регистрация / вход

Гражданская типография

В начале XVIII века в русле просветительской политики Петра I пропагандировалось активное рационалистическое восприятие картины мира в противовес идее аскетизма. Прагматический характер светского образования потребовал смены издательской парадигмы.

Т.Г. Куприянова, д. ист. н., преподаватель МГУП

В начале XVIII века в русле просветительской политики Петра I пропагандировалось активное рационалистическое восприятие картины мира в противовес идее аскетизма. В обществе начинает цениться образованность, поощряется открытие школ и светских училищ. Прагматический характер светского образования потребовал смены издательской парадигмы и подчинения деятельности типографий новым государственным задачам. Неудавшийся опыт организации издания книг за границей выдвинул на первый план вопрос о выпуске малообъемных изданий, оперативно отвечающих текущим нуждам. Для этой цели в Оружейной палате была создана гравировальная мастерская по производству гравюр. В картинке живо отображались реально происходившие события, донося до зрителя информацию, которая легко воспринималась даже малограмотным человеком. В петровское время гравюра получила новое социальное звучание, она должна была подчеркнуть динамичность развития страны, продемонстрировать европейскую ориентированность культуры России, осваивающей изобразительный язык искусства нового времени. Отчетливо понимая значение и возможности гравюры как наиболее эффективного средства пропаганды, по мере побед, которые одерживала русская армия, выпускались эстампные листы с изображением триумфальных шествий, фейерверков, торжеств.

В 1704 году мещанин московской слободы Василий Анофриевич Киприанов подал на имя Петра I доношение с просьбой об учреждении типографии, в которой планировалось печатать учебники, словари, буквари, гравированные листы и ноты. До этого Киприанов немало потрудился на ниве просвещения - он принимал участие в создании первого русского учебника "Арифметика". Его работу высоко оценил сам царь, пожаловавший в качестве награды участок земли в Китай-городе, у Спасского моста. Учитывая то, что люди купеческого звания, к которым принадлежал В.А.Киприанов, не имели официального права землевладения, исключительность заслуг Василия Анофриевича подчеркивалась в заключительных словах указа, гласившего, что "сей именной указ не в образец и на пример никому не выписывать". Одновременно с этим к его праву именоваться математиком прибавился титул библиотекаря, что в то время означало признание его заслуг в книжном деле.

Проект организации типографии, выдвинутый В.А.Киприановым, отвечал задачам просветительской политики того времени, был поддержан царем, и 30 мая 1705 года было положено начало новой типографии, получившей название Гражданской. Понятие "гражданский" было употребительно в русском языке уже в XVII в., в основном для обозначения всего, что связано со светским образованием и культурой. Предшественник Петра I - царь Федор Алексеевич устроил в Москве академию, в которой повелел "науки гражданские и духовные поставить". Первая русская академия действовала по программе европейских университетов, где наряду с богословскими науками изучались математика, диалектика, риторика, пиитика, музыка.

Нужды просвещения, развитие военного флота, реорганизация сухопутных войск настоятельно диктовали потребность в обучающих пособиях, чертежах, картах, выпуском которых занялся В.А.Киприанов. Он сумел объединить вокруг своего заведения авторов, переводчиков, граверов, наборщиков, печатников, проявивших себя на новом поприще. В творческий коллектив вошли ученые-математики Л.Ф.Магницкий, А.Фарварсон, С.Гвын, а также видный государственный деятель и исследователь-астроном Я.Брюс. Он привлек к переводам с греческого и латинского языков выпускников славяно-греко-латинской академии. С Киприановым сотрудничали граверы Оружейной палаты и мастеровые Печатного двора. По росписи штатных работников в технический персонал Гражданской типографии входили четыре наборщика, два печатника и два помощника печатников. По приглашению Киприанова в его типографию с Печатного двора перешли справщик Федор Герасимов и переводчик Федор Михайлов. Нашел себе применение и бывший писец Федор Никитин, у которого сгорел дом, и он был вынужден с женой и ребятишками "скитаться меж дворы". У Киприанова он обучился гравированию и приобщил к печатному делу своих детей. Оба его сына - Иван и Сергей работали впоследствии в Сенатской типографии.

Гражданская типография была заведена на собственные средства основателя, и все издания осуществлялись "его коштом". При учреждении типографии Киприанов рассчитывал на финансовую поддержку со стороны государства, так как принадлежал к городскому сословию торговых людей, которое несло бремя налогов и, по собственному признанию, был "иждивением маломочный". Однако ссуда в две тысячи рублей, с рассрочкой платежа сроком на четыре года, выделена не была, и Киприанов на первых порах ограничился созданием домашней типографии, где печатал гравированные листы. Позже в 1708 г. он получил разрешение арендовать на Печатном дворе стан для издания книг наборным тиснением. Однако проводившаяся в то время модернизация типографии затормозили дело, и первая печатная книга, выпущенная Киприановым, появилась только в 1716 году.

Несмотря на трудности, В.А. Киприанову удалось создать издательский центр нового типа. В его типографии была введена подрядная форма организации труда. Там работали по найму граверы - братья Иван и Алексей Зубовы, Алексей Ростовцев, ставшие впоследствии лучшими мастерами гравирования в стране. Киприанов планировал наладить собственное словолитное, т.е. шрифтолитейное дело и пригласил для этой цели лучшего словолитца Печатного двора, Михаила Ефремова, который с 1700 года работал в типографии и зарекомендовал себя искусным мастером, единственным, кто, по мнению Киприанова, мог бы отлить иностранные шрифты, которые нужны были для гражданских изданий. Однако его переходу воспротивился И.А.Мусин-Пушкин, ведавший делами Печатного двора, поскольку был противником организации книгопечатания вне компетенции вверенного ему типографского заведения. Развитие частной инициативы являлось важным направлением реформ в книжном деле, однако путь, по которому оно развивалось в России, имел свою специфику, определявшуюся тем, что власть по-прежнему рассматривала книгоиздание государственным делом. При относительной свободе действий, которыми наделялся частный издатель, его усилия координировались посредством государственных заказов и опеки чиновников.

В своей деятельности Киприанов опирался на поддержку ближайшего сподвижника царя Я.В. Брюса. В условиях того времени покровительство влиятельного вельможи было необходимо, поскольку выходцы из простого сословия, к которым принадлежал Киприанов, имели низкий социальный статус, не гарантировавший защиту капиталов и имущества, которые правительство в любой момент могло отписать в казну. Киприанову неоднократно приходилось обращаться к Я.Брюсу с просьбой о заступничестве. В 1707 году он сообщал о неком аптекаре Даниле Алексеевиче Гурчине, который хотел возглавить Гражданскую типографию и с этой целью обратился к Петру I. В доказательство своей компетентности он преподнес составленное и напечатанное цельногравированное издание "Триумф польской музы". Вновь вмешательство Брюса потребовалось в 1709 году, когда некий справщик Печатного двора по поручению Мусина-Пушкина "тщился" основанную типографию истребить.

В целях укрепления положения своей типографии Киприанов добился ряда привилегий, и, прежде всего, монополию на гравировальное дело, а также право цензурного контроля над графическим рынком Москвы. Яков Вилимович Брюс, прославившийся своей ученостью и астрономическими экспериментами в Сухаревой башне, где была устроена обсерватория, не только покровительствовал Киприанову в его начинании, но оказал серьезное влияние на формирование научного мировоззрения. Новое знание было чуждо большинству русских людей и вызывало настороженное отношение, граничившее с полным его отторжением. Немногочисленные рукописные сочинения естественнонаучной тематики имели хождение среди ограниченного круга лиц. Не все, даже просвещенные люди того времени, одобряли распространение трактатов, которые причислялись церковью к отреченным и жестко преследовались. Брюс - шотландец по происхождению в большой степени рисковал впасть в немилость и быть отлученным от церкви. Однако ни страх перед возможными гонениями, ни трудности научного поиска не повлияли на выбор исследователя. Он сплотил вокруг себя заинтересованных людей, в числе которых оказался Василий Киприанов. Их знакомство вылилось в творческое сотрудничество.

Гражданская типография Киприанова выпускала географические карты и атласы, чертежи, морские таблицы, астрономические листы - и во всех этих изданиях Я.В. Брюс принимал самое деятельное участие.

Между ним и Киприановым велась оживленная переписка по поводу новых издательских проектов. Во всех письмах Брюс неизменно называл Киприанова уважительно, по имени-отчеству, давал советы и практические рекомендации. Иногда Киприанову приходилось самому отправляться с образцами к месту пребывания Брюса, который неизменно сопровождал Петра I в военных походах.

Появление изданий Гражданской типографии представляло значительный шаг вперед в развитии русской образованности. Ее печатные листы были информативно насыщены и красочно оформлены. Для разнообразия в гравюры помещались стихи, которые, несмотря на тяжеловесный слог, облегчали запоминание новых терминов и понятий. Издания Гражданской типографии оказались востребованными обществом, особенно той его частью, которая проявила готовность к обучению и усвоению новых знаний.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий