитались хуже скота. Не радели ни о здравии, ни прокормлении, жизнь из ни во что вменялася; лишались они установленной платы, которая употреблялась на ненужное им украшение. Большая половина новых воинов умирали от небрежения начальников или ненужныя и безвременныя строгости".

Радищев был подавлен всей несправедливостью военного судопроизводства. Обер-аудитору дивизии полагалось по службе подыскивать статьи законов, на основании которых военный суд выносил приговоры беглым рекрутам и провинившимся солдатам. Законы были жестокими, и за малейшую провинность солдат подвергали телесным наказаниям или осуждали на каторжные работы.

Не в силах мириться с этим беззаконием и поняв, что не в его силах что-либо изменить, Радищев подал в отставку. Но он не сдался, не изменил своей клятве, а нашёл свой метод борьбы, но позже, в "Путешествии", в главе "Зайцево".

Писатель вложит в уста судьи Крестьянкина, объяснит, почему тот покинул судейскую должность: "Нередко в затруднительных случаях, когда уверение в невинности названного преступником меня побуждало на мягкосердие, я прибегал к закону, дабы искать в нём подпору моей нерешимости; но часто в нём находил вместо человеколюбия жестокость, которая начало своё имела не в самом законе, но в его обветшалости. Несоразмерность наказания преступлению часто извлекала у меня слёзы. Я видел (да и может ли быть иначе), что закон судит о деяниях, не касаясь причин оные производивших".

Только материальные затруднения вынудили Радищева вернуться на службу помощником графа Александра Романовича Воронцова, начальника Петербургской таможни. Радищев объявил беспощадную войну контрабандистам, взяточникам, иностранным авантюристам и казнокрадам. Он с позором выставил купца, желавшего подкупить его ассигнациями.

"Все современники отдали Александру Николаевичу справедливость в том, – писал сын писателя Николай, – что он совершенно был чужд корыстолюбия, начальствуя таможнями

С. петербургской губернии, он мог нажить миллионы, но он не нажил ничего и оставил детям своим небольшое родительское наследство и честное имя".

Но, секунд-майор, Радищев, безбоязненно вступал в защиту младших служащих. В главе "Спасская Полесть" он расскажет о грубейшем нарушении судопроизводства, имея в виду дело таможенного чиновника Степана Андреева, оклеветанного и сосланного потом на каторгу.

Будущий писатель заслужил репутацию прямого и справедливого человека. Так проявлялась его верность клятве, данной Фёдору Ушакову. Воронцов ценил образованность, честность и ум Радищева, называя его "зрителем без очков", т.е. правдолюбцем, от которого не сокрыта серая обыденность жизни и её отрицательные стороны.

Будущий журналист должен не только научиться наблюдать, анализировать, но и непредвзято излагать. Стать "зрителем без очков", как бы трудно, в наше непростое время, это было делать.

А.Н. Радищев в доме Воронцова встречался с влиятельными вельможами екатерининского двора, держался всегда независимо и никогда не искал случая получить продвижение по службе и награды, хотя двор императрицы с жадностью смотрели на миллионные доходы таможни.

Секретарь саксонского посольства в Петербурге Георг фон Гельбиг дал в своих мемуарах сочувственную характеристику А.Н. Радищеву, подчеркнув его исключительную смелость, правдивость, верность убеждениям, скромность, деловитость, писал с горечью: " …он был достоин занимать высшие места в государстве, но умный человек гордится и на незначительном месте".

А сколько сегодня "продвинутых журналистов", которые по "трупам" проложили свою карьеру, пренебрегая честью и достоинством. А много ли найдется умных, деловых, скромных тружеников, способных сказать: "Служить бы рад, прислуживаться тошно!".

"Принцип правдивости"

Радищев, как разносторонне развитый человек, посещал дворянские собрания и общества, Английский клуб, масонскую ложу, бывал на балах, находил время для литературных занятий: много читал, писал любовные стихи, переводил на русский язык иностранные сочинения, одно из которых – "Размышление о греческой истории, или О причинах благоденствия и несчастья греков". Габриэля де Мабли – снабдив его примечанием: "Самодержавие есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние". Никто из его друзей или современников не решился бы на такую крайнюю мысль. Но в недрах сознания великого мыслителя кипела громадная созидательная работа, зрели смелые мысли, которым суждено было найти выход в его гениальном произведении "Путешествие из Петербурга в Москву".

События Крестьянской войны 1773 – 1775 года сыграли решающую роль в политическом воспитании Радищева. Изучив весь ход восстания по подлинным документам, автор "Путешествия" признал закономерной и справедливой ту борьбу, которую вели крестьяне, работные люди, казаки и солдаты против помещиков и царицы.

Но писатель понял, что они неминуемо были обречены на поражение из-за своей стихийности и неорганизованности. "Он искали паче веселие мщения, нежели пользу сотрясения уз" - писал он в главе "Хотилов" "Путешествия".Но Радищеву, ярому противнику царизма, был чужд монархизм "грубого самозванца" Пугачёва.

Принцип правдивости: "Удалитесь от меня ласкательство и пристрастие, низкие свойства подлых душ: истина пером моим руководствует!" лёг в основу "Путешествия из Петербурга в Москву".

Правдивость в сочетании с гражданственностью, публицистичностью является предшественницей реалистического метода изображения человека в русской классической литературе. Радищев был предшественником великих русских писателей-реалистов: Пушкина, гоголя, Толстого, Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Чехова.

Сама российская действительность воспитывала писателя-гражданина, борца, который, уверившись в концепции просвещенного абсолютизма, выступал в роли гражданина, который дерзал учить царей.

"Государь есть первый гражданин народного общества, – писал Радищев в письме другу "жительствующему в Тобольске по долгу звания своего", в год открытия памятника Петру Первому. Он видит в нём "мужа необыкновенного. Название великого заслужившего правильно". Но вместе с тем писатель видит в деятельности Петра Великого и теневую сторону: он уничтожил "вольность частную", т.е. лишил свободы человеческую личность.

"Нет и до скончания мира примера, может быть и не будет, чтобы царь упустил добровольно что-либо из своея власти, седяй на престоле", едко замечает автор "Письма", имея в виду Екатерину II. Так постепенно, год за годом зрели и крепли антимонархические убеждения писателя. В глазах Радищева абсолютный монарх – это нарушитель народного правопорядка, преступник, восставший против своего народа.

На каком уровне, даже в мировом масштабе, находится правдивость наших СМИ можно судить по освещению событий, происходящих в Южной Осетии. Здесь политика заглушила всю правду и, с какой лёгкостью западные журналисты отступили от основных принципов журналистики – независимость и правдивость.

Определение жанра путешествия

Выбирая свой жанр, Радищев сознательно опирался на русскую традицию путешествий, но вложил в старую форму принципиально новое содержание. Писатель наполнил его злободневным политическим содержанием; вместо разрозненных заметок и наблюдений путешественника, углублённого в собственные мысли и переживания, занятого только самим собой, мы находим у Радищева совершенно другого героя – Гражданина, Борца, живущего интересами своего народа, России.

Духовный мир нового героя был главным предметом изображения в литературе европейского и русского сентиментализма.

Не прошел мимо сентиментализма и Радищев. Его "Путешествие" носит отчетливый след его влияния.

"Однако, "чувствительность", как мировоззренческая категория, ограничивающая реакцию человека лишь состраданием, сочувствием, не удовлетворяет Радищева, – справедливо заметил В.И. Фёдоров. – Она только первый импульс при его встрече с рабски закабалённым народом, с безудержным разгулом самодержавия. Истинный гражданин только тогда испытывает удовлетворение и радость ("веселие неизречённое!"), когда непосредственно включается в борьбу за освобождение народа, станет "соучастником быть во благоденствии себе подобных".

Вот почему в силу собственной политической активности и художественного мастерства Радищев в путешествии из Петербурга в Москву" переходит за рамки метода сентиментализма и, используя элементы реалистического метода, создаёт, опережая время, уникальное произведение словесного искусства.

"Путешествие из Петербурга в Москву" – это собрание художественных и документальных повестей, публицистических очерков, теоретических трактатов, философских рассуждений, политических деклараций, исповедей, писем, слов, од и т.д., объединённых внешне – сюжетом путешествия из новой в древнюю столицу России, а внутренне – идеей политической борьбы с самодержавием и крепостничеством.

Образ путешественника – главный внешний сюжетообразующий стержень произведения. Без него не было бы и "Путешествия".

Путешественник – это любознательный, внимательный и душевный человек, который "любопытствует" узнать истории всех, кого он встречает на своём пути. Он располагает великим даром располагать к себе людей, они рассказывают свои истории с величайшей охотой, дверяя ему самое сокровенное. Путешественник Радищева – это художественный автопортрет, который, отделившись от его создателя, стал литературным типом гуманиста в самом высоком смысле этого слова.

Композиция "Путешествия" представляет собой внутреннюю взаимосвязь, мотивированность всех компонентов повествования. Она обусловлена идейным замыслом, пронизывающим всё произведение от начала до конца. Проявляется композиция в постепенном диалектическом раскрытии основных тем и идей произведения посредством повествования и изображения характеров людей, с которыми встречается путешественник.

Верный себе, писатель на многих страницах "Путешествия из Петербурга в Москву" показывает, как страшная Российская действительность воздействует на разум людей, превращая сторонних дотоле наблюдателей, "смотревших не прямо", в "сочувственников" путешественника. "Я взглянул окрест меня, душа моя страданиями человечества уязвлена стала. Обратил взоры мои во внутренность мою – и узрел, что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает не прямо на окружающие его предметы".

Новый век, новые мировые, Глобальны проблемы, стоят перед человечеством. Но сидя в студии, в кабинете, пусть даже очень "высоко" и говорить о них, писать скупые статьи, не видя всех угроз которые может нанести глобальное потепление, загрязнение окружающей среды, демографическое, экономическое падение, войны, катастрофы – невозможно решить не одной из этих проблем.

Где он – путешественник, который откроет глаза людям на общечеловеческую проблему не банальными избитыми строчками, а действительно реалистическим литературным произведением, способным затронуть душу даже самого пассивного наблюдателя. Не побоится рассказать всей правды, которая вызовет взрыв в обществе сильнее термоядерного взрыва. Может, только тогда люди вспомнят о своём родном доме, адрес которого – Земля. В свободном, демократичном обществе ничего не может помешать нашим журналистам. Просто, молодым журналистам надо вспомнить всё о "верности идеалам".

Триумфальное шествие "Путешествия"

Еще при жизни Радищева началось триумфальное шествие идей его книги по стране. "Путешествие" читали, изучали, им руководствовались в своей жизни и деятельности передовые русские люди.

Мотив борьбы с тиранией, деспотизмом и крепостничеством роднит раннюю лирику А.С. Пушкина с творчеством Радищева.

В оде "Вольность" поэт повторяет заглавие радищевской оды и развивает в ней тираноборческую тему. Связь с "Путешествием из Петербурга в Москву" слышится и в пушкинской "Деревне", здесь звучит страстный протест "друга человечества" против "губительного позора" крепостного права.

За двести рублей Пушкину удалось приобрести экземпляр первого издания "Путешествия" у секретаря тайной экспедиции С.И. Шешковского. Этим экземпляром великий поэт пользовался, когда работал над "Капитанской дочкой" и "Историей Пугачёва".

В чем состояла основная и, в высшей степени, сложная задача, какую ставил перед собой, хотя и не до конца выполнил, Пушкин в "Путешествии из Москвы в Петербург"? Конечно, не в том, чтобы просто напомнить русскому обществу имя Радищева и перепечатать некоторые страницы из его уничтоженной книги, под завесой якобы притворной полемики с ним, как думали некоторые. И не в том, чтобы вступать с автором "Путешествия из Петербурга в Москву" в подлинную полемику с каких-то новых, якобы "антирадищевских", позиций последекабрьского времени, как думали другие.

Пушкин не во всём был согласен с автором "Путешествия из Петербурга в Москву", написав, в 1833 – 1834 году "Путешествие из Москвы в Петербург".

В ряде моментов поэт соглашается с автором и дополняет его. "Публикуется: "Сего ... дня пополуночи в 10 часов, по определению уездного суда или городского магистрата, продаваться будет с публичного торга отставного капитана Г... недвижимое имение, дом, состоящий в ... части, под №... и при нем шесть душ мужеского и женского полу; продажа будет при оном доме. Желающие могут осмотреть заблаговременно".

Следует картина, ужасная тем, что она правдоподобна. Не стану теряться вслед за Радищевым в его надутых, но искренних мечтаниях... с которым на сей раз соглашаюсь поневоле...".

"Помещик, описанный Радищевым, – говорится в главе "Шлюзы" – привёл мне на память другого, бывшего мне знакомого лет 15 тому назад…. Этот помещик был род маленького Людовика XI. Он был тиран, но тиран по системе и по убеждению, с целью, к которой двигался он с силой души необыкновенной и с презрением к человечеству, которого не думал, и скрывать…". Здесь Пушкин в какой-то степени оправдывает помещика. "Мучитель имел виды филантропические. Приучив своих крестьян к нужде, терпению и труду, он думал постепенно их обогатить, возвратить им их собственность, даровать им права! Судьба не позволила ему исполнить его предначертания. Он был убит своими крестьянами во время пожара"

Пушкин упрекал Бестужева: "Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева? Кого же мы будем помнить? Это умолчание непростительно ни тебе, ни Гручу, – а от тебя, его не ожидал". В то время имя Радищева было под цензурным запретом, видимо это сыграло роль, и Бестужев не упомянул его в своей статье "Взгляд на старую и новую словесность России".

А.С. Пушкин высоко ценил научные, литературные труды Радищева, который много размышлял о коренном преобразовании русского стихосложения. В "Путешествии", в главе "Тверь", писатель уделил внимание разбору творческой позиции несправедливо осмеянного современниками В.К. Тредиаковского.

"Радищев, – писал основоположник русской национальной поэзии Пушкин, – будучи нововводителем в душе, силился переменить и русское стихосложение. Его изучение "Тилемахиды" замечательны. В самом деле, Радищев первым в России заметил, что не только размер и рифмы, но и звукопись является средством поэтической выразительности, придает стихам неповторимую красоту, музыкальность.

Русский писатель был горячим сторонником безрифменного стиха народных песен, в них ему открывались заветные думы свободолюбивого народа, И Радищев стал его певцом.

Пушкин пишет: "В конце книги своей Радищев поместил слово о Ломоносове. Оно писано слогом надутым и тяжелым. Радищев имел тайное намерение нанести удар неприкосновенной славе русского Пиндара. Достойно замечания и то, что Радищев тщательно прикрыл это намерение уловками уважения и обошелся со славою Ломоносова гораздо осторожнее, нежели с верховной властию, на которую напал с такой безумной дерзостью. Он более тридцати страниц наполнил пошлыми похвалами стихотворцу, ритору и грамматику, чтоб в конце своего слова поместить следующие мятежные строки:

"Мы желаем показать, что в отношении российской словесности тот, кто путь ко храму славы проложил, есть первый виновник в приобретении славы, хотя бы он войти во храм не мог. Бакон Веруламский недостоин разве напоминовения, что мог токмо сказать, как можно размножать науки? Недостойны разве признательности мужественные писатели, восстающие на губительство и всесилие, для того что не могли избавить человечества из оков и пленения? И мы не почтем Ломоносова, для того, что не разумел правил позорищного стихотворения и томился в эпопее, что чужд был в стихах чувствительности, что не всегда проницателен в суждениях и что в самых одах своих вмещал иногда более слов, нежели мыслей".

В 1835 году Пушкин совершил дерзкую попытку воскресить запретное для печати имя истинного сына отечества: написал очерк "Александр Радищев" для журнала "Современник". В нем он дал высокую оценку революционной книге, назвав её "сатирическим воззванием к возмущению". Но, царский министр просвещения граф С.С. Уваров нашёл "неуместным и совершенно излишним возобновлять память о писателе и о книге" и запретил печатание этого очерка.

Радищев и мёртвый был страшен царизму!

"Восстань, пророк, и виждь, и

внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Это призыв! Это напутствие А.С. Пушкина, пусть служит определением цели для людей, посвятивших себя журналистике.

Литература

1. Бабкина Д.С. Биография А.Н. Радищева написанная его сыновьями, М.- Л., 1959.

2. Кулакова Л.И., Западов В.А. Комментарии А.Н. Радищев Путешествие из Петербурга в Москву. Л., 1974 г.

3. Пушкин А.С. Заметки по русской истории XVIII века. – Полн. Соб. соч., в 10-ти т. Л., 1978, т. 8, с 92.

4. Пушкин А.С. Полн. Собр. Соч., в 10-ти т. Л., 1978, т.7, с 242,

5. Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву. – Полн. СОБР. Соч., в 3-х т. М. – Л., 1938 т. 1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий