регистрация / вход

Текст как объект литературного редактирования

Трактовка термина "текст". Общая схема работы редактора . Речевые ошибки в тексте. Коммуникативные особенности процесса редактирования. Своеобразие литературного труда. Процесс правки, нормы. Построение и анализ структуры литературного произведения.

Федеральное агентство по образованию и науке РФ

Казанский государственный технический университет им. А.Н. Туполева

Кафедра русского и татарского языков

Контрольная работа

по дисциплине «Стилистика и литературное редактирование»

на тему «Текст как объект литературного редактирования»

Выполнил студент

заочного отделения

гуманитарного факультета

группы 7271

Куликова М.В..

Проверила: Липовая С.А

Казань 2008


Содержание

Введение

Трактовка термина «текст»

Общая схема работы редактора над текстом

Речевые ошибки в тексте

Коммуникативные особенности процесса редактирования

Своеобразие литературного труда редактора

Процесс правки текста

Построение литературного произведения

Анализ структуры литературного произведения

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Умение редактировать нужно каждому специалисту по связям с общественностью. Ситуация: сегодня я редактирую и выпускаю твой материал, завтра ты редактируешь мой - обычна. Каждому приходится готовить к печати материалы, написанные людьми, далекими от литературного творчества. Все три функции творческой деятельности журналиста: организаторская (в общении с автором), организационная (понимание того, какое место должна занять публикация при формировании номера, полосы, ведении сквозной темы) и, наконец, собственно создание журналистского произведения, совершенствование его формы -находят своё преломление в редакторской работе над текстом. Электронизация СМИ, технический прогресс во всех областях подготовки и распространения информации не только облегчают и ускоряют процесс редактирования, но и повышают требования к профессионализму редактора.

Литературное редактирование - прикладная по своему характеру, практическая по цели, комплексная по структуре дисциплина, одна из «молодых» в ряду прикладных филологических дисциплин. Формирование её шло традиционным для этих дисциплин путём - от накопления частных приемов работы над текстом, связанных с конкретной ситуацией и решением практических задач, к созданию методик, основанных на систематизации этих приёмов, к научному их осознанию.

Впервые университетский курс лекций по литературному редактированию был прочитан на факультете журналистики МГУ профессором К.И. Былинским в 1952 г. В лекциях была сформулирована общая концепция курса, очерчен предмет дисциплины, представлен основной понятийный аппарат, определены ведущие разделы программы. Это свидетельствовало о том, что подготовительный этап в создании новой учебной дисциплины был завершён. Была предпринята разработка программ практических занятий, вышли первые методические пособия. Практикум по литературному редактированию, долгое время считался специфическим объектом литературоведческого анализа, а текст как объект лингвистики был в большинстве случаев ограничен рамками предложения. Структурная лингвистика и оформившаяся впоследствии как самостоятельная дисциплина лингвистика текста распространили свои наблюдения на большие, чем предложения, речевые единицы - сверхфразовое единство и текст в целом, трактуя его как «организованный на основе языковых связей и отношений отрезок речи, содержательно объединяющий синтаксические единицы в некое целое». Разработка теории коммуникации, изучение реальных условий функционирования языка сделали возможным определение: «текст — это речевое произведение». Текст рассматривается как результат взаимодействия плана выражения и плана содержания, как система, предполагающая двух участников - автора и адресата (отправителя и получателя). В отличие от широкой концепции текста, когда текст «открыт» и в нём в любой момент можно поставить точку, текст в понимании редактора всегда ограничен рамками литературного произведения, конкретен и завершён. Однако в теории редактирования термин «текст» специально не расшифровывался и употреблялся в ограниченном смысле, ему предпочитали термин «авторская рукопись» или «текстовой оригинал». Текстом, исходя из особенностей редакционного процесса, называли как любую представленную автором для опубликования рукопись статьи или книги, так и часть готовой рукописи, вплоть до отдельной её фразы или абзаца, над которой работает редактор. Такое определение не отражало - и не ставило своей задачей отразить - сложнейшую природу феномена «текст» и не могло служить основой для
научного подхода к выработке практических решений.


Трактовка термина «текст»

Работа автора над формой литературного произведения начинается задолго до того, как текст ложится на бумагу. Уже в процессе формирования замысла будущего произведения и осмысления фактов действительности складываются его жанровые особенности, приёмы изложения. Но вот текст написан... Мысль автора воплощена в конкретную форму, выражена средствами языка и закреплена знаками письма. Для автора текст становится материалом завершающей стадии создания литературного произведения, работы, которую А.С. Пушкин называл «редко замеченным трудом отделки и отчётливости». Для редактора работа над авторским текстом — основной этап литературного труда. Редактора принято называть помощником автора, но даже при самой широкой трактовке обязанностей редактора, принятой сегодня в практике периодической печати, анализ, оценка и правка текста авторского произведения остаются его главной задачей. Чёткое осознание предмета деятельности существенно для любой практической дисциплины. Благодаря этому становится возможным очертить круг необходимых для неё знаний, избежать случайностей при выборе приёмов, заимствованных у других дисциплин, целеустремлённо и последовательно применять эти приёмы, придать методике практической дисциплины черты системы. Разработка научных основ редактирования опирается на фундаментальные знания о тексте, его теорию. Следует иметь в виду, что термин «текст» многозначен. В филологии принято троякое его толкование. Текст понимается как результат целесообразной речетворческой деятельности, как письменный источник, как речевое произведение. Первая трактовка - наиболее широкая. Она представляет текст как сознательно организованный результат речевого процесса, как мысль, облечённую в определенную форму для выражения определённого смысла.

Особенности редактирования газетных материалов были очевидны: редактор не может не учитывать характер публикаций, их информативность, специфику выражения авторской позиции, близость автора к событию и читателю, условия работы в редакции, её оперативность. Наконец, немаловажно, что редактор работает в этом случае с материалами малых литературных форм.


Основные характеристики текста

Теорией текста выявлены его основные характеристики, из которых для редактирования первостепенное значение имеют целостность, связность, закреплённость в определённой знаковой системе, информативность. Понимание сути этих характеристик важно редактору не только в плане теории. Пренебрежение ими неизбежно скажется в его практической работе, приведёт к редакторской близорукости, когда оценка текста как целого подменяется рассмотрением частных недостатков, выискиванием авторских промахов, перечнем частных неудач. При этом не учитывается, что текст - всегда «связное речевое высказывание с характерным для него стойким смысловым единством». Ошибочной и вредной для практики представляются также трактовка цели литературного редактирования лишь как обработка языка и стиля готовящегося к печати произведения, с которой до сих пор можно встретиться в пособиях по редактированию. Задачи редактора неизмеримо шире и глубже.

Целостность текста обеспечивается смысловой нитью, которая должна проходить через весь текст. Выявить эту нить, идя от внешних значений к смыслу, - первоочередная задача редактора. Оценка им целостности текста идёт по двум направлениям: анализ его как органического единства и выявление полноты и точности составляющих его элементов. Стремясь к целому, никогда не забывать о частях, и, работая над частями, всё время видеть целое - так формулируют эту задачу опытные редакторы. Методика анализа текста как системы не тождественна методике анализа его частей. Целостность текста как литературного единства не соотносится непосредственно с лингвистическими единицами и имеет психолингвистическую структуру. Она достигается единством замысла и точностью построения текста, целостностью образного осмысления материала, ясностью логического развертывания мысли, стилистическим единством текста. Анализируя компоненты текста, редактор должен проявить глубокое и всестороннее знание предмета, широкую лингвистическую эрудицию. Целостность текста при редакторской правке требует сохранения смыслового тождества при переходе от одной степени компрессии речевого высказывания к другой, более глубокой, устойчивости по отношению к побочным, посторонним влияниям. Практический смысл этих наблюдений психологов для редактора очевиден.

Подход к тексту как к литературному целому - основополагающая концепция многих современных исследований в области редактирования берёт свое начало в первых пособиях, адресованных редакторам. Этот принцип был сформулирован уже К.И. Былинским в его книге «Литературное редактирование газеты»: обязанность литературного правщика «проверка и исправление текста как литературного целого». Методика, созданная им, не допускала возможности полагаться на чутьё, на то, «звучит» фраза или «не звучит». Особого внимания редактора требуют гладкие, по первому впечатлению безукоризненные фразы, - предупреждал он. Нельзя править вслепую. Прежде чем править, надо точно установить недостатки целого текста, выявить его смысл. Текст, рассмотренный вне системы коммуникаций, в которых он существует, прерывист. В содержании его всегда имеются различной величины смысловые скважины, которые читатель в процессе своего восприятия текста должен заполнить. Чтобы текст был понят правильно, либо сам читатель должен располагать необходимыми для этого знаниями, либо предыдущее изложение должно подводить его к заполнению очередной смысловой скважины. Если эти условия не будут соблюдены, понимания между автором и читателем не возникнет. Понятно, как важно учитывать эту особенность текста при редактировании. Экспериментальными исследованиями установлено, что связи между далеко отстоящими друг от друга элементами текста трудно фиксировать из-за ограниченного объёма нашей кратковременной памяти. Фрагменты текста, между которыми существует связь, должны одновременно храниться в ней. При редактировании, стремясь во что бы то ни стало предотвратить неверное толкование текста, его легко засушить, сделать для читателя неинтересным. Однако для редактора реальна и другая опасность — оставить в тексте смысловые разрывы, заполнить которые читатель не может.

Закреплённость - важнейшее качество письменной речи - даёт ей известные преимущества перед речью устной. Две формы речи - письменная и устная - располагают разными средствами для того, чтобы облегчить адресату путь к её пониманию. Известно, что никогда не говорят так, как пишут, и почти никогда не напишут так, как говорят. Письменная речь не может передать ни мимику, ни жест автора - то, что Ираклий Андроников, мастер устного рассказа, называл маленьким театром лица и рук исполнителя. Читатель не слышит его интонацию, не фиксирует пауз, не связывает так непосредственно, как при слушании устной речи, высказывание с его психологическим и социальным контекстом. Однако, слушая, мы следим за смыслом но мере произнесения слов, читая, можем воспринять текст или достаточно большой его фрагмент в целом, сразу окинуть его взглядом. Мы можем отложить прочитанное в сторону, подумать и потом вернуться к нему снова. В устной же речи возврат к уже высказанной мысли подразумевает обязательный её повтор. Письменная речь может быть более сложной по структуре, она допускает включение элементов различных знаковых систем (цифр, формул, рисунков, чертежей) и требует от адресата большей, чем речь устная, самостоятельности и аналитичности мышления. Немаловажно и то, что за одно и то же время прочитать можно почти в три раза больше слов, чем внимательно прослушать. Многие графические приёмы письменной речи не имитируют приёмы речи устной и имеют самостоятельное значение. Так, не имеет аналога в устной речи табличная форма организации материала. Прописные и строчные буквы могут указывать в тексте не только на значение грамматических форм, но и на эмоциональную окраску слов. Абзацный отступ не только графически проясняет архитектонику текста, но и сохраняет во многих случаях значение написанного «с красной строки».


Общая схема работы редактора над текстом

Психология редакторского труда пока не стала предметом специальных научных исследований, и, рассматривая психологические предпосылки редактирования, мы вынуждены опираться на общие положения, сформулированные психологами в результате изучения сложных форм человеческой деятельности. Редактирование с полным основанием может быть отнесено к одной из таких форм, и общая схема работы редактора может быть представлена следующим образом:

получение информации;

постановка задачи;

создание модели поведения и схемы ожидаемых результатов;

действия и соответствующие этим действиям результаты.

В условиях редакционной работы эта схема получает конкретное наполнение. Первый её компонент — знакомство редактора с авторским произведением. Второй — постановка задачи редактирования. Она может быть продиктована и уточнена как внешними обстоятельствами, так и качествами самого материала. Заранее может быть запланирован объём, жанр, необходимость подчеркнуть связь с текущими событиями, форма контакта с читателем, может быть определён вид правки. Затем редактор решает, как он будет действовать, — так расшифровывается третий компонент схемы. Редактор может отослать материал на доработку, может работать над текстом вместе с автором или один и выбирает методику, которая, с его точки зрения, наиболее рациональна в данном случае. Зримые действия редактора, в частности процесс правки текста, — лишь последний, завершающий этап редактирования.

Психология редакторской работы чрезвычайно сложна. Это предопределено сложностью её объекта - текста, фиксирующего результат сложнейшей деятельности человека, своеобразием коммуникативных связей, возникающих между автором, редактором и читателем, спецификой редакторского труда, в котором творческое начало сочетается с аналитическим. В свете этих особенностей и должны быть рассмотрены психологические предпосылки редактирования.


Речевые ошибки в тексте

Речевую ошибку в тексте принято прежде всего толковать как отступление от языковой нормы. Однако по своему характеру, происхождению и последствиям неправильности, встречающиеся в тексте, различны, а оценка их часто крайне сложна. Не случайно психология речевых ошибок, фиксируемых текстом, стала предметом специальных исследований. Ошибки письма и технического воспроизведения текста принято подразделять на ошибки неверного прочтения и запоминания слова или группы слов, на ошибки неверного перевода во внутреннюю речь и на ошибки механические (ошибки типа «ослышек» и «обмолвок» не характерны для письменной речи). Анализ типичных ошибок воспроизведения подсказывает редактору «слабые», наиболее часто искажаемые места печатного текста: предложения или более крупные фрагменты текста, начатые одинаковыми словами, слова, разделённые переносом, конечные слова в строке и абзаце, текст, набранный крупным шрифтом. Особого внимания редактора требуют заголовки, названия рубрик, шапки. Часто встречаются замена и перестановка букв внутри слов, одинаково начинающихся и имеющих сходные окончания, перестановка букв внутри малознакомого, редко встречающегося слова, замена слов и оборотов синонимичными, пропуски слов, повторяющихся в тексте. Типичный случай технического искажения текста - исчезновение абзацного отступа и появление его там, где текст должен быть напечатан в подбор (обычно это происходит, если предыдущая строка полная).

При знакомстве с текстом в поле зрения редактора неизбежно попадают отклонения от нормы, воспринимаемые как нарушения общепринятых правил письменной речи. Наиболее жёстко регламентируют действия пишущего правила орфографии, и понятие «грамотность» принято прежде всего связывать с соблюдением орфографической нормы. Знаменательно, что в первые послереволюционные десятилетия лингвисты осознавали борьбу с неграмотностью как проблему социальную. Сегодня нет необходимости убеждать кого-либо в необходимости грамотно писать, но тем более стоит напомнить, что орфографическая ошибка в печатном тексте воспринимается как неуважение к читателю. Правила орфографии наиболее стабильны. Они меньше подвержены изменениям, чем норма пунктуационная, лексическая и тем более стилистическая, которая чаще направлена на то, чтобы помочь пишущему осуществить выбор между языковыми вариантами, чем утвердить, что следует поступить только так, а не иначе. Часто в зафиксированном текстом высказывании содержится несколько смыслов, и ошибка является следствием неудачного выбора одного из них или неумения распорядиться средствами языка. Психология рассматривает такие ошибки как «своего рода сигнал шва в речевом механизме, разошедшегося под влиянием тех или иных обстоятельств». Автор в этом случае уверен, что никакой ошибки он не совершил, а текст допускает разночтения и нуждается в правке. Типичный случай «расхождения речевого шва» - неверный выбор слова. Не помогут здесь и словари, где слово накоротке дается с пометой «разговорное» и указаны три его значения: 1) на близком расстоянии; 2) на короткое время; 3) в дружеских близких отношениях. Ни одно из этих значений мысль автора не передает.

Текст материалов массовой информации впитывает в себя различные отклонения от нормы, в том числе и те, которые отражают сегодняшний день речевой практики. Наблюдения над языковой практикой убеждают, что «всякие отклонения от обычного, закономерного, нормализованного, если они начинают употребляться в разных текстах и стилях, постепенно приобретают черты устойчивости и могут в конечном счёте стать нормой». Не только знание правил, но и широкая лингвистическая эрудиция, начитанность, литературный вкус позволяют редактору различить ошибку, причина которой - низкая языковая культура пишущего, и языковую форму, отражающую процессы, происходящие в живой речи. Решить конкретную задачу редактору помогает соотнесение вариантов языковых форм с содержанием целостного материала, требованиями его жанра, постижение авторской манеры изложения.

Происхождение и структура письменной речи подразумевают сознательное владение пишущим средствами языка, однако в своей работе над текстом редактор выходит за рамки решения только лингвистических задач. Психологические предпосылки редактирования следует трактовать широко и включать в рассмотрение этой проблемы не только процессы порождения и восприятия речи, но и психологию читателя, психологию литературного творчества, чётко отдавая себе отчет в том, что суть редакторской работы - сотворчество, и психологические предпосылки её не сумма, полученная при изучении других родов деятельности, а сложное единство.


Коммуникативные особенности процесса редактирования

Уточняя и углубляя мысль автора, совершенствуя форму литературного произведения, редактор выполняет важнейшую общественную функцию. Практика редактирования в её лучших образцах служит подтверждением этому. Редактора часто называют «посредником» между автором и читателем. Термин этот в определённой степени условен. Он отражает скорее этап, нежели функцию редактора в системе коммуникации.

В системе, отображаемой схемой автор > редактор > читатель, текст целостного литературного произведения выступает в качестве единицы коммуникации (случаи, когда коммуникативной единицей служит фрагмент текста, ограничены). Схема эта наглядно, но несколько упрощённо и прямолинейно отражает связи между её компонентами. Другой её вариант предусматривает так называемую обратную связь: автор < > редактор < > читатель, фиксируя отношения, возникающие между читателем и автором благодаря редактору, который выступает не только как медиатор, сознательно влияющий на коммуникацию в направлении от автора к читателю, но и как представитель интересов читателя перед автором. Однако и эта схема не может отразить всех коммуникативных особенностей процесса редактирования. Психология литературного творчества ориентирована не только и не столько на реального читателя, сколько на представление о читателе идеальном, которое всегда формируется в определённых социальных условиях. Позиция реального читателя и представление о читателе идеальном совпадают далеко не всегда, поэтому одна из задач редактора - корректировка этих представлений, определение необходимой меры совпадения понятий «идеальный» и «реальный» адресат текста. Полное совпадение этих понятий невозможно, как невозможно прямое, «личностное» общение автора с читателем, уже потому, что их отношения всегда опосредованы текстом публикации и, добавим, текстом тиражированным. Одна из достаточно распространённых точек зрения сводится к тому, что для газеты следует писать так, чтобы написанное с одинаковым интересом прочли и академик и плотник, хотя вряд ли сегодня каждый читает подряд все газетные публикации. Общедоступность смысла не следует понимать как усреднённость формы. Если информационные жанры общедоступны, аналитическая статья рассчитана на определённого по уровню подготовки читателя. Когда в стремлении писать ясно и понятно для искусственно сконструированного «среднего» читателя идут на заведомые упрощения, неизбежны серьёзные творческие просчёты.

Общение автора и читателя в системе СМИ всегда социально ориентировано. Читатель воспринимает тиражированный текст в зависимости от своих представлений и общественных связей. Сложность этой проблемы очевидна, и тем более оснований предупредить редактора об опасности упрощённого подхода к ней.

Коммуникативная функция текста требует от редактора внимания к тем приёмам, которыми достигается контакт с адресатом, и позволяет осмыслить на основе филологического знания роль редактора в системе социального общения. Соотнесение социальной функции редактирования с выводом о том, что текст - речь организованная, обработанная, «своеобразный островок организованности», «упорядоченная форма коммуникации», служит убедительным доказательством права редактора на вмешательство в авторский текст. Однако взаимоотношения редактора и автора никогда не были простыми, история отечественного редактирования убеждает в этом. Пределы вмешательства редактора в авторский текст - сложная не только филологическая, но и этическая проблема. Не теряет своей остроты эта проблема и сегодня. Не подавлять личность другого индивида, не демонстрировать данную тебе власть (ведь от редактора в конечном счёте многое зависит, и автор это знает), а помочь автору возможно более полно реализовать свои возможности, - эти посылки лежат в основе профессиональной этики редактора. Вывод психологической науки о том, что постичь внутреннюю сущность человека можно, только проникнувшись его заботами, настроениями, «вчувствовавшись» в его чувства, находит своё конкретное воплощение в тоне редакторских замечаний, манере общения с автором, взвешенности, обоснованности суждений и, конечно, в тех изменениях, которые редактор вносит в текст.

Совместная работа автора и редактора над текстом - тот идеальный случай, который далеко не всегда удаётся осуществить на практике. Нельзя не учитывать заданности объёма публикации, жанровых требований и условий вёрстки. Известно, что самые жёсткие и вредные для материала сокращения часто происходят перед сдачей номера. Тем большая ответственность ложится на редактора, тем с большей благодарностью называют журналисты имена тех, кто помог им подготовить текст к публикации, кто не спешит написать поверх авторских строчек свой текст, а вдумывается в авторскую логику, умеет понять, в чём приметы авторского стиля.


Своеобразие литературного труда редактора

Писать за автора редактор не должен. Это непреложное правило современной издательской практики. Границы редакторского творчества обозначены достаточно жёстко, и тем не менее литературный труд редактора - труд творческий, подразумевающий необходимость активно освоить новое знание, постичь своеобразие мышления и стиля автора, помочь ему добиться единства формы и содержания литературного произведения. Ход творческого процесса для автора и редактора различен. Если автор к созданию литературного произведения идёт от наблюдений действительности, от изучения жизни, осмысливая и обобщая их, то для редактора отправной точкой творческого процесса, импульсом его литературной работы служит завершённое произведение автора. Текст литературного произведения вторичен по отношению к отражённой им действительности, но в поле зрения редактора неизбежно входит не только сам текст как предмет познания, но и весь сложный комплекс отношений, отражённый им: характер обобщений, сделанных автором, взаимосвязь и взаимозависимость между этими обобщениями и действительностью. Работая над авторским произведением, редактор соотносит представления автора со своими, мысленно повторяя путь от явлений жизни до реализации авторского замысла в тексте. Мы вправе говорить о присущем талантливому редактору своеобразном даре перевоплощения, который близок сценическому искусству. Когда изменения, внесённые им в текст, органичны, они не нарушают его целостности. Но одновременно такой редактор и строгий аналитик. Он сопоставляет представление автора с уровнем, достигнутым современным научным знанием, оценивает выводы, уточняет приёмы изложения, прогнозируя читательское восприятие текста. Сочетание творческого начала, сложной аналитической работы, знаний нормативных требований формирует психологические особенности редактирования, объединяющего в себе труд и творчество. В процессе своей работы редактор неизбежно проявляет себя как личность. Его человеческое «я» раскрывается в том узле отношений, который завязывается, прежде всего, на основе предмета его труда - текста литературного произведения - и проявляет себя в отношениях с автором и с другими сотрудниками редакции. Каждый редактор имеет право на свой стиль редактирования, на собственную методику и приёмы работы. Но каждый ли может реализовать это право? Каждый ли редактор становится мастером? Очевидно, чтобы стать им, нужна определённая литературная одарённость, нужно обладать способностью к зрительному восприятию текста, проявить склонность к филологическому исследованию, желание учиться, накапливать знания и делать это сознательно и целеустремлённо. Эти личностные качества редактора — предпосылки достижения им мастерства. Существенная особенность профессиональной психологии редактора, работающего в средствах массовой информации, - коллективность творческого труда, общность психологической установки сотрудников, работающих над изданием, взаимоотношения, обусловленные тем, что литературное редактирование входит в число необходимых для каждого журналиста профессиональных умений. Поэтому так важно вовремя помочь начинающему редактору. Это необходимая предпосылка его творческого становления.

Наблюдения над правкой начинающих редакторов позволяют говорить о двух типичных ситуациях: о переоценке ими своих знаний и возможностей, правке неоправданной, излишней категоричности суждений, подчас грубом вмешательстве в текст, в других же случаях - о неуверенности в себе, правке «робкой». От того, как будут восприняты первые редакторские опыты начинающего журналиста, в его профессиональной судьбе зависит многое. Плохо, когда он предоставлен самому себе и учится, слепо копируя образцы. В этом случае запоминаются лишь их внешние, технические приметы и в сознании откладывается некий стереотип, пригодный далеко не всегда. Бесспорно, индивидуальные методики могут многому научить, многое подсказать, но следует помнить, что редактирование - труд творческий и потому неповторимый.

Взаимоотношения редактора и автора всегда сложны. Стремясь постичь особенности изложения, ход мысли автора, редактор в определённой степени отождествляет себя с ним, но сохраняет самостоятельность, сопоставляя с авторским своё понимание произведения, своё толкование действительности, свой жизненный опыт. Психологические предпосылки этих взаимоотношений подразумевают социальный контакт, общение человека с человеком, изучение их требует обращения к социальной психологии.


Процесс правки текста

В ходе углублённого прочтения текста редактор достигает точности его оценки и обычно лишь после этого приступает к правке. Именно так рекомендует ему поступить традиционная методика редактирования, основывающаяся на опыте редакторов художественной литературы. Методика динамического редактирования, предложенная при подготовке к изданию научной и технической литературы, советует редактору составлять свое заключение о материале сразу после ознакомительного чтения, правку вести в ходе углублённого чтения, а затем, непосредственно перед сдачей в набор, просмотреть весь текст ещё раз. При подготовке к опубликованию материалов массовой информации мы наблюдаем гибкое сочетание различных методик, диктуемое многообразием содержательных и жанровых характеристик журналистских произведений.

В литературе по теории и практике редактирования проблемы редакторского анализа оттеснили на второй план вопросы, связанные с процессом правки текста. Это в определённой мере находит объяснение в концепции, видящей суть редактирования в своеобразной прогностической проверке рукописи с точки зрения того, как произведение будет служить читателю, а отнюдь не в правке её. И хотя общепризнанно, что часто правка занимает едва ли не большую часть времени при подготовке рукописи к изданию, многие пособия по методике редактирования вооружают редактора лишь самыми общими рекомендациями, как править текст. Идея правки текста не противоречит ни его объективным характеристикам, ни психологическим закономерностям творческого процесса создания литературного произведения. Умело проведённая трансформация не нарушает цельности и связности текста. Редактор имеет право выбрать приём правки, но этот прием должен быть точным, обоснованным, и применять его надо умело.


Построение литературного произведения

С чего следует начинать редактирование рукописи? Ответ на этот вопрос определяется многими причинами: содержанием и целью материала, читательским адресом, наконец, индивидуальной методикой редактора. И тем не менее, когда редактор начинает работу с устранения недочётов языка и стиля, подчёркивает их в тексте, предлагает автору сразу же внести исправления, можно с уверенностью сказать, что это редактор неискушённый. Часто весь его кропотливый труд оказывается напрасным, так как при более внимательном рассмотрении рукописи в ней обнаруживаются серьёзные конструктивные просчёты и после их исправления лексико-стилистическую правку приходится делать заново. Стилистические особенности произведения не существуют сами по себе, и, оценивая его литературную форму, мы должны рассматривать её как композиционно-стилистическое единство. Целостность текста — одна из ведущих его характеристик - во многом зависит от работы редактора над композицией авторского произведения. Совершенствование конструкции литературного произведения -существенный и обычно первый этап его редактирования. Только убедившись в том, что произведение «построено», можно переходить к работе над частностями, к шлифовке языка и стиля. Построение литературного произведения определяется общими законами композиции в той же мере, в какой подчиняются им произведения других видов искусства. Предлагая свои решения частных композиционных задач, живопись, архитектура, музыка стремятся к созданию целостного произведения, в композиции которого воплощается его внутренняя специфика и отражаются многоплановые связи с действительностью.

Современная филология знает две трактовки термина «композиция» -литературоведческую и лингвистическую, соответственно существует и два подхода к определению задач композиции. Литературоведение толкует композицию широко как этап творческого процесса, лингвистика понимает её как сочетание лингвистических единиц, составляющих речевое произведение, определяя жанр как относительно устойчивую композиционно-речевую схему. Изучение композиции - одно из развивающихся направлений стилистики. Обе трактовки термина «композиция» - и литературоведческая и лингвистическая — плодотворны при теоретическом осмыслении задач редактора и открывают путь для его практических действий над текстом.

Принято различать композицию художественного произведения, в основе которого лежит сюжет, и композицию произведения, не относящегося к литературе художественной, в основе которого лежит план, т. е. поэтический образ в первом случае, логическое построение - во втором. Композиция информационных публикаций преследует цель - сообщить информацию, точно передать факты, используя для этого выработанные практикой стереотипы построения. Понятие «композиция» шире понятия «сюжет», и лишь изучение композиции позволяет оценить авторский замысел во всём его своеобразии и сложности, помогает выяснить роль различных внесюжетных включений - лирических отступлений, различных композиционных рамок и других авторских приёмов. Чем сложнее по замыслу произведение, тем обычно сложнее его композиция, отражающая различные сдвиги во времени, вводящая рассказ от лица разных героев. Чёткость построения - необходимое требование к произведениям публицистики. Искусство публициста подразумевает как обязательное условие продуманность композиции, умение организовать изложение.


Анализ структуры литературного произведения

Любое построение всегда предполагает наличие частей, которые следует расположить определённым образом. Не случайно в литературоведении наравне с термином «композиция» часто употребляют термин «архитектоника», а работу писателя сравнивают с работой архитектора. Термины «конструкция», «конструирование», «прочность» часто употребляют, когда речь заходит о практических приёмах литературной работы. Материалы массовой информации, как правило, невелики по объёму. Вся публикация обычно находится перед нашими глазами, и целостность текста должна быть очевидной. Специфика литературной формы материалов массовой информации выдвигает перед редактором серию специальных проблем при работе над композицией и делает более жёсткими требования, предъявляемые к построению этих материалов.

Границы частей авторского материала должны быть точно определены, а структура выверена. Деление текста на части - процесс далеко не механический. Стремление количественно уравнять части всегда приносит только вред, причём подобные случаи не так уж редки в нашей практике. На газетной полосе сплошной текст выглядит скучным, поэтому часто его на последней стадии подготовки номера искусственно разрывают. Ущерб, который этим наносится, тем более ощутим, что необходимость выделить части текста более крупные, чем абзац, возникает обычно тогда, когда материал не только значителен по объёму, но и сложен по содержанию. К выделению единиц структуры можно подойти на основании различных принципов (содержательного, логического, ориентированного на психологию читателя, учитывающего способы внешнего оформления структурных единиц). Каждый из этих принципов для редактора существен.


Заключение

С проблемой нормы неизбежно сталкиваются в процессе своего формирования все практические дисциплины. Уровень практических требований и уровень научного знания всегда взаимосвязаны, и практика получает ответы на свои вопросы, прежде всего, в виде нормы. Норма удерживает устоявшиеся представления и предостерегает от поспешных решений. Однако параллельно с разработкой проблем нормативности языка в пособия по редактированию, в популярные лекции для газетных и издательских работников стали входить наблюдения над газетными и журнальными публикациями, текстами из популярных книг и брошюр. Эти материалы рассматривались не только в общих аспектах культуры речи и нормативных требований к литературному языку, но и в аспекте специальном, редакторском. За пределы нормативных представлений вышла практическая стилистика, включившая в научный обиход язык газеты как объект специального наблюдения. Взгляд на литературное редактирование только как на исправление ошибок языка и стиля лишился своего оправдания. Умение профессионально работать над текстом далеко не всегда находило себе место среди перечисляемых обычно слагаемых журналистского мастерства. Когда автор ищет и находит новые, общественно ценные, убедительные факты, нужные слова приходят сами - такова была распространённая точка зрения. Процесс литературной правки и сегодня иногда склонны считать неким почти магическим, не поддающимся объяснению действием. Система средств массовой информации подвижна. Между её составляющими происходит постоянное перераспределение функций, идёт взаимное обогащение приёмов работы, рождаются новые приёмы. Общие принципы, благодаря которым эти изменения обретают право на существование, должны быть известны журналисту. Знание общих положений служит основой выработки частных приёмов и практических действий. Редакторская работа над текстом - это род литературного труда, в ходе которого журналист всегда решает творческие задачи, и в то же время это труд тонкого исследователя, опирающегося на знания, добытые наукойю


Список использованной литературы

Былинский К.И. Литературное редактирование газеты/ К.И. Былинский.- М.: 1953.- с. 5.

Былинский К.И. Основы литературного редактирования и правки газетных материалов/ К.И. Былинский.- М.: 1948.- 64 с.

Былинский К.И., Розенталь Д.Э. Литературное редактирование. 2-е изд., испр. и доп. М, 1961. 355 с.

Винокур Г.О. Культура языка/ Г.О. Винокур.- М.: 1930.- 325 с.

Граудина Л.К., Миськевич Г.И. Теория и практика русского красноречия. М., 1989. 254 с.

Кохтев Н.Н. Ораторская речь. Стиль и композиция/ Н.Н. Кохтев.- М.: 1992.- 175 с.

Лазаревич Э.А. Программа курса «Литературное редактирование» / Под ред. проф. А.В. Западова. М., 1971; М., 1977.

Мильчин А.Э. Методика редактирования текста/ А.Э. Мильчин.- М.: 1980.- 320 с

Плющ А.Л. Вся жизнь и «Неделя» // Журналист. 1992. № 8. С. 26-27.

Рождественский Ю.В. Проблемы риторики и стилистической концепции В.В. Виноградова // Русский язык: Проблемы художественной речи. Лексикология и лексикография. Виноградовские чтения ГХ-Х. М., 1981. С. 34.

Сенкевич М.П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. 2-е изд. М., 1984. 319 с.

Сикорский Н.М. Теория и практика редактирования/ Н.М. Сикорский.- М.: 1980.- 328 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему