регистрация / вход

Разноликая журналистика в зеркале научного журнала

"Филологический вестник РГУ" прочно занимает свою нишу в журналистиковедческой системе, ориентируясь на традиционные для Ростова научные школы: методы исследования журналистики, историческая типология и история местной региональной печати.

Ахмадулин Е.

Вопреки классикам XIX века, которые начинали свои обозрения с отрицания: "у нас нет литературы", "у нас нет журналов", осмелюсь утверждать, что "Филологический вестник РГУ" состоялся как научный журнал, со своей концепцией, своим лицом, своими традициями, своей школой, своими авторами и своими почитателями.

Журнал зиждется на трех китах: - литературоведении, языкознании и журналистике. Между ними идет постоянное генетическое взаимопроникновение, которое, в конечном счете, и составляет монотело журнала - филологию. Однако и это монотело отнюдь не вмещается в рамки отведенного ему "прокрустова ложа", идет активный диффузионный процесс с другими науками: филологией, социологией, информатикой, математикой и т.п.

Журналистика в этой филологической триаде представляет собой самого молодого "кита", но, пожалуй, самого дерзкого, самого всеядного, быстро обучающегося и претендующего, в своей практической части, на некую четвертую власть.

В мою задачу входит рассмотрение феномена успеха, а иногда и проколов, именно этого раздела журнала.

Журнал университетский, и уже, - факультетский. Другие ведущие факультеты журналистики России тоже имеют свои журналы, а журналы - свою специфику. "Вестник МГУ", например, большей частью ориентируется на исследования зарубежных СМИ и социологию журналистики, питерские ученые отдают предпочтение классической школе исторических исследований с применением ее методов в обзоре современных тенденций, уральский "Факс" решает проблемы практической журналистики, а воронежские "Акценты" занимаются концептуальными моделями конкретных СМИ в широком аспекте: от оформления до языка и стиля.

"Филологический вестник РГУ" прочно занимает свою нишу в этой журналистиковедческой системе, ориентируясь на традиционные для Ростова научные школы: методы исследования журналистики, историческая типология и история местной региональной печати. Ко времени создания журнала эти научные школы приобрели широкую известность, а методы, разрабатываемые учеными РГУ, вошли в область практического применения: с одной стороны, в сфере теоретических обобщений современных мировых тенденций в журналистике, с другой, в сфере текущей практической аналитики, имеющей временный, этапный характер. Эти научные подвижки в полной мере нашли свое отражение на страницах журнала.

Журнал издается с 1997 года. За это время вышло семь номеров. В отделе "журналистика" опубликовано тридцать статей, девять рецензий, пять отчетов о событиях в научной жизни. Из статейных материалов 12 написаны докторами наук (своими - Акопов А.И., Корнилов Е.А. и Станько А.И. - 8, "иногородними" и "иноземными" - Прохоров Е.П., Сбруев В.В. и Х. Пёткер - 3), кандидатами наук - 5, аспирантами и соискателями - 13.

Эта небольшая статистика свидетельствует о низкой научной активности "среднего звена" преподавателей из числа кандидатов наук, доцентов, с одной стороны, а с другой стороны, о "публикационном" уклоне отдала "журналистики", судя по числу статей аспирантов и соискателей.

В структуре проблематики четко выделяются пять направлений, которые условно можно обозначить следующим образом:

1. научное осмысление современных тенденций в журналистике;

2. современные СМИ: методико-практический опыт;

3. публицистика: методы, приемы, мировоззрение;

4. историко-типологические исследования;

5. правовые аспекты журналистики.

Первое направление является методологическим в том плане, что здесь рассматриваются мировые процессы глобальных коммуникаций. Именно этому посвящена статья Е.А.Корнилова "Рубеж тысячелетий: глобализация информационных процессов и журналистика" (1997, № 1). Автор рассматривает эволюционные тенденции развития журналистики на фоне стремительно завоевывающих весь мир новых технологий связи, сбора и доставки информации, фантастических достижений мультимедиа, информатики, мировых сетей и баз данных. По мнению автора, "информационные процессы все больше проявляют общемировой, глобальный характер", "современное индустриальное общество стремительно преобразуется в "информационное общество", а информационное пространство в системе ноосферы обособляется в инфо-ноосферу. Профессор Корнилов не отождествляет мировые информационные процессы только с журналистикой, ибо массовая коммуникация, зародившись в недрах журналистики, в современном мире вышла далеко за ее пределы. "Инфо-ноосфера как образование, созданное человеком, - пишет он, - является достижением разума, развития цивилизации, новейших технологий, результатом развития общества массовой культуры и одним из первых комплексных объектов исследования теории журналистики, обществоведения и рода точных наук" (с. 56).

Вместе с тем автор указывает на негативные стороны процесса информационной глобализации, на "сопротивление" различных элементов мировой системы СМИ тенденциям объединения в мировую "информационную деревню".

Почему это объективно происходит, Е.А.Корнилов частично раскрывает в статье "Социокультурные модели журналистики" (1998, № 3). Журналистика, по мнению автора, не только информационная система и социальный институт, но и своеобразный феномен культуры. Рассматривая журналистику в общекультурном аспекте, как часть сложившихся исторических, географических, национально-этнических, идеологических и культурных общностей, проф. Корнилов предпринимает первую в прессоведческой литературе попытку классификации социокультурных моделей журналистики, которая может стать базой для дальнейшего анализа как отдельных моделей, так и целостной структуры.

Можно сказать, что этот процесс уже начат и в журнале отражен статьей профессора Московского университета Е.П.Прохорова "Homo sapiens XXI века - человек информированный (к проблеме социокультурных типов журналистики в формирующемся едином информационном пространстве" (1999, № 3). Автор, отмечая дискуссионность теоретических проблем, поставленных Е.А.Корниловым, решил подбросить "дровишек" ("несколько тезисов") в будущий "костер" полемики. "Дровишки", однако, не из парка глобальной информационной деревни, а из российской информационной тайги, где еще предстоит прорубить дорожки "информационного порядка", чтобы дойти до каждого российского "homo sapiensа", донести весь комплекс плюрализма, основанного на толерантности, привлечь все группы и слои общества к "социальному партнерству" на основе общечеловеческих ценностей "добра, истины и справедливости" и закрепить все это в нормативных актах. На основе этих базовых посылов проф. Прохоров предлагает теоретически совершенно конкретные идеи: создать 1) газету, например, для района на основе множественного разнохарактерного соучредительства (для плюрализма мнений) и 2) региональные "государственные органы - Советы по СМИ - с пропорциональным представительством всех стремящихся к массово-информационным выходам органов, организаций, даже отдельных деятелей; 3) этот Совет создает "штаб" региональной "плюралистичной" газеты, "по своей социокультурной модели схожей с домом-кондоминимумом, где различные общественно-политические "семьи" живут в своих "квартирах, но есть общая гостиная". На мой взгляд, идеи проф. Прохорова легко могут быть воплощены в жизнь в части организационной, но в части поставленных целей - это идеализм чистой воды, так как любой Совет или штаб "разноориентированных" будут представлять собрание бесполезных спорщиков, а информация будет селекционироваться и районироваться все теми же "заказчиками музыки".

Статьи ведущих ученых в области журналистики Е.А.Корнилова и Е.П.Прохорова, несомненно, дают выход к открытию на страницах журнала широкой научной дискуссии, так как в них немало допусков, условностей, гипотетичности, недосказанности, проблемной широты, системной комплексности, требующей раскрытия методами не только журналистики, но и пограничных наук.

Правда, внедрение "пограничников" в сферу журналистики или "миссионеров", как их назвал Е.А.Корнилов в своих полемических заметках "Об ипистемах, дискурсах и парадигмах" (1999, № 1), не всегда удачно, как это было с профессором-культурологом В. В. Хорольским. Но при изучении "языка" друг друга такое сотрудничество вполне возможно. Если же говорить о самом полемическом материале (к сожалению, единственном), то он, несомненно, придает журналу "журнальный шарм": публицистичен, образен, остроумен ("Вот такая вампука!"), умен, впрочем, не без налета снобизма. Такие материалы нужны и впредь.

Статья проф. Акопова А.И. "Электронные сети как новый вид СМИ" (1998, № 3) представляет первый опыт постановки проблемы комплексного научного изучения компьютерных электронных сетей как нового явления в журналистике. Автор статьи, известный теоретик и эмпирик в области типологии журналов, организатор и редактор одной из первых электронных газет, поставил перед собой сложную задачу: просветить непосвященных, преподав им азы функционирования глобального информационно-коммуникативного компьютерного пространства и отдельных электронных сетей, с одной стороны, а с другой, проанализировать состояние и перспективы развития нового вида СМИ в электронных сетях. И та, и другая задача выполнены с блеском, статья "звучит" свежо, информативно, проблемно и перспективно, она как бы выходит из раздела глобальных информационных технологий и врастает во второй раздел журнальной проблематики: анализ современных проблем СМИ.

Авторы этого раздела, хорошо владея методическим инструментарием, осмысливают тактические проблемы СМИ, дают ценную информацию для организаторов и практиков СМИ.

Так, известная в Ростове специалист и режиссер газетного дела доц. Маилян И.С. в своей статье "Опыт моделирования специализированных журналов" (1997, № 1) приводит четкую концептуальную структуру газеты, вернее ее типологического скелета с практическими советами, как нарастить "мускулы", чтобы издание стало конкурентоспособно на перегруженном рынке СМИ.

Серьезный и полезный исследовательско - статистический материал собран в статьях Т. Н. Засориной "Формирование и функционирование рынка рекламы в Ростовской прессе" (1998, № 2) и "Исследование предпочтений аудитории региональных СМИ" (1999, № 2). Таблицы, диаграммы с подробными статистическими и социологическими выкладками, несомненно, стали хорошим подспорьем для местных рекламных и маркетинговых служб, издателей и редакторов, рекламодателей. Непосредственно к материалам Т. Н. Засориной тематически примыкает статья аспиранта и редактора "Домашней газеты" И. В. Буракова "Феномен бесплатных изданий" (1998, № 2). В ней раскрываются механические механизмы коммерческого успеха бесплатных для населения рекламных изданий и газет бесплатных объявлений, их влияние на рынок продаваемых газет. Автор прогнозирует экономическую стабилизацию рекламного рынка за счет растущей конкурентоспособности общественно-политической и деловой прессы.

Статья А.И.Акопова "Методика и способы использования показателей тиража при анализе периодических изданий" (1998, № 1), на мой взгляд, несколько удалена от современной практики и представляет лишь научно-методический интерес, что само по себе, несомненно, важно и полезно. Такого же плана материал Н. И. Бусленко и Е.А.Корнилова по итогам социологического исследования ставропольского телевидения "Региональное телевидение: социологический портрет" (1998, № 1). Думаю, что "портрет" явно устарел, а методика исследования по-прежнему имеет практическую ценность.

К методико-практическим материалам, как это не странно, примыкает статья профессора А. И. Станько "Становление рекламы в прессе России XVIII-XIX вв." (1999, № 1). А. И. Станько, известный археолог от журналистики, его "раскопки" всегда неожиданны, плодотворны и созвучны современности. Именно такой характер носит статья об истории рекламы в прессе России. Прочитав ее, хочется сказать: "Ба! Да это все уже было!" Поэтому рекламистам, прежде чем переносить американский опыт на почву российской прессы, недурно было бы познакомиться со своим, не таким уж и "посконным", опытом рекламного дела. Как всегда, в своих исследованиях А. И. Станько много внимания уделяет истории региональной прессы, поддерживая престиж и традиции многолетней ростовской школы по изучению местной и национальной печати. Его другую статью хочется предварить восклицанием: "Ба! Знакомые все лица!" В "Феномене Ф. Косичкина" (1997, № 1) мы снова встречаемся с незабвенной памяти милым, наивным, восторженным окололитературным обывателем Фиофилактом Косичкиным, из-под маски которого проглядывает дерзкий и колючий, веселый и злой, бесшабашный и мудрый гений А.С.Пушкина. А. И. Станько является одним из самых глубоких знатоков публицистического творчества поэта. В статье, написанной к 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина, он с еще большим вниманием "рассматривает" сатирическую лабораторию поэта, выявляет его фельетонно-памфлетные приемы и методы, направленные против реакционных литераторов того времени.

Статья А. И. Станько как бы открывает третий, публицистический раздел журнальных публикаций. Однако, собственно публицистика как вид творчества, как лабораторный анализ приемов и методов публициста этой статьей, к сожалению, и ограничивается. Другие статьи посвящены публицистике как носительнице определенных идей, мировоззрений, и "полю" полемических баталий.

Так, статья О. Н. Фурдей "Горький и русская журналистика конца XIX - начала ХХ века" (1998, № 1) посвящена, собственно, и не журналистике как таковой, и не творчеству Горького как публициста, а, скорее, проблеме "интеллигенция и народ". Автор "сталкивает" взгляды Горького с публицистами - "веховцами", "пропускает" его через стан публицистов-демократов, сравнивает, "препарирует" различные взгляды, мнения, мировоззренческие позиции и "приводит" Горького к народу, из которого он вышел.

Тему "интеллигенции и народа" продолжает и развивает на современном материале аспирантка И.Б.Шеина в своих статьях "Дискуссия о проблемах российской интеллигенции в современных литературно-художественных журналах" (1998, № 2) и "Поиски национальной идеи в российской публицистике 90-х годов" (1999, № 1). По мнению автора, спор и сейчас идет между все теми же, немного обновленными, "славянофилами" и "западниками". Но если раньше дискуссия носила в большей степени духовно-нравственный характер только восходящий к идеологии, то на современном этапе полемика идет "от идеологии" к духовно-нравственному возрождению. При этом большинство "героев" полемики отрицают наличие "интеллигенции" в России, склоняясь к солженицынскому определению "образованщина".

Еще дальше от научных проблем журналистики и публицистики отстоит материал аспирантки А.А.Синеок "Особенности популяризации творчества Ф.Кафки на страницах советской периодической печати 1956-1972 годов" (1998, № 2). Я бы назвал эту статью научной сатирой на времена культуры "развитого социализма", когда требовалась недюжинная способность к окололитературной дипломатии, крадучись, через "негатив-нейтрал-позитив" вводить в литературное поле страны всемирно известного писателя.

Статья аспиранта А. П. Гриценко "О некоторых особенностях методики исследования журналистского творчества Д.С.Мережковского" (1999, № 1), представляет собой скорее проблемно-библиографический обзор, нежели постановку методических задач, что нисколько не умаляет интерес к сложным источниковедческим, историографическим, библиографическим поискам и к личности самого Д.С.Мережковского.

К проблемно-публицистическим материалам относятся и статьи зарубежных авторов журнала - профессора института журналистики Дортмундского университета (ФРГ) Хорста Пёткера "Между политикой и публицистическим профессионализмом (об обращении журналистики к теме нацистского прошлого после 1945 года)" (1999, № 3) и аспирантки из Китая Чжао Лулу "Китайская периодическая печать о проблемах экономики в первое десятилетие реформ (1979-1989 гг.)" (1999, № 2).

Наиболее крупный раздел статейной журналистской проблематики составляют материалы историко-типологического характера. Это и понятно, потому что Ростовский университет с его журналистской специализацией является всероссийским центром и научной школой типологических исследований. Палитра рассмотренных журналом типологических отрядов прессы довольно широка и простирается за пределы российской системы: специализированная курортная пресса, женские журналы, политические издания, музыкальные православные журналы, негритянская печать Кубы, экономическая периодика Франции - вот перечень проблематики, который свидетельствует о многосторонности и плодотворности типологического метода.

Статья одного из "отцов" типологического метода проф. А.И.Акопова посвящена "становлению специализированной курортной прессы в России" (1997, № 1). Автор на практике блестяще применяет свой метод к одному из старейших отрядов специализированных журналов. Однако вряд ли можно согласиться с ним в оценке брачных изданий типа "Сваха", "Флирт", "Узы Гименея", "Ростовская-на-Дону брачная газета", которые, по мнению А.И.Акопова, "близки по типу курортным изданиям". На мой взгляд, брачные и эротические издания - типологическое порождение не специализированной курортной прессы, а скорее, ответвление массовых бульварных газет и еженедельников, с одной стороны, и развлекательной женской прессы, с другой. Именно женская пресса и стала предметом исследования одной из учениц А.И.Акопова аспирантки В. В. Смеюхи. В двух довольно объемных статьях - "Развитие отечественной женской прессы в конце XVIII - первой половине XIX века" (1998, № 1) и "Женская прессы России начала ХХ века" - ей удалось проследить историю становления одного из демографических, половозрастных типологических отрядов, выявить проблемно-типологические черты при разделении этой прессы на массовую, феминистскую, профессиональную и политическую.

Типологии сугубо политической, партийной прессы посвящена статья доц. Е.В.Ахмадулина "Печать конституционно-демократической партии России в начале ХХ века" (1998, № 3). В статье показано становление кадетской печати в столицах и более подробно на Дону, Кубани, Ставрополье, Тереке.

Несколько выбивается из общей типологической школы своей описательностью и биографичностью материал соискателя Ростовской государственной консерватории Л. В. Малацай "А.В.Никольский - идейный вдохновитель журнала "Хоровое и регентское дело" (1999, № 2). Думается, что для подобного рода материалов достаточно было бы не статьи, а сообщения.

Зарубежная историческая типология представлена статьями профессора Российского университета Дружбы народов В. В. Сбруева "Негритянская печать Кубы (последняя треть XIX века)" (1999, № 3) и аспирантки А. М.-Г. Хановой "Экономическая журнальная периодика Франции (90-е годы)" (1998, № 2) и "Особенности читательской аудитории и специфика рекламы в финансово-экономической периодике Франции" (1999, № 2). При этом необходимо отметить, что статьи А. М.-Г. Хановой содержат довольно много интересных сведений и поучительного опыта, который полезно было бы перенять и российским издателям.

Пятое проблемно-содержательное направление обозреваемого отдела журнала - правовые аспекты журналистики - представлено, к сожалению, статьями одного автора - доц. Н. И. Бусленко. В одной из статей "Право СМИ: вековые поиски" (1999, № 3) автор очень емко дает историю российского законодательства о печати от начала XVI века до конца ХХ века. Такой обзор воссоздает целостную картину движения и изменения законодательства в области печати в связи с политическими коллизиями в жизни российского общества. Вторая статья этого автора "Правовое содержание профессиональных обязанностей журналиста" посвящена уже более узкой, но очень важной проблеме - деятельности журналиста в рамках правового поля и профессионально-этических норм. Правовые проблемы в области СМИ сегодня настолько сложны и запутанны, что требуют к себе гораздо большего внимания исследователей и практиков журналистики, а также юристов и правозащитников, специализирующихся в области СМИ.

Информационный раздел журнала представлен рецензиями и хроникой научной жизни. За время выхода журнала опубликовано восемь рецензий на книги Ю. В. Лучинского "Очерки истории зарубежной журналистики" (Краснодар, 1996), Ж.-М. Шарона "Ежедневная пресса" (Париж, 1996), Е.А.Корнилова "Методологические проблемы исследования журналистики" (Ростов н/Д, 1999), З. Хуако "Краткая газетная энциклопедия" (Майкоп, 1996), Е.А.Рябцева "История прессы донских профсоюзов" (Ростов н/Д, 1996), А. И. Станько "Пушкин-журналист, его размышления и разборы" (Ростов н/Д, 1996), Л. Г. Фризмана и Т.И.Тищенко "Пушкин и русская журналистика" (Харьков, 1999), а также заметки о бюллетене "Законодательство и практика СМИ".

Все рецензии написаны профессионально, в них хорошо раскрывается и содержание работы и суть поставленных проблем, подчеркиваются практическая значимость и выходы на новые научные перспективы. Однако, когда анализируешь весь массив рецензий создается впечатление случайности их выбора для журнала. И это "впечатление случайности", видимо, исходит от недостатка информации о новых книгах, которой в журнале нет. При существующих связях факультета с собратьями по науке, такой библиографический перечень можно получить легко.

То же самое можно сказать о "хронике научной жизни". В журнале "присутствуют" отчеты о "собственных" научных конференциях, чтениях и других мероприятиях. Это, с одной стороны, правильно, но с другой, читателю интересно знать, хотя бы в краткой информации, что происходит в этом плане в других родственных вузах, что, где и когда намечается. К необходимой информации относятся также сведения о защищенных диссертациях как в "своем", так и в других специализированных советах.

Завершая свой обзор журнальных публикаций по журналистике, хочу еще раз подчеркнуть, что в отделе "журналистика" поднимаются серьезные, во многом новые по своим подходам и обобщениям проблемы, требующие расширенного их обобщения. Журнал, несомненно, верен традиционно сложившимся на факультете научным школам и способствует пропаганде и развитию этих исследовательских направлений. В то же время журналу недостает некой научно-организационной активности для привлечения не только ведущих ученых, лидеров научных школ, но и среднего, кандидатского звена, преподавателей и научных сотрудников, у которых накоплен определенный исследовательский опыт и имеются собственные оригинальные идеи. Думается, что необходимую для каждого факультета журнала публикационную "повинность" можно было бы "оградить" в некотором роде рубрикой "Сообщения и публикации". В информационной части необходимы сведения о новых книгах по журналистике и смежным специальностям, о защите диссертаций, о научных и научно-практических мероприятиях, как прошедших, так и предстоящих.

Хочется надеяться, что уже состоявшийся факультетский журнал станет явлением научной жизни не только региона, но и всероссийским, а то и европейским.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий