Английская журналистика 17 века и английская концепция свободы печати

нглийская журналистика 17 века и английская концепция свободы печати. Английскую журналистику 1-ой половины 17 века можно охарактеризовать как крайне слабую. Периодики не было вообще. Первая еженедельная газета “Weekly News” (1622) просуществовала всего 10 лет, а затем была закрыта Звёздной Палатой. (высшее судебное учреждение Англии в 15—17 вв. (получило название от украшенного звёздами потолка зала в королевском дворце в Вестминстере).

нглийская журналистика 17 века и английская концепция свободы печати.

Английскую журналистику 1-ой половины 17 века можно охарактеризовать как крайне слабую. Периодики не было вообще. Первая еженедельная газета “Weekly News” (1622) просуществовала всего 10 лет, а затем была закрыта Звёздной Палатой. (высшее судебное учреждение Англии в 15—17 вв. (получило название от украшенного звёздами потолка зала в королевском дворце в Вестминстере). Причина была, якобы, в том, что она выступила против испанского посла в Англии.
Английская журналистика середины 17 века по своей сути памфлетная. Английская буржуазная революция 17 века, результатом которой было установление в Соединенном королевстве парламентского правления, фактически привела к тому, что существовавшая до того времени цензура если не была отменена, то, во всяком случае, потеряла свое значение: книги печатались совершенно свободно, без каких-либо цензурных стеснений. Поэтому в это время появляется огромное количество памфлетов, посвященных этой теме.
Довольно интересные мысли высказаны в памфлете Мильтона и каждая доказывает бесполезность цензуры. “Цензура бесполезна, цензура вредна, цензура унижает человеческое достоинство”. Вот основная мысль “Ареопагитики”. Мильтон приводит массу толкований по этому поводу. Если цензура и будет действовать против “соблазнительных революционных и клеветнических книг”, т.е. ставит своей целью улучшение нравов, “то должны поступать так же и со всеми увеселениями и забавами, - со всем , что доставляет человеку наслаждение”. Принести пользу могут только “...не принудительные законы добродетельного воспитания, религиозной или гражданской культуры...”. Цензорами должны быть люди выше среднего уровня. Где отыскать людей, которые будут тратить своё время на подобные занятия? Никто, кроме расточителей своего времени. А если это так, то легко представить себе этих людей: “то будут люди невежественные, властные и нерадивые”. Цензоры будут выедать из книг все то, что не соответствует их невежественному пониманию, или даже подвергать книги уничтожению. Здесь Мильтон опирается на то, что образованный человек, умный, с высокими идеалами не будет тратить своё драгоценное время на то, чтобы убирать из книг какие-либо мысли. Еще один важный момент в “Ареопагитике” - неизбежность столкновения цензуры с культурой. Цензура непременно встает на пути самой истины, замедляя и затрудняя доступ этого самого драгоценного товара. “Цензура приносит вред даже тем, что запрещает вредные книги”. Мильтон хочет сказать, что человек должен быть сам для себя цензором, уметь отличать хорошее от плохого. Как уже говорилось, цензоры должны быть непогрешимыми, чтобы исполнять своё прямое назначение, однако по каким параметрам государство выбирает цензоров не очень ясно. “Государство может управлять мной, но не критиковать меня; оно так же легко может ошибаться в цензоре, как цензор в авторе”. Дионисий: “Читай всякие книги, которые попадут в твои руки, ибо ты можешь сам все правильно обсудить и исследовать”.
Во время Буржуазная революция (1640-1660) в Англии активизировалось 4 политических блока: Ревеллеры (левое крыло индепендентов) - партия мелкой буржуазии, которая приобрела независимость в 1647 г. Они выступали за свободу торговли, проповеди и печати. Диггеры - “чернь”, “землекопы”. Ультра радикалы. Уравнительный коммунизм. Пресвятореанцы - верующие. Индепенденты - средний класс. . Борьба между ними нашла своё выражение в публицистике того времени. Однако пресса не была абсолютно свободной. Политическая борьба - усиление нападок на парламент спровоцировало восстановление цензуры (1643).
Свободу (правда не в полном объёме) Английская публицистика получила лишь в XVIII веке

23. Билль о правах и свобода печати в Англии.

“Билль о правах” принят парламентом в октябре 1689 в результате “Славной революции” 1688 - ограничивает права короны, ведет к переходу к парламентской монархии. Полное название - “Акт декларирующий права и свободы поданных и устанавливающий преемственность престола. Установил ряд конституционных ограничений королевских прав, позволявших крупной буржуазии и землевладельцам диктовать короне свою политику. Согласно '' Б. о П. '' без согласия парламента король не имел права издавать, отменять, ограничивать действия законов, также запрещался сбор денег на нужды короны без санкции парламента. Запрещалось содержание армии в мирное время, были ликвидированы особые суды по церк. и др. делам ('' Звездная Палата'' и ''Высокая Комиссия ''). '' Б. о. П. '' право подачи петиций свободы парламентских дебатов и выборов в пар-т ( для аристок-ии и бурж. )сделал первые шаги к компромиссу круп. бурж. И дворянства. Свобода слова была провозглашена как право ( никто не может преостановить - она регулируется парл-ом. Наряду с '' Декл. Прав чел-ка '' и первой поправкой к Конст-и США ''Б. о. П.'' играл огромную роль для свободы и норм. функционирования печати того времени. В период англ. бурж. рев. Все классы общества вовлечены в идейно-полит. борьбу. В неё родились основные общ. Теории того времени. Борьба, которая велась между королём и парл., парл. и народом отражалась столкновениями на стр. печ. изданий. В англ. публи-ке отражались все основные аспекты бурж. рев. Публ-ка была рупором идеологов рев-ии. Они оценили роль печатного слова для формирования общ. мнения. Развив. Англ. жур. участвуя в рев. боролась за своё право на существование и своб. печати. (эта борьба проходила в условиях борьбы против кор. монополий на печать. Освобождение от королевской монополии давало большую свободу прессе, но все видные деятели рев. выделяли свои взгляды на свободу прессы. Не Мильтон не Лильберн не рассматривали св. печати как нечто абсолютное. (Мильтон признавал необходимость ограничения для папистских сочинений и клеветнических изданий. А Лильберн выдвигал ограничения на свободу слова для роялистов т.к. протиранические издания не имеют право на существование. Памфлетная пуб-ка стала мощнейшим оружием во время англ. рев. во многом предопределившем исход рев. и несмотря на то, что жур-ка не была тогда столь мощной как сейчас её роль в рев. трудно переоценить.

24. Памфлетная публицистика

Расцвет политической журналистики (и в первую очередь жанра памфлета) пришелся на 1640-е годы, когда в Англии началась гражданская война (1642–1646, 1648–1649), приведшая к казни короля Карла I в 1649 году и отмене цензуры. В 1644 году поэт, писатель и публицист Джон Мильтон (1608–1674) опубликовал без разрешения цензуры памфлет «О свободе печати. Речь к английскому парламенту (Ареопагитика)». Взяв за основу форму античной речи и подражая прежде всего Исократу, Мильтон дал исторический обзор стеснений печати и подвел читателей к выводу, что все эти стеснения порождены инквизицией. Мильтон разбирал качества цензоров, выписывая абстрактный и недостижимый, по его мнению, образ идеального цензора.
Интересно, что, будучи ярым противником цензуры, Мильтон впоследствии, когда была восстановлена цензура, работал цензором печати. Он считал, что за неимением идеального цензора лучше ему заниматься экспертизой книг и газет, нежели полуграмотному, невежественному и косному человеку, какими были большинство цензоров
Другими известными памфлетистами эпохи революции были Джон Лильберн (1614–1657) и Джерард Уинстенли (1609–1653). Лильберн был идеологом и руководителем левеллеров – радикальной политической партии, объединявшей мелких торговцев и собственников и выступавшей за республику, против ликвидации частной собственности. В 1649 году левеллеры потерпели поражение в борьбе с индепендентами. Лильберна выслали из Англии, а по возвращении – заключили в тюрьму.
Уинстенли был социалистом-утопистом, идеологом диггеров – самого левого движения, выражавшего интересы городской и деревенской бедноты. В своей публицистике Уинстенли приближался к идеалам и идеям нового общества, в котором все равны. В то же время представления Уинстенли об этом обществе облечены в религиозные формы. В своих памфлетах («Знамя, поднятое истинными левеллерами», «Декларация бедного угнетенного люда Англии» и других) Уинстенли активно использовал ветхозаветные и новозаветные образы.

ДЖЕРАРД УИНСТЕНЛИ (1609–1653)
До начала Гражданской войны Уинстенли преуспевал в торговле, у него было собственное предприятие в лондонском Сити. В годы революции он разорился, бедствовал, участвовал в различных церковных организациях и сектах. С установлением в Англии республики Уинстенли начинал писать памфлеты на злобу дня. Он стал идеологом движения диггеров («истинных левеллеров»), которые выражали интересы городской и особенно деревенской бедноты и выступали за совместную обработку общинных земель. Большинство памфлетов Уинстенли посвящено обоснованию требований диггеров и оправданию их действий.

Уинстенли-публицист близок к идеалам утопического коммунизма. В своем главном произведении «Закон свободы» он предложил план полного переустройства общества на основе ликвидации частной собственности на землю.

«Ареопагитика, или Речь к английскому парламенту о свободе печати» была написана и опубликована в 1644 г. и направлена против закона о цензуре и системы предварительной цензуры. Мильтон стал фактически родоначальником либертарианской (мильтоновской) концепции прессы.

Памфлет «Новые цепи Англии...» написан 26 февраля 1649 г. в форме петиции, обращенной от лица «благомыслящих жителей» Лондона и его окрестностей к Долгому парламенту. Лильберн предупреждает об опасности военной диктатуры и требует упразднить Государственный совет, видя в нем угрозу тирании.

Памфлет «Вторая часть Новых цепей Англии» написан 24 марта 1649 г. в продолжение высказанных в первой части мыслей. Лильберн требует созыва нового народного представительства, избранного на справедливых началах. За оба эти памфлета Лильберн и два его единомышленника уже через четыре дня были заключены в тюрьму Тауэр.

Памфлет был написан в 1649 г., когда диггеры начали коллективные сельскохозяйственные работы на холме святого Георгия в графстве Сёррей, недалеко от Лондона. Вместе с Уинстенли памфлет подписали его единомышленники диггеры, что, по замыслу автора, должно было свидетельствовать о коллективном характере их действий и общности взглядов.

Памфлет, подписанный Дж. Уинстенли и его 44 единомышленниками, датирован 1 июня 1649 г. Его цель – предупредить захватчиков общинных земель и пустошей, начавших вырубать леса в захваченных владениях.


Среди политических мыслителей Англии периода революции особое место занимает великий борец за идеи буржуазной демократии Джон Лильберн.
Джон Лильберн, родившийся в 1618 году, был младшим сыном мелкопоместного дворянина. В 1630 году был отправлен на выучку к крупному лондонскому купцу Т. Хьюсону, торговавшему сукном. В последние годы своего семилетнего ученичества ездил по поручению этого торговца в Голландию.
Среди политических мыслителей Англии периода революции особое место занимает великий борец за идеи буржуазной демократии Джон Лильберн.
Джон Лильберн, родившийся в 1618 году, был младшим сыном мелкопоместного дворянина. В 1630 году был отправлен на выучку к крупному лондонскому купцу Т. Хьюсону, торговавшему сукном. В последние годы своего семилетнего ученичества ездил по поручению этого торговца в Голландию.
В декабре 1637 года он был арестован, обвиненный в печатании пуританских книг. Лильберн отказался признать предъявленное ему обвинение. Через 10-12 дней после ареста Лильберн предстал перед Звездной палатой. За отказ от присяги Лильберна присудили к штрафу, публичному бичеванию и выставлению к позорному столбу. Приговор был приведен в исполнение 18 апреля 1638 года, после чего Лильберна заключили во Флитскую тюрьму. По решению Долгого парламента он был освобожден лишь в мае 1641 года. Лорды утвердили это решение только в декабре 1645 года.
В 1645 - Памфлет, критикующий новую власть. В этом памфлете - требовал ежегодного выбора парламента и отмены системы
обложения. “Защита прирожденного права Англии” - против цензуры и монополии государства на печать, произнесение проповедей и любое другое массовое воздействие на неокрепшую психику англичан. Эти памфлеты Лильберн написал уже Ньюгейтской тюрьме, куда был брошен в июне 1645 года за отказ изложить сущность своих взглядов перед комитетом парламента. В июне 1646 года по приказу палаты лордов его арестовали. Еще до суда Лильберн написал памфлеты “A Word in Reason”, “The Interest of England Maintained”, а также “Justmans justification”. 23 июня Лильберна заключили в Ньюгейтскую тюрьму. Во время допроса он отказался преклонить колени перед лордами и заткнул уши, чтобы не слушать их вопросов. Некоторые из его памфлетов были осуждены на сожжение007 , но Лильберн продолжал свою страстную борьбу. В тюрьме он написал “The Freemans freedom vindicated”, “An Anatomy of the Lords Tyranny”, резко осуждавшие тиранию лордов, и памфлет в защиту прав Лондона – “Londons Liberty in chains”. За освобождение Лильберна боролись его друзья в Лондоне
1646 - Посадили за два памфлета (“Защита свободы свободного человека” и
“Неоправданная поспешная клевета”), в которых как всегда критика, призывы к народу, к армии. Через какое-то время выпустили.
1649 - “Новые цепи Англии” (посадили)
- “Защита законных основных прав английского народа”. На этот раз его
принудили уехать в Голландию, где он оказался обречен на нищенское
существование, затем ослеп (в юности много писал и читал в темноте),
умер в Англии.

Публицистика английской революции XVII века (Дж. Лильберн, Дж. Уинстенли, Дж. Мильтон).
Буржуазная революция дала толчок развитию печати в Англии. Была упразднена так называемая Звездная палата (суд), способствовало ликвидации контроля со стороны государства за печатными изданиями. Резко увеличилось число авторов, которые стремились донести свои взгляды до широкой публики. Но по мере развития революции был предпринят ряд мер, поставивших английскую печать в строгие рамки цензурного надзора. Первый этап революции завершился 12 мая 1641 года казнью главного советника короля Страффорда, а 22 июля Палатой общин был издан первый закон о печати «Постановление палаты общин о воспрещении публикаций отчетов о заседаниях парламента». 14 июня 1643 года, во время первой гражданской войны, когда инициатива была ещё в руках короля, парламентом было введено новое ограничение свободы печати. Этот закон вводил предварительную цензуру и определял меру ответственности за нарушение её. В 1647 году вышел новый ордонанс Долгого парламента, устанавливавший необходимость предварительного разрешения на печатание, обязательное указание имени автора и владельца типографии. Парламент обязывал книгопечатную компанию разыскивать каждую типографию, которая печатает литературу без специального разрешения, уничтожать при этом станки и рукописи, а владельца брать под стражу. В 1649 году парламент издает «Акт о неразрешенных и возмутительных книгах и памфлетах и лучшем упорядочении книгопечатания», повторявший и ужесточавший прежние запреты. Эти законы парламента отчасти были направлены на борьбу с роялистами, но они же были призваны оградить парламент от влияния идеологов и левого крыла, наиболее близких к народным массам, в частности Лильберна и Уинстенли.
Борьба против цензурных ограничений неизменно обострялась в периоды социальных потрясений, когда власть была уже не в силах контролировать полное выполнение цензурных запретов.
В 1644 году к суду был привлечен поэт и публицист Джон Мильтон (по этому поводу памфлет «Ареопагитика»). Блестяще используя приемы античной риторики, Мильтон направил основной пафос своего публицистического вступления в защиту свободы печатного слова и адресовал свою речь английскому парламенту, который он и сравнил с афинским ареопагом. Мильтон один из первых выступил против цензуры. Католическая церковь наложила оковы на духовную и культурную жизнь общества, именно она рассматривается Мильтоном как источник зла, в данном случае цензуры. Английский парламент устранил цензуру вместе со Звездной палатой. Восстановление — несправедливость (невозможно найти цензоров, способных безошибочно определить, дать ему объективную оценку). Поскольку идеи «добра и зла произрастают одновременно», человек, по мнению Мильтона, должен познать и то, и другое, чтобы научиться отличать первое от второго. Человек должен иметь возможность услышать все, что говорят другие, и сказать все, что хочет сказать сам. Джона Мильтона по праву считают основоположником буржуазной теории свободы печати. Он заложил основы идеалистического понимания принципа свободы слова, на базе которых развивалась впоследствии буржуазная наука о журналистике. Говоря о свободе печати, Мильтон имел в виду лишь «лучших людей», средний класс. Он не рассматривал требование свободы печати как абсолютное.
Партия, к которой он принадлежал, предприняла ряд мер (законы о печати), направленных в первую очередь против демократического движения левеллеров. Идеологом этого движения был Лильберн. Он развил теорию свободы печати, выдвинутую Мильтоном. Лильберн ставил требование свободы печати в один ряд с требованием уничтожения других монополий. Во-первых, монополии на торговлю и производство, во-вторых, монополии на произнесение проповедей, в-третьих, монополии печати. Как только Лильберну стало ясно, что индепенденты, захватившие власть в парламенте, не выполняют обещаний, данных народу, а используют власть только в интересах своего класса, что на смену диктатуре пресвитериан пришла диктатура индепендентов, он выступил с новым требованием («Новые цепи Англии») «устроения свободной жизни». Парламент не осуществил на деле принцип свободы печати, выдвинутый Мильтоном. Лильберн требовал от индепендентов осуществления этого принципа на деле. Лильберн предусматривал и ограничения в области свободы печати, требуя запрещения произведений, оправдывающих тиранию. Хотя предварительная цензура не была отменена, «Ареопагитика» получила европейский резонанс и сохранила значение в последующие столетия. Переводы «Ареопагитики» стали появляться в разных странах Европы в предреволюционные эпохи.
k_in_k Дата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:35 | Сообщение # 23

Генерал-майор

Группа: Модераторы

Сообщений: 389

Награды: 0

Репутация: 11

Статус: Offline

Требование свободы печати не могло быть осуществлено в ходе английской буржуазной революции и в рамках буржуазного общества вообще. Как только буржуазия сама оказывалась у кормила власти, она тут же активно начинала использовать средства ограничения действия этого принципа, направляя их как против роялистов, так и против представителей народа, шедших в своих революционных требованиях гораздо дальше и представлявших угрозу интересам буржуазии. Лидеры английской буржуазной революции заложили основы буржуазной идеологии, но решить эти проблемы ей не удалось, вернее, они получили однобокое решение. Главный вопрос – вопрос господствующего положения в обществе – английская революция решила, поэтому английская буржуазия имела основания считать, что свобода печати в Англии для неё существует. Быстрый рост количества и тиражей газет мог начаться только со сменой политического курса в стране. Такая смена произошла в 1688 году, когда династия Стюартов была свергнута и началась либерализация жизни в Англии.
Джерард Уинстенли опровергал правомочность не только власти монарха, но и власти лордов и землевладельцев, что сближало его с Руссо. Он требовал не только политического равенства, но и экономического. Его взгляды на собственность можно квалифицировать как утопический коммунизм. Причину всех бедствий он видел в частной собственности, называя её «беспокойным дьяволом». При выборе средств Уинстенли проявлял непоследовательность, надеясь на поддержку Кромвеля, которому и посвятил свой главный памфлет – «Закон свободы». В дальнейшем, идеи Уинстенли развил в период Великой французской революции Г.Бабёф.
Уинстенли был социалистом-утопистом, идеологом диггеров – самого левого движения, выражавшего интересы городской и деревенской бедноты. В своей публицистике Уинстенли приближался к идеалам и идеям нового общества, в котором все равны. В то же время представления Уинстенли об этом обществе облечены в религиозные формы. В своих памфлетах («Знамя, поднятое истинными левеллерами», «Декларация бедного угнетенного люда Англии» и других) Уинстенли активно использовал ветхозаветные и новозаветные образы.
Английская революция побудила к развитию печати – качественной и количественной. Философский аспект теории естественного права и общественного договора имеет широкое распространение. На этой теории основаны работы Руссо и Гоббса (они оказали огромное влияние на формирование мировоззрения участников буржуазных революций). Памфлетная публицистика Мильтона, Лильберна и Уинстенли. Они являлись противниками монархии и сторонниками парламента а источником власти считали народ (как и Руссо), то есть требовали политического и экономического равенства. 1641 – первый закон о контроле печати, в 1643 – новое ограничение свободы печати, в 1647 – третий запрет, 1649 – ужесточение прежних запретов. Мильтон и Лильберн выдвигают требования о свободе печати.
k_in_k Дата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:36 | Сообщение # 24

Генерал-майор

Группа: Модераторы

Сообщений: 389

Награды: 0

Репутация: 11

Статус: Offline

14. Творчество Дж. Мильтона. «Ареопагитика».
Английская буржуазная революция 17 века, результатом которой было установление в Соединенном королевстве парламентского правления, фактически привела к тому, что существовавшая до того времени цензура, если не была отменена то, во всяком случае, потеряла свое значение: книги печатались совершенно свободно, без каких - либо цензурных стеснений. 14 июня 1643 года парламентом был издан закон, согласно которому вновь устанавливалась строгая цензура: “...ни одна книга, памфлет или газета отныне не могут быть напечатаны иначе, как после предварительного просмотра и одобрения лиц или, по крайней мере, одного из лиц для того назначенных”.
Этот закон схватил за живое Джона Мильтона. Он за год написал памфлет (речь перед парламентом) “Ареопагитику”, в которой высказывал свое мнение о цензуре и цензорах. (Умный человек, пытавшийся поймать ворон, закрыв ворота своего сада. Человек рожден свободным, Бог не считает нужным держать его в постоянном детстве. Бог дал человеку право на выбор пищи для желудка и для души. Никто не имеет право отнимать его у нас, т.к. оно даровано свыше. Для глупца нет различия между хорошей книгой и дурной).
Джон Мильтон – поэт, общественный деятель, известный публицист, живший в Англии в период становления буржуазного общества. Мильтон оказался в гуще революции с самого её начала. Политические памфлеты выдвинули его в число первых идеологов революции. В 1644 году Джон Мильтон был привлечен к суду. Его обвинила в нарушении закона о предварительной цензуре компания книгопродавцов. По этому поводу был написан памфлет «Ареопагитика», построенный как обращение к членам парламента. За образец он взял «Логос ареопагитикос» – речь античного оратора Исократа, обращенную к высшему законодательному органу Афин. Блестяще используя приемы античной риторики, Мильтон направил основной пафос своего публицистического вступления в защиту свободы печатного слова и адресовал свою речь английскому парламенту, который он и сравнил с афинским ареопагом. Мильтон один из первых выступил против цензуры. Обращаясь к истории, он указывает, что впервые закон о цензуре был издан папской курией. Ранее история не знала аналогичных законодательств. Католическая церковь наложила оковы на духовную и культурную жизнь общества, именно она рассматривается Мильтоном как источник зла, в данном случае цензуры.
Хотя предварительная цензура не была отменена ни во времена английской революции, ни в правлении Кромвеля, ни в период Реставрации, «Ареопагитика» получила европейский резонанс и сохранила значение в последующие столетия. Переводы «Ареопагитики» стали появляться в разных странах Европы в предреволюционные эпохи. Так, накануне Великой французской революции «Ареопагитику» перевел и издал граф Мирабо.
В 1644 году он написал памфлет “Ареопагитика”, чтобы выступить перед парламентом для отмены цензуры. Это его основная работа за всю жизнь. Также Мильтон написал “Иконоборец”, “Защита английского народа”. Знамениты и его поэмы “Потерянный рай”, “Возвращенный рай”, “История Британии”, а также, трагедия “Самсон-борец”.
k_in_k Дата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:40 | Сообщение # 25

Генерал-майор

Группа: Модераторы

Сообщений: 389

Награды: 0

Репутация: 11

Статус: Offline

“Ареопагитика” Мильтона доказывает бесполезность цензуры. “Цензура бесполезна, цензура вредна, цензура унижает человеческое достоинство”. Вот основная мысль “Ареопагитики”. Мильтон приводит массу толкований по этому поводу. Если цензура и будет действовать против “соблазнительных революционных и клеветнических книг”, т.е. ставит своей целью улучшение нравов, “то должны поступать так же и со всеми увеселениями и забавами, - со всем , что доставляет человеку наслаждение”. Принести пользу могут только “...не принудительные законы добродетельного воспитания, религиозной или гражданской культуры...”. Цензорами должны быть люди выше среднего уровня. Где отыскать людей, которые будут тратить своё время на подобные занятия? Никто, кроме расточителей своего времени. А если это так, то легко представить себе этих людей: “то будут люди невежественные, властные и нерадивые”. Цензоры будут выедать из книг все то, что не соответствует их невежественному пониманию, или даже подвергать книги уничтожению. Здесь Мильтон опирается на то, что образованный человек, умный, с высокими идеалами не будет тратить своё драгоценное время на то, чтобы убирать из книг какие-либо мысли. Еще один важный момент в “Ареопагитике” - неизбежность столкновения цензуры с культурой. Цензура непременно встает на пути самой истины, замедляя и затрудняя доступ этого самого драгоценного товара. “Цензура приносит вред даже тем, что запрещает вредные книги”. Мильтон хочет сказать, что человек должен быть сам для себя цензором, уметь отличать хорошее от плохого. Как уже говорилось, цензоры должны быть непогрешимыми, чтобы исполнять своё прямое назначение, однако по каким параметрам государство выбирает цензоров не очень ясно. “Государство может управлять мной, но не критиковать меня; оно так же легко может ошибаться в цензоре, как цензор в авторе”. Дионисий: “Читай всякие книги, которые попадут в твои руки, ибо ты можешь сам все правильно обсудить и исследовать”

Последствия ограничения свободы слова почувствовали на себе не только монархисты, но и деятели оппозиции, не сумевшие найти общего языка с новой властью. Лидер левеллеров Джон Лильберн в памфлете «Вторая часть Новых цепей Англии, или Печальное представление о ненадежном и опасном положении республики» (1649) был вынужден констатировать, что пришедшие к власти военные «прежде всего строгими мерами заставили замолчать печать; далее они обрушились на нас клеветой и всякого рода ложными доносами, какие только могла изобрести их злоба против нас <...> Правящие офицеры говорят о свободе, но какая это свобода, если они заставили замолчать печать, которая по праву является и считается у всех свободных народов самым существенным признаком свободы?».

К 1656 г., когда Кромвель восстановил цензурные ограничения в полном объеме, в Англии издавались только две официальные газеты – «Mercurius Politicus» и «Weekly Intelligencer of the Commonwealth» («Еженедельный справочник Содружества»), причем обе редактировал Нидхэм. Любопытно отметить, что первые образцы рекламы в английской периодике можно обнаружить именно в газете Нидхэма. В сентябрьском номере «Mercurius Politicus» за 1658 г. можно было прочитать, что «особенный, рекомендуемый всеми врачами китайский чай, называемый китайцами «тшеа», другими народами – «тэй» или «тии» – можно получить».

Реставрация ухудшила положение английской прессы. Установленный Карлом II «Акт о печати» (1662) носил еще более жесткий характер, а необходимость его введения объяснялась «общей распущенностью последних времен, когда многие злонамеренные лица осмеливались печатать и распространять книги еретические и мятежного содержания». В стране вновь выходили всего две официальные газеты – «The Intelligencer» и «The News», только их редактором-издателем отныне был убежденный монархист Роджер Л'Эстранж, совмещавший журналистскую деятельность с обязанностями главного цензора Англии.

Ситуация немного изменилась, как ни странно, благодаря Великой чуме 1665 г. Спасаясь от чумы, осенью Карл II со своим двором переехал в Оксфорд. Находясь вдали от Лондона, он и его окружение желали получать новости, но боялись брать в руки газеты Л'Эстранжа. Исходя из этих соображений, университетскому типографу Леонарду Литчфелду было приказано издавать новую газету. 14 ноября 1665 г. вышел первый номер «The Oxford Gazette» («Оксфордская газета»), которая затем выходила в течение 11 недель по понедельникам и четвергам. Нововведением стала двухколоночная верстка и непривычная информационная насыщенность – на двух страницах «The Oxford Gazette» содержалось больше информации, чем в двух газетах Л'Эстранжа.

«The Oxford Gazette» с ее акцентом на беспристрастную подачу информации и с отказом от полемического пафоса быстро стала серьезным конкурентом двум прежним официальным газетам, особенно после переезда короля в Лондон, когда газеты возглавил Томас Ньюком, а название поменялось на «The London Gazette» («Лондонская газета»). Первый выпуск «The London Gazette», с сохраненной прежней нумерацией (№ 24), появился 5 февраля 1666 г. и продолжается до сих пор, что делает «The London Gazette» самой старой из ныне действующих газет Европы.

Предварительная цензура исчезла в Англии только после «Славной революции» 1688 г. В 1689 г. был принят «Билль о правах», а в 1794 г. было отменено, а точнее не продлено, действие «Закона о цензуре», введенного Яковом II в 1685 г. Положительные последствия отмены предварительной цензуры сказались не сразу, но, как подметил Томас Маколей, нападки на короля и его окружение во вторую половину правления Вильгельма III были гораздо менее резкими, нежели в первую. Это свидетельствовало о том, что политическая пресса стала постепенно привыкать к свободе слова.

Маколей писал, что «привычка писать против правительства сама по себе имеет вредное влияние. Ибо у тех, кто привык писать против правительства, входит в привычку нарушение закона; а привычка нарушать хотя бы и бессмысленный закон способна развивать в людях полнейшее беззаконие. Как бы ни был нелеп таможенный тариф, контрабандист есть все-таки мошенник».

В целом же, к характерным чертам первых европейских газет можно отнести недолговечность их существования, зависимость от официальных властей и, как следствие, чисто информационный, неполитизированный характер этих изданий. Тиражи колебались от 200 до 1500 экз.

По мере становления газетной периодики в Европе наметилась тенденция к изменению как внешнего облика газет, так и их содержания. В названиях многих газет появляются указания на место издания, как, например, «The London Informer». Первые страницы иллюстрировались виньетками, заставками, эмблемами или портретами августейших особ (хотя собственно газетная иллюстрация, карикатура и сатирическая графика относятся только к началу XVIII в.). В левом углу первой страницы размещались аннотации статей; там же ставилась дата. В 1660-е гг. отмечены новшества в верстке материала, и газетный текст стал делиться на две колонки. К середине XVII столетия в газетах появилась реклама, ставшая впоследствии неотъемлемой частью газетного бизнеса, а в 1673 г. в Гамбурге можно было встретить газету «Hamburger Relations Courien» («Гамбургский ведомостный курьер»), состоящую из одних объявлений.

Первой ежедневной газетой в Европе стала «Einkommende Zeitung» («Приходящая газета»), которая увидела свет в 1650 г. в Лейпциге. По другим данным, первая ежедневная газета появилась также в Лейпциге, но в 1660 г. Ее издавал Тимотеус Рицше под названием «Neulaufende Nachricht von Kriegs – und Weltthaendeln» («Пришедшие новости о военных и мировых делах»). В Англии первая ежедневная газета «The Daily Courant» («Ежедневные куранты») стала выходить лишь в 1702 г., во Франции «Journal de Paris» («Парижская газета») – в 1777 г., в Италии «Gazzetta di Genova» («Генуэзская газета») – в 1798 г.

Условия появления первых европейских журналов в первую очередь определялись созданием в XVII в. интеллектуальной среды, вошедшей в историю под названием «La Republique des Lettres» («Республика литераторов», или «Республика ученых»). Это понятие отразило новую форму общения европейских интеллектуалов, ориентированных на антисхоластические методы познания. Это своего рода интернациональное «братство литераторов», объединенных задачей поиска истины в «невидимые колледжи», свободные от теологических догм. Помимо личных встреч, члены «La Republique des Lettres» нуждались в научной переписке, без которой трудно себе представить духовную жизнь Европы этого периода.

Переписка эта была иного свойства, нежели эпистолярное наследие античности, средневековья или Ренессанса. «Каждый, стремящийся к знанию, должен был ориентироваться теперь не на Учителя и его интерпретаторов, т.е. не на готовое знание, а на самого себя и на других как равноценных (в смысле равного их участия в формировании нового знания) личностей». Стали создаваться научные общества, способные к привлечению и аккумулированию средств на издания (в том числе и периодические).

Слово «журнал» восходит к латинскому «diurnalis» («ежедневный»), что напоминает «acta diurna» Юлия Цезаря. Особенность первых европейских журналов – преимущественно научная ориентация. Научная переписка вовлекла в коммуникацию большое число участников. Информационно-пропагандистские возможности периодического издания были несоизмеримо выше.

Первый европейский журнал – «Journal des Savants» («Журнал ученых», 1665–1828) – был создан по инициативе французского министра финансов Жана-Батиста Кольбера, которого часто сравнивают с кардиналом Ришелье. Кольбер задумал периодическое издание, которое бы освещало научные, критические и литературные проблемы, стоящие перед интеллектуальной элитой Европы.

Билль о правах и свобода печати в Англии.“Билль о правах” принят парламентом в октябре 1689 в результате “Славной революции” 1688 - ограничивает права короны, ведет к переходу к парламентской монархии. Полное название - “Акт декларирующий права и свободы поданных и устанавливающий преемственность престола. Установил ряд конституционных ограничений королевских прав, позволявших крупной буржуазии и землевладельцам диктовать короне свою политику. Согласно '' Б. о П. '' без согласия парламента король не имел права издавать, отменять, ограничивать действия законов, также запрещался сбор денег на нужды короны без санкции парламента. Запрещалось содержание армии в мирное время, были ликвидированы особые суды по церк. и др. делам ('' Звездная Палата'' и ''Высокая Комиссия ''). '' Б. о. П. '' право подачи петиций свободы парламентских дебатов и выборов в пар-т ( для аристок-ии и бурж. )сделал первые шаги к компромиссу круп. бурж. И дворянства. Свобода слова была провозглашена как право ( никто не может преостановить - она регулируется парл-ом. Наряду с '' Декл. Прав чел-ка '' и первой поправкой к Конст-и США ''Б. о. П.'' играл огромную роль для свободы и норм. функционирования печати того времени. В период англ. бурж. рев. Все классы общества вовлечены в идейно-полит. борьбу. В неё родились основные общ. Теории того времени. Борьба, которая велась между королём и парл., парл. и народом отражалась столкновениями на стр. печ. изданий. В англ. публи-ке отражались все основные аспекты бурж. рев. Публ-ка была рупором идеологов рев-ии. Они оценили роль печатного слова для формирования общ. мнения. Развив. Англ. жур. участвуя в рев. боролась за своё право на существование и своб. печати. (эта борьба проходила в условиях борьбы против кор. монополий на печать. Освобождение от королевской монополии давало большую свободу прессе, но все видные деятели рев. выделяли свои взгляды на свободу прессы. Не Мильтон не Лильберн не рассматривали св. печати как нечто абсолютное. (Мильтон признавал необходимость ограничения для папистских сочинений и клеветнических изданий. А Лильберн выдвигал ограничения на свободу слова для роялистов т.к. протиранические издания не имеют право на существование. Памфлетная пуб-ка стала мощнейшим оружием во время англ. рев. во многом предопределившем исход рев. и несмотря на то, что жур-ка не была тогда столь мощной как сейчас её роль в рев. трудно переоценить. 25. Джон Лильберн (1615-1656)Левеллер (“уравнители” - интересы мелкой буржуазии, за широкое избирательное право, отмену монополий, свободу печати, торговли и произнесения проповедей; в 1647 году левеллеры стали самостоятельными от индепендентов (интересы торгово-промышленной буржуазии; со временем стали консервативны)), оппозиция власти, пропагандист демократизации.1637 - первый арест за контрабанду запрещенного произведения.(Вообще, многие памфлеты писал в тюрьме, по-моему, даже газету издавал в заключении, но это непроверенная информация)1640 - Долгий парламент освобождает Лильберна.1645 - Памфлет, критикующий новую власть (= “новую тиранию”). В этом памфлете - требовал ежегодного выбора парламента и отмены системы обложения. - “Защита прирожденного права Англии” - против цензуры и монополии государства на печать, произнесение проповедей и любое другое массовое воздействие на неокрепшую психику англичан.Несколько раз его сажают и освобождают.1646 - Посадили за два памфлета (“Защита свободы свободного человека” и “Неоправданная поспешная клевета”), в которых как всегда критика, призывы к народу, к армии. Через какое-то время выпустили.1649 - “Новые цепи Англии” (посадили) - “Защита законных основных прав английского народа”. На этот раз его принудили уехать в Голландию, где он оказался обречен на нищенское существование, затем ослеп (в юности много писал и читал в темноте), умер в Англии. 26. Джерольд Уинстенли.Идеолог диггеров (“копатели” - наиболее радикальные - выступали за отмену частной собственности (уравнительный коммунизм)). Особо интересовался вопросом королевской власти: считал ее незаконной, о чем говорил в памфлетах. В своих произведениях выступал от лица народа, считал, что землей надо распоряжаться свободно - был категорически против частной собственности на землю.В 1649 году сформировал движение и осуществил первый захват земель.По Уинстенли, истинная свобода - в свободном пользовании землей.“Закон свободы” - социальная утопия, вершина соц. Мысли 17 века.1. Рисует идеальное общество не в виде несбыточной мечты, а в виде общественного строя, который может быть немедленно учрежден в современной автору Англии.2. Система Уинстенли - единственная из утопий 16 - 18 вв., в которой этот строй предстает как вывод из анализа современных автору экономических и социальных процессов, как конечная цель того общественного переворота, который произошел в Англии 40-х годов 17 века.3. Социально-политическая актуальность, историческая конкретность в изображении идеального строя - республика “общего блага”.“З.С.” - принципиально новая страница в истории утопического социализма по сравнению с утопией Мора.