регистрация / вход

Журналистское расследование как особый жанр

Министерство образования и науки КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет журналистики Кафедра печати и рекламы КУРСОВАЯ РАБОТА Журналистское расследование как особый жанр

Министерство образования и науки

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет журналистики

Кафедра печати и рекламы

КУРСОВАЯ РАБОТА

Журналистское расследование как особый жанр

Работу выполнила:

Студентка 4-го курса

заочной формы образования

специальности "журналистика"

Иванова И.А.

Работу проверил: к.ф.н., преподаватель

Петров П.В.

Краснодар 2010

Содержание

Введение. 2

Глава 1. Теория расследовательской журналистики. 2

1.1. Цели, средства, задачи, предмет и методы расследований. 2

1.2. Информация: её характер и первоисточники. 2

1.3. Поиск информации и её изложение. 2

1.4. Источники информации. 2

Глава 2. Основные направления расследовательской деятельности журналиста (на примере периодических изданий) 2

2.1. Расследование коррупционных дел. 2

2.2. Проблемы насилия в армии. 2

2.3. Халатность и безответственность властей (на примере расследования журналистов "Комсомольской правды") 2

2.4. Проблема свободы слова в России (на примере журналистского расследования убийства А. Политковской) 2

Заключение. 2

Библиографический список. 2


Введение

Понятия "расследование", "расследовательская журналистика" вошли в лексикон журналистов в последнее десятилетие. В советской журналистике этих категорий практически не существовало, во всяком случае, в том смысле, в котором они существуют в российской прессе сейчас. Причина становится ясной, когда мы обращаемся к сути современных журналистских расследований. Как известно, их темами обычно становятся чрезвычайные происшествия и события, имеющие негативный характер: трагедии, уголовные преступления, факты коррупции, финансовые махинации, нарушение свободы слова, халатность и безответственность властей, насилие в армии и т.д. Журналистские расследования дел, связанных с этими проблемами современного российского общества, являются необходимым и важным процессом. Это и объясняет актуальность выбранной темы курсовой работы.

Объектом исследования является расследовательская журналистика как вид деятельности СМИ.

Предметом исследования являются основные направления расследовательской деятельности журналиста.

Целью данной курсовой работы является изучение теории и особенностей жанра расследовательской журналистики.

Для достижения этой цели необходимо решить ряд задач:

1. Дать представление о цели, средствах, задачах, предмете и методах расследований.

2. Определить способы и правила сбора информации и её изложения.

3. Выявить основные виды источников информации.

4. Рассмотреть, основываясь на примеры из периодических изданий, основные направления расследовательской деятельности журналиста.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем теоретически обоснована как вид деятельности СМИ расследовательская журналистика, изложены основные направления расследовательской деятельности журналиста. А также проанализирован ряд статей периодических изданий.

Материалы курсовой работы могут быть использованы при подготовке к семинарским занятиям по дисциплинам специальности "Журналистика", а также при подготовке рефератов, докладов по данной теме.

Цели и задачи исследования определили структуру курсовой работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены цель, объект, предмет, задачи исследования. Изложены основные положения курсовой работы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе рассматриваются цели, средства, задачи, предмет и методы расследований, так же методы поиска информации и виды её источников.

Во второй главе показаны основные направления расследовательской деятельности журналиста на примере периодических изданий.

В заключении сделаны выводы по результатам исследования, определены возможные проблемы, требующие дальнейших разработок.

Библиографический список включает в себя 28 источников.


Глава 1

Теория расследовательской журналистики

1.1 Цели, средства, задачи, предмет и методы расследований

В настоящее время расследовательская журналистика, в силу, прежде всего, специфики своих целей, предмета отображения, средств, методов, условий осуществления, все больше заявляет о себе, как о самостоятельном явлении. Она имеет свой "арсенал" целей, средств, методов деятельности; существуют и "субъекты", специализирующиеся на её осуществлении, что позволяет рассматривать это направление как самостоятельный вид журналистской деятельности.

Цели "расследовательства" выступают одним из важнейших факторов, предопределяющих своеобразие данного вида деятельности. В качестве основной цели предполагается необходимость установления истинных причин определённых событий, процессов, ситуаций, обнаружение тайных пружин расследуемых явлений или раскрытие порочного механизма совершения преступления, разоблачение преступников. Расследование может проводиться с целью достижения какого-то политического или экономического результата, например, разоблачения деятельности экстремистской политической организации, выявление факторов злоупотребления должностным положением, смещение коррупционера с министерской должности, лишение махинаторов депутатского иммунитета и предание его суду, возвращение в страну награбленных капиталов. В результате проведённого и опубликованного расследования достигается и такая важная цель, как нравственное воспитание аудитории, поскольку любое расследование заключает в себе моральное обобщение, вытекающее из примеров разоблачения каких-либо преступлений. Надо сказать, что журналистские расследования могут быть и специально посвященными выявлению моральных поступков или "извлечению" из какого-либо события морального смысла. Кроме того, расследования помогают разным СМИ решать такую важную для них утилитарную задачу, как привлечение внимания аудитории. Журналист редко ставит перед собой только одну из этих целей. Но даже если дело обстоит именно так, например, он хочет разоблачить лишь социально опасные действия исконно олигарха, это отнюдь не значит, что результат расследования не будет содействовать решению каких-то иных, "попутных" задач. В качестве предмета журналистского расследования выступают, прежде всего, разного рода конфликты, существование которых кто-то пытается скрыть от общества, исторические и иные тайны. В этом как раз и заключается своеобразие предмета расследования, его отличие, например, от предмета выступления журналиста-аналитика, очеркиста, фельетониста. Конечно же, и аналитик, и очеркист, и фельетонист могут тоже писать о преступлениях, происшествиях, тайнах, но уже открытых кем-то, известных. Если же они берутся открыть что-то скрытое, то в этом случае будут ставить и решать задачи журналиста - расследователя. Порой она выглядит грандиозно, например, когда журналист хочет открыть глаза на тех, кто им правит. В большинстве своём журналистские материалы, внешне напоминающие расследование, таковыми не являются. Репортаж о том, как тушили пожар, или о том, как депутаты подрались во время очередных дебатов по принимаемым законам, - это не расследование. Как не является им и статья о новом порядке валютного контроля в стране. В данном случае от общества не скрывались не пожар, ни драка депутатов, ни принятие правительством нового решения. А это значит, что предмета для журналистского расследования не было: журналисты лишь описывают или анализируют те события, которые им известны, которые они наблюдают. Проводя расследования, журналист должен постоянно иметь в виду границы его предмета. Дело в том, что почти всегда во время серьёзных расследований выясняется множество дополнительных фактов. Важнейшими предметами расследований в современной российской журналистике чаще всего выступают следующие феномены:

1) случаи коррупции;

2) политические преступления;

3) экономические преступления;

4) экологические преступления;

5) исторические тайны и т.п.;

6)социально-бытовые преступления.

Журналистскому расследованию присущи своеобразные методы получения информации. Они диктуются особенностями целей и предмета расследования. Методы поиска информации роднят журналиста-расследователя со следователем, и с ученым-исследователем, что в первую очередь проявляется в установлении, скрупулезном изучении логических связей событий, в осмыслении и аналитической обработке каждой детали, вплоть до мелочи. При расследовании журналист не только ищет и находит какие-то факты, но и анализирует, осмысливает их, что, в конце концов, и помогает ему обрести "истину", то есть разобраться в сути вопроса, которому оно было посвящено.

Осмысление фактов часто вплетено в процесс их поиска, и сам журналист, как правило, вообще не задумывается над последовательностью применения тех или иных методов.

Хотя у многих журналистов - расследователей есть свои излюбленные методы поиска информации, из этого не следует, что всегда можно обойтись только каким-то одним из них. Используется, разумеется, исходя из конкретной ситуации, в которой проводится расследование, разные методы и часто - в комплексе.

Наблюдение - этот метод основан на личном познании действительности путём чувственного её восприятия. В отличие от обыденного, которое часто несёт непреднамеренный, случайных характер, журналистское наблюдение целенаправленно. Объектом его могут быть и относительно простые, и исключительно сложные, общественно-политические, культурные, религиозные, нравственные процессы, события, ситуации. Наблюдение представляет собой довольно сложное действие, предопределяемое как особенностями наблюдаемого объекта, так и личными качествами, профессиональными навыками, опытом наблюдающего. Существует несколько видов журналистского наблюдения. Определение их возникают на разных основаниях. Так, в зависимости от степени непосредственности контакта наблюдателя с наблюдаемым объектом, на который направлено его внимание, наблюдение может быть названным прямым или косвенным. Имеется в виду, что одни предметы автор может наблюдать, явно контактируя с ними, другие - в силу их удалённости и других условий - лишь опосредованно, используя косвенные данные. Пример прямого наблюдения присутствует в расследовательских публикациях Игоря Донникова из "Липецкого цикла", напечатанных в "Новой газете". То, что журналист осуществляет прямое, наблюдение становится ясно с первых строк, когда он описывает пустынный липецкий аэропорт, "лысого деда, лузгавшего семечки", "двух бабок с лопатами", а потом и сам город, где мало ларьков и такая чехарда с общественным транспортом: "...Подходят два автобуса № 11, но один под крышу забит телами липчан, а другой почти пуст" (см. Приложение 1).

По временному признаку (количеству затраченного времени) наблюдения подразделяются на кратковременные и длительные. Кратковременные используются при подготовке оперативных публикаций. В случае же когда надо изучить предмет подробно, что чаще всего и требуется в журналистских расследованиях, применяется длительное наблюдение.

Особенность открытого наблюдения в том, что журналист, прибыв для выполнения задания, заявляет окружающим, кем он является, сообщает о своей цели, редакционном задании и о том, как будет его выполнять, какая может потребоваться помощь. Из этого следует, что люди, с которыми он будет общаться, знают, что среди них находится журналист, собирающий материал для публикации. В отличие от открытого скрытное наблюдение характеризуется тем, что расследователь в течение определённого времени (или никогда) не сообщает окружающим его людям, за действиями которых наблюдает, что он журналист и собирает нужную ему информацию, а также о том, какого рода сведения его интересуют. Скрытое наблюдение может применяться как при изучении, например, конфликтной ситуации в каком-то коллективе, так и при проведении журналистского расследования. Особенности наблюдения могут быть предопределены и таким фактором, как степень участия журналиста в событии, за которым он ведёт наблюдение. По этому основанию наблюдения могут быть разделены на включенные и невключенные. В первом случае расследователь становится, например, членом религиозной секты, во втором - изучает деятельность той же секты, но со стороны, не выступая её участником. Включенное наблюдение - излюбленный метод журналистов - расследователей. Она в наибольшей мере приближает автора к интересующему его объекту, поскольку он непосредственно и повседневно соприкасается с ним, видит всё происходящее, как говорят, изнутри. Факты, примеры, полученные в результате включенного наблюдения, как правило, отличаются исключительной полнотой, детальной проработкой, наглядностью, красочностью и достоверностью. Один из наиболее распространенных методов в деятельности журналиста - это метод проработки документов. Понятие "документ" происходит от латинского documentum -доказательство, поучительный пример. В настоящее время под этим понимается чаще всего письменное свидетельство о чем-либо. Но есть и другие толкования документа. Выделяется несколько их типов по разным основаниям. Так по типу фиксации информации они могут быть объединены в группы: рукописные, печатные, фото,- кино,- магнитные плёнки, грампластинки, лазерные диски и т. п. По типу авторства - официальные и личные. По близости к объекту отображения - первоначальные и производные. По подлинности - оригиналы и копии. По предназначенности печати - преднамеренно и непреднамеренно созданные. При типологии документов по сфере породнившей их деятельности могут существовать документы:

1) Государственно-административные;

2) Производственно – административные;

3) Общественно-политические;

4) Научные;

5) Нормативно-технические;

6) Справочно-информационные;

7) Художественные.

К этому списку можно было бы добавить и "бытовые документы", то есть личные письма, записки, кино- и фотосъемки, дневники. Но данная классификация не является единственной и исчерпывающей. Так, например, в книге "Журналистское расследование" предлагается классифицировать информацию по её типу, то есть "правовая, политическая, научно-техническая, финансово-экономическая, о чрезвычайных ситуациях, здравоохранении"[1] . Применение той или иной классификации документов помогает журналисту более четко представлять себе возможности, условие получения документов того или иного вида, особенности их использования в журналистском расследовании. Существуют разные виды анализа документов в зависимости от того, какие сведения в данный момент наиболее необходимы журналисту.

Основные методы, описываемые специалистами, представляют так называемые традиционные и формализованные. Традиционные - составляют основу журналистского исследования документов. Эти методы применяются в понимании исследуемого документа, его интерпретации, фиксировании "извлечённых" из него сведений. Интерпретация осуществляется как сравнение содержания документа с определёнными критериями, соотносящимися с ним. Что касается формализованного метода, основу которого составляет контент-анализа, то он требует изучения большого массива однотипных документов, например, подшивки газет по определённым их параметрам. Документы важны для журналиста - расследователя потому что выступают в текстах и воспринимаются аудиторией именно так, как наиболее достоверные доказательства в пользу тех положений, которые их них вытекают в силу логической необходимости.

Ещё одним из важнейших, используемом в журналистском расследовании, и как нельзя более адекватный по сути этого вида журналистики, является метод эксперимента , то есть провокации действительности. "Прародителями" его были научный и следственный эксперименты. В науке и юриспруденции этот метод применяется достаточно широко. Причем в последние годы он стал ещё активнее, чем раньше.

Эксперимент очень близок методу включенного наблюдения и нередко их считают одним и тем же методом. Иногда эксперимент определяют как разновидность включенного наблюдения. Но, на мой взгляд, эксперимент можно считать самостоятельным методом.

Прибегающий к нему журналист не слишком афиширует на страницах своего издания, при каких условиях и каким образом получены необходимые ему сведения. И вот почему. Дело в том, что, применяя включенное наблюдение, журналист внедряется в уже существующую ситуацию и просто фиксирует факты, которые возникают по ходу его развития. После завершения включенного наблюдения ситуация эта, как правило, не исчезает, а продолжает существовать в основных параметрах. В том же случае, когда журналист проводит эксперимент, он обязательно создаёт не существовавшею для него, то есть искусственную, ситуацию, например, организует письменное обращение к себе из разных районов города ста адресатов и ждёт, когда и как каждое из них к нему поступит, и уже затем изучает её, применяя в числе других метод наблюдения. Намеренно созданная ситуация позволяет увидеть в ярком свете журналисту то, что при обычном наблюдении было бы растянуто во времени и не проявилось столь концентрированно и наглядно. После того, как эксперимент завершен, созданная журналистом искусственная ситуация "снимается".

Любое расследование, включая журналистское, будет проведено эффективно, если расследователь подходит к нему творчески, применяет нестандартные приёмы и методы, оставаясь, разумеется, в рамках прав, предоставленных ему законом. Потому ему постоянно необходимо пополнять свой "методологический арсенал". Их журналист-расследователь может изучать не только по открытой продаже учебникам для следователей, но и по выступлениям сотрудников правоохранительных органов в прессе.

1.2 Информация: её характер и первоисточники

Подготовка расследования - это, прежде всего поиск информации. Со стороны оно ничем не отличается от обычной журналистской работы - ведь информацию ищет и комментатор и репортёр, и рецензент, и обозреватель и др. Но получить нужную информации именно в расследовании становится порой исключительно трудной задачей. Ведь журналисты ищут при этом не просто чрезвычайно актуальные и значительные для общества сведения, а те, которые малодоступны или вообще скрываются от них и от общества в целом. И те "драконы", которые этим "владеют", порой готовы пойти на любые преступления, лишь бы информация осталась нераскрытой так, что расследователю приходится иногда мучительно долго добиваться до истины и при этом понимать, что избранный путь - не один-единственный: каждая "уходящая в сторону" тропинка может оказаться не менее важной!

Многие ответы журналист-расследователь может получить, обращаясь к "носителям" базовой информации - различным специалистам, политикам, государственным деятелям, используя для этих целей наиболее распространённые родственные методы добычи информации - интервью и беседу. При этом он ни в коем случае не должен обольщать себя надеждой, что сможет с помощью каких-либо "приёмчиков" заигрывания, лести выведать некую тайну у лица, которое хочет её скрыть. Тем не менее, определённое представление о позиции, об отношении того или иного человека к расследуемому вопросу журналист вполне может получить. При этом надо знать, что результативная беседа "один на один", особенно с известным человеком - дело достаточно непростое, особенно для начинающего журналиста. Одна из труднейших задач в данном случае - предстать перед интервьюированным в образе человека, компетентного в том вопросе, о котором идёт речь. Но когда речь идёт о компетентности интервьюера, то имеется в виду не только знание им особенностей интервью. От журналиста ждут и компетентности другого плана - профессионализма коммуникатора. То есть умение точно и оперативно ставить вопросы, направлять разговор в нужное русло, акцентировать внимание собеседника на самом главном, интересном для аудитории. Такого рода компетентность журналиста проявляется на всех этапах подготовки и проведения им интервью. Естественно, её приобретению способствует опыт.

Из потока информации, с которым может столкнуться журналист в ходе расследования, ему необходимо уметь отбирать в первую очередь то, что может быть максимально полезно для достижения цели. А для этого важно умение оценивать значимость получаемых сведении. Значимость информации определяется, прежде всего, её содержанием, то есть, фактологической насыщенностью, а также достоверностью этого содержания. Определение значимости информации необходимая ступенька в работе любого ведомства и отдельного работника, имеющего с ней дело. С точки зрения значимости, должна оцениваться в первую очередь информация, которая тем или иным способом "проталкивается" в прессу с целью, выгодной её создателю или создателям. Такая информация часто существует в документальной форме, что, однако, вовсе не гарантирует её истинности. На деле информация может быть достоверной и недостоверной. Именно последнее обстоятельство должно предостерегать журналиста от безоглядного доверия "документам", в опубликовании которых некто бывает очень заинтересован. Он должен быть в состоянии суметь отделить достоверные сведения от ложных, хотя сделать это порой очень трудно. Первое, что должно насторожить журналиста - отсутствие у информации авторства, то есть выходных данных. Подобного рода сообщения на журналистском жаргоне называются "сливом" отличие от поступающих в редакцию в установленном порядке и принятом оформлении, например, пресс-релизов, то есть форме, имеющей авторов, необходимые реквизиты, информация этого типа - "документы", "письма", "доклады" - выступает безымянной. Авторами такой информации на деле могут быть отдельные лица или группы людей, преследующих определённые цели, которые готовят различные "разработки" и без подписи, без заголовка направляют их по нужным адресам, включая прессу. Такие материалы обычно содержат компрометирующие сведения против тех или иных учреждений, отдельных деятелей. Цель может быть разной.

Конечно же, "слив" иногда может оказаться настолько интересным и важным, что журналист может не выдержать "искушения" и использовать его в качестве отправной точки в своём расследовании, или просто изложить полученные сведения, с определёнными оговорками, в своей публикации. В любом случае, используя "слив", журналист обязательно вступает в какую-то игру, о которой может иметь смутное представление или не иметь его вообще. И, конечно же, вряд ли он может представить себе, чем это может закончиться для него и его издания.

Выявление полной картины событий, которое стало предметом журналистского расследования, невозможно без достоверной информации о разных сторонах этого события. Получение нужной информации - это самый трудный этап любого расследования. Поиск социально важного журналистского расследования могут быть обозначены так: делать явной ту информацию, которая необходима, жизненно важна для народа, но от него скрывается; бороться со злоупотреблениями сильных мира сего; противостоять беззаконию, с тем, чтобы изменялось к лучшему и всё общество. Анализируемые предметы расследований могут оказаться исключительно актуальными в тот или иной момент жизни общества. А это предполагает немедленное вмешательство журналиста, с тем, чтобы выяснить, как и почему возникло некое явление, что оно представляет собой при ближайшем рассмотрении и какие следствия вытекают из него для общества. Подобная информация необходима любому социуму, ибо без этого картина действительности будет неполной, что помешает реализации его многочисленных целей и задач. Но самое главное для журналиста-расследователя - творческий подход к реализации своих замыслов, постоянный поиск, пробы и ошибки, применение нестандартных, своих приёмов и методов, не выходя при этом за рамки закона, разумеется. И совершенствоваться стоит не только непосредственной практикой, но и чтением расследований людей, имеющих непосредственное отношение к такому роду деятельности сотрудников правоохранительных органов.

1.3 Поиск информации и её изложение

За исключением тех случаев, когда ваш собеседник сам крайне заинтересован в том, чтобы его информация или комментарий появились в прессе, поиски достоверных сведений и "выуживание" их из различных источников — самая, пожалуй, трудная часть журналистского расследования. И здесь очень важно сделать все для того, чтобы заставить человека общаться с вами и предоставить необходимые данные даже тогда, когда он сам не очень хочет этого делать. В отличие от сотрудника правоохранительных органов, журналист ничем, кроме закона о средствах массовой информации, в данном случае не вооружен и правом официально вести дознание не обладает. Поэтому, в первую очередь, ему надо научиться правильно задавать вопросы и быстро определять, искренен с ним человек или лукавит.

Готовясь к беседе, попробуйте сначала уяснить для себя главную задачу — что именно вы хотите услышать от собеседника. Если вы сталкиваетесь с какой-то проблематикой впервые, обратитесь к опыту коллег. Почитайте в библиотеке материалы, которые были написаны по данному поводу еще до того, как эта тема заинтересовала вас. Не бойтесь упреков в компиляции, вы просто не должны повторять то, что уже кем-то сказано. То, что для вас может показаться “открытием Америки”, другим давно известно. Воспользуйтесь чужим опытом, чтобы продвинуться дальше. Определив тему и ее рамки, заранее подготовьте вопросы. Попытайтесь провести беседу так, чтобы в вашем интервью были все эти вопросы. Их сложная конструкция поможет как можно глубже исследовать проблему и не даст собеседнику переключиться на какую-то другую тему.

Ваши формулировки должны быть четкими, ясными, конкретными и понятными. Самое лучшее — это простые вопросы. Наводящие или улавливающие только запутают вас самих. Содержание вопроса не должно давать повода для предположительного ответа. Намеки и недоговоренность — тот капкан, в который легко попадает журналист, пытающийся основывать свой материал на сомнительных фактах. Доверие к такому расследованию сразу же снижается, а его автор становится уязвим для исков о защите чести и достоинства. Необходимо также учитывать, что и сама по себе постановка вопроса несет в себе определенную информацию. Поэтому стоит определиться заранее, до какой степени журналист хочет проявить перед собеседником свою осведомленность в теме разговора. Наиболее сложная и довольно распространенная ситуация, когда по какой-то объективной или субъективной причине человек, особенно, если он — лицо неофициальное, не хочет общаться с журналистом. При этом он может быть просто нездоров, или ему не нравится ваше лицо, политическая ориентация вашего издания, или он просто боится, что навредит себе, если даст интервью корреспонденту. Постарайтесь уяснить четко, почему именно "клиент" не горит желанием рассказать вам все, что ему известно по интересующей вас проблеме. Апеллируйте к здравому смыслу собеседника, объясните социальную значимость его поведения и сведений, которыми он располагает. Заинтригуйте его какой-то собственной информацией, которая может быть ему любопытна. Невзначай, между делом "оброните" какой-нибудь факт, мимо которого он не сможет пройти равнодушно. Если человек и рад бы помочь вам, но не припоминает интересующих вас событий, помогите ему их вспомнить. Возбудите его ассоциации. Пройдите вместе с ним вслух весь тот эпизод, обстоятельства которого для вас важны. Припомните сами, какая была погода в тот день, о чем писали газеты, какая передача шла по телевизору. Спросите, чем ваш собеседник позавтракал, кого встретил при выходе из дома. Цепочка этих фактов сама приведет его к тем событиям, которые выпали из его памяти. Непременно учитывайте темперамент человека, с которым общаетесь.

Один следователь рассказывал, что в его работе имеет значение даже то, в какой форме он отправит свидетелю повестку с вызовом для допроса. Бланк можно заполнить вручную, а можно отпечатать на машинке. Можно поставить несколько печатей или вообще ни одной. Вручить с милиционером или послать по почте. В конверте или без него. Каждая мелочь имеет свой смысл.

Особенно важны первые фразы беседы. Их построение, тональность. Представившись, запишите имя, должность и звания собеседника. Может случиться так, что сделать это позже у вас не будет возможности.

"Золотое правило" вашего поведения — не допустить ничего такого, что может вызвать негативное к вам отношение. Будьте доброжелательны, опрятны, не кичитесь своей публичной профессией. В начале разговора непременно сообщите некоторые сведения о себе, своих целях, о материале, который вы собираете. Дайте собеседнику возможность рассмотреть вас, привыкнуть к вам. Попытайтесь заранее узнать, чтобы потом к слову использовать какие-то наиболее существенные факты из биографии этого человека.

Заранее подстройтесь под “среду обитания” интересующей вас личности. Собираясь на презентацию или в представительство крупной фирмы, одевайтесь соответствующим образом. Ваша свободная профессия не дает вам права пренебрегать чужими правилами, даже если они кажутся вам условностями. Нарушив их, вы можете кого-то обидеть. Точно также, не бравируйте своим достатком, вливаясь в толпу митингующих или посещая бастующее предприятие. Будьте своим в доску, но не допускайте панибратства, вульгарности. Манерность и примитивность одинаково снизят ваш авторитет.

Поставьте себя на место человека, к которому пришли за информацией. Если это свидетель, уместно извиниться за причиняемое беспокойство. Если потерпевший — посочувствуйте по поводу травмирующих его обстоятельств. Если довелось разговаривать с человеком, который подозревается в совершении преступления, убедите его в том, что версию обвинения изложите корректно, без ущерба для его чести и достоинства. Обязательно выполните свое обещание.

В ходе общения старайтесь опираться на положительные качества собеседника. Покажите, что вам об этих качествах известно, и вы их высоко цените.

Не стоит сразу же выставлять на стол диктофон, его можно вытащить чуть позже, когда приступите к существу беседы. Сошлитесь на свою отвратительную память, скажите, что запись ведете исключительно для того, чтобы ничего не упустить в ходе разговора. Если эти аргументы не помогут, диктофон лучше убрать. Вести скрытую аудиозапись опасно. Техника может подвести, и вас разоблачат. В лучшем случае, вы просто потеряете свое лицо. В переносном смысле. В худшем — потеряете его в прямом смысле.

Профессионализм журналиста подразумевает множество умений и навыков человека, избравшего для себя эту профессию. Универсальный журналист сегодня, помимо того, что может легко и свободно излагать свои и чужие оригинальные мысли, также знает иностранный язык, водит автомобиль, умеет работать на компьютере. Он владеет всеми публицистическими жанрами и сведущ в технологии производства своего издания или эфирной программы. Но, даже научившись всему этому, журналист, намеривающийся заняться расследованиями, еще не состоится. Он работает, как сапер, без права на ошибку. В некоторых случаях достаточно лишь однажды самонадеянно не проверить полученную информацию или небрежно, неправильно изложить ее, и он сам, и его издание будут разорены исками о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда, утраченной выгоды.

Малейшая неточность в заметке или судебном очерке могут стать причиной судебного разбирательства. Чтобы не оказаться в проигрыше, недостаточно одного умения разбираться в понятиях, что такое честь, достоинство, деловая репутация. Надо уметь доказывать, что те или иные сведения соответствуют действительности и не порочат истца. Проблема в том, что судебная практика по делам такого рода еще не сложилась. В различных регионах по-своему трактуют даже одни и те же понятия.

Дарованная Конституцией свобода слова дает журналисту право писать практически все, что ему заблагорассудится. Разумеется, общество некоторым образом регламентирует эту свободу соответствующим законодательством таким образом, чтобы не оказаться в заложниках у недобросовестных средств массовой информации. В цивилизованных странах для СМИ уже многие годы существует также некая совокупность норм поведения, что-то вроде морали — то, что мы называем журналистской этикой. Этические нормы не закреплены никакими правовыми актами. Наверное, это ненужно и невозможно, поскольку обсуждаемые понятия более близки к морали, нежели к юриспруденции. Тем не менее, именно отсутствие зафиксированных в той или иной форме этических норм российской прессы приводит порой к необратимым последствиям.

1.4 Источники информации

Самые различные пресс-центры и пресс-службы, специальные отделы для связей с общественностью — вот те основные источники информации, которые открыты практически всем журналистам. Любая организация, будь то банк, страховая компания, общественный фонд или главное управление внутренних дел, заинтересованы в том, чтобы поддержать имидж своей фирмы. Подчас в их задачу даже не входит подготовка рекламных материалов, поскольку их функция гораздо тоньше — налаживать связи со средствами массовой информации. Казалось бы, что может быть лучше: интересы журналистов и сотрудников пресс-служб, как будто, совпадают, и им остается только наладить канал от поступления материалов до их публикации. Однако надо отличать официальные сообщения пресс-служб от авторских текстов журналистов. Кроме того, цель сотрудников какой бы то ни было фирмы — соблюдение ее собственных интересов, а отнюдь не помощь журналисту в написании статьи. Более того, подчас эти задачи становятся противоположными, когда сотрудник газеты, к примеру, интересуется в ГУВД преступлениями, совершенными милиционерами.

С зависимости от сфер деятельности, пресс-службы, обычно, делятся на несколько основных групп, и именно в таком виде удобно хранить их координаты в картотеке. Существуют:

— пресс-службы законодательной и исполнительной власти, различных партий и общественных движений (политика),

— пресс-службы коммерческих структур, акционерных обществ, различных экономических и транспортных учреждений и предприятий (экономика),

— пресс-службы иностранных дипломатических представительств, посольств и консульств (дипломатия),

— пресс-службы банков, фондов и бирж (финансы),

— пресс-службы театров, концертных залов, музеев, киностудий (культура),

— пресс-службы различных конфессий (религия),

— пресс-службы средств массовой информации (СМИ),

— пресс-службы общеобразовательных и медицинских учреждений (социум)[2] .

Этот список может быть продолжен, углублен или расширен в зависимости от специализации того или иного журналиста.

Обмен информацией в той или иной форме между журналистами и силовиками — самое рядовое явление. Нередко сотрудники правоохранительных органов черпают интересные сведения прямо из газетных публикаций или телерепортажей. Подчас журналисты добровольно делятся с силовиками добытыми ими сведениями из криминальных структур, с тем, чтобы впоследствии также получить в эксклюзивном порядке какую-то информацию для печати. Случается, работники милиции или прокуратуры сознательно осуществляют утечку информации, например, о ходе какого-то уголовного дела, чтобы проследить последующие действия заинтересованных в его исходе лиц.

В последние годы распространился еще один вариант добровольного сотрудничества силовиков и прессы. Из-за нерешительности начальства, нежелания ссориться с властями или личной заинтересованности руководители подразделений силовых структур подчас намеренно тормозят решение вопроса о проведении каких-то проверок или возбуждении уголовных дел. И тогда некоторые дознаватели, оперативные сотрудники и другие работники низового звена тайно обращаются за помощью к представителям средств массовой информации, чтобы предать огласке хотя бы часть криминальных фактов. Как правило, публикации такого рода уже бывает достаточно для того, чтобы дело получило ход, а не легло под сукно.

Договариваться о том, чтобы та или иная информация была предназначена только для вас, нужно непосредственно с теми, кто работает по интересующей вас теме и кто сам является источником информации уже для пресс-службы. Речь идет о так называемых первоисточниках. Это может быть конкретный прокурор или следователь, оперативный сотрудник или судья. В идеале, когда в числе первоисточников — руководитель подразделения. Он в курсе работы своих подчиненных и вправе дать им указание побеседовать с журналистом. При этом он еще не избалован вниманием прессы и, если увидит в вас порядочного и разумного человека, который никогда не навредит выполняемой им работе, ваши чисто деловые контакты со временем могут перерасти в доброе знакомство. Необходимо учитывать, однако, что начальник среднего звена всегда боязлив и практически никогда не согласится на то, чтобы взять на себя ответственность за передачу вам той или иной информации официально. Обычно он может сделать это лишь с санкции своего руководства, с которым вам также надо поддерживать связь. Возможны случаи, когда ваш источник фактически идет на должностное преступление, рассказывая вам о том или ином событии, цените его доверие. И никогда ни при каких обстоятельствах не предавайте огласке имя человека, поставившего себя в зависимость от вашей порядочности.

Политики и общественные деятели, руководители правоохранительных органов города и области, видные юристы и адвокаты, главы различных общественных фондов также являются блестящими источниками информации. Их особая ценность заключается в широте видения проблемы и возможности принятия конкретного решения. Им не надо разъяснять, в чем заключается польза от общения с представителями средств массовой информации. Более того, первые лица, как правило, сами не прочь использовать имя того или иного видного журналиста для выступления на интересующую именно их тему. И, если вам дорого ваше честное имя и незапятнанная репутация, держите ухо востро, особенно в период выборных компаний. Помните, выборы пройдут, и избиратели забудут даже имена кандидатов, которые оказались в числе аутсайдеров. Однако материалы они запомнят хотя бы потому, что они публикуются в печати. Взвесить лишний раз, стоит ли связывать себя по рукам и ногам, приняв чью-то политическую позицию, особенно, если она вам не так уж и дорога.

С начала 90-х годов в России стало появляться все больше различных независимых организаций, сфера деятельности которых была достаточно узкой, но от этой своего рода специализации только выигрывала. Основная задача таких общественных структур — активное привлечение внимания общественности к той или иной важной теме, о которой они собирают множество материалов. Цель — надавить на власть и заставить ее принять решение, способное конструктивно изменить ситуацию. Именно поэтому эти добровольные общественные организации и называются "группами давления". Западная экологическая организация "Гринпис" — яркий пример такой работы.

В зависимости от того, какую проблему намеревается исследовать журналист, ему стоит поинтересоваться, не специализируется ли по этой же теме какая-нибудь "группа давления". "Солдатские матери", например, расскажут о злоупотреблениях в армии и тех законных способах, на основании которых призывник не может быть отправлен для прохождения службы в вооруженных силах. В Петербурге такая организация появилась в 1992 году первоначально как центр информации для призывников и их родителей. Потом женщины занялись распространением юридической информации и предоставлением бесплатной правовой помощи военнослужащим. Они оказывают моральную поддержку солдатам, пострадавшим от произвола в армии. Ежегодно в эту организацию обращается за помощью и консультацией около 5 тысяч человек[3] .

А вот, к примеру, далеко не полный список организаций Петербурга (аналогичные структуры существуют и в других регионах страны), которые могут помочь журналистам в подготовке публикации о наркомании и методах борьбы с ней:

"Азария" — общественная организация матерей наркоманов, ассоциация “Спасение”, “Анонимные Наркоманы”, группа “Вертикаль”, “Возвращение” — помощь наркоманам и реабилитационный центр, “Наранон” — семинар для родителей по проблемам наркомании, районные наркологические кабинеты, ассоциация “Родители против наркотиков”.

И все-таки журналист, занимающийся расследованиями, никогда не станет пренебрегать таким источником информации, как человек из криминального мира. Хотя бы для того, чтобы увидеть обратную сторону работы тех, кто о своих промахах сам никогда не скажет. Бандиты охотно рассказывают о фактах весьма неприглядных — о том, как в милиции применятся пытки, как фальсифицируются документы в материалах уголовных дел, как бесследно пропадает конфискованное на время следствия имущество обвиняемых. Разумеется, такого рода информацию надо тщательно проверять и трижды подумать о том, надо ли ее публиковать. Кому будет выгодно разглашение данных фактов. Не используют ли журналиста втемную. Не принесет ли этот материал больше вреда, чем пользы.

Особую опасность представляют собой анонимные источники информации.

По большому счету, журналист, ведущий собственное расследование, работает для торжества справедливости. Сотрудник правоохранительных органов служит во имя торжества закона. А потому полномочия и возможности у них разные. В некоторых случаях именно выступление прессы как сублимированное общественное мнение может стать последней инстанцией в решении человеческих судеб.

Анализируемые предметы расследований могут оказаться исключительно актуальными в тот или иной момент жизни общества. А это предполагает немедленное вмешательство журналиста, с тем, чтобы выяснить, как и почему возникло некое явление, что оно представляет собой при ближайшем рассмотрении и какие следствия вытекают из него для общества. Подобная информация необходима любому социуму, ибо без этого картина действительности будет неполной, что помешает реализации его многочисленных целей и задач.

Но самое главное для журналиста - расследователя – творческий подход к реализации своих замыслов, постоянный поиск, пробы и ошибки, применение нестандартных, своих приёмов и методов, не выходя при этом за рамки закона, разумеется. И совершенствоваться стоит не только непосредственной практикой, но и чтением расследований людей, имеющих непосредственное отношение к такому роду деятельности – сотрудников правоохранительных органов.

Глава 2

Основные направления расследовательской деятельности журналиста (на примере периодических изданий)

2.1 Расследование коррупционных дел

На страницах современной российской прессы можно найти публикации по следам журналистских расследований, посвященные самым разным темам. Однако в силу существующих сегодня актуальных информационных потребностей аудитории, а также возможностей нынешней журналистики, сложился круг тем, наиболее часто привлекающих журналистов - расследователей. В круг этих проблем входят, прежде всего, проявления коррупции, насилие в армии, халатность и безответственность властей, заказные убийства.

Журналист, который берётся за расследование такого рода действия, должен обладать хорошей экономической подготовкой и опираться в расследовании на помощь юристов и экономистов - профессионалов высокого класса. Только в этом случае он может надеяться на успешный исход своего расследования, а также избежать в дальнейшем возможного судебного преследования со стороны "героев" будущей публикации.

Значимость журналистских расследований в качестве инструмента антикоррупционного воздействия объясняется самим характером этого вида деятельности, которая наиболее ярко характеризует журналистику как средство непосредственного социального контроля, борьбы со всевозможными недугами, в том числе и с коррупцией, поразившей современное российское общество. Своеобразие журналистского расследования как одного из инструментов борьбы с коррупцией предопределено особенностями предмета и соотносимых с ним целей и методов. В качестве предмета журналистского расследования в данном случае иногда называют коррумпированность общества "вообще". Но такой "предмет" вряд ли можно рассмотреть по-настоящему в ходе журналистского расследования. Более реальной, посильной для журналиста, является задача расследования отдельных проявлений коррумпированности. А уж из результатов таких отдельных расследований может складываться полная картина коррумпированности общества и возможных перспектив противостояния этому страшному социальному заболеванию. Чёткое определение коррупции пока ещё не сформировано, поскольку в России закон о коррупции пока ещё не принят. Однако, исходя из опыта стран, в которых существует это законодательно закреплённое понятие, к ней можно отнести преступные деяния, предусмотренные, например, некоторыми статьями УК РФ:

1 - ст. 285 Злоупотребление должностными полномочиями

2 - ст. 286 Превышение должностных полномочий

3 - ст. 290 Получение взятки.

4 - ст. 292 Служебный подлог.

Коррупция в нашей стране это достаточно актуальная тема для СМИ. По данным Фонда "Центр стратегических разработок" Россия превосходит 80% стран с наиболее коррупционной экономикой и занимает по разным критериям первые строчки мирового рейтинга[4] (см. Приложение 2).

М. Дмитриев, расследуя ряд коррупционных дел, создал свой рейтинг, отмечая, что Россия по индексу коррумпированности опустилась с 95 –го на 128-е место. Менее коррумпированными в сравнении с Россией были признаны Замбия, Уганда и Афганистан[5] (см. Приложение 3)… Журналист также видит рост коррупции в дефиците демократии в России.

Проблема коррупции чиновников достаточно популярна в современной прессе. Например, журналисты "Комсомольской правды" В. Бутаев и А. Овчинников, расследуя дело о получении взяток руководителями Фонда обязательного медицинского страхования в материале "Как делят деньги на лекарства для льготников" (см. Приложение 4), пишут о причинах так называемых "откатов" и широкой огласки данного явления: "Чаще всего подобные скандалы разгораются, когда чиновники и фирмы, участвующие в госзакупках, не могут поделить между собой барыши. Об "откатах", которые открывают дорогу коммерсантам к вожделенным бюджетным заказам, слышали всё, но доказать их крайне сложно. Чаще всего о "тёмных делах" правоохранителям сообщают фирмы, обделённые бюджетным пирогом и обиженные жадными чиновниками"[6] . Авторы этой статьи не просто пытаются выявить причины коррупции, но и называют конкретные имена и фамилии чиновников, в том числе и М. Зурабова – министра здравоохранения. По их мнению, без него здесь не обошлось: "Ведомство Михаила Зурабова давно упрекали в монополизации рынка страховой медицины. Мол, заказы на обеспечение льготников лекарствами получали только "свои" фирмы. Одна из них, кстати, создавалась в своё время с участием самого Зурабова. И задержанного главы ФОМС Андрея Таранова. Таранова вообще считают человеком Зурабова. Поэтому нынешний скандал в любом случае бросает тень на репутацию министра – реформатора"[7] .

Публичное расследование данного дела говорит о наличие свободы слова в России и росте влияния 4-ой власти, а доведение расследования до конца это уже другой вопрос. К сожалению, очень редко журналистам удаётся это сделать.

Итак, значимость журналистских расследований в качестве инструмента антикоррупционного воздействия объясняется самим характером этого вида деятельности, которая наиболее ярко характеризует журналистику как средство непосредственного социального контроля, борьбы со всевозможными недугами, в том числе и с коррупцией, поразившей современное российское общество. Своеобразие журналистского расследования как одного из инструментов борьбы с коррупцией предопределено особенностями предмета и соотносимых с ним целей и методов. Нетрудно сделать вывод и о том, что расследования по социально-бытовой тематике требуют от журналиста хорошей подготовки в роли не столько "Шерлока Холмса", сколько социального психолога, социального педагога и диагноста. Только в этом случае его работы в этой сфере могут получиться действительно интересными и полезными как для аудитории отдельного СМИ, так и для общества в целом.

Конечно, в какой-то мере междоусобицу СМИ можно было бы рассматривать как необходимую и вполне приемлемую в рыночных условиях конкуренцию, если бы при этом создавалось бы многообразие правдивого информирования общества, позволяющего населению увидеть объективную картину мира, если бы журналисты соблюдали в своей деятельности требования права, морали, и отчётливо заявляли, что интересы защищает от СМИ, в котором они работают. Однако всё это делается для того, чтобы скрыть свою зависимость от тех или иных лиц, группировок, структур. Именно это, в первую очередь, мешает массовой аудитории точно определить позицию, занимаемую журналистами, а значит и правильно оценить публикуемую информацию. В результате создаётся ситуация, когда СМИ становятся не просто инструментом решения чужих задач, а объективно ведут борьбу против принципов устройства общественной жизни. Более того, они уничтожают тот капитал, которым традиционно обладала российская журналистика, несмотря на все передряги, в которые попадала на протяжении своей истории, - капитал доверия со стороны аудитории.

2.2 Проблемы насилия в армии

Тема неуставных отношений в армии очень часто стала популярна в прессе ещё в 90- е гг. ХХ века, в то время когда престиж военнослужащих резко упал в обществе. Расследование журналистом преступлений в армии достаточно трудная задача, поскольку армия – это закрытая система, о недостатках которой, тем более преступлений на территории частей, офицеры и генералы пытаются не говорить, а о помощи следствию журналиста и речи нет.

В данной ситуации журналисту приходиться контактировать с Комитетом солдатских матерей, родителями пострадавших военнослужащих, с самими солдатами.

"Дедовщина" как явление появилась ещё в советское время, в последние годы Великой Отечественной войны, когда отслужившие и отвоевавшие уже не один год солдаты считали, что они имеют полное право перекладывать свои обязанности на молодых солдат. Но ситуация усугубилась в постсоветское время, когда в армию стали призывать "неблагонадёжных", некоторые из которых были условно судимы или состояли на учёте наркологической клинике. Случаи бегства из армии и самоубийства в это время стали массовыми. Поэтому эта "болезнь" армии попала под внимание всего общества, в том числе журналистов.

Светлана Пшеничнова, расследуя случаи насилия в армии, выделяет ряд причин "дедовщины": "Первая – во всех закрытых учреждениях есть свои ритуалы. Ведь дедовщина есть даже в закрытых учебных учреждениях – например, в английских школах… Вторая причина – в составе этих закрытых учреждений… Сейчас, как правило, в армию идёт служить люмпенизированная публика, которая самоутверждается при помощи насилия… Третья причина – офицеры, которые допускают это…"[8] . Для убедительности она приводит следующие цифры, от которых у обывателя рождаются только негативные мысли по отношению к службе в современной российской армии.

"В 2004 году покончили жизнь самоубийством 250 российских военнослужащих. Основной причиной сведения счетов с жизнью стала дедовщина. В 2005 году… из-за дедовщины и причинения смерти по неосторожности погиб 561 военнослужащий, покончили с собой 276 военнослужащих. По мнению российских правозащитников, ежегодные реальные потери российской армии вполне сопоставимы с ежегодными потерями армии США во время боевых действий в Ираке…"[9] .

Громкое дело о "дедовщине" 2006 года было связано с именем Андрея Сычёва. Этого парня и ещё семерых солдат зверски избила группа старослужащих Челябинского танкового института. Сычёву позже ампутировали обе ноги, половые органы, пальцы на руке. Данному делу было посвящено много статей в прессе, одна из которых: "Страсти по Андрею" И. Изотова (см. Приложение 5). В ней автор открыто говорит о борьбе журналистов за правдивую информацию по делу Сычёва с офицерами. В учебном батальоне, где произошла трагедия, удалось побывать журналисту, где он узнал версию офицеров: "Офицеры уверены, что скандал раздуют искусственно, а в происшедшем виноват сам Сычёв – будто бы он перевязал себе ноги верёвкой, чтобы "откосить" от службы и попасть в санчасть.

- Какая дедовщина здесь? – возмутился один из офицеров. – Солдат доползает до кровати и падает от усталости! То, что ребят здесь калечат, - это полная глупость… "[10] .

Но этим словам не поверили ни мать, ни сестра военнослужащего, ни журналисты. Громкие статьи о случившемся новогоднем ЧП в Челябинском танковом институте были опубликованы во многих российских печатных изданиях. Родственники Сычёва, почувствовав такую поддержку прессы, заявили, что подадут иск в суд по данному делу. Позже было заведено уголовное дело "Уголовное дело в отношении начальника Челябинского танкового института Виктора Сидорова возбуждено по факту злоупотребления полномочиями – под злоупотреблением подразумевается сокрытие информации о ЧП…С бывшего начальника взята подписка о невыезде…младший сержант Сивяков – главный подозреваемый в избиение Сычёва, - заключён под стражу…"[11] .

Само дело Сычёва – это яркий пример взаимодействия журналистов, правоохранительных органов, чиновников. Но было ли такое взаимодействие без вмешательства самого президента РФ? Ведь таких случаев насилия в армии сотни и не все завершаются наказанием виновных.

Как пример "армейского беспредела" можно привести расследование гибели солдата из Коми, которое провела Анна Политковская: "… 2 августа 2006 года из воинской части № 32386 железнодорожных войск приятелей – земляков Диму Пантелеева и Олега Шемерду ротный направил на работу в местный лесхоз. На обратном пути солдаты заблудились, вернулись поздно, и их вызвал капитан Никифоров. Сперва он избил Олега, который теперь выступает в суде свидетелем, а потом начал избивать Дмитрия. По словам пресс-секретаря фонда "Право матери" Анны Каширцевой, медики установили, что у Пантелеева выдавлен глаз, сломаны рёбра, а кости черепа раскрошены на мелкие кусочки. На всём теле – сплошные синяки…

Олег Шемерд дал обвинительные показания против капитана Никифорова. Сам обвиняемый в суде держится пока уверенно. Адвокат потерпевших будет требовать для офицера-изувера 15 лет"[12] .

После смерти Анны Политковской это дело затянулось и виновные ещё не наказаны.

Таким образом, расследование дел, связанных с насилием в армии – это процесс достаточно трудный, да и порой опасный для журналистов. Поскольку, расследуя случаи дедовщины, журналисты узнают и о коррупции военоначальников, гомосексуального насилия и наркомании в армии. А огласка данных явлений - это удар по чести всех Вооружённых Сил РФ, а значит - по чести самого государства. И не каждый чиновник позволит довести дело до суда. В этом случае остаётся надеяться на правозащитные организации, беспристрастный суд и профессионализм, стойкость и честность журналистов.

2.3 Халатность и безответственность властей

(на примере расследования журналистов "Комсомольской правды")

Халатность и безответственность властей довольно таки распространённое явление в наши дни. И порой журналисты более жестко подходят к обличению безответственных чиновников, не желе коррумпированных.

Расследование журналистов "Комсомольской правды" Александра Коца и Дмитрия Стешина (см. Приложение 6) не заинтересовать читателей и всю общественность просто не могла. Корреспонденты "КП" обнаружили ядерные бомбы в Пермской области, где в 70-е годах проводился эксперимент по повороту северных рек (Печёры и Камы). Авторы пишут: "…В 1971 году всё было готово для воплощения в жизнь самого амбиционного проекта, получившего кодовое название "Тайга"…25 марта была нажата кнопка "Пуск". Что произошло дальше - доподлинно неизвестно, документы до сих пор не рассекречены, но эксперимент был свёрнут моментально…"[13] .

Журналистов охватило профессиональное любопытство, и они решили самостоятельно разгадать эту "загадку". В ходе экспедиции им удалось сделать следующие выводы:

"…Радиационный фон на берегу "ядерного" озера, которое осталось после взрыва бомб, выше, чем на самом "грязном" объекте чернобыльской зоны – свалке заражённой технике (190 микрорентген в час, это уже в 10 раз выше нормы)…"[14] .

"В отдельных местах фон достигал 2000 мК/час – это в 100 раз выше нормы…"[15] .

Шокировала корреспондентов следующая картина истинного бесхозяйственного и преступного отношения к заброшенным ядерным шахтам: "Все 120-метровые шахты были намертво "забучены". Сначала слой гравия, потом графита, за ним цемент… Странно и дико встретить в глухой тайге цепь бетонных осветительных столбов… Каждая шахта была сугубо автономным сооружением … Здесь атомный грибок еле торчит из короба с гравием…"[16] .

На вопрос журналистов: "А может шахты пустые?", - их проводник ответил следующее: " Парни, вы видели, как военные в начале 90-х гг. уходили с объектов? Где-то даже знамя части забывали. Здесь котлованы были бы на местах этих бомб – их же нужно как-то извлечь? И это не так сложно, я у горных инженеров интересовался. А отсюда просто ушли…"[17] .

Специалисты, а в частности Д. Власов – доктор технических наук, специалист по физике взрыва, говорят по-другому: "Очень сомнительно, что в этих шахтах остались ядерные заряды. Практически невозможно… Ни один заряд гражданского или иного назначения не мог быть забыт…"[18] .

А чиновники вообще посоветовали свернуть расследование этого запутанного дела. Но А. Коц и Д. Стешин продолжают расследование и ищут тех, кто имел хоть какое-то отношение к этому эксперименту.

Данное расследование – это яркий пример профессионализма и мужества журналистов, так как не каждый осмелиться посетить объекты с высоким радиационным фоном. Если халатность и безответственность чиновников не смогли повлиять на эти журналистов, то можно только надеяться на их совесть и профессионализм, с которым они доведут дело до успешного завершения, и источник радиации будет обезврежен. Лишний раз читатели убеждаются, что работа журналиста – расследователя жизненно необходима для общества, не менее чем работа простого следователя.

2.4 Проблема свободы слова в России (на примере журналистского расследования убийства А. Политковской)

За рубежом сейчас бытует такое мнение, что в России нет свободы слова. У нас на это чиновники категорично отвечают тем, что наша страна сейчас находиться на переходном историческом этапе, при котором идёт построение демократических начал, к одним из которых можно отнести свободу слова.

Этот спор можно продолжать бесконечно. Журналисты в современной России – это или работающие на заказ, защищающие частные интересы, или профессионалы, добивающиеся правды, рискуя при этом порой своей жизнью.

Ярким примером журналиста – расследователя была Анна Политковская. Её убийство потрясло всё российское общество и поставило ещё раз под вопрос существование в России свободы слова. А. Политковская расследовала и коррупцию в эшелонах власти, и случаи насилия в армии, и "тёмное прошлое" чеченского премьера Р. Кадырова и др. Другими словами – "ходила по лезвию ножа". Версий об убийстве журналистки разнообразные. Только журналисты "Нового времени" выдвигают четыре: "…месть военных, воевавших в Чечне и решивших по своему почину отомстить "нехорошо" писавшей о них журналистке. Или, что почти то же самое, месть милиционеров, которые после публикаций Политковской оказались в тюрьме или в розыске. Предполагают даже месть бывших боевиков, перешедших на сторону федеральных сил…"оранжевый заговор" либеральных оппозиционеров – эмигрантов, которые решили подставить Путина и его спецслужбы…".

Но самая вероятная из них, по мнению журналистов "Известий", является версия правозащитников: "Вот, к примеру, правозащитники твердо уверены, что Политковскую убили именно из-за её попытки расследовать трагедию "Норд-Оста"[19] (см. Приложение 7).

Сам факт убийства журналистки, занимающейся расследованием таких громких дел, это серьёзный удар по государству и власти, подтверждение мнения западных специалистов о свободе слова в России.

Итак, значимость журналистских расследований для общества объясняется самим характером этого вида деятельности, которая наиболее ярко характеризует журналистику как средство непосредственного социального контроля, борьбы со всевозможными недугами, в том числе и с коррупцией, поразившей современное российское общество. Так же журналист призван помочь и поддержать граждан, интересы которых ущемлены. Именно в этом основное назначение журналистики.


Заключение

По большому счету, журналист, ведущий собственное расследование, работает для торжества справедливости. Сотрудник правоохранительных органов служит во имя торжества закона. А потому полномочия и возможности у них разные. В некоторых случаях именно выступление прессы как сублимированное общественное мнение может стать последней инстанцией в решении человеческих судеб. Анализируемые предметы расследований могут оказаться исключительно актуальными в тот или иной момент жизни общества. А это предполагает немедленное вмешательство журналиста, с тем, чтобы выяснить, как и почему возникло некое явление, что оно представляет собой при ближайшем рассмотрении и какие следствия вытекают из него для общества. Подобная информация необходима любому социуму, ибо без этого картина действительности будет неполной, что помешает реализации его многочисленных целей и задач. Итак, значимость журналистских расследований для общества объясняется самим характером этого вида деятельности, которая наиболее ярко характеризует журналистику как средство непосредственного социального контроля, борьбы со всевозможными недугами, в том числе и с коррупцией, поразившей современное российское общество. Так же журналист призван помочь и поддержать граждан, интересы которых ущемлены. Именно в этом основное назначение журналистики. Но самое главное для журналиста - расследователя – творческий подход к реализации своих замыслов, постоянный поиск, пробы и ошибки, применение нестандартных, своих приёмов и методов, не выходя при этом за рамки закона, разумеется. И совершенствоваться стоит не только непосредственной практикой, но и чтением расследований людей, имеющих непосредственное отношение к такому роду деятельности – сотрудников правоохранительных органов. Наименее защищен журналист, когда дело касается его имущества. Здесь всегда трудно установить, был ли объектом нападения сам человек, а целью — желание напугать, уязвить его, или имеет место случай вполне банальный, каких тысячи. Наиболее распространены, как известно, квартирные кражи, ограбления и разбойные нападения на улицах, угоны автомобилей. В каждом из этих преступлений налицо корысть преступника, который не интересуется вашим удостоверением и не спрашивает перед тем как ограбить в подъезде, не журналист ли вы. Поэтому рекомендации по безопасности в данном случае ничем не отличаются о тех, которые даются всем без исключения гражданам. Для повышения квалификации журналистов предлагаются несколько тем занятий: методика безопасной работы в особых условиях, способы психологической защиты и психологического воздействия, современные психотехнологии общения, организация жизнеобеспечения в особых условиях, новейшие и перспективные технические средства обеспечения безопасности, правовой статус журналиста в особых условиях. Базовая программа рассчитана на 40 часов, но компактно осваивается в течение четырех дней. Занятия и консультации проводят высококвалифицированные специалисты, имеющие опыт журналистской, оперативной и особой работы в “горячих точках” по всему миру.

Освоение молодым журналистом традиций расследовательства, заложенных выдающимися российскими и зарубежными журналистами, освоение принципов, методов деятельности современной расследовательской журналистики – одна из важнейших предпосылок того, что они могут стать достаточными продолжателя этого столь сложного, столь и важного для общества вида деятельности.


Библиографический список

1. Анна Политковская расследовала гибель солдата из Коми./ А. Бойко // "Комсомольская правда".- 2006.- 11 октября - С.4.

2. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е., Психология преступника и расследования преступлений. - М.,1996.

3. Болезнь бюрократии./ Г. Сатаров// "Новое время".- 2006.- № 21.- С.16-18.

4. Глобальная коррупция… // "Коммерсант".- 2006.- 20 сентября - №175(№3506). – С.9.

5. Дедовщина закована в броню круговой поруки/ И. Плугатерев// "Независимая газета" - 2006- 10 февр. – С. 1-2.

6. Дефицит демократии: рост коррупции в России вызван ослаблением демократии/М. Дмитриев// "Профиль". – 2006.- № 9.- С.48-49.

7. А.А. Тертычный Аналитическая журналистика. - М.:"Гендальф", 1998. С.225-228.

8. Дэвид Рэндалл, Универсальный журналист. - М.,1996. С.214.

9. Журналистика и жизнь. (сборник статей) Воронежский государственный университет, 1997. С.246.

10. Журналистика. Наука. Образование. Практика./ Под ред В.А. Алиева.- М., 1993. С.342.

11. Журналистика и политика/ Под ред. Я.Н. Засурского.- М., 1989. С.320.

12. Журналист. Пресса. Аудитория: Межвузовский сб. Вып.2. – М., 1994. С.246.

13. Как делят деньги на лекарства для льготников./ В.Бутаев, А. Овчинников.// "Комсомольская правда".- 2006 - 18 ноября.- С. 4.

14. Каретников М.К., Лобашев Технические средства, применяемые сотрудниками личной охраны (учебное пособие). - М., 1997. С279.

15. "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. С.4-5.,
С.8-9.

16. А.Ф. Кони “Память и внимание”. – М., 1998. С.127.

17. Кто отомстил Анне Политковской?// "Известия". – 2006 – 15 ноября. - С.9.

18. Легализация (отмывание) преступных доходов – особенности применительно к организованной преступности, терроризму и коррупции/ В.С. Давыдов// "Российская юстиция". – 2006. - № 3. – С.43-49.

19. Малькольм Ф. Мэллет, Справочник для журналистов стран Центральной и Восточной Европы. - М., 1993. С.146.

20. Образцов В.А.Криминалистика. Курс лекций. - М., 1996. С.326.

21. Оружие шпионажа. 1993-1994. Серия "Безопасность". М.: Империал, 1994. С.261.

22. Офицеры, матерей пожалейте/ С.Пшеничнова// "Семья". – 2006 - №7. - С.14.

23. Поздняков Е. Н., Защита объектов. - М., 1997. С.156.

24. Служить должны все, а не только "неблагополучные"… /Д. Литовкин// "Известия". – 2006. - 13 апреля. - С. 1, 5.

25. Судебные новости. Обозрение. Хроника регионального правосудия. М.,1999. С. 12-14.

26. Страсти по Андрею… /И. Изотов// "Российская газета" – 2006.- 31 января - С. 1, 18.

27. "Шпионские штучки" и устройства для защиты объектов и информации (справочное пособие). Санкт-Петербург, 1996. С.209.


МАНДОЛИНА В КУСТАХ Опознание липецкого губернатора

Карта мира изменилась, образовался треугольник Пхеньян — Гавана — Липецк. Потому что по-настоящему в нашем “красном поясе” теперь и остался один Липецк. Во всяком случае Воронеж проголосовал за “Единство”, в Тамбове ельцинский представитель Бетин прокатил коммуниста Рябова на выборах губернатора и т. д. И только Липецкая область голосует мощно и бескомпромиссно: и депутат здесь коммунист, и по спискам за КПРФ — 40% (у “Единства” в области в два с лишним раза меньше голосов, а у “Отечества” — почти в шесть).

Мы не раз рассказывали о сложившейся здесь малоприятной экономической ситуации и в поисках причин всякий раз упирались в областную администрацию, возглавляемую Олегом Королевым — зюгановским протеже и одновременно замом Строева, председателя Совета Федерации. Логично поэтому, заканчивая “липецкий цикл”, сказать о роли личности в истории (Липецка)

Внешне Королев, может быть, самый приятный из политиков России. Не толстый, не тонкий, не усатый, не лысый, не громкий, не тихий, не старый, не молодой. Среди вконец охаризматевших губернаторов-сенаторов он, как гладкий камушек среди булыжников. Единственный, у кого на лице написано: не грубиян, не ломовой конь, не записной интриган; в результате можно сколько угодно слушать его плавные долгие речи, смотреть на его простое честное лицо, а уже через десять минут не узнать его, встретив в коридоре. Ибо он настолько правильный, что совершенно не запоминается.

Это знают журналисты, занимающиеся Советом Федерации: всякий раз даже им требуется мыслительное усилие и шевеление лицом, чтобы сообразить, кто такой Королев. Это знают и телезрители, хотя о том не догадываются, а между тем они много-много раз видели Королева по ТВ, рассказывающего, например, о работе интереснейшей комиссии, которую он возглавляет, — по Скуратову. Видели, но наверняка не помнят.

Это такой стиль: взять хоть эту комиссию — она как бы есть, но вроде бы ее и нет. Причем на какие бы Королев свои важные открытия в скуратоведении ни намекал, а интуитивно понимаешь — это не имеет ни-ка-кого значения, что-то совсем другое будет определять судьбу Скуратова — не комиссия. Ее дело — оформить, что велят. Не случайно многие знакомые депутаты и не помнят, что существует такая.

Вот так же и сам видный отечественный политик Королев — он, несомненно, есть, но кто об этом помнит? ...Сейчас кое-кто из читателей внутренне взъерошился: чего это журналист придирается к внешним данным: а может быть, Королев просто скромен или неартистичен?.. О, вы не видели его на выборах губернатора — орел! Липецкие дети писались со страху, когда он обещал удвоить зарплату через месяц после выборов. И, кстати, не то что удвоил, а прямо ушестерил и удесятерил, хотя и не всем.

...Зря я сразу взял ироничный тон. Понимаете, по официальной статистике, средний липчанин теперь почти на треть беднее среднего россиянина. Притом что живет в некогда могучем сельскохозяйственном регионе, да еще имеет валютного мирового монстра — Новолипецкий комбинат.

Но! Ведь и липецкий губернатор скромен; хотя сам он о своих доходах упорно никому не говорит, но несложно прикинуть, что, не считая льгот, казенных машин, дач, обеспеченной счастливой старости, приятного в целом московского образа жизни и незапланированных доходов, он получает около 40 тыс. руб. в месяц (к слову, липецкая училка — 7 тыс., правда, в год, а вообще средний липчанин — 14, 4 тыс. в год же. Да еще доходы липчан в позапрошлом году уменьшились на 14% и сейчас еще на 11).

Но! При таких скромных для губернатора заработках — около полутора тысяч $ в месяц — Королев вроде бы ни разу ни на чем крупном не попался, а по нынешним временам — это почти святость. Команда его частенько попадается, но не он сам.

И проблема-то в сущности не в том, что он плохой человек, а что просто, видимо, не годится в губернаторы. В Совете Федерации, понятно, нужны такие ребята, которым можно поручить любое ответственное дело, чтобы они его тихо похоронили. Но глава области — это другое, это как бы наоборот. Однако Королева выбрали. И это уже драма, причем не самого Королева. И рассказывать об этом нужно немножко навзрыд, а не остроумничать. Потому что при знакомстве с Липецком только и осознаешь, какой, увы, пока еще бред — свободные поголовные выборы в России.

Поначалу-то Королев — загадка для исследователя. Некоторые его поступки настолько непонятны, что пытаешься объяснить это бог знает чем. Партийностью, например. И впрямь — прижал фермерство, например. Но это скорее исключение, никаких социалистических дел на самом деле в области нет — национализаций или чтоб бедным стало лучше, а богатым хуже. Очень даже наоборот.

Другая версия — он человек романтический. То есть импульсивный, наивный и оттого часто выглядящий не очень умным и очень непоследовательным. Один из первых его указов 2000 г., например, выделить “103 тысячи на двухтомник прозы члена Союза писателей Бурякова В. В.”. Это не бизнес, ибо “распределить указанное издание между департаментами образования и науки и управлением культуры для последующего направления в образовательные учреждения и учреждения культуры”. И это не любовь к отечественной литературе, потому что писатель Буряков — это, видимо, что-то вроде писателя Собакина, которого я, впрочем, не читал. И вряд ли оценят этот жест “в образовательных учреждениях”, где месячные зарплаты — размером в один личный губернаторский обед в московском кафе (если с пивом). Да и с государственной точки зрения забавно узнать, что Королев выделил на борьбу с коррупцией в области прокуратуре 150 тыс., намекая, видимо, что двухтомник Бурякова В. В. не менее актуален.

В мнении о романтизме, казалось бы, укрепляет и коммунистический бесплатный липецкий общественный транспорт. Это ведь тоже чистая романтика: какая здесь логика, если в Липецке одновременно самые большие в Черноземье коммунальные платежи: за водоснабжение и канализацию до 4 раз больше, чем у соседей, за горячую воду — в 2—3 раза. Не говорю уж, что хлеб закупается у батьки Кондратенко, и даже, по официальным данным, резко повысился удельный вес покупок продовольственных товаров. То есть липчане теперь решительно не желают покупать хрусталь и телевизоры, бросая весь свой семейный бюджет на макароны. Причем и при покупке продовольствия от мяса и колбасы понемногу отказываются (холестерин?), предпочитая тратить деньги на хлеб и картошку. И на спирт, понятно... Кстати, при росте производства водки в области на 78%(!) потребление наркотиков отнюдь не уменьшилось. (Это — в зюгановскую копилку, в гипсового Ленина с дырочкой — о достижениях ихних коммунистов по спасению нации.)

Еще очень романтичны и трогательны отношения Королева с собственной командой, набранной из тех, кто поддержал его на выборах (а не поддержал — получи по морде — в политическом смысле). И как бы ни прокалывались королевские орлы на всяких аукционах и родственности, как бы ни валили липецкую экономику — Королев от друзей не отказывается.

Но версия о романтизме и наивности отпадает, когда осознаешь, что при полном отсутствии экономической стратегии в области Королев — хороший тактик. В сущности вся его деятельность — это лавирование, история тактических маневров. Он как черт из коробочки выскочил вдруг перед выборами и на лавине совершенно завиральных обещаний лихо объехал своего покровителя — прежнего губернатора, который именно и оказался наивным и доверчивым, как дитя. Притом что был, хоть и очень дельный мужик, но немного сатрап.

А потом Королев без каких-либо особых интриг по замене руководителей предприятий, без всяких “перехватов инициативы” и т. д. попросту развалил прежние структуры, на которых строил экономику бывший губернатор, — все эти управления газификации, “Автодор” и т. д.

...Возникает важный вопрос: а зачем, собственно, он эти мощные структуры развалил, а не забрал под себя? Не заставил еще более эффективно работать на пользу области? Тем более время показало — никакой своей стратегии у него нет. Как же можно без стратегии, без...

И тут еще один вопрос-озарение, кажущийся поначалу детским: а зачем, собственно, Королев вообще выставлял свою кандидатуру в губернаторы? Какие идеи о путях для области он выстрадал, прежде чем претендовать на звание вождя?

Ответ, по-моему, в последних “избирательных” событиях. Королев свою прессу держит жестко, здесь в порядке вещей, когда редактор газеты утром видит в номере материал, которого он не ставил; какой-нибудь главный королевский “экономист”, Доровский, например, нашлепал статейку о нарастающем липецком народном счастье и передал ее вечером прямо в издательство. И хотя сам Королев в трудные для родины времена выборов всегда скромно отмалчивается, за кого он, это можно четко определить по придворной прессе.

На этот раз досталось старику Путину. Видит Бог, я хоть и сам не поклонник этого господина, но что сделала с ним липецкая пресса — лучше ему не читать. Его отсклоняли всей журналистской гурьбой, потом по одному отглаголили, отпадежили и бросили, жалкого, на обочине жизни. Любимая газета Доровского даже научно доказала, что Шойгу — “полумасон”, а Путин тянет и на полноценного упитанного масона. А уж что Путин — член Семьи, кагэбист, марионетка Березовского, плюс легкий свежий липецкий юмор на предмет “Путин — новый Распутин”, это даже и не в счет.

Видимо, тепло Королев относился тогда к Лужкову с Примаковым; во всяком случае они местной прессой не менее уважались в тот период, чем даже Зюганов и умный Шандыбин (у этих с липецкими газетами свои интимно-эксклюзивные отношения).

И вдруг — результаты выборов. Ах! Поначалу, видимо, растерялись. Заметались. Кто-то из деревенских подлипецких редакторов даже написал Путину “Открытое письмо”, выдержанное в духе перемирия; мол, хоть мы вас и обзывали гнидой, но чего не бывает между джентльменами, и вот я вам сейчас постучу на наше деревенское руководство в знак полного доверия. (И постучал.) Кое-кто из газетчиков даже стал по дурости выдвигать Королева в президенты, выдав, видимо, совсем уж заветные мысли липецкого главы.

Но скоро таковые разброд и свободомыслие были пресечены. Газеты твердо и ясно высказались в пользу молодого энергичного и.о. президента. Было тонко подмечено, что он работал в органах, т.е., человек дисциплинированный. Что он гарантирует преемственность власти. А его связи с олигархами — это сплочение всех слоев общества в единую дружную команду.

И вот, наконец, заговорил и Королев: “Современная действительность показывает, что наше общество расколото. Необходим объединитель. В этом плане показателен пример Испании, где таким выступил умница-король. У нас на эту роль по всем меркам подходит В. В. Путин”. Вместе с тем губернатор Липецка горько отметил и неприглядные черты действительности: “Много в стране политиков, кто бежит за победителем; вчера за Черномырдиным, потом за Примаковым, теперь за Путиным. Политическое кредо таких людей понятно. В то же время в стране много настоящих профессионалов, не следующих политической конъюнктуре. Настало время, чтобы они были востребованы”.

Королев не называл фамилий профессионалов. Но в эти дни и сам, и его пресса не без гордости стали подчеркивать, что в Липецке на глазах у всех происходит экономическое чудо (я уже писал на эту тему: Новолипецкий металлургический заплатил налоги, к чему Королев непричастен).

…Вообще-то, даже действительно работящие губернаторы вроде новгородского Прусака или белгородского Савченко занимаются не прогрессом, а лишь выживанием. И в тех природных зонах, где не важно, какой губернатор, а сунь в землю палку — что-нибудь вырастет; у Кондратенко в Краснодаре, в Башкирском ханстве Рахимова, в Хакасии мл. Лебедя и т.д. — и там ни денег, ни счастья (у народа). И где поставили на техпрогресс, ничего не вышло, как у Чуба, вбившего ростовские деньги в производство машины, и получившего нищее казачество и нового олигарха Парамонова (которого сейчас не могут найти). И где поверили в личное гусарство (курское гнездовье Руцких) или в личную связь с космосом (темное царство Наздратенко). Везде хреновато. И если сенатор вдруг заговорит об экономическом прорыве — это или к выборам, или намек Путину — вот какой я славный пацан, дяденька, возьми меня к себе.

Вот, по-моему, и ответ на вопрос, кто такой Королев, в чем его тактика и стратегия (а она-таки есть). Тут просто надо встряхнуться, сбросить все слова и лозунги, исходящие из липецкой администрации, и посмотреть прямым незамутненным детским взглядом на губернатора. Во-первых, здесь нет принципов или убеждений — ни в политике, ни в экономике. Кроме одного: экономикой, а, главное, финансами занимаются только мои люди. И нет партийности, а только ориентация на реальную власть, если она сильная. И нет ответственности перед людьми (как в случае с выборными обещаниями). И нет ответственности интеллигента перед истиной (рассказы о “липецком экономическом чуде”). И принципиальность всегда ситуативная — если безопасно и выгодно. И ясный взор пионера, и незапоминающиеся обтекаемые речи, и слишком хорошие стерильные манеры... Вот! Это же старый знакомый до боли тип инструктора горкома партии.

И в момент, когда мы вспомним те лица и скажем себе, что плоскостопие, косоглазие и руковождение — болезни плохо излечимые, все станет на свои места. Конечно же! Королев — скрывавшийся инструктор горкома, то есть человек, вся жизненная стратегия которого сводится к простой вещи — выжить в кресле. Именно под это все и строится. Отсюда — чего хочешь: и миролюбие, в смысле чтоб не трогали, и преданность в глазах, и развал хозяйства при провозглашаемых победах. И хорошая интуиция на то, что нужно в данный момент хозяину (отсюда и точные лозунги для народа, когда шел в губернаторы, в отличие от своего соперника — хозяйственника). И специфическое честолюбие — не чтобы дело шло хорошо (как у Лужкова или Наролина), а, главное, чтобы думали, что оно идет хорошо.

Дело не в Королеве, конечно. Липецк его выбрал — сами и пожинают (секретари горкомов в те годы хотя бы знали цену своим мальчикам-инструкторам, что на амбразуру не бросятся, а, напротив, продадут при случае. А мы — не просто плохие психологи. Чудовищно плохие. Австралийские аборигены бы лучше проголосовали). Дело же в том, что... Если помните: ослепший Фауст, слыша вокруг себя стук и звон, думал, что это строят что-то вроде дворца для человечества. Он топал ногой, вздорный старик, требовал остановить мгновение; выбрать Королева губернатором и т. д. И не знал, что стук и звон были от лопат, которыми разная гадость рыла ему могилу.

Вот и мы — не так же ли? Что-то беспрестанно скрипит вокруг нас. Вот что-то бормочут Королев и его команда. Что-то опять бубнит Зюганов. Чу! А вот и мастера художественного стука — Доренко и Сванидзе. И тихо шуршат под землей Березовский и еще какие-то Абрамовичи. Строят ли они новый мир? Несомненно, да. Другой вопрос: кто в нем будет лежать?

И я спрашиваю себя с тоской: откуда они набежали на нас? За что? Как они находят друг друга? Что можно сделать с ними?

Игорь ДОМНИКОВ

Новая Газета" №8 28.02.00

Приложение 2

Куда уходят деньги на лекарства для льготников

Арестованный Андрей Таранов был главным распорядителем льготных денег.

В Москве задержаны руководители Фонда обязательного медицинского страхования, подозреваемые в получении взяток

Валерий БУТАЕВ, Алексей ОВЧИННИКОВ,

«Коммерсантъ» — 18.11.2006

Вчера Генпрокуратура объявила об аресте «верхушки» руководства Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС): директора Андрея Таранова, двух его заместителей и трех начальников управлений. Еще одному замдиректора фонда суд продлил срок задержания...

Всех их подозревают в получении взяток и нецелевом использовании бюджетных средств, выделенных на закупку лекарств для льготников.

Как заявила Генпрокуратура, «следователям удалось установить факты получения взяток должностными лицами ФОМС от руководителей территориальных фондов ОМС и представителей фармацевтических и иных коммерческих предприятий, участвующих в поставках медикаментов и медицинского оборудования».

В ходе проведенных обысков в помещениях ФОМС в Москве и территориальных фондах ОМС изъяты многочисленные финансовые и другие документы... значительные суммы денег...

Неофициально давно ходили разговоры о том, что система закупки лекарств для льготников вызывает вопросы. Особенно кто и как из компаний-дилеров получает доступ к бюджетным средствам.

Одна из главных задач фонда - обеспечить российских льготников медикаментами по программе дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО). Схема поставки лекарств в регионы такова: из бюджета страны в ФОМС перечисляются деньги (на этот год выделено 29,09 миллиарда рублей). Далее фонд объявляет в регионах конкурсы среди фармкомпаний на право поставлять лекарства льготникам. Победители получают деньги.

Естественно, что борьба за доступ к бюджетной «кормушке» идет нешуточная.

Как очень многое в России, шансы выиграть аукционы во многом зависят от чиновников, ответственных за проведение торгов. И ни для кого не секрет, что эти самые шансы можно довести до 100%, умаслив руководителей.

А в Минздравсоцразвития, которое курирует фонд, и в самом ФОМСе вчера словно в рот воды набрали - никаких комментариев не давали.

Зато некоторые депутаты Госдумы и представители разных ассоциаций стали наперебой утверждать, что именно они инициировали возбуждение уголовного дела.

Вчера же к вечеру глава Счетной палаты Сергей Степашин подтвердил, что его ведомство отправило в Генпрокуратуру материалы проверки. Это было сделано в соответствии с соглашением о сотрудничестве двух ведомств.

«Во втором полугодии 2005 года продолжает сохраняться тенденция превышения цен на лекарства, отпускаемые льготным категориям граждан... В Кемеровской области цены на лекарства, отпускаемые по ДЛО, выше розничных на 19%... В Воронежской области цена ...для льготных категорий граждан выше цены в рознице на 74,8%... Нерегулируемый рост цен на лекарства... способен повлечь за собой дополнительные расходы федерального бюджета», - говорится в материалах Счетной палаты.

Немудрено, что, накручивая фантастические проценты, фармацевтические компании освоили выделенные миллиарды уже к лету этого года. А потом от них же пошли жалобы на то, что лекарства льготникам они отпускают уже за свой счет. И теперь ФОМС оказался должен им еще 25 миллиардов. Чиновникам даже пришлось укоротить список лекарств, которые ветераны и инвалиды могут получать бесплатно. А врачи в поликлиниках сетуют, что им запрещают выписывать многие препараты.

Хотя в то же время эксперты утверждают, что за неполные два года реализации программы ДЛО лидеры рынка успели увеличить собственные капиталы более чем в два раза. Поэтому вполне резонно спросить: случайно ли федеральные деньги перекочевали в карманы заинтересованных фармацевтов, в то время как бюджет здорово оголился?

- Думаю, что нет, - на условиях анонимности признался замгендиректора одной крупной компании по торговле медикаментами. - Чтобы получить доступ к таким ресурсам, необходимо знать людей в среде заказчика - в том же ФОМСе. Да и суммы там мелькают приличные. Не могу утверждать, что все и всем взятки дают, но без этого не обходится точно.

В другой компании - участнике ДЛО признались, что добиться права снабжать лекарствами льготников нелегко. Зато пожаловались на саму систему работы ФОМС с дистрибьюторами:

- Фирмы вынуждены тратить собственные средства на обеспечение лекарствами льготников. Дело в том, что деньги от государства приходят к нам с большим опозданием. За этот год они стали поступать только сейчас. Иногда становится невыгодно торговать дешевыми лекарствами.

- Ничего себе, невыгодно - на следующий год уже 42 миллиарда дают! - подивились мы.

- Это с учетом тех 25 миллиардов, которые фирмам задолжало государство.


ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Что такое ФОМС?

Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) создан в 1991 году указом тогда еще главы Верховного Совета РСФСР Ельцина.

Гражданам по всей стране раздали медицинские страховые полисы, с которыми они обращаются в поликлиники и больницы. Финансовые потоки между медучреждениями и распределяет ФОМС в зависимости от того, сколько пациентов по страховым полисам они обслужили.

ФОМС также финансирует государственные целевые программы. В рамках закона о монетизации льгот фонд получил право на контроль и учет средств, выделяемых из бюджета на лекарственное обеспечение льготников.

Бюджет фонда составил в 2006 году - 113,3 млрд. руб. На 2007 год бюджет фонда ОМС запланирован в объеме 104,7 млрд. руб. Координирует работу фонда Минздравсоцразвития.


КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Вчера вечером Генпрокуратура распространила сообщение о том, что «реализация программы лекарственного обеспечения льготников в 2007 году поставлена под угрозу».

Это может произойти из-за того, что может быть сорван конкурс по отбору поставщиков медикаментов. И. о. директора ФОМС Дмитрия Рейхарта предупредили о том, что в этом случае «будет поставлен вопрос о привлечении его к установленной законом ответственности». В сообщении также говорится: «Отмена Фондом в октябре 2006 года уже назначенного конкурса, разработка новых условий конкурсного отбора, противоправные действия должностных лиц, повлекшие принятие к ним мер в рамках уголовно-процессуального законодательства, свидетельствуют об упущениях в работе Фонда»».

ВЕРСИИ

Копают под Зурабова?

1. Государство борется с коррупцией

Первая, самая простая и сама собой напрашивающаяся версия - государство наконец-то решило навести порядок на рынке лекарств. И, естественно, первыми под контроль попали те, кто распределяет финансовые потоки, направляемые из бюджета на закупку лекарств для льготников.

Во-первых, суммы там огромные - около 30 млрд. рублей. Во-вторых, кому, как не государству, следить за целевым использованием бюджетных средств.

2. Не поделили барыши

Чаще всего подобные скандалы разгораются, когда чиновники и фирмы, участвующие в госзакупках, не могут поделить между собою барыши. Об «откатах», которые открывают дорогу коммерсантам к вожделенным бюджетным заказам, слышали все, но доказать их крайне сложно. Чаще всего о темных делишках правоохранителям сообщают фирмы, обделенные бюджетным пирогом и обиженные жадными чиновниками.

3. Копают под главу Минздравсоцразвития Михаила Зурабова

Ведомство Михаила Зурабова давно упрекали в монополизации рынка страховой медицины. Мол, заказы на обеспечение льготников лекарствами получали только «свои» фирмы. Одна из них, кстати, создавалась в свое время с участием самого Зурабова и задержанного главы ФОМС Андрея Таранова. Таранова вообще считают человеком Зурабова. Поэтому нынешний скандал в любом случае бросает тень на репутацию министра-реформатора.

Именно Зурабов - автор программы обеспечения льготников лекарствами, которая сейчас трещит по всем швам. Значит, не все было продумано и отлажено. А еще год назад программу называли крупнейшим социальным госпроектом, с которого должна начаться реформа российской системы соцобеспечения. К Минздравсоцразвития есть и другие вопросы. Например, затянувшаяся и по большому счету безрезультатная борьба с контрафактом на аптечных прилавках.

4. Передел рынка лекарств

Многие участники рынка да и чиновники в приватных беседах говорят, что наиболее вероятная версия нынешнего скандала - это передел рынка. Скандал разгорелся накануне конкурса, в ходе которого будет определено, кто будет поставлять лекарства для льготников в 2007 году. Скорее всего, этот конкурс выиграли бы те же самые компании, с которыми традиционно работало ведомство Зурабова. Теперь не исключено, что доступ на рынок смогут получить и другие фирмы. То есть произойдет передел финансовых потоков и огромного рынка лекарств.

«Комсомолка» нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы

По периметру объекта «Тайга» стоят такие предупредительные знаки. В отсутствие людей это место облюбовали хищники. Нашим корреспондентам - слева Стешин, справа Коц - пришлось взять с собой карабин.

Корреспонденты «КП» обнаружили их в Пермской области, где в 70-х годах проводился эксперимент по повороту северных рек

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН, Фото авторов. — 18.10.2006

Проект «Тайга»

35 лет назад таежную глушь Чердынского района Пермской области сотряс мощнейший ядерный взрыв. «Гриб» от него видели жители близлежащих сел за десятки километров.

Это было одно из 715 (!) ядерных испытаний в мирных целях на территории СССР. В 70-е годы великие умы великой державы часто посещали идеи о том, как обмануть природу. Ученым разных мастей не давала покоя мысль о поворотах северных рек, чтобы наполнить тот или иной пересыхающий водоем на юге СССР. В 1971 году все было готово для воплощения в жизнь самого амбициозного проекта, получившего кодовое название «Тайга».

Задумка на бумаге выглядела вполне убедительно - река Печора соединяется с руслом Камы, впадает в Волгу и наполняет катастрофически мелевшее тогда Каспийское море. Однако какими же средствами прорыть канал между этими Печорой и Камой? Тут на помощь народному хозяйству и был призван мирный атом. Атомщики предложили разорвать водораздел двух рек ядерными взрывами. ЦК КПСС, почти не раздумывая, секретными постановлениями одобрил проект - и работа закипела.

К весне 71-го все было готово для первых испытаний. В 120-метровых шахтах, соединенных друг с другом лабиринтом толстенных электрокабелей, покоились и ждали своего часа ядерные заряды. Наконец время «Ч» настало. 25 марта была нажата кнопка «Пуск». Что произошло дальше - доподлинно неизвестно, документы до сих пор не рассекречены, но эксперимент был свернут моментально. Хотя еще почти десять лет там, на таежных болотах, еще оставались военные и техника. По одним данным, во время эксперимента сработали три бомбы, по другим - только две. В результате выброса грунта на месте лесной опушки образовалась огромная воронка, которая позже заполнилась водой и превратилась в красивейшее озеро с водой неземного цвета.

Всю эту информацию мы почерпнули из Интернета, выискивая новости об испытаниях в Северной Корее. В итоге наткнулись на совсем уж невероятные сведения. Во время испытаний по проекту «Тайга» не сработал и был утерян как минимум один ядерный заряд. Косвенным подтверждением этого специалисты считают небольшой островок посреди озера. Возможно, это шахта несработавшего заряда. По другой информации, полученной от человека, работавшего на этом объекте около пяти лет, в лесу нас ждали еще как минимум три мегатонных сюрприза во вполне боевом состоянии.

«Негоже в разгул террора атомным бомбам по тайге валяться!» - схватились мы за голову и, несмотря на приближающуюся зиму, начали собираться в командировку.

Таксист с дозиметром

На «ядерное» озеро можно было заехать через Пермь, но проводник ждал нас в столице Республики Коми - Сыктывкаре. Приключения начались в аэропорту - местные грузчики с размаху приложили один из рюкзаков о взлетную полосу. Дозиметр, закутанный в свитера, не выдержал такого обращения, и жидкие кристаллы индикатора брызнули во все стороны. Впрочем, новый дозиметр нашелся уже на следующий день. После часа утомительной езды на такси в поисках прибора по магазинам и комиссионкам водила поинтересовался: что ищут его клиенты? Узнав, что экспедиция «КП» на грани провала, радостно воскликнул:

- Ха! Да у меня дозиметр на антресолях валяется, - и продолжил полушепотом: - Тут лет 30 назад в Пермской области взрыв был атомный. Вот тогда и купил себе этот аппарат - фон радиационный дома измерять. Поехали посмотрим!

800 километров направлений

От Сыктывкара до Ухты мы проскочили незаметно, единственно - машину без остановки потряхивало на выбоинах. Но все познается в сравнении. Уже через час мы поняли, что дорога Сыктывкар - Ухта - это на самом деле автобан, качество которого мы просто не оценили спросонья, потому что дальше, на Якшу, была не дорога, а направление. Сорок километров мы ехали три с половиной часа, ухая в ямы и скребя днищем по камням и буграм. Водила развлекал нас рассказами о советском житье, когда на рыбалку и за грибами в ту же Якшу, куда мы пробирались «ползком», люди летали на самолетах, как птицы. Авиабилет стоил всего три рубля, и лететь нужно было чуть больше часа вместо двенадцати на машине.

После жуткого проселка мы внезапно выскочили на сто километров отличного асфальта. Солнце засветило ярче и опять померкло, когда приличное шоссе снова превратилось в изнасилованный грейдер.

- Граница районов, - пожал плечами шофер, объясняя эту дорожную аномалию, - уже десять лет не могут разобраться, кому эти два куска асфальтировать.

Экспедиция высадилась в Якше возле пожарной части. Огнеборцы растягивали рукава для просушки.

- А-а... На взрыв едете, - ухмыльнулся один из пожарных. - Дети-то есть уже? Помню я этот взрыв, в поселке Чусовом жил тогда, в 20 километрах от эпицентра. Так бабахнуло, что все окна повылетали. А через несколько лет все начали дохнуть от рака. Народ пачками ложился в отделение этой, как ее?

- Онкологии... - подсказываем мы.

- Да нет, в радиологию всех клали. Вот я и перебрался подальше - сюда, в Якшу. Помню еще, слюда белая с неба сыпалась. Как снег...

Поселок, по мнению местных, вымирает. Народ бежит на материк или успокаивается на кладбище. Кто остался, пьет хит сезона - «коктейль олигархов»: жидкость для розжига каминов «Искра». Впрочем, непьющие да работящие живут зажиточно - у детей есть компьютер, в семье имеются моторка и минимум две машины, спутниковая тарелка, снегоход для зимы, в хлеву мычит и телится скотина. Охотник-промысловик Леша Скворцов не пил и работы не чурался. И даже согласился забросить нас на «ядерное» озеро на своей моторке:

- Бензин привезли?

Мы только развели руками.

- Его минимум 80 литров нужно, чтобы добраться и вернуться. Ищите горючку, тогда поедем. Ближайшая заправка в 40 километрах, только мне машину жалко, она и так еле дышит.

Ночная Якша по интенсивности уличного освещения напоминала Москву перед фашистской бомбежкой - ни огонька. Только вдали - там и сям - сновали местные жители, светя себе под ноги личными фонариками. Начальника местного коммунального хозяйства мы нашли практически на ощупь и ошарашили вопросом:

- Скажите, а вы читаете «Комсомольскую правду»?

Начальник от неожиданности выронил ведро и губку - он как раз намывал свой шикарный джип. Долго бурчал, мялся, но спас экспедицию от топливного кризиса, отпустив горючее по госцене.

Со спокойной душой устроившись на ночлег в общаге-малосемейке, мы спустились в кафе. Здесь изрядно поддатые вахтовики-лесорубы заунывно пели про Владимирский централ и стыдливо тискали местных школьниц. Обделенный девичьим вниманием дровосек подсел к нам и обдал недельным перегаром:

- А вы кто такие?

- На «ядерное» озеро едем, - чуть не поперхнулись мы окорочками.

- А, шахты вскрывать, - понимающе закивал вахтовик Сеня. Мы переглянулись - что за шахты? - Давно пора, а то фонят на всю округу. Пойдемте ко мне, «Льдинку» выпьем - для очистки от радионуклидов!

1000 микрорентген в час

Сославшись на усталость и недостаточную концентрацию стронция в костях, мы отказались от дегустации стеклоочистителя. Парень понимающе закивал:

- Я вам на завтра оставлю, в лодке греться будете, еще помянете меня добрым словом.

«Льдинку» мы, конечно, не взяли, но Сеню на следующий день вспоминали, спускаясь по реке Березовка до «лагеря подскока» к «ядерному» озеру. Сначала - через час после отправления, когда зарядил снежный буран. Потом еще через два часа, когда холод проник через три флисовые кофты, двое подштанников и пуховики. Затем еще через час, когда алюминиевая моторка, подобно ледоколу «Ленин», с грохотом таранила носом схвативший речку первый сантиметровый лед.

- Вот вам и «Льдинка», - смеялся Леха, кутаясь от снеговых зарядов в обрезанную армейскую шинель.

Мы в ответ барабанили зубами и уже не обращали внимания на очередной сорванный о топляк крепеж винта - шпонку, которая заменяется обычным гвоздем.

На берег у избушки-зимовья Алексея уже в сумерках вылезали, как троица из рефрижератора в «Кавказской пленнице». Сознание вернулось, когда печка была растоплена докрасна.

Утром к лодке мы подходили как к эшафоту, но полуторачасовая поездка до деревни Васюково показалась прогулкой по Неве. Видимо, сказалась акклиматизация. У деревни включаем дозиметр, он отсчитывает вполне нормальный природный фон.

- До озера-то еще пять километров по тайге идти, - объясняет наш проводник биолог Владимир Балибасов.

Полтора часа по болотам, и мы утыкаемся в проржавевший знак «Радиация. Опасно для здоровья». Поднимаем взгляд, а перед нами - здоровенное и необыкновенно красивое и спокойное озеро. Тишина - как в гробу. Вдруг ее нарушает назойливое пиканье дозиметра - 190 микрорентген в час. Это уже в 10 раз выше нормы. Обходим озеро по правой стороне. 250 мкР/ч, 320, 460...

- Сань, у меня что-то в горле першит, подойди сюда с дозиметром, - кричит с пригорка Дима Стешин. Такие же симптомы в местах повышенного уровня радиации мы чувствовали во время командировки в Чернобыль. Хотя многие и утверждают, что радиация не имеет «вкуса и запаха».

Прибор лихорадочно меняет цифры на дисплее и застывает на отметке 1002 микрорентгена в час. При норме максимум в 19 мкР/ч фон, конечно, сильно загрязнен, но для человека такая доза не смертельна. Если не находиться долго на таком «светящемся» пятне. Кстати, такого загрязненного показателя у нас не было даже на свалке радиоактивной техники в Рассохе в чернобыльской 30-километровой зоне безопасности. Неужели здесь и покоится потерянная ядерная бомба?!

«Комсомолка» нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы (Часть 2)

На снимке: экспедиция «КП» (слева - Дмитрий Стешин, справа -Александр Коц).

Корреспонденты «КП» обнаружили их в Пермской области, где в 70-х годах проводился эксперимент по повороту северных рек

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН — 19.10.2006

Окончание. Начало в «КП» от 17.10.06

В 1971 году на границе Республики Коми и Пермской области во время неудачной попытки поставить «мирный атом на службу народному хозяйству» был реализован проект «Тайга». Власти хотели наполнить пересыхающий Каспий, направив воды Печоры в реку Каму. Гигантскую траншею решили прорыть с помощью серии ядерных взрывов. Но после подрыва первых зарядов эксперимент резко свернули. По имеющейся у «КП» информации, часть зарядов так и осталась в шахтах. Экспедиция «КП» выехала в глухую пермскую тайгу...

Ползком по шахте

На небольшой опушке около таблички «Радиация. Опасно для здоровья» дозиметр неумолимо показывает фон, более чем в 50 раз превышающий норму. Оглядываемся вокруг в поисках хоть каких-то признаков присутствия ядерной бомбы. Взгляд утыкается лишь в истерзанный кусок электрокабеля, фонящий, как пожарная машина, тушившая чернобыльский энергоблок.

- Тут раньше все в этих кабелях было, - вспоминает наш проводник Владимир Балибасов. - Местный рыбак Тимоха за цветметом тут охотился. Умер он в этом году. Даже не умер - «сгорел» за несколько дней. Где теперь все это «добро» «светится», один Бог знает. А бомбу тут вы не найдете. Я был здесь с несколькими экспедициями, в отдельных местах фон достигал и 2000 микрорентген. Но это не значит, что рядом - бомба. Она фонить вообще не должна.

Продолжаем обход озера, образовавшегося после ядерного взрыва. Дозиметр выдает разброс радиации в сотни микрорентген - где-то она вполне нормальная, где-то зашкаливает. Пробираться сквозь бурелом все труднее и труднее, при этом почва под ногами рыхлая и комковатая: мы идем по так называемому брустверу - земле, выброшенной из гигантской воронки.

- Не поверите, но после взрыва здесь было абсолютно ровное место, - говорит Балибасов. - Все выросшее вокруг (сосны, кедры, кустарники. - Авт.) - это за последние 25 - 30 лет.

Через минуту мы натыкаемся на причудливую конструкцию явно не растительного происхождения. Ржавая хреновина, похожая на большую чуть сплющенную многослойную трубу, горизонтально торчит из пригорка в 400 метрах от озера-воронки.

- Это шахта одного из зарядов, - поясняет Владимир Петрович. - Ее сюда взрывом выбросило и присыпало.

Любопытство берет верх над здравым смыслом, и один из корреспондентов «КП», вооружившись фонариком и дозиметром, забирается в жерло ядерной шахты.

Напарник бережно затягивает тройной узел 100-метровой веревки на ноге новоиспеченного «спелеолога». Последний по-пластунски начинает пробираться по трубе, до половины засыпанной песком.

Дозиметр поначалу не реагирует на новые испытания. Через 10 метров он «отщелкивает» 30 мкР/час. Щель между «полом» и «потолком» сужается. 15 метров - 67 мкР/час. Становится неуютно. 20 метров - 119 мкР/час, фонарик начинает некстати мерцать. А ведь батарейки только утром поставили. В Чернобыле аккумуляторы фотоаппарата садились также предательски быстро. 25 метров - не самый габаритный репортер «КП» застревает на изломе шахты. В полной темноте о чем-то своем попискивает дозиметр.

- Ау-у-у, на!.. - Эхо вашего покорного слуги уходит, как ему показалось, глубже.

Но, судя по резким рывкам веревки, на «поверхности» крик был услышан. Капроновый шнур сдирает со «спелеолога» резиновый сапог-бродень. Да и черт с ним, без него проще пятиться задом. Через 10 минут виден свет в конце тоннеля. В него уже залезает напарник на поиски пропавшего друга.

- Ну что, нашел бомбу? - кричит он.

В ответ эхо донесло лишь обрывки многообразия великого и могучего...

Атомный азимут

На северо-восточной оконечности озера нас захлестывает отчаяние: ну неужели не найдем того, за чем приехали? Делаем привал под очередным знаком «радиационной опасности». Но фон знаку не соответствует - 14 микрорентген в час - в центре Москвы в час пик бывает «грязнее». Пока на костре закипает котелок, мы пялимся на «ядерное» озеро, из которого, собственно, и была взята вода для чая. Несуразный островок в центре озера, чуть выступающий из бирюзовой воды, портит неземной ландшафт двумя кривыми березами.

- Это озеро - модель Мира, - неожиданно заключает наш проводник Владимир Балибасов. Владимир Петрович по образованию биолог. Долго работал в Сыктывкарском институте биологии и в общей сложности провел на «ядерном» озере несколько месяцев. - Ученых сюда пустили только в начале 80-х годов полулегально. И именно тогда они установили - в «ядерном» водоеме начала зарождаться первая жизнь. Сейчас тут спиннинг не покидаешь - трава мешает... Собственно, таких результатов от эксперимента никто не ждал.

По словам нашего проводника, один из несработавших зарядов остался под островком в центре озера. Это «официальная» и безопасная версия, не вызывающая ни нареканий, ни беспокойства. После подземных взрывов спрессованная толща земли навеки похоронила этот заряд. Извлечь его да и просто найти эту бомбу невозможно. Тем более на объекте есть более доступные заряды. Их Владимир Балибасов обнаружил... собирая грибы для замера радиоактивности.

- Покажете? - хором выдыхаем мы.

- Покажу. Знаю точно про две шахты с зарядами. Может, еще найдется?

Мы быстро бросаем еду и кружки в рюкзак. Проводник берет азимут от островка - точно на северо-восток. Шахты с бомбами располагались по цепочке, доходящей до края огромного торфяного болота. Первый десяток зарядов должен был снести под корень песчаную гриву-водораздел, а дальше болото само бы расступилось перед водами Печоры, устремившейся в Каму. Не вышло.

Заминированные огородики

Мы бредем по светлому сосновому бору - место для эксперимента было подобрано со вкусом. В отличие от пустынных берегов «ядерного» озера здесь мы на каждом шагу натыкаемся на следы буйного человеческого гения. Столбы с фарфоровыми изоляторами, сожженные машины и прицепы, какое-то непонятное электрооборудование и километры ржавой колючей проволоки. Первая находка: в распадке торчит ржавая башенка с окошками, вместо крыши у нее броневая плита толщиной сантиметров двадцать. На боку башенки еле читаемая надпись, сделанная 35 лет назад масляной краской: «Ядерный взрыв № 9». Заглядываем в окошко - шахта затоплена ржавой водой. Цепляем на стометровый шнур тяжеленную обойму от подшипника и начинаем отсчитывать метры - 20, 30, 60, 100... Шнур кончается. Шахта пуста. «Заряженная» шахта должна быть забучена бетоном и гравием как минимум наполовину. Тогда взрыв будет, как говорят специалисты, экскавационным, то есть с выбросом грунта. В противном случае все уйдет в воздух, как в Хиросиме или Нагасаки.

Сворачиваем шнур, сразу ставший осклизлым от застоялой ржавой воды, меряем его на всякий случай дозиметром - чисто и идем за проводником по пологому песчаному склону.

- Тьфу, блин, - падает один из нас, зацепившись за колючую проволоку. И тут перед нами, поросшая мхом и ржой, всплывает картина грандиозного проекта «Тайга».

Остатки склада цемента - три десятка мешков застыли в причудливых формах. Чуть дальше, за периметром, - куски бетономешалки. Фундамент караульного помещения и остатки грибка, под которым почти двадцать лет, сменяясь, стояли часовые. Куча графита: по слухам, его добавляли в бетон, чтобы сделать вредоносные выбросы менее опасными, и наконец - она!

В первые секунды нас от разочарования даже прошиб пот - проделать путь в несколько тысяч километров, чтобы увидеть неказистый стальной грибок, засыпанный гравием...

Достаем дозиметр и начинаем измерять фон возле шахты - 30 микрорентген в час, высоковато, учитывая, что вокруг фон минимальный - от 5 до 9 мкР/час. Шахта торчит своей ржавой шляпой из кучки гравия, от нее в разные стороны смотрят два толстенных отвода под электрокабели. Их на всякий случай аккуратно заварили с торцов, чтобы никакой безумец не смог подключить питание к кабелям.

- А под «шляпой» и стоит заряд, - буднично пожимает плечами Владимир Балибасов. - Я в конце 90-х отсылал официальные запросы во всевозможные инстанции. В местной прессе публиковал несколько статей - хоть бы кто опровергнул. Запросы посылал. Молчат все. Тишина. Хотя, если бы шахты были бы пусты, уверен, редакции получили бы грозные бумаги из силовых министерств с требованием опровержения.

Здоровенной железной кружкой, кусками досок и просто руками мы разгребаем засыпку из гравия, чтобы «грибок» шахты лучше смотрелся на снимке. Вдруг полведра камней с шорохом уходят вниз, в образовавшуюся щель. Через 6 секунд до нас доносится глухой стук. Приехали, это каменная пробка шахты.

Снова разворачиваем нашу капроновую веревку. Груз опустился лишь на 50 метров, уткнувшись во что-то твердое.

- Это бетон, - предположил Балибасов. - Все 120-метровые шахты были намертво «забучены». Сначала слой гравия, потом графита, за ним цемент.

Сфотографировав шахту, бродим по сосновому бору. Странно и дико встретить в глухой тайге цепь бетонных осветительных столбов. Через 200 метров мы выходим на вторую площадку - атомный огородик, как мы их прозвали. Опять идеально ровный квадрат площадью метров 100, колючка по периметру, фундамент караулки, остатки каких-то подсобных помещений. Каждая шахта была сугубо автономным сооружением, и у каждой шахты была своя охрана. Здесь атомный грибок еле торчит из короба с гравием. Через 170 метров (по нашему спутниковому навигатору) - третий и последний атомный объект. В голове не укладывается увиденное. Корреспонденты «КП» с потаенной надеждой спрашивают нашего проводника:

- Владимир Петрович, а может, шахты-то пустые? Может, сняли бомбы военные, уходя?

Наш не по годам бодрый 70-летний (!) проводник смотрит на нас с нескрываемой жалостью:

- Парни, вы видели, как военные в начале 90-х годов уходили с объектов? Где-то даже знамя части забыли. Здесь котлованы были бы на месте этих бомб - их же нужно как-то извлечь? И это не так сложно, я у горных инженеров интересовался. А отсюда просто ушли. Просто проснулись утром, сели на грузовики и уехали с объекта, бросив все, в том числе и эти законсервированные шахты.

Рухнула страна, рухнула эпоха, жалеть было нечего, бояться некого, а о терроризме тогда даже и не слышали...

Об этом мы думали, 10 часов поднимаясь на моторке по речке Березовке до поселка Якша. И от мыслей о том, что в глухой тайге на глубине 120 метров лежат никому не нужные ядерные заряды, морозило больше, чем от обрушившегося вдруг с раскисшего неба проливного дождя. А такие ли они ненужные в условиях современных угроз?


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Анатолий ТАСКАЕВ, директор Института биологии Коми: Никто до сих пор не знает: почему прекратили эксперимент?

- Первый раз сотрудники института появились на «ядерном» озере в 1981 году. Мы попытались наладить отношения с охраной объекта, чтобы нас допускали туда для регулярных исследований, но ничего не вышло. Уже были сигналы из Троицко-Печорского района о появлении лосей-альбиносов. К слову, в 1990 году сотрудники Печоро-Илычского заповедника зафиксировали 45 таких особей, потом их поголовье пошло на спад. Наши биологи зафиксировали на правом берегу озера пятна радиоактивного заражения очень высокого уровня - до полутора рентген в час. Был произведен отлов мышевидных, но анализы ничего страшного, из ряда вон выходящего не показали. Повторюсь, места эти малопосещаемые, и, несмотря на наличие пятен с достаточно высоким фоном, большой угрозы для человека объект вроде бы не представляет. Трансплутониевые элементы в воде - на фоновом уровне, содержание цезия 137 и 134 - такое же. Почти 30 лет идет активная миграция радиоактивных элементов через растения, смывы воды. И вот в чем опасность этого размывания радиоактивного пятна. Есть такая гипотеза, имеющая подтверждения, - «гипотеза малых доз». При низком уровне облучения организм просто не включает свои защитные механизмы. При относительно высоких дозах защитные механизмы, наоборот, работают исправно.

Кстати, мы до сих пор не обладаем официальной информацией: почему вдруг прекратили эксперимент? По имеющимся у нас данным, не сработал один из зарядов, о чем свидетельствует островок в центре озера. Дальнейшие взрывы не были произведены, о чем также свидетельствуют затампонированные шахты.


ЗВОНОК ВЗРЫВОТЕХНИКУ

Дмитрий ВЛАСОВ, лауреат Государственной премии, доктор технических наук, специалист по физике взрыва: Раз шахты оставили, значит, так надо

- Очень сомнительно, что в этих шахтах остались ядерные заряды. Практически невозможно. В то время, да и сейчас, велся строгий учет численности и передвижения подобных вещей. Ни один заряд гражданского или иного назначения не мог быть забыт.

- Если бы их доставали, следы бы остались?

- Конечно, есть много технологий, специальные агрегаты, которые должны все разрыть...

- А зачем все шахты наглухо запаяны?

- Ну, может, в целях безопасности, там же охотники ходят. А может, думали, что еще вернутся к этому эксперименту. В любом случае, раз запаяли, значит, так надо. Меня, к сожалению, на этом месте не было, поэтому что-то конкретное сказать сложно.


ОТ АВТОРОВ

Уважаемые читатели! На объекте «тайга» мы не нашли следов извлечения ядерных зарядов, поэтому предполагаем, что они все еще находятся в шахтах. Мы приглашаем к диалогу всех, кто имел хоть какое-то отношение к этому эксперименту. Может быть, вы участвовали в разработке проекта, или доставляли в тайгу грузы, или просто охраняли непонятно что. Ждем ваших электронных писем на адреса: alexkots@kp.ru, steshin@kp.ru

споры о коррупции

Глобальная коррупция Запад нашел новый рычаг внешнеполитического контроля

Проблема коррупции может стать одной из важнейших международных политических проблем в ближайшем будущем. На петербургском саммите G8 по инициативе президента Буша было принято заявление (которое, кстати, почти не обсуждалось в России) о "борьбе с коррупцией на высоком уровне". "Масштабная коррупция среди руководящих работников высокого уровня в исполнительной, законодательной и судебной ветвях власти может оказывать разрушительное влияние на демократию, принципы верховенства закона и социально-экономическое развитие",— говорится в нем. В заявлении также содержался призыв к руководству международных банков представить к сентябрю 2006 года развернутую стратегию борьбы с коррупцией.

На проходящем сейчас в Сингапуре саммите Всемирного банка (ВБ) и Международного валютного фонда эта стратегия оказалась в центре обсуждения. Тот факт, что во многих развивающихся странах кредиты ВБ растрачиваются и разворовываются, давно обсуждается и активно используется критиками международных финансовых институтов как в странах, получающих их помощь, так и в США. В 2004 году американский сенатор Ричард Лугар заявил, что около 25% всех валютных займов ВБ были израсходованы не по назначению.

В июне прошлого года главой ВБ стал Пол Вулфовиц, неоконсерватор из администрации Буша, заявивший, что искоренение взяточничества и растрат станет его основной задачей. В начале 2006 года Пол Вулфовиц заморозил предоставление кредитов странам, где, по мнению ВБ, широко распространена коррупция, качество госуправления низкое и реформы идут недостаточными темпами. В их число попали Конго, Чад, Индия, Кения, Бангладеш, Узбекистан, Йемен и Аргентина. Это решение вызвало волну критики как в самих этих странах, так и со стороны доноров ВБ.

"Ловушка бедности"

Получается, говорят противники подхода Вулфовица, что беднейшие народы "наказаны" дважды — своим собственным правительством, неэффективно управляющим страной, и еще Всемирным банком, лишившим их даже тех малых средств, которые доходили до них. Подобная практика, кроме того, расходится с принципами помощи бедным в ООН. Суть ооновской концепции в том, что беднейшие страны находятся в "ловушке бедности": они вынуждены тратить все свои доходы на неотложные нужды. На развитие экономики, улучшение институтов, избавление от коррупции и т. д. не остается денег. В помощи международных организаций нуждаются страны бедные, с плохими госинститутами, а коррупция почти неизбежный спутник бедности и плохого управления. Кредиты необходимы, в частности, для улучшения качества экономических институтов, без чего победить коррупцию невозможно.

Кроме того, ВБ был обвинен в волюнтаризме. Так, кенийский министр финансов Амос Кимунья заявил, что ВБ остановил помощь Кении, поскольку власти недостаточно преуспели в борьбе с коррупцией, но не объяснил, что нужно сделать, чтобы получить кредит. Действительно, проблема критериев коррумпированности стоит достаточно остро. Хотя рейтинги коррумпированности и качества госуправления подсчитывают многие международные организации, в том числе и ВБ, многие экономисты сходятся на том, что проблема коррупции "не квантитативна" — высчитать уровень коррупции нельзя.

Качество и количество

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает, что "формализовать представления о стране в виде набора показателей, а потом по ним принимать решение нереально и неправильно". По его мнению, коррупция — качественная проблема, а истоки ее прежде всего не в бедности страны, а в авторитарном режиме. Бедность, как и коррупция, следствие авторитарного правления. Ректор РЭШ Сергей Гуриев полагает, что хотя измерение коррупции не совсем точная процедура, но все же можно выбрать несколько вполне объективных критериев. Хотя окончательное решение, конечно, будет приниматься не только на основе формальных показателей, но степень субъективности будет ограничена.

"Коррупцией часто называют те институты, которые действуют в бедных или 'плохих' странах (где низкий уровень ВВП на душу населения, высокая младенческая смертность, низкий уровень образования). Эти институты действительно неэффективны, но природа у них бывает очень разной, а в устах сотрудников Мирового банка коррупция — это просто все, что отличается от 'хороших' и привычных институтов преимущественно англосаксонской системы",— рассуждает профессор РЭШ Константин Сонин.

Бывший президентский советник по экономике Андрей Илларионов и вовсе считает, что дилемма, обсуждаемая ВБ, надуманна. "Кредиты международных финансовых организаций не способствуют экономическому росту и улучшению качества институтов",— уверен он. "Вторая ложная идея заключается в том, что эти кредиты можно обусловить. Какими условиями их ни сопровождай, они просто не будут выполнены". В результате обычно получается так, отмечает господин Илларионов, что страна, которая соответствует таким требованиям, не нуждается в кредитах международных организаций, а нуждаются те, что их требованиям не соответствуют. Вопрос не в наличии/отсутствии коррупции, а в размерах — а это зона субъективных оценок.

Глобальная коррупция

Однако помимо "технического" у проблемы, безусловно, есть и политический уровень. Включившийся в полемику о коррупции российский министр финансов Алексей Кудрин высказался в том духе, что "невольное вмешательство в политический процесс, даже если оно осуществляется под лозунгом поддержки тех или иных противников коррупции" может привести к "нарастанию отчуждения между банком" и его клиентами. Иными словами, он сказал, что коррупция — внутреннее дело государства.

Действительно, антикоррупционные требования оказываются своего рода "политическим рычагом". Пол Вулфовиц, отступив несколько от позиции полного прекращения сотрудничества с коррупционными странами, так сформулировал в Сингапуре задачи ВБ: "Даже в самых сложных условиях мы должны продолжать поиск реформаторов и оказывать им поддержку как в правительственных структурах, так и в рамках гражданского общества, включая парламенты, судебную систему и средства массовой информации, для того чтобы улучшить положение беднейших слоев населения".

В условиях когда принципы "вашингтонского консенсуса" (то есть представления об универсальности "правильных" экономических институтов) подвергаются почти всеобщему сомнению, проблема коррупции оказывается едва ли не последним рубежом, позволяющим контролировать внутренние процессы в бедных и развивающихся странах и добиваться их относительной открытости.

Более того, распад СССР и укрепление на мировой экономической арене большого количества государств с "плохими" институтами делает проблему коррупции для Запада критически острой. Экономически активные и уже совсем не бедные латиноамериканские, азиатские страны, страны СНГ и страны-нефтеэкспортеры часто не просто заражены коррупцией. Коррупция здесь становится основой политэкономической системы. И экспорт коррупции и коррупционных капиталов из этих стран в страны Запада, возможно, пока идет более успешно, нежели экспорт западной демократии в эти страны.

http://www.profile.ru/items/?item=18263

ЭКОНОМИКА И БИЗНЕС

№9(471) от 13.03.2006

Михаил Дмитриев

ДЕФИЦИТ ДЕМОКРАТИИ

Рост коррупции в России вызван ослаблением демократии.

Недавно неправительственная организация Transparency International опубликовала доклад, в котором обнародовала данные по индексу восприятия коррупции стран за 2005 год. Ситуация России по сравнению с предыдущими годами серьезно ухудшилась. Наша страна по индексу коррумпированности опустилась с 95-го на 128-е место. Менее коррумпированными в сравнении с Россией были признаны Замбия, Уганда и Афганистан. О росте коррупции в нашей стране свидетельствуют и другие исследования, проводившиеся, в частности, Европейским банком реконструкции и развития и фондом ИНДЕМ. Возникает вопрос: почему уровень коррупции в России аномально высок по сравнению с другими показателями, характеризующими ее социально-экономическое развитие? Почему после некоторого спада в период с 1996 по 2004 год в прошлом году «индекс коррупциогенности» опять вырос? И как долго России предстоит занимать малопочетное место в низших строчках рейтинга коррупции?
Социализм без взятки Для понимания проблем коррупции в России важно представлять историю вопроса. В 70-е и 80-е годы большинство социалистических стран имели не очень высокий уровень коррупции. У нас нет прямых данных, которые бы позволили сопоставить рейтинги коррупционности в Советском Союзе с показателями стран Западной и Восточной Европы, однако у многих специалистов есть общее понимание этого вопроса. В советское время уровень коррупции в России если и был выше, чем в большинстве крупных стран Европы, то ненамного. Да, страна имела свои проблемы. Процветали махинации, связанные с распределением дефицитных ресурсов, коррупция во внешнеэкономической сфере. Однако было бы сильным преувеличением сказать, что жители социалистической России ежедневно сталкивались с коррупцией чиновников. Не критично высокий уровень коррупции можно было наблюдать, к примеру, в Чехии и Венгрии до начала перехода к рыночной экономике. Теперь важно проследить динамику индекса коррупции в странах после их перехода к рынку.
Нестабильность провоцирует В период перехода к рыночной экономике уровень коррупции во многих странах вырос. Китай, Россия и ряд европейских стран с переходной экономикой — не исключение. Однако затем рост коррупции во многих странах с переходной экономикой сменился ее сокращением. В частности, Венгрия и Эстония по уровню коррупции опередили такие развитые страны, как Италия и Греция. С 1997 по 2004 год уровень коррупции снижался и в России. Однако природа этого снижения была несколько иная, чем у других стран с аналогичными стартовыми условиями.
Успехи в ограничении коррупции стран Центральной и Восточной Европы связаны с самыми разными методами, которые предпринимали правительства этих стран. Интересны два основных элемента. Первый — это усиление институтов демократии. Если посмотреть статистику, то больше чем наполовину изменения уровня коррупции совпадают с изменениями индекса политических прав, которые рассчитывает Freedom House. Таким образом, основная часть различий между странами в уровне коррупции может быть обусловлена различиями в развитии демократических институтов.
Демократия — жесткий ограничитель коррупции. И страны Центральной и Восточной Европы, которые добились наибольших успехов в этом отношении, добились одновременно и больших успехов в укреплении демократических институтов. Речь идет прежде всего о таких механизмах, как повышение транспарентности, независимость средств массовой информации, подотчетность политиков через выборы, независимость судебной системы и высокая активность гражданского общества. С этой точки зрения демократия внесла немалый вклад в снижение коррупции в таких странах, как Эстония, Венгрия, Чехия. Но серьезных успехов они достигли еще и потому, что демократические механизмы ограничения коррупции сочетали с методами административными. Административные методы борьбы с коррупцией разнообразны, большинство из них связано с усилением антикоррупционных возможностей исполнительной и судебной власти. Эти методы включают ужесточение уголовного и административного преследования, пересмотр законодательства и административных процедур с целью снижения риска коррупции, снижение избыточного вмешательства государства в экономику и многое другое. Пример Центральной и Восточной Европы иллюстрирует, что сочетание демократических и административных методов борьбы с коррупцией дает хорошие результаты. Если мы посмотрим на Китай и Россию, то обнаружим иные ситуации.
Стагнация без демократии С 1996 по 2003 год Китай добился значительных успехов в снижении коррупции. Но, разумеется, эти успехи не имеют отношения к развитию демократических институтов. Основные достижения Китая в ограничении коррупции связаны с административными методами борьбы. В прошлом году мы брали интервью у экспертов, чей бизнес или профессиональная деятельность так или иначе связаны с Китаем. Все они говорят, что массовых коррупционных проблем для того, кто собирается торговать в Китае или инвестировать туда свои капиталы, нет. Там, конечно, есть своя коррупция, но она имеет специфические формы и связана прежде всего с выполнением госконтрактов. Но за взятки в Китае расстреливают. Кроме того, антикоррупционная стратегия Китая включает в себя конкурентную оплату труда госслужащих, меры по поддержанию этических норм и совершенствованию административных процедур. Китай добился многого. Однако показатели коррупции с 2003 года не улучшаются. Индекс восприятия коррупции стагнирует, несмотря на то, что у Китая по-прежнему худшие показатели коррупции, чем у большинства стран Центральной и Восточной Европы.
Пример Китая демонстрирует ограниченность возможностей, которые имеют чисто административные методы борьбы с коррупцией. Если в стране нет демократии, трудно сделать ее малокоррумпированной. В большинстве стран с низкой коррупцией развитая демократия.
Работа на ограничение Российское правительство лишь в незначительной степени задействовало в борьбе с коррупцией административные рычаги. Определенный прогресс в этом отношении наблюдался лишь в бюджетно-налоговой сфере и в связи с дебюрократизацией. Так что падение коррупционности в России с 1996 по 2004 год могло быть связано в основном с наличием базовых демократических институтов, которые как раз в этот период находились в стадии становления. Это и существование относительно независимых СМИ, и выборность политиков на всех уровнях, и активные институты гражданского общества, и довольно энергичное представительство коллективных интересов бизнеса. Все это так или иначе работало на ограничение коррупции. Причем российские власти особо не стремились использовать демократию как средство контроля над коррупцией. Однако пусть и несовершенные, но наши демократические институты до известной степени сдерживали коррупцию. Но в 2005 году Transparency International зарегистрировала в России резкий рост уровня коррупции. По абсолютному значению индекса восприятия коррупции Россия скатилась на уровень 1998 года. Если в 1996 году наша страна пусть незначительно, но уступала Китаю по масштабам коррупции, то в 2005 году мы его намного опередили.
Подобный скачок едва ли может произойти случайно, без серьезной на то причины. Могло ли главной причиной роста коррупции послужить ослабление административных институтов? Маловероятно. Административные рычаги борьбы с коррупцией были слабо задействованы в прошлом, и в этом направлении России почти нечего было терять. Помимо всего, в этот период не наблюдалось признаков ослабления административной системы, которые могли бы оправдать столь серьезное усиление коррупции. Зато именно в этот период обозначилось ухудшение обстановки в сфере институтов демократии. В частности, как раз в 2004 году Россия по индексу политических прав Freedom House впервые получила статус несвободной страны. Можно предположить, что именно с ослаблением демократических институтов связан резкий скачок коррупции в нашей стране в 2005 году.
Не те чиновники Куда дальше может двигаться Россия на пути борьбы с коррупцией? Есть два варианта. Первый: следовать по китайскому пути, то есть использовать в основном административные способы контроля над коррупцией. На мой взгляд, решение этой задачи в России с той же эффективностью, что и в Китае, будет затруднено. Китай начал борьбу с коррупцией тогда, когда госслужба еще не сильно деградировала со времен социалистической системы. Это было то поколение чиновников, которое работало при социализме и в больших масштабах взяток не брало. Ограничивать коррупцию в такой среде было гораздо проще. В России с началом перехода к рыночной экономике полностью сменилось поколение чиновников. Сейчас у них совершенно другая культура. Мы имеем разветвленную систему коррупции, поставленной «на поток», которая закрепилась в неписаных нормах поведения и правилах российского госаппарата. В этих условиях трудно надеяться, что лишь одни административные усилия позволят ограничить коррупцию так же быстро, как в Китае. Учитывая, что без активизации демократических факторов ограничить коррупцию в России будет очень трудно, возникает вопрос: насколько вероятно и в какие сроки мы можем ожидать изменения ситуации в этой сфере в лучшую сторону?

Проблема-2010 Невозможно выступать в роли пророка и называть конкретные даты. Однако стоит обратить внимание на одно существенное обстоятельство. Скоро Россия достигнет той степени экономической зрелости, при которой ей станет трудно оставаться страной с неразвитой демократией. Среди стран, у которых ВВП на душу населения превышает $12 тыс. по паритету покупательной способности, есть только три страны, имеющие индекс политических прав ниже наивысшей оценки, равной 1. То есть подавляющее большинство этих стран относится к странам с развитой демократией. В России ВВП по паритету покупательной способности сегодня приближается к $9 тыс. В течение 5—7 лет при условии продолжения экономического роста мы достигнем заветной планки в $12 тыс. Такое изменение экономики станет мощным толчком для изменения всех социальных структур общества. Россия по уровню своего экономического развития уже близка к тому рубежу, за которым, как показывает мировая практика, быстрое укрепление демократических институтов становится почти неизбежным. И если этот процесс возобновится в ближайшие годы, то и административные методы борьбы с коррупцией, предусмотренные недавно принятой концепцией административной реформы, дадут действенные результаты. Россия — нормальная страна, где бюрократия адекватно реагирует на возникающие стимулы. И снижение, и повышение коррупции, происходившее у нас в недавнем прошлом, вполне объяснимы в контексте опыта других стран. Поэтому можно надеяться, что и в будущем с точки зрения борьбы с коррупцией наша страна не превратится в уродливую международную аномалию.

Дедовщина закована в броню круговой поруки

Из года в год в Вооруженных силах растет число командиров, "укрепляющих" воинскую дисциплину с помощью мордобоя

2006-02-10 / Игорь Плугатарев

Дело рядового Сычева, который из-за издевательств солдат-старослужащих сослуживцев стал инвалидом, день ото дня выявляет все новые проблемные пласты в состоянии дел с дисциплиной в Российской армии. Последние три года кривая преступности в войсках неуклонно шла вверх: 15,1 тыс. зарегистрированных преступлений - в 2003-м, 16,6 тыс. - в 2004-м, 20,4 тыс. - в 2005-м. Причем уже сегодня на основе даже официально обнародованных данных можно обозначить два шокирующих вывода. Первый: основными закоперщиками мордобойных и всех прочих правонарушений в Вооруженных силах являются офицеры ("Делай, как я!"). Если еще три-четыре года назад об этом можно было говорить еще не как о массовом явлении (десятки зарегистрированных случаев), то сегодня это стало едва ли не нормой поведения (сотни примеров!). Вывод второй: именно потому, что, образно говоря, "бьют все", сокрытие подобных ЧП приобрело характер круговой поруки вплоть до верхушки Министерства обороны (МО).

ОФИЦЕРСКАЯ РАСПРАВА

Цифры и факты, подтверждающие эти выводы, друг за другом озвучили: 3 февраля - генеральный прокурор Владимир Устинов, выступивший на коллегии своего ведомства; 6 февраля - главный военный прокурор генерал-полковник юстиции Александр Савенков, доложивший на заседании комитета Совета Федерации о проблеме состояния законности и правопорядка в Вооруженных силах.

Устинов прямо указал, что "преступность в армии растет, причем криминальные ряды растут за счет офицеров". По его словам, офицеров-преступников в войсках столько, что из них уже "можно сформировать два полка". По данным генпрокурора, "за последние два года осуждены более сотни командиров воинских частей, восемь генералов и адмиралов, еще трое дожидаются приговора, а в отношении девяти проводится следствие".

Происшествие в Челябинском танковом училище, где, напомним, служил искалеченный "дедами" Андрей Сычев, Устинов назвал совершенно диким. И подчеркнул, что случай "произошел в казарме, но офицерам, которые по долгу службы обязаны поддерживать порядок, не было никакого дела до происходящего, более того, они попытались еще и скрыть преступление".

Генеральный прокурор вынужден был констатировать: "Как это ни прискорбно, но командир перестал быть образцом, перестал быть примером. В отношениях с подчиненными мордобой становится нормой". И вновь привел цифру - за рукоприкладство в минувшем году были осуждены 550 офицеров.

Здесь уместно задаться вопросом, а сколько же "приложились кулаком", но осуждены не были? Скажем, в 2002 году, по данным Минобороны, в избиении подчиненных участвовали свыше 280 офицеров, из которых за эти преступления были осуждены 200 человек. Тогда же к уголовной ответственности за мордобой впервые был привлечен высший офицер, то есть генерал. Эти - официальные - данные говорят о том, что с 2002 года число офицеров-рукоприкладчиков возросло в 2,75 раза.

На той же коллегии Владимир Устинов специально обратился к руководству Минобороны: "Я могу бесконечно повышать спрос с прокуроров, работающих в войсках. Однако пока сама армия в своих рядах не займется реальной очистительной работой, пока на офицерских собраниях люди не начнут говорить друг другу правду и взыскательно спрашивать за каждый проступок - серьезных сдвигов в борьбе с преступностью в Вооруженных силах ожидать не приходится".

Устинов здесь же высказался о разнице в отношении к армии и другим силовым структурам со стороны населения: мол, "традиционно наши люди негативно относились к полиции, прокурорам, судам, но армию любили и будут любить". Увы, выявленные в последнее время факты дедовщины в войсках резко негативно повлияли на имидж Вооруженных сил. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного в конце января Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). 54% россиян выразили отрицательное отношение к армии, в то время как еще совсем недавно - в декабре прошлого года - "антиармейцев" было 38%, при положительном отношении к армии 48% респондентов.

Александр Савенков в Совете Федерации только дополнил эту удручающую картину. Он рассказал, что из 20,4 тыс. преступлений, которые были совершены в течение 2005 года, 153 были скрыты командованием воинских частей. Комментируя это, Савенков выразил убеждение, что "тот военнослужащий, особенно командир-офицер, который скрыл то или иное правонарушение, не может продолжать военную службу". По словам главного военного прокурора, всего в 2005 году к уголовной ответственности были привлечены 104 командира воинской части, из которых 31 был осужден за рукоприкладство к подчиненным.

Вообще же за проявление неуставных отношений, по данным Александра Савенкова, было осуждено 2609 военных. Из них 1803 (69%) военнослужащих - за мордобой. По словам генерал-полковника юстиции, "латентность (то есть скрытость, неявное проявление - "НВО") такого рода преступлений в последние годы существенно снижается". Он пояснил, что "сегодня, в отличие от прошлых лет, к уголовной ответственности по фактам неуставных отношений военнослужащие привлекаются за любые формы насилия, даже за те, за которые раньше не привлекались". Но, как видно, репрессивные меры к каким-либо положительным результатам не приводят.

КОНТРРАЗВЕДКУ - НА ДЕДОВЩИНУ!

По мнению Александра Савенкова, в борьбе с неуставными отношениями должны быть использованы новые методы со стороны командования, а также контрразведки и органов военной прокуратуры. Он также подчеркнул, что "необходим общественный контроль за прохождением службы солдатами". По его словам, в Вооруженных силах все знают, что за синяк будет уголовное дело, "а такие изощренные методы, как вынужденные тромбозы, - это очень трудно доказуемые вещи". Удивительно, однако, что Савенков, выступая перед сенаторами, в законодательном плане призвал их лишь ускорить принятие закона о дисциплинарном аресте (попросту говоря - о гауптвахте), напомнив, что этот документ уже длительное время находится на рассмотрении в Госдуме.

В свою очередь, депутаты Госдумы собираются пригласить вице-премьера - министра обороны Сергея Иванова 15 февраля к себе на заседание. О чем там пойдет разговор - понятно. Вот только что будет говорить народным избранникам глава военного ведомства? Нынешнее удручающее положение с дисциплиной в войсках отчетливо прояснилось чуть более чем через полгода после того, как 1 июля 2005 года в МО прошло расширенное (с участием руководителей ряда правительственных и общественных организаций и Церкви) совещание руководящего состава Вооруженных сил, посвященного рассмотрению... вопросов дисциплины и правопорядка в армии и на флоте.

С содержанием на нем речей министра и руководителя существовавшей тогда Службы кадровой и воспитательной работы генерала армии Николая Панкова может ознакомиться каждый, заглянув на официальный сайт МО. Лейтмотив их выступлений был: "В армию приходят с "плохой" гражданки, и это не может не отражаться на дисциплине в войсках" и "Армия - это не исправительно-трудовое учреждение, у нее совсем другие функции". Это был разговор в пользу тех, кто, как теперь выяснилось, проводил это совещание скорее всего лишь для галочки. Да может быть, и для военной прокуратуры, которая за месяц до этого "накатила" на армию и ее руководство. Не случайно на упомянутом совещании не выступил ни один военный юрист (если, конечно, они туда приглашались).

Тогда же военное руководство в очередной раз радовало само себя и своих гражданских гостей цветастой диаграммой так называемой "динамики снижения по отдельным видам правонарушений" (по сравнению "с аналогичным периодом 2004 года"). Глянешь - и душа поет: по разным из этих видов снижение от 6,3% и аж до 36,0%!

Но поражает даже не этот высокомерный подход к проблеме. А то, что предлагалось "в целях укрепления правопорядка и воинской дисциплины": проверить, как исполняются в войсках федеральные законы и приказы министра обороны, оказать практическую помощь органам военного управления в укреплении правопорядка и воинской дисциплины, персонально заслушать главнокомандующих, командующих и начальников... Не с этими же ли извлеченными как из времен партийных собраний предложениями "о повышении и углублении роли" выступит Сергей Иванов 15 февраля в Думе? Особенно если учесть, что начинать надо не с заслушиваний, а с выработки законодательной базы. Не случайно президент Владимир Путин после получившего широкую огласку "дела рядового Сычева" предложил Минобороны подготовить предложения "правового и организационного характера для улучшения воспитательной работы в армии и на флоте", а сам выступил с инициативой создания военной полиции в армии.

ОПЫТ РЯДОМ

Между тем, что касается выработки соответствующих критической ситуации правовых актов и работы по ним за опытом далеко ходить не надо. Достаточно взглянуть на то, как шли в последние годы реформы в ряде армий соседних стран.

Особенно показательны в этом отношении вооруженные силы Республики Беларусь (ВС РБ), где, благодаря вновь созданному законодательству, начиная с 2001 года, в течение 2-2,5 лет покончили с пресловутой дедовщиной ("НВО" уже неоднократно подробно писало об этом; см., например, публикации в # 48, 2004, а также в # 39 и 43, 2005). А по данным на 1 января 2006 года, общее количество преступлений в белорусской армии за последние пять лет снизилось более чем в два раза (в том числе по неуставным взаимоотношениям на 40%), при этом тенденция к снижению сохраняется.

В ВС РБ впервые на деле были реализованы предложения офицеров еще дореволюционной российской армии о недопустимости наказания командиров за проступки подчиненных при отсутствии причинно-следственной связи этих проступков и деятельности должностных лиц. В свою очередь, "деды" не уходят от ответственности, а получают свое по всей строгости закона. Факт состоит в том, что мордобой в ВС РБ в настоящее время полностью искоренен (там разве что еще солдаты могут друг друга "послать"). На фоне требования главвоенпрокурора о восстановлении "губы" в Российской армии из Минска пришло сообщение о том, что в армии белорусской рассматривается вопрос о ликвидации единственного дисциплинарного батальона. Как объясняют в Минобороны РБ, "необходимость в специальной воинской части для отбывания наказания военнослужащими отпала из-за постоянного снижения уровня преступности в вооруженных силах".

Кто отомстил Анне Политковской?

Владимир Перекрест

40 дней назад была убита обозреватель "Новой газеты" Анна Политковская. По словам генпрокурора Юрия Чайки, уже допрошено несколько сотен человек, просмотрено более 300 часов видеозаписей, назначено более 15 экспертиз. "Известия" попытались проанализировать версии, среди которых есть и весьма неожиданные. К примеру, мы вычислили как минимум одного человека в черной бейсболке, у которого был серьезный мотив для убийства журналистки.

Человек в черной бейсболке

Сразу после убийства Анны Политковской и журналисты, и следователи принялись искать недоброжелателей. Перечень "обиженных" ею оказался обширным - от премьера Чечни Рамзана Кадырова и президента Ингушетии Мурата Зязикова до рядовых милиционеров и прокуроров. Однако этот список не исчерпывается именами, упомянутыми в ее статьях. Как минимум один из неизвестных широко людей имел веские основания возненавидеть журналистку. Это некий молодой мужчина на видеопленке, о которой писала Политковская в статье "В Чечне видео премьера", опубликованной в "Новой газете" 20 марта этого года.

Речь шла о трех сюжетах, снятых на видеокамеру мобильного телефона. На одном толпа людей избивает военнослужащих федеральных сил. Финал сцены - три неподвижных тела лежат лицом в грязь, и одного из них кто-то продолжает методично бить ногой по голове, как по футбольному мячу (по этой видеосъемке возбуждено уголовное дело). Другой ролик: человек, похожий на Рамзана Кадырова, руководит толпой, которая запихивает двух человек в багажник "Жигулей". На третьем снова человек, похожий на Кадырова, развлекается в бане. Нас заинтересовал именно этот сюжет.

В кадре этот человек обнимает девушку в алом бюстгальтере. На заднем фоне — еще одна дама. Звучит музыка, визг, громкий смех. Потом на экране возникает худощавый молодой человек в зеленоватом свитере и черной бейсболке. Человек, похожий на премьера Чечни, подходит к нему и, смеясь, что-то говорит. Мужчина в черной бейсболке снимает штаны и начинает мастурбировать. Слышен мужской хохот с повизгиванием. Дамы выбегают. Человек, похожий на Кадырова, увлеченно снимает "сеанс" на мобильный телефон.

Политковская пишет о том, кто в бейсболке, что это затравленный человек, который "снимает штаны" (подробности Политковская опустила) не по своей воле. Однако вряд ли можно с уверенностью утверждать, что человек затравлен. Никто не делает по отношению к нему угрожающих жестов, не замахивается. С виду он делает все это по доброй воле, даже вроде улыбается — так уж они развлекаются.

Рамзан Кадыров сразу после появления этих пленок заявил, что на них — не он. Мы показывали пленку экспертам, но они затруднились дать однозначный ответ, действительно ли на ней чеченский премьер. Слишком низкое качество. Но очевидно, кто бы ни был на пленке, эти кадры не предназначались для широкой аудитории. Развлеклись ребята как умели — ну и молчок. Совершенно неожиданно снимки становятся всеобщим достоянием. Человек в бейсболке выставлен на посмешище. Гордому и самолюбивому чеченцу (а других чеченцев не бывает) оказаться в такой ситуации — смерти подобно. Только кровь — равноценная расплата.

Если сравнить лицо предполагаемого убийцы Политковской, запечатленное видеокамерой у подъезда, и лицо человека из сауны, выяснится, что они похожи. Конечно, с поправкой на низкое качество и той, и другой видеосъемки. У обоих кепка-бейсболка с длинным согнутым козырьком. Оба худощавы, совпадают очертания головы, фигуры, осанка... Кстати, почему этот человек не снимает кепку в сауне? Такое поведение характерно для людей, стесняющихся шрамов или другого поражения кожи.

— Действительно, есть в них что-то общее, — признал в разговоре с "Известиями" сотрудник одного из экспертно-криминалистических центров Москвы. — Но слишком нечетки снимки.

Если версия об убийстве из мести за позор верна, то смерть Политковской становится вдвойне трагичной. Не она же сделала видеозапись, не она запустила ее на всеобщее обозрение! За 5 дней до публикации в "Новой газете" упоминание об этих роликах и стоп-кадры из них появились на сайтах Newsru.com и Compromat.ru. Но они дали ссылку на первоисточник — сайт Daymohk, принадлежащий чеченским сепаратистам и территориально расположенный в Канаде. И, возможно, тем самым невольно отвели удар от себя.

К тому же на "банный" ролик мало кто обратил внимание, пока о нем со своими комментариями не рассказала Анна Политковская. Скорее всего, только прочитав ее материал, заинтересовавшиеся стали искать скандальный видеоролик, найти который не составляет труда. В Чечне тоже есть интернет. А там "герой" видеозаписи — мужчина в бейсболке — скорее всего узнаваемый в республике человек. Одно дело — чем мужики тешатся в бане, но совсем другое — когда тебя выставили нагишом перед всей республикой, страной.

"Живи спокойно. Ты мне не нужна"

Однако вернемся к началу расследования. Одной из первых журналистами была озвучена версия о связи убийства Анны Политковской с делом нижневартовских милиционеров, проходивших в 2000—2001 годах службу в Чечне. Эту же версию одной из первых отрабатывала и прокуратура, отправив в Нижневартовск двух следователей.

Напомним, что 2 января 2001 года 26-летнего жителя Грозного Зелимхана Мурдалова схватили на улице сотрудники ханты-мансийского сводного отряда. В здании Октябрьского отдела внутренних дел, где располагался отряд, его забили до смерти, тело вывезли, а в журнале учета записали, что Мурдалов отпущен. Его останки до сих пор не найдены. За это преступление старший лейтенант Сергей Лапин (радиопозывной "Кадет") получил 11 лет колонии. Два его начальника — подполковники Валерий Минин и Александр Прилепин (в Чечне он был еще майором) — уже полгода находятся в международном розыске.

В ходе разработки этой версии перед следствием неизменно должны встать вопросы: какова роль публикаций Анны Политковской в том, что это дело дошло до суда? Родители погибшего Зелимхана Мурдалова убеждены, что без вмешательства Политковской милиционеры никогда не были бы привлечены к ответственности.

— Если бы не Анна, их бы никогда не судили, — сказал "Известиям" отец погибшего Астемир Мурдалов. — Когда она была в Чечне, я с ней встретился и рассказал о своей беде. А уже через две недели вышла ее статья "Люди исчезающие". После этого расследование заметно активизировалось.

Политковская написала об этом случае около двух десятков публикаций, рассказывала о нем по радио и на телевидении. Она нашла адвоката родителям Мурдалова — это Станислав Маркелов, известный тем, что добился обвинительного приговора полковнику Буданову. Услуги адвоката по просьбе Политковской оплатила организация "Международная амнистия".

То, что своим участием в этом деле Политковская нажила смертельных врагов, стало ясно позже, когда в адрес Политковской начали поступать письма с угрозами. Что же было в этих письмах? Первое пришло по электронной почте 15 сентября 2001 года, через 5 дней после выхода статьи "Люди исчезающие" (Сергей Лапин тогда еще был на свободе). "Имеются достоверные данные о том, что, оперативник уголовного розыска ... , у которого имеется личный позывной "Кадет"... Есть факты, свидетельствующие о наличии у него стрелкового оружия и о его намерении посетить город Москву. Не известно ли Вам, с какой целью прибывает опальный сотрудник ОВД в город Москву? " Электронный адрес отправителя — kadet@email.ru. После этого к Политковской приставили милицейскую охрану.

Позже пришло еще одно письмо с того же адреса: "В Вашем распоряжении 10 суток для опубликования статьи-опровержения по Вашему материалу "Люди исчезающие", иначе сотрудник милиции, нанятый Вами для охраны, не в силах будет Вам помочь. С уважением Кадет" .

Это письмо, по словам адвоката Станислава Маркелова, испугало Политковскую до такой степени, что она срочно уехала на несколько месяцев в Австрию. Третье (и последнее) послание пришло более чем через год, 21 октября 2002 г. По обычной почте, в конверте — две страницы рукописного текста: "Живи спокойно. Ты мне не нужна. А писал я тебе от нечего делать и в шутку" , говорилось в письме. Следом под заголовком "Раскаянье" шли две дюжины строк, сработанных под письмо Татьяны Онегину: "Я вам пишу, чего же боле... " И подпись: "Кадет, Пятигорск".

Эти письма были представлены во время суда над Лапиным. Но тот заявил, что не имеет к ним отношения. Доказать обратное обвинению не удалось.

— Да мы особо и не нажимали, — сказал адвокат Станислав Маркелов. — Главное, что за Лапина взялись всерьез и посадили.

Как выяснили "Известия", сейчас письмами заинтересовались следователи, занимающиеся делом об убийстве Политковской. Даже съездили к Лапину в колонию. Однако у того железное алиби — он по-прежнему за колючей проволокой.

Подозрение в причастности к убийству могло пасть на Валерия Минина и Александра Прилепина. Политковская указывала на них как на соучастников убийства Мурдалова. Это подтвердилось в ходе суда над "Кадетом", и после приговора в отношении их обоих было возбуждено уголовное дело. Однако, как только с них взяли подписку о невыезде, милиционеры скрылись.

— С февраля они находились в федеральном розыске, — рассказал "Известиям" прокурор Чечни Валерий Кузнецов. — Потом появилась оперативная информация о том, что они в Казахстане, поэтому в мае мы объявили их в международный розыск — как Шамиля Басаева. А в августе мы получили информацию, что они снова в Нижневартовске. Наши сотрудники выехали туда, но их не обнаружили.

Любопытно, что Прилепин недавно дал интервью "Российской газете", в котором заявил, что дело против него сфальсифицировано, а Политковскую убили те, кто хочет раскачать ситуацию в стране. Версия о причастности Минина и Прилепина имеет серьезные минусы. Находясь в розыске, чрезвычайно рискованно пробираться в Москву для совершения убийства. Тем более что после этого их положение никак не изменилось.

В материалах Политковской фигурировали еще два милиционера — следователь Вячеслав Журавлев, который сначала допрашивал Мурдалова, и бывший командир сводного отряда Валерий Кондаков. Однако, по словам Журавлева, в день убийства он был на дежурстве. Кондаков тоже спокоен.

— В связи с убийством Политковской мне никто никаких вопросов не задавал — вы первый, — заявил "Известиям" Валерий Кондаков. — И люди из Генпрокуратуры со мной не встречались.

Последняя командировка Анны Политковской

Все последние годы работа Политковской была связана с Северным Кавказом. Возможно, свет на загадочное убийство может пролить анализ ее последней поездки в этот регион в начале августа. Незадолго до командировки главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов заявил, что будет "перепрофилировать" Политковскую с северокавказского направления и больше не направит ее в этот регион. Он дал понять, что его не устраивала жесткая антикадыровская линия Политковской. "Я говорил Анне, что ей надо сменить тему", — признался после смерти Политковской главный редактор.

Однако запрет был нарушен. Последняя командировка состоялась именно тогда, когда Муратова не было в Москве. Впрочем, по словам заместителя главного редактора "Новой газеты" Сергея Соколова, уехала не самовольно — командировку Политковской утвердила редколлегия.

Ключевой материал командировки "Сложение оружия, вычитание Кадырова" — о том, как проходит амнистия боевиков. Вывод Политковской — амнистия продается за деньги. Однако это не единственная тема, которая ее интересовала.

Политковская прилетела из Москвы в ингушский аэропорт "Слепцовская", где ее встретил Астемир Мурдалов. В Ингушетии она провела сутки, в течение которых собрала материал для двух крупных публикаций. 24 августа, уже после ее возвращения, вышла статья "На Северном Кавказе адвокаты вмешиваются в необратимые процессы". Политковская обвинила одного из самых заслуженных следователей управления Генпрокуратуры на Северном Кавказе Константина Криворотова в том, что он и его подчиненные добиваются признательных показаний под пытками. Подробно описывались истязания, приводилась прямая речь пострадавших, причем некоторые из них сумели потом доказать свою невиновность. Через две недели Криворотову предложили написать заявление об уходе по собственному желанию. По некоторым сведениям, против него было начато служебное расследование "по фактам фальсификации ряда уголовных дел, имевших "общественный резонанс".

Вторая заметка из Ингушетии — о расследовании хищений бюджетных средств, выделенных пострадавшим от наводнения в 2003 году. Политковская писала, что "ниточки уходят на самый верх чиновничьей пирамиды", намекала на причастность к этому родственников президента Ингушетии Мурата Зязикова.

Из Ингушетии Политковская приехала в Чечню.

— Она была здесь трое или четверо суток, — рассказал "Известиям" Астемир Мурдалов, — жила у меня. Как я понял, она приехала по письмам о похищениях и незаконном осуждении. У нее много было таких обращений. Я ее возил несколько раз на своей машине, но в основном ее возили частники — у нее было несколько постоянных таксистов. Мы ездили к матери одного осужденного в Грозном. Еще встреча была — с русской женщиной, муж у нее чеченец, у нее похитили дочь, мы к ней ездили в село Катыр-Юрт. Любовь Петровна ее зовут. Анна часа три с ней беседовала...

17 августа вышла статья Политковской "Зонтик, собирающий капли". В ней говорилось, что дочь Любови Петровны (ее фамилия Дубас) Милана была вдовой боевика-ваххабита и так называемым "доверенным лицом" Масхадова — распространяла кассеты с его выступлениями. 19 января 2004 года Милану увели из дома "люди в камуфляже", и с тех пор ее местонахождение не известно. В статье достаточно прозрачно намекалось на причастность к этому некоего сотрудника ФСБ Михаила Евсеева, прослужившего в этом районе два года. При нем, пишет Политковская, был похищен 21 человек, после — только один.

Кроме того, Политковская во время пребывания в Грозном встречалась и с заместителем командира чеченского ОМОНа Бувади Дахиевым, который спустя полтора месяца после этого был убит в перестрелке между чеченскими омоновцами и ингушскими милиционерами на КПП между двумя республиками.

— Когда его убили, она большую статью про него написала, — говорит Мурдалов. — А вообще она не рассказывала, о чем разговаривала с людьми. Сидела вечером, писала в блокнот, ноутбука у нее с собой не было. После Чечни Анна уехала в Дагестан, мой зять отвез ее в Хасавюрт. Ее интересовало дело одного правозащитника...

Возможно, речь идет о дагестанском правозащитнике Османе Болиеве, о котором она впервые написала в феврале этого года. Дагестанские милиционеры якобы обнаружили у него гранату, однако на суде Болиев сумел доказать, что гранату подбросили. 18 мая Болиева оправдали, однако вскоре было возбуждено новое уголовное дело — на этот раз по обвинению в хранении автомата.

— 4 июля мне позвонила Политковская и сказала, что в материалах по "Норд-Осту", которые попали к ней, есть информация, что Болиев якобы является одним из организаторов этого теракта, — рассказала "Известиям" правозащитница, председатель фонда "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. — "Надо срочно вывозить", — сказала Анна. Мы его тут же отправили в Москву, потом на Украину, а потом всю семью — в Швецию. Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев быстро приняло соответствующее решение. Благодаря Анне в середине августа он был уже там. Вообще в последние годы в ней не осталось ничего от папарацци. В процессе того, как она занималась проблемами прав человека, Анна психологически очень сильно изменилась. Поэтому не стала сообщать эту "горячую новость" в прессу, а приняла решение спасти Болиева.

К кому попал бандитский пистолет?

Судя по скудной информации из близких к следствию источников, пока прокуратуре удалось добиться только одного серьезного успеха. Недавно экспертам-баллистам удалось идентифицировать ствол, из которого была убита Анна Политковская. Оказывается, этот пистолет уже был засвечен: в середине 90-х на криминальной разборке из него был убит боец одной из "бригад". Ствол, по оперативным данным, принадлежал одному из членов кавказской этнической группировки, обосновавшейся в Москве. Возможно, член этой группировки и выполнил заказ на устранение Политковской. Но не исключено, что тот пистолет уже "ушел" от прежнего владельца. Он мог быть продан (так нередко поступают с "засветившимися" стволами), мог попасть как трофей в руки другой криминальной группировки. А мог и оказаться в руках сотрудников милиции.

— Такое случается, правда, достаточно редко, — говорит, комментируя такую версию, сотрудник департамента собственной безопасности МВД России, пожелавший остаться неназванным. — В ходе какой-нибудь спецоперации сотрудники угрозыска или подразделений по борьбе с оргпреступностью обнаруживают ствол, но процессуально его не оформляют и оставляют себе — на всякий случай.

Поможет ли эта единственная улика выйти на след убийц, покажет время.

Нерядовой

Елена Яковлева, Илья Изотов

"Российская газета" - Центральный выпуск №3984 от 31 января 2006 г.
Версия для печати / сохранить материал

Вернувшись из Челябинска мы хотели бы предложить коллегам принять временный мораторий на комментарии, вскрывающие глобальные подоплеки трагедии рядового Андрея Сычева типа "это министру обороны ставят подножку".

Они напоминают комментарий продавщицы из поселка Ключи про то, что историю выдумали, чтобы закрыть танковое училище и прибрать к рукам землю в центре города.

Хотели бы также предложить не обращать внимания на многочисленные заявления второстепенных политиков, что они присоединяются к расследованию со своими вновь создаваемыми комиссиями.

Пусть присоединяются. Эффективность их присоединения ничем не доказана.

Эта история - первое хирургическое вмешательство российской власти в страшную проблему. Заставили ее взяться за политический скальпель или она сама, наконец, захотела, уже не важно. Эта история, судя по тому, как она пока развивается, - первая по-настоящему серьезная попытка государства лечить болезнь, а не загонять ее внутрь.

Способов готовых у власти и государства нет. И у общества - не будем притворяться - их нет тоже.

Трагедия в воинской части возле поселка Ключи обнаружила необъявленную гражданскую войну в нашем обществе, в нашей стране. По одну сторону молчаливые дети младшего призыва, у которых даже отцы дома матом не ругались, по другую - молодчики, которые считают за честь отстоять свое право на "обычаи", варку наркотиков, мат и все, что после этого покажется правильным, и тех, кто молодчиков покрывает, все равно, в каких они погонах.

Воспитание таких молодчиков не имеет никакого отношения к воспитанию защитников Отечества. Не разделим это, действительно, потеряем армию. И, может быть, страну.

Наши специальные корреспонденты в Челябинске и Бишкиле попытались понять, почему трагедию рядового Сычева одни расценивают как конъюнктурный шантаж, а другие - как неминуемый результат службы в такой армии.

Больница. Мать.

Мобильник ее весь день вчера сбрасывал звонки, она должна была уже устать от журналисткой досужести, и мы заготовили 7 вариантов фраз на отказ с нами разговаривать. А она поднимает глаза и смотрит на тебя так, как будто это у твоего сына только что отрезали ноги. Вылинявшая от горя, невозможная, жалеющая синева глаз.

- Он есть попросил.

Это был день, когда он начал есть, газеты уже написали, что он ел пюре, детское, фруктовое.

- Он словами попросил? Он уже говорит?

- Нет, жестами. На живот показал, - и повторяет руками, как он показал на живот.

Потом сами собой начинают говориться слова утешения и обнадеживания. Она слушает, как будто мы большие эксперты по тому, как поворачиваются события в таких случаях.

Она работает продавщицей в частном продовольственном магазине поселка Воронцовка, рядом с Краснотурьинском, но похожа скорее на библиотекаршу. За стеклом, как гирлянды, вспыхивают мигалки на машинах - то на "скорых", то на генеральских "Волгах".

Больница. Врачи

На вешалке в приемной - генеральские шинели. Главврач отвечает нам коротко: к заму. Зам по лечебной работе Александр Петрович Ионин, в первые дни, когда спасение Андрея обсуждалось консилиумно, принимал решения по их итогам. Рассказывает в нейтральном жанре объяснительной:

- 6 января Сычев поступил из военного госпиталя в тяжелом состоянии. Больной был без сознания, и было нарушение функции почек, то есть острая почечная недостаточность, нестабильная гемодинамика (тенденция к гипотонии, снижению давления), а также выраженные признаки интоксикации, воспалительных изменений.

Больница - лучшая в городе, с хорошей научной, материальной и хозяйственной базой, к тому же интенсивного лечения.

- В оказании помощи задействованы врачи разных специальностей, то есть, естественно, и реаниматологи, и хирурги, и пульманологи - потому что была пневмония - и урологи. Причем как практические врачи, так и профессорско-преподавательский состав Уральской государственной медицинской академии дополнительного образования.

Такое ощущение, что он не выспался.

- Ситуация была очень опасной. Она и сейчас остается такой. Было поражено много органов и систем.

- Газеты много писали о том, что военные настаивают о наличии у Андрея хронического заболевания, вызвавшего такое развитие событий.

- У нас таких данных нет. Сложно было подробно собрать анамнез, когда он поступил, он уже с трудом вступал в контакт - сепсис, двухсторонняя пневмония. Сейчас, используя современные медикаменты, а также средства гравитационной хирургии, нам удалось снизить токсикацию, пневмония у него практически прекратилась. Признаков воспаления в крови стало меньше. Он пришел в сознание. Дышит еще пока не сам, но отчасти и сам, на таком вспомогательном режиме. Тренируем, чтобы перевести на самостоятельное дыхание. А ситуация с сепсисом серьезная.

- Почему была проведена ампутация?

- Ампутация была необходима из-за нарушения кровоснабжения сосудов и артерий, снабжающих нижние конечности.

- Он у вас сегодня главный больной?

- У нас сейчас в реанимации есть гораздо более тяжелые больные, но ему уделяется наиболее пристальное внимание. Вы же знаете, его судьбой заинтересовались все сильные мира сего...

- Как вы относитесь к этой ситуации?

- Я ведь тоже ее знаю из газет и теленовостей. Но расследованием занимаются компетентные органы, и уже есть арестованные. Если на самом деле к этому молодому человеку были совершены насильственные действия со стороны сослуживцев... Я нормальный человек... У меня дети немного старше его...Это беспредел...

Разъяснить детали и хотя бы предположительно, контурно обрисовать картину предшествующих событий, на которую может намекать исходное состояние больного, отказывается: мать просила не рассказывать всякие подробности, парню еще жить, и это личная тайна.

На вопрос, почему он сам выглядит усталым и как будто невыспавшимся, отвечает, что выспался.

По глазам медленно и, кажется, независимо от содержания произносимого проходит влажная волна, похожая на приближение слез.

Снимает трубку, набирает реанимацию, оповещает подчиненного-реаниматолога: к тебе новая порция журналистов.

По дороге в реанимационную, кабинет оперировавшего Андрея хирурга Рината Талипова. Спрашиваем про сложность операции. Короткая насмешка профессионала над неискушенными.

- Ампутация конечностей - операция несложная. Состояние больного - сложное.

Получасовое заглядывание в глазок реанимационной: корявые лампы дневного света, пол из керамической плитки, пустые носилки, медсестра со шприцем идет по коридору. Пропускают только родственников:" Я - к Кудрявцеву, в 3-ю палату, парень, убери свою машину (телекамеру. - Прим. авт.), у меня с воскресенья муж в реанимации, нервы взвинчены". Наконец, выходит врач-реаниматолог Андрей Лачугин, рассказывает об улучшениях последних суток, подтверждаемых лабораторными данными.

- А правда, что вы не пустили к нему главкома, потому что Андрей плохо реагирует на людей в военной форме?

- Он хорошо реагирует на всех людей.

Училище. В ожидании главкома

Одиннадцатый час ночи. Танковое училище спит. Журналисты с 7 вечера ждут в актовом зале с черным занавесом главкома, который должен сделать заявление без права на вопросы.

На первом этаже замкомбата по воспитательной работе Н. объясняется с женой Оксаной по поводу отсутствия.

- Чем живет училище?

- Смеется.

- Над чем?

- Да над журналистами.

Самое смешное, оказывается, в том, что журналисты написали, что начальника училища отстранили от должности.

- Этого не может быть, он ведь еще год не пробыл в этой должности, это не по уставу.

Но министр обороны, видимо, тоже вслед за подчиненными, не удержался от неуставных, с точки зрения замкомбата, отношений: недолго смеялись в училище над журналистами.

- Как вы курсантов удерживаете от"дедовщины"?

- Опираюсь на лидеров.

- А кто лидеры?

- Умные, сильные, хорошо учащиеся.

У входа солдат-пацан по имени Александр, он из той же части в Бишкиле, что и Андрей, сопризывник Сивякова, только Новый год на этот раз в части не встречал.

- Страшное у вас там творится, в Бишкиле.

- Ну... Есть свои обычаи... Но калекой домой никто не уходил пока.

- Говорят, даже насилуют солдат.

- Нет, у нас же увольнения есть.

Звучит, как для разрешения проблем, толкающих к изнасилованию, существует такое удобство как увольнение.

- Я вообще не понимаю, че это все раздули, - смеется замкомбата, - у нас в прошлом году в Чибакуле прапорщик..., и никто ничего. А тут - шум на всю страну.

- Что - прапорщик? - переспрашиваю, завороженная странно застенчивой улыбкой на лице мужчины, которого ждет сейчас жена Оксана.

- Прапорщик солдата застрелил.

Приехавший около полуночи к журналистам главнокомандующий сухопутными войсками России Алексей Маслов сделал следующее заявление:

- Мы заинтересованы в объективном проведении расследования, установлении всех причин данного происшествия, чтобы организовать потом работу во всех учебных заведениях сухопутных войск, и не только в учебных заведениях. Сегодня я побывал в батальоне обеспечении учебного процесса, там, где произошло это происшествие. В результатах работы уже четко просматривается вина командования батальона, которое позволило совершить это преступление. Мною уже даны определенные указания кадровым органам на подготовку распоряжений в отношении должностных лиц, которые виновны. Встретился с матерью Галиной Павловной и сестрой Натальей. Как отец, как человек, выразил свои сожаления за действия своих подчиненных. У нас у всех сегодня есть понимание того, что главное сегодня - это спасти жизнь Андрея Сергеевича. Сейчас вот приступил к работе в управлении училища по выявлению роли каждого должностного лица в случившемся происшествии. Выводы работы моей комиссии будут соответственно доложены министру обороны и доведены до средств массовой информации и всей общественности.

Бишкиль. Военная часть

Часть, куда под Новый год второй раз привезли Андрея Сычева и где произошли события, кончившиеся трагедией, находится в 60 километрах от Челябинска, за поселком Бишкиль.

Коллеги-журналисты были там вчера, присоединившись к главкому, главком на все посмотрел, спросил, как служится, ему ответили, что хорошо.

- А у командиров были т - а - а- кие глаза, видно, что им что-то хотелось нам сказать. Может, они вам расскажут?

Нас встречает шлагбаум, но выручает помощник главкома полковник Игорь Конашенков, подвезший опоздавшую группу тележурналистов РТР и разрешивший нам присоединиться.

У танка за плацем - свернутый на бок ствол. Кургузые солдатики чистят плац для построения. Построение задержали чуть ли не на час, специально для телевизионщиков, чтобы они все засняли. У командиров, начиная от самых младших, кончая зам командира училища Владимира Ивановича, действительно, " т-а-а-а- кие глаза". Страдающие. И нам открывают секрет.

Все-все прозрачно в этой истории, как Божий день.

У рядового Сычева "руки-ноги гнили".

Рядовой Сычев хотел откосить от армии, перетянул себе ноги ремнем и уснул.

- В декабре он лежал в санчасти - там руки, ноги гнили у него. А потом его научили - я уверен, это чистой воды членовредительство. Перевязал себе веревками ноги на ночь и заснул. Чтобы попасть снова в санчасть. Какая дедовщина здесь? Солдат доползает до кровати и падает от усталости! То, что ребят здесь калечат, - это полная глупость. К нам в училище отбирают самых хороших ребят. Прессе надо предложить: давайте, выведите дедов и покажите их народу - вот деды. Народ посмеется над прессой. И будет издеваться... Сейчас вот весенний призыв пойдет - посмотрим, что будет. Не будет весеннего призыва в этом году! И Сивяков ничего не делал - время пройдет, все успокоится и забудется. Цунами новое в Азии пройдет, и будете все про цунами писать...

Только ссылаться на человека их сказавшего нельзя, потому что злые волюнтаристские силы наверху выбрали другую версию, и нельзя даже проговориться в том, что кто-то тут носит в себе несомненную эту правду.

"Бесспорная" в глазах "страдающих" офицеров и так очевидна в глазах всех остальных прикрывающая их вину "правда" могла бы потянуть хоть на сколько-то, если б услышать хоть от одного из них хоть какие-то слова сочувствия Андрею или сожаления о случившемся, каковы бы ни были его причины.

Поселок Ключи. Рядом с частью

- Любите Россию. Берегите армию, - говорит нам на прощание замкомандира училища, как будто лидирующая пока ненавистная ему версия событий ставит крест на армии и Родине.

- Почему у вас ствол у танка свернут?

На минуту замявшись...

- Да дети из поселка лазают.

- Дети танковый ствол свернули?

- Ну он же как памятник, этот танк, на нем же не ездят.

В поселке Ключи, самом близком - в полутора километрах - от части населенном пункте, дети которого якобы свернули ствол на танке, есть три версии происшедшего.

Первая, высказанная хозяйкой продмага Н.:

- Он уже давно написал признание, что сам себя искалечил, а журналисты не дают ходу этой информации.

- А почему так?

- Ну понятно же почему, кто-то хочет раздуть скандал, чтобы прикрыть танковое училище, и прихапать себе землю в центре Челябинска.

- А зачем же тогда матери Андрея звонили с насмешками, угрозами и предложением денег, чтобы замолчала?

Осеклась, покраснела.

- У вас кто-нибудь работает в части?

- Муж.

Солдат из части в Ключах видели все и часто.

10 минут молчания и самые неразговорчивые и опасающиеся лишних слов в безработном поселке люди начинают говорить.

- Да, мы думаем, что дедовщина там есть.

- Почему?

- Они форму свою часто продают, чтобы раздобыть "дедам" денег на самогон. А сами потом ходят жутко оборванные.

- И по какой цене?

- Рублей за 150.

Надя Б., у которой сын служит в Самаре и которая недавно плакала от его писем, про сына предпочитает молчать, там, вроде, успокоилось, но про соседнюю часть говорит: "Голодные солдаты, оборванные, хлеба просят или хоть чего-нибудь поесть".

- Ко мне солдатик приходил за молоком, - рассказывает бывший зоотехник В., - но молоко - офицерам, а себе попросил обрату в кружку налить.

- А знаете для чего молоко? - уточняет другая женщина, отведя нас за угол. Они "манагу" варят, поэтому и гоняют солдат за молоком.

"Манага" - наркотик из конопли.

- Они возят в часть безработных и пьющих молодых наших женщин, которым нечего есть, устраивают там с ними "такое", расплачиваются продуктами, а солдаты ходят голодные.

- Летом прислали солдата в магазин, а тот вернулся и сказал, что у него отобрали деньги, так они прислали из части в поселок "отряд особого назначения". "Отряд", не разбираясь, схватил трех первых попавшихся, в том числе и сына нашего зоотехника, его вообще раздели догола, увезли с собой, продержали ночь в части, утром сдали в милицию. И лишь милиция его отпустила.

Медицинское общежитие. Мать.

Средняя дочь Наташа уехала, старшая Марина не приехала, Галина Павловна первую ночь одна. У нее на кровати два молитвослова и маленький складень иконок. Только что с Андреем больше часа говорил отец Олег. Исповедовал и причастил. Она съездила в храм, позвала его.

Рассказывает о муже, о дочерях, о сыне.

Муж умер года два назад. Работал каменщиком-строителем, а дома ни разу не заматерился. Андрей тяжело пережил его смерть, долго не мог смириться, что отца нет.

Все мужские дела перешли к нему. Дрова на зиму заготавливать, подпол в строящемся доме (из-за смерти отца стройка почти остановилась) бетонировать, огород поливать. Учился на автослесаря и, несмотря на ссылки на его замкнутость, автомобили любил страстно. Приезжает Миша, муж сестры Марины, бросает во дворе поломанную, грязную машину, а Андрей залезет, все отремонтирует, вымоет, вылижет.

О любимых марках никогда с ней не заговаривал, "знал же, какая у меня зарплата и что нам машину не купить".

Учась в техникуме, жил у старшей сестры, каждое утро носил в садик и приносил домой на руках пятилетнего племянника Роберта. Любит дом и своих - сестер, племянников, зятьев. С мальчишками как-то не очень дружит. Во втором классе мальчишки подпалили ему клок волос на голове. Мать долго выпытывала, что это, не признавался. Хотя вообще-то общается с приятелями, технику обсуждает. Тихую, огородную Воронцовку предпочитает городу, где его техникум. Молчун. Мягкий, свой, молчун. Мысли не отправлять в армию ни у кого не было: ну как это, все в роду всегда служили.

Сегодня читал два письма, переданные ему из краснотурьинской газеты от двух незнакомых девочек. С утра был в хорошем настроении, потом как-то не очень, потом опять получше.

Газеты пишут и радио говорит о больших деньгах, выделяемых ей в помощь. Но деньги пока суют журналисты, спонсоры одни помогают, она не помнит фамилию. Простые люди приходят. Вчера вот долго-долго ждала ее в общежитии пожилая женщина с внуком, булочек принесла.

Больница. Журналисты

Старый-престарый дырявый кожаный диван перед реанимационной - насест для журналистов центральных изданий - 17 человек, 4 телекамеры. Информация капает медленно, как физраствор в капельнице. Всем отвечают, что работает комиссия, что идет проверка, вся информация - по ее итогам. Кто-то жалуется и одновременно гордится сложностью задания московского начальства. "Нам велели палату сфотографировать, где он лежит". Кто-то коротко посвящает новоприбывших в то, что сказал им хирург про "синяк на задней стороне правого бедра".

Главную работу сделала журналистка из Краснотурьинска Наталья Калинина, к которой пришла сестра Андрея и рассказала о происшедшем, она тут же написала об этом в газету и стала дозваниваться до челябинских журналистов. (Это уже второй случай, когда журналисты из Краснотурьинска делают трагические события в своем городе российской и мировой новостью - не с целью сенсации, с целью правды и помощи людям.) И Алла Лупова, челябинский корреспондент Интерфакса, это она, поймав на сайте "Новый регион" новость об Андрее, позвонила за комментарием в военную прокуратуру и решила бросить новость о трагедии с Андреем на московские ленты. Не поступи они так, история могла бы остаться строкой в армейской сводке и наверняка совпала с "правдой", озвучиваемой всем офицерским составом танкового училища. На том бы все и закончилось. А благодаря им она получила куда больше шансов на объективность расследования и на внимание всей страны, включая министров с президентом.

Служить должны все, а не только "неблагополучные"

Что нужно сделать, чтобы изжить дедовщину

В Москве прошло второе Всеармейское совещание офицеров Вооруженных сил. Несколько дней лейтенанты и капитаны - командиры взводов и рот - обсуждали с руководством военного ведомства, как бороться с дедовщиной. Предложений много - от возвращения гауптвахты, отмены части отсрочек от призыва (благодаря чему в армию придут люди с высшим образованием, а значит, и другого уровня культуры) до материального стимулирования офицеров-воспитателей. Несколько участников этого совещания пришли в редакцию "Известий". Эти офицеры - из отдаленных частей и гарнизонов. Они часто не согласны с тем, что говорят и пишут об армии "в пределах Садового кольца". Их позиция - это мнение тех, кто "служит на земле", кто живет рядом с солдатом, а вообще-то его жизнью. Это от них зависит, какими вернутся из армии ребята. Именно им мы доверяем своих сыновей.

Первый раз в жизни парень попробовал масла в армии!

Командир роты майор Михаил Давыдов приехал в Москву из Приморского края. Под его началом - 128 солдат. Немного. Однако проблем у ротного - "выше крыши". Только 15 военнослужащих в его подразделении имеют законченное начальное образование, 16 человек воспитывались в неполных семьях, а 18 - вообще нельзя было призывать по психологическим качествам.

- Комплектование частей солдатами-срочниками - одна из самых больных проблем, - сетует Михаил Давыдов. - У меня есть люди, которых не в армию, а в специальные медицинские учреждения отправлять надо для лечения. Как из таких солдат, например, сформировать караул? Как доверить автомат? Грамотность, а вернее, ее отсутствие - еще одна беда. Почитали бы вы биографии, которые они мне пишут, когда приходят в часть. Сколько там ошибок, какие словарные обороты употребляются. Кошмар. В итоге вместо боевой подготовки учишь людей грамотно писать...

- У меня часть постоянной боеготовности, - подхватывает командир отдельного инженерно-саперного батальона Северо-Кавказского военного округа подполковник Дмитрий Марков, которая сейчас переводится на контрактный способ формирования. - Могу рассказать историю. Подходит ко мне солдат (он должен был увольняться осенью) и говорит: разрешите мне заключить контракт. Спрашиваю: почему ты хочешь заключить контракт? А он отвечает: "Вы знаете, я первый раз в жизни масло поел в армии". Представляете, первый раз в жизни солдат поел масла в армии! Мясо, говорит, я тоже поел в армии. Вот сейчас, говорит, если я уволюсь, приеду домой, у меня там даже на полу досок нет... Он из Вологодской области. Из глубинки. А досок нет, потому что его родители - алкоголики, папа - умер, мама - не пойдет в лес за дровами, и вот все полы уже сожгли в печи. Хорошо, говорю. Какое у тебя образование? Окончил 4 класса, отвечает. Потому что была у нас деревня, деревня развалилась, школа само собой развалилась, ближайший интернат - за 300 километров, я там полгода пробыл и убежал. Говорю: напиши свою автобиографию. Оказалось, что он и писать не умеет. И вот с таким военнослужащим приходится работать... А парня этого на контракт не взяли - ну не имеем права! Так и вернулся в свою беду.

Нужно вернуть гауптвахту, иначе расправ в казарме не миновать
- Могу один пример привести из своей жизни, - вспоминает подполковник Дмитрий Марков. - Я тогда еще майором был. Приводит ко мне командир роты пьяного солдата и говорит: "Вот он - пьяный, я ничего не могу с ним сделать, меня обзывает". Вызываю его к себе в кабинет, ругаю. А он мне и говорит: "Товарищ майор, а что вы мне сделаете? Ну, сделайте мне что-нибудь. На гауптвахту вы меня не посадите. Попробуйте меня хоть пальцем тронуть - я в военную прокуратуру сразу пожалуюсь. Выговор объявите? Да хоть 20 выговоров мне объявляйте. Наряд вне очереди. Через сутки ходим в наряды..." Сижу я. Все это слушаю. У меня как будто руки связаны. Я думаю, чего же с этим человеком сделать? Начинаю с ним беседовать, успокоил кое-как, но я боюсь его оставить в подразделении. Откуда я знаю: а если он через час проснется и начнет дебоширить? Самое страшное, что все остальные солдаты видят мое бессилие, видят, что я ничего не могу ему сделать. Не могу наказать провинившегося. И они делают выводы! То же самое с самовольной отлучкой из части. Ушел на трое суток - это самовольная отлучка, а не самовольное оставление части. То есть никакого взыскания. Вот они у нас и бегают...

- Почему мы должны печься о правах человека, который нарушает дисциплину, становиться угрозой для безопасности других военнослужащих? - риторически спросил майор Михаил Давыдов. - И при этом совсем забываем, что точно такие же права - быть защищенными от него - есть и у тех, кто находится с хулиганом в одном подразделении. У меня второе высшее юридическое образование. Я прекрасно понимаю, в Конституции написано: никто не может быть лишен свободы, кроме как по решению суда. Министр обороны предлагает наделить командиров большей дисциплинарной властью, и я с ним согласен. Другое дело — как это сделать. Нужно создавать какие-то органы, например, дисциплинарный суд, вернуть гауптвахту... Мы сейчас не сидим сложа рук. Есть у нас свои секреты, как воздействовать на хулигана через строевую или физическую подготовку, учим устав. В уставе написано: это закон - за проступок одного командир не имеет права наказывать весь коллектив. Сегодня получается, что мы нарушаем устав. Часто только через "ноги" можно довести до "головы", как надо себя вести в армии. По-другому не получается!

Не плакать над сыном, а готовить его к службе

- Любой начальник, который предоставляет работу, всегда имеет возможность проверить кандидата во время испытательного срока, - рассуждает полковник Геннадий Дзюба. - Посмотреть, так сказать, как человек зарекомендует себя. Или после собеседования решать: брать человека или не брать на работу. Что происходит с армией? Работать приходится с теми, кто пришел, и плюс ко всему у общества требования к армии такие, чтобы и суицидов было меньше, и чтобы нарушений дисциплины не было. А теперь представьте, что в строй забирают одного из десяти подлежащих призыву. Ребят из неполных семей, без образования, часто с непогашенными судимостями. Вот из этого, из того, что осталось, мы и выбираем самое лучшее.

- Хочу сказать еще и о том, что каждый человек должен готовить себя к службе в армии, каждый родитель должен бояться не за то (хотя это неизбежно), что будет с его сыном в армии, а за то, каким он его отправляет служить, - продолжает Дзюба. - Когда парень не может пришить подворотничок, да что подворотничок... ходит с расстегнутой ширинкой, потому что не может пуговицу на нее пришить... Пол моет - взял тряпкой повозил-повозил и бросил, то он неминуемо получит по башке! Вот вам и повод для дедовщины...

Вся страна - в отсрочках

- Каждый гражданин России должен служить в армии, - убежден майор Михаил Давыдов. - Почему? Да потому, что армия готовит наш стратегический запас. Потому что, если начнется война, мы (те, кто служит сейчас) будем первым эшелоном, встречающим врага. Потом будет отмобилизовавшие второго эшелона, третьего... А кого будут призывать? Кто будет этим вторым эшелоном, третьим? Кто будет защищать страну? Люди-то неподготовленные. У этого - отсрочка, у того - отсрочка... Вся страна в отсрочках! В принципе я не против того, чтобы студенты или особо одаренные представители искусства не шли в армию. Пусть защищают интересы страны в науке, в промышленности, на сцене. Но ведь у нас есть 30 процентов молодых людей, которые купили себе освобождение от армии. Все они обязаны служить. Поэтому пускай и служат.

Воспитателя нельзя назначить, стать им может только командир

- Министр обороны сейчас ратует за возвращение офицеров-воспитателей, - рассуждает командир батальона десантник Алексей Костенко. - Воспитатели должны стать помощниками командиров. Должны объяснять политику государства подчиненным, ради чего, собственно, мы вообще служим. Они должны быть педагогами и психологами. Иметь к каждому солдату свой подход, вычислять группы риска. Но настоящий воспитатель должен "вырасти" из командира подразделения, в котором служит. Может быть, стоит организовать дополнительные курсы. Поверьте, что, не познав человека, ты не будешь воспитателем. Придет, например, выпускник военного вуза, если он не поработал с людьми в разной обстановке - начиная от подъема до отбоя, не прошел школу полевых выходов, не был в боевой обстановке, - что он будет делать с подчиненными? У меня в подразделении есть солдаты, которые прошли войну и старше по возрасту своих лейтенантов. Что такой лейтенант им может объяснить? Каким авторитетом пользоваться? Просто надеть форму и ходить опрашивать, интересоваться: что вас беспокоит? Это не пойдет! Это не воспитание будет. Это накапливание проблем. В итоге командиру все равно придется самому во всем разбираться.

- Министр обороны правильно поднял вопрос о материальном стимулировании. Если будут платить деньги нормальные, хорошие - это будет подстегивать военнослужащих, - считает Костенко. - У нас не очень высокое денежное довольствие, и когда наказываешь человека "рублем", то многое встает на свои места. Его товарищ Вася получает или товарищ Петя, Сережа получает на 2-3 тысячи больше, а он наказан за то, что он ослушался командира или просто ушел в самовольную отлучку, так называемую, оставление части, вышел без разрешения. Пререкался с командиром. А это взыскание подразумевает лишение его определенного процента заработной платы. Или он отсидел где-то на гауптвахте, к примеру, то он тоже лишается определенного процента. Вместо 15 тысяч он получит 10. Это все скажется на мере воспитания, поверьте, это очень сильно скажется. У меня есть опыт командировки в Югославию. Там этот принцип был возведен в практику. Если отсидел солдат в карцере или на гауптвахте - лишался 500 или даже 1000 долларов. Это тут же сказывалось на благосостоянии семьи. А я еще раз повторю, что мы все живем ради благополучия своих семей. В итоге качество исполнения служебных обязанностей будет напрямую влиять на благосостояние военнослужащего.

Из выступления вице-премьера - министра обороны Сергея Иванова на 2-м Всеармейском совещании офицеров Вооруженных сил:

- Начинать работу по искоренению нарушений закона и, в частности, дедовщины надо с перестройки методов работы младших командиров. Ведь неуставные взаимоотношения в первую очередь поражают воинские коллективы уровня взвода, роты. Начинать лечение этого недуга необходимо с перестройки методов работы командиров именно этого звена.

- Ясно, например, что казарменного хулигана, находящегося в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и представляющего явную угрозу окружающим, необходимо прежде всего изолировать от других военнослужащих. Но как это реально сделать, если у вас во всем арсенале мер принуждения "выговор" и "строгий выговор"?!

- Получается, что сначала мы своим невниманием или попустительством казарменным хулиганам загоняем солдата в безвыходное положение, а потом сами же решаем проблему так называемых беглецов.

- Отменив дисциплинарный арест, мы с водой выплеснули и ребенка - ничего не создали взамен. Иногда суды находятся за тысячи километров от воинской части - пока будешь ездить за разрешением, хулиган набедокурит или перестреляет всех. А делать выговор или давать наряд вне очереди провинившимся смешно - они и так, как правило, через день в нарядах.

- При заключении военнослужащих под стражу не должно быть никакого самоуправства: командир должен уведомить суд, чтобы он оценил, что арест правомерен и соответствует обстановке и угрозе.

Литвиненко знал террористов, разработавших «грязную бомбу»?

Вот так выглядит ядовитая таблетка, которую любой мог купить по Интернету.

28.11.2006

Обстоятельства смерти Александра Литвиненко прямо указывают на то, что за две-три недели до поступления в госпиталь он общался с людьми, которые самым непосредственным образом участвовали в незаконном обращении с полонием-210.

«Грязная бомба» - так журналисты для простоты называют радиологическое оружие, разработанное в СССР и США в 50-е годы в качестве временного заменителя ядерного оружия. В тот период, когда ни та, ни другая сторона еще не имели значительного количества ядерных бомб, в случае войны планировалось применить радиологическое оружие массового уничтожения: авиабомбы, начиненные высокорадиоактивными веществами, которые должны были быть распылены над территорией вероятного противника. В первую очередь радиологическое оружие предназначалось для масштабного радиоактивного загрязнения городов и должно было привести к массовому лучевому поражению населения.

Уже тогда специалисты установили, что наилучшим материалом для снаряжения радиологических боеприпасов является полоний-210, который легко нарабатывается в ядерных реакторах путем размещения в специальных каналах висмутовых закладок. Там в результате облучения висмут-209 превращается в полоний-210. При обработке облученных висмутовых закладок металлический полоний-210 выделяют электрохимическим способом на золотом или платиновом катоде, с последующим отделением возгонкой.

Так, в СССР промышленное производство полония-210 было развернуто в Арзамасе-16, на номерном предприятии «Союзный завод № 551», который в последствии стал называться Электромеханический завод «Авангард». Но после производства достаточного числа ядерных боеприпасов и СССР, и США отказались от перспектив использования радиологического оружия, а производственные мощности по наработке полония-210 были переориентированы на производство источников ионизирующего излучения и радионуклидных источников тепла.

Сейчас полоний-210 используется в автономных энергетических источниках для космических и навигационных объектов, в нейтронных источниках ионизирующего излучения для геологических исследований и контроля состояния нефтяных скважин. Однако уникальные физические свойства полония-210 делают его очень привлекательным для террористов.

Полоний-210, который стал причиной смерти Александра Литвиненко и следы которого были обнаружены и на одежде и в доме погибшего, является самым подходящим материалом для изготовления «грязной бомбы». На протяжении нескольких лет международные террористические группы неоднократно заявляли о готовности использовать радиологическое оружие для проведения террористических актов с массовой гибелью людей. Возможно, подобное устройство и имел в виду Борис Березовский, когда 7 февраля 2005 года заявил в интервью «Комсомольской правде»: «...у чеченцев появилась своя атомная бомба. Атомная, портативная. К ней какого-то там элемента пока недостает, но это мелкие детали. Я еще осенью написал об этом письмо директору ФСБ Патрушеву». Не секрет, что партнер А. Литвиненко по совместной эмигрантской деятельности в Лондоне Б. Березовский поддерживал тесные связи с Шамилем Басаевым. А ведь именно «российский террорист № 1» не раз заявлял о намерениях использовать радиоактивные вещества для осуществления террористических актов.
Более того, некие радиоактивные вещества все тот же Басаев продемонстрировал журналистам НТВ еще в 1996 году.

Совершенно естественно, если террористы, разрабатывающие «грязную бомбу», при выборе основного материала для ее начинки выбрали полоний-210. Во-первых, значительные количества полония-210 легко приобрести, ведь он содержится в составе зондов, используемых для исследования состояния нефтяных скважин, а такое оборудование широко распространено. В СССР ежегодно использовалось более чем 1500 таких источников активностью более 1850 Кюри каждый. Для сравнения: при уровне загрязнения «всего лишь» 5 Кюри на квадратный километр, по санитарным нормативам в Российской Федерации должна ограничивается хозяйственная деятельность. Т. е. даже одного источника из полутора тысяч было бы достаточно, чтобы загрязнить территорию площадью 37 квадратных километров. Сегодня такие источники продолжают использоваться в нефтяной промышленности, используются они и при восстановлении нефтяных скважин в Чеченской Республике.

В ряде стран оборот таких устройств вообще не регламентируется, а в США не подлежит лицензированию даже непосредственный оборот полония-210. Таким образом, террористы без особых трудностей могут получить доступ не только к изделиям, содержащим полоний-210, но и, собственно, к чистому поло-
нию-210.

Полоний-210 - чистый излучатель альфа-частиц с ничтожным уровнем гамма-излучения. По этой причине полоний-210 практически не выявляется дистанционными датчиками обнаружения радиоактивности, работающими в гамма- и бета-диапазонах. Для того чтобы альфа-излучатель поразил человека, террористам необходимо, чтобы вещество попало в организмы жертв. Для этого используются специальные способы распыления радиоактивных материалов. В случае с полонием-210 в этом нет необходимости. Один кубический сантиметр полония-210 выделяет более 1300 Вт тепла. Эта мощность настолько велика, что приводит в аэрозольное состояние металлический порошок полония-210 за считанные минуты.

Источник нейтронов

ВНИ-2 диаметром 2 см и высотой 4 см ежесекундно излучает до 90 млн. нейтронов. Если один кубический сантиметр порошка металлического полония-210 в открытом виде окажется в помещении площадью 100 квадратных метров и объемом 1000 кубометров, то уже через 30 минут уровень радиоактивного загрязнения в помещении будет превышать допустимый в десятки раз. Таким образом, полоний-210 позволяет создать «грязные бомбы» малых размеров с высочайшей поражающей способностью, которые невозможно обнаружить при транспортировке.

Известны намерения террористов по использованию «грязных бомб» на станциях метро больших городов и в торговых центрах. Именно в случае применения в закрытых помещениях поражающая способность полония-210 наиболее велика.

Проведенные британскими спецслужбами исследования обстоятельств смерти А. Литвиненко однозначно указывают на то, что последний имел непосредственный контакт со значительным количеством полония-210. Однако местом такого контакта не может быть ни одно помещение, в котором обнаружены следы радиоактивного вещества. Ведь если бы А. Литвиненко контактировал с полонием-210 в баре или гостинице и получил в результате такого контакта смертельную дозу с едой или пищей, то одновременно с ним в больнице с симптомами лучевой болезни должны были оказаться не только все люди, непосредственно встречавшиеся с Литвиненко, но и многие из тех, кто находился в этих помещениях позже. Безусловно, в таком случае должен был бы пострадать не только обслуживающий персонал, но и люди, в присутствии которых А. Литвиненко контактировал с полонием-210. Тот факт, что в баре, гостинице и дома, где находился А. Литвиненко, обнаружены только следы полония, указывает на то, что контакт с полонием у погибшего состоялся где-то в другом месте, которое, по-видимому, пока не обнаружено. То обстоятельство, что следствию не удается установить это место, и то, что среди тех мест, на которые указал А. Литвиненко и выявило следствие, не обнаружено ни одного места, в котором были бы зафиксированы высокие уровни загрязнения полонием-210, свидетельствуют о том, что А. Литвиненко сознательно не указал этого места.

Возможно, причина подобной скрытности проста: этим местом могла бы быть химическая лаборатория, в которой осуществлялась работа с полонием-210 и в силу ряда причин была нарушена техника безопасности. Это означает, что где-то в Великобритании в настоящее время находится помещенее, в котором производились работы с полонием-210, сопровождавшиеся выходом радиации. При этом люди, работающие в этом помещении, также получили дозу облучения, несовместимую с жизнью.

В другом случае А. Литвиненко мог контактировать с образцом полония-210 вне помещения. При этом любой человек, в присутствии которого А. Литвиненко вступил в контакт с полонием-210, вероятнее всего, также получил смертельную дозу облучения.

Обе версии закономерно объясняют образование загрязнения полонием-210 тела, одежды и предметов обихода А. Литвиненко. Именно эти загрязнения могли явиться источником вторичного загрязнения и в гостинице, и в баре. А само поступление полония-210 в организм погибшего, вероятнее всего, было аэрозольным. Оно могло произойти при вскрытии капсулы-контейнера с образцом полония-210 в условиях, когда средства регистрации радиоактивного излучения снаружи капсулы-контейнера показывали нормальный уровень радиации во всех диапазонах. Как правило, при вскрытии контейнера с образцом раздается легкий хлопок, свидетельствующий о том, что перегретый аэрозоль полония-210 выходит наружу. Похожая ситуация могла произойти в лаборатории, где разрабатывалась «грязная бомба», и в отсутствие А. Литвиненко, однако уровень загрязнения после такого события мог быть таков, что на протяжении суток в помещении сохранялся смертельно высокий уровень концентрации полония-210 в аэрозольном состоянии.

Объективный анализ показывает, что А. Литвиненко, находясь в Великобритании, имел контакт с лицами, осуществляющими работы с полонием-210. С учетом того, что обращение с чистым полонием-210 за пределами специальных производств может служить исключительно для создания радиологического оружия, очень высока вероятность того, что А. Литвиненко не только контактировал с людьми, изготавливавшими такое устройство, но и непосредственно сам лично участвовал в мероприятиях по обращению с полонием-210. Тем более что о своих контактах с террористами, имевшими «грязную бомбу», заявлял и непосредственный «куратор» Литвиненко Борис Березовский.

В этом случае с большой степенью достоверности можно утверждать, что в настоящее время в Великобритании размещена лаборатория, в которой находятся материалы, пригодные для использования в качестве радиологического оружия. Весьма вероятно, что А. Литвиненко входил в круг лиц, участвующих в обращении с материалами, пригодными для такого оружия. А его гибель указывает на то, что в ходе разработки «грязной бомбы» была нарушена техника безопасности, в результате которой одно и более лиц получили дозу радиации, несовместимую с жизнью.

Если вспомнить о том, что совершенно недавно спецслужбами Великобритании были пресечены приготовления террористов к осуществлению террористических актов на самолетах, нельзя исключить того, что международные террористы осуществляли параллельную программу по подготовке террористических актов в метро крупных городов с применением радиологического оружия. Возможно, что погибший А. Литвиненко был вольным или невольным участником такой подготовки.

Максим ШИНГАРКИН, эксперт по радиационной безопасности, бывший офицер 12-го Главного управления МО РФ.

СООБЩАЕМ ПОДРОБНОСТИ

Следы полония искали у Березовского

В интервью газете Sunday Times еще живой Литвиненко вроде бы сам сообщил, что, возможно, пострадал от радиации. Врачи сомневались, поскольку не нашли никаких ее следов, проводя замеры с помощью счетчика Гейгера. И лишь в четверг вечером, за несколько часов до смерти пациента, у него был обнаружен полоний-210 - радиоактивный изотоп. Выявлен с помощью анализов мочи. Дополнительное исследование после вскрытия должно прояснить, какое количество «яда» попало в организм. Это предполагается установить по характеру и степени поражения органов.

Следы полония якобы были найдены и у Литвиненко дома, и в суши-баре лондонского ресторана «Ицу», где он обедал, и в гостинице «Миллениум», которую посещал, и в больницах, где его лечили. Однако никаких признаков отравления не обнаружено у жены Литвиненко Марины и его сына Анатолия.

«На полоний» был проверен и Борис Березовский, на которого работал Литвиненко. Результат отрицательный.

- Радиоактивный изотоп полоний-210 в микроскопических дозах есть в организме у каждого из нас, - говорит Алексей ЯБЛОКОВ, доктор биологических наук, член-корреспондент РАН. - Например, у заядлых курильщиков. В природе он образуется из газа радона. Тот же табак, активно его впитывает. Потом полоний оседает на легких, провоцируя рак.

Смертельная доза - доли миллиграмма. Такое количество полония-210 в естественных условиях не встречается, нужно производить промышленными методами.

Игорь ВЛАДИМИРОВ, Андрей МОИСЕЕНКО


[1] Журналистика и жизнь. [Сб. статей] Изд. - во Воронеж. ун-та, 1997. С.79

[2] Журналистика и жизнь. [Сб. статей] Изд. - во Воронеж. ун-та, 1997. С.70-71

[3] Журналистика и жизнь. [Сб. статей] Изд. - во Воронеж. ун-та, 1997. С.24

[4] Споры о коррупции… // "Коммерсант".- 2006.- 20 сентября - №175(№3506). – С.9

[5] Дефицит демократии /М. Дмитриев// "Профиль". - 2006.- № 9.- Стр.48

[6] Как делят деньги на лекарства для льготников./ В.Бутаев, А.Овчинников.// "Комсомольская правда".-2006- 18 ноября - С. 4.

8 Как делят деньги на лекарства для льготников./ В.Бутаев, А. Овчинников.// "Комсомольская правда".- 2006 - 18 ноября.- С. 4.

[8] Офицеры, матерей пожалейте/ С.Пшеничнова// "Семья". – 2006 – № 7 – С. 14.

[9] Офицеры, матерей пожалейте/ С.Пшеничнова// "Семья". – 2006 – № 7 – С. 14.

[10] Страсти по Андрею…/ И. Изотов// "Российская газета" – 2006 – 31 января – С. 1,18.

[11] Страсти по Андрею…/ И. Изотов// "Российская газета" – 2006 – 31 января – С. 1,18.

[12] Анна Политковская расследовала гибель солдата из Коми./А. Бойко // "Комсомольская правда".- 2006 - 11 октября - С.4.

[13] "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. Стр. 4-5., Стр. 4.

[14] "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. Стр. 4-5., Стр.5.

[15] "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. Стр. 4-5., Стр. 8.

[16] "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. Стр. 4-5., Стр. 9.

[17] "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. Стр. 4-5., Стр. 9.

[18] "Комсомолка" нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы/А. Коц, Д. Стешин.// "Комсомольская правда". – 2006 – 17, 18 октября 2006. Стр. 4-5., Стр. 8-9.

[19] Кто отомстил Анне Политковской? // "Известия". – 2006 – 15 ноября. – С. 9.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий