регистрация / вход

Аргументация в теории и на практике журналистской деятельности

Сущность понятия "аргументация". Методологические функции журналистики и виды аргументации. Принцип объективности/правдивости как основное условие аргументации. Анализ статей В. Ягутяна "Проблемы выбора" и И. Соловьевой "Каждому четвертому второе высшее".

ВВЕДЕНИЕ

В современном обществе существуют такие понятия как «манипуляция общественным мнением/сознанием», «манипуляция поведением» человека и т.д. К понятию слова «манипуляция» все подходят по-разному. Одни понимают его в значении «убеждение», другие – в значении «обман». В словаре С.И. Ожегова даются следующие определения этого слова:

1. Сложный прием, действие над чем-н. при работе руками, ручным способом.

2. Проделка, махинация (перен.).

В философском словаре нет определения слова «манипуляция», зато в трактовке психологов оно звучит так: «Манипуляция – вид психологического воздействия, которое ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его существующими желаниями, с целью добиться от него выгодного поведения»[14]. Тем или иным образом, данное слово у современного человека, в большинстве случаев, вызывает отрицательные эмоции. Никому не нравиться чувствовать себя «подопытной мышью». В профессиональной среде данное слово заменяют синонимами: «убеждение», «аргументация». Знание и умение пользоваться методами манипуляции или аргументации считается «наивысшим пилотажем» для специалиста. У журналистов более распространенно понятие «аргументация». По словарю С.И. Ожегова: Аргументация – это:

1.Умение приводить аргументы, доказательства.

2.Совокупность аргументов.

В философском словаре слово «аргумент» (лат.argumentum) означает:

1.Суждение (или совокупность суждений), приводимое в подтверждение истинности другого суждения (концепции, теории).

2. Основание (часть основания) доказательства.

3.В математике независимая переменная величина, изменением которой определяется изменение другой величины.

Так вот, объектом данной курсовой работы является теория аргументации, знание, которой поможет журналисту объективно разобраться в описываемых явлениях и убедительно представить их на страницах газет.

Предметом являются способы аргументации, которых очень много в теории журналистики. В данной работе мы ограничились лишь некоторыми из них, а именно, аргументацией:

1. контекстуальной;

2. теоретической;

3. эмпирической (прямое/косвенное подтверждение);

4. логической;

5. системной;

6. методологической.

Поставленная цель - разобраться, что есть аргументация в теории и на практике. Для ее достижения нам необходимо решить следующие задачи :

· определить суть понятия «аргументации» и ее составляющие;

· рассмотреть виды аргументации;

· разобрать один или несколько аналитических материалов на предмет присутствия в них, интересующих нас видов аргументации;

· проверить в статьях реализацию принципа объективности аргументации.

Структура работы:

· Введение;

· Глава I, состоящая из четырех параграфов;

· Глава II;

· Заключение;

В основу данной курсовой работы преимущественно легли работы Прохорова Е.П., Корконосенко С.Г., Чевозеровой Г.В., а также информация интернет-сайт: www.auditorium.ru.

Глава I ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСНОВАНИЕ АРГУМЕНТАЦИИ

1.1 Сущность понятия «аргументация»

Всякая аргументация содержит в себе три основных элемента. «Центром аргументации, главным ее содержанием является утверждение (называемое также тезисом, основной идеей или положением). Утверждение поддерживается рядом доводов. Каждый из доводов, в свою очередь, подкрепляется доказательствами. В качестве доказательств могут использоваться статистические данные, выдержки из текста, личный опыт и вообще все, что говорит в пользу данной аргументации. Под всеми названными элементами аргументации – утверждением, доводами и доказательствами – лежит элемент четвертый: основание. Основание – это некая общая посылка, точка отсчета, которая является общей для оратора или писателя и его аудитории и которая дает обоснование всей аргументации. К примеру, автор заявляет, что уличные художники вправе помещать свои граффити на общественных зданиях (утверждение), поскольку эти рисунки выражают их личные убеждения (довод) и порой представляют собой художественную ценность (еще один довод) . Затем автор приводит доказательства – допустим, выдержку из Конституции страны о праве на свободу слова или цитату из работы политического философа, который утверждает, что каждый человек имеет право на самовыражение. Кроме того, автор может привести примеры граффити, имеющих художественную ценность. Основанием или посылкой выстроенной им аргументации служит идея о свободе слова как особо важном праве человека»[16].

В логике, аргументация приравнивается к логическому рассуждению, в процессе которого обосновывается истинность или ложность какой-либо мысли с помощью других положений, проверенной наукой и конкретной практикой.

В массовой коммуникации, аргументация — это определенная человеческая деятельность, протекающая в конкретном социальном контексте и имеющая своей конечной целью не знание само по себе, а убеждение в приемлемости каких-то положений. В числе последних могут быть оценки, нормы, советы, декларации, клятвы, обещания и т. п.

Журналистская теория аргументации сочетает в себе аспекты коммуникации, логики и психологии. Ее отличительной чертой является письменная форма подачи информации. Журналисту необходимо, в первую очередь собрать информацию, во-вторых, проработать ее, то есть реализовать методологические функции журналистики.

1.2 Методологические функции журналистики

«С помощью философской энциклопедии определим понятие метод. Метод – путь, исследование, способ достижения определенной цели, совокупность приемов и операций практического или теоретического освоение действительности. Исповедуя определенные методы, журналист сначала изучает окружающую действительность, а потом опять таки вооруженный методологией, передает свои знания аудитории»[13].

Каждая из мировоззренческих функций играет определенную роль в конструировании сознания. Конструирующая роль журналистики заключается в неком сочетании разных уровней информационного обобщения. Сначала журналист собирает разрозненные эмпирические факты (уровень Э). По Прохорову, факт – проверенное, достоверное знание о том, что реально произошло в действительности, степень достоверности, которого зависит от источника информирования. Правдивый факт всегда должен иметь подтверждение или доказательство подлинности, которое при необходимости можно предъявить (очевидец, документ, аудио и видео запись, фотография…). Необходимо помнить, что слухи, догадки, предположения и вся, не документированная информация, относится, опять таки, по Прохорову, к сведениям третьего порядка и называется фактойдами . Профессиональный журналист всегда должен делать ссылку для читателя, чтобы дать ему знать, что перед ним факт или фактойд.

Затем, после сбора фактов, он обобщает их на уровне житейских, эмпирических понятий и закономерностей (уровень О). То есть он рассматривает явление с субъективной точки зрения, на которую влияют его мировоззренческая позиция, социальная и гражданская позиция, а также его «багаж» знаний. Потом сопоставляет полученные выводы с известными теоретическими обобщениями. И, в конце концов, смотрит на полученный результат с точки зрения максимального теоретического, философского обобщения. В результате, журналист сопоставляет информацию пройденных этапов и выходит на уровень объективного журналистского обобщения.

Знание теории аргументации не ограничивается лишь умением сочетать различные уровни обобщения. Также важно правильно собирать информацию, т.е. изучить различные методы ее получения. Всем этим занимается другая методологическая функция журналистики – координирующая функция .

«Координирующая функция– использование журналистом многообразных методов изучения действительности, которые используются в разных науках, в их совокупности. Например, к ним можно отнести социологические способы получения информации: анкетирование, контент-анализ, эксперимент, опрос – анкета и т.д. Главная задача состоит в оптимизации методологического отбора и диалектизации оперирования разными методами, то есть необходимо понимать какой метод выбрать, в нужный момент и как его реализовать в совокупности с другими методами. Данная функция помогает журналисту достичь близости с аудиторией, а именно, координирует не только теоретические и практические методы, но и свой метод с методом аудитории, что немаловажно. Журналист должен знать и чувствовать ее знания и настроение, чтобы он мог с ней полноценно общаться и эффективно реализовывать теорию аргументации.

Следующая методологическая функция журналистики - интегрирующая, согласно которой, любой предмет журналистского исследования должен рассматриваться как часть некоего целого, со всем комплексом его взаимоотношений, с целыми и другими составными частями. Часть имеет свои индивидуальные черты, но, относясь к целому, не перестает быть частью, так как она обладает чертами последнего.

Например, фигуру Президента рассматривают не саму по себе, а как часть определенного исторического процесса или носителя какой-либо идеологии на определенной территории земного шара в целом. Реализация такого системного подхода делает журналистский текст убедительным.

Реализация логико-гносеологической методологической функции – требует при анализе любого субъекта показывать его в непрерывном развитии и изменении. Мы не можем оставить без внимания самые незначительные изменения, отмахнуться от них как от досадных мелочей, потому как всякая мелочь, при определенных условиях проявляется, развивается и обретает более заметные размеры, увеличивая свое влияние.

Реализация вышеперечисленных функций порождает аналитическую журналистику, где вывод всегда подкрепляется аргументом, в основе, которого лежат факты»[13].

1.3 Виды аргументации

В зависимости от характера основания аргументации все ее способы можно разделить: на общезначимые и контекстуальные . «К общезначимым (теоретическим и эмпирическим) способам относятся прямое и косвенное подтверждение; вывод тезиса из принятых общих положений; проверка тезиса на его совместимость с другими законами и принципами, в частности с регулятивными принципами простоты, привычности и т. п.; анализ тезиса с точки зрения принципиальной возможности его эмпирического подтверждения и опровержения; проверка его на сочетаемость к более широкому классу объектов. А также, включение тезиса в некоторую теорию; совершенствование содержащей его теории, усиление ее эмпирического базиса и прояснение общих принципов, выявление логических связей ее утверждений, минимизация ее исходных допущений и, если возможно, ее аксиоматизация и формализация; формулировка объяснений и предсказаний на основе теории и т. п.; ссылка на эффективность метода, с помощью которого получен тезис, и т. д.»[4.С.15].

«Итак, рассмотрим сначала к онтекстуальные способы аргументации, которые включают оппелирование к традиции и авторитету, к интуиции и вере, к вкусу и др. Влияние традиции на эффективность аргументации связано с тем, что традиция закрепляет те наиболее общие допущения, в которые нужно верить, чтобы аргумент казался правдоподобным, создает ту предварительную установку, без которой он утрачивает свою силу. Традиция представляет собой анонимную, стихийно сложившуюся систему образцов, норм, правил и т. п., которой руководствуется в своем поведении достаточно обширная и устойчивая группа людей»[4.С.21]. Пример: Выпускной школьный бал. Это давняя традиция, которой мало кто решается пренебречь из выпускников и их родителей. Никто в этот долгожданный день не приходит без красивого наряда и «красной» ленты выпускника. Ведь принято считать, что в этот день каждый вступает во взрослую жизнь. Вот по этому, в рассуждении на тему «Зачем нужен школьный выпускной?» упоминание традиционности события будет иметь характер веского аргумента. Все контекстуальные способы аргументации не имеют ни теоретического, ни опытного подтверждения, они в большей степени основываются на психологическом уровне восприятия информации человеком.

Теперь, обратимся к различным видам общезначимой аргументации.

«Теоретическая аргументация - аргументация, опирающаяся на рассуждение и не пользующаяся непосредственно ссылками на опыт. Она противопоставляется аргументации эмпирической, прямо апеллирующей к тому, что дано в опыте. Способы теоретической аргументации, в отличие от способов эмпирической, чрезвычайно многообразны и внутренне разнородны. Они включают логическое обоснование, системную аргументацию, методологическую аргументацию и др.»[4.С.56].

«Логическая аргументация представляет собой выведение обосновываемого положения из иных, ранее принятых положений»[4.С.62]. То есть, мы подходим к основной идее или тезису через предшествующие ему выводы. Последние не могут полностью доказывать обосновываемое положение, но прибавляют ему степень достоверности. Пример: Тольятти индустриальный город. В нем развита и автомобильная, и химическая промышленности, а также их инфраструктура, которые приносят деньги городскому бюджету и рабочие места тольяттинцам. Причем, бюджет в Тольятти профицитный, а безработицы практически нет. Мы вполне можем назвать Тольятти богатым индустриальным городом. Где есть богатство, то есть и преступность. Тольятти часто называют криминальным городом (обосновываемое положение).

«Системная аргументация представляет собой обоснование утверждения путем включения его в качестве составного элемента в хорошо обоснованную систему утверждений или теорию. То есть включение утверждения в теорию распространяет на него ту эмпирическую и теоретическую поддержку, какой обладает теория в целом»[15]. Таково, к примеру, утверждение «Небо голубое»: оно не требует проверки и не допускает сомнения, иначе будет разрушена вся практика визуального восприятия и различения цветов, а также некоторые физические законы. А, отбрасывая утверждение «Солнце завтра взойдет», мы подвергаем сомнению всю естественную науку.

«Методологическая аргументация представляет собой обоснование отдельного утверждения или целостной концепции путем ссылки на тот, несомненно, надежный метод, с помощью которого получено обосновываемое утверждение или отстаиваемая концепция. Отдельными методами могут служить и анкетирование, и метод контент-анализа, и составление рейтинга и эксперимент, которыми особо часто пользуются журналисты. Эта аргументация напрямую связана с методологическими функциями журналистики»[4.С.75].

«Эмпирическая аргументация - аргументация, неотъемлемой частью которой является ссылка на опыт, на эмпирические данные. Ядро приемов эмпирической аргументации составляют способы эмпирического обоснования знания, называемые также (эмпирическим) подтверждением или верификацией (возможностью практической проверки теоретического положения, теории). Эмпирическая аргументация не сводится, однако, к подтверждению теоретических гипотез, она позволяет сформулировать новые теоретические обобщения»[4.С.86]. Подтверждение может быть прямым , или непосредственным, и косвенным .

«Прямое подтверждение — это непосредственное наблюдение тех явлений, о которых говорится в обосновываемом утверждении»[4.С.90]. Например, необходимо подтвердить какой-либо вывод, которому есть прямое доказательство в виде рекламного плаката, который размещен по следующему адресу…его действительное наличие и будет являться прямым подтверждением.

«Косвенное подтверждение состоит в выведение следствий из доказываемого положения и их проверку опытным путем. Чем больше подтвержденных следствий, тем больше они свидетельствуют в пользу истинности самого положения»[4.C.105].

Пример: На улице мороз (обосновываемое положение). У человека вошедшего в дом, запотели очки, а иней, который был на усах, через некоторое время превратился в росу (следствие).

Подтверждение: Во-первых, известно, что сильно охлажденный предмет (очки) в теплом помещении покрывается капельками росы. Во-вторых, также, известно, что волосяной покров (усы), обдуваемый горячими парами воздуха на морозе, покрывается инеем, но при теплой температуре кристаллы инея тают и превращаются в воду, т.е. в росу. Так как следствия подтверждены, то делаем вывод, что: На улице мороз.

Согласно «логическому словарю»[18] «выведение следствий и их подтверждение, иногда, не в состоянии установить справедливость обосноваемого положения». Такие примеры часто встречаются в «желтой» прессе: « Если мы сейчас не начнем изучать проблемы глобального потепления, то через 20 лет мы умрем (нельзя проверить)».

Эмпирическое обоснование требует дополнения теоретическим обоснованием. Опыт, начиная с самого простого, обыденного наблюдения и кончая сложным научным экспериментом, всегда имеет теоретическую составляющую. А теория всегда подтверждена опытом . Поэтому любой аргумент будет весомым и доказательным только в том случае, если будет содержать в себе два аргументирующих компонента эмпирический и теоретический.

1.4 Принцип объективности/правдивости как основное условие аргументации

Прохоров называет принцип объективности/правдивости первым в ряду журналистских принципов. «Благодаря журналистике у читателя создается такая картина мира, которая, будучи структурно развернутым образом действительности, регулирует отношение носителей этой модели с реальной действительностью» - Прохоров. Таким образом, принцип объективности/правдивости контролирует отражение, именно, реальной действительности.

При рассмотрении методологических функций журналистики мы уже обратили Ваше внимание на важность сбора и обработки материала, а также объективности фактов и о необходимости ссылки на их источник в журналистских текстах.

Другим важным фактором принципа объективности/правдивости является вопрос трактовки приведенных фактов, интерпретация их взаимосвязей. Именно это явление и называется аргументацией, а также манипуляцией. В последнем случае, аргументация носит такое название, если журналист либо зависит от кого-то в социальном плане (т.е. лоббирует чьи-то интересы), либо опирается в статьях лишь на собственное видение мира, что говорит о его непрофессионализме, а также о несоблюдении журналистской этики.

«Случается, что отступление от принципа объективности не имеет злого умысла. Иногда это элементарные ошибки журналиста, добросовестные заблуждения, которые нужно иметь мужество признать и исправить. В идеале, журналист объективен, тогда, когда его жизненная, социальная, идеологическая, партийная позиции встают на защиту истинных интересов общества и предполагают верную ориентацию в действительности. Из этого следует, что аргументация будет объективной»[13].

Выводы Главы I

Теперь, немного изучив явление журналистской аргументации, попробуем дать ему общее определение. Журналистская аргументация – это информация, прошедшая уровни журналистского обобщения, ставшая совокупностью выводов и суждений, которые основаны на принципе объективности и могут обосновать истинность или ложность какого-либо тезиса или основания.

Из данной главы мы также делаем следующий вывод: журналист, реализуя методологические функции журналистики при создании своего произведения должен использовать все вышеперечисленные способы аргументации. Чем лучше он это делает, тем больше реализует принцип объективности, тем выше эффективность его влияния и результативность журналистской деятельности.


Глава II . РЕАЛИЗАЦИЯ ВИДОВ АРГУМЕНТАЦИИ И ПРИНЦИПА ОБЪЕКТИВНОСТИ В ЖУРНАЛИСТСКИХ МАТЕРИАЛАХ

2.1 Анализ статьи Владимира Ягутяна «Проблемы выбора»

Предыдущая глава является лишь теоретической точкой зрения проблемы теории аргументации в журналистике. Теперь попробуем рассмотреть эту проблему в «реальности», то есть в журналистских текстах.

Для этого мы выбрали статью Владимира Ягутяна «Проблемы выбора»[Приложение№1], опубликованную в газете «Понедельник» №12 (115) от 6 апреля 2004 года, в рубрике «Мнение». Само название рубрики говорит о том, что в ней напечатана субъективная точка зрения, видение проблемы глазами одного человека, который не пытается убедить читателя в своей правоте, а хочет лишь высказать свой аргументированный взгляд на вещи.

Автор, выбранного нами журналистского аналитического материала рассуждает о проблеме политического режима в России и пути его «эволюции» [«ПН»№12(115)] – именно это является основанием или посылкой дальнейшего аргументирования журналиста.

Утверждение автора приводится жирным шрифтом, в первом абзаце, что помогает читателю быстрее сориентироваться, о чем пойдет речь в статье, а именно: «Управленческая модель, которую сегодня использует центральная власть во главе с президентом Путиным, можно назвать просвещенным авторитаризмом».

2-3 предложения (п.) данного абзаца являются логическими доводами утверждения. 3-е п. вытекает из 2-го п. Они связаны словосочетаниями: «неустаявшаяся демократическая конструкция» и «ущербностью последней». Именно последнее словосочетание, в тоже время, является первой из ряда причин, которые, по мнению автора, привели к «просвещенному авторитаризму» («ПА»).

4-5 п. – это тоже тематическое утверждение (представленное в двух предложениях), только немного интерпретированное и более развернутое. Автор объясняет, что явление, обосновываемое им («ПА») – это «управленческая модель» при которой, одновременно существуют, как «жестко централизованная политическая власть», так и «якобы» демократические институты и проводятся «комплексные реформы».

6-е п. – это доказательство данного положения. С одной стороны, оно является прямым эмпирическим подтверждением или фактом, потому что его можно проверить в том или ином источнике информации, которым пользовался автор, но который он не указал. С другой стороны, данное доказательство можно назвать авторским методологическим обобщением (Глава I, с.7). Следуя графику, представленному нами в Главе I, автор данной статьи, исследуя интересующую его тему, просмотрел и прослушал большое количество информации различного уровня познания (теоретического, философского, бытового), потом все полученные знания он объединил, проанализировал и сделал свои выводы.

Следует заметить, что сделанные им выводы превалируют над реальными фактами на протяжении всей статьи.

8-10 п. На этом отрезке текста появляется одно из оснований для аргументации, а именно «вопрос, куда этот режим будет эволюционировать?» И сразу же даются два варианта ответа, предлагаемые автором (10 п.). Это два субъективных вывода, не имеющие под собой основания. Во-первых, следовало представить их по схеме: «Если А…, то Б…». Во-вторых, не следует исключать третьего или четвертого варианта, если их нет, то необходимо обосновать, почему их не может быть.

С 11-31 п. автор предлагает посмотреть как «режим просвещенного авторитаризма и управляемой демократии» справляется с проблемами общества и государства. Он особо выделяет «проблемы бедности и социального расслоения, проблему коррупции и проблемы судебной и административной реформ, феномен виртуальной власти».

13-е п. – это утверждение, если мы посмотрим, то это вывод, сделанный из следующих положений. То есть, для решения проблемы бедности и социального расслоения необходимо «сильное гражданское общество, мощные профсоюзы и реализация принципа приоритетности интересов конкретной личности над интересами государства»(14 п.), а в России нет ни первого, ни второго, ни третьего (15 п.). Отсюда, вывод, сделанный автором – «сегодняшняя модель управления и политического устройства не в состоянии эту проблему разрешить»(13 п.). Данная логическая аргументация (13-15 п.) [Глава I, с.10] также является доказательством основания аргументации. А именно, обосновывается описываемая модель «просвещенного авторитаризма и управляемой демократии», тем, что выделяет ее черты:

· гражданское общество может существовать, но сильно зависит от государства;

· «политическая система «заточена» не под интересы личности и общества, а под интересы государства» (15 п.).

16-18 п. являются авторскими обобщениями и также как и 13-15 п. подтверждают основание выделением еще одной черты:

· «при «ПА» явления бедности и экономического роста совместимы»[10.С.35].

Данное положение обосновывается прямым подтверждением (17-18 п.).

19 п. – это следующее утверждение или не решаемая проблема российского государства (проблема коррупции и проблемы судебной и административной реформ). Следом дается единственная ссылка в статье, в которой автор ссылается на свой же материал (20 п.), которая является доводом, как и следующее положение (21 п.). Вместе (19-21п.) они представляют собой логическую аргументацию. Ссылка говорит о том, что «коррупция процветает в тех странах, где отсутствуют или существенно ограничены демократические институты» (20 п.). В п. 21, видимо, следуя своим наблюдениям, автор утверждает, что в связи с «монтажом … «вертикали власти» и построением режима «управляемой демократии» эти демократические институты ограничиваются и приводят к увеличению коррупции (19 п.) и бюрократии (п.22). Таким образом, появляется еще одна черта «ПА»:

· «при частичной или полной регламентации властью демократических институтов явления коррупции, бюрократии неизбежны»[10.С.35].

Как мы видим, утверждение этого абзаца не совсем подтверждено. Такие элементы утверждения как проблема административной и судебной реформ не была обоснована автором. И даже последнее предложение абзаца (22 п.), где упоминается судебная система, трудно назвать подходящим аргументом. По нашему мнению, автору следовало обратить внимание читателя на связь коррупции с реформами административной и судебной систем.

В следующем абзаце речь идет о «феномене виртуальности власти» (23-31 п.). Доказываемым положением является п.25, также оно является еще одной выведенной автором чертой российского «ПА»:

· « с одной стороны … укрепление системы жесткого централизованного управления, а с другой – отсутствие … реального контроля и системы взаимосвязей между субъектом управления и объектами».

Первая часть данного тезиса, а именно, жесткое централизованное управление, не аргументируется, потому что автор, видимо, посчитал, что читатель помнит о вышеуказанном явлении ограничения демократических институтов, которое является ее признаком.

С 26 по 29 предложение эмпирически аргументируется вторая часть тезиса. Автор прямо показывает на опыт, который пережил или с которым хорошо знаком читатель.

П.32 – это напоминание вывода, который звучал на протяжении всей статьи: « «ПА» объективно не в состоянии решать ни проблемы общества, ни проблемы эффективного государственного устройства».

Далее следует субъективная точка зрения автора: «На мой взгляд, … - перемены в России неизбежны». Каждый читатель понимает, что это не факт, а лишь желание автора.

П. 34-48 – заключительная часть. Автор выделяет следующие проблемы выбора, по какому пути развития пойдет Россия (демократический или тоталитарный) и кто выберет этот путь президент и его окружение или общество. Именно на данном участке текста понятно полное значение заголовка.

Заключительная часть начинается с тезиса о важности состояния гражданского общества в решении политических вопросов (34 п.). Потом, автор заявляет, что президент и его окружение являются «решающим фактором» (п.35 и п.39), это положение подкрепляется доводами (п.37,38). Отсюда, мы можем предположить, что автор «за» «путь демократизации и либерализации», а также действующего президента.

П. 41 является предположением автора, о том, что российское общество есть политически грамотное общество и никогда не пойдет по старому пути тоталитаризма.

Следует сказать, что представленный нами текст вполне соответствует принципу теории аргументации и объективности. Автор хорошо аргументирует каждый высказанный им тезис. Проблема обоснованная им рассмотрена с разных сторон, что говорит о тщательной подготовке (сбор необходимого материала, работа с ним), или хорошем методологическом обобщении.

2.2 Анализ статьи Ирины Соловьевой «Каждому четвертому второе высшее»

Статью Ирины Соловьевой под названием «Каждому четвертому второе высшее» («актуальная газета» №4 за 26 марта 2004 г., рубрика «план-карта») мы взяли для сравнения с предыдущим журналистским материалом. Сделали мы это для того, чтобы показать различия в подходе аргументирования определенного мнения или точки зрения журналистами и, чтобы проследить некоторые закономерности или предпочтения в использовании различных видов аргументации.

Для начала разберем общий ход мыслей автора. Последний утверждает, что в городе Тольятти развит рынок дополнительных образовательных услуг (основание аргументации) Это он подтверждает рядом известных ему фактов: наличие образовательных учреждений, предоставляемых такие услуги; кому это нужно; какие виды услуг существуют, цены на услуги. Плюс схема «участников дополнительных образовательных услуг».

Теперь подробнее рассмотрим аргументацию журналиста. В анонсе, на первой странице, находится вступление статьи. Оно представляет собой логическую аргументацию. Автор начинает свое рассуждение с положений, которые имеют отдаленное отношение к теме. Из предложения в предложение журналист подбирается к главному своему тезису: « В недалеком прошлом, …, сфера дополнительного образования оставалась в тени. К настоящему времени ситуация сильно изменилась… ».

Абзац №1. Первое, что бросается в глаза – это вывод, что в Тольятти существуют «10 крупных структур, реализующих программы профессионального дополнительного образования». К данному тезису прикрепляется список последних. В совокупности, все это, мы могли бы назвать фактом, если бы автор предоставил нам ссылку не источник или метод получения этой информации.

Абзац №2. Здесь, журналист определяет, кому сегодня требуется второе высшее образование, по следующим принципам: по возрасту, по имеющемуся образованию, по месту работы, по жизненным целям. Почему он выделил именно эти принципы, ничем не объясняется. Мы предполагаем, что это не что иное, как социологические данные, представленные автором без ссылки на источник их получения. Или же, это общее методологическое обобщение, но если это так, то журналист обязан был указать метод появления таких точных цифр и др. данных.

Абзац №3. Первое предложение – это логическое соединение с абзацем №2, то есть третий абзац тематически вытекает из второй части последнего предложения второго абзаца: «… для профессионального и карьерного роста желают получить диплом специалиста по модной экономической направленности». Этот тезис автор подтверждает перечислением востребованных экономических специальностей: «… «Финансы и кредит», «Менеджмент», «Связи с общественностью»…» (прямое эмпирическое подтверждение). Данный отрезок текста, говорит о том, какие образовательные структуры предоставляют «дипломы модных экономических специальностей». В этом абзаце также встречаются неподтвержденные методологические данные (разновидности специальностей в каждом из вузов, установленные годы обучения), которые следовало бы подкрепить фразой: « Следуя данным проведенного нами исследования…» или указанием метода получения информации.

Абзац №4 отличается резкой сменой темы предыдущего абзаца. Теперь журналист предлагает рассматривать отдельную категорию профессионального дополнительного образования, профессиональную переподготовку (абзац №4,5). Здесь дается точная информация о данной услуге, но нет ни одного подтверждения к фактологическим данным.

Абзац №5. Чем дальше мы разбираем текст, тем больше убеждаемся в его информационно-рекламной направленности. Пример: «Участие, например, в престижной Президентской программе, осуществляемой ТАУ, - бесплатное!». В контексте эта фраза звучит как призыв к участию в программе и чувствуется пристрастная оценка автора либо к Президентской программе, либо к ТАУ, чего не должно быть в объективном журналистском материале.

Абзац №6-12. На данном участке текста автором рассматривается другая категория профессионального дополнительного образования – программы и курсы повышения квалификации. Они представлены во всем информационном спектре, как и предыдущая категория: виды (абзац №6), организации предоставляемые данные услуги (абзац №8,10,11), специальности программ и курсов (абзац №9). В абзаце №11 присутствует единственная ссылка автора.

По нашему мнению, следовало поменять местами абзацы №8 и №9, чтобы сохранилась целостность и логика информирования об организациях. Также в тексте не хватает общих выводов, содержащих оценочные элементы по первой и второй категории.

Абзац №13. Автор считает, не смотря на то, что в Тольятти существует «богатый рынок профессионального дополнительного образования, сегодня в этой сфере не хватает одной очень важной детали…». Данное утверждение не имеет ни доводов, ни доказательств, что ставит под сомнение его правдивости и объективность.

Журналист в лиде четко сформулировал основание или доказываемый тезис, а именно: «Можно утверждать, что сегодня в Тольятти сформирован рынок профессиональных дополнительных программ», но в заключительной части текста он не делает никаких логических выводов по поставленной проблеме и завершает его информацией о новой программе MBA, появившейся на российском, а не на тольттинском рынке. То есть, автор никак не связывает явления российского и тольяттинского рынков. Это можно было сделать следующим образом: «Возможно, в скором времени в Тольятти появится новая европейская программа повышения квалификации MBA, только начинающая работать на российском рынке образовательных услуг. Ее появление на тольттинском рынке объясняется, тем, что у города есть необходимые ресурсы для ее реализации и, потому как, Тольятти давно признан «экспериментальной площадкой» образовательных нововведений». Если бы автором была предложена эта связь, он бы не ушел от обосновываемого им основания и не нарушил логику повествования своего текста.

Наглядный материал способствует легкому восприятию и пониманию текста читателем. Представленная журналистом схема очень хорошо показывает «кто есть кто» на рынке дополнительного образования. Единственный недостаток заключается в том, что со стороны «заказчиков» представлены три элемента, а в тексте говориться только об одном предприятии – АВТОВАЗ.

Также мы хотим уделить внимание заголовку текста. Мы считаем, что он не совсем подходит к данному журналистскому материалу. Заголовок логически разделен с текстом. Автор никак не показывает, как он пришел к выводу «каждому четвертому второе высшее». Нет такого словосочетания «второе высшее», есть симанитически устоявшееся выражение «второе высшее образование».

Проанализировав, выбранную нами журналистскую работу, мы пришли к выводу, что автор не совсем четко определил для себя жанр текста, либо это информационно-аналитический материал, либо информационная справка. Сбивает с толку вступление к статье, где журналист предлагает «рассмотреть» определенную проблему «более детально», что говорит об аналитическом характере материала.

В целом, что касается информативности текста, то автор, несомненно, справился с этой задачей, но, что касается аргументации и ссылок на источники информации, то каждое из этих явлений встречается единожды на протяжении всего материала (абзац №1,11). Что является не совсем хорошим показателем владения способами аргументации и принципом объективности.

Выводы, выходящие из Главы II

Рассмотренные нами виды аргументации не совсем знакомы журналистам, материалы, которых мы разобрали. В основном они делают упор на логику повествования, то есть логическую аргументацию. В их работах также есть место эмпирической аргументации и ее разновидностям, но что касается системной, контекстуальной, методологической аргументации, они наверно встречаются, но, к сожалению, не в рассмотренных нами текстах. Отсюда, можно сделать вывод об объективности авторов. Как мы уже говорили, чем больше и лучше журналист использует различные способы аргументации, тем больше реализует принцип объективности, тем выше эффективность его влияния и результативность его деятельности. К этому следует добавить важность цели, поставленной перед журналистом и его способность к методологическому обобщению.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современном мире, умение убеждать ценится очень высоко, как на уровне коммуникаций, так и на уровне письменной речи. В последнее время заметна тенденция пренебрежения истинными законами аргументации, например, правдивостью и точностью приводимой информации, законами логики. Теперь в моду вошли различные методы психологического воздействия на сознание человека, такие как прием «белого шума» («белый шум» - подача большого количества новостей, где присутствует обилие разноречивых комментариев, мнений, использование сложных теоретических выкладок и т.д., когда становиться невозможным сделать сортировку нужной информации). Появление психотехнологий превратили аргументацию в манипуляцию.

По нашему мнению, в журналистской среде психотехнологии еще не настолько широко получили распространение, чем на радио и телевидении. Еще есть те журналисты, которые следуют своей профессиональной этике и стремятся писать убеждающие тексты, основанные на фактах и аргументах, а не внушающие тексты, заказанные сторонними людьми.

И аргументация, и манипуляция зиждутся на знании способов их эффективной реализации. У журналистской аргументации это ее различные виды (контекстуальный, системный, логический, прямое/косвенное подтверждение и т.д.). У журналистской манипуляции ее психологические приемы («белый шум», метод создания фактов, «забрасывание грязью» и т.д.).

К сожалению, зафиксирована тенденция роста явления манипуляции в СМИ. Эта признанная тенденция объясняется способностью достижения поставленных целей приемами манипуляции.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий