регистрация / вход

Национальные и общественные процессы Республики Татарстан в оценках СМИ

Специфика деятельности средств массовой информации как инструмента политики России и Татарстана. Особенности национальных и общественных процессов в Татарстане и особенности их отражения в СМИ. Влияние зарубежных СМИ на формирование общественного мнения.

Введение

Актуальность. На современном этапе развития, в условиях глобализирующегося мира, проблема национальных отношений является одной из важнейших. События 2010 г. о массовых выступлениях молодежи акцентировали внимание исследователей на проблему национализма и сохранения принципа толерантности в развитии общественных отношений.

В постсоветской России этнические общности столкнулись с определенными вызовами, активизировавшими некоторые компоненты их коллективного самосознания. В первую очередь это относится к нормативно-солидаристским составляющим, инициировавшим формирование и максимально широкое распространение этнических идеологий. Императивным стержнем почти всех таких идеологий, распространявшихся на территории СССР, были представления о будущем общности, скрывающем в себе угрозы и перспективы, а также неразрывно связанным с ним прошлым, воплощающем надежду на успешное преодоление препятствий и будущее благополучие.

Представления об основополагающих интересах этнической группы переместились у индивидов в практическую плоскость, иными словами, поступки, совершаемые членом группы, даже если они не затрагивают сферу внутриэтнических взаимоотношений, стали с ними соотноситься. Наивысшая степень этнической мобилизации, отмеченная в России на рубеже 80–90-х гг., характеризовалась не только индивидуальным усвоением определенных коллективно предписанных форм поведения, но и полным включением поведенческой составляющей в структуру этнической идентичности. По существу, это явилось временным возвращением к наиболее архаичным образцам социальной практики, предполагающим неразрывную связь поведения и сознания.

Мощный импульс, идущий со стороны практики, обусловил все возрастающий интерес как зарубежных, так и отечественных СМИ к проблеме национальных и общественных отношений.

Республика Татарстан является уникальной, это сосредоточение различных культур, традиций, концессий. Именно здесь накоплен богатейший опыт сосуществования различных народов, при этом со временем не утрачиваются исконно национальные традиции и уклады.

Целью данной работы является изучение национальных и общественных процессов Республики Татарстан в оценках СМИ.

Основными задачами работы являются:

· изучить СМИ как инструмент политики России и Татарстана,

· выявить особенности национальных и общественных процессов в Республике Татарстан и их отражение в СМИ

· провести контент – анализ СМИ по национальным проблемам Республики Татарстан.

Предмет исследования – печатные СМИ Республики Татарстан и частично СМИ федерального уровня (РФ).

Современные региональные конфликты, с одной стороны, можно рассматривать как проявление кризиса, отражающего общемировую тенденцию диффузии власти (количественное увеличение центров эффективной силы на мировой арене), с другой – как процесс обратный западному варианту глобализации, претендующему на универсальность.

Проблема региональной идентичности как причина межрегиональных конфликтов нала свое отражение в теоретических разработках таких ученых как: А.А. Борисенков, А.В. Глухова, А.Г. Здравомыслов, С.Я. Матвеева, Н. Косолапов, А. Минеев, А. Чичановский, С. Чугров, и других.

Современное состояние исследований межэтнических отношений представляют научные и теоретико-методологические разработки, представленные в теоретических подходах и методических принципах к исследованию феноменов межэтнических взаимодействий. Среди них материалы:

1) содержащие исследования социальных аспектов межэтнических отношений – Л.М. Дробижева, О.А. Болдецкая, Л.Р. Низамова;

2) по изучению межэтнической напряженности и конфликтности – А.А. Борисенков; А.Г. Здравомыслов, Г.У. Солдатова, А. Чикановский;

3) по изучению культурно – психологических аспектов межэтнических отношений – Н.М. Лебедева, В.А. Тишков, С.О. Чугров.

Научная ценность этих работ заключается в постановке вопроса о проблемах и способах отношений между местным населением и мигрантами, их интеграции и адаптации в среде местных жителей.

В последнее время появляются исследования, направленные на изучение межэтнических отношений в рамках процессов глобализации. Среди таковых следует назвать работы: А. Дмитриева, Л. Гудкова.

В практическом смысле, большое значение в России имеет Центр исследования межнациональных отношений. Под руководством Л. Дробижевой. Данный Центр действует в различных направлениях исследования межэтнических отношений. Исследования Центра исследования межнациональных отношений направлены на изучение межэтнических отношений, этнической идентичности, процессов социальной дифференциации и адаптации этнических групп в трансформирующемся российском обществе, потенциала интеграционных трендов в полиэтническом пространстве РФ.

Теоретико-методологическую основу исследования составили общенаучные методы теоретического и эмпирического познания: контент-анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия, переход от абстрактного к конкретному, наблюдение, описание, сравнение.

Объем и структура работы. Работа состоит из введения, 3 глав, заключения, списка использованной литературы.

Практическое значение работы обуславливается систематизацией данных о состоянии и перспективах совершенствования объекта исследования.

1. СМИ как инструмент политики России и Татарстана

1.1 Роль СМИ в политике государства

Проблема взаимовлияния, сотрудничества и давления власти и средств массовой информации (далее СМИ) на сегодняшний день, является одной из значимых проблем. Изучение специфики политической власти не только актуально, но и необходимо научно – практически.

Власть есть способ осуществления влияния, подчинения, принуждения, побуждения в соответствии с фактическим балансом сил. В настоящее время, власть расценивается как сложный, многоаспектный феномен, проявляющийся в разных организационных формах, методах и способах ее осуществления, системе отношений, целях и другом. СМИ выступают основным гарантом информационного обеспечения этого процесса, прежде всего, за счет максимально полного информирования граждан о всех наиболее значимых процессах и явлениях, происходящих в обществе, о позиции и действиях властей, их усилиях, направленных на решение волнующих граждан вопросов и проблем. Способствование интеграции общества путем его всестороннего информирования предполагает представление точек зрения различных общественных групп и сил.

Представление различных точек зрения, которые должны стать доступными аудитории, служит тому, чтобы они смогли увидеть свою позицию в ареале других точек зрения, соотнести свои интересы с интересами других сил и групп в целях обсуждения, согласования и выработке взаимоприемлемой позиции по тому, или иному вопросу (проблеме). СМИ не навязывают свое видение, свое решение проблемы, а обеспечивают диалог, обозначая вместе с тем и свою собственную позицию (если в этом есть необходимость), проявляя при этом терпимость к другим точкам зрения и не претендуя на роль арбитра, имея (в качестве сверхзадачи) цель в обеспечении конструктивного взаимодействия различных сил, работу на общий интерес, практическое решение проблемы.

Вторая составляющая демократического потенциала СМИ состоит в их возможности делать достоянием общественности все значимые факты отклонения от закона, норм общественной морали, антисоциальных действиях не только криминальных элементов, но и бизнес, и властных структур, тех или иных социальных институтов.

По отношению к властным структурам, критикуя их действия, не вписывающиеся в рамки закона, общественной морали или просто не эффективные, СМИ выступают в роли своего рода не парламентской оппозиции. В современных либеральных обществах такая оппозиционная роль СМИ расценивается очень высоко. Критика СМИ здесь чаще всего направлена на действия властей различного уровня.

Основная коллизия при этом состоит в том, что будучи институтом гражданского общества, признанными способствовать формированию и интеграции этого общества, защите его интересов перед властью и бизнесом, реально в силу сложившейся в обществе системе политических и экономических отношений они эту роль не выполняют, а выступают нередко в роли представителя интересов власти или бизнеса, при том, что интересы власти и граждан, бизнеса и граждан не обязательно противостоят друг другу. Но и не всегда совпадают.

Эта позиция имеет место не только в России, но и во всем цивилизованном мире и не может быть объяснена только недостроенностью российских рыночных отношений и институтов демократии.

Революция в глобальных информационных технологиях изменила формирование внешней политики многих государств.

Нынешний мир, насыщенный СМИ, не отменил необходимости сильного политического руководства. Пожалуй, эта необходимость даже усилилась. Не заменяют СМИ и конфиденциальную дипломатию. Быстрая передача информации и вездесущность СМИ, имеющих наготове массу вопросов, означают, что официальные лица должны принимать решения и публично высказываться по политическим вопросам быстрее, чем им хотелось бы. Просить СМИ и общественность ждать можно, но в этом случае официальные лица выглядят неподготовленными или нерешительными. Недостаток времени наряду с «информационной войной» противника могут привести к ошибкам.

Одно из наиболее интересных явлений информационного века – это демократизация доступа к средствам массовой информации, означающая рост числа групп, способных влиять на внешнюю политику. Как уже говорилось, политики и дипломаты не считают, что их места узурпированы. Однако теперь они должны делить политическую арену с неправительственными группами, включая правозащитные и группы по оказанию помощи, аморфные коалиции активистов, создаваемые по различным поводам, и даже армии повстанцев и террористов.

СМИ не формируют внешнюю политику. Но в информационный век последнюю нельзя формировать без СМИ.

На современном этапе развития СМИ играют особую роль во внешней политике и особенно в формировании общественного мнения в моменты вооруженных конфликтов. Сегодня в любом развитом государстве мира любое действие во внешней политике обеспечивается информационной подготовкой.

Отмечая растущую роль СМИ, увеличение ее ресурсов и возможностей воздействия на процессы, происходящие в обществе, политическую жизнь в том числе, например, П. Бурдье отмечает увеличивающуюся степень зависимости СМИ как от властных, так и бизнес структур. Символическая власть, которую олицетворяют СМИ и, которая раньше была независимой, отделенной от политической и экономической власти в современном мире все больше концентрируется в одних и тех же руках. Владельцы крупных корпораций приобретают средства массовой информации, они во все большей степени контролируют большие информационные группы, присваивая инструменты производства и распространения культурных благ. Объединяя разного рода средства производства «символической продукции»: телевизионные каналы, Интернет-компании, журнальные и книжные издательства, кино – и телестудии и т.д. – они предлагают одинаковую логику рынка для всех. Культурные блага, информация рассматриваются как любой другой товар, а, следовательно, их создание и распространение должны подчиняться общим экономическим регуляторам, главный среди которых – прибыль.

Последствием этого положения становится невидимая цензура, обращение СМИ к манипуляторским методам воздействия на аудиторию. «Чем лучше мы понимаем, как функционирует определенная социальная среда, – пишет П. Бурдье – тем яснее становится, что составляющие ее люди манипулируемы в той же степени, что и манипулируют. Они тем лучше манипулируют, чем больше манипулируемы и чем меньше отдают себе в этом отчет».

Манипулирование СМИ информацией осуществляется, прежде всего, тем, что выбирая для демонстрации (публикации, озвучивание) определенного рода факты и события и игнорируя другие (в частности, в силу того, что они не могут привлечь внимание широкой аудитории) СМИ, и прежде всего телевидение, фактически не отображает реальность, а ее конструирует, заставляя поверить в то, что именно является важным, значимым, а что, как бы, не существует, формируя таким образом определенную картину мира и мобилизуя социальные группы в поддержку тех или иных идей, событий.

Изменения, которые вызваны модернизацией коммуникативных систем ведут к тому, что производство и распространение информации меняет свою природу. Вместо печатного, рационального и постоянного текста появился сначала короткий и условный радийный текст. С появлением изображения, основанного на зрительном восприятии, на мгновении, символе и доминанте иррационального, можно говорить о настоящей революции.

Сегодня меняется сама парадигма структурирования общества, произошел переход от пирамидального мира организации власти к миру сетевому, то есть от вертикального, централизованного мира к миру децентрализованному, распыленному. Однако и в этом мире стоит вопрос о власти и собственности, потому что существует, например, собственность на средства производства общественного мнения.

Среди исследователей занимающихся проблемами масс – медиа, большой вклад в развитие понимания происходящих процессов развития информационных коммуникаций внес Герберт Маршалл Маклюэн. Его теоретические изыскания, относятся к 60–70 м годам ХХ в., когда телевидение еще не имело столько возможностей как сейчас, в связи с чем, данные теоретические положения нужно будет оценивать с точки зрений пророчеств Маклюэна, а также с точки зрения их преемственности в современный период развития телевидения и его влияния на многие процессы развития общества. Именно Маклюэн обратил внимание не только на технические характеристики телевидения, но и увидел изменяющуюся роль телевидения в жизни человека, общества, государства.

Если мы проведем аналогию с мнением Маклюэна на роль телевидения в политике, то заметим, что Маклюэн, еще в свое время, обращал внимание на то, что телевидение обладает огромными возможностями по формированию общественного мнения. «Телевидение – это такое средство коммуникации, которое отвергает резко очерченную личность и отдает предпочтение предоставлению процессов, а не продуктов» Маклюэн называет телевидение «застенчивым», «робким» гигантом. Однако следует отметить, что Маклюэн отражал реалии того времени в котором он жил, и телевидение середины ХХ в. существенным образом отличается от телевидения XXI в. Несмотря на то, что Маклюэн говорит о телевидении как о большой электронной деревне, роль телевидения того времени существенно отличается от роли телевидения современности.

В наши дни, телевидение еще больше проникает в различные сферы, вторгается в общественное мнение, медиатизирует политику. Важным аспектом современного телевидения является манипуляция сознанием людей.

Возьмем для примера медиатизацию политики и влиянию телевидения в продвижении политических идей, личностей. Осуществление процесса манипуляции общественным сознанием в рамках политического процесса предполагает широкое использование средств массовой коммуникации. Стратегической задачей государства в таких условиях будет являться контроль либо над средствами массовой информации, либо над самой информацией. В формирующемся информационном обществе массовая коммуникация оказалась важнейшим инструментом формирования политики и самопрезентации политических акторов.

Значимость происходящих изменений в содержании и формах взаимодействия властных структур, поля политики и СМИ может быть оценена в полной мере лишь с учетом того факта, что в современном мире коммуникация утрачивает статус сугубо технического процесса общения власти и общества, а сам факт ее существования все более превращается в эпицентр политики. Она во многом перестраивает структуру поля политики и предопределяет характер организации властных отношений.

Глобальные медиакратические тенденции последнего десятилетия показывают изменение роли и места телевидения в структуре политической коммуникации. В результате телевидение превращается в мощный ресурс легитимизации политической власти и способствует смещению политических процессов в медиа-пространство. В условиях возросшей публичности политическая борьба, борьба за власть ведется с помощью СМИ.

Эти факторы ведут к трансформации функций телевидения, вызывая рост манипулятивных тенденций в сфере осуществления функций информирования и социализации. Можно персонализацией, приоритетом негативных сюжетов и ангажированностью, данный подход может быть вполне результативным, особенно в краткосрочной перспективе. В дальнейшем подобная практика может вызвать ещё большую девальвацию авторитета власти и спровоцировать развитие кризиса легитимности. Тенденция замещения демократии медиакратией является серьёзной проблемой современной политической коммуникации.

Среди ведущих общественно-политических направлений функционирования СМИ необходимо отметить функции обеспечения общества как конкретной политической информацией, так и информацией в различных политических целях, по разным направлениям и для разнообразных политических процессов; политическое манипулирование информацией. Средства массовой информации служат для сбора, распространения информации; формирования общественного мнения; легитимности политических структур; выступают важным атрибутом оппозиционной политической деятельности; служат источником стабильности или нестабильности общества.

Коммуникационная политика государства включает:

– разработку и совершенствование законодательства, обеспечивающего не только свободу информации, но и защиту государственной информации от злоупотребления иных средств массовой коммуникации, как международных, так и национальных – независимой печати, радио и ТВ, принадлежащих частным организациям и владельцам;

– собственную коммуникационную деятельность государства: учреждение и развитие всех видов собственных СМИ;

– широкое развитие информационной государственной инфраструктуры (пресс-центров, служб «паблик рилейшнз» и т.п.);

– разнообразные формы, методы и способы влияния государственных органов на массовую коммуникацию, включая приемы инфильтрации государственной информации в массовую политическую коммуникацию.

Основные СМИ обычно контролируются государством, финансово-промышленными группами, различными кампаниями, богатыми собственниками, общественно-политическими организациями и т.п. В демократических государствах средства массовой информации имеют различных собственников, в авторитарных – находятся под полным государственным контролем. Большое значение имеют законы о деятельности СМИ, которые устанавливают правила их владения, функционирования и контроля за содержанием информационных потоков в обществе. Характер и направленность деятельности СМИ во многом зависит от политической ориентации их владельца, характера общества и соответствующих законов.

В последние годы говорится о необходимости защиты от информационного оружия, информационного терроризма, информационной войны. С появлением новых информационных технологий и организацией международного информационного обмена на новом уровне информационная составляющая в стратегии обеспечения национальной безопасности, по оценкам Совета Безопасности Российской Федерации, руководителей российских спецслужб и Минобороны России, вышла на первый план. По данным спецслужб, к началу XXI в. расходы на приобретение средств информационной борьбы за последние 15 лет увеличились в США в четыре раза и занимают там одно из первых мест среди всех программ по вооружению. Информационное противоборство в ходе ведения обычной войны начало переходить на новую, более высокую, стадию – информационной войны.

1.2 СМИ как инструмент политики

СМИ оказывают сегодня больше, чем когда бы, то ни было влияние на формирование сознания и поведение людей, становятся мощным инструментом влияния на институты власти. Понятия СМИ как четвертая власть приобретает новый смысл.

Информация всегда зависела от технического прогресса средств ее распространения. Современная информация сделала первый качественный рывок с развитием прессы, затем последовало изобретение телеграфа, радио, телевидения. Сегодня информация претерпевает настолько серьезные инновации в области электроники, информатики, спутниковой связи, что СМИ с трудом успевают следовать техническому развитию.

Эти количественные изменения ведут к тому, что производство и распространение информации меняет свою природу. Вместо печатного, рационального и постоянного текста появился сначала короткий и условный радийный текст. С появлением изображения, основанного на зрительном восприятии, на мгновении, символе и доминанте иррационального, можно говорить о настоящей революции в СМИ.

С политической точки зрения важно, прежде всего, то что изменив способ восприятия мира электоральные СМИ превратили политику, – во всяком случае публичную политику в медиа процессе, сделав его сердцевиной публичной политики, одновременно стимулировав и соответствующие изменения в коммуникативном процессе. Это привело к изменению места коммуникации в политическом процессе. Суть этого изменения состояла в том, что «акт коммуникации власти с массовым субъектом сам по себе начал определять формат политических отношений. Коммуникация стала системообразующим элементом политики и приобрела в ней новый онтологический статус, утратив былой вспомогательно-технический характер».

На современном этапе развития СМИ претендуют на монополизацию циркуляции информации в обществе и, во-вторых, на особую роль как системы, регулирующей действия человека. Если человек прошлого века был «социальной личностью», зависимой от влияния семейных и общественных связей, то в настоящее время СМИ стали претендовать на единственную роль источника информации, декодирующего окружающий мир. Это, прежде всего относится к «журналистской информации», касающейся повседневной жизни, распространение которой составляет сегодня основу газетного и теле-бизнеса. Освещение подробностей частной жизни «звезд» создает основу представления для многих о том, как надо жить. Однако не стоит видеть в этом некую «утрату идеального прошлого»: СМИ занимают всего лишь пустующую нишу, ответственность за появление которой они не несут, если общество является авторитетным и влиятельным для своих членов, воздействие СМИ является качественно другим: распространяемая информация проходит через фильтр ценностей этого общества.

СМИ выступают незаменимым средством распространения коммуникации как ценности. Особую роль здесь играет телевидение, благодаря экранизации коммуникативных ситуаций. Персонажи сериалов, например, демонстрируют зрителю, как надо вступать в коммуникацию и поддерживать ее. Современное западное телевидение (как, впрочем, и российское) характеризуется минимальным количеством передач, в которых не было бы игр, дискуссий и прочего участия публики. Огромная сила СМИ заключена в крайней гомогенности их технических средств и ценностей. В этом смысле, основная идея, распространяемая СМИ, – значение коммуникации, вокруг которой структурируется общество: коммуникация необходима, каково бы ни было ее содержание. Пожалуй, самый примечательный феномен современности – СМИ обращают внимание лишь на то, что пригодно для коммуникации при их посредничестве: хорошая информация – только информация, пригодная для коммуникации.

Интернет, другие магистрали информации создают новое общественное пространство, открытое для миллионов людей, вовлеченных в сообщество «глобальной деревни». Однако в рамках этого масштабного информационного потока каждый зритель общается лишь виртуально со своими «соседями» по Интернет, контактируя непосредственно только с экраном компьютера. По мере углубления этого процесса, коммуникация порождает не агору, не демократическое общество сознательных и свободных граждан, ответственно принимающих участие в политической жизни, а виртуальное пространство, населенное отдельными индивидуумами, запутавшихся в информационной паутине.

При всей упрощенности и ограниченности политического содержания сообщений современных СМИ, они все позволяют аудитории более или менее адекватно осознавать политические реалии. Упрощенность содержания этих сообщений в определенном отношении не зло, а благо, поскольку хотя бы на определенном уровне способствует пониманию политических реалий широкими слоями населения, фактически выключенных до этого из политического процесса.

СМИ способны оказывать наиболее значительное воздействие на массовую аудиторию.

Система СМИ выполняет важные социально-значимые функции:

– информационная – оперативное предоставление гражданам актуальных сведений о событиях и процессах общественной и политической жизни;

– социализации (в том числе политической) – формирование и поддержание культурных и политических стереотипов, норм поведения и т.п.;

– мобилизации общественного мнения;

– привлечение внимания к определенной социально-политической проблематике способно вызвать широкий общественный резонанс и привести к социальным последствиям;

– обратной связи общества и властных структур – СМИ могут являться средством выражения мнения общественности и инструментом давления на властные институты, побуждая их принимать адекватные меры;

– рекреационно-развлекательная.

С помощью СМИ создаются предпосылки для политической публичности, в рамках которой действуют политические акторы. В условиях публичности работа СМИ осуществляется под постоянным давлением со стороны различных внешних факторов, к которым относятся органы государственной власти, владельцы, аудитория СМИ. Этот список может быть существенно расширен за счет лоббистских групп, служб public relations, рекламодателей, общественных и политических организаций и т.д.

Таким образом, СМИ одновременно должны эффективно коммуницировать с многочисленными агентами – источниками противоречивых требований и ограничений.

Плюрализм, декларируемый СМИ, предполагает, что все возможные точки зрения и позиции не только могут, но и должны быть представлены обществу, стать доступ-

Осуществление процесса манипуляции общественным сознанием в рамках политического процесса предполагает широкое использование средств массовой коммуникации. Стратегической задачей государства в таких условиях будет являться контроль либо над средствами массовой информации, либо над самой информацией. В формирующемся информационном обществе массовая коммуникация оказалась важнейшим инструментом формирования политики и самопрезентации политических акторов.

Использование в политике телекоммуникационных систем привело к появлению как новых типов трансляции информации, так и новых форм коммуникации в сфере публичной власти. Процесс использования электронных СМИ в массовой политической коммуникации превратил политику в медиапроцесс, одновременно стимулировав и соответствующие изменения в процессе коммуникации, органически сочетавшиеся с виртуализацией политического пространства. В результате интенсивного развития сферы информационно-коммуникативных технологий и усиления политического влияния масс-медиа в России формируется новая форма организации публичной власти – медиакратия, характерная для переходных стран.

Медиакратия как форма организации власти базируется на преимущественном влиянии властных кругов и политических группировок, контролирующих массовые информационные обмены. Она предполагает широкое использование имиджевых стратегий и рекламных технологий, разрушающих барьеры между публичной и частной сферами жизни, социальными и культурными механизмами целенаправленного воздействия на поведение человека. Это может вести к девальвации механизмов коммуникации власти и только формирующихся структур гражданского общества.

«Современные средства массовой информации – институт, занимающий важное положение в системе формирования и обеспечения жизнедеятельности современного человеческого сообщества, – существенно изменили в последние годы жизнь каждого человека». СМИ сегодня охватывают все сферы общества, обладают широкими возможностями воздействия на сознание людей, играют основополагающую роль в процессе формирования общественного мнения, задают массам определенные стандарты и образцы жизни и поведения.

«С помощью СМИ создаются предпосылки для политической публичности, в рамках которой действуют политические акторы». В условиях публичности работа СМИ осуществляется под постоянным давлением со стороны различных внешних факторов, к которым относятся органы государственной власти, владельцы, аудитория СМИ. Этот список может быть существенно расширен за счет лоббистских групп, служб public relations, рекламодателей, общественных и политических организаций и т.д. Таким образом, СМИ одновременно должны эффективно коммуницировать с многочисленными агентами – источниками противоречивых требований и ограничений.

Газеты все еще остаются источником информации для многих слоев населения, несмотря на наличие довольно серьезной в современных условиях проблемы – доступности этого источника информации. Появление статьей о социально – экономической политике как правило актуализирует общественное мнение и формирует его.

Радио является также эффективным средством информационного воздействия. Особенно эффективно использование радиоматериалов, направленных на пенсионеров и домохозяек, а также представителей тех профессий, которые во время работы не выключают радио.

2. Особенности национальных и общественных процессов в Республике Татарстан и их отражение в СМИ

2.1 Национальные и общественные процессы Республики Татарстан

Чтоб отчетливо понимать национальные и общественные процессы Республики Татарстан, в первую очередь необходимо понять политический статус данного региона. Национальные и общественные процессы в Республике Татарстан подчинены конституционно – демократическому развитию. Принципиальные особенности Татарстана как субъекта РФ вытекают из соответствующих положений конституционного законодательства РФ и Республики Татарстан.

Республика Татарстан на сегодняшний день является полноправным субъектом РФ. Конституция РФ устанавливает в ст. 65, что Татарстан находится в составе Российской Федерации наряду с другими республиками.

Россия – это не только соответствующие государственно-властные структуры и люди, их воплощающие. Россия – страна с богатейшей историей, с природными богатствами, с соответствующим менталитетом и прочными духовными связями. Это – данность, имеющая непреходящее значение.

Идея суверенитета составляет стержень «татарстанской национальной идеологии». Впервые она зазвучала в кругу политической элиты республики в 1968–1969 годах после создания Татарского общественного центра (ТОЦ).

На Татарстан, как и на другие республики, Конституция РФ распространяет положение о равноправии республик (государств), краев и областей (административно-территориальных субъектов России) между собой и во взаимоотношениях с федеральными органами и о равных правах в сфере совместного ведения с Российской Федерацией. Право выхода республик, в т.ч. Татарстана из России не предусмотрено. Статус любой республики определяется Конституцией РФ и конституцией республики, он может быть изменен только по взаимному их согласию. Законы и иные нормативные акты республик могут выходить за пределы правового регулирования Федерации только в сферах исключительного ведения республик.

Конституция Республики Татарстан, со своей стороны, устанавливает, что государственный суверенитет есть неотъемлемое качественное состояние Республики Татарстан; установлено гражданство Республики Татарстан; воинская обязанность исполняется на территории Республики, а вне ее – лишь на основе договорных обязательств. Республика самостоятельно определяет свой государственно-правовой статус. Законы Республики Татарстан обладают верховенством на всей ее территории, если они не противоречат международным обязательствам Татарстана (о противоречии законам Российской Федерации не упоминается).

Республика Татарстан (далее РТ) заключает международные договоры, обменивается дипломатическими, консульскими и иными представительствами, участвует в деятельности международных организаций, руководствуясь принципами международного права.

По словам Президента РТ М.Ш. Шаймиева, за последние годы РТ «нашла путь, отвечающий интересам народа Татарстана. РТ ушла от крайностей в политике, сумев объединить граждан вокруг общих ценностей. В результате в республике сложилась система ценностей, которая включает в себя: общее понимание суверенитета Татарстана и федеративных отношений; необходимость развития языков и культур народов республики; соблюдение межэтнического и межконфессионального баланса интересов; признание демократических ценностей; укрепление свободы слова».

Суверенитет Татарстана был и остается базовым понятием, исходя из которого вырабатывается внутренняя политика, отношения с федеральным центром и внешние связи РТ.

По территории и численности населения сегодняшний Татарстан является «наследником» Татарской АССР, провозглашенной 27 мая 1920 года. В Татарстане на площади в 68 000 кв. км проживает более 3 млн. жителей, из них 52,9% составляют татары и 39,5% – русские. Административное деление республики, не раз менявшееся, также является наследием советской системы. Сегодня в республике насчитывается 6 экономических зон, 43 района, 19 городов, 22 поселка городского типа и 843 села. Такое районирование увеличивает в политической сфере представительство сельских жителей (в основном татар), тогда как 72% населения составляют горожане, а 38% проживает в Казани, населенной в основном русскими. Из 5,5 млн. татар Российской Федерации лишь 1,8 млн. (менее трети) живут в Татарстане. Более миллиона татар проживает в Башкирии, один миллион – в соседних республиках и областях Поволжья, Урала и Западной Сибири.

Статистические показатели уровня жизни в Татарстане сходны со среднероссийскими и говорят об отсутствии социальной дифференциации между татарами и русскими в Татарстане. Татарский язык распространен весьма широко: 98,5% татар Татарстана (и 80,5% татар диаспоры) назвали первым языком татарский.

Следует отметить, что «экономическая и политическая стабильность, отсутствие межнациональных конфликтов делают Татарстан привлекательным регионом для переселенцев. В настоящее время республика продолжает принимать значительные потоки мигрантов. И одна из главных проблем, с которой они сталкиваются на новом месте жительства. – это проблема социокультурной и психологической адаптации, представляющей собой процесс, связанный е переживанием перемен, культурных различий».

В РТ накоплен значительный опыт решения национальных проблем. Функционирующая в Республике Татарстан Ассоциация национально – культурных объединений (АНКО РТ) включает на сегодняшний день тридцать пять национально-культурных общин. Практически вес диаспоры зарегистрированы как юридические лица.

Общины оказывают поддержку многим национальным меньшинствам, проживающим в РТ, передают опыт.

Как показало время, статус республики отвечает интересам всех этнических групп республики, устремлениям мусульман, православных и других конфессий, различных социальных слоев.

Продолжая связывать свое будущее с Россией, политическая элита Татарстана сегодня стремится заложить основы для будущего диалога с Москвой. При этом приоритет отдается укреплению промышленной базы, финансовой поддержке аграрного сектора, созданию многоотраслевой экономики, а главное – созданию мощных банковских и финансовых структур, способных функционировать в условиях российского рынка.

Государственная религиозная политика Республики Татарстан в современных условиях определяется, прежде всего, становлением и развитием государственности татарского народа.

Как показывает мировой опыт, в процессе образования, становления или возрождения государственности необходима, наряду с другими составляющими, конфессиональная и психологическая общность, совпадение интересов населяющих страну народов, т.е. требуется наднациональная официальная идеология государства.

В Татарстане национальная официальная идеология основывается на следующих положениях:

– Конституцией РТ Татарстан объявлен государством, выражающим «волю и интересы всего многонационального народа республики» (ст. 1);

– татарский и русский языки признаны равноправными государственными языками Республики Татарстан (ст. 4);

– Республика Татарстан стремится к созданию национального капитала, не имеющего этнического «лица», и т.д.

Официальная религиозная политика в многонациональной и многоконфессиональной Республике Татарстан определяется, прежде всего, Конституцией РТ, законодательством РТ о свободе совести и деятельности религиозных объединений. Так, в ст. 29 Конституции РТ зафиксировано, что «граждане Республики Татарстан в соответствии со своими убеждениями имеют право свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой… Религия и религиозные объединения в Республике Татарстан отделены от государства».

Хотя современное национальное движение и национальное самосознание татарского народа развивается противоречиво, и в нем есть некоторые негативные аспекты, в целом, национальное движение и ислам в Татарстане отражают процессы демократизации и реформ в России, способствуют развитию татарской культуры и нации в условиях поликонфессиональной и многонациональной страны.

Согласно точке зрения В. Семенова, можно выделить различные группы по отношению к исламу: от политологов официальных властей республики до лидеров умеренного и радикального крыла национального движения. Основная идея официальных властей – татарстанизм, способный обеспечить межэтнический баланс в республике. Евроисламизм-джадидизм умеренного крыла может иметь перспективу, но в неопределенном будущем.

Лидеры радикально-религиозного крыла национального движения ратуют за проникновение ислама в политику, преследуя главным образом честолюбивые задачи прихода к власти с помощью религии.

Благодаря принятым политико-правовым актам и практическим мерам по сохранению стабильности в РТ в последние годы, удалось заметно продвинуть решение этнических проблем не только татарского и русского народов, но и других народов Татарстана. Главным ее итогом можно считать создание оптимального микроклимата в межэтнической среде.

Политика поддержки двух государственных языков – татарского и русского – является приоритетной на современном этапе развития.

Таким образом, основа суверенитета Татарстана – межэтническое, межконфессиональное, гражданское согласие, которое строится на свободном развитии языков и культур народов Татарстана, диалоге религий, взаимопонимании различных ветвей власти, сотрудничестве государственных органов и СМИ.

2.2 СМИ Татарстана в отражении национальных и общественных процессов

Мы уже отмечали в теоретической части, что на сегодняшний день, СМИ является одним из важнейших инструментов политики. Поэтому оценка СМИ Татарстана в отражении национальных и общественных процессов является неоднозначной. В этом же русле, рассматривать СМИ как механический инструмент передачи ценностей было бы упрощением. Значимые различия задают их институциональные характеристики, отношения собственности, учредители, не говоря уже о составе журналистского корпуса и читательской аудитории.

Структура информационного пространства Республики Татарстан состоит из множества конкурирующих разнонаправленных потоков. Так, в информационном поле Татарстана действуют федеральные каналы коммуникации, республиканские СМИ, районные и городские СМИ. Федеральные СМИ, телевидение и радио, охватывающие всю территорию республики, оказываются наиболее конкурентоспособными по сравнению с республиканскими и городскими СМИ, поскольку в России сложились прочные традиции моноканальности. Применительно к печатным изданиям, можно констатировать факт, что во всем мире в настоящий момент наблюдается тяготение аудитории к местным новостям. Однако общероссийские печатные издания продолжают удерживать прочное место в рейтингах, благодаря региональным приложениям к ним.

Следует отметить, что в РТ, в постсоветский период заметно выросло количество республиканских изданий. Если в 1985 г. выходило 147 газет и 14 журналов, то на 1 января 2001 г. в Татарстане выходит 419 периодических печатных издания. Из них: газет – 314 (74,9%), журналов – 85 (20,3%), прочих – 20 (4,8%). На русском языке выпускается 234 издания (55,8%), на татарском – 51 издание (12,2%), на русском и татарском языках – 105 изданий (25,1%).

Процесс демократизации и утвердившиеся рыночные отношения разрушили монополию государства на СМИ. Круг владельцев СМИ значительно расширился. Если в советское время идеологический дискурс, создаваемый СМИ, как правило, был консолидирован, то сегодня количество групп, имеющих доступ к СМИ, возросло и они, в разной мере, имеют возможность отстаивать или продвигать свои интересы в информационном поле, что способствует появлению конкурирующих дискурсов.

Множественность направления и плюрализм воззрений местных изданий позволяют предложить читательской аудитории широкий выбор непохожих друг на друга газет и журналов. А расположенность читателя к местной информации создает благоприятный фон для успешного развития региональной прессы.

По данным опроса исследователя А.Ф. Мирзануровой В целом по Республике Татарстан сложилась более благоприятная ситуация в сфере взаимодействия органов власти и СМИ, что находит свое выражение в доверии республиканским СМИ.

Модель взаимоотношений региональной власти в Татарстане с федеральными СМИ можно охарактеризовать как двустороннюю и ассиметричную, поскольку информационный поток движется в двух направлениях: в Татарстане распространяется продукт федеральных СМИ, из Татарстана федеральные СМИ получают информацию через сеть своих собственных корреспондентов. Однако российские СМИ передают информацию, исходя из собственных критериев отбора, и расставляют акценты по своему усмотрению. Региональная власть не имеет возможности контролировать этот канал и поэтому формирование имиджа через этот канал происходит стихийно. Зачастую эти потоки распространяют установки, противоречащие имиджу, который формируют региональные власти, выступая в роли информационных контрагентов.

Соответственно региональная власть как активный субъект коммуникации стремится к формированию собственных каналов коммуникации, в которых она могла бы выступать активным субъектом и, которые позволили бы продвигать имидж республики за пределы региона.

Агентство «Татмедиа» является государственным заказчиком по разработке, формированию и реализации республиканских целевых программ в сфере массовой коммуникации. Агентству были переданы функции в области регулирования рынка СМИ, закрепленные за Министерством связи РТ, включая распределение финансовых потоков.

С момента появления агентства бюджетные средства стали распределятся среди государственных СМИ достаточно строго. Каждое средство массовой информации должно отчитываться по доходам и расходам и обосновать получение дотаций. Финансирование государственных заказов осуществляется по принципу предоставления грантов. Исполнители государственного заказа определяются на конкурсной основе. Все СМИ, независимо от форм их собственности, претендуют на равных условиях на получение госзаказов. Для этого при агентстве создан специальный фонд. Победителя конкурса по государственному заказу определяет коллегия, созданная при «Татмедиа».

Налаживание коммуникационных связей крайне важно в системе федерального управления. Отсутствие информации о состоянии дел в курируемых отраслях или территориях и несовершенство их взаимодействия является одним их существенных недостатков управления. Кроме того, если важной задачей «Татмедиа» является продвижение имиджа Татарстана, то продвижением имиджа Российской Федерации на территории республики должен заниматься федеральный информационный центр.

Кроме печатных СМИ, следует также отметить и значение регионального телевидения.

Политическая и экономическая децентрализация актуализировала проблему расширения регионального телевидения. Сегодня существуют две стратегии развития телевидения Татарстана.

Первая стратегия нацелена на огосударствление. На сегодняшний день в г. Казани функционируют 7 телерадиокомпаний и телеканалов. А в Республике Татарстан зарегистрировано 19 телерадиокомпаний, телецентров малых городов и районов.

Параллельно с государственным ТВ в РТ открылись коммерческие телекомпании, такие, как «Эфир», «СТС-Казань», «Вариант». Одной из удачных и популярных коммерческих телекомпаний стала телекомпания «Эфир», которая доказывала свой профессионализм неоднократно на различных телевизионных конкурсах российского масштаба. Пользовались заслуженным успехом у своих телезрителей благодаря подготовке востребованных передач для местного населения такие местные студии, открывшиеся при администрациях городов или районов, как «Челны ТВ» (г. Набережные Челны), Телецентр «Зеленый Дол» (г. Зеленодольск), «Телекомпания НТР» (г. Нижнекамск).

Пытаясь быть лидером и образцом для местных телекомпаний в телевизионной профессиональной журналистике, ГТРК «Татарстан» была вынуждена расширять сеть вещания. Появились утренние, дневные передачи.

Татарстан является полиэтническим регионом, в котором проживают представители более чем ста национальностей, а государственными языками являются русский и татарский. И, в соответствии с Законом о языках, трансляции на национальном ТВ ведутся на двух языках. Был период вещания радиопередачи на чувашском языке при ГТРК «Татарстан». «На сегодняшний день специфика двуязычного вещания в полиэтническом регионе на примере РТ видится, прежде всего, в повышении значимости одной из функций телевидения интегративной и ее выходе на авансцену телевещания в целом».

Визитная карточка любого телеканала – информационная программа. На региональных телевизионных каналах информационные программы играют не менее важную роль, чем на федеральных. Именно в информационных программах региональных телекомпаний звучит голос местного руководства, дается оценка власти и состояния жизни населения региона. Спрос на информационную продукцию регионального вещания возрастает с каждым днем.

Работа информационной службы ТНВ непроста: необходимо рассказывать полно и интересно о жизни республики не только телезрителям Татарстана, но и телезрителям Турции, Финляндии, Швеции, Германии и т.д. Поэтому корреспонденты подходят к своей работе ответственно, ведь недаром девиз программы: «Сегодня новость – завтра история». Многие татары, проживающие за пределами Татарстана, не владеют татарским языком. С учетом этого в русскоязычных новостях отводится место и для освещения национальной тематики.

«Не менее важной региональной проблемой становится характер подачи новостей. Сегодня параллельно развиваются две тенденции: «жесткая» и «мягкая» манера поведения журналиста в кадре, – что очень четко проявилось на конкурсе региональных телевизионных компаний «Новости – время местное».

Почти во всех телерадиокомпаниях РТ транслируются местные информационные выпуски, выходящие с установленной периодичностью. Информационные выпуски на татарском языке в г. Казани готовятся в филиале ФГУП ВГТРК «ГТРК «Татарстан»», ТРК «Казань» и телерадиокомпании «Новый Век». Важно отметить, что они готовятся совершенно в разном ракурсе, темы не повторяются, не копируют друг друга, а наоборот, взаимно дополняют исходя из внутренней и внешней политики канала. «Надо отметить и то, что отнюдь не национальная самобытность отличает образ профессионализма в регионе.

Хотя в условиях диалога культур (татарской и русской) сформировался свой, свойственный только нашему региону, «татарстанский» менталитет».

В телекомпаниях райцентров, таких, как Тюлячи, Сабы, Актаныш, Мамадыш, новости и все передачи идут на татарском языке. В городе Альметьевске новостные передачи ведутся на русском языке. А в других телекомпаниях новости звучат на двух государственных языках.

Несмотря на прогнозы относительно уменьшения влияния этнических процессов на ход общественного развития, начало третьего тысячелетия продемонстрировали всплеск национальных движений и национализма. Особенно актуальное значение приобрели выступления в конце 2010 г. молодежи в националистическом плане в Москве, Санкт – Петербурге, Ростове – на Дону.

Можно констатировать, на современном этапе развития двойственное отношение к национализму. С одной стороны, национализм выступает в качестве неизменного «спутника» современного общества, с другой – является предметом перманентных дебатов в политической и академической среде.

Безусловная актуальность проблематики национализма, особенно радикальных проявлений, не могла не сделать его предметом многочисленных исследований. Однако terra incognita современных исследований национализма является проблема конструирования его в печатных СМИ.

Трудности, с которыми встречаются ученые при анализе национальной психологии, породили представление, что эта задача не может быть решена рациональным путем. Характерно высказывание Н. Бердяева: «национальность таинственна, мистична, иррациональна».

Тем не менее, попытки выявить характерные черты разных народов, восходящие еще к временам античности, не прекращаются и по сей день. Объясняется это не только стремлением познать, но и необходимостью понять, почему именно так, а не иначе складывается историческая судьба отдельных народов, почему именно такой, а не иной путь развития ими избран и т.п.

Сегодня многие авторитетные специалисты приходят к выводу, что избежать субъективизма в описании национального характера и национального типа личности можно лишь опираясь на эмпирические методы исследования. Если базовая модель этнического типа личности («этнофора») может быть сконструирована путем теоретической абстракции, то выявление реально существующих и достаточно широко распространенных «модальных» типов, требует масштабных, организованных на высоком научном уровне эмпирических исследований с использованием всего арсенала методов, накопленных этнологией, психологией, социологией и многих других наук. Даже если допустить, что такая задача будет не только поставлена, но и решена, возникает проблема интерпретации полученных данных, в том числе и с позиций социологического подхода.

Однако следует отметить, что для Татарстана межнациональное и межконфессиональное согласие стало неотъемлемой составной частью понятия «модель Татарстана». Это не только непреходящая ценность сегодняшнего дня, но и источник надежд на лучшее будущее, базис успеха реформ всех сторон жизни общества. Практика государственно-национальных отношений показывает, что в современных условиях требуется постоянный поиск оптимальных решений с учетом интересов всех взаимодействующих субъектов, взвешенный подход к новым явлениям в национальной сфере РТ.

Важной задачей нового этапа является проведение единой информационной политики федеральных органов, направленной на информирование граждан о порядке функционирования федеральных органов, демонстрацию результатов работы федеральной власти, ее популяризацию.

Тенденция ближайшего будущего – повышение активности государства. Правительственным структурам необходимы информационные кампании по пропаганде принимаемых решений. Строительство государственности в России обязательно актуализирует потребность создания диалога государства и формирующего гражданского общества.

2.3 Влияние зарубежных СМИ на формирование общественного мнения в Татарстане и в России

Интерес зарубежных СМИ к Республике Татарстан во основном вызывается наиболее знаковыми событиями в политической и общественной жизни, которые в той или иной мере представляют интерес для зарубежной печатной прессы. В частности, например, совсем недавно, 27 ноября 2010 г., в Казани произошла официальная встреча Премьер-министра Республики Татарстан Ильдар Халиков с журналистами – представителями зарубежных средств массовой информации в Российской Федерации, что вызвано интересом к информационным технологиям развивающимся в РТ, а также проведением в Казани Универсиады 2013 года.

Среди указанных проблем, которые интересуют зарубежные СМИ явилась и темп соблюдения принципов толерантности в столь многонациональном регионе, как Татарстан.

Следует отметить, что зарубежные СМИ эпизодически указывают в своих изданиях проблемы национального развития РТ, однако более глубокий интерес вызывают ознакомительные встречи зарубежных журналистов с представителями власти в рамках ознакомительных встреч, как это и было 27 ноября 2010 г.

Такие ознакомительные встречи с зарубежными журналистами формируют определенное мнение западных стран о Татарстане, начиная с освещения национальных взаимоотношений и заканчивая ролью суверенитета – таков круг тем, на котором делают акцент западные «акулы пера» во время визита в Татарстан. В 2005–2006 гг. в большей степени уделялось внимание в зарубежных СМИ проблемам взаимодействия религиозных миров. В частности, в контексте высказываний некоторых западных политиков в Татарстане имеются предпосылки обострения конфликта между исламским и христианским мирами. Существуют также темы среди иностранных СМИ, по которым мнения разделяются. Одна из них – введение латинской графики татарского языка. В республике конституционно закреплено равноправное действие двух государственных языков: русского и татарского. Когда принимался закон о переводе татарского языка на латинскую графику, у представителей татарской интеллигенции было к этому неоднозначное отношение, но тогда все-таки возобладало мнение сторонников латиницы.

В 2009–2010 г. зарубежную прессу, особенно западноевропейскую волнуют вопросы толерантности, национальной самоидентификации народа РТ. Это во многом связано с проблемами исламизации во Франции, Германии.

Таким образом, следует отметить, что в большей степени западные СМИ интересует проблема исламизации и влияния на российскую и мировую политику.

Если обратиться к электронным СМИ, например немецкий изданий, то следует отметить, что упоминания о национальных проблемах Татарстана довольно слабое, например анализ газеты Die Welt, показал, что например о проблемах исламизации всего написано две статьи в 1996 г. и 2007 г.

В 1996 г. в статье «Weitsicht regiert den nцrdlichsten Vorposten des Islam» рассматривались основные проблемы независимости Татарстана, его суверенизации.

В статье «Halbmond ьber dem Kreml von Kasan» газеты Die Welt от 19.09.2007 г. В статье говорится о переплетении исторических традиций между Москвой и Казанью, что плавно перетекло и в нынешние времена, когда Президент РФ и Президент РТ являются неотъемлемыми партнерами политического развития.

Немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung на своих страницах рассуждает об исламе в России. Журналистка Керстин Хольм представила свою точку зрения.

Она пишет: власти культивируют картину гармонического согласия между традиционными религиями – христианством, мусульманством, иудаизмом и буддизмом, при этом Московский Патриархат, представляющий упомянутую первой часть населения, явно задает тон и должен еще играть ведущую идеологическую роль.

Рассудительный российский ислам, который сами русские, а также западные политики расхваливают и считают европейским и перспективным, распространен в татарском регионе, расположенных вокруг Казани. Исторически он находится под влиянием националистического реформаторского движения джадидизма, сформировавшегося в девятнадцатом столетии.

Сегодня центром цивилизованного ислама в России является университетский город Казань, расположенный в восьмистах километрах к востоку от Москвы. В местном кремле древние соборы и стоящая рядом, построенная на деньги всего исламского мира сверкающая мечеть призваны символизировать мирное сосуществование религий.

Анализ американской прессы, в частности, например, мы проанализировали статьи известной газеты New York Times показал, также незначительное количество материала о национальной политике РТ.

Анализ New York Times показал, отражение национальной политики Татарстана в данной газете с 1992 г. по проблемам толерантности выпущено – 5 статей и 1 блог. Из 5 статей – 2 статьи за 1992 г. (1 ноября), 1 статья за 1998 г. (23 августа) 1 статья за 2008 г. (28 ноября), 1 статья за 2009 г. (15 октября).

В статье от 28 ноября 2008 г. New York Times, «Catholics, Orthodox and Muslims live peacefully together in Tatarstan» отмечается, что нас современном этапе развития, Республика Татарстан является центром религиозной терпимости – местом, где мусульмане, православные христиане и католики уважают традиции друг друга. Для внешнего мира, это доказательство многогранной религиозной идентичности Татарстана. (There are few spots on earth these days where religions mingle without rancor, or worse. But the Russian republic of Tatarstan has turned religious tolerance into its post-Soviet brand – a place where Muslims, Orthodox Christians and Roman Catholics mix and respect each other's traditions. For the outside world, the latest proof of Tatarstan's multifaceted religious identity came during an extraordinary appearance last month by the Muslim president of Tatarstan and a leading Russian Orthodox churchman at a conference in Jidda.)

Также в статье отмечено, что развитие многих противоречий в 90-е г. ХХ в. в постсоветскую эпоху не привело к религиозному фундаментализму. Москва, в свою очередь, «играет» татарской картой «и использует Татарстан как своего рода «витрину русского ислама». (The post-Soviet era has fostered a resurgent Tatar identity, but has not resulted in religious fundamentalism. Young women in miniskirts and skinny jeans mingle in the streets of Kazan with veiled women, and far outnumber the latter.

Moscow, has, in turn, «played the 'Tatar card» ' and used Tatarstan as «a kind of showcase of Russian Islam,» writes Aleksey Malashenko, a Russian expert on Islam with the Carnegie Moscow Center in a recent paper, «Russia and the Muslim World.»)

Таким образом, анализ зарубежной прессы о национальных и общественных тенденциях в Республике Татарстан показал, что проблемы в зарубежной прессе отражаются эпизодически, причем статьей очень мало. Стоит отметить, что в большей степени зарубежные СМИ обращают свои взоры на РТ в рамках ознакомительных встреч журналистов с представителями власти РТ. Анализ статей зарубежной прессы показал, что в большей степени прессу волнуют вопросы толерантности и исламизации в РТ. Практически во всех статьях прослеживается тенденция соотношения политики РТ с политикой Москвы (РФ).

3. Контент-анализ СМИ по национальным проблемам Республики Татарстан

массовый информация общественный мнение

3.1 Программа исследования

Актуальность проблемы

Россия – страна многонациональная. Более половины её населения составляли и составляют нерусские народы.

Для современного российского общества, подвергшегося всестороннему реформированию, вполне естественным является ломка существовавшего прежде типа социальной интеграции, кризис ценностей, социальная неопределенность, кризис формальной регуляции и т.д. Подобная ситуация несет в себе потенциальную угрозу. В этой связи особую значимость и актуальность приобретает, не только выявление регионов РФ с этнической напряженность, но и анализ, выработка способов влияния на характер межэтнических отношений, что не возможно без дальнейшего изучения и выявления особенностей межэтнических отношений. Все это необходимо для формирования культуры мира, добрососедства, толерантности, что является залогом не просто мирного существования многонационального государства, но и его развития, культурного обогащения, через сотворчество и сотрудничество народов, населяющих его территорию.

На современном этапе развития, в условиях глобализирующегося мира, проблема межэтнических отношений стоит очень остро.

В России региональный вопрос весьма специфичен. Он впитал в себя и исторические особенности развития государства, и неисправимую масштабность и разноплановость региональных отличий и переходный характер современного российского общества.

Стремительный распад СССР вызвал обострение межнациональных отношений на постсоветском пространстве. В новых государствах общественное сознание переживает кризис национальной идентичности, одним из способов преодоления которого, является обращение к прошлому, историческим корням, что выступает как средство самоидентификации, как поиск ответов на вопросы «кто мы», «откуда мы». Но этом фоне усиливаются многочисленные предрассудки, подозрения, влияющие на межэтнические отношения.

В современных условиях, особое значение имеет сосуществование различных народов в РТ, что обусловлено наличием множества национальностей, культур, концессий, которые сосуществуют. Особую значимость для развития РТ сегодня играет фактор миграции. В условиях значительной депопуляции, зачастую единственным источником восполнения экономически активного населения являются приезжие. Но миграция являет и факторы дестабилизации принимающей социальной среды. Они – самые разные. Это и низкий уровень толерантности со стороны местного населения, и отсутствие понятной для общества миграционной политики, и сворачивание программ поддержки вынужденных мигрантов. Самостоятельным фактором напряженности является поведение самих приезжих, в частности, отсутствие адаптационных установок на интеграцию, проявление «прагматичной культуры».

Проблемная ситуация

Проблема национальных тенденций на сегодняшний день остается одной из самых важных. Это обусловлено как опасностью обострения межэтнических отношений, так и отношением коренного населения к другим этносам.

Объект и предмет исследования

Объект исследования – печатные СМИ Республики Татарстан и печатные СМИ Российской Федерации (федерального плана).

Предмет исследования – национальные и общественные тенденции в РТ.

Основные понятия

Ключевыми понятиями в данной работе являются «межэтнические отношения», «толерантность», национализм.

Межэтнические отношения – это субъективно переживаемые отношения между людьми разных национальностей, этническими общностями. В социальной психологии и этнопсихологии выделяются два уровня межэтнических отношений – личностный и групповой.

Толерантность – терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям.

Национализм – идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства и её первичности в государствообразующем процессе.

Цель исследования:

Изучить печатные СМИ Республики Татарстан и российские федеральные печатные СМИ в рамках оценки национальных отношений в РТ и отражении их в СМИ.

Задачи исследования

определить основные тенденции в СМИ РТ и российских СМИ;

определить степень напряженности межэтнических отношений в РТ;

изучить разные факторы, влияющие на межэтнические отношения;

Гипотеза

Стабильность межэтнических отношений в РТ обуславливается как политикой России и РТ, так и отношением коренного населения к другим национальностям.

Отношение населения по отношению к другим национальностям следует обозначить как индифферентное.

Методический раздел

Методы сбора первичной социологической информации

Первичная информация собирается с помощью анализа печатных СМИ. Для этого берется определенное количество изданий РТ и российской прессы и анализируется.

При анализе республиканского информационного поля я сочетаю два метода – контент-анализ и дискурсивный анализ текстов. Первый метод помогал выявить интенсивность подачи этнической информации. Под этнической информацией понимается «информация об этнических особенностях жизни, появляющаяся в СМИ в разных формах… упоминания в публикациях представителей тех или иных этнических общностей, их обычаях, ценностях, явлениях, связанных с этнической психологией людей… освещение журналистами этнополитических и этнокультурных тем». Но все же основной акцент делался на интерпретативном прочтении публикаций. Задачи исследования требовали выявления смысловых конструкций, с помощью которых акторы придавали значимость тем или иным этническим категориям в формировании этнического самосознания в структуре региональной идентичности.

При отборе изданий учитывались такие параметры, как распространенность газеты в республике (тираж); продолжительность существования; язык издания (русский или татарский); кому принадлежит издание (является оно государственным, или относительно независимым). Кроме того, учитывалась аудитория издания (сельская или городская). Всего было отобрано четыре периодических издания – официальные: «Республика Татарстан» и «Ватаным Татарстан» и относительно независимые издания:» Вечерняя Казань» и «Татарстан яшьляре».

Краткая характеристика изданий.

Федеральный уровень исследования печатных СМИ был представлен такими изданиями, как «Российская газета», «Известия» и «Независимая газета». Региональный уровень анализа особенностей конструирования русского национализма включал материалы таких газет, как «Республика Татарстан», «Вечерняя Казань», «Звезда Поволжья», «Восточный экспресс» и «Честное слово». В ходе исследования были проанализированы материалы указанных газет за 2000–2008 гг. и выделены публикации, так или иначе связанные с проблематикой национализма. Отбор материалов основывался на смысловом поиске выражения «русский национализм» и его производных, а также таких ключевых выражений, как «националистические движения», «националистические партии», «скинхеды» и т.д.

Если официальные издания, «Республика Татарстан» и «Ватаным Татарстан» в целом сдержанны и политически корректны, то «Вечерняя Казань» и «Татарстан яшьляре» более свободны в выражении своих позиций. Газета «Вечерняя Казань» носит статус закрытого акционерного общества и зарегистрирована в Минпечати Российской Федерации, в Москве, что обеспечивает ей независимость от республиканских властей. «Татарстан яшьляре» учреждена Советом молодежных организаций РТ и редакционным коллективом и находится на полной самоокупаемости. Популярность им обеспечивает небольшой объем: четырехполосные (иногда с добавлением одной – двух страниц) газеты с выходящей один раз в неделю «толстушкой». Для них характерны отсутствие больших публикаций и подача краткой информации о самом актуальном в Казани и в республике. Кроме того, «Татарстан яшьляре» с 2001 года выходит в цвете. Наряду с этим, позиция личностной включенности, комментарии и отношение журналистов, коллективов редакций к происходящему обеспечивает довольно высокий рейтинг изданий на республиканском рынке: «Вечерняя Казань» и «Татарстан яшьляре» имеют высокую для республики тиражность. Эти издания являются самостоятельными акторами на республиканском информационном поле, представляя два ярко выраженных полюса в оценке происходящих изменений в Татарстане по осям: «центр – регион», «гражданская – этническая» идентичности.

Выборка

Так как генеральная совокупность слишком велика, то необходимо сделать выборку. За основу брались издания с 2000 по 2008 гг., где имеется проблематика национальных отношений проблема исламизации русского национализма и толерантности.

Практическая значимость исследования

Данное социологическое исследование представляет как научно – практический интерес, так и определенную значимость для выработки оптимальной национальной политики как России в целом, так и в РТ в частности.

Также исследование представляет интерес для самого населения в рамках толерантности.

3.2 Контент – анализ национальных и общественных тенденций в публикациях СМИ

Общий анализ публикаций в изученных газетах показывает, что образ русского национализма в газетах федерального уровня является весьма разнообразным и представляет различные взгляды на русский национализм, начиная от ярко негативных публикаций и заканчивая публикациями, которые деконструируют образ «русского фашизма».

Исследование показывает, что вопросы русского национализма нередко рассматриваются в «Российской газете» сквозь призму материалов, связанных с немецким фашизмом:

«У нас почему-то считается, что то, что касается нашего местного доморощенного нацизма, – это не страшно, потому что нацизм часто выдается за патриотизм. Но…германский, гитлеровский нацизм тоже выдавался за патриотизм»

С другой стороны, в данном издании нередки попытки взвешенного и осмысленного подхода к проблематике современного русского национализма. С этой точки зрения показательна дискуссия по национальной идее, которая проводилась на страницах «Российской газеты» при участии ведущих политологов, социологов и журналистов. По мнению одного из участников дискуссии, социолога М. Черныша, концепт национализма в последнее время неоправданно ассоциируется с такими понятиями, как «шовинизм» и «фашизм», хотя последние идеологические течения возникли гораздо позже. Кроме того, национализм как идеология является цементирующей идеей многих современных государств: «…широкое распространение в СМИ получила точка зрения: национализм – безусловное зло… у нас часто национализм приравнивается к шовинизму, фашизму. Фашизм – это идеология и политическая практика, утверждающая превосходство одного народа над другим. Однако национализм отнюдь не тождественен тому, что произошло в фашистской Германии…»

Рассматривая «национальный вопрос», «Российская газета» часто использует экспертные суждения для формирования общественного мнения. Так, например, издание цитирует авторитетного отечественного этнолога В. Тишкова, который говорит о необходимости смыслового пересмотра содержания понятия «русский»: «…нужно вернуться к дореволюционному широкому пониманию слова «русский» как российский. «Ведь если русские скажут, что российский народ – это они, завтра России не будет».

Экспертное сообщество полагает, что современное развитие русского национализма имеет проблематичную окраску, поскольку национализм активно впитывает в себя идеи экстремизма и ксенофобии. «Российская газета» цитирует В. Никонова (фонд «Политика»), который полагает, что проблема радикального национализма актуальна в современном российском обществе и с ней необходимо бороться посредством конструирования государственной идеологии: «Проблема роста национализма и ксенофобии в России, безусловно, есть, и бороться с ней надо. В нашем многонациональном обществе невнимание к проявлениям национальной нетерпимости чревато развалом страны и гражданской войной…»

Кроме того, высказывается мнение, что появление в России радикального национализма и ксенофобии обусловлено сложным национальным составом социума, социальной несправедливостью, унижением русских за рубежом: «Нынешний уровень национализма и ксенофобии в России – серьезная проблема. Причин тому много. Это и сложнейший национальный состав общества… И отсутствие в России цивилизованного капитализма, вопиющая социальная несправедливость, засилье криминалитета. Недовольство народа соответственно канализируется в ксенофобию. …к названным проблемам добавляется и национальное унижение. Официальный статус русских как людей второго сорта в Прибалтике – тому пример».

В качестве факторов, стимулирующих рост русского национализма, в «Российской газете» фигурирует, хотя и относительно редко, ущемление прав русскоговорящего населения России. По мнению экспертов, чье мнение тиражируется в СМИ, антирусский национализм, провоцирующий ответную реакцию, разделяется на две составляющие: элитную и низовую. Элитный антирусский национализм имеет форму неформального ущемления прав русскоговорящих граждан в «национальных республиках» Российской Федерации, в частности ограничения доступа во властные структуры, занятия бизнесом в ряде сфер и т.д.: «В качестве яркого примера элитного национализма был взят Татарстан. В этой республике татары составляют около половины населения. Однако в высшем и среднем звене республиканской власти титульный этнос занимает от 75 до 85 процентов постов.

В результате пострадал «русский» бизнес, не участвовавший в традиционно клановом разделе собственности и оказавшийся из-за этого в невыгодной ситуации. Но это полбеды. Проблемы возникли и у рядовых жителей национальных субъектов, не принадлежащих к титульной национальности».

Отождествление националистов с фашистами и постоянная риторика об угрозе «русского фашизма» является, по мнению ряда авторов, провокацией и ущемлением прав этнических русских, основная масса которых никак не связана с радикальными проявлениями ксенофобии и расизма: «…разговоры с экранов телевидения об «угрозе фашизма» или тем более «русского фашизма» воспринимаются как оскорбление личного достоинства миллионами людей, которые считают себя русскими и которые в душе не несут никакой ненависти ни к евреям, ни к татарам, ни к неграм».

Во многом схожий, хотя более односторонний подход к проблемам русского национализма представлен в газете «Известия». Значительный пласт печатных материалов в издании посвящен анализу «преступлений ненависти» (hate crimes), которые находятся в последнее время под пристальным вниманием как журналистов, так и правоохранительных органов.

«Приговоры националистам, нападающим на приезжих, выносятся один за другим… Подсудимых не признают виновными в разжигании национальной розни. Их приговаривают за хулиганство, бандитизм, но не за то, что они нацисты».

По мнению журналистов «Известий», русский национализм при пассивном попустительстве властей ответственен за преступления на национальной почве последних лет: «…в минувшем году националисты были значительно активнее, чем год назад. В 2004 году они провели свои первые легальные митинги и заявили претензии на акции всероссийского масштаба… Депутаты продолжали использовать националистические лозунги, тем более что обществу они не чужды. Власть «не видела» успешного распространения националистических настроений, а милиция «не замечала» националистической составляющей преступлений».

А вот другой пример дискурса поддержки радикального русского национализма со стороны властных структур: «…иногда создается ощущение, что именно некоторые тенденции высокой политики, просачиваясь вниз, и создают ту питательную среду, в которой уютно себя чувствуют скинхеды. Естественная и необходимая забота о русских как этносе, об их языке, здоровье, культуре, самоуважении порой подменяется тонко или нетонко завуалированным шовинизмом самой низкой пробы».

В качестве примера разностороннего рассмотрения проблемы русского национализма можно привести следующий материал из «Известий», в котором делается попытка рассмотреть исторические и социальные факторы, способствующие радикализации русской молодежи: «Русских вышвыривали из бывших республик СССР, а тогдашней власти было некогда их защищать. Зато у местных чиновников по всей Руси хватало сил и рук за взятки отдавать рынки, ларьки и едальни нахлынувшим чернявым приезжим, которые приватизировали теплые места и недвижимость для себя, своих тейпов и кланов. Именно такие восточные «посредники», которые до сих пор ничего не создают, но все схватили, – единственный слой, попадающий в поле зрения подростка маргинала… И небогатый, необразованный, озлобленный подросток уясняет ровно одно: эта страна – уже не для меня… такой неприкаянный юнец непременно станет истязать и калечить бедняка с Басманного рынка, беззащитного заслуженного артиста, робкого таджика»

Обращение к экспертной риторике для конструирования образа русского национализма также типично для «Известий». По мнению А. Волина, президента Издательского дома Родионова, радикальный национализм является не болезнью, а ее симптомом, и именно от этого необходимо отталкиваться при решении данной социальной проблемы: «В условиях массового наплыва мигрантов и «почернения» пригородов – это беда, та проблема, которую мы обречены решать. А поскольку в ближайшее время мы не сможем отказаться от притока рабочей силы из других регионов, то единственный способ здесь – это воспитание».

Писатель М. Арбатова считает, что основная проблема заключается в том, что российское общество крайне интолерантно относится ко всему «иному»: «…российское общество само по себе идеологически скинхедообразно. Опросы показывают, что 80% россиян хотели бы, чтобы люди с другим цветом волос, кожи, с другой религией не жили, не работали рядом с ними, не вступали в брачные отношения».

Попытки отделить понятия «русский национализм» от ярлыков фашизма, шовинизма и экстремизма наиболее часто встречаются в статьях журналиста «Известий» Д. Соколова – Митрича: «Представители «совести нации» навязывали обществу установку, что ксенофобия – явление, свойственное исключительно маргиналам. Предложения подумать о глубинных причинах роста ксенофобии отметались. Официальные криминальные сводки, свидетельствующие, что иностранцы совершают в 4 раза больше преступлений в отношении россиян, нежели наоборот, не замечались. Оппоненты получали ярлыки «экстремист» и «фашист», где-нибудь рядом обязательно появлялось слово «русский».

Никакие скинхеды и мелкокалиберные публицисты не сделали для разжигания в России межнациональной розни столько, сколько борцы с ней…».

Спецификой конструирования образа русского национализма в «Независимой газете» является частое использование новостных материалов по данной теме, в которых русский национализм связывается с «преступлениями ненависти» и различными акциями протеста: «В списке городов, где отмечены новые акции националистов, оказались обычные лидеры «ксенофобского рейтинга»: Москва, Ростов-на-Дону и все тот же Воронеж… подростки пострадали только потому, что «оказались не той национальности».

Общий же тон конструирования образа русского национализма в «Независимой газете» скорее негативный: «…современный русский национализм – течение вполне маргинальное. И голос индивидуума, характеризующего себя как русского националиста… это голос политического маргинала… русский националист как политический тип озабочен, прежде всего, своими взаимоотношениями с евреями и еврейством; он не мыслит себе решения «русского вопроса» в России без решения вопроса еврейского».

Кроме того, практически во всех публикациях «Независимой газеты», описывающих преступные действия скинхедов, так или иначе фигурируют пассажи, напрямую связывающие скинхедов с русскими националистами. В качестве примера можно привести широкое использование в подобных материалах лозунгов «Россия для русских!» и «Убей хача, спаси Россию!».

Официальный взгляд татарстанских властей на русский национализм представлен в газете «Республика Татарстан». Основная репрезентация русского национализма осуществляется с двух ракурсов. Первый рассматривает русский национализм как разновидность фашистской идеологии, хотя и пытается соотнести рост националистических настроений с проблемами миграционного притока в страну: «Праворадикальная молодежь увлекается фашистским стилем и кокетничает с гитлеризмом – родился даже… феномен «гламурного фашизма»! Фашизм перестал быть жестокой идеологией и превратился в гламурный феномен…. В качестве возможного объяснения привожу данные, которые в конце прошлого года озвучил глава МВД Рашид Нургалиев: «Количество совершенных иностранцами преступлений за последние пятнадцать лет возросло в сто тридцать раз».

Другой взгляд на проблему русского национализма представлен в виде реакции из «благополучного Татарстана» на «национализм российской власти». Нередко параллельно затрагиваются вопросы, связанные с православием: «Вызывает тревогу то, что наша страна превращается в мононациональное, религиозно – фундаменталистское государство…

Излюбленным приемом ревнителей чистоты веры, ее защиты от иноверцев является отождествление религии с национальностью…».

Отдельной тенденцией материалов в «Республике Татарстан» является критика национальной политики федеральных властей, которая способствует тому, что национальная проблематика становится уделом экстремистских движений и групп: «…любые реформы в России возможны только с учетом многонациональности нашей страны. Разве не так? А на деле как получается? …В результате национальными проблемами начинают заниматься в конечном счете крайние, экстремистские силы».

Нациолистическая проблематика освещается в «Республике Татарстан» и в привязке к членам групп скинхедов: «В марте в Удмуртии несколько десятков скинов напали на группу скейтбордистов и насмерть забили арматурой и бутылками одного из них… За что зверски убили молодого человека? За то, что он выглядел не так, как приверженцы фашизма, нацизма, расизма представляют себе «русского человека».

При анализе материалов газеты «Восточный экспресс» создается ощущение, что такого явления, как русский национализм, просто не существует. Публикации в газете, которая не претендует на серьезный анализ происходящего в социуме, а формирует скорее «багаж» необходимых современному человеку социоэкономических «навыков», связаны с нашумевшим делом татарстанской региональной ячейки РНЕ. Освещение данного дела в «Восточном экспрессе» осуществляется в рамках противопоставления «плохой» ситуации в России и «успешной борьбы с экстремизмом» в Татарстане: «Уникальный для Татарстана судебный процесс… На скамье подсудимых впервые оказались экстремисты славянского толка… Они обвиняются в возбуждении национальной, расовой и религиозной вражды, вымогательстве, грабеже, а также изготовлении и хранении взрывчатых веществ… Татарстан стал одним из первых регионов в России, где к попыткам возрождения агрессивных националистических движений отнеслись со всей серьезностью».

Повествование в «Восточном экспрессе» выстроено в экспрессивных тонах с частым использованием термина «национализм», что формирует у читателя стойкую ассоциацию между данным термином и различными видами экстремистской деятельности: «…единомышленники избили двух юношей только за то, что те были похожи на евреев… в целом безобидные апологеты молодежной европейской субкультуры [готы] прогневили национал-патриотов тем, что «преклонялись перед западными ценностями».

Отдельные пассажи в данном сообщении, в частности упоминание названия спортивного центра, где тренировались члены казанского отделения РНЕ, имплицитно заставляют читателя проводить параллели с тиражируемыми в СМИ новостями о преступлениях «русских фашистов»: «Партийцы держались вместе, пополняли кассу организации и активно наращивали мускулы в спортзале центра «Русского фольклора».

Более «объективный» подход к освещению националистической проблематики представлен в газете «Вечерняя Казань». В материалах по данной теме журналисты издания стараются представить разные точки зрения на «положение дел» в данной области, однако общий оппозиционный «настрой» газеты обусловливает больший акцент на критике действия властей и правоохранительных органов в отношении русских националистов.

Основная доля материалов, посвященных русскому национализму, представлена в «Вечерней Казани» рядом статей по «делу РНЕ». В общем описании ситуации журналисты с сарказмом констатируют «серьезность» обвинений в отношении членов татарстанского отделения РНЕ: «Прошлым летом РНЕ-шники помешали культурно отдыхать на Арском кладбище мистически настроенным готам… А во второй раз город услышал про РНЕ-шников прошлой осенью, когда в Лядском садике они якобы побили темнокожего студента КГУ. Вскоре, правда, оказалось, что никакого вреда здоровью африканца в ходе потасовки причинено не было… Вот в общем-то и все «подвиги» местных активистов РНЕ, хоть сколько-нибудь заметные для общественности».

В основной массе статей по теме «Вечерняя Казань» занимает более «объективную» позицию по отношению к следственным методам и доказательной базе, на которой основывалось расследование дела, приводя аргументы как стороны защиты, так и обвинения, предоставляя возможность читателям самим сделать выводы: «Защита пыталась оспорить самый главный аргумент обвинения: то, что Татарстанское региональное объединение ОПД РНЕ – запрещенная экстремистская организация. Адвокаты ссылались на то, что организацию запретил только Верховный суд РТ, а что не запрещено в общероссийских масштабах, то разрешено…».

Конструирование русского национализма в оппозиционной газете «Честное слово» также осуществляется через обращение к «делу РНЕ», хотя его освещение в данной газете значимо отличается от официальной риторики.

Одной из ключевых тем в риторике «Честного слова» является представление «дела РНЕ» как заказного: «Сначала разоблачили ваххабитов, теперь дело – за русскими националами» – якобы под таким девизом организовано в республике гонение на местных членов РНЕ…»

Кроме того, в действиях татарстанских властей журналисты газеты усматривают желание позиционировать себя как «передовой» регион в деле борьбы с «русским национализмом» несмотря на очевидные «нестыковки» в деле: «Похоже, что татарстанские власти опять решили «быть впереди России всей» в плане разоблачения экстремизма, разницу которого с патриотизмом, кстати, определить весьма затруднительно, поэтому и затеяли явно политический процесс. Между тем «вина» одного из задержанных, Павлова, заключается только в том, что он является… гражданским мужем Мельниковой [руководитель татарстанского отделения РНЕ».

Специфика конструирования русского национализма в «Звезде Поволжья» заключается, с одной стороны, в критике радикальных националистических идей, а с другой – в «понимающем» отношении к стремлению сохранить собственную национальную идентичность у русского этноса.

Дискуссии о недопустимости радикальных националистических проектов и лозунгов в России как полиэтническом государстве наиболее часто представлены на страницах «Звезды Поволжья»: «…сама стратегия «порешить» нерусские нации ради одной – русской бессмысленна даже с точки зрения самой русской нации».

Материалы «Звезды Поволжья» часто связывают русский национализм с «кремлевским проектом», с государственной политикой в сфере межэтнических отношений, со стремлением власти превратить Россию в мононациональное государственное образование:

«Уже очевидно, что в основу национальной политики Российской Федерации положена идея, которая была озвучена 15 февраля 2001 года с трибуны Государственной думы РФ… «Многонациональность – это беда России». Такой подход нацеливает национальную политику государства на избавление России от «беды» многонациональности»

С другой стороны, в «Звезде Поволжья» многие материалы разделяют часто смешиваемые в СМИ понятия национализма как патриотизма и национализма как шовинизма и экстремизма. Показательно в данном случае интервью с бывшим советником президента Татарстана Р.С. Хакимовым: «Что касается русского национализма… Если это не шовинизм, если это не призыв к возврату диктатуры, если это не национал – социализм, тогда я – за. Никакой опасности для страны я не вижу. Вот Пушкин, посмотрите – он ведь истинный русский националист, всей душой любивший свой народ».

«Дело РНЕ» в «Звезде Поволжья» не освещалось, за исключением публикации полного текста открытого письма Общества русской культуры к президенту Татарстана, в котором авторы четко разводят понятие национализма с экстремизмом и шовинизмом: «Уважаемый г-н президент! …Не путают ли правоохранительные органы Татарстана скинхедов с гражданами, ратующими за подъем русского национального самосознания, понимают ли разницу? …С каких пор, уважаемый Минтимер Шарипович, чувство национального самосознания, присущее упомянутым молодым людям, стало преступным? Или современной русской молодежи лучше было бы беззаботно прожигать жизнь и не задумываться ни о своих корнях, ни о будущем своих детей и нашей великой Родины?».

Борьба за государственность Татарстана, придание республике новой политической идентичности, активизировала использование символов, включающих в себя память о былой государственности татарского народа. К ним относится День памяти погибшим защитникам Казани при завоевании Казанского ханства Иваном Грозным и напоминания о святых Булгарах. В качестве примера приведу статью писателя М. Юныса «Уста руин», где инструментальная функция символа выражена наиболее ярко: «Под этими камнями (в Булгарах) похоронена эпоха наших дедов, живших свободно. И если мы сегодня, борясь за независимость, не сумеем сплотиться,… то наши зародившиеся надежды тоже будут похоронены под этими руинами». Напротив, памятник покорителям Казани в 1552 году, расположенный почти в центре города, воспринимался как символическое закрепление неравноправия татарского народа. Председатель Всетатарской ассоциации деятелей культуры «Маданият» Г. Ягфаров писал о том, что памятник «русским захватчикам» воспринимается татарским народом как «соль на рану»: «Эта несправедливость (можно сказать и сам памятник) породила ненависть татарского народа к России (можно сказать и к русскому народу). Мысль уничтожить, взорвать, сжечь тревожила не одно поколение наших сородичей с тех пор, как его воздвигли». Выходом, на взгляд автора, может стать установка «на самом видном месте Казани памятника ее защитникам. Это станет основой для равноправия двух народов». Другой автор, писатель, С. Шамси также говорил о том, что памятник «символизирует наше национальное унижение и несвободу» и предлагал превратить его в Музей с экспозицией, воссоздающей события 1552 года. Содержание и эмоциональный заряд этих цитат свидетельствуют о чувствительности к символам. Автор первой цитаты «равноправие народов» соотносит с фактами истории, а не с реальными фактами жизни современных татар, социально-экономическое положение которых точно такое же, как и у русских в республике, да и по России в целом.

Как видно из приведенных материалов, общим знаменателем для всех тем, касающихся возрождения этнической культуры, языка и татарского народа в целом, в Татарстане стала тема государственности. Апелляция к этой теме имела две мотивации. Первая касается непосредственно возрождения этнической культуры и языка татар. Государственность татар в этом случае понималась как необходимое условие для создания благоприятного климата для их сохранения и развития, что отражало интересы национальной интеллигенции и этнически ориентированных татар. Вторая причина связана с перераспределением власти и собственности на территории постсоветской России. Интересы приумножения и сохранения экономических ресурсов были приоритетом для властной элиты, а этнический фактор служил ресурсом и инструментом консолидации населения республики вокруг ее лидеров. Исходя из своих интересов, обе эти группы – властная элита и интеллигенция – были заинтересованы в том, чтобы стимулировать описанный выше дискурс.

Сопоставление результатов контент-анализа республиканской прессы за два последних года (2008–2009 гг.) с данными конца 1980-х – начала 1990-х годов, дает возможность проследить динамику в подаче этнической информации. В целом, нужно отметить, что доля этнической информации значительно уменьшилась. В проанализированных объемах газетных публикаций доля этнической информации составила:

Для сравнения: доля этнической информации в официальной газете «Известия Татарстана» в 1994 году доходила до 45%. Но, несмотря на то, что доля этнической информации стала меньше, сложившаяся в конце 1980-х – начале 1990-х гг. стратегия дискурсов анализируемых нами республиканских изданий сегодня сохраняется. Так, официальные газеты «Республика Татарстан» и «Ватаным Татарстан» стараются сохранить бесстрастность и нейтралитет, хотя в последней изредка могут появляться довольно острые публикации. Газеты «Вечерняя Казань» и «Татарстан яшьляре» представляют два полюса мнений и тенденций в отношениях между федеральным Центром и республикой, стремящейся сохранить занятые в течение последних десяти лет позиции.

Одно из ведущих мест среди этнических категорий, обсуждаемых «символьной элитой», занимает тема татарского языка. Ее презентация в республиканских СМИ также менялась на протяжении анализируемого периода. Особенно бурным было обсуждение проблемы современного состояния языка и образования на татарском языке в конце 1980-х начале 1990-х гг. Язык и национальная школа рассматривались как первое условие сохранения этнической самобытности татар: «Своя государственность, свой язык, свое образование помогают сохранить нацию»; «Просвещение – это наша идеология. Армия и налоги могут быть общими (с Россией.), но образование должно быть свое». В этот период тема языка подавалась в прессе не только с точки зрения его сохранения и развития, не последнюю роль играл фактор становления новой идентичности, включающей в себя попытку утвердить свое отличие от русской культуры. При обсуждении вопросов перехода на латинскую графику, лидер «Иттифака» Ф. Байрамова заявляла: «Здесь не только о языке поставлен вопрос. В первую очередь нам нужно, чтобы наша нация, наша политика отошла от России.»

В отличие от публикаций первой половины 1990-х годов, тема отличия Татарстана от российского культурного пространства не получила своего продолжения. Сегодня, подчеркивается инструментальный характер алфавита: это удобная графическая система для татарского языка и средство эффективного овладения новыми компьютерными технологиями. Тем не менее, проблема развития и статуса татарского языка в республике продолжает оставаться актуальной до сих пор. Доминирование русского языка во всех сферах общественной жизни тревожит этнически ориентированных татар. Особенно наглядно эта озабоченность проявляется на страницах татароязычной прессы, в которой наряду с журналистскими материалами, публикуются письма и статьи заинтересованных читателей. Так, одна из авторов публикаций приводит в пример детский лагерь «Полет», где отдыхают 500 девочек и мальчиков. Она сетует на то, что все они разговаривают на русском языке, все мероприятия проходят на русском языке, кругом звучит русская музыка. Далее, она пишет о тех мерах, что предпринимает республиканское министерство образования: издание учебников, проведение конкурсов и олимпиад на татарском языке и делает вывод, что эти усилия тратятся впустую, так как: «вот в таком лагере дети быстро забудут «этот проклятый язык» – так называют его! Здесь в лагере нет места другому языку». Автор видит выход в том, чтобы построить лагерь по типу «Малый Артек», где будут жить и отдыхать дети татар. Естественно, что среди причин сужения сферы употребления татарского языка национальная интеллигенция выделяет главную: отсутствие вузов с обучением на татарском языке. Авторы публикаций сетуют на то, что Госсовет республики принял в 1997 г. решение о создании национального университета, но до сих пор нет ни университета, ни его концепции Проблемы видятся не только в нехватке сил и средств. Один из авторов, Т. Айди, пишет: «Открытие татарского национального университета поможет поднять статус татарского языка. Но чтобы сохранить татарина как татарина – этого еще мало. Потому что программа, которая будет отражать потребности империи не будет соответствовать и совпадать с потребностями татар. История мировоззрения, обычаи и традиции там всегда будут в качестве половой тряпки. Вот почему нужна школа, которая будет создана не на деньги государства, а на наши. А денег у нас сегодня нет. Значит мы зря мечтаем об университете».

В последние годы, казалось бы, безобидный вопрос графической системы татар получил политическую окраску. После вмешательства федерального Центра в ход языковой реформы, связанной с переводом письменности татар с кириллицы на латиницу, и последующий запрет Госдумы на ее введение в республике, тема языка и алфавита стала обсуждаться чаще и эмоциональнее, не только в татароязычной, но и в русскоязычной прессе. Актуальность темы поддерживается включением в обсуждение помимо журналистов, политиков, экспертов, ученых, общественных деятелей и читателей. Официальная позиция подается, как правило, с точки зрения разграничения полномочий между Москвой и Казанью. Например, «Республика Татарстан» цитирует выступление Председателя Госсовета РТ Ф. Мухаметшина: «Думаю, что это неправильно – указывать из Москвы, какому народу каким шрифтом писать на своем родном языке. Это не дело и не полномочия федерального центра. Я думаю, что не стоит даже утруждать себя принятием такого рода закона».

В высказывании противопоставляется стратегия федерального Центра, который вновь стремится все властные функции сосредоточить в своих руках, и интересы татарского народа, стремящегося по своему разумению сохранить свою культуру и язык. Связка двух понятий «российское государство – этническая культура» выстраиваются в оппозиции друг к другу, причем, первое наделяется чертами агрессора, а второе – жертвы. Таким образом, этнический фактор используется как один из немногих оставшихся в распоряжении власти ресурсов, помогающих отстоять свое республиканское «Я», а этническая культура и язык становятся той зоной, где наиболее близко совмещаются интересы этнически ориентированных татар и стратегия властной элиты.

Столкновение общероссийской и республиканской этнической идентичностей в информационном поле Татарстана отчетливо прослеживается в дискурсах, формируемых неофициальными изданиями. В основе стратегии татароязычной газеты «Татарстан яшьляре» лежит утверждение этнических ценностей посредством дистанцирования своего этнического «Я» от России. Напротив, «Вечерняя Казань» подвергает сомнению значимость этнической составляющей республиканской идентичности, так же, как и правомерность выделения республики в качестве самостоятельного субъекта в рамках России. Характерные приемы, которые используют эти газеты для утверждения своих дискурсов. Например, «Вечерняя Казань» сообщая о решении правительства РТ обсудить всенародно проект Конституции РТ, приводимой в соответствие с российским Основным Законом, пишет: «Проблема всенародного обсуждения Конституции в том, что этот документ не увеличит толщину масла на хлебе у Васи Пупкина, не ввернет выкрученную соседом лампочку в его подъезде и не вылечит от болезни…Словом, никаким лишним благом не обрадует обывателя…следовательно, подавляющая часть населения наверняка останется равнодушной к ее обсуждению.»

Особенно ярко, в соответствии со стратегией «Вечерней Казани», подаются темы ключевые: тема языка, республиканского гражданства, этничности в республике. А стратегия прореспубликанской и этнической ориентации газеты «Татарстан яшьляре» делает объектом сарказма и насмешек уязвимые стороны российской внутренней и внешней политики. Причем, обе газеты «окрашивают» в соответствующие тона даже самый, казалось бы нейтральный материал. Так, в субботнем номере «Вечерней Казани» (это особенно популярный у аудитории номер, толстушка с телепрограммой на всю неделю) в рубрике «Субботний репортаж» напечатана статья журналистки газеты с названием: «Я татарский бы выучила! Только где!» У репортажа – особая маркировка, отличная от других публикаций: более темный цветовой фон внутри рамки и крупный, напечатанный жирным шрифтом заголовок на второй полосе. Журналистка рассказывает о перипетиях, связанных с поиском бесплатных курсов татарского языка. Начинается репортаж с иронической фразы: «Помнится закон принимали с большой помпой. Сколько пылких речей было сказано…». Казалось бы, весь пафос публикации, звучащая в ней критика, направлены на то, чтобы власти города усовершенствовали систему обучения татарскому языку, который имеет статус второго государственного языка. Однако, другие публикации, в которых газета освещает языковые проблемы в республике, говорят о том, что тема татарского языка для газеты – это лишь повод для того, чтобы высказать свое неприятие другой культуры, которая претендует в республике на равноправие с русской культурой.

С конца 2001 года большой резонанс получило дело С. Хапугина, подавшего иск в Конституционный суд РФ с требованием отмены обязательного изучения татарского языка в объеме русского языка в средней школе. Подробности этого дела постоянно освещаются на страницах «Вечерней Казани» в специально отведенной для этой темы рубрике «Дело движется». Само название рубрики говорит о заинтересованности газеты в победе подавшей иск стороны. Судя по тону трансляции «дела», газета активно формирует ряды недовольных уроками татарского языка в школе. Газета приводит, наряду с рациональными аргументами (например, нехватка времени на множество предметов), и такие: «Необходимо учитывать, что язык является важнейшим элементом национальной культуры, которая, в свою очередь, участвует в формировании той или иной идеологии и психологии, религиозных взглядов, образа мышления и уклада жизни. Недопустимо насильственное привитие культуры гражданам, для которых она не является родной. Это неминуемо ведет к напряженности в межнациональных отношениях». Тонкость приема состоит в том, что газета позицию неприятия этнической составляющей культурной политики республиканского правительства высказывает не от имени редакции, а от имени рядового гражданина Татарстана.

В стратегии газеты «Татарстан яшьляре» более четко проявляется оппозиция «мы» – «они» в сфере государственного строительства и отношений федерального Центра и субъекта Федерации, хотя иногда характеристики в адрес российского государства экстраполируются на его этническое большинство – русских. Обсуждение изменений в Конституции РТ в газете подается через призму оппозиции «мы» – «они». При этом часто используются ассоциации, связанные с тоталитарным прошлым. Характерным примером служит аналитическая статья «Последний предел отступления, где он?». Один из ее подзаголовков носит название: «В подвалах ГПУ». Автор, рассказав о процессе обсуждения изменений в Конституции РТ участниками делегации из Казани и комиссией со стороны Центра, приводит высказывания участников обсуждения со стороны республики, а затем делает вывод о том, что конституционная реформа грозит «сломом всей политической архитектуре Татарстана», что здесь «не берется в расчет история народа, его интересы». А затем следует прогноз: «При таком подходе легко спровоцировать радикализацию татарской части населения».

Сравнение приведенного материала с публикацией о Конституции РТ в «Вечерней Казани» помогает ярче оттенить особенности стратегии каждого издания. В публикации газеты «Татарстан яшьляре» приводятся высказывания заинтересованных лиц (представители власти), говорится об абстрактных интересах народа, и при этом акцентируется этнический фактор («лакмусовой бумагой ее настроения станет День памяти, традиционно проводимый 15 октября, – по количеству и настроению участников можно будет судить о том, каков градус общественных настроений» – имеется в виду татарская часть населения РТ) и делается заключение: «Ничем хорошим все это в конечном итоге не обернется». Общий тон статьи пафосный. В «Вечерней Казани» подход, напротив, прагматичный. Основной акцент в публикациях делается на повседневные нужды простых жителей Татарстана, независимо от их этнической принадлежности. Вся информация, содержащаяся в газете, подается с позиции простого обывателя, оппозиционного власти. Но здесь эта оппозиционность накладывается на особенности власти в республике, где этнический фактор играет заметную роль. «Симметричность» стратегий и приемов этих двух газет выражается еще и в том, что даже краткая информация о республике (в «ВК») или о России (в «ТЯ») содержит оценочный компонент. Каждая газета нацелена на поиск негатива у противоположной стороны и умалчивание недостатков у «своей». Так, в «Вечерней Казани» дается репортаж с выставки одного из казанских художников. Репортаж носит название: «Охота на ханов продолжается?" "…Равиль Загидуллин входит в тройку местных живописцев, которые упорно разрабатывают конъюнктурную для суверенной республики тему – бытописание жителей древней Казани и Булгар». Автор репортажа, характеризуя тематическое содержание полотен художника однозначно называет его конъюнктурным. Хотя историческая живопись является жанром, имеющим давнюю, историческую традицию. Тенденциозность в подаче события легко прочитывается. Поскольку исторические сюжеты художника – часть этнической истории, то ироническое отношение автора распространяется и на нее. В другой популярной теме, посвященной обмену паспортов, на конкретных примерах показывается как невыгодно, на практике, иметь в новом паспорте вкладыш на татарском языке, какие сложности поджидают его обладателя, если он выезжает за пределы республики. В свою очередь, «Татарстан яшьляре» дает информацию о больших долгах по выплате заработной платы по всей России. Публикация «Государство снова утонет в долгах» заканчивается фразой: «А у нас в Татарстане долги по выплате заработной платы не высоки …0,6%.» (относительно 8% по России) Информация приходится на период обсуждения Договора о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и Татарстаном и подается наряду с информацией о том, что «Спикер Совета Федерации С. Миронов против разделения полномочий между Центром и субъектами…».

Итак, как видно из материалов, газеты выстраивают оппозиции «мы» – «они» и при этом каждая выбирает свою ось. «Вечерняя Казань» формирует солидарность по принципу «мы (народ) – «они» (власть), но это – власть этническая, республиканская. Власть российская представлена, как правило, обобщенно, без конкретных персонажей. Акцентируется ее функция борца за закон и справедливость. Постоянный мониторинг публикаций газеты показывает популярность темы нарушений местными властями российских законов в республике. «Татарстан яшьляре» поддерживает ось «Центр (Россия) – Республика (Татарстан) – татары». Помимо пунктирных информационных блоков, газета публикует большие статьи-размышления. Все три обозначенных звена «Республика – Татарстан – татары» сходятся в сюжетах, посвященных проблемам численности населения. В качестве одной из показательных публикаций может послужить интервью журналиста газеты с депутатом Госсовета РТ, писателем Р. Валеевым, вышедшим под названием «Кто отделился, того медведь съест, кто разделился – съест волк». В публикации сразу же ставится проблема: грядет новая перепись населения – что она несет татарам? Депутат говоря об увиденном им проекте бланков переписи высказывает недоумение и возмущение – почему татар поделили на этнографические группы, а русских – нет? Далее депутат делится впечатлениями своей поездки в Москву для обсуждения этой проблемы в Госдуме РФ, где он не получил ответа на свой вопрос. Депутат раскрывает политическую подоплеку этой процедуры, действия российского государства характеризуются однозначно: «геноцид»: «такого рода схема переписи – это подготовка упразднения республик, в которых по такой переписи не останется 50% титульного населения. Следовательно, осуществится девиз Сталина – «Нет народа – нет проблем». Таким образом, в публикации закрепляется связка – «татары – республика» как взаимообусловленные составные: без единства татар не будет республики, а без республики не выжить народу, как самобытному культурному организму.

Хотелось бы также очень кратко отметить и проблему религии как одного из важнейших факторов национального и общественного развития РТ.

СМИ РТ уделяют большее влияние проблемам религии чем например печатные СМИ Башкортостана.

Тематика публикаций СМИ Татарстана, содержащих упоминания об исламе, различна, но значительную часть представляют собой публикации, посвященные трем темам: роль М. Шаймиева в развитии ислама, деятельность Российского исламского университета и выборы муфтия Духовного управления мусульман Республики Татарстан. Обращает на себя вни мание большое количество статей мусульманской тематики (184) с упоминанием имени президента РТ М. Шаймиева. Несмотря на то что М. Шаймиев является главой исполнительной власти Республики Татарстан, он активно участвует в различных религиозных мероприятиях, зачастую представляя Татарстан как один из важнейших центров ислама в РФ на многих общероссийских и международных мероприятиях (семинарах, конференциях, в ходе встреч с представителями иностранных государств). В частности, М. Шаймиев был в центре внимания СМИ в ходе освещения прошедшего в марте 2006 г. в Москве заседания группы «Стратегическое видение: Россия – исламский мир». Вчера в Москве Президент Татарстана Минтимер Шаймиев провел вторую часть заседания группы стратегического видения «Россия – исламский мир», посвященную противодействию экстремизму и религиозной нетерпимости. Открывая заседание, он отметил, что на форуме обсуждаются самые актуальные и стратегически важные проблемы современного мира. Минтимер Шаймиев выступил с докладом, посвященным опыту Татарстана в мирном сосуществовании. Он назвал Татарстан северной республикой в исламском мире.

Освещение в СМИ религиозной деятельности М. Шаймиева носит преимущественно позитивный характер. В ряде источников деятельность М. Шаймиева описывается в положительных, превосходных оценках, а подчас восторженных и подобострастных.

На исламском семинаре к Шаймиеву было приковано все внимание. Теория евроислама явно импонирует Путину и Вашингтону… И здесь культовой фигурой, органически объединяющей и ислам, и Запад, является Минтимер Шаймиев. Видимо, в этом его историческая задача – предотвратить надвигающееся столкновение исламской и христианской цивилизаций. И сегодня благодаря Шаймиеву исламские страны готовы вкладывать в России миллиарды долларов, готовы покупать российское вооружение на астрономические суммы. Как говорится, Минтимер Шаймиев – это надежный и хороший бренд.

Между тем вскоре должен состояться сенсационный визит Шаймиева в Саудовскую Аравию и Эмираты. Шаймиева будет встречать лично король Саудовской Аравии. Роль мусульманина номер один в России опять фактически возвращается к Шаймиеву.

Часто СМИ освещают позицию исполнительной власти Республики Татарстан и ее президента М. Шаймиева по поводу роли и взаимодействия власти и религии, прежде всего ислама. При этом подчеркивается необходимость сотрудничества власти и религии, оказание помощи и поддержки религиозным организациям, говорится о необходимости развития толерантности со стороны властей к представителям различных религий.

Говоря о проблемах мусульман России, Минтимер Шаймиев отметил, что они касаются несправедливых порой обвинений в ваххабизме, трудностей с отводом земель под мечети, попыток введения повсеместного преподавания основ православия в школах. Президент РТ считает, что эти вопросы необходимо решать в конструктивном диалоге с федеральными и региональными властями.

Президент РТ также отметил, что в решении межконфессиональных вопросов нельзя полагаться только на традиции. «Нужно принимать выверенные политические решения, находить баланс интересов», – подчеркнул он и в качестве примера привел Татарстан, где в Казанском Кремле расположены рядом мечеть Кул Шариф и Благовещенский собор. Такая политика положительно влияет на авторитет политических лидеров, стабильность политического режима. Демократия должна учитывать интересы меньшинства, не превращаясь в машину для голосования.

Подчеркивается значение Татарстана в налаживании отношений с Организацией Исламская конференция, являющейся самой крупной и авторитетной международной мусульманской организацией, объединяющей 57 стран-участников и 4 страны-наблюдателя. Россия с 2005 г. также входит в ОИК в качестве наблюдателя. При этом опять-таки подчеркивается общность религий Республики Татарстан и ОИК. Обращает на себя внимание отношение к исламу: и республиканские СМИ, и региональные власти часто воспринимают ислам не как религию, а как важную политическую и экономическую силу: «Россия кровно заинтересована в союзнических отношениях с исламом».

Во многих организациях, не несущих религиозных функций, основной системообразующей функцией является принадлежность к исламу, в частности Исламский банк, Организация Исламская Конференция. Общность религий является необходимым условием для делового сотрудничества.

Сегодня в рамках официального визита Президента РТ Минтимера Шаймиева в штаб – квартиру Организации Исламская Конференция в городе Джидда Королевства Саудовская Аравия состоялась презентация Республики Татарстан. Презентацию провел министр тор – говли и внешнеэкономического сотрудничества РТ Хафиз Салихов. Он, в частности, отметил, что долгосрочное и коммерчески успешное сотрудничество со странами ОИК имеет стратегическое значение для Татарстана как мусульманской республики, именно здесь находится один из древнейших очагов исламской культуры и цивилизации.

Таким образом, анализ прессы показал различные тенденции, что будет подведено в итогах проведенного исследования.

3.3 Основные выводы и результаты контент-анализа

Проведенное исследование привело к следующим результатам.

Исследование печатной прессы как федерального, так и регионального уровня выявило обширность тем, которые освещаются в современной прессе, по проблемам национальных, религиозных, культурных взаимоотношений в Республике Татарстан. Это как освещение проблем национального, религиозного характера, так и констатация факта изменения национальной политики РТ в русло стабильности и толерантности.

Исследование процесса формирования этнической идентичности, как составной части республиканской идентичности в Татарстане показало успешность конструктивистской деятельности элитных групп. Однако, она была бы неосуществима без «почвы», когда этнические ценности, культура и язык растворены в повседневности, когда для каких-то групп они являются частью «хабитуса» (по Бергеру и Лукману).

Сотрудники изданий, четко обозначающие собственную позицию, стремятся максимально широко раскрыть тему, используют для этого различны формы и жанры: корреспонденция, репортаж, отчет, аналитическая статья, читательская почта и т.д. В случае необходимости журналисты прибегают к эмоциональным оценкам, используют метод внушения, привлекают к обсуждении авторитетных экспертов, чье мнение значимо в обществе.

В целом, для газет федерального уровня характерен взвешенный подход к анализу ситуации в межнациональных отношениях: не отрицая наличия радикальных взглядов среди части русских националистов, газетные материалы не замалчивают и «обратную сторону медали», чем являются проявления радикального национализма среди отдельных этнических групп, проживающих на территории России.

В российской прессе федерального уровня прослеживается критика как общественных организаций, так и органов государственной власти в области недостаточности действий в проблемах национализма в России.

Репрезентация образа национализма в татарстанских печатных изданиях имеет ярко выраженную специфику.

Первое, что бросается в глаза при анализе материалов, – «замалчивание» данного явления в официальной и лояльной местным властям прессе. Что же касается более оппозиционных газет, например, «Вечерней Казани» и «Честного слова», то публикации, посвященные русскому национализму, встречаются гораздо чаще.

Из региональной прессы РТ прослеживается, что исполнительная власть Республики Татарстан позиционирует Татарстан не только как регион, который служит примером мирного взаимодействия представителей христианства и мусульманства, но и как регион, выполняющий некую историческую миссию. Татарстан является форпостом развития официально одобряемого властями направления развития ислама, называемого евроисламом (джадидизм), под которым понимается модернизированный ислам, адаптированный к реалиям современности.

Религиозная деятельность исполнительно власти рассматривается в СМИ достаточно подробно и позитивно. СМИ Республики Татарстан ориентированы на поддержку позиции исполнительной власти по религиозному вопросу. Если Республика Татарстан на российском и международном уровне позиционируется как просвещенная исламская республика, образец толерантности и веротерпимости, образец для исламского мира, то существует и другой аспект рассмотрения ситуации в исламе Татарстана. По мнению ряда СМИ, в Татарстане существует некая конфронтация среди мусульман, приверженцев разных взглядов на роль и место ислама.

Среди татарстанских СМИ есть сторонники различных взглядов, и вся борьба, соответственно, выплескивается на страницы газет, позволяя населению наблюдать и оценивать процессы происходящие в среде мусульманского духовенства.

Проблема поддержания светского характера российского государства становится весьма важной и принципиальной, в том число с точки зрения сохранения паритета и равенства религий. Законодательство, в особенности республиканское, предоставляет правовые возможности для достижения этого баланса интересов при строгом соблюдении принципа отделения религии от государства. Религиозная сфера Татарстана характеризуется не только ростом числа верующих и религиозных организаций, но и их активным участием в формировании здорового психологического климата, содействием государственным органам и общественным институтам в социальной работе. Все больший динамизм приобретает развитие принципа внутриконфессиональной саморегуляции и самообеспечения в исламе, православии и других религиях.

Религия и её институты занимают важное место в процессе становления гражданского общества РТ. Межнациональное и межконфессиональное согласие стало неотъемлемой составной частью понятия «модель Татарстана». Это не только непреходящая ценность сегодняшнего дня, но и источник надежд на лучшее будущее, базис успеха реформ всех сторон жизни общества. Практика государственно-конфессиональных отношений показывает, что в современных условиях требуется постоянный поиск оптимальных решений с учетом интересов всех взаимодействующих субъектов, взвешенный подход к новым явлениям в религиозной сфере.

Заключение

Революция в глобальных информационных технологиях изменила формирование внешней политики многих государств.

Нынешний мир, насыщенный СМИ, не отменил необходимости сильного политического руководства. Пожалуй, эта необходимость даже усилилась. Не заменяют СМИ и конфиденциальную дипломатию. Быстрая передача информации и вездесущность СМИ, имеющих наготове массу вопросов, означают, что официальные лица должны принимать решения и публично высказываться по политическим вопросам быстрее, чем им хотелось бы.

Одно из наиболее интересных явлений информационного века – это демократизация доступа к средствам массовой информации, означающая рост числа групп, способных влиять на внешнюю политику.

Сегодня меняется сама парадигма структурирования общества, произошел переход от пирамидального мира организации власти к миру сетевому, то есть от вертикального, централизованного мира к миру децентрализованному, распыленному. Однако и в этом мире стоит вопрос о власти и собственности, потому что существует, например, собственность на средства производства общественного мнения.

Среди ведущих общественно-политических направлений функционирования СМИ необходимо отметить функции обеспечения общества как конкретной политической информацией, так и информацией в различных политических целях, по разным направлениям и для разнообразных политических процессов; политическое манипулирование информацией. Средства массовой информации служат для сбора, распространения информации; формирования общественного мнения; легитимности политических структур; выступают важным атрибутом оппозиционной политической деятельности; служат источником стабильности или нестабильности общества.

С помощью СМИ создаются предпосылки для политической публичности, в рамках которой действуют политические акторы. В условиях публичности работа СМИ осуществляется под постоянным давлением со стороны различных внешних факторов, к которым относятся органы государственной власти, владельцы, аудитория СМИ.

Исследование печатной прессы как федерального, так и регионального уровня выявило обширность тем, которые освещаются в современной прессе, по проблемам национальных, религиозных, культурных взаимоотношений в Республике Татарстан. Это как освещение проблем национального, религиозного характера, так и констатация факта изменения национальной политики РТ в русло стабильности и толерантности.

Исследование процесса формирования этнической идентичности, как составной части республиканской идентичности в Татарстане показало успешность конструктивистской деятельности элитных групп.

В целом, для газет федерального уровня характерен взвешенный подход к анализу ситуации в межнациональных отношениях: не отрицая наличия радикальных взглядов среди части русских националистов, газетные материалы не замалчивают и «обратную сторону медали», чем являются проявления радикального национализма среди отдельных этнических групп, проживающих на территории России.

Репрезентация образа национализма в татарстанских печатных изданиях имеет ярко выраженную специфику.

По данным контент – анализа региональная пресса (РТ) уделяет внимание проблемам религии, толерантности и взаимодействия народов внутри РТ. В прессе подчеркивается, что населению РТ свойственно терпимое отношение к иным национальностям, большинство из них не вступали за последнее время в конфликтные отношения и не испытывали на себе недоброжелательного отношения из-за национальности.

Этническая самоидентификация для русских не так важна, как для представителей других национальностей.

Среди татарстанских СМИ есть сторонники различных взглядов, и вся борьба, соответственно, выплескивается на страницы газет, позволяя населению наблюдать и оценивать процессы происходящие в среде мусульманского духовенства.

Проблема поддержания светского характера российского государства становится весьма важной и принципиальной, в том число с точки зрения сохранения паритета и равенства религий.

Анализ региональной прессы показал, что религия и её институты занимают важное место в процессе становления гражданского общества РТ. Межнациональное и межконфессиональное согласие стало неотъемлемой составной частью понятия «модель Татарстана».

Мы смогли убедиться и в том, что часть современных татар ощущает неравенство, несмотря на то, что их социально-экономические характеристики сходны с русскими в Татарстане, да и по России в целом. Асимметричность статусов «высоких культур» болезненно переживается многими из тех, для кого татарская культура была родной, а ее язык – «материнским» языком. Сходный опыт и недовольство сложившейся ситуацией способны объединять людей в сообщество на основе ярко выраженной этнической идентичности, которая, в свою очередь, стимулирует усиление республиканской идентичности. Конфронтационность, или комплиментарность гражданской и этнической идентичностей, величина дистанции между ними зависят не только от политики российских и республиканских властей, но и от того, насколько адекватно будет реагировать на вызовы постиндустриального общества культура татар, продолжающая сохранять черты традиционализма.

Мусульманское пробуждение, последовавшее за атеистической советской эпохой, ознаменовалось в Татарстане строительством более тысячи мечетей – при коммунистическом господстве их было двадцать, – а также Исламского университета.

Внешне в Казани действительно ничто не говорит об исламизации, если не считать мечетей, самая великолепная из которых стоит в восстановленном Кремле – самом красивейшем месте столицы – и ее минареты с соломоновой мудростью сделаны такой же высоты, что и шпиль самой высокой русской башни. За два дня длительных поездок и прогулок по городу так и не удалось увидеть длинных бород и женщин в чадре, даже безобидных головных платков. Как и в далекой Москве, внешний вид местных жительниц в последние летние дни определяли мини-юбки и джинсы.

Одним из основных символов национальной самостоятельности Татарстана является татарский язык, который считается официальным наряду с русским языком. По воле Татарстана по-татарски придется писать с использованием модифицированного латинского алфавита, как это, например, имеет место в Турции, и было в двадцатые годы прошлого столетия при переходе с арабской письменности на кириллицу, когда он использовался в течение нескольких лет. Парламент Татарстана принял соответствующий закон, он подписан президентом Шаймиевым, но в силу документ, однако, не вступил в связи с резким протестом русских националистов.

Анализ печатных СМИ показал, что Татарстан является неотъемлемой частью России, однако при этом сохраняются как религиозные и культурные традиции данной республики, так и существуют определенный политический курс.

Для последних тенденций развития Республики Татарстан является активное взаимодействие как федеральным центром, так и с мировым сообществом, что выражается во всевозможных встречах, проведении различного рода мероприятий. По мнению некоторых печатных СМИ – Республика Татарстан несмотря на некоторые противоречия является определенным образцом стабильности национальной политики, историческим центром межкультурного диалога и проявления толерантности.

Список литературы

1. Агапитова С.Ю. Информационное вещание на ТВ. – СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2003.

2. Арутюнян Ю.В. Россияне: проблемы формирования национально-гражданской идентичности в свете данных этносоциологии // Обществ. науки и современность. – 2009. – №4. – С. 97.

3. Борисенков А.А. Особенности политического конфликта. // Социально – гуманитарные знания 2004. – №4. С. 101–113

4. Бурдье П. О телевидении и журналистике. – М., 2003

5. Витченко А.С. Теоретические проблемы исследования государственной власти. – М, 1992.

6. Габдрахманова Г.Ф. Этничность и миграция: становление исследовательских подходов в отечественной социологии // Социол. исслед. – 2007. – №1. – С. 122.

7. Глухова А.В. Политические конфликты и кризисы. Консенсус и политические методы его достижения. // Государство и право 1993. – №6. С. 3–14

8. Здравомыслов А.Г., С.Я. Матвеева Межнациональные конфликты в России. // Общественные науки и современность 1996 – №2. С. 153–164

9. Иванова Е.П. Специфика двуязычного телевещания в полиэтническом регионе // Глобализация и национальная самобытность. Форум языков. 2003. Ежегодник. – Казань: Экоцентр, 2004.

10. Комаровский В.С. Государственная служба и СМИ. – Воронеж.: ВГУ, 2003.

11. Косолапов Н. Конфликты постсоветского пространства. // МЭМО 1996. – №2. С. 5–16

12. Куприянова О.В. Образ женщины в СМИ в контексте гармонизации российского общества. // Автореферат на соискание ученой степени к.ф.н. – Улан – Уде, 2009.

13. Лопатин В.Н. Информационное оружие: правовые запреты. // Информационное право 2007. – №2. С. 83–89

14. Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека // пер. с англ. В. Николаева – М.: Кучково поле, 2003.

15. Минеев А. О проблеме региональных менталитетов. // Россия и политика 1995. – №1. С. 90–96

16. Мирзанурова А.Ф. Особенности информационного пространства Республики Татарстан // Вестник казанского Технического университета 2006 – №4. С. 247–252

17. Паулов С.В. Медиатизация политики и место СМИ в системе политической коммуникации. // Вестник Читинского Государственного Университета 2008. – №1 (46). С. 26–30

18. Правовой статус Республики Татарстан // Под науч. ред. Лихачева В.Н., Железнова Б.Л. – Казань: татарское книжное изд-во, 1996.

19. Пушкарева Г.В. Власть как социальный институт. // Социально – политический журнал 1995. – №2. С. 11–17

20. Равью Ж-Р. Феномен Татарстана и федеративное строительство в России // Вестник Евразии 1998 – №1–2. С. 172–193

21. Сагитова Л.В. Региональная идентичность: социальные детерминанты и конструктивистская деятельность СМИ (на примере Республики Татарстан), К., 2006

22. Семенов В. Ислам и национальное татарское возрождение на рубеже тысячелетий // Власть 2009 – №9. С. 108–112

23. Симкачева М.В. Представление о профессионализме в профессиональном сознании регионального журналиста // Тонус: Социализация личности и проблемы развития общественных отношений. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2006. – №15. С. 143.

24. Соловьев А.И. Политическая идеология: логика исторической эволюции // Политические исследования. -2001. – №2. С. 12

25. Строубел У. Влияние СМИ на внешнюю политику в информационный век. // США. Канада: экономика, политика, культура 2001. – №1.

26. Фатыхова М.К. Особенности развития регионального ТВ (на примере регионального телевидения Республики Татарстан) // Ученые записки Казанского государственного университета. Серия Гуманитарные науки 2008 Т. 150- №4. С. 175–181

27. Халитова С.Х. Роль этнических общин в решении проблем адаптации мигрантов в Республике Татарстан // Известия Вогоградского государственного педагогического университета 2007 – №4. С. 166–168

28. Чичановский А. Конфликты в пост СССР и национальная политика России. // Обозреватель 1999. – №8. С. 19–23

29. Чугров С. О региональной фрагментации российского политического сознания. // МЭМО 1998. – №1. С. 29–41

30. Шаймиев М.Ш. Стратегия развития Республики Татарстан // Вестник Поволжской академии государственной службы 2001 – №1. С. 16–24

31. Шурхало Д. СМИ в вооруженных конфликтах современности. – Киев 1999.

32. Филиппов С. СМИ как механизм формирования гражданского общества в переходных системах // Власть. – 2002. – №8. – С. 11.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий