регистрация /  вход

Роль Дж.Пулитцера и У.Херста в возникновении желтой прессы (стр. 1 из 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

«МАССОВЫХ» ИЗДАНИЙ 4

РОЛЬ ДЖОЗЕФА ПУЛИТЦЕРА В ВОЗНИКНОВЕНИИ

«ЖЕЛТОЙ» ПРЕССЫ 7

РОЛЬ УИЛЬЯМА РЕНДОЛЬФА ХЕРСТА В ВОЗНИКНОВЕНИИ

«ЖЕЛТОЙ» ПРЕССЫ 10

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 14

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 16

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы реферата обусловлена объективными факторами. Сегодня желтая пресса – часть массовой культуры. Распространение «желтизны» в масс-медиа, по мнению многих ученых-социологов, есть не что иное, как результат глобальных социокультурных сдвигов и эволюции массового сознания. Сегодняшнее человеческое существование определяет новизна, быстротечность и разнообразие. Стремление забыть стрессы, не перегружать психику, отдохнуть во время чтения способствуют потреблению поверхностного информационного потока. Отсюда и популярность развлекательной информации. Подобные тенденции еще 150 лет назад уловили Джозеф Пулитцер и Уильям Рендольф Херст, ведь именно тогда начинался период перерождения традиционного общества в массовое общество потребления.

В данной работе особое место уделяется предпосылкам развития «желтой» прессы, так как они ознаменовали новый виток в социальном развитии прессы во всем мире. «Пожелтение» СМИ как социальное явление оказало существенное влияние на изменение массовой психологии общества. Принципы и правила работы, предложенные Дж. Пулитцером и У. Херстом способствовали появлению новых функций журналистики, новых способов подачи информации, развитию журналистских жанров, появлению новых профессий.

Для освещения основных сюжетов используются работы современных авторов.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ «МАССОВЫХ» ИЗДАНИЙ

В конце XIX – начале XX в. периодическая печать впервые за 300-летнюю историю журналистики как социального института обрела массовую аудиторию. Тем самым было подтверждено превращение периодики в средство массовой информации. Это стало возможным под воздействием комплекса факторов, порожденных окончанием Гражданской войны, индустриальной революцией и развитием рыночных отношений.

Экономические и социальные факторы оформились вследствие развития массового машинного производства и расширения сбыта товаров и их потребления. Применение машин позволило не только резко поднять производительность труда в индустриальном производстве, но и многократно увеличить объем и разнообразие поступающих на рынки товаров. В XIX в. в странах, проходящих этап индустриализации, возросли доходы населения и платежеспособный спрос. У «низших классов» появилась возможность направлять часть зарабатываемых средств на развлечения и духовные нужды. Сокращение же продолжительности рабочего дня обеспечило им увеличение необходимого для этого досуга. Так были сформированы предпосылки для существенного роста аудитории прессы за счет низов общества, составлявших в тот период подавляющее большинство населения.

В связи с потребностями индустриального производства внедрялось обязательное начальное образование, способствовавшее преодолению массовой неграмотности, формированию рабочей силы, приспособленной к условиям труда с использованием машин. Ликвидация массовой неграмотности способствовала созданию условий для выпуска высокотиражных периодических изданий, адресованных тем слоям населения, которые прежде не испытывали влияния печатного слова.

Расширяющееся участие рабочих в профсоюзах и других общественных объединениях, зарождение социалистического движения стимулировало развитие интереса к текущим политическим событиям, к содержанию периодических изданий. Борьба за демократические права граждан привела к провозглашению в наиболее передовых странах того времени всеобщего избирательного права (которое распространялось в большинстве случаев только на взрослую мужскую часть населения). Сформировался массовый электорат, способный существенно влиять на результаты выборов. Это повысило заинтересованность политической и экономической элиты в оказании воздействия на поведение новых слоев электората – в частности, посредством печати.

В условиях формирования общенациональных рынков существенно возросла роль рекламы как средства продвижения товаров и услуг. Резкий рост массового индустриального производства, усилившаяся рыночная конкуренция производственных и торговых фирм стимулировали во второй половине XIX в. бурный рост рекламного бизнеса. Коммерческая реклама превратилась в основной источник дохода. Резкое увеличение доходов от рекламы превращало крупные издания в высокоприбыльные издательские предприятия. Газетный бизнес, для которого ранее были характерны высокая степень риска и низкий уровень доходности, стал очень привлекательным для деловых людей. Наиболее преуспевающие газеты превратились в гигантские комплексы с миллионными расходами и многочисленными штатами сотрудников.

Распространение высокопроизводительных печатных машин, линотипов и других полиграфических новшеств позволило резко повысить темпы подготовки номеров и выпуска газет. Увеличившийся приток рекламных средств позволил выпускать газеты увеличенного объема. Возросшие возможности полиграфии позволяли оперативно выпускать невиданное прежде количество газет и журналов, обеспечивая ими уже не узкие элитные группы, а действительно массовую аудиторию.

Под влиянием социально-экономических последствий индустриальной революции и растущей коммерциализации издательского дела сформировалась «массовая» пресса со свойственными ей чертами: сенсационностью, поверхностным избирательным освещением событий, искажением фактов, бесцеремонным вмешательством в личную жизнь людей, акцентом на развлечение читательской аудитории в ущерб ее просвещению. Она унаследовала многое из того, что было присуще ее предшественнику – «пенни» – прессе. Первые центовые газеты появились в Америке в 30-е годы XIX в. - «Дейли ивнинг транскрипт» («Ежедневная вечерняя запись» – Бостон, 1833), «Нью-Йорк сан» («Солнце Нью-Йорка», 1833), Нью-Йорк геральд» («Нью-Йоркский вестник») и т.д. Они распространялись исключительно в розницу.

Издатели и редакторы «массовых» изданий выработали особый набор журналистских рецептов, следование которым обеспечивало коммерческий успех. Эти рецепты и составили суть так называемого «нового журнализма» в США.

Классическими образцами «массовой» периодики стали газеты «New York World» Дж. Пулитцера и «New York Journal» У.Р. Херста. Их издатели максимально использовали характеристики, присущие новым слоям читательской аудитории, для привлечения внимания к своим изданиям. Газеты были адресованы читателю с низким уровнем образования и культуры. Вместо того, чтобы способствовать интеллектуальному и культурному развитию аудитории, они опускались до уровня наиболее отсталой читательской массы с присущей ей предрассудками, инстинктивными побуждениями. «Массовая» пресса в большей степени апеллировала к чувствам читателя, нежели к его разуму, прибегая в основном к эмоциональной аргументации.

РОЛЬ ДЖОЗЕФА ПУЛИТЦЕРА В ВОЗНИКНОВЕНИИ «ЖЕЛТОЙ» ПРЕССЫ

Новые веяния в американской журналистике с наибольшими полнотой и последовательностью аккумулировал в себе Джозеф Пулитцер (1847-1911), выходец из Австро-Венгрии, иммигрировавший в Америку в 1864 году. После окончания гражданской войны в 1865 был уволен из армии, скитался по Штатам: работал и официантом, и погонщиком мулов, и помощником адвоката. В Сент-Луисе случай свел его с Карлом Шурцем – владельцем газеты Westlche Post, который взял Пулитцера в газету репортером. С этого момента начинается журналистская деятельность Дж. Пулитцера. (37%)

В 1878 году Пулитцер приступил к изданию ежедневной газеты «Сент-Луис пост энд диспетч» («Почта и депеша Сент-Луиса»), в которой начинает экспериментировать в сфере «нового журнализма», основанного на происшествиях и «человеческих репортажах» и имеющего своим адресом массового читателя.

Будучи хорошим оратором и имея опыт в политике, Пулитцер решает, что необходимо обращаться не к конкретному читателю, а к толпе, которая обладает своей психологией. «Пулитцер был пионером в создании журналистики для масс, побуждая читателей к действию. Джозеф Пулитцер понимал, что и в толпе люди разные».[1] Именно по этой причине он стремится к разнородной журналистике, предлагает одному читателю простое «чтиво», а другому – пищу для размышления. (31%)

В 1883 году Джозеф Пулитцер приобретает ничем не выдающуюся газету «Нью-Йорк уорлд» («Мир Нью-Йорка»), которую делает моделью «нового» журнализма. Убыточная «Нью-Йорк уорлд» с тиражом 15 тыс. экземпляров через год выпускает уже 100 тыс.экземпляров, через 3 года – четверть миллиона, а через 15 лет (1898) году тираж вырос уже до миллиона. Издавая эту газету, он обкатал те приемы, которые отличают желтые издания.

Причину подобной популярности Пулитцер видел в редакционной позиции: важнее принципы, нежели содержание и цена. Торжественно пообещав читателям сделать «Нью-Йорк уорлд» «новой» в размерах и методах, в целях, политике и принципах, намерениях, интересах, симпатиях и убеждениях, Пулитцер ищет способы максимального и скорейшего увеличения тиража, а тем самым и прибыли. Он требовал от себя и своих сотрудников найти «каждый день одну поразительную особенность», которую можно предложить читателям.[2]

Джозеф Пулитцер является основоположником «желтой» прессы в Америке. Термин «желтая журналистика» своим происхождением обязан новшеству, которое ввел Пулитцер. В 1889 году на «странице развлечений» «Нью-Йорк уорлд» печатались серийные картинки о приключениях комического персонажа по прозвищу «желтый парень». Этот «желтый парень» из номера в номер забавлял читателей своим смешным видом, глупой улыбкой, комическими рассуждениями на различные темы и эксцентрическими поступками. Потом этот жанр переняли и газеты Херста. Этот цветовой атрибут изначально имел буквальное значение, потому что желтый цвет стал первым цветом на страницах газеты.