регистрация / вход

Язык средств массовой информации как часть коллективного пространства общества

Именно в языке средств массовой информации легко увидеть те новые тенденции в подходах к изучению языка, которые прослеживаются в современной лингвистике. Среди таковых существенную роль играют функциональные аспекты использования языка.

Язык средств массовой информации как часть коллективного пространства общества

Александрова О.В.

Средства массовой информации прочно вошли в жизнь человеческого общества. Они являются мощным средством воздействия на человеческий разум. Будучи динамичным по своей сути, язык средств массовой информации наиболее быстро реагирует на все изменения в общественном сознании, отражая состояние последнего и влияя на его формирование. Именно в языке средств массовой информации легко увидеть те новые тенденции в подходах к изучению языка, которые прослеживаются в современной лингвистике. Среди таковых существенную роль играют функциональные аспекты использования языка, именно они сыграли важнейшую роль в изучении языка в конце XX века.

Функциональность является основной характерной чертой лингвистической науки на рубеже XXI века. Это направление во многом определило отношение к изучению языка, не только как системы, но как реально функционирующей сущности ментального и теснейшим образом связанного с ним языкового сознания, с помощью которого человек обретает способность категоризации мира, его познания и существования внутри его.

Функциональный подход к изучению языковых явлений до сих пор не получил однозначного определения, хотя большинство лингвистов во всем мире подчеркивает важное значение этого направления в современном языкознании. Во многом это связано с уже установившимися постулатами в изучении языка, которые признают относительную неизменность грамматической системы, имеющей много общих особенностей в разных языках и наиболее медленно поддающейся изменениям.

Функционализм характеризует типологически ориентированную лингвистику, он помогает оперировать большими корпусами данных и, безусловно, позволяет учитывать данные разных наук, важные при изучении языка, т.е. дает возможность проводить исследования на Междисциплинарном уровне. Функционализм основан на опыте разных наук (собственно лингвистики, психологии, социологии, статистики, философии, истории естественных наук и др.).

Обычно подчеркивается, что в функционализме различаются три основных направления: консервативный функционализм, рассматривающий функциональный анализ как дополнение к анализу формальному; умеренный функционализм, предметом исследования которого является в основном грамматика, и она рассматривается как структура, с одной стороны, автономная, объективно данная, а с другой, мотивированная функциями; радикальный функционализм считает, что грамматика вообще может быть сведена к дискурсивным факторам. Последнее направление основано на мысли о неслучайных соответствиях между формой и функцией и необходимости диахронического подхода к изучению языка.

Если подходить к языку с точки зрения генеративной лингвистики, где различаются знания о языке и его реальное использование (competence and performance), то функциональные исследования более склоняются к изучению языка именно в его динамическом аспекте, в реальных речевых ситуациях. При этом ни в коем случае не стоит умалять значение формальных знаний о языке, только на их основе и с их учетом для каждого языка можно переходить на функциональный уровень исследования.

Функциональность более активно обсуждается в области лексикологии, что связано с проблемой соотношения слова и понятия, использования слов в разных языках и их понятийной базы, той совокупности знаний, которая входит в состав слова. Данное положение переводит исследование в область когнитивной лингвистики, которая объединяет и интегрирует разные области человеческого знания и опыта в области изучения культурных, социальных, исторических, антропологических и других знаний о жизни и об окружающей среде.

Несмотря на консервативность в грамматических теориях, функциональный подход характерен для лингвистики конца XX, начала XXI веков, в частности для грамматики. Традиционно существовавшее разделение синтаксиса – прежде всего по структурному принципу и принципу семантическому – восходит к философии языка. Как справедливо отмечает М. Хэллидей, грамматику составляют синтаксис и словарный состав плюс морфология[1] [1]. Для того чтобы показать, что синтаксис и словарный состав относятся к одному уровню, ученый предлагает специальный термин «лексикограмматика». Функциональный характер грамматики проявляется в том, как используется язык; любое высказывание, любой текст связаны с контекстом, в котором они используются. Язык удовлетворяет потребности человека, и то, как он организован, подчиняется этим потребностям. Функциональная грамматика – это естественная грамматика в том смысле, что все ее явления могут объясняться тем, как используется язык. Система языка используется в двух основных целях: а) для понимания окружающего мира и б) для взаимодействия людей; важным при этом оказывается и «текстуальный» компонент, который, собственно, и «вдыхает жизнь» в использование языка.

Важнейшим событием для развития лингвистики конца XX – начала XXI веков явилось возникновение когнитивной науки, которая дала возможность рассматривать язык с когнитивной точки зрения. Как подчеркивает Е.С. Кубрякова, «...когнитивная наука оказалась не просто междисциплинарной, но объединяющей или пытающейся объединить, с одной стороны, старые традиционные фундаментальные науки – математику, философию, лингвистику и психологию, с другой – подключить к себе новые и даже параллельно с нею развивающиеся науки и теории – теорию информации, разные методы математического моделирования, компьютерную науку, нейронауки»[2] [2].

Собственно, интеграция наук началась раньше, примерно с середины XX века: так, никто не оспаривает роли, которую играют в лингвистических исследованиях в настоящее время такие разделы знаний, как, например, семиотика или прагматика. Bee они, дополняя друг друга, помогают более широко и всесторонне увидеть роль языка в жизни человека. Мысль о человеческом факторе в языке зародилась в отечественном языкознании уже достаточно давно, именно работы отечественных лингвистов, начиная с Л.С. Выготского, послужили основой последующих работ в области языка и мышления и легли в основу когнитивной лингвистики.

Когнитивная лингвистика находится в русле функционального подхода, хотя в американской лингвистике они существуют как два параллельных направления. Основными областями этой науки является «категориальный подход к изучению лингвистических единиц, объединение разных областей знания, связанных с изучением языка как отражения всех основных категорий человеческого знания об окружающем мире»[3] [3]. Слово «когнитивный» происходит от понятия «когниция». Это понятие сочетает в себе значение двух латинских терминов – cognitio и cognitatio; «оно передает смыслы “познание”, “познавание”, а также “мышление”, “размышление”. Чаще всего оно обозначает познавательный процесс или же совокупность психических (ментальных, мыслительных) процессов – восприятия мира, простого наблюдения за окружающим, категоризации, мышления, речи и пр., служащих обработке и переработке информации, поступающим к человеку либо извне по разным чувственно-перцептуальным каналам, либо уже интериоризированной и реинтерпретированной человеком. Когниция есть проявление умственных, интеллектуальных способностей человека и включает осознание самого себя, оценку самого себя и окружающего мира, построение особой картины мира – всего того, что составляет основу для рационального и осмысленного поведения человека»[4] [4]. За время своего существования когнитивная лингвистика прошла разные этапы в своем развитии. Важным этапом в развитии когнитивной лингвистики является выяснение ее связи с семиотикой. Ключевыми понятиями когнитивной науки являются понятие ментальных репрезентаций и проблема репрезентации мира человеком. Ментальные репрезентации имеют знаковый характер, замещая что-то в восприятии мира, это их связывает с семиотикой. Само понятие репрезентации далеко выходит за рамки лингвистики затрагивает многие области человеческого знания и знания о человеке.

Когнитивная лингвистика во многом основывается на изучении дискурса. Многие исследователи отмечают, что «дискурс» – явление динамическое, с точки зрения всей совокупности процессов, участвующих в формировании речевого сообщения, дискурс может рассматриваться с точки зрения социологии, этнографии, психологии и др. Дискурс предполагает непрерывность топика, в процессе создания которого важнейшую роль играют референция, порядок слов и многое другое.

Дискурс, как указывают А.А. Кибрик и его соавторы, «более широкое понятие, чем текст. Дискурс – это одновременно и процесс языковой деятельности, и ее результат – а результат и есть текст»[5] [5]. Для разных групп языков с точки зрения их построения важное значение приобретают единицы разных языковых уровней. Так, в русском языке слово является предельной составляющей синтаксического построения текста. В английском языке, например, это не только слово, но и словосочетание, причем словосочетание атрибутивное, использование которого может служить для идентификации определенного функционального стиля. Когнитивный подход к употреблению основных номинативных средств языка (которые могут различаться в разных языках) имеет большое значение при создании текста в средствах массовой информации.

Умелое оперирование грамматическими структурами на основе единства коллигации и коллокации (термины, введенные основателем Лондонской лингвистической школы проф. Д. Фёртом; коллигация – морфоситаксическая сочетаемость слов, коллокация – лексико-фразеологически обусловленная сочетаемость слов, термины введены в отечественную терминологию проф. О.С. Ахмановой), несмотря на консервативность грамматики, также помогает осуществлять определенное воздействие на участников процесса коммуникации, что входит в область когнитивного подхода к изучению языка, предполагающего, что процесс коммуникации направлен на по крайней мере нескольких участников, а возможно, и на довольно большую аудиторию.

Познание мира системно, оно органически связано с неразрывностью знаний, в языковом отношении выражающихся посредством дискурса – динамического процесса, с помощью которого осуществляется предикативная связь явлений окружающего мира с непосредственным выражением ее при помощи языка.

Для изучения языка в динамическом плане, что имеет первостепенное значение для изучения языка СМИ, необходимо знание о языковом динамизме как, с одной стороны, динамике развертывания речи в определенной прагматической ситуации, а также знание о соотнесенности высказываемого с действительностью, с другой. Теория актуального членения и языкового динамизма вполне очевидна для изучения языка средств массовой информации.

Необходимо учитывать различия в использовании устной и письменной речи, которые, хотя тесно взаимосвязаны, имеют свои особенности. Прежде всего, следует отметить, что устная речь имеет внешнюю звуковую сторону, письменная же речь выражена графически. Наряду с устной и письменной речью существует внутренняя или мысленная речь, которой соответствует речевой образ, обусловленной субъективным восприятием действительности говорящим, что зависит от многих факторов – собственно лингвистических и экстралингвистических. Как будет видно далее, данное положение получило дальнейшее развитие в когнитивном подходе к изучению языка, в частности в области ментальных репрезентаций.

Определение дискурса также неоднозначно в разных лингвистических источниках, что показывает разное отношение лингвистов, принадлежащих разным лингвистическим школам, к этому понятию. В американской лингвистике дискурс прежде всего предполагает устную, спонтанную речь. В отечественной лингвистике термин «дискурс» применяется в более широком плане. Важно при этом рассмотреть различия между тем, что является предметом изучения «лингвистики текста», с одной стороны, и тем, что понимается под дискурсом, в основном в зарубежной лингвистике, с другой.

Дискурс, будучи динамическим процессом, отражающим функциональные особенности речи, имеет в то же время все свойства ее прагматических, экспрессивных и когнитивных свойств. Для языка средств массовой информации важно различать устный и письменный дискурс, построение которых имеет свои различия. Устный дискурс допускает большую лексическую и грамматическую вариативность, просодия здесь играет значительную роль. Многие явления, считавшиеся принадлежностью устного дискурса, впоследствии входили в систему языка, фиксировались словарями и грамматиками и становились частью письменного дискурса. Среди таковых можно назвать однословные предложения: например, Осень. Темнеет – в русском языке, Silence. Impossible – в английском; использование эллиптических конструкций: например, Дайте мне две пятерки, а я Вам десятку – в русском языке, Hope you are OK – в английском; сочинение предложения после точки (afterthought): например, Все пошли за грибами. И он тоже – в русском языке, Different languages are not always intertranslatable. At any rate word for word – в английском; различные нарушения порядка слов, что особо значимо для такого языка, как английский, где имеется фиксированный порядок слов: например, I like him – Him I like. Все указанные явления могут быть поняты только на основе контекста, как собственно лингвистического, так и экстралингвистического.

Письменный дискурс, хотя более свободен, чем в других регистрах речи, в средствах массовой информации, имеет свои особенности построения; пунктуация играет в этом процессе важную роль. Пунктуация различается в языках разных систем, большое значение имеет знание о «немецком», жестко регулирующемся грамматическими правилами, и «французском», более свободном, имеющем синтактико-стилистический характер, типах пунктуации. Так, русскую пунктуацию, скорее, можно отнести к «немецкой» модели: расстановка знаков препинания строго определена грамматическими правилами; пунктуация английского языка относится к «французскому» типу, она имеет, скорее, семантико-стилистический характер и зависит во многом от вкуса и здравого смысла автора. Использование средств пунктуации в письменной речи, так же как и просодия в речи устной, во многом определяют ритм речи, ее восприятие читающим и слушающим.

Для понимания закономерностей создания дискурса необходимо знание о фреймах и их роли в процессе ментальной репрезентации в сознании человека. Ментальные пространства и, как их следствие, ментальные репрезентации имеют разные выражения в разных языках, что необходимо учитывать при создании текста, который относится к области средств массовой информации в разных языках. Фрейм определяется в лингвистической литературе как «набор предположений об устройстве формального языка для выражения знаний, в качестве альтернативы для семантических сетей или для исчисления предикатов; набор сущностей, по предположению исследователя существующих в описываемом мире (метафизическая интерпретация понятия). Фрейм дает представление о том, какой вид знаний существенен для такого описания; организация представлений, хранимых в памяти (человека и/или компьютера), плюс организация процессов обработки и логического вывода, оперирующих над этим хранилищем (эвристическая или имплементационная интерпретация). Фрейм – структура данных для представления стереотипных ситуаций, особенно при организации больших объемов данных»[6] [6].

Стремление понять функционирование языка как средства отражения мыслительных процессов, коммуникативной перспективы, тематической связности высказываний характерно для дискурсивных исследований. Лингвистика текста сыграла большую роль в развитии лингвистики второй половины XX века, вывела ее за рамки предложения, поставила вопрос о языковой картине мира, во многом определяющей использование тех или иных языковых единиц. Для лингвистики текста важной составляющей является связность текста и лингвистические средства ее осуществления, тема-рематическая прогрессия в тексте. Те же вопросы находятся и в поле зрения дискурсивного анализа, но на более широкой основе понимания текста, как объективного, так и субъективного, основанного на жизненном и общественном опыте человека.

Средства, осуществляющие связность текста, могут быть лексическими и синтаксическими. Лексические повторы слов и сочетаний слов, отдельных фраз, использование местоимений, союзов, артиклей в, скажем, английском языке, различного рода отсылок, парентез, эллиптических конструкций – все эти средства выполняют связующую роль в тексте. Возьмем, например, следующий отрывок текста:

«Дизайн “микрофона Элвиса” до сих пор привлекает очень многих певцов. Этот огромный, величиной в два мужских кулака агрегат используется в видеоклипах и шоу, хотя сегодня технической нужды в этом нет. Так что для съемок видеороликов используют муляжи старинных микрофонов. Настоящие “микрофоны Элвиса” тоже сохранились до наших дней. При их изготовлении использовались золотые и серебряные пластины, которые после многих лет эксплуатации требуют замены. Найти новые сегодня весьма затруднительно: мало кто занимается производством этих драгоценных “запчастей”. По мнению российской оперной примы Любови Казарновской, которая недавно увидела и опробовала ретромикрофон в Стокгольме, он восхищает не только своим внешним видом, но и техническими возможностями» (Семь дней. № 49. 29).

В составе этого текста использованы местоимения: их, кто, этих, которая, он, своим; повторы слова микрофон в разных комбинациях; эллипсис: Найти новые сегодня весьма затруднительно; отсылочная конструкция: По мнению российской оперной примы Любови Казарновской.

Целостность текста обеспечивается также тематической прогрессией, где особая роль принадлежит тема-рематическим отношениям, а также информативной структурой, когда на первый план выступают данное и новое. При этом разделение текста на тему/рему важно для автора текста, он должен построить свое произведение таким образом, чтобы данное/новое было правильно воспринято получателем информации.

Важная роль в процессе дискурсивного анализа принадлежит понятию «концепт», которое определяется как «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике»[7] [7]. Концепты возникают в связи с определенными представлениями о мире, обстоятельствами, знаниями о культурных, исторических событиях, связанных с появлением определенного понятия.

В последние годы можно говорить о новом направлении, появившемся в лингвистике, которое разрабатывается на стыке целого ряда наук, – медиа лингвистике – науке о языке средств массовой информации, во многом связанной с новыми тенденциями в современной лингвистике в целом и, как кажется, имеющей прямое отношение к когнитивным процессам, происходящим в языке.

Термин «медиа лингвистика» был предложен в работе Т. Г. Добросклонской и очень удачно отражает те тенденции, которые происходят в разносторонних исследованиях и позволяют очертить круг проблем, связанных с этой областью языка[8] [8]. Т.Г. Добросклонская предлагает «концепцию медиа текста как многослойного, многоуровневого явления, реализующегося в диалектическом единстве языковых и медийных признаков, и приоритетный анализ синтагматики как такого уровня описания, на котором в наиболее полной форме выражены все основные свойства текстов массовой информации»[9] [9].

Уже признанным является тот факт, что грамматическое исследование языка выходит за рамки отдельных предложений, поскольку предложение является лишь условной единицей, принятой в письменной речи. Субъективный характер членения речи на предложения обусловил появление все новых определений предложения, ни одно из которых, однако, не может претендовать на исчерпывающую полноту. При обсуждении устной речи в недавно вышедшей в издательстве Лонгман грамматике устного и письменного английского языка (Байбер и др.) границы предложений не отмечаются точкой[10] [10]. Данная грамматика, как известно, основана на материале корпусных данных английского языка, где отношение к членению на предложения в устной форме является очень осторожным.

Понимание коммуникативной и функциональной направленности высказывания, его роли в составе текста возможно лишь на более широкой основе дискурса. Дискурсивные исследования проводятся на основе текстов, однако до сих пор трудно было говорить о каких-либо обобщающих свойствах дискурса, характерных для разных текстов, принадлежащих разным функциональным стилям. Понятно, что в данном контексте термин «дискурс» используется для обозначения динамического характера исследуемых текстов, что имеет особое значение для текстов СМИ.

Тексты средств массовой информации представляют собой именно дискурс, они всегда динамичны и современны, они воспринимаются участниками коммуникации в контексте происходящих событий. Как известно, материалы, относящиеся к этому регистру речи, представляют собой «сплав» всего спектра функциональных стилей языка, в них функция сообщения реализуется в той же мере, что и функция воздействия, для чего используется весь набор имеющихся в распоряжении языка средств. Именно поэтому материалы средств массовой информации особенно интересны с точки зрения как общих способов их организации, так и более частных особенностей, характерных для определенных изданий. Важно также понять своеобразие текстов СМИ, их соотношение с текстами других стилей, ведь еще недавно ученые отказывались придать этому регистру особый статус, выделить его особые характерные черты.

Как справедливо отмечают лингвисты, «язык журналистики является ярчайшим срезом языка общества»[11] [11]. Он должен быть ярок, обладать большой силой воздействия, во многих своих характеристиках он близок к разговорной речи. Понятно, что то или иное издание выполняет определенный социальный заказ, отражает политические взгляды определенного крыла общества. Именно с этой точки зрения в этих изданиях подаются материалы. Особый интерес в этом смысле представляет политический дискурс в средствах массовой информации. Для этого типа дискурса, как, впрочем, и для других, особое значение представляют пространственно-временные рамки.

Даже два основных диатопических варианта английского языка – британский и американский – отличаются в плане организации дискурса СМИ. При рассмотрении характерных черт создания дискурса необходимо учитывать и конкретные издания, которые имеют свои предпочтительные способы подачи материала. Так, сопоставление американских и британских ведущих изданий показало, что одни и те же проблемы они освещают по-разному[12] [12]. В целом же, как показывают исследования, речь американских СМИ более раскованна, приближена к разговорной речи, она больше направлена на реализацию функции воздействия. Например, отмечается, что для американских текстов СМИ более, чем для британских, характерно использование вопроса, который может появляться в конце абзаца, и это подкрепляет функцию воздействия в абзаце. В немецком языке большое значение имеет использование отрицательных конструкций, оценочных высказываний.

В центре внимания когнитивной лингвистики находится вопрос о различных картинах мира, которые предопределяют особенности использования языка в разных типах дискурса, в нашем случае речь идет о дикурсивных особенностях текстов СМИ. Язык часто сравнивается с зеркалом культуры, «в нем отражается не только реальный мир, окружающий человека, не только реальные условия его жизни, но и общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, видение мира»[13] [13].

С точки зрения различной концептуализации мира, отражающейся в политическом дискурсе, интересны взгляда Дж. Лакоффа, который указывает: процесс политической борьбы в США убедил его, что либералы и консерваторы основываются на различных моральных системах, что и отражается в политическом дискурсе представителей этих двух партий[14] [14].

Для американского общества очень важно понятие семьи и ощущение жизни в государстве как в большой семье. Консерваторы придерживаются понятия «строгого отца», для них семья – патриархальная ячейка, где царят строгие порядки и непререкаем авторитет отца – главы и кормильца семейства. Выросшие дети должны жить своей жизнью и полностью отвечать за свои поступки. Либералы же придерживаются более мягкой линии, для них главенствующим понятием является воспитывающая мать, любовь в семье, дети приобретают самостоятельность вследствие заботы о них со стороны родителей, уважения к ним в семье, что дает им возможность спокойно адаптироваться в жизни.

В последнее время появляется все больше работ, где авторы доказывают, что слово не имеет смысла вне контекста. Слова определяются на основе концептуальной системы, и понять их можно, только имея когнитивные знания о конкретной концептуальной системе. Так, если конгрессмен-республиканец, обсуждая налог на прибыль, говорит «Why should the best people be punished?», для того чтобы понять это высказывание, нужно знать, почему богатые люди – лучшие люди и почему закон о налогах с доходов является для них наказанием. А в некоторых консервативных дебатах этот налог называется просто словом «грабеж».

Как характерные для консервативного дискурса выделяются такие слова: character, virtue, discipline, get tough, strong, individual responsibility, standards, authority, heritage, hard work, freedom common sense, lifestyle и др. Все эти слова и выражения отражают картину мира консерваторов.

То же можно сказать и о характерных для речи либералов словах и сочетаниях слов, отражающих их взгляд на мир: social responsibility, free expression, human rights, equal rights, care, help, health, nutrition, oppression, ecology, biodiversity и др.

Представители американской когнитивной лингвистики доказывают, что семейные устои и мораль занимают центральное место в картине мира американского общества, что и находит отражение в политическом дискурсе, в свою очередь отражающемся в соответствующих печатных СМИ и в устном дискурсе средств массовой информации.

О последнем следует сказать особо. Понятно, что устная речь дает возможность использовать большее количество средств воздействия: это не только варьирование конструкций высказываний, но и определенная фразировка дискурса и, конечно, просодия. Просодическое оформление речи, использование таких элементов тембральной сверхсинтактики, как паузация, усиление голосовых данных, замедление или убыстрение темпа, а вследствие этого и ритма речи, – все эти факторы, относящиеся к риторике, но неизбежно присутствующие в общей когнитивной картине речи, играют решающую роль в определении когнитивной принадлежности высказывания.

Список литературы

Александрова О.В. Когнитивная функция языка в свете функционального подхода к era. изучению // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Рязань, 2000.

Добросклонская Т.Г. Теория и методы медиа лингвистики (на материале английского языка). М., 2000.

Молочкова Л.В. Особенности языка американской журналистики на примере тематического поля языка средств массовой информации // Пространство и время в языке. Самара, 2001.

Малюга E.H. Подходы к изучению вопросительных предложений в англо-американской прессе. М., 2001.

Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. 2000.

Кубрякова Е.С, Демъянков В.3. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

Кубрякова Е.С. Размышления о судьбах когнитивной лингвистики на рубеже веков // Вопросы филологии. 2001. № 1.

Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма. Лингвистика – психология – когнитивная наука // Вопросы языкознания. 1994. № 4.

Фундаментальные направления современной американской лингвистики. М., 1997.

Biber D. et al. Longman Grammar of Spoken and Written English. 1999.

Halliday M. An Introduction to Functional Grammar. 2nd ed. 1994.

Lakoff G. Moral Politics. Chicago, 1996.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий