Средства массовой информации Китая

Интернет в Китае. Популярность Интернета "зашкаливает" все мыслимые и немыслимые рейтинги. На фоне относительно статичных темпов расширения Интернет-сообщества в Азии китайский бум вызывает восхищение, удивление и зависть.

Орловский государственный университет

Кафедра журналистики

Реферат

Средства массовой информации Китая

студентки 4 курса 5 группы

филологического факультета

отделения журналистики

Цэнджавын Э.Ц.

Орел-2003

В стране выпускается 2160 газет, 7916 журналов, на центральном и провинциальном уровне имеется 294 радио- и 560 телестанций (всего – 950 телеканалов, из них 35 ретранслируются через спутники на всю территорию КНР и зарубежные страны); работают два телеграфных агентства: «Синьхуа» (информация по экономике, внешней и внутренней политике) и «Чжунго Синьвэньдэ» (внешнеполитическая пропаганда). В информационной сфере занято 550 тыс. чел. В стране уже 8 млн. пользователей Интернет (ежегодный прирост на 30-40%). Идет процесс реформирования управления СМИ, за последние три года создано 15 газетно-журнальных концернов и 75 образовательных телецентров.

Несмотря на рыночные реформы, все СМИ по-прежнему являются государственной и партийной собственностью, в эту сферу запрещено привлекать иностранные инвестиции, на всех уровнях жестко контролируется политическая направленность сообщений печатных и электронных СМИ. Проект закона о печати с середины 80-х гг. находится на рассмотрении парламента.

Формируется нормативно-правовая база деятельности СМИ. Принят ряд положений, которые впервые в истории КНР регулируют исполнение конституционного права граждан на свободу печати. Реализация данного права оговаривается запретом на публикацию материалов, наносящих ущерб «единству, территориальной целостности и суверенитету КНР». Имеются статьи идеологического характера, пресекающие публикацию материалов, идущих вразрез с «базовыми принципами конституции КНР» (приверженность социалистическому пути, руководящей роли КПК).

Рыночная действительность, внешнеэкономические интересы, в т.ч. необходимость принятия соответствующих мер и в этой сфере при вступлении КНР в ВТО, вносят коррективы в жесткие идеологические схемы. В стране резко увеличилось число коммерческих изданий – вечерних, утренних, молодежных и рекламных газет, практически вобравших в себя ранее запрещенные политические и общественно-бытовые рубрики. В прошлом стандартная для всех СМИ политическая информация стала дополняться подробностями из жизни зарубежной и местной политической элиты, напрямую затрагиваются острые внутриполитической темы, в т.ч. проблемы безработицы, образования, коррупции. Пресса и телевидение стали более адресными, отвечающими политическим и культурным запросам разнообразных групп населения. Так, ЦТВ ежедневно работает на 10 телеканалах, конкурирующие с ним Пекинское и Шанхайское – на 6 и 5.

Запутанной по-прежнему остается ситуация с периодикой «для служебного пользования». Несмотря на объявленные в 1998г. лозунги покончить с «закрытой печатью», Отдел пропаганды ЦК КПК пошел на отмену ранее принятых решений в интересах «поддержания политической стабильности общества».

Важнейшими «стратегическими задачами» руководство Государственного комитета печати КНР считает: проведение дальнейших структурных реформ в отрасли – выведение основных СМИ из подчинения правит. ведомствам, их «картелизацию и коммерциализацию под партийным контролем» (планируется, наряду с ликвидацией 300 газет и 400 журналов, создать не менее 10 газетных концернов); усиление борьбы с порнографией и нелегальной издательской деятельностью, в т.ч. и с пиратскими печатными и электронными изданиями (компакт-диски); дозированную и подконтрольную «интернетизацию» китайского общества, создание новых влиятельных СМИ, «соответствующих мировому престижу КНР и способных успешно конкурировать на внешнем рынке».

Интернет в Китае.

Темпы роста впечатляющие. Популярность Интернета "зашкаливает" все мыслимые и немыслимые рейтинги. На фоне относительно статичных темпов расширения Интернет-сообщества в Азии китайский бум вызывает восхищение, удивление и зависть. Если же еще учесть, что первые подключения в Китае произошли всего лишь в начале 90-х годов, то станет понятен смысл выражения "китайское технологическое чудо", которое все чаще можно слышать из уст экспертов и специалистов-востоковедов.

Наметившиеся в последнее время центристские тенденции в политике Китая — особенно после присоединения Гонконга — дают возможность говорить о "китайском чуде" не только с экономической или географической точки зрения, но и с геополитической. Вместе с небывалым экономическим ростом возрождается "великий китайский дух". Китайцы, особенно в континентальном Китае, все больше ощущают себя великой нацией. Успехи и достижения Китая, а самое главное — огромная потенциальная мощь, заставляют китайцев всего мира ощущать себя "великой нацией", "нацией XXI века". Немалую роль играет в этом процессе и Интернет.

История.

История китайского Интернета неразрывно связана с Пекинским институтом физики высоких энергий (Institute of High Energy Physics). Web-сайт института — самый старый и наиболее известный в Китае и за рубежом. Страницы института стали стартовыми для многих государственных и коммерческих страниц; многие Web-дизайнеры и администраторы этого сайта стали важными правительственными чиновниками "от Интернета" или открыли свои собственные фирмы.

В Китае существует несколько специализированных сетей:

· научно-исследовательская CSTNet, объединяющая научно-исследовательские институты, государственные научно-технические органы и некоторые академические учреждения (в том числе и Институт физики высоких энергий); сеть знаменита тем, что именно там был произведен первый выход в Интернет в мае 1994 года через 64-килобитную линию Sprint;

· образовательная сеть CERNET, объединяющая образовательные учреждения Китая, начиная со средних школ и заканчивая университетами в крупных городах страны.

Две другие сети — China Net и Golden Bridge Network (GBNet) — являются двумя крупнейшими коммерческими сетями Китая. Причем ChinaNet — это государственная сеть, которая охватывает более 50% рынка Интернет-услуг в стране и предоставляет Интернет-сервис государственным организациям. На сегодняшний день в Китае, включая Гонконг (Сянган), свыше 100 тысяч провайдеров.

Правительство долго не могло определиться со своей политикой по отношению к Интернету, но уже в конце 1996 года Интернет получил "благословение" государства, и интерактивные технологии были включены в официальные планы развития китайской науки и техники. ChinaNet имеет свои филиалы в каждой провинции, в каждом городе и уезде. Кроме того, государство широко поощряет развитие коммерческих услуг в Сети, особенно связанных с дистанционным обучением, образованием и медициной. Приоритеты в сфере сетевых услуг отдаются, конечно же, банковской сфере. Однако и электронная коммерция, и развлечения, и другие сферы тоже поощряются.

Проблема № 1 — государственная безопасность.

Беспрецедентный компьютерно-сетевой бум в Китайской Народной Республике вплотную поставил китайские власти перед проблемой защиты своих национальных и государственных интересов. Широкое сообщество пользователей Интернета в Китае, напрямую завязанное со всем миром, дает не только преимущества китайским торговым компаниям, производителям, маклерам, финансистам и ученым по выходу на мировые экономические и информационные рынки, но и таит в себе массу угроз, связанных с утечкой информации, капитала, недобросовестной конкуренцией, международными спекуляциями, а также с проникновением запрещенных материалов (порнография и оппозиционная идеология) в страну. Сети, предназначавшиеся прежде только для научных обменов, получают широкое применение в коммерции и повседневной жизни граждан. И китайские власти законно предполагают, что эти сети могут быть использованы внутренней оппозицией для пропаганды "подрывных" идей в массах.

Авторитаризм КНР в вопросах контроля над средствами массовой информации вполне понятен многим китайцам, даже тем, кто относится к нынешнему политическому руководству отнюдь не лояльно. Многие зарубежные исследователи отмечают, что полная свобода слова в совершенно особых, специфических китайских условиях не только невозможна с точки зрения национальной безопасности, но и чревата весьма серьезными последствиями для безопасности международной. Соответственно — применительно к Интернету — китайские власти боятся "выпускать джинна из бутылки". Однако желание Китая — быть если не впереди, то хотя бы не позади планеты всей на фронте информационных технологий. Тем более что последние связаны с новыми возможностями для стабильно развивающейся китайской экономики и крепнущих позиций китайского бизнеса на международных валютно-финансовых и торговых рынках. Китайские власти были поставлены перед дилеммой: "отпустить" Интернет, проигнорировав возможные угрозы государственным интересам, или "зажать в тиски", упуская многие выгоды использования Сети в экономических целях. В результате недолгих и не афишируемых широко дебатов китайцы решили, как и во многих других случаях, подойти к проблеме комплексно.

Подход Китая к вопросам защиты государственных интересов в Сети можно образно охарактеризовать как "разнесенный тотальный контроль". Опасения, касающиеся "человеческого фактора" в Интернете, власти разрешают именно за счет этого человеческого фактора. Отдавая себе отчет в том, что будет невозможно отследить "правонарушения" нескольких миллионов (а может, и десятков миллионов) пользователей, власти перераспределили функции контроля и учета между операторами связи и администрирующими органами. На централизованном уровне была предпринята лишь блокировка широкого доступа к сайтам порнографического содержания и к некоторым новостным сайтам, таким, например, как "Рейтер" или "Нью-Йорк таймс". Специальные фильтры, которые провайдеры Интернет-услуг обязаны устанавливать за свой счет, блокируют также доступ к зарубежным ресурсам политического содержания, используя такие ключевые слова, как "Тайвань", "диссидент", "Тибет" и др.

В основном же наблюдение за работой пользователей ведется на местах и начинается уже с момента регистрации пользователя. Для того чтобы стать пользователем Интернета, физическое лицо должно пройти проверку в местном полицейском отделении и предоставить провайдеру справку установленного образца. По некоторым неофициальным данным, кадровые работники Министерства общественной безопасности (=МВД) нередко работают на руководящих должностях в крупных провайдерских фирмах.

Для физических лиц существует целый ранжир разнообразных наказаний: от денежных штрафов до лишения права пользования Интернетом на определенный срок. Требования, предъявляемые к корпоративным пользователям, на порядок выше, чем к физическим лицам. Проверка на благонадежность той или иной компании, желающей "вступить" в Интернет, занимает иногда несколько месяцев. Для солидных коммерческих компаний или государственных организаций, имеющих штатную службу безопасности или первый отдел, практикуется снятие блокировок в интересах бизнеса. Однако любые "шалости" сотрудников этих компаний тщательно фиксируются на специальном оборудовании, и нарушители режима строго наказываются. В фирмах ведется журнал, где аргументируется посещение каждого сомнительного сайта.

На предприятиях и в фирмах практикуется опыт публичных e-mail типа *@public.*, когда целой группе работников присваивается один и тот же адрес, а переадресация корреспонденции производится через системного оператора или дежурного администратора локальной сети.

Безусловно, такие меры могут осложнять оперативность работы бизнес-пользователей Интернета. Особенно тогда, когда речь идет об использовании Интернета при работе с зарубежными партнерами. Однако система "разнесенного тотального контроля" работает очень гибко и предусматривает различные послабления для определенных категорий пользователей, таких, например, как ученые-исследователи или работники средств массовой информации.

К тому же "меры обеспечения безопасности" в условиях динамично развивающейся экономики и рыночных отношений являются для властей больше средством самоуспокоения и успокоения наиболее консервативно настроенной части населения. По утверждению экспертов из компании China Internet Corp., принадлежащей государственному монополисту рынка информационных услуг — агентству новостей "Синьхуа", за период с 1996 года по настоящий момент в Китае не было зафиксировано ни одного случая использования систем электронной коммерции в целях пропаганды оппозиционных политических взглядов. Пользователям, интересующимся запрещенными ресурсами, открыты возможности обходить правительственные фильтры через открытые каналы на гонконгских серверах. Диссиденты внутри Китая очень активно используют электронную почту для ведения переписки с зарубежными товарищами и даже выпускают электронные журналы и бюллетени, содержащие информацию из китайских источников, за пределами страны.

По мнению чиновников министерства информационной индустрии, защита национальных интересов не должна становиться тормозом общего развития информационных технологий, которые на сегодняшний момент являются одним из главных инструментов приобщения китайцев к достижениям мировой культуры, науки и техники. На сегодняшний момент, по оценке China Internet Information Center, более 80% подключенных используют Интернет как источник получения данных в области науки и техники. При этом 78% пользователей в Китае — это молодые люди в возрасте от 21 до 35 лет. Понятно, что значительные препоны в пользовании Интернетом не в интересах китайского государства, взявшего курс на технологическое перевооружение промышленности и создание целой сети так называемых техно-индустриальных парков высоких технологий по всей стране. Тем более что Интернет, помимо всего прочего, очень удачно вписывается в далеко идущие планы правительства Китая в области глобального информационного присутствия.

Проблема № 2 — "китайский контент".

Если проблемы защиты государственных интересов и национальной безопасности в Сети являются для Китая больше стратегическими, чем практическими задачами, то языковая проблема — это проблема сегодняшнего дня.

Китайский Интернет ожидает острый дефицит содержания, так как большинство пользователей, а их, только по самым скромным подсчетам, должно быть около 8 млн. — это молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет (более 70%). В силу этих причин англоязычное содержание сети Интернет будет им или недоступно, или труднодоступно.

Китайские власти и коммерческие организации уделяют большое внимание проблемам перевода. Ведутся разработки различных систем автоматизированного перевода. Предпринимаются даже попытки автоматизировать перевод речи. Так, например, китайская Академия наук совместно с корпорацией AT&T объявили в конце октября 1998 года о пятилетней программе, результатом которой должен стать прототип программы-переводчика речи с английского на китайский и наоборот.

Однако проблема перевода — не единственная проблема. Китайцы нуждаются в оригинальном содержании Cети на китайском языке. На сегодняшний день, по разным оценкам, лишь от 30 до 55 процентов китайского Интернета — на китайском языке. Остальная доля приходится на английский язык.

Китайцы располагают достаточными интеллектуальными и материальными возможностями для "наполнения" Сети китайским содержимым. Однако у китайских компаний не хватает опыта для "подачи" этого контента в нужном месте, в нужное время, нужной аудитории. К тому же не всегда у китайских фирм хватает технологических и технических знаний и методов для продвижения информационной структуры на китайском языке.

Если говорить об электронных СМИ, то надо отметить явное отставание континентальных изданий от тайваньских, гонконгских или американских. Это преимущественно государственные или полугосударственные структуры. Новостные части этих изданий не всегда вовремя обновляются, системы поиска часто не работают или работают в примитивном режиме. Электронные СМИ КНР не всегда имеют законченную функциональную структуру: нет рубрикаторов, реклама располагается не в самых подходящих местах и т.п.

По результатам опроса, проведенного ChinaNIC летом 1998 года, около 50% респондентов выразили неудовольствие скудным китайским содержанием Сети. Правительство Китая, однако, не видит в этом большой проблемы, так как считает, что Китай находится лишь "в начале пути". Усилия официальных органов направлены в первую очередь на создание развитой, эффективной и технологически современной инфраструктуры, которую впоследствии можно будет без труда наполнять китайским контентом. На сегодняшний момент в Китае действует несколько национальных информационных систем, многие из которых не имеют прямого выхода в Интернет (к примеру, ИС гражданской авиации, метеорологическая ИС, ИС управления железнодорожным транспортом и т.п.). В то же время новые сетевые технологии, основанные на Интернет-протоколах, находят широкое применение в медицинских, коммерческих, банковских информационных системах. Рост развития отрасли программного обеспечения в Китае оценивается в 300% за последние два года.

Запущенная в начале 1998 года система коммерческих объявлений, базирующаяся на сайте министерства внешней торговли КНР, стала суперпопулярной в считанные дни и повлекла за собой массовое внедрение систем электронной коммерции в Китае в течение второй половины 1998 года. По мнению западных обозревателей, к 2005 году в Китае будет полностью создана законченная коммуникационная инфраструктура, которая позволит до 80% всех взаиморасчетов между предприятиями, предприятиями и населением производить посредством электронного обмена данными.

Китайское правительство официально взяло курс на "информатизацию" всей страны, и любые начинания, связанные с информационными технологиями, если не получают прямую поддержку государства, то всячески приветствуются. Огромное количество различных провайдеров, Web-студий, "Интернет-писателей" (новая профессия и источник пополнения бюджета для китайских студентов) должно, по мнению властей, "сформировать рынок Интернет-услуг и направить его в нужное русло". Надеясь на рыночные законы, власти, тем не менее, не забывают поправлять и направлять развитие интерактивных технологий. Но надо отдать им должное: контроля в Сети простые, лояльно настроенные пользователи почти не ощущают.

Идет также активное установление связей с государственными и коммерческими Интернет-службами в Сингапуре, на Тайване, в США, Канаде и Австралии. Китайцы, населяющие мир, кооперируются и взаимодействуют. Азиатские страны болезненно воспринимают "америко-центризм" в Интернете, и, похоже, что иероглифическое письмо, имеющее хождение или воспринимаемое без особых проблем практически во всех странах азиатско-тихоокеанского региона, может стать определенным вызовом англоязычному Интернету.

Не обходят своим вниманием китайский Интернет и зарубежные компании. Exite и Yahoo! уже давно запустили поиск на китайском языке. Китайские версии Netscape и MS Explorer выходят практически без отставания от основных. Многие зарубежные провайдеры Интернет-услуг отдают себе отчет в том, что без Китая и контента о Китае как таковом их услуги будут неполными.

Нельзя также не подчеркнуть, что китайская община во всем мире очень внимательно следит за развитием интерактивных технологий в Китае. Результатом этого внимания является целый ряд полезных Интернет-ресурсов (как на английском, так и на китайском), содержащихся за счет китайской общины и работающих на общественных началах. К таким ресурсам относятся прежде всего Сhina News Digest и TCFA UPDATE. Первый ресурс предоставляет широкий выбор различных новостных бюллетеней и ссылок на различные китае- и англоязычные Интернет-ресурсы. Там же находится архив разнообразных материалов по Китаю, включая фотоматериалы. TCFA — бюллетень китайской финансовой ассоциации, общественной организации, объединяющей финансистов и экономистов китайской национальности из разных стран мира. Информация, предоставляемая двумя этими организациями, абсолютно бесплатна и распространяется как через сайт, так и посредством рассылки.

Российский и китайский Интернет.

Для большинства российских пользователей Интернет является двуязычным. "Китайская грамота" доступна лишь небольшому проценту специалистов-востоковедов, из которых еще меньшее их количество имеют "пристрастие" к Сети сетей.

Что бы ни говорилось в российской или зарубежной прессе по поводу китайского Интернета и Китая вообще, полтора миллиарда китайцев, населяющие планету, — это возможные деловые партнеры российских телекоммуникационных и торговых фирм, потенциальные потребители российского сырья, оборудования и услуг, будущие друзья по переписке.

В России Китаем в Интернете занимается лишь несколько организаций. Наиболее профессиональная страница у Alain Charles Publishing Ltd Moscow Office. Есть свой сайт и у китайского посольства в России. Однако реального развития китайско-русский/русско-китайский обмен в Интернете пока не получил (такие попытки предпринимаются сейчас нашим Фондом азиатских исследований и торговым представителем КНР в Хабаровске: вопрос упирается в средства и время). Российское торгпредство в Пекине внимательно следит за тенденциями развития китайского Интернета, однако далее "наблюдения" дело вряд ли сдвинется в условиях скудного финансирования российских учреждений в Китае.