регистрация / вход

Регулятивная роль медиакритики

В статье определены сущность, характер и регулятивные особенности медиакритики. Статья будет полезна практикующим журналистам, преподавателям и студентам факультетов журналистики.

Короченский А.П.

В статье определены сущность, характер и регулятивные особенности медиакритики. Статья будет полезна практикующим журналистам, преподавателям и студентам факультетов журналистики.

По подсчетам исследователя К.-Ж. Бертрана, в странах с развитыми демократическими традициями применяются около 40 различных видов прямого и косвенного, формального и неформального регулирования деятельности СМИ и журналистов, осуществляемого без непосредственного вмешательства государства и дополняющего государственное регулирование печатной и электронной прессы[1] [1].

Основными мотивами применения подобных форм регулирования является стремление противодействовать ужесточению режима правового регулирования труда журналистов и функционирования средств массовой информации, побудить персонал масс-медиа придерживаться высоких профессионально-этических стандартов, не прибегая при этом к «карательным» мерам.

Для общества, приверженного демократическим ценностям и идеалам, немаловажно присущее негосударственному регулированию свойство способствовать повышению доверия граждан к прессе, поскольку независимая, авторитетная и влиятельная пресса является важнейшим институтом демократии. Одним из факторов неформального регулирования деятельности средств массовой информации и журналистов является медиакритика (журналистская критика СМИ).

СУЩНОСТЬ МЕДИАКРИТИКИ

Медиакритикой именуется новая, быстро развивающаяся область современной журналистики, осуществляющая критическое познание и оценку социально значимых, актуальных культурно-творческих, профессионально-этических, правовых, экономических и технологических аспектов информационного производства в средствах массовой информации с акцентом на творческую сторону создания медийного содержания[2] [2]. Журналистская критика средств массовой информации представляет собой общение с аудиторией, в процессе которого на основе анализа, интерпретации и оценки медиа-текстов, жанрово-стилевых форм их воплощения оказывается влияние на восприятие медийного содержания публикой, на представления о материальном и духовном мире, формирующиеся в сознании получателей массовой информации.

В условиях современного информационного производства и рынка деятельность средств массовой информации представляет собой сложный сплав творчества, коммерческого расчета и технологического детерминизма, соотношение которых варьируется в зависимости от конкретного социального, экономического, правового, культурного и профессионального контекста функционирования печатной и электронной прессы. Поэтому адекватное критическое познание продукта информационного производства – медийного содержания – сегодня затруднительно или даже невозможно без пристального рассмотрения актуальных экономических, технологических и правовых аспектов деятельности СМИ, существенно влияющих на характеристики медиа-текстов и выбор форматов их презентации.

Изучая и оценивая как творчество создателей медийных произведений и содержание СМИ, так и подвижный комплекс многообразных взаимоотношений печатной и электронной прессы с аудиторией и обществом в целом, медиакритика оказывает ориентирующее влияние на аудиторию. Произведения критиков СМИ способствуют выработке у публики представлений о нормативности различных аспектов функционирования печатной и электронной прессы, что необходимо для определения общественной оценки тех или иных медийных феноменов, для формирования у граждан навыков самостоятельного рационального анализа и оценки медиа-текстов, творческой деятельности их создателей, различных проявлений взаимодействия средств массовой информации с социальной средой.

Медиакритика может участвовать в пересмотре, трансформации, обновлении устоявшихся критериев нормы, эталонности, результатом чего может быть социальная переоценка усилий и достижений как создателей медийного содержания, так и деятельности СМИ.

В современных условиях, когда наука зачастую не поспевает за переменами в медийной сфере, именно медиакритика с ее нацеленностью на оперативное познание и оценку актуальных вопросов социального функционирования средств массовой информации обеспечивает осмысление новых явлений и тенденций, отделяя «зерна от плевел», помогая сориентироваться в нынешнем противоречивом развитии не только массовой аудитории, но и профессионалам печатной и электронной прессы.

Журналистская критика СМИ содействует совершенствованию деятельности печатной и электронной прессы, выявляя отжившие либо социально опасные проявления в деятельности средств массовой информации и создателей медийного содержания – и создавая через влияние на общественное мнение профессионально-социальные условия для их преодоления.

Признавая важность критики, нацеленной на совершенствование журналистского компонента медийного содержания и журналистики как рода творческо-профессиональной деятельности, необходимо вместе с тем учитывать, что современные средства массовой информации предлагают аудитории не только медиатексты, подготовленные журналистами. Понятие «средства массовой информации» не может отождествляться с понятием «журналистика», поскольку содержание СМИ, стержнем которого являются журналистские произведения, включает в себя разнообразные нежурналистские компоненты, нередко превалирующие в современном медийном содержании. Эти компоненты также заслуживают пристального внимания и критической оценки. В силу сказанного медиакритика не может ограничиваться – и не ограничивается на практике – анализом и оценкой одного лишь журналистского компонента при всей важности последнего.

Журналистская критика СМИ взаимодействует (вплоть до взаимопроникновения) с другими областями критической журналистики: кинокритикой, литературной, художественной, музыкальной, театральной критикой.

ВИДЫ МЕДИАКРИТИКИ

В зависимости от состава авторов – критиков СМИ, аудиторного предназначения критико-журналистских произведений, учитывающего характеристики объекта их воздействия, а также особенностей содержания этих произведений, медиакритика предстает в трех взаимопроникающих и взаимосвязанных видах: академической, профессиональной («внутрицеховой») и массовой критики СМИ, которые образуют в совокупности сложное системное триединство, представляющее собой одно из базовых свойств этого явления журналистики.

Академическая медиакритика представлена критико-журналистскими работами ученых и исследователей, адресованными как научным кругам, так и профессионалам масс-медиа. Как правило, она познает и оценивает наиболее сложные и масштабные актуальные проблемы и процессы функционирования средств массовой информации, требующие от критиков основательного теоретическо-концептуального подхода, повышенного уровня компетентности, применения научных методик исследования медийной практики. В академической медиакритике элементы публицистичности неразрывно связаны с теоретическими, концептуальными элементами. В ней приобретает наиболее полное воплощение свойство научности, поскольку ее произведения создаются авторами, владеющими инструментарием научного исследования медийных феноменов.

Академическая медиакритика познает наиболее сложные и масштабные явления и процессы в массово-информационной сфере, требующие теоретического подхода, повышенного уровня компетентности. Ученые нередко являются авторами постановочных научно-журналистских публикаций, в которых не только обозначаются актуальные научные проблемы, требующие изучения, и направления дальнейших исследований журналистики и средств массовой информации, но и пути и способы совершенствования текущей медийной практики.

Образцы высококачественной научно-критической журналистики демонстрируют исследователи телевидения Р. Борецкий, С. Муратов и другие представители университетской науки – и не только журналистской. Значительные научно-журналистские публикации, подвергающие критическому анализу различные аспекты деятельности СМИ и их взаимодействия с обществом, принадлежат перу социологов, психологов, педагогов, киноведов и представителей других общественных и гуманитарных наук (см. работы социолога Т. Адамьянц, киноведа Д. Дондурея, психолога Л. Матвеевой, педагога-теоретика медиа-образования А. Федорова и др.).

Работы представителей академической медиакритики обычно публикуются в научных журналах и альманахах, «толстых» журналах, а также в изданиях, ориентированных на сообщества создателей медийного содержания (например, в профессиональных изданиях по журналистике). Отдельные произведения академической медиакритики можно встретить на образовательных Интернет-сайтах[3] [3].

Профессиональная (она же «внутрицеховая», внутрикорпоративная) медиакритика имеет своим адресатом сообщества журналистов и других создателей медийного содержания. В роли же критиков в данном случае обычно выступают представители этих сообществ – либо авторы, тесно связанные с данными сообществами по роду своей профессиональной деятельности.

Профессиональная медиакритика способствует самопознанию медиасообшеств и развитию внутрикорпоративной самокритики, совершенствованию мастерства творческих работников СМИ и постоянному пересмотру и развитию критериев и норм их профессиональной деятельности в соответствии с развивающимися общественными потребностями. Произведения «внутрицеховой» медиакритики публикуются чаще всего на страницах профессиональных изданий по журналистике и отраслевых изданий.

Следует заметить, что понятие «профессиональная медиакритика» не исчерпывает внутреннюю критику в сообществе журналистов, поскольку в создании медийного содержания (особенно в электронных СМИ) участвуют не только члены журналистского «цеха», но и представители других профессий (режиссеры, операторы, дикторы и т.д.). Предназначение профессиональной (внутрикорпоративной) медиакритики реализуется не только через изучение и критику текущей практической деятельности представителей того или иного медийного «цеха», но и творческо-нормативной базы, механизмов и условий социального функционирования профессиональных сообществ, участвующих в информационном производстве и распространении массовой информации.

Работы «внутрицеховой» медиакритики, подвергающие критическому анализу и оценке различные аспекты профессиональной деятельности журналистов, жизни журналистского сообщества и взаимоотношений работников медийных организаций с властью и обществом, публикуются в журналах «Журналист», «CPEDA», появлялись на страницах журнала «Профессия – журналист» и других профессиональных изданий[4] [4].

В дополнение к традиционным профессиональным журналам по журналистике в последние годы появились электронные издания – обозрения СМИ, эпизодически публикующие произведения «внутрицеховой» медиакритики. Одним из наиболее значимых Интернет-изданий такого рода является «Прессинг» – электронный журнал, действующий под эгидой санкт-петербургской организации Союза журналистов Российской Федерации и местного отделения Медиасоюза[5] [5]. Созданы электронные медиаобозрения в некоторых регионах России – например, в Нижнем Новгороде[6] [6].

Произведения массовой медиакритики предназначаются одновременно как широкой аудитории читателей, телезрителей, радиослушателей, так и творцам медийного содержания[7] [7]. При этом журналисты и другие творческие работники средств массовой информации предстают в двух ролях. С одной стороны, это коллеги, к которым критик обращается с разбором их деятельности. С другой стороны, это часть общей аудитории – конечно же, более информированная, искушенная и критичная ее часть. Массовая медиакритика стимулирует общественный интерес к актуальным проблемам социального функционирования средств массовой информации, выступает в качестве средства обратной связи между аудиторией и СМИ. Она просвещает потребителей медийной информации в вопросах деятельности печатной и электронной прессы, формирует у них определенную культуру освоения медийного содержания и оценивания не просто отдельных текстов, сиюминутной продукции, но именно деятельности масс-медиа, обеспечивает возможность публичного диалога между аудиторией и средствами массовой информации, способствует достижению общественного консенсуса в отношении спорных вопросов функционирования СМИ.

Наиболее развитой специализацией в массовой медиакритике является телевизионная критика. В газете «Известия» давно уже существует еженедельная субботняя колонка «Теленеделя с...», где читатель находит произведения И. Петровской и других «известинцев» – критиков ТВ. В течение ряда лет в «Известиях» публиковалась постоянная полоса «Телевидение», где наряду с новостями телевещания можно было встретить критические разборы передач и творчества тележурналистов, ведущих и других создателей программ, а также анализ телевизионных имиджей общественных деятелей и политиков. В последние годы разделы и колонки телевизионной критики появились во многих газетах общефедерального распространения («ТелеРевизор» в «Новой газете», «Телепат» – в «Литературной газете», «Телевизор» – в «Pocciи» и т.д.). Предпринимались и попытки интеграции различных специализаций медиакритики (телевизионной критики, критики периодической печати, критики радиовещания) в рамках одного газетного раздела

Отношения между тремя видами медиакритики в идеале должны строиться по принципу сообщающихся сосудов: академическая обогащает профессиональную теоретическими знаниями и концептуальными подходами, новыми идеями и добытым исследовательским материалом; в свою очередь, оба эти вида критической деятельности подпитывают массовую медиакритику новыми знаниями и опытом, подталкивают ее к постановке и общественному рассмотрению проблем, выявленных наукой и профессиональной практикой. В России и на деле прослеживается непосредственная связь академической критики с «внутрицеховой» и массовой. Некоторые представители журналистской науки и искусствоведения (Д. Авраамов, Ю. Богомолов и др.) активно работают также в области «внутрицеховой» медиакритики или же публикуют критические работы, предназначенные для широкой аудитории.

Упомянутые виды журналистской критики СМИ развиваются и в некоторых европейских странах[8] [8]. В последние годы в ряде государств мира бурное развитие получили гражданские формы медиакритики, когда в роли критиков СМИ выступают активисты различных гражданских организаций и объединений[9] [9].

МЕДИАКРИТИКА КАК РЕГУЛЯТОР

Регулировать (от лат. regula – правило, норма) – означает упорядочивать, подчинять определенным правилам, определенному порядку, применять правила и нормы, стабилизирующие характеристики объекта, а также обеспечивать целенаправленное изменение характеристик объекта регулирования на нормативной основе.

Термин «регулирование» используется в расширительном значении для обозначения любой упорядочивающей деятельности, оказывающей влияние на объект с целью приведения его в соответствие с определенными принципами, правилами и нормами. Регулирование обеспечивает адекватность социальной деятельности людей ее предмету, средствам и условиям. Рассматриваемое в качестве свойства социальной организации, оно обладает такими характеристиками, как преднамеренность, целенаправленность, прогнозируемость желаемых последствий регулирующего воздействия на социальный объект.

«Правила игры», которыми руководствуется любое профессиональное сообщество (не исключая журналистскую корпорацию и объединения других профессионалов СМИ), являются своеобразным компромиссом между внутрикорпоративными интересами, исторически наработанными внутри «цеха» традициями, обычаями, нормативами и требованиями государственных органов, влиянием экономических и правовых факторов, воздействием со стороны медийной аудитории и структур гражданского общества. Пребывая в поле воздействия этих внешних факторов, медиасообщества вырабатывают нормативные системы, неизбежно отражающие их влияние.

Журналистской критике СМИ в ее различных взаимосвязанных разновидностях (академическая, внутрикорпоративная, массовая) принадлежит чрезвычайно важная роль в постоянном обсуждении, пересмотре, совершенствовании и обновлении подвижных профессиональных нормативных систем, регулирующих деятельность создателей медийного содержания, а также в «подстройке» этих систем под выявляемые критиками актуальные общественные потребности. Выявляя и обозначая отклонения профессиональной практики и морали от нормативного (или общественно необходимого) состояния, критика побуждает журналистов и других творческих работников СМИ к внесению корректив в свою практическую деятельность, в ее ценностно-нормативную основу.

Академическая и массовая медиакритика влияет на внутренние взаимоотношения и настроения в профессиональных корпорациях журналистов и других создателей медиаконтента опосредованно, через общественное мнение. Влияние одобрения либо осуждения со стороны сограждан способно побудить профессионалов и медийные организации к корректировке своей деятельность в целях большего соответствия потребностям и ожиданиям общества. Если регулирующие профессиональные нормативы (и вытекающие из них запреты ненормативных действий) требуют существенного изменения ввиду их конфликтности, несовместности с общественными потребностями либо еще не сформулированы, медиакритика участвует в обсуждении и совершенствовании нормативов, вносит предложения о выработке новых – зачастую взамен исторически и социально изживших себя правил и норм. При этом академическая и массовая медиакритика выступает в качестве важного внешнего дополнительного фактора развития корпоративной ценностно-нормативной системы, дополняя другие виды внешнего регулирования деятельности профессиональных сообществ создателей медийного содержания.

«Внутрицеховая» же медиакритика реализует свою регулятивную функцию, выступая в качестве внутреннего регулятора – компонента системы профессионального саморегулирования сообществ творческих работников СМИ, наряду с другими ее компонентами (профессиональными организациями и объединениями, комиссиями по этике, профессионально-этическими кодексами, различными формами поощрения и порицания представителей данной корпорации). Я.Н. Засурский заметил, что корпоративность можно развивать не только путем проявлений солидарности, но и критики[10] [10].

Критика способна крепить внутрикорпоративную сплоченность медийных работников, преодолевать негативные последствия «изоляционизма», оторванности некоторых медийных организаций от профессионального сообщества: «...СМИ, живущее вне корпорации, не корреспондирующееся с профессиональной жизнью на уровне ассоциации, теряет тот самый элемент достижительности, развития, защиты и поддержки сообществом, который свойствен корпорации»[11] [11]. Критика выносит деятельность «изоляционистов» на обсуждение в рамках сообщества, вовлекая их во внутрикорпоративную дискуссию, что является первым шагом к последующему сплочению. «Внутрицеховая» медиакритика помогает преодолевать кризисные явления в развитии профессиональных сообществ, предлагая надежные средства от засилья морального релятивизма и догматизма, от мифологизации жизненных концептов профессионального призвания[12] [12].

В то время как литературная и художественная критика концентрирует свое внимание главным образом на анализе и интерпретации деятельности творца, на характеристиках его творческой индивидуальности, идейного своеобразия и образностилевого строя созданных им произведений, рассматриваемых в определенном социально-культурном контексте, медиакритика обязана соотносить медийное производство и содержание СМИ не только с творческими, но и с экономическими, юридическими, профессионально-этическими нормативами. Самой сущностью критической деятельности обусловлено сопоставление реального состояния объекта с нормативным (или воображаемым идеальным) состоянием и оценка его отклонения от заданного образца. Выявляя и оценивая подобные отклонения, критика осуществляет опосредованное воздействие на объект с целью его «подравнивания» под образец – модель должного состояния, предписанного нормой. Например, если критик, обращающийся к массовой аудитории, характеризует широкое использование «новорусского» сленга и элементов просторечья в текстах телевизионных рекламных роликов как деструктивное явление по отношению к общественным языковым нормам, он стремится не столько непосредственно повлиять на составителей рекламных текстов, чтобы те уважительнее относились к родному языку, сколько вызвать четкое негативное отношение общественности и профессионального сообщества создателей телевизионной рекламы к выявленным отклонениям от нормы[13] [13]. Неприятие таких отклонений от норматива в среде медийных профессионалов, их общественное осуждение в конечном счете способно стать фактором противодействия ненормативной практике – и одновременно утверждения определенной творческой нормативности. Именно на этот эффект рассчитаны и выступления критиков, направленные против использования в телепередачах выражений, оскорбляющих человеческое и национальное достоинство людей[14] [14].

На утверждение норматива и отрицание отклонений от него нацелен произведенный представителями массовой медиакритики разбор творческих аспектов телевещания: концепции телепрограмм и их воплощения[15] [15], анализ применения интерактивных форм общения с аудиторией (в частности, проблемы репрезентативности опросов телезрителей на НТВ на основе учета их звонков в студию)[16] [16], оформления межпрограммного пространства, студий, заставок, символики телеканалов[17] [17], имиджа телеведущих, стиля их общения с телезрителями[18] [18] и с гостями студии[19] [19], организации студийного диалога на телевизионных ток-шоу[20] [20]. Осенью 2001 года в газете «Известия» была введена специальная рубрика «Телеперсона grata (nongrata)», в которой публиковались критические разборы медийных имиджей ведущих популярных телепрограмм. Подвергались критике отступления отечественных «звезд» ТВ от принципов и норм профессионализма, требований уместности и хорошего вкуса[21] [21]. Производится критический разбор форматов и программной политики радиостанций и телеканалов с выявлением профессиональных просчетов и недостатков в ее формировании и реализации, вызванных дурновкусием, дефицитом воображения, шаблонностью творческих решений[22] [22].

Обозначая отклонения от нормативного (или общественно необходимого) состояния, критика побуждает журналистов и других творческих работников к внесению корректив в информационное производство и медийное содержание, в результате чего отмеченные отклонения могут быть устранены. Критика стимулирует медийных работников требовательнее относиться к себе и своим произведениям. Она может предлагать создателям медийного содержания выбор альтернативных деятельностных вариантов с учетом заданной нормы (образца), обозначая пути и способы достижения нормативного (либо желаемого) состояния рассматриваемого объекта. Медиакритика способна оказывать воспитательное воздействие на творческих работников и массовую аудиторию, так как по своей сути воспитание представляет собой процесс воспроизводства и передачи нормативных знаний и ценностей (культурных, идеологических, деятельностных) от воспитателя к воспитуемым. Присущее нормам свойство эталонности нередко является причиной их абсолютизации, вследствие чего они начинают восприниматься в качестве универсальных и неизменных образцов, шаблонов деятельности. Однако нормы не являются абсолютными, изменяясь по мере трансформации социальной практики, под влиянием перемен в условиях профессиональной деятельности, в сознании профессионалов и общественности. Особенно это характерно для творческих профессий, которым противопоказана как шаблонность, возникающая вследствие абсолютизации существующих нормативов, так и чрезмерная регламентация деятельности. Подвижность норм любой творческой деятельности порождает потребность в постоянной проверке ее нормативной системы на соответствие актуальным социальным требованиям и развивающимся содержательным и формальным критериям творчества, выработанным в данной сфере духовного производства. Все это в полной мере относится к нормативам деятельности творческих работников СМИ.

Медиакритика предоставляет широкие возможности для публичного обсуждения нормативной базы информационного производства, творчества создателей медийного содержания. В частности, ей принадлежит чрезвычайно важная роль в постоянном пересмотре, совершенствовании и обновлении подвижной нормативной системы профессиональной этики, ее подстройке под выявляемые критиками актуальные потребности. Медиакритика нередко анализирует и оценивает деятельность журналистов и других творческих работников СМИ на предмет соблюдения ими нормативов профессиональной этики. Так, в частности, отечественная массовая медиакритика выявила и проанализировала ряд грубых нарушений профессионально-этических норм и правил деятельности создателей медийного содержания: использование журналистов в качестве «сливных бачков» компромата и «информационных киллеров»[23] [23], факты беззастенчивого плагиата и воровства чужих творческих идей, приносящих коммерческий успех[24] [24], телепоказ инсценированных видеосюжетов, предъявляемых аудитории в качестве документальных[25] [25]. Критики отмечают распространенность среди нынешних журналистов явлений, несовместимых с нормами профессиональной этики. В результате того, что коррупция, шантаж и вымогательство стали обыденными в среде работников прессы, в некоторых редакциях и пиаровских агентствах установлены «твердые расценки» за неопубликование собранных компрометирующих материалов[26] [26].

Отечественная медиакритика раскрывает неискушенной массовой аудитории неприглядные «тайны» коммерческого телепроизводства, выявляя случаи грубого нарушения вещателями этических норм – например, наглого обмана телезрителей, когда создатели телепрограмм в погоне за высоким рейтингом прибегают к использованию вымышленных сюжетов и подставных персонажей – «людей из толпы», роли которых разыгрывают нанятые телекомпаниями актеры[27] [27]; антигуманности, циничной эксплуатации человеческого горя создателями передач[28] [28]; вопиющих проявлений неуважения к телезрителям и людям, приглашенным для участия в передачах[29] [29], хамства и пошлости телеведущих[30] [30], непристойности некоторых телепрограмм[31] [31], дурного вкуса создателей коммерческих «проектов» СМИ[32] [32].

Критики подталкивают сообщества журналистов и других медийных работников к совершенствованию существующей этической нормативной системы, выявляют и выдвигают на обсуждение спорные проблемы профессиональной этики, не имеющие на сей день однозначного решения. «Журналист» опубликовал критический разбор содержания Хартии телевещателей, раскрывающий банальность ее содержания и крайнюю ограниченность этико-регулирующего потенциала этого документа[33] [33]. В «Российской газете» был обсужден этически сложный вопрос о допустимости размещения в СМИ частных объявлений интимного характера, а в журнале «Профессия – журналист» – этические и правовые аспекты предотвращения публикации частных объявлений, способных нанести ущерб неприкосновенности личной жизни и благополучию людей[34] [34].

Сложившиеся в 1990-х годах условия функционирования средств массовой информации породили ряд новых для России профессионально-этических проблем, которые также рассматриваются медиакритикой. Речь идет, например, о профессионально-этических аспектах взаимоотношений и конфликтов между руководителями СМИ и их владельцами, между журналистами и источниками информации. Вместе с тем мониторинг критических публикаций отечественных газет свидетельствует о том, что подобные проблемы привлекают внимание критиков довольно редко.

В критических работах «внутрицеховой» медиакритики, адресованных профессионалам СМИ, превалирует разбор творческой мастерской медийных работников, деятельность которых оценивается на основе критериев соответствия нормам профессионализма, эталонным образцам творчества. Вскрывая и оценивая негативные явления (например, шаблонность содержания и стиля программ теленовостей, низкую профессионально-техническую культуру режиссеров, операторов и монтажеров ведущих каналов российского ТВ[35] [35] и т.д.), «внутрицеховая» критика помогает преодолеть настроения корпоративного самодовольства и ограниченности, создает моральные стимулы для повышения профессионального мастерства. Этому служат, в частности, выступления авторов, публикующихся в изданиях по журналистике, – например, Н. Вайонена в разделе «Разбор полетов» журнала «Журналист».

Справедливости ради приходится уточнить, что внимание отечественных критиков печатной и электронной прессы привлекают сегодня лишь наиболее вопиющие нарушения требований профессионализма и этических норм в деятельности работников СМИ – и к тому же далеко не все. Нечасто освещаются такие грубейшие нарушения профессиональной журналистской этики, как публикация скрытой рекламы, подготовка заказных материалов, превращение журналистов в доверенных лиц, состоящих на гласной и негласной оплачиваемой службе у политиков и представителей деловых кругов[36] [36]. Вне поля критического анализа остаются и многие другие стороны профессиональной деятельности творческих работников СМИ (например, этические аспекты проблемы использования журналистами пиаровских материалов и привлечения оплачиваемых источников информации). В своеобразной «зоне молчания» отечественной медиакритики остаются и такие широко распространенные злободневные проблемы, как внутренняя цензура в медийных организациях и самоцензура журналистов, их причины, проявления и последствия.

РОССИЙСКИЙ «СТАКАН» МЕДИАКРИТИКИ: НАПОЛОВИНУ ПОЛОН?

По замечанию К. Норденстренга, медиакритика, дополняемая систематическим мониторингом деятельности СМИ, хорошо сочетается с традиционными формами регулирования масс-медиа и способствует развитию системы саморегулирования в более открытом, лишенном корпоративной ограниченности, варианте[37] [37]. Наличие органов саморегулирования (советов прессы и пр.) и кодексов профессиональной этики, в свою очередь, благоприятствует развитию эффективной медиакритики: в силу того, что последняя, выявляя отступления от требований профессионализма, получает возможность апеллировать и к ясно сформулированным «правилам игры», и к конкретным регулирующим структурам.

Российская медиакритика, находящаяся сегодня в стадии становления, уже продемонстрировала признаки влияния на процессы в массово-информационной сфере. В 1990-х годов в произведениях медиакритиков, например, активно поднималась проблема деградации культурно-просветительского компонента медийного содержания – в частности, вытеснения из телеэфира в процессе «коммерциализации» ТВ просветительских передач и программ на темы культуры. Критики транслировали при этом мнение общественности, выражавшей недовольство искусственным сужением культурного диапазона телевещания и требовавшей восстановления культурно-просветительского потенциала ТВ. В результате совместного давления общественных кругов, парламентариев и журналистов-критиков СМИ был создан телеканал «Культура», расширился показ культурно-просветительских программ на некоторых других телеканалах. После теракта на Дубровке медиакритика сыграла определенную роль в срыве публично заявленных планов ужесточения правового регулирования освещения террористических актов в российских СМИ. Последнее стало возможным в результате мобилизации общественного мнения на поддержку требований о развитии профессионально-этического регулирования действий прессы, в том числе в таких экстраординарных ситуациях, как террористические акты.

Признавая эти факты позитивными и серьезными, избежим, однако, соблазна выдать желаемое за действительное. По большому счету, отечественная журналистская критика СМИ пока еще далеко не в должной мере проявляет присущий ей потенциал. Демонстрируя признаки неоформленности, незрелости, она еще далеко не в полной мере соответствует той роли, которую призвана играть (и действительно играет[38] [38]) в демократическом обществе.


[1] [1] Bertrand C.-J. Media Ethics and Accountability Systems. Transaction Pueblos. New Brunswick – L., 2000.

[2] [2] Под «медийным содержанием» (или «контентом») понимается содержательный комплекс средств массовой информации, включающий журналистский, документальный, художественный, рекламно-справочный и иллюстративный компоненты.

[3] [3] См., напр., критические публикации ученых-педагогов на сайте Лаборатории ТСО и медиа-образования РАО в разделе: http://www.mediaeducation.ru/publ.

[4] [4] Среди авторов критических работ, адресованных журналистскому сообществу, назову А. Вартанова и Н. Вайонена («Журналист»); автор критико-аналитических работ о процессах рыночной концентрации СМИ в России, их влиянии на журналистику А. Качкаеву; критика радио В. Сухареву («CPEDA»), – разумеется, список этот далеко не полон.

[5] [5] http://www.pressing.spb.ru.

[6] [6] http://www.smi-nn.ru.

[7] [7] Телекритик «Известий», «Золотое перо России» И. Петровская убеждена, что главный адресат критика-газетчика – «читатели и зрители, те самые представители общества, в интересах которого он должен, по идее, действовать» (http://kurier.karelia.ru/archive/issue262/culture/view5237.html).

[8] [8] См.: Крюгер У. Медиакритика в Германии, (http://mediareview.by.ru/articles/text_002.htm)

[9] [9] См.: Короченский А.П. «Пятая власть»? Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. РГУ. Ростов-на-Дону, 2003 (гл. 6 «Медиакритика и гражданское общество»).

[10] [10] Засурский Я.Н. Информационная безопасность: развитие доступа к информации. // Вести. Моск. ун-та. Сер. Журналистика, 1998. № 2. С. 5.

[11] [11] Казаков Ю.В. На пути к профессионально правильному. Российский медиа-этос как территория поиска. Центр прикладной этики. М., 2001. С. 255.

[12] [12] Бакштановский В., Согомонов Ю. Моральный выбор журналиста. Центр прикладной этики. Тюмень, 2002. С. 125.

[13] [13] Кантор Ю. Чисто русский язык. Посмотрев телерекламу, зритель успешно овладевает новорусским сленгом. // Известия. 3 февраля 2001.

[14] [14] Петровская И. ТВ без табу. // Известия. 7 сентября 2002; Она же: Голосуй или проиграешь! // Известия. 23 ноября 2002.

[15] [15] Петровская И. Бегство разума за Гордон. // Общая газета. 27 сентября 2000; Плиев Р. Не пугайтесь, малыши! // Иностранец. 26 декабря 2000; Крушилова Е. Фабрики грез. Музыкальные шоу-близнецы на главных каналах. // Известия. 2 ноября 2002 и др.

[16] [16] Петровская И. Запоминается последняя фраза//Известия. 6 ноября 1999.

[17] [17] Кабанова О. Фантики. Новая упаковка телеканалов. // Известия. 22 сентября 2001; Богомолов Ю. Характерный для меня случай антисемиотизма. // Известия. 7 сентября 2002.

[18] [18] Архангельский А. Финита ля «Итоги» // Известия. 28 апреля 2001; Пишикова Е. Здравствуй и прощай. Формула телевизионной вежливости // Известия. 12 мая 2001; Богомолов Ю. Переключая каналы // Известия. 30 июня 2001; Богомолов Ю. Ведущие вместе. Мода на парный конферанс. // Известия. 10 августа 2002; Кабанова О. Он ходит в гости по утрам. Тимур Кизяков как образ теледобродетелей // Известия. 17 августа 2002 и др.

[19] [19] Кичин В. Андропаталогия // Известия. 3 июня 1999; Архангельский А. Кто не с ними, тот не с нами. Как Василия Аксенова пригласили в конкурирующие программы и что из этого вышло // Известия. 6 ноября 1999.

[20] [20] Молибога Ю. Махание кулаками до и после драки. // Известия. 22 июня 2002; Петровская И. Зритель любит погорячее? // Известия. 22 июня 2002.

[21] [21] Лысенко А. Папа Римский учится у Киселева величию // Россия. 24 октября 2002; Петровская И. Быть знаменитым// Известия. 28 сентября 2002; Она же: Школа пустословия // Известия. 19 октября 2002; Она же: Общество взаимного восхищения // Известия. 16 ноября 2002 и др.

[22] [22] Разлогов К. Жанр кризиса // Искусство кино. 1999, № 4; Сухарева В. Остановите «Русское Радио»?! // CREDA. 2002, №I; Петровская И. Телевидение и медведь // Известия. 27 июля 2002; Она же; Потехе время – делу час // Известия. 31 августа 2002; Ковалева А. Новости – не их профессия. Информационные службы телеканалов погрузились в летаргический сон // Известия. 31 августа 2002; и др.

[23] [23] Петровская И. Дон Серджо против дона Джордже // Известия. 30 октября 1999; Удавы и кролики // Известия. 30 октября 1999; Филиппов А. Сергей Доренко против Джеймса Бонда. Новости с фронтов телевизионной войны// Известия. 21 января 2000.

[24] [24] Петровская И. Как Соловьев Гордона уел, или Мимо нот // Общая газета.25–31 октября 2001; Богомолов Ю. Играем в слабое звено // Известия. 24 ноября 2001.

[25] [25] Тарасов А. Милицейская журналистика. В поисках заказчика убийства вторую древнейшую профессию обратили в первую// Известия. 6 ноября 1999.

[26] [26] Пунанов Г., Логинов А. Главный редактор попался на взятке. Вчера по подозрению в вымогательстве задержан журналист // Известия. 15 февраля 2000.

[27] [27] Емельяненко В. Ток-шоу набирают нищих актеров, чтобы поднять рейтинг // Известия. 3 октября 2001.

[28] [28] Петровская И. Ребенка в студию! // Известия. 4 декабря 1999.

[29] [29] Кацюба Е. Тело в телевизоре // Новые Известия. 8 февраля 2000.

[30] [30] Петровская И. Горчица с хреном. Те, кого прежде называли просто хамами, становятся законодателями телевизионной моды // Известия. 1 ноября 2001.

[31] [31] Петровская И. Открытые и раздетые // Известия. 14 февраля 1998.

[32] [32] Петровская И. «На мои похороны съехались вампиры». // Известия.

24 января 1998.

[33] [33] Вартанов А. Сотрясение воздуха. Обсуждаем Хартию телевещателей //

Журналист, 1999. № 12. С. 28.

[34] [34] Кравченко Ф. Частные объявления – источник средств для СМИ и загадка для юристов // Профессия – журналист. 2000. № 6. С. 42–43.

[35] [35] Львов М. Особенности... эээ... национальных... ммм... новостей. Краткое методическое пособие // 625. Информационно-технический журнал, 2000. № 10. С. 96–97.

[36] [36] Александрова А. В поисках денежного мешка. К вопросу о журналистской этике // Общая газета. 1998, №4.

[37] [37] Nordensteng К. The Structural Context of Media Ethics. How Media Are Regulated in Democratic Society // Media Ethics: Opening Social Dialogue. (B. Pattyn, ed.) Leuven, Belgium. Peelers, 2000, pp. 69–86.

[38] [38] He будем забывать только, что в последнем случае мы говорим о странах с устойчивыми традициями демократизма, с отличным от нашего социальным и политическим опытом гражданского строительства.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий