регистрация / вход

Развитие белорусской литературы и печатно-полиграфического дела в 30-е гг. XX в.

Новые методы работы печати. Пропаганда передового опыта. II съезд рабселькоров. Развитие культа личности, репрессии журналистов. Шаблонность в освещении жизни. Освобождение Западной Белоруссии и помощь в создании газет. Белорусская литература в 30-е гг.

1. Новые методы работы печати. Пропаганда передового опыта. II съезд рабселькоров

В 1930 г. в БССР были созданы новые единицы административно-территориального деления – районы. В связи с этим изменилась и структура газет. Постановлением ЦК ВКП(б) от 11 августа 1930 г. «О реорганизации сети газет в связи с ликвидацией округ» были ликвидированы окружные газеты, а также некоторые фабрично-заводские, совхозные и колхозные многотиражные газеты. Вместо них начали выходить районные.

К концу 1931 г. в Беларуси издавалось более 30 районных и городских газет (всего в это время насчитывалось 96 районов).

Районные и городские газеты должны были иметь ярко выраженный производственный характер и широко освящать местную жизнь: развитие сельского хозяйства, промышленности, культуры. Районная печать должна была сыграть важную роль в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства, успешное завершение первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. Поэтому ЦК ВКП(б) в 1930 г. принял постановление «О кадрах газетных работников», а в 1931 г. – «О сельской районной и низовой печати».

В годы первой пятилетки стремительно развивалось и рабселькоровское движение. 27 августа 1926 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «Очередные задачи партии в области рабселькоровского движения». В постановлении указывалась, что в условиях общего хозяйственного и культурного подъема страны и роста общественно-политической активности масс серьезную значимость приобретают вопросы руководства рабселькоровским движением. ЦК ВКП(б) отмечал, что в рабселькоровские советы вступали в это время новые слои рабочих, вчерашних крестьян, тех, кто только пришел на завод или фабрику. Имели место случаи, когда в селькоровское движение недостаточно были привлечены бедняки и батраки, а напротив – проникали в него кулаки.

В Минске, Гомеле, Бобруйске и других городах республики проводились собрания рабкоров и селькоров, на которых было обсуждено постановление ЦК ВКП(б) и приняты соответствующие решения. Многие парткомы на заседаниях заслушали вопросы укрепления руководства рабселькоровским движением. Много внимания этому вопросу уделяли и газеты.

Работа приносила определенные результаты: рабочие и сельские корреспонденты стали регулярнее писать о хозяйственной жизни страны, о том новом, что появилось в жизни предприятий. Появлялись новые формы газетной работы, главными из которых были общественные производственные смотры фабрик, заводов, учреждений. От смотров отдельных предприятий газеты при помощи рабкоров перешли к проведению всесоюзных смотров.

16 апреля 1931 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О перестройке рабселькоровского движения». Перед рабселькорами ставилась задача: поглубже вникать во все вопросы социалистического строительства, более ярко отображать его достижения, критиковать недостатки, требовать улучшения качества работы во всех звеньях государственного аппарата, быть во главе борцов за овладение техникой.

ЦК ВКП(б) отметил недостаточное руководство со стороны партийных комитетов и редакций газет рабселькоровским движением и требовал создать комиссии для руководства рабселькоровскими организациями, а редакторам газет – привлекать лучших рабселькоров к постоянной работе в органах печати. Постановление ЦК ВКП(б) требовала от руководителей партийных организаций, редакторов газет заняться постоянным воспитанием рабселькоров, повседневно управлять низовой печатью. В связи с этим, Культпроп ЦК КП(б) Б и редакция газеты «Звязда» запланировали созвать 10 июля 1931 г. II Всебелорусский съезд рабселькоров.

В работу по подготовке съезда были втянуты партийные и профсоюзные работники, десятки и сотни тысяч рабочих, колхозников, интеллигенции республики, центральная, районная и низовая печать. Самым крупным и самым значительным мероприятиям в это время явился месячник осмотра и самопроверки рабселькоровского движения и низовой печати Беларуси. Во время месячника, который проходил с 20 мая по 20 июня, все партийные организации республики заслушали доклады о постановлении, отчеты редакторов настенных газет, укрепили кадрами заводские, фабричные и совхозные газеты. Культпроп ЦК КП(б) Б в помощь партийным организациям во время проведения месячника направил 20 бригад из числа опытных работников печати. Каждая республиканская и районная газета выступила с обсуждением тезисов работы II съезда рабселькоров республики, которые представляли собой программу работы для рабселькоров любой профессии и специальности. В тезисах шел конкретный разговор о том, чем должны заниматься рабкор-железнодорожник, рабкор-металлург, рабкор, который работает в легкой промышленности, и т.д.

В результате четырехмесячной подготовительной работы ко II Всебелорусскому съезду рабселькоров значительно повысилась ответственность партийных организаций за улучшение воспитательной работы среди рабселькоров, за дальнейшее развитие рабселькоровского движения, за повышение качества низовой печати.

II Всебелорусский съезд рабселькоров был открыт 10 июля 1931 г. На нем присутствовало 608 делегатов, которые составляли 40-тысячную армию рабочих и сельских корреспондентов (в период работы I съезда их насчитывалась всего 2000). На съезде, на пленарных заседаниях и 17 секциях, выступили 503 человека. Они рассказывали, как рабселькоры помогают решать многие хозяйственные вопросы в коллективизации сельского хозяйства, организационно-хозяйственном укреплении молодых колхозов, в улучшении работы предприятий и учреждений, как селькоры добиваются через печать исправления недостатков.

Решения съезда явились развернутой программой деятельности рабселькоров Беларуси в период первой и второй пятилеток в БССР, программой дальнейшего развития рабселькоровского движения под лозунгами: «Каждый ударник – рабселькор, каждый рабселькор – ударник», «В каждом цехе и бригаде создадим оперативную газету». Съезд принял предложение делегации Украины о соревновании за лучшее выполнение задач, которые стояли перед печатью.

II Всебелорусский съезд рабселькоров явился съездом перестройки рабселькоровского движения в Беларуси. Он дал толчок к еще большему его развитию, а решения съезда оказывали большую помощь в активизации деятельности рабкоров и селькоров.

В конце 1931 г. редакция газеты «Правда» объявила конкурс на лучшее освещение в печати борьбы за организационно-хозяйственное и политическое укрепление колхозов. Партийные комитеты Беларуси провели ряд мероприятий, направленных на улучшение работы республиканской прессы и дальнейшее развитие рабселькоровского движения. При редакции газеты «Звезда» была образована Центральная республиканская конкурсная комиссия, которая руководила всей работой. По указанию ЦК КП(б) Б в начале 1932 г. на районных партийных конференциях были заслушаны доклады о ходе конкурса.

Центральная республиканская комиссия отмечала, что конкурс открыл перед низовой печатью простор для проявления творческой инициативы. За время конкурса расширилась сеть газет в колхозах, совхозах, МТС, появилось новое звено печати – газеты в бригадах, на производственных участках, в транспортных колоннах МТС [17, с. 4].

Значительную работу с рабселькорами проводили в это время республиканские газеты. Так, каждая из газет в 1932 г. провела примерно 12 собраний с рабселькорами на местах, выпустила для них свыше 20 специальных бюллетеней, около 60 процентов газет провели выездные рейды помощи. В 1932 г. в республике издавалось 209 печатных и 6 тыс. настенных газет.

На страницах «Звязды», «Рабочего», «Беларускай вески», «Советской Беларуси» и других газет и журналов выступали Я. Купала, Я. Колос, 3. Бядуля, Т. Гартны, М. Зарецкий, К. Черный, М. Чарот, А. Дудар и другие писатели и публицисты. Я. Купала в «Письмах в редакцию», которые были напечатаны 30 мая 1930 г. в газетах «Звезда» и «Советская Беларусь», писал: «Я говорю, товарищи, что пока хватит моих сил, я не сойду с того пути, по которому шел к сегодняшним великим дням, – всегда вперед и вперед! Беда и горе мое и всего рабочего люда белорусского отходит все дальше – в небытие, а скорым шагом творится цветистое свободное бытование…».

2. Усиление партийного контроля. III съезд рабселькоров. Постановление ЦК о печати

К началу 1933 г. в Беларуси издавалась 201 газета ежегодным тиражом 113,5 млн. экземпляров, в том числе 13 центральных газет, 75 районных (по одной в каждом районе) и 113 многотиражных. Из 13 центральных газет 8 выходило на белорусском языке, 2 – на еврейском, 1 – на польском, 1 – на литовском языках. Годовой тираж их равнялся 58 681,6 тыс. экземпляров. Тираж районных газет, которые издавались в БССР, составлял 46 476 тыс. экземпляров. 74 газеты выходили на белорусском языке и 1 – на польском.

Из 113 многотиражных газет, которые издавались в республике, 77 печатались на белорусском языке, 5 – на русском и 31 – на смешанном. Годовой тираж их составлял 8 386 тыс. экземпляров.

За годы первой пятилетки в республике значительно возрос выпуск книжной продукции. В 1932 г. было издано 1520 наименований, причем 1300 на белорусском языке, 36 – на польском, 25 – на русском, 21 – на литовском [9, с. 16].

К началу 1933 г. значительно укрепилась полиграфическая база БССР. На 1 января 1933 г. насчитывалось 83 типографии, включая 67 районных. Подходило к концу строительство полиграфического комбината (Дом печати) в Минске.

Значительное развитие к началу 1933 г. приобрело рабселькоровское движение в Беларуси. К 1 января 1933 г. только вокруг 94 газет республики объединялось 37 305 рабселькоров, в среднем на одну газету приходилась около 400 постоянно пишущих активистов печати. Сюда не входили те рабочие и сельские корреспонденты, которые писали в газеты нерегулярно. Из общего количества рабселькоров рабкоры составляли 47,5%, селькоры – 46,0%, юнкоры – 5,7%, остальные корреспонденты – 0,5%. Среди рабселькоров членов партии было 16,9%, членов ВЛКСМ – 23,3%. Социальный состав рабселькоров характеризовался следующими числами: рабочих – 32,2%, служащих – 13,3%, колхозников – 44,6%, единоличников – 9,9%. Всего, к началу 1933 г. в БССР насчитывалось 200 тыс. рабселькоров.

К началу 30-х гг. XX в. печать республики значительно выросла не только в количественных, но и в качественных показателях. Она приобрела большой опыт: редакции печатных органов и настенных газет обнаружили много новых форм газетной работы. Сюда можно отнести проведение общественно-производственных смотров фабрик, заводов и учреждений, производственных перекличек, конференций, организация рейдов бригад.

В начале января 1933 г. ЦК КП(б) Б приняло постановление о проведении Всебелорусского единого партдня по усилению партийного руководства печатью и улучшению работы среди рабселькоров.

В 1933 г. в соответствии с постановлением ЦК КП(б) Б от 4 мая 1933 г. празднование Дня печати было перенесено на 20 мая. Месячник печати этого года прошел под знаком показа достижений, которых добилась пресса в укреплении рабселькоровского движения, еще большим укреплением низовой печати, улучшением деятельности всей прессы в борьбе за исполнение планов, успешное завершение сельскохозяйственных кампаний [90, с. 206]. Во время месячника во всех городах и селах Беларуси проводились разговоры о значимости Дня печати, заслушивались отчеты о работе низовых газет, были определены конкретные мероприятия по укреплению партийного руководства печатью, обновлены и укреплены слабые редколлегии.

С 25 мая по 10 июня 1933 г. во всех районах БССР проходили специализированные слеты рабселькоров. Райкомы и редакции газет, исходя с постановления ЦК КП(б) Б «О месячнике печати», разработали календарные планы, направленные на улучшение деятельности газет.

Месячник печати, который был проведен в Беларуси, содействовал значительному улучшению качества работы прессы республики, углублению ее связи с народом. Под контролем ЦК КП(б) Б находился отдел писем в республиканских и районных газетах. ЦК указал редакциям республиканских и районных газет на необходимость улучшения работы отделов писем. Осуществляя это постановление, газеты Беларуси стали значительно больше печатать писем рабочих, колхозников, крестьян-собственников, интеллигенции на своих страницах.

Постановление Бюро ЦК КП(б) Б имело очень важное значение в деле улучшения реагирования на критические выступления газет. Работники Наркоматов, райкомов партии, райисполкомы стали более внимательно относиться к письмам и жалобам рабочих, они стремились не оставлять ни одного письма без ответа на все факты, о которых сообщали в газету.

Недостаточную работу в этом отношении проводила газета «Полесская правда», которая на своих страницах в большей степени размещала статьи и очерки собственно работников газеты. В советские времена подобная направленность газеты не приветствовалась. Однако, с другой стороны, благодаря этим очеркам и статьям жизнь в регионе освещалась более всесторонне и многогранно, чем традиционные «рабселькоровские заметки». В связи с этим «Полесская правда» развернула полемику с газетой «Звязда», которая стояла на несоглашательских позициях по отношению к методам преподнесения материала «Полесской правдой». В результате, последней пришлось занять более лояльную позицию и стать на линию большего размещения корреспонденций рабселькоров.

В конце июня 1934 г. Бюро ЦК КП(б) Б приняло постановление о созыве III Всебелорусского съезда рабселькоров. Считая подготовительную работу к съезду рабселькоров наиважнейшим делом, Бюро ЦК КП(б) Б предложило горкомам, райкомам, политотделам МТС и совхозов провести с 21 июля по 1 октября 1934 г. смотр низовой печати. Смотр должен был продемонстрировать ход борьбы за дальнейшее организационно-хозяйственное укрепление колхозов, повышение производительности работы, улучшение качества продукции, выполнение и перевыполнение производственных планов, охват рабочих технической учебой и другие проблемы развития промышленности и сельского хозяйства.

В период смотра низовой печати парторганизациям было предложено обеспечить систематические занятия рабкоров и селькоров при редакциях, на предприятиях, в колхозах и совхозах. Многие парторганизации наладили при редакциях газет работу семинаров, курсов и школ для актива рабселькоров и редакторов настенных и многотиражных газет. Они проводили собрания, на которых обсуждали задачи печати в свете решений XVII съезда ВКП(б), стали уделять больше внимания борьбе газет за выполнение производственных планов, улучшение качества продукции, повышение производительности труда, за мобилизацию рабочих, инженерно-технических работников на овладение техникой.

Проводились также вечера-встречи ударников-рабкоров разных городов. 12 октября, например, в клубе завода «Интернационал» (Речица) прошла встреча местных рабкоров-ударников с рабкорами-ударниками «Гомсельмаша». Участники встречи заключили договор о социалистическом соревновании за досрочное выполнение задач пятилетки.

В то же время на предприятиях Беларуси организовывались рабкоровские посты. Рабочие завода имени Ворошилова (Минск) установили рабкоровские посты по контролю за обработкой деталей и добились улучшения качества продукции. Значительно улучшили качество продукции рабкоры веревочной фабрики «Красный Октябрь» (Полоцк), которые создали бригаду имени III съезда рабселькоров. Рабкоры фабрики «Труд», завода «Пролетарий» (Гомель), фабрики «КИМ» (Витебск), завода имени Кирова (Минск) в честь съезда взяли на себя повышенные обязательства.

Во время подготовки к съезду на фабриках и заводах, в колхозах и совхозах было создано много новых настенных газет. Активисты печати собрали свыше 75 тыс. руб. на построение агитзвена самолетов имени III съезда рабселькоров.

За время, которое прошло после II съезда рабселькоров (1931), печать Беларуси значительно укрепилась. Об этом свидетельствуют следующие данные: если в 1932 г. в БССР издавалась 201 газета, то на 1 января 1934 г. их насчитывалось 293. На предприятиях, в колхозах и совхозах, учреждениях в 1935 г. выходила 22 тыс. настенных газет, а в 1931 г. их было всего 6 тыс. В выпуске настенных газет принимали участие свыше 66 тыс. человек. Общее количество рабселькоров Беларуси насчитывало свыше 300 тыс. человек.

25 февраля 1935 г. в Минске открылся III съезд рабселькоров, в работе которого приняли участие 400 делегатов. На имя президиума съезда пришло много телеграмм от общественных организаций, фабрик, заводов, колхозов, совхозов, газет.

В обращении делегаты съезда призывали рабселькоров Беларуси бороться за осуществление Договора сельхозартели, за выполнение решений VII Всесоюзного и XI Всебелорусского съезда Советов о развитии животноводства в республике. Делегаты съезда призвали всех рабселькоров решительно сражаться с бюрократическим отношением к нуждам рабочих.

Таким образом, пресса республики и ее рабселькоры были мобилизованы на борьбу за выполнение грандиозных задач, которые стояли перед белорусским народом в довоенный период.


3. Развитие культа личности, репрессии журналистов. Шаблонность в освещении жизни

печать пропаганда репрессия журналист

Первый массовый расстрел белорусских литераторов провели в ночь с 17 на 18 мая 1934 г. – тогда белорусская культура потеряла сразу 15 человек. 29 октября 1937 г., в день ленинского комсомола, в Минске за одну ночь расстреляли 20 белорусских литераторов.

Толчком к действительно массовым репрессиям в обществе стало убийство Кирова в 1934 г. и провозглашение курса на революционный террор. В рамках новой судебной практики срок следствия по политическим делам ограничивался 10 днями, прокурора и адвоката в судах заменила легендарная «тройка», смертные приговоры стали приводить в исполнение немедленно, без рассмотрения ходатайств о помиловании. В результате к 1938 г. были репрессированы Платон Головач, Максим Горецкий, Язеп Пуща, Тишка Гартный, Владислав Голубок, Алесь Гурло, Алесь Звонак. По свидетельству одного из свидетелей страшной картины тех дней, «из 540–570 литераторов, выступавших в белорусской печати в 1920–1930 г., большевики репрессировали не менее 440–460 (80%), а если учитывать тех, кто вынужден был покинуть родину и, по сути, перестать участвовать в литературном процессе, получится, что репрессиям подверглись не менее 500 авторов».

О масштабах развернувшейся чистки можно судить по следующему факту: 17 сентября 1936 г. первый секретарь ЦК КП(б) БССР Николай Гикало сообщал главе НКВД СССР Ежову, что в результате выявления классово-враждебных элементов от работы «освобождено» огромное количество работников печати, что создало исключительную в них потребность. В БССР не хватало около 70 руководящих работников печати. Даже в Главлите (главное цензурное ведомство) из 12 ответственных работников остались только 2.

В 30-е гг. XX в. в «Лиме» печатались протоколы партсобраний. Вот один доклад, прозвучавший на собрании 25 марта 1937 г., который сделал заместитель главы правления Союза писателей Александрович: «Жилунович – Тишка Гартный – это законченный, заклятый враг белорусского народа; Зарецкий продолжает те же идеи, что и Жилунович. Сымон Баранавых – кулак, юродивый бандит». Доцент В. Борисенко в академических статьях 1936 г. называл М. Горецкого «национал-фашистом», а Я. Коласа – пропагандистом «мистики и буржуазного национализма».

Ряд архивных документов позволяют сделать вывод, что некоторое единое дело писателей все же готовилось. Если бы НКВД и ОГПУ довели его до конца, репрессированных литераторов было бы значительно больше. Оперативная разработка этого дела началась в 1938 г. с подачи «заступника» Союза белорусских писателей Пантелеймона Пономаренко.

В 50-х гг., в бытность секретарем ЦК ВКП (б), Пономаренко рассказывал своим коллегам, журналистам и историкам, как «спас» Коласа и Купалу от репрессий. Якобы Сталин, ссылаясь на Цанаву, называл руководство Союза белорусских писателей предателями и нацдемами. Но Пономаренко грудью встал на их защиту, послал Сталину какого-то «нарочного поездом» и выхлопотал ордена вместо ордеров. А уж после награждения писателей орденами Ленина репрессировать их было не положено – изменник родины с Ильичем на груди – явление немыслимое. Из его воспоминаний следовало, что, узнав о предстоящем награждении, он пригласил Коласа и Купалу в свой кабинет, включил радио и дал заслушать постановление о награждении. А те, не сдержав эмоций, расплакались прямо у него на глазах.

В реальности же роль Пономаренко в судьбах наших писателей была вовсе не такой светлой. Являясь тестем Георгия Маленкова и одним из наиболее влиятельных людей в окружении Сталина, он не только не заступался, но и доносил на них. Известен донос «отца-заступника» белорусских писателей, будущего министра заготовок СССР П. Пономаренко на руководство Союза писателей. В гневном письме сообщается о нацдемовских настроениях в среде писательской организации, о таких страшных преступлениях, как замена «революционного подъема» непонятным Пономаренко словом «уздым» [1, Ф. 4, Оп.21, Д.1269, Л.18].

Зная или не зная о подобной деятельности секретаря ЦК КП(б) БССР, в ноябре 1938 г. руководство Союза советских писателей БССР было готово к массовым арестам. В середине 90-х Вера Даниловна Мицкевич, внучка Якуба Коласа, вспоминала, что в 1938 г. ее дед спал, не раздеваясь. Рядом с кроватью он ставил чемоданчик со сменой белья, провиантом и бритвенными принадлежностями. Он был готов к тому, что за ним придут среди ночи и, дав 10 минут на сборы, увезут неизвестно куда. Интересно отметить, что Колас не поверил в свою безопасность даже после трогательной сцены у Пономаренко (которая, скорее всего, была не вымышленной) [94, с. 215]. Он продолжал спать в верхней одежде, ожидая неминуемого ареста.

Так, 1 августа 1937 г. в «американке», внутренней тюрьме НКВД в Минске, развели костер, куда полетела изъятая во время арестов и обысков литература, а также не прошедшие цензуру труды. Было предано огню то, что писалось «в стол» для потомков… Говорят, что принимавших участие в этой расправе на выходе обыскивали, чтобы, не дай Бог, кто-то из них не вынес тайком даже листка с «крамолой». Увы, в ту ночь горела не бумага, а интеллект Беларуси, ее шанс стать свободной, независимой страной.

В 1938 г. разработанное и готовое к производству «дело писателей» замяли. Кропотливо собранные НКВД «архивы» на Коласа, Купалу и других деятелей Союза писателей были возвращены со стола Пономаренко в сейфы. По мнению родственников писателей, Пономаренко спустил дело на тормозах в силу большого общественного резонанса, который мог вызвать расстрел ведущих литераторов БССР. А потому белорусская литература потеряла «только» 500, а не несколько тысяч своих лучших представителей.

4. Журналистика БССР в 1938–1941 гг. Освобождение Западной Белоруссии и помощь в создании газет

Журналистика БССР в 1938–1941 гг.

XVII и XVIII съезды КП(б) Б подвели итоги хозяйственной деятельности за 1938–1940 гг. Отмечалось, что промышленность и сельское хозяйство Беларуси достигли новых успехов.

В годы третьей пятилетки печать Беларуси еще больше расширилась. Однако в это время наблюдались отрицательные тенденции чрезмерной идеологизации печатных изданий партийными органами, многочисленные чистки талантливых литераторов и специалистов в области печатного дела. Так, ЦК ВКП(б) отмечал бессистемное и поверхностное освещение вопросов партийной жизни в белорусских республиканских газетах «Звязда» и «Советская Белоруссия» и требовал ввести во всех республиканских, краевых и областных газетах постоянный раздел «Партийная жизнь».

Под рубрикой «Партийная жизнь» в газетах систематически размещались материалы о работе партийных организаций, их руководящей роли в хозяйственном и культурном строительстве. Широко на страницах печати велась пропаганда марксизма-ленинизма. Так, в 1938 г. «Звязда», «Советская Белоруссия» и другие республиканские газеты напечатали разделы «Краткого курса истории ВКП(б)».

ЦК ВКП(б) требовал, чтобы отдел пропаганды и агитации объединял в печати наиболее квалифицированных пропагандистов, лекторов, докладчиков, консультантов.

После опубликования постановления ЦК ВКП(б) «Об освещении в газетах вопросов партийной жизни» при областных комитетах были созданы отделы печати и издательств.

Уже в начале третьей пятилетки в республике началось широкое движение, направленное на досрочное выполнение ее задач. «Советская Белоруссия» и другие газеты постоянно вели рубрику «Соревнование имени третьей пятилетки».

Газеты на своих страницах показывали не только недостатки, но и пропагандировали и передовой опыт. «Советская Белоруссия» в статье «Повседневно руководить стахановским движением» (1938, 6 августа) критиковала минский завод «Ударник». А 8 августа корреспондент газеты Глебов выступил на страницах газеты со статьей «На заводе «Ударник» не руководят стахановским движением». Журналист в период сбора материала для статьи изучал работу предприятия, указал причины, которые препятствовали массовизации стахановского движения, давал некоторые рекомендации.

Газеты республики освещали и другие формы работы промышленности. Интересно велась на страницах «Гомельской правды» областная заочная конференция плановиков и диспетчеров – обмен опытом работы по графикам.

В освещении вопросов развития сельского хозяйства печать пользовалась многочисленными рубриками: «Советы колхозникам» («Гомельская правда»), «Шире социалистическое соревнование за высокий урожай», «На колхозных полях» («Звязда»).

«Советская Белоруссия», «Гомельская правда», «Социалистическая перестройка» (Любань) и другие газеты республики освещали и мелиоративные работы. «Гомельская правда» 20 июня 1941 г. вышла с полосой под «шапкой» «Успешнее завершить годовой план осушения болот!».

Многие республиканские, областные и районные газеты стремились как можно больше привлечь к участия в печати активных рабселькоров. Так, за 3 месяца 1938 г. в «Звязду» поступило 10 тыс. писем, из них 2063 о колхозном строительстве, 541 – о недостатках в работе руководящих организаций. Тем не менее на XVII съезде КП(б) Б (1938) отмечалось слабое реагирование на критические материалы, неудовлетворительная работа с рабселькорами, слабая связь редакций с активом. Газета «Советская Белоруссия» за пять месяцев 1938 г. получила 3298 письма с критикой, из них на 1256 не был дан ответ.

Освобождение Западной Белоруссии и помощь в создании газет

К 25 сентября 1939 г. частями Красной Армии были полностью заняты земли Западной Беларуси. Почти двадцатилетнее пребывание этих земель в составе Польши окончилось присоединением территории Западной Беларуси к БССР и, соответственно, вхождению ее в состав СССР.

Впервые на территории Западной Беларуси легально появились такие периодические издания, как «Правда», «Известия», «Звязда». 23 сентября сюда были отправлены 50 тыс. центральных и республиканских газет. В дальнейшем было отправлено еще 20 тыс. экземпляров «Правды», по 30 тыс. «Звязды» и «Советской Белоруссии», 10 тыс. «Известий».

Газеты республики писали об освободительном походе Красной Армии, о том, как ее встречает народ. «Советская Белоруссия» ежедневно отводила целую страницу под материалы с освобожденной территории. 18 сентября страница вышла под «шапкой» «Народ Советской Беларуси единодушно поддерживает справедливое решение Советского правительства и готовый соблюсти свой интернациональный долг», 20 сентября – «Население Западной Беларуси с восхищением встречает части Красной Армии».

С вхождением Западной Беларуси в состав БССР, начала развиваться промышленность, сельская хозяйство, национальная культура. В 1940 г., например, в западных областях действовало около 4 тыс. школ, 4 института, 12 техникумов. Были созданы 3 драмтеатра, 100 кинотеатров, а каждый район и область имели свою газету на родном или русском языках.

Советская Беларусь помогала печатным оборудованием, журналистскими кадрами. 17 сентября в Западную Беларусь было отправлено 2 комплекта шрифтов и печатного оборудования, 18 сентября шрифты получили Новогрудок и Столбцы, 19 – Брест и Пинск, 24 – Слоним и т.д. В течение сентября – октября комплекты шрифтов получили 39 городов Западной Беларуси.

Сначала газеты издавались как органы временных народных советов. Так, уже 22 сентября 1939 г. вышла двухполоска «Виленская правда». Во втором номере под большой «шапкой» «Над краем нищенства и горя, унижения и слез восходит лучезарное солнце счастья» газета перепечатала передовую статью «Правды» (1939, 22 сентября), «Дружба и братство народов СССР», письма «Нам помогла Красная Армия», «Будем жить полным счастьем», и другие материалы сотоварищи материалы. Третий номер вышел под «шапкой» «В братском союзе с народами СССР будем строить свою радостную и счастливую жизнь». «Виленская правда» на своих страницах рассказывала о первых шагах Советской власти, о разделе земли, о радости, с которым рабочие встретили свое освобождение.

25 сентября в Гродно начала выходить «Свободная Беларусь». В течение сентября-октября вышли газеты «Рабочий» (Брест), «Полесская правда» (Пинск), «Красное знамя» (Молодечно), «За свободную жизнь» (Глубокое). Появились периодические издания в Барановичах, Лиде, Слониме, Новогрудке, Столбцах, Волковыске, Лунинце, Воложине и других городах. Газеты печатали постановления местных органов власти, рассказывали о жизни рабочих всего СССР.

Указом Президиума Верховного Совета БССР от 15 января 1940 г. на территории бывшей Западной Беларуси были созданы области: Барановичская – 26 районов, Белостокская – 24, Брестская – 18, Вилейская – 22, Пинская – 11. В 1940 г. в Барановичской области издавалась областная газета «Красная звезда», семь районных и многотиражная газета управления политотдела Брест-Литовской железной дороги «Сталинский маршрут». Общий разовый тираж газет составлял 30 тыс. экземпляров. Тиражи газет сначала были не очень большие, и не каждый район имел свою газету. Однако постепенно стали возрастать тиражи изданий, а также авторский актив. Так, газета «Красная звязда» начинала свое становление с 4 300 экземпляров, однако уже в октябре 1939 г. имела 15 500 экземпляров, ноябре – 18 тыс., декабре – 20 тыс. Лидская районная газета «Уперад» имела 157 постоянно пишущих рабселькоров, новогрудская «Звязда» – 105, «Вольная праца» (Слоним) – 50, «Красная звязда» – 500. За первые четыре месяца 1940 г. областная газета получила 615 писем. Газета «Свободная работа», печатный орган Белостокского АК и ГК КП(б) Б и облисполкома, имела тираж 30 тыс. экземпляров (в 1939 г. сначала издавалась как «Освобожденный Белосток» на русском языке, в первой половине 1940 г. – на русском и белорусском. Разовый тираж Белостокской областной и районных газет составлял 173 тыс. экземпляров [43, с. 287]. В городах Ломжа, Августов и Лапы районные газеты издавались на польском языке, а с 1940 г. выходила газета «Штандарт вольнасці» («Флаг свободы»), печатный орган ЦК КП(б) Б.

Печать сыграла значительную роль в выборах в Народное собрание Западной Беларуси, Верховный Совет СССР и БССР (1940, март) и местные Советы (1940, декабрь). «Красная звязда» разместила 26 статей, посвященных выборам, листовки с биографиями кандидатов в депутаты, рассказывала о них на своих страницах. Лидская газета «Уперад» напечатала 19 статей агитаторов, 4 выступления кандидатов в депутаты, 26 писем избирателей. 20 октября воложинская районная «Искра» выступила со статьями «Пошире размах избирательной компании» о подготовке к выборам в местные Советы.

Люди впервые голосовали как свободные граждане свободной земли. Барановичская областная газета «Красная звязда» выступила с очерком печати «Боевая задача газет». «В избирательной компании, – писала она, – большую роль должны сыграть настенные газеты. Они должны действительно стать массовым средством политической агитации в деревнях, на предприятиях и в учреждениях. Однако надо сказать, что районные газеты не оказали еще нужной помощи редколлегиям настенных газет, слабо управляют низовой печатью…».

7 декабря 1940 г., накануне выборов в местные Советы рабочих депутатов, «Красная звезда» поместила страницу «Фабрика «Ардаль». Фабрика была известна своими революционными традициями. Выступления директора предприятия, секретаря парторганизации, редактора стенгазеты, мастера сборочного цеха и пр. свидетельствовали о тех больших положительных изменениях, которые произошли в жизни предприятия.

Многие районные и областные газеты использовали прием сравнения (что было и что есть), умело подбирая факты из жизни рабочих, показывая новую советскую действительность, жизнь рабочего, колхозника, интеллигента. Материалы печатались в подборках заметок, на разворотах, на целых полосах. «Вольная праца» 16 февраля 1940 г. разместила страницу «Наши достижения за четыре с половиной месяца в числах». Это яркий рассказ о жизни рабочих Белостока. 17 ноября 1940 г. «Красная звезда» вышла с разворотом «За 14 месяцев Советской власти». «Красная звезда» писала об успехах первых колхозов. 30 декабря была размещена полоса «Люди и дела колхоза «Путь социализма» Новогрудского района».

Жизни Красной Армии, ее борьбе против японских войск и финнов, подготовке к службе в Красной Армии посвящались целевые полосы: «Про Армию Красную, любимую и родную, песни поет народ» («Звязда», 1938, 30 января), «Могучая, грозная техника Красной Армии в верных, надежных руках» (1938, 23 февраля), «Беззаветное мужество, храбрость и преданность Советской Родине. Бесстрашные герои Хасанских боев» («Советская Белоруссия», 1938, 24 октября).

Журналист Г. Бояр на страницах «Звязды» выступил со статьями «Голод и война – программа германского фашизма» (1938, 1 января), «Колониальные требования фашистской Германии» (1938, 17 февраля), «Антифашистское движение в Германии» (1938, 16 мая). Автор разоблачал истинные цели фашистов, их захватническую политику, ложные обещания о расцвете «Великой Германии».

21 июня 1941 года. Субботние газеты были последними свидетелями мирного времени. «Витебский рабочий» разместил передовую статью «Экономичное образование кадров» – о работе экономических семинаров на витебских фабриках «КИМ», «Флаг индустриализации», Оршанском льнокомбинате; материал о подготовке к уборке нового урожая.

Это были повседневные заботы, ежедневные нужды. О приближающейся войне говорила только небольшая заметка заведующего военным отделам Оршанского ГК КП(б) Б В. Ласкина «Учения прошли организованно» об учениях Осавиохима района по борьбе с парашютными десантами.

5. Белорусская литература в 30-е гг. XX века

В октябре 1930 года начало работать Белорусское литературное объединение Красной Армии и Флота. Целью его было содействовать творческому росту новых литературных сил из армейских рядов, созданию художественных произведений на военно-оборонную тематику. В него вошли А. Александрович, А. Звонак, М. Чарот и другие белорусские писатели. В 1931 году объединение выпустило альманах «БелЛАЧАФ». В это же время (апрель 1931 года), в разгар коллективизации, было организовано объединение пролетарско-колхозных писателей.

Следует подчеркнуть, что процесс создания объединений профессиональных писателей сопровождался ростом количества литературных кружков, члены которых, как писала «Звязда», «должны были своим художественным словом организовывать волю и силу пролетариата на быстрые темпы соцстроительства» [16, с. 5].

Литературные объединения выявляли новые писательские дарования, развивали их творческую активность. Многочисленные публикации по актуальным проблемам социалистического строительства, регулярные выступления в рабочих коллективах, учебных заведениях, среди сельского населения, споры о путях дальнейшего роста и совершенствования белорусской советской литературы являлись важными факторами развития художественного творчества людей. В сентябре 1930 года Гомельский филиал Белорусской ассоциации пролетарских писателей обратился к литераторам Минска и Бобруйска с призывом максимально активизировать творческую деятельность. Речь шла о том, чтобы писатели внесли, возможно, более весомый вклад в осуществление планов социалистического строительства.

Существовавшие в 20-х – начале 30-х годов XX в. различные литературные течения и объединения нельзя оценивать однозначно – полностью одобрять или отрицать их деятельность. Здесь требуется дифференцированный подход. Несомненно, что основная направленность белорусской интеллигенции на решение задач социалистического строительства, отвлекала ее от комплексного освящения действительности в республике, замораживала темы психологического и личностного характера, не связанные с коммунистическими идеями. В результате, особенно к началу 30-х годов, официальные органы власти отмечали «кружковую замкнутость» в творческой среде. Их новой целью в достижении устранения «свободомыслия» стала идея к объединению литературных сил.

Уже в 1927 году предпринимались попытки создать единую Всебелорусскую федерацию писателей. Мысль о больших задачах литературы, которые возможно решить только совместными усилиями всех писателей, четко проходила на I съезде Белорусской ассоциации пролетарских писателей (ноябрь 1928 г.). Однако все это в то время не привело к каким-либо определенным организационным мероприятиям. Лишь после постановления ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (апрель 1932 г.) все литераторы, поддерживавшие платформу Советской власти и стремившиеся участвовать в социалистическом строительстве, были объединены в творческий Союз советских писателей [23, с. 213–214].

Период, прошедший со дня образования оргкомитета Союза советских писателей Белоруссии (1 июня 1932 г.) до I Всесоюзного съезда советских писателей, был насыщен большой творческой и организационной деятельностью по претворению в жизнь решений партии о литературе. На писательских пленумах заслушивались доклады крупнейших литераторов о творчестве своих коллег (Я. Коласа – о книге М. Лынькова «На красной нови», И. Харика – о поэме П. Бровки, К. Крапивы – о произведениях Т. Гартного и др.). Укреплялись связи белорусов с писателями России, Украины и других союзных республик. В июне 1934 года в Минске состоялся I съезд советских писателей Белоруссии. Подготовка к нему проходила в обстановке повышенного внимания к белорусской советской литературе и проблемам ее развития. Союзу писателей БССР был увеличен лимит на творческие командировки, в том числе и для рабочих-ударников, проявлявших литературные способности. Решен был вопрос об организации Дома творчества. В Союзе писателей БССР начал функционировать литературный кабинет, а при Библиографическом институте – литературный музей. В вузах устанавливалось 10 ежегодных стипендий имени М. Горького.

Вопросы подготовки к съезду обсуждались на собраниях партийного и комсомольского актива в Минске, Могилеве, Бобруйске, Орше и Витебске. ЦК КП(б) Б обязал горкомы и райкомы партии, ЦСПСБ и ЦК ЛКСМБ усилить массовую работу в фабрично-заводских коллективах и на селе, провести читательские конференции, литвечера, укрепить литературные кружки, чаще выпускать литературные страницы, всемерно добиваться широкого продвижения советской книги в массы трудящихся.

I съезд писателей БССР подвел итоги развития белорусской литературы за годы Советской власти. В Союзе писателей Белоруссии к этому времени состояло 69 членов и 26 кандидатов. В массовом литературном движении участвовало около 1000 человек. Вся работа съезда отличалась деловитостью, демонстрировала стремление белорусских писателей ярко отражать в своем творчестве жизнь трудового народа.

Крупным событием в идейно-художественной жизни страны явился I Всесоюзный съезд советских писателей, на котором Белоруссию представляли 26 делегатов. Он заложил основы и определил пути развития многонациональной и по сути своей интернациональной литературы нового общества во всех ее жанрах и стилевых направлениях. В связи с этим М. Горький говорил: «…Я считаю необходимым указать, что советская литература не является только литературой русского языка, это – всесоюзная литература… На всем пространстве Союза социалистических республик быстро развивается процесс возрождения всей массы трудового народа «к жизни честной – человеческой», к свободному творчеству новой истории, к творчеству социалистической культуры» [26, с. 15].

Съезд четко определил сущность социалистического реализма, провозгласив его основополагающим творческим методом советской художественной литературы. В принятом съездом Уставе Союза писателей СССР указывалось: «Социалистический реализм, являясь основным методом советской художественной литературы и литературной критики, требует от художника правдивого, исторически-конкретного изображения действительности в ее революционном развитии. При этом правдивость и историческая конкретность художественного изображения действительности должны сочетаться с задачей идейной переделки и воспитания трудящихся в духе социализма» [26, с. 716]. Следует отметить, что в методе социалистического реализма тесно переплетается диалектическое взаимопроникновение самого трезвого реализма и революционной романтики, сочетаются критическое и утверждающее начала.

Рождение Союза писателей СССР подвело итог периоду становления советской литературы, когда вслед за небольшой группой дореволюционных прогрессивных художников слова в литературу пришла из народа, из среды демократической интеллигенции талантливая молодежь.

В ноябре 1934 года ЦК КП(б) Б принял постановление «О мерах по укреплению литературного дела в БССР». Отметив общественно-политическую активность и организованность, проявленную белорусской делегацией на Всесоюзном писательском съезде, ЦК КП(б) Б одобрил проведенную Союзом писателей БССР, партийными и комсомольскими организациями большую массовую работу по популяризации материалов I Всесоюзного съезда советских писателей. Были намечены мероприятия по улучшению пропаганды советской книги, усилению воспитательной работы с творческой молодежью, укреплению литературных кружков, значительному увеличению издания произведений белорусских писателей в переводе па русский язык [24, с. 244]. Укреплялся кадрами Институт литературы и искусства АН БССР, увеличивались лимиты на творческие командировки. В Минске, Гомеле, Витебске, Могилеве, Орше, Бобруйске, Речице, Червене и других городах и районах состоялись собрания партийного, комсомольского и профсоюзного актива, посвященного итогам I Всесоюзного съезда советских писателей.

Белорусская советская литература каждый год рождала новые произведения, новые имена. Стали еще более известными такие писатели, как Я. Купала, Я. Колас, 3. Бядуля. В 30-х годах XX в. в литературу пришли П. Панченко, А. Белевич, М. Калачинский, А. Бачила, Н. Аврамчик, Г. Нехай, С. Граховский, М. Сурначев, Э. Огнецвет, В. Кравченко, А. Стахович, В. Вольский, М. Климкович, развивалось творчество пришедших в литературу в 20-е годы XX в. писателей К. Крапивы, Э. Самуйленка, П. Бровки, П. Глебки, А. Кулешова, А. Жаврука, В. Витки, А. Астрейки, Р. Соболенки, Я. Скрыгана, X. Шинклера, М. Последовича, И. Гурского, Е. Романовича, К. Губаревича. Молодые писательские силы настойчиво искали новые творческие пути, разрабатывали актуальные проблемы.

В начале 30-х гг. появилсиь первые поэмы об индустриализации: «Цэхавыя буднi» П. Бровки (1930 г.), «Арка над акiянам» П. Глебки, «Барысау» Я. Купалы (1934 г.), «Напор» А. Александровича (1933 г.). Появляются повести «Каландры» П. Бровки (1930 г.), «Записки инструктора Томана» X. Шинклера (1934 г.). Крупным социальным сдвигам в деревне, преобразованиям ее на социалистических началах были посвящены произведения Я. Купалы «Над ракой Арэсай» (1933 г.), Я. Коласа «Адшчапенец» (1931 г.), 3. Бядули «Язэп Крушынскi» (1929–1932 гг.), К. Чорного «Вясна» (1930 г.), «Трэцяе пакаленне» (1935 г.), П. Головача «Спалох на загонах» (1930 г.), К. Крапивы «Мядзведзiчы» (1932 г.), М. Зарецкого «Вязьмо» (1932 г.), циклы стихов Я. Купалы, Я. Коласа, П. Бровки, П. Глебки, А. Кулешова, М. Чарота, П. Панченки и других.

В 30-е гг. белорусская литература интенсивно разрабатывала тему формирования нового человека, гражданина Советской страны, творца социалистического общества. Убедительно показывала силу воздействия революции на различные слои народа повесть Я. Коласа «Трясина».

Чувство дружбы и любви, преданности и долга, стойкость в борьбе и непреклонная воля к победе – все это нашло отражение в художественных образах его пьес «Конец дружбы», «Партизаны» и других.

Тема патриотизма советских людей стала основной в творчестве П. Бровки. Глубоко раскрыта она была в сборниках стихотворений «Приход героя», «Весна Родины», в поэме «Катерина». Главными героями в них стали простые советские люди с их трудовым пафосом, красивыми мечтами и надеждами.

В годы социалистического строительства достигла своего расцвета и подлинной зрелости поэзия П. Глебки. Его произведения отличались партийной принципиальностью, политической заостренностью, совершенством поэтической формы. Ярко были выражены эти качества в его книгах «Хада падзей» (1932 г.), «Чатыры вятры» (1935 г.), в поэмах «Мужнасць», «У тыя днi», «Над Бярозай-ракой». Поэт воспевает новую, колхозную жизнь, небывалый размах индустриального строительства, возрастающую мощь Советского государства. Немало проникновенных строк посвящает он советской молодежи.

В 1931–1934 годах публиковались первые значительные произведения Э. Самуйленка, а с выходом в свет его повести «Тэорыя Каленбрун» он приобретает широкую известность. Вскоре появляются «Пагiбель воука», «Будучыня», «Паляунiчае шчасце» и другие. Писатель мало повествовал о своих героях – он заставлял их действовать, умел показать их в драматических столкновениях, в волнующих ситуациях. Произведения Э. Самуйленка также наполнены большой любовью к Родине.

Белорусские писатели 30-х гг. отражали в своем творчестве живую действительность. Это требовало не только обилия непосредственных наблюдений, но и глубокого проникновения в сложные социальные и философские проблемы эпохи, овладения богатствами мировой культуры.

Следует отметить, что развитие белорусской литературы проходило под руководством и при повседневном внимании партийных и советских органов. Поэтому в их произведениях ярко выражена однобокая направленность освещаемой проблематики. Советские органы оказывали материальную поддержку белорусским литераторам. Так, в июле 1935 года СНК БССР выделил Союзу писателей 20 тысяч рублей на творческую работу и организацию отдыха, а через месяц – еще 17 тысяч рублей. Были приняты меры по улучшению жилищных условий писателей, в том числе Я. Купалы и Я. Коласа.

Вспоминая свои первые литературные шаги, Я. Колас писал: «Имя Горького стало моим литературным знаменем. Его рассказы поднимали дух, раскрывали какой-то новый мир, который шел на смену старому, пробуждали творческую мысль и лучшие человеческие чувства» [10, с. 3].

Немаловажное значение имели и многочисленные контакты литераторов Белоруссии с известными советскими писателями. В 1925 и 1927 годах в Минск приезжал В. Маяковский. Он выступал с чтением своих стихов в театрах города, встречался с местными поэтами, оказывал им творческую помощь. Минчане принимали Маяковского восторженно, задавали многочисленные вопросы. Я. Колас позднее вспоминал: «Читал он мастерски и покорил не только меня, но и других, кто слушал его в тот вечер».

Значительным для белорусской советской литературы был III пленум правления Союза писателей СССР, состоявшийся по инициативе М. Горького в Минске в 1936 году. Посвящался он советской поэзии, но одним из его основных вопросов было состояние белорусской литературы. В работе пленума участвовали многие крупные писатели, в том числе К. Федин, В. Инбер, Вл. Бахметьев, Н. Асеев, ответственный секретарь правления Союза писателей СССР А. Щербаков, А. Фадеев, В. Лидин, Б. Пастернак, А. Твардовский, С. Михалков, А. Сурков и многие другие. М. Горький из-за болезни не смог приехать на пленум, но он ознакомился с тезисами доклада М. Климковича, сделал по ним свои замечания.

На пленуме в докладах А. Суркова «О советской поэзии», М. Климковича «Литература Советской Белоруссии», А. Тагирова «Башкирская советская литература», во многих выступлениях звучала идея единства и разнообразия многонациональной советской литературы. Новые горизонты, новый герой, зрелое понимание мастерства брали в литературе верх, она обогащалась увлекательными формами, способными передать живую реальность в ее нормальных пропорциях, красках и объемах.

Устанавливались связи с литераторами зарубежных стран. Так, немалую роль сыграли поездки белорусских писателей в Чехословакию в 1925, 1927, 1935 годах. Три раза посетил эту страну Я. Купала, который пользовался там большой популярностью.

В довоенное время белорусская советская литература, которая была выдержана в правильном «идеологическом ключе» расходилась большими тиражами. С другой стороны, наблюдалась высокая посещаемость библиотек, изб-читален. Н.К. Крупская в 1934 году писала: «Художественная книга все более и более становится одним из важных участков социалистической стройки. Она помогает лучше понять старый уклад, понять, что значит строительство социализма, понять, за что идет борьба» [11, с. 217].

Таким образом, развитие белорусской литературы и печатно-полиграфического дела в 30-е гг. XX в. развивалось с большой амплитудой колебаний. С одной стороны – проходил процесс накопления белорусского фонда литературных изданий, развивались журналы, укрупнялись литературные общества для большей эффективности. Однако с другой стороны книжная продукция была представлена однообразно, выдержана в коммунистической стилистике, лишенная национального колорита. Активно действовал орган цензуры, что также отрицательно повлияло на состояние литературы и печатного дела в республике. В 30-е гг. XX в. также проходили громкие процессы в среде белорусской национальной интеллигенции, что в результате привело к торможению развития литературы и искусства. Значительно поредели ряды белорусских писателей, на которых было навешено ярмо «буржуазного национал-демократа».


Список использованных источников

1. Письмо П. Пономоренко в ОГПУ БССР [Текст]: [архивный источник] // Национальный архив Беларуси. – Ф. 4. – Оп. 21. – Д. 1269. – Л. 18.

2. Маякоускi у Беларусi [Тэкст]: [навуковае выданне]. – Мн.: Навука, 1972. – 143 с.

3. Мiхнюк, У. «Невiнаватым ад нас не выйдзеш…» [Тэкст]: [Дакументы па справах супраць беларускай нацыянальнай iнтэлiгенцыi у 30-я гг. XX ст.] // Беларуская мiнуушчына. – 1995. – №6. – С. 56–59.

4. Недасек, Н. Камунiзм i «беларускi нацыяналiзм»: XX ст.: беларускi шлях [Тэкст] / Н. Недасек // Спадчына. – 2000. – №2. – С. 3–36.

5. Перыядычны друк Беларусi [Текст]: [научное издание]. – Мн.: БСЭ, 1981. – 223 с.

6. Протько, Т.С. Становление советской тоталитарной системы в Беларуси (1917–1941 гг.) [Текст]: [научное издание]. – Мн.: Тесей, 2002. – 367 с.

7. Филимонов, А.А. Укрепление союза рабочего класса и трудящегося крестьянства в период развернутого строительства социализма (1929–1936 гг.). На материалах БССР [Текст]: [научное издание]. – Мн.: Беларусь, 1968. – 274 с.

8. Чаянкова, Г.М. Беларусь у 20–30-я гг. [Тэкст]: навук. выданне. – Гомель: ГГУ им. Ф. Скарыны, 1994. – 29 с.

9. Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства БССР [Текст]: [сборник статистических материалов]. – Мн.: Соцэкгиз, 1933. – 390 с.

10. Колас, Я. Мои первые литературные шаги [Текст] / Я. Колас // Правда, 18 июня 1940 г. – С. 3.

11. Крупская, Н.К. Об искусстве и литературе [Текст]: [Заметки о искусстве Н.К. Крупской]. – М.-Л.: Искусство, 1963. – 379 с.

12. Булацкi, Р.В., I.I. Сачанка, С.В. Говiн Гiсторыя Беларускай журналiстыкi [Тэкст]: [навуковае выданне]. – Мн.: БДУ, 1979. – 432 с.

13. Виноградов, А.Н. Истоки белоруской печати и журналистики [Текст]: [научное издание]. – Мн.: АОЛА, 2005. – 357 с.

14. Газеты СССР. 1917–1960 гг. [Текст]: [Библиографический справочник]. – В 5-ти томах. – Т.2. – М.: Книга, 1976 – 567 с.

15. Гісторыя Беларусі [Тэкст]: [падруч. для студэнтау вузау па спецыяльнасцi «Гісторыя Беларусі»]: у 2 ч. – Ч. 2. Люты 1917 г. – 2000 г. / Я.К. Новiк, Г.С. Марцуль, Э.А. Забродскi i iнш; Пад рэд. Я.К. Новiка, Г.С. Марцуля. – 3-е выд. – Мн.: Універсітэцкае, 2003. – 464 с.

16. Лiтаратурныя гурткi у дапамогу сацбудаунiцтву [Тэкст] // Звязда, 10 кастрычнiка 1930 г. – С. 4–5.

17. Материальная база печати БССР [Текст] // Советская Беларусь. – 1939. – 20 апреля. – С. 4.

18. Глыбiнны, У. Доля беларускай культуры пад Саветамi [Тэкст] / У. Глыбiнны // Спадчына. – 1999. – №4. – С. 3–32.

19. Говiн, С.В. Друк Заходняй Беларусi (1921–1939 гг.) [Тэкст]: [навуковае выданне]. – Мн.: БДУ, 1974. – 96 с.

20. Друк Беларускай ССР. 1918–1980 [Тэкст]: Статыстычны зборнiк / Склад. Л.П. Рабушка. – Мн.: Управление статистики, 1983. – С. 144–157.

21. Ершова, Э.Б. Исторические судьбы художественной интеллигенции Белоруссии (1917–1941) [Текст]: [научное издание]. – М.: Инфра-М, 2004. – 355 с.

22. Клепiкау, М. «Вылучэнцы» на нiве культуры [Тэкст]: [Барацьба творчай iнтэлiгенцыi за захаванне культурна-гiстарычнай спадчыны з прадстаунiкамi афiцыйнай улады у 20-я – 30-я гг. XX ст.] // Беларуская мiнуушчына. – 1995. – №5. – С. 26–28.

23. О перестройке литературно-художественных организаций [Текст] // КПСС о культуре, просвещении и науке [Текст]. – Т.2. – М.: Политиздат, 1965. – С. 213–214.

24. О мерах по укреплению литературного дела в БССР // КПБ в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК [Текст]: [сборник постановлений КП(б) Б]. – Т.1. – Мн.: Политиздат, 1969. – С. 244.

25. Булацкий, Г.В. Первые рабселькоры Белоруссии [Текст]: [научное издание]. – Мн.: Наука и техника, 1969. – 192 с.

26. Первый Всесоюзный съезд советских писателей [Текст]. – М.: Гослитиздат, 1934. – 849 с.

27. Кобец-Филимонова, Е. «Беларусь – Соловки – Сандромох. 1937 (Расстрелянные списки белорусов и осужденных в Беларуси) // «Народная воля» 19 снежня 1997 г. №227 (349).

28. Конев, А.Г. История журналистики Беларуси [Текст]: [научное издание]. – Мн: Вышэйшая школа, 2005. – 389 с.

29. Лыч, Л.М. Гiсторыя культуры Беларусi [Тэкст]: [вучэбны дапаможнiк для вышэйшых i сярэднiх спецыяльных навучальных устаноў] / Лыч Л.М., Навiцкi У.I. – 3-е выд., дап. – Мн.: Современная школа, 2008. – 511 с.

30. Марцелев, С.В. К духовному расцвету [Текст]: Исторический опыт развития белоруской советской культуры. – Мн.: Беларусь, 1974. – 408 с.

31. Марцелев, С.В. На путях строительства социализма: печать Белоруссии в 1926–1937 гг. [Текст]: [научное издание]. – Мн.: Беларусь, 1972. – 300 с.

32. Чигринов, П.Г. История Белоруссии с древности до наших дней [Текст]: учебное пособие. – Мн.: Книжный дом, 2004. – 672 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий