регистрация / вход

Развитие понятия информации в теории журналистики

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ .3

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.........................................................................................................................................................3

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ИНФОРМАЦИИ.......6

1.1. Социальная информация.........................................................................................................................6

1.2. Журналистская информация.....................................................................................11

2. РАЗВИТИЕ ИНФОРМАЦИИ КАК МАССОВОЙ В ЖУРНАЛИСТИКЕ.......18

2.1. Массовая информация............................................................................................................................18

2.2. Три этапа массово-информационного процесса............................................................................21

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...............................................................................................................................................25

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ...................................................................................27

ВВЕДЕНИЕ

Тема данной работы «Развитие понятия информации в теории журналистики» очень интересна и актуальна для рассмотрения.

Все содержание журналистики выражается и передается аудито­ рии в виде информации. Ее несут в себе литературные тексты и ре­портерские фотографии, магнитофонные записи на радио и телеви­ зионное изображение, графическое оформление газетных полос и музыкальные позывные популярной радиопередачи. В известном смысле вся журналистская деятельность является информационным процессом.

В некоторых учебных пособиях, особенно изданных несколько десятилетий назад, встречаются утверждения о том, что понятие «информация», говорит само за себя: инфор­мировать – значит, сообщать. В действительности дело обстоит со­всем не так просто. Профессиональный журналистский термин «ин­формация» не укладывается в понятийный аппарат целого ряда наук, каждая из которых имеет свой угол зрения на общий предмет изуче­ния. Это относится, например, к математике и лингвистике, биоло­гии и семиотике и т.д.

Перво­начально она охватывала только сведения, передаваемые людьми. С середины XX в. информация описывается как понятие, отражаю­щее обмен сведениями между людьми, человеком и автоматом, авто­матом и автоматом; обмен сигналами в животном и растительном мире; передачу признаков от клетки к клетке, от организма к организ­му. Так это понятие преподносится в энциклопедических словарях.

Человеку свойственно повышенное внимание к производству и переработке информации. В современном обществе разрабатывают­ся специальные научные дисциплины, занимающиеся различными аспектами информационного процесса (теория информации, киберне­тика и др.), им посвящены изыскания крупных отечественных и за­рубежных ученых. Все более широкую известность завоевывает но­вая «наука наук» – информациология. С точки зрения ее создателей, не столько бытие определяет сознание (один из фундаментальных философских постулатов), сколько сознание в форме информации определяет мир. Соответственно возникает задача создать единый информационно-мысленный язык, которому предстоит стать основ­ным языком мирового сообщества. Среди направле­ний развития информациологии называются, помимо прочего, жур­ налистика, радио, телевидение, издательская деятельность. [12, с. 95]

Существует несколько подходов к анализу информации, в част­ ности, статистический и смысловой. В первом случае главным объек­ том внимания является не столько содержание фактов, сколько коли­чество сигналов, знаков. Такой подход характерен для теории инфор­ мации и развившейся на ее основе кибернетики. Как отмечается по этому поводу в энциклопедии Britannica , базовой идеей служит мысль о том, что информацию в значительной мере можно измерять как физическую величину (количественно), подобно массе или энергии.

Именно журналистика дает чрезвычайно удобный материал для математико-статистического изучения. Ее продукция закодирована в стандартных знаковых сим­волах, профессиональные единицы объема публикаций имеют экви­валенты в измерительной системе информатики и кибернетики. Для журналистики измерение объема сообще­ний и увеличение емкости канала коммуникации имеют важное прак­тическое значение. Так, огромный выигрыш в оперативности сулит прессе переход на более мощные носители информации. Оптическое волокно способно передавать в тысячу раз больше разговоров, чем медные провода, а луч лазера несет в себе миллионы телефонных диалогов одновременно. Но статистический подход – не единствен­но возможный при оценке публикуемых произведений. Ведь он уравнивает газетный лист и память кассового аппарата, применяемого в торговле, подборку элементарных заметок и сложную проблемную статью, принципиальное и идейно беспомощное сочинения.

Человек оценивает прежде всего смысл и значение происходяще­го в окружающей его действительности. Смысловая информация со­ставляет основу общения между людьми: обмена идеями, опытом, эмоциями, продуктами интеллектуальной деятельности.

Цель данной работы рассмотреть развитие понятия информации в теории журналистики.

Исходя из цели поставлены следующие задачи:

• изучить социальную информацию;

• проанализировать ж урналистскую информацию;

• рассмотреть массовую информацию;

• охарактеризовать три этапа массово-информационного процесса.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ИНФОРМАЦИИ

1.1. Социальная информация

Ни один человек не может приобре­сти необходимые ему знания о мире, опираясь только на свой непо­средственный опыт. Для всесторонней ориентации индивида, кол­лектива или общества в целом служат сведения, накопленные чело­вечеством за всю его долгую историю и непрерывно пополняемые сегодня. Информация, возникающая в процессе освоения мира людь­ми, является социальной.

Поскольку на человеке всегда лежит отпечаток общественных ус­ловий жизни, то и социальная информация отражает отношения и представления, бытующие в обществе, его противоречия и пробле­мы. Само слово «социальный» буквально означает «общественный». Лица, группы, классы занимают различное положение в матери­альном производстве и общественной структуре в целом. Отсюда – существенные различия в отношении к информации, возникающие между представителями тех или иных социальных слоев и групп.

Итак, социальная информация производится в процессе человечес­кой деятельности, отражает факты с точки зрения их общественной значимости и служит для общения между людьми и достижения ими своих целей, обусловленных их социальным положением.

На рубеже тысячелетий много говорится об информационном взрыве. К тому моменту, когда ребенок, родившийся в 1980-е годы, окончил институт, поток сообщений в окружающем его мире возрос в 4 раза, через 50 лет он должен увеличиться в 32 раза. Этот процесс естествен для развития цивилизации. Он, конечно, объясняется не тем, что активизировались силы природы, а тем, что усиливается познающая и преобразующая деятельность человека, совершенству­ются средства и способы передачи сообщений, а производство и рас­пространение информации превратилось в преуспевающую отрасль экономики. По данным ЮНЕСКО, спады, которые время от времени переживают традиционные секторы бизнеса, в передовых странах не 80 затрагивают рынок информации и коммуникаций: инвестиции в него год от года растут рекордными темпами. Добавим, что эти тенденции складываются не случайно, а как за­кономерность, охватывающая жизнь всего человеческого рода. Мир вступил в стадию развития, которую специалисты, а вслед за ними и журналисты стали называть информационным обществом. У этого понятия нет общепризнанного определения. Однако по поводу глав­ных его признаков взгляды ученых сходятся. Во-первых, информа­ция превращается в главный и самый ценный ресурс социального про­гресса, в то время как господствовавшие прежде ресурсы (природные, людские, технические, энергетические) теряют былое решающее значе­ние. Во-вторых, информационная деятельность становится ведущим видом социальной практики, широкие слои населения получают до­ступ к мировым информационным ресурсам и активно используют их в своих интересах. В-третьих, бурно развивается техническая и технологическая база информационных процессов. Теперь уже не природные богатства или размеры страны составляют основной залог ее влияния в мире, а владение информацией и средствами ее приобрете­ния. Соответственно мощь государств (в том числе в военной области) измеряется величиной и разнообразием их информационных «арсена­лов». Одним из главных показателей мощи служит насыщенность стра­ны новыми технологиями связи. В мировой практике принято оцени­вать ее по количеству компьютеров, мобильных и обычных телефонов, телевизоров и других подобных технических средств на 1000 жителей. [12, с. 74]

Разнообразные сравнительные исследования такого рода проводятся ежегодно. Так, в начале 2000-х годов сайт CNews.ru, со ссылкой на амери­канскую корпорацию IBM и британский журнал «The Economist», сооб­щил, что мировыми лидерами по использованию веб-технологий стали скандинавские страны: Дания, Швеция, Норвегия и Финляндия. Любо­пытно, что в первую пятерку вошла также Великобритания, которая ранее не занимала столь высоких мест, но из числа лидеров «выпали» США, которые прежде всегда оказывались впереди.

Высоко поднялись некото­рые малые государства – Сингапур, Гонконг и др. Россия же оказалась в числе стран, уровень которых понизился: она заняла 55 место, уступив, например, Перу, Японии, Австралии.

Данные подобных исследований свидетельствуют о неравномер­ности распределения информационных технологий. Есть государ­ства, которые почти по всем показателям занимают верхние строчки списков. Но есть и такие, где преимущественное развитие получил один какой-либо вид технологии, но сравнительно медленно внедряются другие. Так, Францию с известной долей условности можно назвать «телевизионной» страной, а Исландию – «Интернетской».

Еще важнее понять, что насыщенность страны новейшими средствами связи совсем не зеркально точно отражает действительный уровень ее экономического потенциала, благосостояния граждан и роли в совре­менном мире. Например, Германия, Италия, Япония не ходят в числе лидеров, однако это, без сомнения, крупнейшие и чрезвычайно влия­тельные державы. Перед нами, таким образом, еще один аргумент в пользу социально-философского тезиса о том, что информационное общество – это «гораздо более широкое понятие, чем представляемое сегодня в западных, да и в российских исследованиях как только тех­нологический прорыв в глобальных информационных сетях».

Многие исследователи уже отказываются от преувеличенных на­дежд на решение проблем человечества с опорой на компьютериза­цию. Они, во-первых, отмечают, что важен не сам по себе поток сооб­щений, а социальные результаты их распространения и использова­ния. Поэтому все чаще новую стадию развития цивилизации называют не информационной эпохой, а обществом знаний. Во-вто­рых, обнаруживается, что в теоретической конструкции информаци­онного общества или даже общества знаний довольно много допущений. Например, столь важная проблема, как зависимость от энергетических ресурсов, остается нерешенной и в данной концепции. Кроме того, сомневаться во всесилии этой концепции информационного общества побуждает информационное неравенство стран и регио­нов. Сегодня оно повторяет все линии раскола, которые сложились в прежнем обществе – так называемом индустриальном. Цифровое неравенство – это новая форма существовавшей прежде социальной несправедливости, возникающей в результате неодинаковых эконо­мических условий доступа к материальным ресурсам. [8, с. 102]

В других сферах жизнедеятельности человека, например, в духовной, художественной, в сфере межлично­стного общения компьютеризация играет скорее декоративную, чем сущностную роль».

Таким образом, опыт еще раз убеждает, что научные и техниче­ские достижения нельзя рассматривать в изоляции от природных и социальных условий, в которых они возникают, а также от духовных ценностей. Мировое сообщество все пристальнее всматривается в пер­спективы развития информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) и все более ответственно оценивает их с точки зрения гумани­стических идеалов. В этом отношении показательна Декларация прин­ципов «Построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии», принятая на Всемирной встрече на высшем уровне по вопросам информационного общества в 2003 г. Воспроиз­ведем некоторые ее положения.

«Мы сознаем, что образование, знания, информация и общение со­ставляют основу развития, инициативности и благополучия человеческой личности. Наряду с этим информационные и коммуникативные техноло­гии (ИКТ) оказывают огромное влияние практически на все аспекты на­шей жизни».

«Мы сознаем, что ИКТ следует рассматривать как инструмент, а не как самоцель. При благоприятных условиях эти технологии способны стать мощным инструментом повышения производительности, экономического роста, создания новых рабочих мест и расширения возможностей трудоуст­ройства, а также повышения качества жизни для всех. Они также могут содействовать ведению диалога между народами, странами и цивилиза­циями».

Статья Декларации, посвященная СМИ, рассматривает свободу ис­кать, получать, передавать и использовать информацию в свете ясно обо­значенной цели – для создания, накопления и распространения знаний; свобода с таким смысловым содержанием «имеет существенное значение для информационного общества».

В свою очередь и будущее журналистики напрямую зависит от того, каким содержанием нагружается понятие социальной инфор­мации. Причем здесь действует не столько стихия «естественного», неуправляемого процесса, сколько сознательный выбор той или иной модели прессы.

Рассмотрим возможные варианты понимания инфор­мации и основанные на них версии журналистики будущего.

Информация как собственность, товар (в соответствии с зако­ном РФ «Об информации, информатизации и защите информации») порождает «парную» ей предпринимательскую журналистику, для которой экономическая выгода является целью всей деятельности и главным ее двигателем.

Информация как сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах (согласно тому же закону) воплощается в жур­налистике, представляющей собой поток фрагментарных фактоло­гических сообщений («голые факты»), все возрастающих количеством и потому затрудняющих человеку ориентацию в окружающей дей­ствительности. Облегчить ориентацию помог бы анализ «сырых» данных, но тогда это будут уже не просто сведения, а полученное на их основе знание.

Информация как порождение бурно прогрессирующей техники и информационно-коммуникативных технологий побуждает рас­сматривать журналистику исключительно в системе массовых ком­муникаций, где циркулируют так называемые информационные про­дукты, но не плоды творческой познавательной и духовно-созида­тельной деятельности человека.

Информация как знание, т.е. систематизированное отражение свойств объективной действительности, соотносится с журнали­стикой размышлений, анализа, поиска взаимосвязей между разроз­ненными фактами. Пресса выступает в качестве средства познания мира и орудия самопознания в руках общества и человека.

Информация как явление духовной жизни, как «приращение» интеллектуального и нравственного потенциала человека наполняет собой такую журналистику, которая выражает и усиливает этот потенциал – на уровне отдельной личности, нации, той или иной цивилизации и т.п. В данном понимании она тесно взаимодействует наукой, художественным творчеством, моральной сферой культуры. В действительности все названные качества информации (а также и другие, не названные нами) так или иначе проявляются в прессе. Социальная практика вообще не знает стерильно чистых образ­ов, в ней, как правило, смешиваются разнородные черты одного и того же явления. Тем не менее всегда находится господствующая тенденция, которую и предстоит выбирать «конструкторам» журналистики будущего».

1.2. Журналистская информация

Различные сферы общественной жизни поставляют своеобразные по содержанию и значимости фак­ты. В соответствии с делением общества на сферы деятельности вы­деляется несколько видов информации: экономическая, политическая, техническая, духовная, военная, торговая, научная и др. Все они не­обходимы для нормального функционирования и развития обще­ственного организма, и их не нужно сравнивать между собой по сте­пени важности. Ведь торговля не может заместить науку, а экономи­ка – духовное творчество.

Несомненно, что журналистская информация является социаль­ ной. Более того, по степени своей значимости и распространенности она, может быть, «самая социальная». Неслучайно в США в 1990-е оды открылся музей новостей, который обошелся в несколько миллионов долларов. Но к какому тематическому виду ее отнести? В прессе публикуются и экономические, и научные, и политические, и прочие известия. Если ограничиться утверждением о тематической пестроте, то исчезнет критерий смысловой значимости публикуемых материалов. В самом деле, почему иногда спортивные новости выносятся на первые полосы газет, тогда как обычное их место – на последней? Почему об одних встречах президента говорится подробно, а о других – короткой строкой? Почему некоторые сообщения о «плохих» событиях профессионалы и аудитория считают хорошей репортерской работой? Особенности прессовых сообщений надо искать в других измерениях, не связанных напрямую с тематикой. Основная особенность журналистской информации заключается в том, что ее социальная, «человеческая» сущность предстает подчеркнуто ярко, выпукло, зачастую доводится до обострения идейных политических противоречий. Это относится ко всем тематическим направлениям публикаций. Уже в 30-х годах прошлого столетия исследователям прессы было ясно, что «новость – чисто общественная категория. Сам по себе факт новостью не является... Как отец вне отношения к сыну есть просто человек, так и факт вне отношения к читателю и к другому факту есть просто событие». [6, с. 90]

На журналистику распространяются все требования, которые предъявляются к социальной информации. Это касается и полезно­сти, и общественной значимости материалов. Но в деятельности прес­сы идеологическое и управленческое начала переплетаются нерас­торжимо, они просто не существуют друг без друга. В науке принято говорить о духовно-практической природе журналистского творче­ства – именно так, одним сложным словом обозначается единство двух названных начал. Поэтому предлагаемое далее разделение на две группы черт, присущих журналистской информации, носит в зна­чительной мере условный, систематизирующий характер.

В духовном отношении она характеризуется идейной насыщен­ ностью и заостренностью. В прессе особенно важно бывает добиться, чтобы аудитория усвоила определенные идеи, взгляды, нравствен­ные, политические или иные ценности, находящиеся, как правило, в тесной связи с текущими событиями. Этим пресса отличается от та­ких институтов воспитания, как семья и школа, ориентированных на общее развитие личности. Впрочем, любое выступление от первого лица несет в себе явную или косвенную оценку. Вот тому пример. В своем романе «Бесы» Ф. Достоевский заявляет: «Как хроникер, я ограничиваюсь лишь тем, что представляю события в точном виде... и не виноват, если они покажутся невероятными». Но всякий, кто читал роман, знает, что трудно выстроить более пристрастное, идео­логически напряженное произведение, чем «Бесы». Про журналис­тику еще определеннее, чем про литературу, можно сказать, что она служит как бы увеличительным стеклом при выражении социальных взглядов, эмоций и суждений, даже если оценочность тщательно мас­кируется под объективность. Соответственно идеологизируются и от­ношения, которые складываются вокруг и по поводу СМИ.

Однако уже при изучении данной темы надо обратить вни­мание на то, что его нельзя понимать как простой и «плоский». С одной стороны, любое исходящее от человека сообщение о соци­альных явлениях принципиально не может существовать без какого-либо «следа» взаимоотношений между людьми. С другой стороны, неизбежная окрашенность журналистских текстов совсем не обяза­тельно выражается в грубой тенденциозности, подмене факта его субъективной трактовкой. Мастерство и честность публициста как раз и проявляются, кроме прочего, в умении соединить достоверность сообщения с его личностной интерпретацией.


Материалы печати, телевидения и радио подчеркнуто актуаль­ ны. Это качество иногда ошибочно смешивают с оперативностью, т.е. с быстротой реакции на события. Но актуальность выражается не просто в скорости передачи сообщений. Не обходить острых тем, не бояться затрагивать так называемые трудные вопросы, возникаю­щие у населения, – вот ее суть. Далее, слово прессы обращено к мас­совой аудитории – и в этом его отличие, например, от устного обще­ния, более характерного для межличностной коммуникации. Подсчи­тано, что автор публикации в общенациональной газете обращается к такой аудитории, с которой он смог бы пообщаться только за 250 – 300 лет устных выступлений. В данной связи возникают своеобраз­ные требования профессионально-творческого порядка. Хороший журналист владеет искусством излагать любые, самые сложные темы доходчиво, популярно. Ведь среди его читателей и слушателей есть и профессор, и крестьянин, и домохозяйка, и государственный деятель.

В социально-управленческом отношении журналистскую ин­формацию характеризует прежде всего документализм в отражении действительности. Имеется в виду и неизменная опора на факты, и точность в отображении явлений, тенденций общественного разви­тия – достоверность той панорамы современности, которую рисует пресса. С точки зрения методики труда данное качество имеет перво­степенную важность. «Цитаты. Цифры. Факты и фактоиды... Жур­налист без фактов, как калека без костыля... Самому себе не верит без фактов и фактоидов», – такой автопортрет нарисовал ветеран газе­ты «Известия» Ст. Кондратов. [5, с. 115]

В связи с тем, что многих студентов привело в журналистику ув­лечение литературным творчеством, надо провести отчетливую гра­ницу между репортерским и художническим подходами к сбору фак­тов. В рассказе о зарубежной командировке писатель Д. Гранин вспо­минал, что вместе с ним путешествовала опытная журналистка. Она постоянно вела записи в своем блокноте и впоследствии на их основе издала документальную книгу. Сам Гранин «начисто забыл многие важные сведения и факты»: его интересовало лишь то, что осталось в памяти, не воспоминания, а образ увиденного. Но если расчет на па­мять сам по себе не является для корреспондента предосудительным поступком, то искажение действительности в угоду авторской фан­тазии идет вразрез с законами и этикой журналистики. Из уст кино­режиссера С. Соловьева, снявшего фильм о Тургеневе, не странно слышать следующие признания: «Я был во французском имении Тур­генева, и оно на меня не произвело ни малейшего впечатления. В Че­хии мы нашли куда более убедительное для легенды место». Для кор­респондента подобное сочинение «легенд» приравнивается к профессиональному греху.

Печать оперативна, что дает ей возможность познавать мир в про­цессе развития социальной практики, находиться в самой гуще собы­тий. Репортеры нередко указывают дорогу и объекты внимания спе­циалистам, ученым, художникам, способным более обстоятельно ра­зобраться в новых явлениях. Индикатором оперативности служит использование в текстах СМИ таких слов, как «вчера», «сегодня» и «завтра». Поэтому, в частности, многие деловые люди начинают ра­бочий день с того, что просматривают свежую прессу и знакомятся с выпусками новостей по радио или телевидению.


Журналистике присуща особая краткость материалов. Эконом­ное использование площади и времени обусловлено и технологией производства информационной продукции, где строго задаются фор­маты публикаций, и дороговизной каждой строки или секунды веща­ния, и, что особенно важно учитывать, способом потребления мате­риалов СМИ. «Это не роман – места мало, времени мало, читают на ходу», – так писатель В. Шукшин определял жанровое своеобразие рассказа. Но рядом с прессой даже небольшой литературный рассказ выглядит как «роман». Особенно жесткие ограничения существуют на радио, где долгий текст обречен на падение интереса и внимания публики. «В "Последних известиях" две минуты это подвал в газете, четыре минуты – полоса», – образно говорил создатель радиопро­граммы «Маяк» Ю. Летунов. Иначе невозможно добиться темати­ческой универсальности каждого выпуска и отразить в нем весь мир.

Одновременно журналистика отличается аналитичностью взгля­да на события. В усилении исследовательского начала заключен важ­ный резерв повышения эффективности и влиятельности современ­ной прессы. На журналисте лежит огромная ответственность за вер­ное осмысление и точную систематизацию, трактовку лавины разнообразных фактов. К ней в полной мере относятся слова писате­ля Л. Леонова, который как-то заметил, что литераторам надо инте­ресоваться наукой, учиться у нее точности мысли и языка, ведь каж­дое произведение – это «операция на мозге». Проникновению в глу­бину явлений способствует регулярность прессовой информации. Изо дня в день пополняя знания и представления аудитории по вопросам ее бытия, журналисты дают ей комплексное видение предметов об­щественного интереса, помогают ощущать ее причастность к огром­ному социальному миру. Неслучайно, например, один из видных по­литиков современности Дж. Андреотти в течение сорока лет вел персональную колонку в итальянской газете «Эуропео», несмотря на занятость государственными делами: регулярное обращение к чита­телям незаменимо по силе своего воздействия.

Многоплановые характеристики прессовой информации совме­щаются благодаря профессиональному мастерству работников ре­дакций. Нельзя понять специфику и социальную значимость журна­листики, если не учитывать, что это творческий процесс, во многом близкий к труду литератора, кинематографиста, ученого, создающих каждый раз новое, неповторимое произведение. «Новаторы никогда не стареют. Стареют подражатели, эпигоны... – писал о ничем не заменимой ценности творчества художник и критик Ю. Анненков. – Если кто-нибудь начнет сегодня писать картины, как Леонардо да Винчи, он будет смешон, что, однако, ничуть не уменьшит свежести Леонардо». Профессионально выполненные публикации в прессе тоже несут на себе приметы личности автора – его интеллекта, ода­ренности, психического состояния, даже пола и возраста. Вот почему, в частности, мастеров пера коробит, когда плоды их творческого тру­да именуют не произведениями, а, в духе торгово-рыночной конъюнк­туры, информационными продуктами.

С другой стороны, журналистские публикации в значительной мере являются результатом коллективных усилий, а то и индустри­альной обработки текстов. В редакциях многих стран, особенно на американском континенте, выстраивается своего рода информаци­онный конвейер. Корреспондент «Литературной газеты» И. Хуземи попала на стажировку в Аргентину. Там она с удивлением наблюда­ла за распределением функций между редакционными сотрудника­ми: репортер только собирает факты и в устной форме доносит их до хроникера, тот пишет, не имея права высказывать личное мнение, редактору дозволена некоторая толика оценок, и лишь узкий круг ответственных редакторов пользуется привилегией выражать мне­ние газеты в редакционных статьях. Российской прессе традиционно ближе иная форма отношений журналиста с действительностью – здесь получила развитие авторская, комментирующая, публицисти­ческая трактовка событий. В своих истоках она близка к художествен­ному творчеству, и по отношению к ней будут справедливы слова Л. Толстого: «Произведение искусства хорошо или плохо от того, что говорит, как говорит и насколько от души говорит художник... Из этих трех основных условий... главное – последнее: без него, без люб­ви к предмету, нет произведения искусства». Впрочем, ни редактору, ни корреспонденту нельзя навязать ни какое-либо понимание про­фессии, ни тот или иной стандарт организации производства. Жур­налистика – свободная профессия, и в ней каждый делает выбор ме­тодики труда самостоятельно.

Итак, журналистская информация соединяет в себе документаль­ную обоснованность сведений, их осмысление с позиций социальных интересов и свидетельства личного восприятия автором наблюда­емых событий.

2. РАЗВИТИЕ ИНФОРМАЦИИ КАК МАССОВОЙ В ЖУРНАЛИСТИКЕ

2.1. Массовая информация

Термин информация произошел от латинского слова «informatio» – «сообщение, изложение, некоторые сведения, совокупность данных». Информация – это посредник между журналистом и аудиторией, это «инструмент», которым опери­руют журналисты всех рангов. Сама сущность журналистики заключается в поиске, сборе, обработке, интерпретации и распространении информации. Информация – «результат отра­жения многообразия действительности, такое знание, которое потребно и у которого есть потребитель». [1, с. 12]

Е. Прохоров выделяет три понимания термина «информа­ция» в журналистике. В узком понимании этим термином обо­значается событийная информация: информационные жанры вообще, информационная заметка, хроника (совокупность крат­ких некомментированных сообщений). В широком понимании информация – это вся совокупность сведений, которые несет журналистика аудитории: любые опубликованные в СМИ про­изведения, их место на полосе или в сетке вещания, характер заголовка газетной публикации и размер шрифта, интонации диктора или комментатора. Т. е. к событийной информации добавляется комментированная информация, а к содержатель­ному уровню – формальный уровень. Третье понимание – спе­циальное. Информация рассматривается как новое знание. Хро­никальная заметка, содержащая важную новость, при таком подходе может быть более информативна, чем развернутая ста­тья с банальным содержанием. [6, с. 31]

Журналистика имеет дело с «массовой информацией». Не­обходимо разобраться, почему инструментом журналистики яв­ляется массовая информация, какой смысл заложен в определе­ние «массовая». Здесь необходимо сделать небольшое отступле­ние. В отечественной теории журналистики принято ставить знак равенства между массой и аудиторией (Е. Прохоров). Тем не менее, в мировой науке еще на заре зарождения коммуникативистики, в 30-е г. XX в. «массу» определяли как «спонтанно возникающую коллективную группировку», требующую опре­деленной организации, в том числе и при помощи СМИ (Г. Блумер). Противопоставлялось безликой «массе» понятие публики. Под публикой понималась совокупность индивидов, которые в отличие от массы как таковой, осознают свои интересы, актив­но включены в процесс их реализации и обладают своим при­людно выражаемым мнением. Отсюда пошло английское выра­жение «public opinion», которое обозначает не общественное мнение в целом, как часто его переводят у нас, а мнение публи­ки, т. е. активной части масс.


Массовая информация, в отличие от специализированной информации, «общезначима и общедоступна», она играет «роль духовного моста между представителями разных социальных общностей»1. Массовая информация предполагает: во-первых, направленность на массу при отсутствии непосредственного кон­такта, независимо от величины и пространственной рассредо­точенности аудитории; во-вторых, соответствие информацион­ным потребностям массы; в-третьих, доступность аудитории в содержательном и финансовом плане; в-четвертых, возможность одновременного получения всей массой; в-пятых, стремление к созданию единой позиции массы по жизненно важным вопро­сам; в-шестых, открытость для участия в работе СМИ всех желающих представителей массы.

Массовая информация удовлетворяет ряд жизненно важных потребностей современного общества. Основной среди них яв­ляется потребность в формировании массового сознания. Под массовым сознанием понимается совокупность представлений раз­личных социальных групп о явлениях окружающей действитель­ности, затрагивающих их интересы. По образному выражению Г. Лазутиной, массовое сознание играет роль «камеры эталонов» при освоении вновь поступающей информации. Эту ведущую потребность удовлетворяют публикации, затрагивающие глобаль­ные, общие вопросы политического, экономического, нравствен­ного характера. При отсутствии таковых массовое сознание бу­дет формироваться под воздействием других текстов – бульвар­ной, нигилистической, экстремистской журналистики. Потребность в приеме и оперативном распространении све­дений об общественно значимых изменениях действительности удовлетворяется при помощи новостных, информационных ма­териалов, оповещающих о происходящих событиях и возника­ющих проблемах.

Существует потребность в самоопределении общественного мнения. Позитивному или негативному реагированию общества на изменения условий существования способствуют аналити­ческие тексты, комментарии, содержащие различные мнения о происходящем.

Потребность в распространении решений, принимаемых государственными управленческими институтами с целью по­будить массы к соответствующим практическим действиям обслуживают публикации, содержащие информацию о реше­ниях институтов управления – как информационные, так и аналитические.

Поддержание нужного жизненного тонуса общества (тако­го психофизического состояния людей, при котором в случае необходимости легко возникает и реализуется готовность к дей­ствиям), по мнению Г. Лазутиной осуществляется за счет тек­стов развлекательного характера. Однако следует заметить, что в силу различных причин – политического, экономического ха­рактера, в зависимости от конкретного государственного уст­ройства, стоящие за средствами массовой информации кукло­воды при помощи манипулятивной пропаганды могут поддер­живать в обществе и настроения ложного оптимизма, идилли­ческого незнания или нагнетать истерию, атмосферу страха и подавленности.

Потребность в поддержании необходимого уровня межгруп­повых контактов, который способствует согласованности обще­ственных практических действий находит отражение в публи­кациях, которые утверждают специфические групповые цен­ности – национальные, профессиональные, возрастные и т. д. Справочные, рекламные и эпистолярные материалы в СМИ служат для удовлетворения еще одной потребности в оказании помощи членам общества при возникновении у них проблем делового или частного характера.


2.2. Три этапа массово-информационного процесса

Схематично массово-информационный процесс можно изоб­разить следующим образом:

Ж → Т(И) → А


Где журналистика (Ж) несет определенную информацию (И), заключенную в разнообразных текстах (Т) для аудитории (А). В идеале полученная аудиторией информация «работает», стано­вится источником новой информации, которая посредством «об­ратной связи» возвращается к журналистам. В действительнос­ти, далеко не вся переданная журналистом информация оказы­вается принятой, и, тем более, сообразно замыслу журналиста освоенной. В целом эффективность взаимодействия текста с аудиторией складывается из двух составляющих.

1. Из информационной насыщенности текста, т. е. наличия в нем большого объема потенциальной информации.

2. Из высокой информативности текста, т. е. максимальной реализации его потенциала при столкновении с аудиторией, что и означает его высокую реальную эффективность.

Журналисты должны добиваться высокой информаци­онной насыщенности в каждом тексте. Для этого существуют определенные правила, которые необходимо применять в прак­тической деятельности. Эти правила формулируются в соответ­ствии с тремя этапами массово-информационного процесса: фик­сацией действительности и ее первичным отображением; созданием журналистского текста и освоением текста аудиторией.

В соответствии с этими тремя этапами «текстовую деятель­ность» журналиста описывают с трех сторон: семантической, синтактической, прагматической.

Семантика текста – это характер его отношений с действи­тельностью (что и как отображено).

Синтактика текста – это характеристика его внутренней структуры (как организован текст).

Прагматика текста – характеристика его отношений с ауди­торией (как он осваивается).

Журналист должен проявлять равное внимание ко всем трем сторонам текста: точно отображать действительность, четко пред­ставлять композицию текста, стараться сделать текст ценным для аудитории. При следовании этим требованиям реализуется такая важная задача массово-информационного процесса, как информированность аудитории.

Информированность – это такое состояние сознания ауди­тории, при котором каждый ее субъект располагает необходи­мой и достаточной информацией, позволяющей верно ориенти­роваться в действительности.

Стопроцентная, полностью соответствующая реальному по­ложению вещей информированность – это, конечно, положе­ние из области фантастики. На пути информированности стоит множество преград: неполнота знаний журналиста, неизбеж­ный субъективизм журналистов при отображении действитель­ности, внетворческие преграды, в т. ч. затрудненный доступ журналистов к информации, а информации – к аудитории. По данным Фонда защиты гласности в 2001 г. на территории Рос­сии было официально зафиксировано 180 отказов журналистам в доступе к информации, включая запреты на производство аудио- и видеозаписи, фотосъемки, отказы в аккредитации, ог­раничение прав на посещение и присутствие на мероприятиях в органах государственной власти, на предприятиях, в учрежде­ниях; 21 случай отказа от печатания и распространения газет; 44 случая отключения от эфира, 15 случаев изъятия, скупки или ареста тиража. [9, с. 75]

Но, тем не менее, в каждом тексте журналист должен ви­деть шаг к основной цели своей деятельности – повышению информированности аудитории.

Вернемся к трем этапам массово-информационной деятель­ности и соответствующим аспектам «текстовой деятельности» журналиста – семантике, синтактике и прагматике. Они не постепенны, не изолированы друг от друга. Но на первый план выступает прагматический аспект. Если текст не находит кон­такта с аудиторией, то бессмысленно говорить, насколько каче­ственно он организован или каких важных проблем касается.

Для прагматической ценности материала журналист должен знать свою аудиторию и стараться выполнять следующие тре­бования.

1. Текст должен обладать таким свойством, как небанальность, т. е. должен содержать оригинальность сведений. Проявления небанальности различны: это и новизна информации, наличие сведений, ранее неизвестных аудитории; это и углубление, сис­тематизация уже известной информации; это и новая интерпретация уже имеющихся данных. Необходимо заметить, что неэффективна не только давно известная информация, но и совер­шенно новая. Лишенная основы из заранее накопленных зна­ний, она не будет воспринята аудиторией должным образом.

2. Следующее требование к тексту – его декодируемость, доступность сообщения для понимания. Журналист должен учи­тывать языковую стихию аудитории. Некоторые молодежные издания, например, излишне усердствуют в стремлении соот­ветствовать манере общения своих читателей, пытаясь копировать современный сленг. Журналисту должен быть известен «код культуры» аудитории, т. е. уровень ее образованности. В пери­од резкого социального расслоения нельзя не учитывать соци­альную позицию аудитории.

Требование релевантности (от англ. «relevant» – умест­ный, относящийся к делу) подразумевает ценность, значимость сведений для аудитории.

Свойством релевантности в наиболь­шей мере обладают тексты, которые соответствуют потребнос­тям и интересам аудитории. Интерес обычно руководит поиском информации интерес, а потребности проявляются не так остро.

3. В семантическом плане выделяют четыре структурных ком­понента или четыре вида информации: дескриптивная (d), пре-скриптивная (р), валюативная (v) и нормативная (п).

D (от лат. «descriptio» – «описание») – описание окружаю­щего мира. Это опора всего текста, и, в принципе, всей журна­листики, которая, как известно, опирается на факты.

Р (от лат. «prescriptio» – «предписание») – информация, содержащая «социальный идеал» журналиста, как, по его мне­нию, должно обстоять дело.

V (от лат. «valeo» – «ценность») – информация, содержа­щая оценку факта, ситуации или лица.

N (от лат. «norma» – «норма») – рекомендации журналиста к действиям в той или иной обстановке, в той или иной ситуации.

Следовательно, схематично журналисткий текст как система (S) будет выглядеть следующим образом: S (d, p, v, n). Такое обо­значение – своеобразный каркас любого произведения, который облачен в плоть из конкретных фактов, оценок, рекомендаций.

Синтактический аспект – это размещение рассмотрен­ных выше элементов структурных компонентов в конкрет­ном тексте.

Их набор может быть как полным S (d, p, v, n), так и пре­дельно редуцированным. Например, схема хроникальной за­метки – S (d). Так же изучение синтактики текста предпола­гает анализ с точки зрения интенсивности расположения эле­ментов: сбалансированное наличие элементов S (d, p, v, n), акцентированное наличие элементов S (d, d, d, n); и с точки зре­ния порядка их развертывания, например: S (d, v), S (d, p, v, n), S (p, d, v).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Различные сферы общественной жизни поставляют своеобразные по содержанию и значимости фак­ты. В соответствии с делением общества на сферы деятельности вы­деляется несколько видов информации: экономическая, политическая, техническая, духовная, военная, торговая, научная и др. Все они не­обходимы для нормального функционирования и развития обще­ственного организма, и их не нужно сравнивать между собой по сте­пени важности.

Журналистике присуща особая краткость материалов. Эконом­ное использование площади и времени обусловлено и технологией производства информационной продукции, где строго задаются фор­маты публикаций, и дороговизной каждой строки или секунды веща­ния, и, что особенно важно учитывать, способом потребления мате­риалов СМИ.

Журналистская информация соединяет в себе документаль­ную обоснованность сведений, их осмысление с позиций социальных интересов и свидетельства личного восприятия автором наблюда­емых событий.

Журналистика имеет дело с «массовой информацией».

Массовая информация, в отличие от специализированной информации, «общезначима и общедоступна», она играет «роль духовного моста между представителями разных социальных общностей».

Массовая информация удовлетворяет ряд жизненно важных потребностей современного общества. Основной среди них яв­ляется потребность в формировании массового сознания. Под массовым сознанием понимается совокупность представлений раз­личных социальных групп о явлениях окружающей действитель­ности, затрагивающих их интересы.

Журналисты должны добиваться высокой информаци­онной насыщенности в каждом тексте. Для этого существуют определенные правила, которые необходимо применять в прак­тической деятельности. Эти правила формулируются в соответ­ствии с тремя этапами массово-информационного процесса: фик­сацией действительности и ее первичным отображением; созданием журналистского текста и освоением текста аудиторией.

Журналист должен точно отображать действительность, четко представлять композицию текста, стараться сделать текст ценным для аудитории. При следовании этим требованиям реализуется такая важная задача массово-информационного процесса, как информированность аудитории.

Информированность – это такое состояние сознания ауди­тории, при котором каждый ее субъект располагает необходи­мой и достаточной информацией, позволяющей верно ориенти­роваться в действительности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Афанасьев В. Социальная информация. – М., 1994. С. 12.

2. Багдикян Б. Монополия средств информации. – М., 1987. – 325 с.

3. Законодательство и практика масс-медиа. – 2007. № 1. С. 4, 9.

4. Информационная политика: Учебник / Под общ. ред. В. Д. Попова. – М., 2003. – 230 с.

5. Корконосенко С. Г. Основы журналистики: Учебник. – М., 2004. – 455 с.

6. Корконосенко С. Г. Основы журналистики: Учебник для студентов вузов / С.Г. Корконосенко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Аспект-Пресс, 2007. – 318 с.

7. Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики: Учебник. – М., 2003. –

328 с.

8. Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики: Учебник. – М.: Аспект-Пресс, , 2007. – 450 с.

9. Социальное функционирование журналистики / Ред.-сост. С.Г. Корконосенко. – СПб., 2006. – 298 с.

10. Свитич Л. Г. Профессия: журналист: Учебное пособие (Часть 1. Специфика журналистской профессии). – М., 2003. – 344 с.

11. Шишкин Н.Э. Основы журналистики: Учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2004. – 136 с.

12. Юзвишин И.И. Информациология, или закономерности информационных процессов и технологий в микро- и макромирах Вселенной. – М., 1996. – 326 с.

Ворошилов В.В. Журналистика. – Учебник. 2-е издание. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. – 336 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий