регистрация / вход

История советского книговедения и его задачи

Книговедение как комплексная наука. Комплексный подход к изучению книги. Решение проблем, связанных с изготовлением книг, их реализацией и эффективным использованием. Практика книжного дела. Статьи и доклад А.А. Сидорова, основные тезисы выступления.

Оглавление

Введение

1. Книговедение – это комплексная наука. Статьи и доклад А. А. Сидорова

2. Прения по докладу А. А. Сидорова

3. Обсуждение основных проблем книговедения, вариантов их решений и его задач

4. Подведение итогов дискуссии (по выступлению Н. М. Сикорского)

Заключение

Библиографический список


Введение

Во все времена своего существования книга занимала важное место в жизни людей. Человек всегда уделял много внимания книге: и в период рукописных книг, когда каждая из них была на вес золота, и в наше время, когда книгу по праву можно назвать бесценным помощником и другом каждого. Поэтому с появлением самой книги появилась и наука о ней, которая в разные времена по-разному называлась, в ее историческом развитии ей были присущи разные цели и функции. Неизменным оставалось понимание, что книгу надо изучать и необходимо совершенствовать.

Во все времена существования книги и науки о ней проводились различные мероприятия, главной задачей которых было решение проблем, связанных с изготовлением книг, их реализацией, эффективным использованием и так далее. В разные исторические периоды такие мероприятия проводились в разной форме, были совершенно разного масштаба.

Во времена Советского Союза решающими для книговедения, на мой взгляд, были Совещания 1959 (созвано Всесоюзной книжной палатой) и 1964 годов. С ними связывается «второе рождение» книговедения в СССР.

Совещание 1959 года «сыграло важную роль в объединении сил советских книговедов и развитии книговедческой науки»[1]. Результатом дискуссии стало заметное увеличение изданий по книговедению. В первую очередь это сборник «Книга», первый выпуск которого увидел свет в 1959 году. За последующие 5 лет было выпущено 10 томов сборника, а одиннадцатый был полностью посвящен материалам книговедческой дискуссии 1964 года. Так же в этот период появлялись монографии по книговедению, учебники для высшей школы, сборники статей. В 1964 году был подготовлен двухтомный труд «400 лет русского книгопечатания». «Время, прошедшее после 1959 года, было в целом отмечено заметными успехами в разработке различных аспектов книговедения как комплексной науки. Этому в частности способствовал и 400-летний юбилей русского книгопечатания» [5]. Большим достижением стало и то, что Аттестационная Комиссия при Министерстве высшего образования СССР признала книговедение в числе научных специальностей, по которым присваиваются ученые степени доктора и кандидата наук.

Несмотря на то что первые шаги по становлению и развитию книговедения, а также книжного дела сделаны, проблем к 1964 году осталось не мало и решать их было необходимо в самое ближайшее время, так как они затрагивали почти все области производства и распространения книг. О них говорит М. Н. Сикорский в своей работе «Книга и наука о книге». Это и проблемы, связанные с переводом издательств на самоокупаемость (теперь главным достоинством книги порой становилась не ее духовная ценность, а ее безубыточность), занижение тиражей изданий, особенно научно-технических, несовершенство системы распространения книг, редакционно-издательских процессов. «Большой и совершенно самостоятельной областью книговедения является «искусство книги» [5]. Это понятие впервые было употреблено А. А. Сидоровым в 1921 году. Сюда включаются вопросы оформления книг, массовых изданий. Еще одна большая проблема – очень низкие знания людей в области библиографии и книговедения. Такие знания необходимы каждому человеку, но откуда он может их получить, если литературы соответствующей тематики в то время издавалось так мало (следствие занижения тиражей научной литературы), что ее не хватало даже специалистам?

«Практика книжного дела сегодня выдвигает немало сложных вопросов в библиографии, библиотековедении, во всех областях огромного и необычайно разнообразного книжного хозяйства. Без серьезной научной разработки книговедения – комплексной науки о книге – книжное дело дальше успешно развиваться не сможет» [5].

Книговедение как комплексная наука объединяло в себе все области книжного дела, а значит, именно эта наука и должна заниматься решением всех вышеперечисленных проблем. Одна из тем книговедческой дискуссии 1964 года – обсуждение актуальных проблем. Большая часть докладчиков касались тех или иных проблем и предлагали способы их решения. Вторая тема (а по хронологии – первая) совещания – обсуждение доклада члена-корреспондента АН СССР А. А. Сидорова «Советское книговедение и его ближайшие задачи». В ней автор раскрыл свой взгляд на книговедение как на комплексную науку.

Дискуссия проходила 17-18 декабря в актовом зале Московского полиграфического института. «Объединенное заседание кафедр книговедения и редактирования и книжного дела и библиографии Московского полиграфического института, отдела оформления печатных изданий Всесоюзного научно-исследовательского института полиграфической промышленности и редакционной коллегии сборников «Книга» по существу превратилось в широкое совещание ученых книговедов, представляющих все главнейшие центры книговедческой науки. В совещании приняло участие около 70 человек» [1].

Объединенное заседание открыл ректор Московского полиграфического института кандидат исторических наук М. В. Пашков. Он подчеркнул важность темы совещания и выразил уверенность в том, что «назрела необходимость провести Всесоюзное совещание по книговедению, чтобы решить все принципиальные вопросы».

Во вступительном слове Н. М. Сикорский, заведующий кафедрой книговедения и редактирования Московского полиграфического института, главный редактор сборников «Книга. Исследования и материалы», кандидат исторических наук, подчеркнул преемственность данного заседания с тем, которое проходило в 1959 году. Он также отметил успехи в развитии книговедения и то, что «в книжном деле обнаруживаются порой весьма существенные недочеты. <…> Многих недостатков, несомненно, можно было бы избежать, если бы в книгоиздательском деле было меньше субъективизма и стихийности, если бы велась серьезная социальная разработка основ советского книжного дела и перспектив его развития. <…> В таких условиях есть необходимость подвести итоги проделанной работы в области книговедения и наметить ясные планы на будущее. Именно это – главная задача настоящего совещания» [1].


1. Книговедение – это комплексная наука. Статьи и доклад А. А. Сидорова

«В феврале 1964 года в газете «Известия» была опубликована статья А. А.Сидорова «Книговедение – это наука». Несколько месяцев спустя Алексей Алексеевич выступил на новой дискуссии с докладом «Советское книговедение и его задачи», в котором еще раз подчеркнул свою глубокую убежденность в том, что «в стране, где книга стала огромной силой идеологии, политики, науки и культуры, образования и просвещения, комплексная наука о книге – книговедение – имеет важное практическое значение». Нельзя сказать, что в этих работах Сидорова были окончательно решены все теоретические и методологические вопросы науки о книге. Многое осталось дискуссионным и спорным. Но А. А. Сидоров и не считал свои работы в этой области законченными — он продолжал думать и напряженно трудиться»[2].

Доклад А. А. Сидорова на совещании и его статьи, посвященные вопросам книговедения, имеют много общих тезисов. В первую очередь это то, что книговедение – это именно наука, причем наука самостоятельная и комплексная. «Попытки создать обобщающую теоретическую науку о книге – библиологию – успеха не имели, – писал А. А. Сидоров в статье «Книговедение – это наука». – Чего-то не хватало. Пробел восполнило книговедение. <…> Советское книговедение рассматривает книгу прежде всего как явление общественное, социальное. В книге все определено этой ее первой и основной природой» [3].

А. А. Сидоров обращает внимание, что, несмотря на неоднозначность понимания термина книговедения и его роли в науке о книге, никто не может отрицать развитие книжного дела в последнее время. «Книжное дело безмерно увлекательно, ему можно посвятить всю жизнь», – пишет автор. Он отмечает, что много было сделано в связи с юбилеем книгопечатания в России, хотя, по его мнению, отмечать юбилей надо было бы на 10 лет раньше – в 1954 году, ведь первый книги в Анонимной типографии выходили в 1553-1554 годах. «История русской книги и печати – героическая, волнующая история, которая на правах полной закономерности включается в историю нашей культуры» [1]. Вместе с тем автор подчеркивает, что в истории книги достаточно много пробелов, а устранять их должна именно комплексная наука книговедение. «Юбилейные дни 400-летия русского книговедения показали, что у исторической науки о книге впереди еще огромная работа» [4].

Собственно, огромная работа предстояла почти во всех отраслях книжного дела, хотя нельзя не отметить и уже достигнутых к тому времени успехов – выход книг по книговедению, научная популяризация этой науки, распространение авторефератов диссертаций на темы книговедения, развитие внимания к процессам редактирования. «Были изданы труды, посвященные истории крупнейших книгохранилищ страны: Ленинской библиотеки и Государственной публичной библиотеки» [4].

К числу успехов также, несомненно, можно отнести и проведенное совещание по вопросам книговедения. Обсуждаемые на нем положения вызвали оживленные споры, хотя в том, что книговедение является самостоятельной комплексной наукой, сомнений уже не было. Споры вызывали границы между книговедением и смежными науками, чем должно заниматься книговедение и как организовать его работу. В статье «Советская история книги», А. А. Сидоров пишет: «Есть ли абсолютное единодушие во взглядах на то, что такое советское книговедение, каков его состав, его методика, его объем и его границы? Нужно ли такое единодушие, когда остальное ясно? Книговедение есть, и оно – советская наука. Главное, что обозначено, это что книга бесконечно всем нужна, что ее надо делать лучше и знать для этого опыт веков и понимать книгу во всей ее сложности, многообразии и безграничности. Поэтому сейчас мы за диалектическое изучение книги во всех ее связях, контактах с другими отраслями знания, творчества, производства, и единстве всей этой «периферии» с тем, что в книге является ее спецификой, ее стержнем, ее основным зерном. Содержание книги шире, чем ее сюжет. Надо помнить о нерасторжимом слиянии всего, что в книге дано, рассказано, сообщено с тем, как и в чем это реально воплощено, отредактировано, напечатано, издано, оформлено, создано, распространено – и воспринято общественным Человеком.

Так приходим мы к учению о смысле книги. О ее образе, если пользоваться понятием философской эстетики. Но не надо забывать, что если книга – одновременно и вместилище всяких содержаний и одновременно «предмет» – она всегда жива, всегда может быть бесценной подругой для живого человека. Поэтому пусть будет книговедение живой наукой».

В докладе «Советское книговедение и его ближайшие задачи» на Совещании по проблемам книговедения А. А. Сидоров также говорил о том, что книговедение – единая, комплексная наука, и развиваться успешно оно может только в таком ключе.

Приведу основные тезисы этого выступления[1]:

«Комплексность» книговедения всецело лежит в сфере социально-общественных наук. Это важно подчеркнуть в противовес тенденциям относить книгопроизводство в область чистой техники. Нельзя также всецело оставлять книговедение в области наук «гуманитарных», так как такой подход открывает опасность отрыва книжного дела от производства от технологии, всей совокупности типографических процессов.

Книговедение должно пониматься как синтез, «слиянность» трех разных, устремленных к одной цели, его специализированных областей. Первая из них – работа над текстом. В понятие книговедение неизбежно включается проблематика создания книги ее автором, работа редактора с автором и над текстом, работа художника и так далее. Работа издательства над книгой в ее дотипографской стадии.

Второю областью книговедения должна быть признана огромная область книгоизготовления. Знание процессов полиграфии (материаловедение, машиноведение) и экономическая сторона производства. Вопросы «искусства книги» входят сюда же.

Третей областью книговедения должна быть оставлена единственно признаваемая раньше научною область: библиография в самом широком смысле этого слова, «книгоизучение» вышедшей книги, ее общественного значения, ее роли в жизни общества.

Диалектическое единство всех составляющих частей знания – его истории, теории и практики – должно руководствоваться единой целью – поднять качественный, а не только количественный уровень книжной продукции.

Необходимо разработать научные основы советского многонационального книжного дела и определить пути его развития. Это высший этап книговедения как комплексной науки.

Советское книговедение ни в коем случае не отрицает и продольных разрезов «по всей толще» ставимых им вопросов.

Заканчивая доклад, А. А. Сидоров, сказал, что реализация рекомендованных им мер в результате и в совокупности всего опыта должна принести пользу библиотекам, книгособирательству в государственном масштабе, каталогизации и библиографированию в самом узком и специальном смысле термина. В стране, где книга стала огромной силой идеологии, политики, науки и культуры, образования и просвещения, комплексная наука о книге – книговедение имеет важное практическое значение.

книга изготовление

2. Прения по докладу А. А. Сидорова

В прениях приняло участие 20 человек. Первым взял слово В. А. Истрин – заведующий Отделом печатной продукции Научно-исследовательского института полиграфической технологии доктор филологических наук. Подчеркнув важность обсуждаемых проблем, он в общем и целом соглашается с докладчиком, но предлагает более четко определить границы, которыми книговедение отделяется от других наук[1]:

Комплексный подход к изучению книги как единого целого явления наиболее плодотворно. Требование комплексного подхода необходимо также потому, что книга представляет собой исключительно сложное явление.

Основным в книге является, конечно, ее содержание. Книга выполняет большие и сложные общественные функции. В то же время книга – продукт очень сложной полиграфической техники. В ее создании обычно участвует также художник, и в этом отношении она представляет собой предмет искусства. Огромное значение имеет в книжном деле экономика.

Из требования комплексного подхода к изучению книги вовсе не следует, что нельзя изучать отдельные элементы книги. Но специфика книговедения требует, чтобы каждый элемент анализировался с учетом его связи с другими.

Но при этом должен быть решен вопрос о границах, отделяющих книговедение от смежных с ним наук, таких, например, как литературоведение, текстология, журналистика, технология, полиграфия, искусствоведение, экономика и т.д. Границы между отдельными научными дисциплинами подвижны, но определить эти границы все же необходимо, т.к. наука, которая не имеет границ, не является самостоятельной наукой. Необходимо это и по чисто практическим соображениям, в частности в связи с организацией работы по аттестации специалистов в области книговедения.

Книговедение в номенклатуре научных специальностей отнесено к филологическим наукам. Это далеко не случайно и обусловлено тем, что главным, определяющим в книге является ее содержание. Изучение любого элемента книги без учета содержания имело бы неизбежно формальный характер. Но содержание книги, в особенности литературно-художественной, является предметом литературоведения. Где же лежит грань между литературоведением и книговедением? Во-первых, книговедение занимается изучением содержания книг любого назначения – научных, учебных, справочных и т. п. Во-вторых, изучение содержания книги является скорее не объектом, а лишь обязательным условием, обязательной базой любого книговедческого исследования. В-третьих, даже само понятие «содержание книги» в литературоведении и книговедении не совпадает. Для литературоведа важно содержание произведения, для книговеда – содержание издания. Эти два понятия хотя и близки, но не идентичны.

Далее В. А. Истрин говорит о том, как он представляет себе границы между книговедением и текстологией, книговедением и технологией полиграфии, книговедением и экономикой, книговедением и искусствознанием, книговедением и журналистикой (к последней должны относиться вопросы методики работы журналиста, изучение газетных и журнальных жанров, и другие проблемы подобного рода, а такие вопросы, как история печати в целом, перспективы развития печатной продукции, вопросы классификации печатных изданий, построения газетно-журнальной сети, полиграфического оформления периодики очень тесно связаны с другими книговедческими проблемами и поэтому должны входить в орбиту книговедческой науки). Библиография же и библиотековедение целиком входят в книговедение, как особые и важнейшие книговедческие дисциплины.

Следующим в прениях выступал Е. С. Лихтенштейн (Ученый секретарь редакционно-издательского совета АН СССР, кандидат филологических наук), который высказал мнение, что в науке уже не стоит вопрос, наука книговедение или нет. Уже установлено, что книговедение это самостоятельная наука. Но необходимо больше говорить об этом – некоторые еще придерживаются неправильных взглядов. Как пример Е.С. Лихтенштейн приводит высказывание, которое он как-то услышал, – «Все попытки возродить книговедение обречены на провал»[1].

Е. С. Лихтенштейн же утверждал, что «как отдельные ручьи сливаются в общий поток, так и отдельные научные дисциплины, объектом изучения которых является книга, должны слиться в единую, комплексную науку» [1]. По его мнению, совещание в Книжной палате, состоявшееся в 1959 году можно считать родоначальным для нового этапа возрождения книговедческой науки.

Доцент Московского полиграфического института В. А. Маркус посчитал необходимым дополнить доклад А. А. Сидорова – там ничего не было сказано о тематическом плане, а это основа издательской деятельности. Издательское дело должно занять одно из главных мест в книговедении, и изучение его должно начинаться не с редакционной работы, а с тематического планирования. Главными темами в изучении издательского дела, должны стать: направления дальнейшего развития издательского дела страны и поиски отвечающих им организационных форм, тесно связанных с экономикой. Так же «экономический аспект изучения книги должен обязательно существовать в книговедении, а изучение экономических проблем книги должно входить в содержании книговедении как комплексной науки» [1]. В настоящее время все возрастающее значение приобретает экономическая сторона книжного дела.

Заведующий отделом рукописей Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина А. С. Мыльников отметил, что в докладе А. А. Сидорова мало внимания было уделено библиотековедению и истории книги, и подчеркнул важность разработки истории книги. Выступающий отметил, что «необходимо создать отдельные монографии и обобщающие труды по вопросам истории русской и советской книги, книги народов СССР. Разработки требует всеобщая история книги. <…> Подлинно научный подход к разработке истории книги предусматривает подготовку ряда изданий прикладного, вспомогательного характера. <…> В системе книговедения история книги займет определенное место, соответствующее ее важной историко-культурной и практической роли.

А. И. Дей (заведующий отделом Института искусствознания, фольклора и этнографии АН УССР, доктор филологических наук) посчитал «доклад А. А. Сидорова содержательным и аргументированным, что он как бы вобрал в себя и кристаллизовал все главные тенденции и богатство оттенков книговедческих трудов предыдущего периода. Теперь, по его мнению, можно четко и ясно определить границы и задачи книговедения на новом высшем этапе его развития как науки, стоящей на стыке многих общественных наук и соседствующей с техническими науками» [1].

Однако А. И. Дей внес свои поправки к кое-каким тезисам основного докладчика: «А. А. Сидоров говорил, что книга на всех этапах своей жизни – от эмбрионального состояния замысла автора до ее воздействия на индивидуального и массового читателя – является неизменно объектом действия книговедения как комплексной науки. Это положение слишком раздвигает рамки книговедения, заставляя его врываться в сферу других наук, временами их подменяя. На пользу ли это самому книговедению? <…> Не вернее ли … возложить это на плечи специалистов конкретных наук?

Книга и печать являются настолько богатым и многосторонним объектом изучения, что требуют объединения ряда наук, среди которых видимую, но не универсальную роль должно играть книговедение. Точное и четкое определение объекта своего исследования и размежевание с другими науками, в сферу изучения которых также входят отдельные стороны книжного дела, – одно из важных условий успешного развития книговедения. В прямой зависимости от этого находятся и разработка методики книговедческих исследований» [1].

А. Э. Мильчин (заведующий редакцией книгоиздательской литературы издательства «Книга») отметил, что «книговедение следует рассматривать и как комплекс ряда научных дисциплин, изучающих разные стороны самой книги и деятельности, связанной с книгой, и как самостоятельную науку. Причем, если как комплекс научных дисциплин книговедение существует давно и имеет определенные успехи, то как наука самостоятельная — книговедение, по его мнению, только зарождается. Книговедение как самостоятельная наука должно быть наукой социологической. Ее предмет — книга как специфический инструмент в общественной жизни. Именно с этой точки зрения и нужно книговедению изучать книгу, обогащая своими исследованиями все те научные дисциплины, которые объединяются понятием «книговедение».

Задача книговедения – определить те условия, при которых книга наилучшим образом будет удовлетворять потребности нашего общества, в наибольшей мере отвечать интересам его развития» [1].

А. Э. Мильчин высказал мысль, что издательское дело также входит в книговедение, как одна из областей этой комплексной науки. На тот момент, по его мнению, издательская деятельность не имела настоящей теории.

Доцент Ленинградского института культуры кандидат исторических наук И. Е. Баренбаум отметил: «Длительное время книговедению у нас не уделялось должного внимания. В последние годы положение изменилось явно к лучшему. Основные направления которыми должно заниматься книговедение – это книгопроизводство и книгораспространение, то есть издательское дело, книжная торговля, библиотечное дело, их теория и практика.

Не правы те, кто стремится вывести за пределы книговедения библиотечные науки. Библиотековедение и библиография являются важнейшими интегральными частями книговедения» [1].

М. И. Слуховский остановился в своем выступлении на проблемах чтения и его роли в книговедении: «В теоретическом смысле чтение есть конкретная специфическая форма существования книги в обществе. От книговедения чтение отделено быть не может, его следует понимать именно с позиций книговедения. Все этапы подготовки, возникновения книги приводят к чтению, как живой потребности и деятельности человека. Чтение, будучи введено в систему книговедения, логически придает книговедению законченность.

Итак, конечная цель при создании книги – потребление, а конечная стадия книговедения – проблема чтения. Но нужно четко разграничить: проблема чтения – книговедение, но влияние чтения Байрона на Пушкина – литературоведение, равно как проблема книгопроизводства – книговедение, но типографская краска – химическая технология, или равно как методика библиографического поиска – книговедение, но анализ найденного источника – научная работа специалиста» [1].

Аспирант кафедры книговедения и редактирования Московского полиграфического института В. Ю. Иваницкий выразил уверенность в том, что хотя термин «книговедение» вошел в научный обиход задолго до Октябрьской революции, содержание этого понятия в наши дни в корне отлично от прежнего. Дореволюционное русское книговедение было лишь комплексом разобщенных научных дисциплин, некоторые из которых существовали в зародыше. Ныне же это – единая комплексная наука, объединяющая в себе отдельные научные дисциплины на общей базе. По мнению В. Ю. Иваницкого, книговедение во многом должно опираться на данные социологических исследований. В различных отраслях книговедения надо шире использовать достижения психологии.

3. Обсуждение основных проблем книговедения, вариантов их решений и его задач

Н. М. Сикорский в своем вступительном слове на совещании заявил, что «время, прошедшее после 1959 года, было в целом отмечено заметными успехами в разработке аспектов книговедения как комплексной науки. <…> Мы считаем, что есть необходимость обсудить также вопрос о наиболее рациональных организационных формах научно-исследовательской работы в области книговедения, о расширении изданий по книговедению, о координации усилий довольно многочисленных исследователей, работающих в области книговедения и смежных наук, чтобы не допустить дублирования и параллелизма»[1].

В. А. Истрин выделил важнейшие проблемы советского книговедения на тот момент[1]:

1) изучение значения и роли книги в развитии общества, современного состояния издательского дела в СССР и за рубежом, типологии печатной продукции

2) история письменности, книги, печатной продукции в целом

3) организация, экономика, планирование издательского дела

4) теория и практика редактирования

5) теория и практика художественно-полиграфического оформления различных типов изданий

6) организация, экономика и планирование распространения произведений печати

7) теория и практика библиографии

8) теория и практика библиотековедения.

Прочие участники конференции в своих докладах предлагали решения тех или иных проблем и выносили их на обсуждение коллегам.

Директор Всесоюзной книжной палаты кандидат экономический наук, доцент П. А. Чувиков обратил внимание слушателей на важность определения конкретных задач книговедения как комплексной науки. Он также останавливается на важнейших проблемах книговедческой науки. На первое место он выдвинул изучение тематической литературы. «Сейчас эта работа не ведется, – сказал выступающий. – Книговедение же есть, прежде всего, наука, изучающая основные тематические направления литературы» [1].

Вторая проблема, по мнению П. А. Чувикова, заключается в том, что «книговедение должно быть наукой, изучающей соответствие выпускаемой литературы уровню развития науки и знаний.

В-третьих, задача книговедения – разрабатывать методологию классификации изданной литературы. А в связи с этим возникает очень много проблем, связанных с библиографией. Книговедение, по мнению П. А. Чувикова, должно больше заниматься проблемами книгопроизводства и книгораспространения.

Также он заметил, что организация научно-исследовательской работы в области книговедения улучшилась. Всесоюзная книжная палата подготовила предложения о перестройке своей работы: преобразование палаты в Научно-исследовательский институт печати. Закончил свое выступление оратор словами «Целесообразно через какое-то время провести Всесоюзное совещание во вопросам книговедения» [1].

А. И. Дей говорил о проблемах книговедения на Украине и поддержал идею П. А. Чувикова, обосновывая создание всесоюзного координационного центра в области книговедения на базе специализированного учреждения: «Речь идет о научном координационном центре, призванном решать организационные и теоретические вопросы книговедения, руководить наукой книги в Союзе» [1]. Идею создания такого центра поддерживает А. Э. Мильчин: «Хотелось бы только, чтобы научная деятельность этого центра была разносторонней и учитывала бы все аспекты книговедения» [1].

М. Ф. Арбузов также поддержал концепцию создания на базе Всесоюзной книжной палаты Научно-исследовательского института, и предложил наряду с этим подумать и о создании общественной организации, которая, объединяя усилия различных групп ученых и практиков, могла бы взять на себя разработку наиболее острых проблем, подготовку конференций, дискуссий, а может быть, и создание коллективных научных трудов, Все это способствовало бы более успешному развитию книговедения.

Главный библиограф отдела комплектования Государственной библиотеки имени В. И. Ленина Е. И. Спиваковский в своем выступлении тоже коснулся вопроса организации научно-исследовательских работ в области книговедения. В первую очередь он отметил важность координации исследований в области книговедения. «Было бы полезным, чтобы книговедческая работа развивалась также и в ряде крупных научных учреждений» [1].

Вторая проблема, которую затронул Е. И. Спиваковский – необходимость расширения публикаций научных работ по книговедению. «Надо готовиться к организации журнала «Советское книговедение», который сначала мог бы выходить 2-4 раза в год, а потом и чаще. Источником такого журнала могли бы стать сборники «Книга» [1].

Но это предложение было отклонено участниками дискуссии. Они заявили, что вряд ли из преобразования сборника «Книга» могло бы выйти что-то полезное. Лучше продолжать издавать и совершенствовать сборник «Книга», а параллельно выпускать периодическую литературу по книговедению.

По мнению В. А. Маркуса, необходимо определить направления дальнейшего развития издательского дела в стране и начать поиски отвечающих им организационных форм, тесно связанных с экономикой. Выступающий также подчеркнул, что экономические вопросы требуют скорейшего разрешения. Это такие проблемы, как исследование методов изучения читательского спроса, научная разработка номенклатуры издательско-полиграфического ассортимента по технологическим признакам книжной продукции.

К этому можно добавить мнение Б. Д. Удинцева, который в своем выступлении отметил тот факт, что затраты на книги не учитываются в бюджете большинства семей. Также, по его мнению, необходимо изучать проблему затоваривания книжной торговле, причины того, почему возникает необходимость систематически проводить огромные переоценки и списывать залежавшийся книжный товар. А это в свою очередь сочетается с тем, что нужные книги часто найти очень трудно вследствие их дефицита, а следовательно, надо изучать спрос на книги у читателей. Доцент Харьковского института культуры, кандидат филологических наук, И. Я. Каганов высказал убеждение, что неотъемлемой частью книговедение должно стать изучение читателя.

О книжной торговле также говорил старший преподаватель Московского полиграфического института М. Ф. Арбузов. Книжная торговля относится к книгораспространению, а книгораспространение входит в комплексную науку книговедение.

«Достаточно известно, что пока книга, вышедшая из типографии, лежит на полке библиотеки или книжного магазина, она, так сказать, еще «вещь в себе». Книга начинает жить полнокровной жизнью, когда она переходит в руки читателя, и тогда из предмета становится идеологическим оружием огромной действенной силы. Есть два пути, по которым книга попадает в руки читателя – библиотека и магазин. В известных кругах нашего общества существует какое-то «стыдливое» отношение к книготорговле. Между тем, именно принцип торговли, принцип купли-продажи лежит на всем пути книги от автора к читателю» [1]. А пренебрежительное отношение к книжной торговле мешает ее нормальному развитию. С 1946 года по 1963 было издано 15 млрд. экз. книг и брошюр, из которых куплено было 13 млрд. «Говорят, что в библиотеках книга обращается во много раз быстрее, она доступна всем, тогда как книги, находящиеся в личном пользовании, обслуживают ограниченное число людей. В 1963 году все массовые библиотеки страны – куда входят такие гиганты, как Библиотека имени В. И. Ленина, Библиотека имени Салтыкова-Щедрина, все библиотеки системы Министерства культуры, все профсоюзные и школьные библиотеки,— выдали читателям в течение года 1107 млн. экз. книг и журналов. За этот же год в книжных магазинах страны было продано 1180 млн. экз. книг (без журналов, которыми магазины не торгуют).

«Библиотековедение как наука имеет солидный стаж, по вопросам библиотечной работы издано огромное количество литературы. А издание литературы по вопросам книжной торговли получило некоторый сдвиг лишь в последнее время. Назрела настоятельная необходимость научной разработки основных проблем книжной торговли, особенно таких как методы изучения спроса, пропаганды книги» [1].

Кандидат филологический наук, доцент кафедры книжного дела и библиографии Московского полиграфического института В. Н. Безъязычный останавил внимание слушателей на проблеме изучения книговедческого наследия.

Как отметил Н. М. Сикорский в статье «Книга и наука о книге», «книговедение как комплексная наука о книге может успешно развиваться, если оно будет опираться на опыт прошлого, если освоение великих культур, традиций многовекового пути русского и советского книгопечатания и книгоиздательства будет проникать во все области, призванные, в первую очередь, служить практике.

На историческом участке книговедения непочатый край работы. На первое место должны быть выдвинуты исследования по истории советского книгоиздательства и книгопечатания. Особую область составляют история славянского книгопечатания, начиная с первопечатания».

С другой стороны, «начало книгопечатания в Москве и на Украине было в последнее время, в связи с 400-летием русского книгопечатания, на первом плане, то теперь на очереди серьезное изучение книжного дела в последующие столетия. Важно и интересно проследить отражение в книжном деле великих общественно-социальных сдвигов, исторические события».

В. И. Безъязычный же обратил внимание аудитории на другой аспект данной проблемы: «Вряд ли кто может возразить, что для успешного развития книговедения в наше время необходимо изучение того, что досталось нам в наследство. Это относится и к отделенному прошлому, но если у нас был очерк развития книговедения со времени В. Г. Анастасевича до конца XIX – начала XX веков, то картину развития советского книговедения мы представляем совершенно неполно» [1]. К тому же, необходимо «сделать систематическим, а не случайным, знакомство с деятельностью книговедов зарубежный стран».

Также В. И. Безъязычный поднял проблему создания репертуара русской книги. Он отметил, что было запланировано издание 60-томного «Сводного каталога русской книги с 1708 по 1957 годов». На момент проведения совещания уже успешно издавался «Сводный каталог русской книги XVIII века». В. И. Безъязычный просил «рассмотреть вопрос о начале издания «Сводного каталога русской книги 1801-1957 годов» к 50-летию Советской власти», ибо пока издание отложено на неопределенный срок. Оратор предложил также создать «Энциклопедию печати».

Б. Д. Удинцев, кандидат филологических наук, заметил, что «на книжном рынке не все благополучно: достать нужную научную книгу бывает трудно, опубликовать научную работу в издательстве или статью в журнале еще труднее, даже принятые рукописи нередко лежат годами. Научно-теоретическая мысль должна помочь излечить многие болезни нашего книжного дела». Необходимо изучение планирования книги, статистических методов этого планирования – все это, несомненно, входит в перечень задач книговедения.

Н. М. Сикорский («Книга и наука о книге») писал, что с одной стороны, проблемы, связанные с тематическим планированием «нуждаются в серьезной научной разработке». Но с другой – «Истекшие три года в книжном деле были отмечены важными организационными мерами». Например, «в последнее время издательства и комитеты по печати широко вовлекают в работу по подготовке тематических планов писателей, ученых, журналистов, широкий актив рабочих, советской интеллигенции, и это уже начало давать свои результаты».

О необходимости распространения книговедческих знаний заявил М. М. Клевенский (главный библиотекарь Государственной библиотеки СССР имени Ленина, кандидат педагогических наук): «Люди не имеют навыков работы с книгой. Книга получила широчайшее распространение. Но не все читатели в достаточной мере используют книгу. Книги очень часто не покупаются не в силу того, что стоят дорого, а только потому, что потенциальные покупатели не знают об их существовании. Многие читатели покупают книги не планомерно, а случайно. Выпускники средних школ и даже вузов часто не имеют навыков работы с книгой. Многие люди не получают своевременно необходимого минимума знаний в области книговедения, т.к. ни школа, ни высшие учебные заведения не дают учащимся нужных сведений. В мае 1941 года был подписан Приказ Наркомпроса о том, что во всех высших учебных заведениях вводится преподавание специальной библиографии. Он вышел в свет уже после начала Великой Отечественной войны и не был выполнен, а после войны о нем забыли. Со всей определенностью о библиотечно-библиографической подготовке кадров говорится в Постановлении ЦК об улучшении библиотечного дела, состоявшемся в 1959 г. Но библиотекари узнали об этой программе только через два года после ее утверждения и через год после того, как она разошлась по техникумам. На преподавание этой дисциплины отведено всего 15 академических часов, плюс к тому не выдерживает никакой критики список литературы.

Повышение библиографической культуры советских людей — одна из наиболее важных и трудных задач, стоящих перед нами. Сейчас перед книговедами стоит задача выпустить ряд пособий по книговедению для широких кругов читателей» [1].

Об издательстве «Книга» говорил Г. А. Ершов: «Проблематика издательства «Книга» на 3964—1966 годы охватывает следующие важнейшие направления:

1) книгоиздательское дело, теория и практика редактирования;

2) история книгоиздательского дела;

3) библиотековедение;

4) библиография (теория и методика рекомендательной, информационной, научно-вспомогательной и учетно-регистрационной библиографии);

5) статистика печати;

6) полиграфическая техника, вопросы производства печатной продукции;

7) вопросы книжной торговли.

Дело с выпуском учебной литературы по книговедению вообще и в области библиотековедения и библиографии в особенности все еще поставлено плохо» [1].

Актуальной остается проблема выпуска научно-популярной литературы в области книговедения, а также изданий типа различных библиографических указателей, рассчитанных на широкие круги читателей. Большое внимание в выступлении Г. А. Ершова было уделено выпуску изданий по рекомендательной библиографии, которая должна идти в ногу с жизнью. Издательство «Книга» заметно увеличивает выпуск рекомендательной библиографии совместно с Государственной библиотекой СССР имени В. И. Ленина, Всесоюзной библиотекой иностранной литературы и Государственной исторической, рассчитанных на самые широкие круги читателей.

Как отметил Е. С. Лихтенштейн, «в последние годы ощущался недостаток научных журналов, однако доказать необходимость расширения журнальной сети долго не удавалось. Сейчас же принято решение о создании 40 новых журналов АН СССР и АН союзных, республик» [1].

Кандидат исторических наук, доцент Московского Полиграфического института Н. Г. Малыхин говорил о проблемах книгораспространения и тиражирования книг: «Важнейшая задача книговедения – разработка более рациональных средств распространения изданий, их тиражирования. Это будет серьезной помощью практике» [1].

Н. М. Сикорский писал по этому поводу в статье «Книга и наука о книге», «Особенна неудовлетворительна постановка тиражирования. Все чаще мы видим явное занижение тиражей изданий, прежде всего – научно-технических. Наука должна так же подсказать наиболее рациональные методы организации книжной торговле в стране» [5]. Также он отмечает, что успехом книговедения можно считать завершение практики «компанейщины», когда на издательство оказывалось давление по выпуску ненужной литературы, темы которой навязывались «сверху».


4. Подведение итогов дискуссии (по выступлению Н. М. Сикорского)

В конце дискуссии выступил Н. М. Сикорский. Он остановился на некоторых вопросах, вызвавших споры, и от имени Президиума ответил на замечания, сделанные ораторами.

«Первым подвергся критике тезис доклада, в котором утверждается, что книговедение есть комплексная наука о книге. Об этом говорил П. А. Чувиков. Не только этот, но и другие тезисы, естественно, требуют уточнений и не претендуют на окончательность и законченность. В приведенной формулировке как будто игнорируется вся стадия работы доиздательская. Но так может показаться лишь на первый взгляд. Когда говорится, что книговедение – наука о книге, то при этом слово «книга» понимается широко, называя «книгою» и еще не изданную рукопись.

П. А. Чувиков предложил интересные дополнения и уточнения для определения книговедения как науки. Нельзя согласиться лишь с одним – «книговедение есть также наука, изучающая вопрос о соответствии той или иной литературы уровню развития знаний в данной отрасли». Книговедение вряд ли сможет дать ответы на такие вопросы. Если речь идет о книге по сельскому хозяйству, то это может сделать, очевидно, сельскохозяйственная наука, в применении к медицине — медицинская наука и т. д.

Высказывались замечания и по поводу того, что книговедение определено как комплексная наука. Возможно, что и здесь есть еще основания для обсуждения и споров. Но все же представляется, что, определив книговедение как комплексную науку, мы тем самым учитываем его весьма существенную особенность. Книговедение есть комплексная наука, а не комплекс наук. Между этими определениями – существенная разница.

Нельзя выделять отдельную теорию книговедения, как предлагал А. Э. Мильчин. Будучи оторванной от практики, она потеряет всякий смысл. Книговедение должно развиваться на основе единства теории и практике. Можно даже говорить о теории и практике книговедения как единой научно-исследовательском комплексе.

На стыке книговедения и других наук развиваются новые области знания. Например, на стыке книговедения и литературоведения развиваются некоторые области текстологии. Поэтому естественно, что при определении границ книговедения испытывается много сложностей. Необходимо понять, в каком соотношении находится книговедение с другими науками.

Много внимания в выступлениях было уделено конкретным проблемам отдельных частей книговедения. Говорилось о задачах и проблематике в области истории книги, экономики книги, перспектив развития печати, книгоиздательского дела, теории и практики редактирования, книгораспространения и т.д. Это была одна из задач совещания, и она в значительной степени решена. Теперь на основе доклада А. А. Сидорова и выступлений можно приступить к разработке проблематики научных исследований в области книговедения, которая станет как бы основой перспективного плана научно-исследовательской работы, поможет сделать более целенаправленной тематику диссертаций, улучшить все планирование научных исследований.

Принципиально важным стал вопрос о постановке научной информации в области книговедения. Докладчик отметил огромное внимание, которое уделяется в СССР научно-технической информации вообще, лишним доказательством чему является создание крупнейшего института — ВИНИТИ. Но в области гуманитарных, общественных наук, в том числе и книговедения, дело обстоит совершенно неудовлетворительно, и этим вопросом должна заняться Всесоюзная книжная палата.

В некоторых выступлениях говорилось о том, что надо больше уделять внимания методологическим вопросам научно-исследовательской работы в области книговедения. Хотя общие методологические принципы ясны, вопрос о методологических основах каждой конкретной научной дисциплины нередко вызывает разный подход. По мнению Сикорского, предстоит Нужно активнее работать над тем, чтобы положения диалектического метода органически пронизывали все области книговедческой науки.

Необходимо усовершенствовать методику исследовательской работы в различных областях книговедения, а впоследствии провести специальную конференцию по вопросам методики, обменяться на ней опытом работы.

В. А. Истрин зачитал проект решения совещания, подготовленный специальной комиссией, которое было принято единогласно:

«Объединенное заседание отмечает, что за последние годы сделан заметный шаг в развитии советского книговедения. Положительную роль в этом, в частности, сыграло Совещание по вопросам книговедения, проведенное в 1959 г. Всесоюзной книжной палатой. Заметным вкладом в книговедение являются 10 томов сборников «Книга. Исследования и материалы», выпуски сборника «Советская библиография», двухтомный коллективный труд «400 лет русского книгопечатания», выпущенный издательством «Наука» в 1964 г, ряд монографий и сборников, посвященных различным проблемам книговедения.

Министерство высшего и среднего специального образования СССР по ходатайству крупных ученых страны приняло решение о включении книговедения в перечень научных специальностей, признанных Высшей Аттестационной Комиссией, и о присуждении ученых степеней кандидата и доктора наук по книговедению.

Таким образом, значительно улучшены условия для того, чтобы книговедение успешно развивалось, глубже разрабатывало важнейшие проблемы, имеющие первостепенное значение для теории и практики советского книжного дела, в частности, для книгоиздательства и книгораспространения, для теории и практики редактирования, художественного и полиграфического оформления изданий, для библиотековедения и библиографии, экономики книги и т. д.

Объединенное заседание отмечает, что доклад А. А. Сидорова и выступления ряда видных специалистов в области книговедения были весьма полезны для уточнения границ книговедения как комплексной науки, определения ее неотложных задач, улучшения координации работы исследователей, состоящих в различных научных учреждениях, поисках наиболее рациональных организационных форм научно-исследовательских работ в области книговедения. Книговедение в настоящее время, решая важные теоретические проблемы, должно освещать путь практике книжного дела в широком значений этого понятия.

Объединенное заседание книговедческих кафедр Московского полиграфического института, Отдела оформления печатной продукции Научно-исследовательского института полиграфической промышленности и редколлегии сборников «Книга. Исследования и материалы» постановляет:

I. Поручить комиссии в составе Н. М. Сикорского (председатель), А. А. Сидорова, П. А. Чувикова, М. Я. Телепина, А. И. Дея, Е. С, Лихтенштейна, О. Д. Голу-бевой, В. А. Истрина, И. П. Кондакова, В. И. Безъязычного, В. А. Маркуса, В. В. Попова, Н. И. Сахарова разработать проблематику научных исследований в области книговедения, положив в основу материалы доклада на данном заседании члена-корреспондента АН СССР профессора А. А. Сидорова и выступления участников заседания.

П. Одобрить высказанные директором Всесоюзной книжной палаты тов. П. А. Чувиковым соображения об организационных формах научно-исследовательской работы в области книговедения. Просить Госкомитет Совета Министров СССР по печати и Госкомитет Совета Министров СССР по координации научно-исследовательских работ возложить на Всесоюзную книжную палату функции головного научного учреждения по книговедению.

III. Просить Редакционно-издательский совет АН_СССР создать при РИСО АН СССР Научный совет по комплексной проблеме «Книговедение».

IV. Просить Госкомитет Совета Министров СССР по печати поручить Всесоюзной книжной палате организацию и проведение Всесоюзного совещания по вопросам книговедения»[1].


Заключение

Книговедческая дискуссия, проходившая 17-18 декабря 1964 года, по праву называется «вторым рождением» советского книговедения. Именно на ней фактически было признано, что книговедение – это наука, причем наука комплексная, объединяющая в себе практически все отрасли книжного дела.

Конечно, на тот момент осталось немало нерешенных вопросов, особенно касающихся границ комплексной науки. Должна ли она полностью включать в себя другие науки о книге или только примыкать к ним? Как отмежевать книговедение от смежных наук? Ученые вообще редко приходят к единому мнению по поводу деталей, и это событие – одно из тому подтверждений.

Но главное, это – признание книговедения как науки в целом, разработка ее основных особенностей, в основном вытекающих из ее комплексности. И если после дискуссии 1959 года сомнения насчет существования книговедения как самостоятельной комплексной науки еще оставались, то теперь же практически все вопросы были сняты.

Также на совещании обсуждались проблемы книговедения. Вобрав в себя все стороны книжного дела, книговедение же должно было решать и возникающие в этой сфере проблемы. Участники доклада обсудили экономическую сторону книги, ее читателя, способы реализации, подвышение уровня знаний по этому предмету в стране. Был поднят вопрос о создании единого всесоюзного центра, который бы занимался проблемами книговедения по всей стране и помогал бы в работе книговедам разных регионов. Также участники констатировали необходимость издания литературы по книговедению, особенно периодической.

Также были отмечены успехи в развитии книговедения: это проведение 400-юбилея книгопечатания в России, увеличение литературы на темы книжного дела, некоторые улучшения в экономическо-издательской сфере и, наконец, присвоение степеней доктора и кандидата наук по книговедению.

Все это – и уже достигнутые вершины, и только обсуждаемые на совещании проекты, которые могли бы быть и были реализованы, – оказали большую помощь развитию книговедческой науке. В том числе и благодаря этому, мы сейчас имеем науку книговедение такой, какая она есть.


Библиографический список

1. Обсуждение назревших проблем советского книговедения. // Книга. Исследования и материалы. – 1965. – Сб. 11. – С. 270-290.

2. Немировский, Е. Л. Алексей Алексеевич Сидоров. [Электронный ресурс] // КомпьюАрт. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.compuart.ru/article.aspx.

3. Сидоров, А. А. Книговедение – это наука. // Сидоров А.А. Книга и жизнь : сб.книговедческих наук. – М., 1972. – С. 115-117.

4. Сидоров, А. А. Советская история книги. // Сидоров А.А. Книга и жизнь : сб. книговедческих наук. – М., 1972. – С. 118-158.

5. Сикорский, Н. М. Книга и наука о книге. // Книга. Исследования и материалы. – 1965. – Сб. 11. – С. 5-6.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий