регистрация / вход

Роль Екатерины II в создании сатирических журналов

Идеи Просвещения в России. Журнал «Всякая Всячина» Екатерины II. Развитие российской периодики.

Роль Екатерины II в создании сатирических журналов

Курсовая работа по «Истории отечественной журналистики»

Воронежский государственный архитектурно-строительный университет

Воронеж 2013

Введение

Тема курсовой заключается в рассмотрении деятельности российской императрицы Екатерины II в области создания и издания сатирических журналов. Эта тема достаточно хорошо изучена в настоящее время, но это не умаляет ее важности для развития современной журналистики. Как известно, без знания прошлого не будет будущего, поэтому подобного рода работы помогают лучше узнать об истоках зарождения журналистики в России, проследить тенденцию ее развития, и таким образом избегать ошибок прошлого в настоящее время.

Журналистика всегда была важна для нашей страны, и благодаря деятельности Екатерины II в России XVIII века начали появляться различные газеты и журналы. Таким образом, люди, приближенные ко двору, а так же средний слой населения, мог узнавать о нынешнем состоянии страны и направлении политического движения, а так же получили возможность читать новости из зарубежных стран, что так же было немаловажно и очень познавательно. Отчасти именно поэтому эпоху правления Екатерины II назвали эпохой Просвещения России.

Целью работы является изучение различных сатирических журналов и газет, появившихся во время правления Екатерины II, роль императрицы в их появлении и исчезновении, вкратце поведать о самых основных и знаменитых изданиях, и редакторах газет и журналов. Это необходимо знать хотя бы потому, что жизнь предполагает постоянное возвращение назад, к истокам, и для развития современной журналистики это необходимо в равной мере. «Все новое – это хорошо забытое старое» - цитата, хорошо известная каждому, очень точно отображает тот факт, что, действительно, все новоизобретенное имеет какой-то аналог в прошлом. Это актуально и для журналистики в том числе.

Объектом исследования является тенденция развития журналов и газет в период правления Екатерины II Великой, зарождение и исчезновение тех или иных изданий.

Предметом исследования хочется выделить так же и саму Екатерину II, ее деятельность в сфере журналистики, а так же слегка затронуть ее внутреннюю и внешнюю политику, ведь именно это нашло отображение в тех изданиях, что выходили по ее воле и желанию. Курсовая работа состоит из трех глав.

В первой главе «Идеи Просвещения в России» рассматривается возникновении Просвещения и его развития, о том, что предпринималось Екатериной для его продвижения.

Во второй главе «Всякая Всячина» Екатерины II» речь пойдет о возникновении журнала самой императрицы, и его горячей полемике с изданием Новикова «Трутень».

В третьей главе «Журналистика» освещено создание и дальнейшая судьба российской периодики, а так же развитие журналистики времен правления императрицы Екатерины II Великой.

Глава 1. Идеи Просвещения в России

XVIII век для России был веком учебы у Запада. Петр Великий ввез в Россию западную технику, Елизавета – моду и манеры, а Екатерина II распространяла и воплощала в России идеалы Запада.

Екатерина II, взошедшая на престол в результате дворцового переворота, страстно стремилась упрочить свое положение в качестве правительницы. Очень много людей восставало против ее правления, что очень беспокоило Екатерину. Именно поэтому она пыталась привлечь к себе как можно больше людей и предупредить растущее недовольство. Одним из способов это сделать являлась литература.

Екатерина не только вывела Россию в число европейских стран, но и наладила прямые контакты с некоторыми из выдающихся мыслителей эпохи Просвещения. Первым ее шагом в этом направлении было приглашение д’Аламбера осенью 1762 года на роль воспитателя великого князя Павла Петровича. Но он отказался.

Прямые связи с Вольтером[1]императрице удалось наладить гораздо успешнее. Вольтера издавна интересовала Россия. При посредстве Пикте Екатерина снабдила Вольтера достоверным описанием своего восшествия на престол, и дала знать Вольтеру, что готова позволить энциклопедистам перенести подготовку и печатание их великого руда в Ригу. Между ними завязалась переписка, продолжавшаяся вплоть до смерти Вольтера в 1778 году.

Это была переписка, процветавшая благодаря расстоянию, разделявшему корреспондентов, и тому, что они никогда не встречались лично.

С удовольствием исполняя роль мецената, Екатерина поощряла рождение литературы как профессии. Она распределяла субсидии писателям, чтобы они могли издавать свои произведения. Или же включала авторам в число чиновников, что обеспечивало им жалованье. Поэты были прикреплены к Московскому университету, получали должность переводчика или библиотекаря при Кабинете императрицы. Меценатство Екатерины помогало отдельным писателям, а так же группам, как Общество переводчиков, или журналам, таким как «Живописец» Новикова. В целом многие русские писатели в долгу перед Екатериной, поскольку смогли заняться литературным трудом без обычных финансовых трудностей.

Если попытаться нарисовать портрет России времен Екатерины II, то Просвещение послужит лишь рамой, в лучшем случае – фоном. Идеи Просвещения, усвоенные крайне непрочно чрезвычайно малой частью россиян, исказились под влиянием российской действительности. Тем не менее, в следующем, XIX столетии просвещенное российское общество все сильнее и сильнее станет поворачивать ход истории на свой лад.

В увлечении науками и изящными искусствами проявилась еще одна сторона многогранной натуры императрицы. Екатерина занималась коллекционированием: покупала библиотеки, графические и нумизматические собрания (кабинеты), коллекции живописи и скульптуры; приглашала европейских художников украшать ее дворцы и города.

Среди известных приобретений Екатерины – библиотеки Дидро и Вольтера. За сравнительно короткий срок, не жалея средств, она купила уникальные живописные собрания таких меценатов, как Брюль в Дрездене и Кроза в Париже, куда входили шедевры Рафаэля, Пуссена, Ван Дейка, Рубенса, Рембрандта и других знаменитостей. Екатериной II был основан Эрмитаж – богатейшее собрания художественных коллекций при дворце.

Примеру императрицы следовали ее приближенные. Они устраивали в своих городских дворцах и загородных имениях большие и малые «эрмитажи», приобретая вкус к прекрасному, тягу к знаниям и просвещению.[2]

Глава 2. «Всякая Всячина» Екатерины II

Время правления императрицы Екатерины II Великой по праву называется «золотым веком» для страны. Именно благодаря ей в России появились первые газеты. Разумеется, причиной тому стала страстная любовь императрицы к английским газетам, которые она с огромным удовольствием выписывала во дворец и читала. Екатерина решила создать журналы и в России, чтобы придворная знать получила возможность быть в курсе всех событий, происходящих в политике, как в родной стране, так и за рубежом.

В 1759 году А.П. Сумароков начал издавать первое периодическое издание – журнал «Трудолюбивая пчела». Вслед за ним появилось еще несколько недолговечных периодических изданий. В этом журнале распространившаяся «галломания» была впервые раскритикована и было выражено пожелание очистить русский язык от излишних иностранных слов, в том числе французских. С тех пор журналистика будет развиваться в столице, после того как в течение некоторого времени она имела успех в Москве. «Лавка старьевщика», созданная по инициативе императрицы, как уже было сказано, явилась началом движения, а к 1769 году насчитывалось восемь сатирико-литературных журналов.

Затем последовало затишье, нарушенное в начале 1769 года объявлением о предстоящем издании русского еженедельника «Всякая всячина». Издателем выступал секретарь Екатерины, Козицкий, и это ясно говорило о том, что императрица принимает непосредственное участие в судьбе журнала, хотя масштабы этого участия тогда еще полностью не осознавались.

Образцом для «Всякой всячины» послужил английский журнал «Спектейтор», [3]а ее анонимная издательница представала под маской «Бабушки». В первом номере еженедельника «Бабушка» с напускной скромностью выражала надежду на то, что ее примеру последуют другие.

«Всякая Всячина» так же была обращена к другим писателям с целью поддержать литературное начинание. Она называла себя «прабабушкой будущих внучат», и разрешала выпуск других, отличных от «Всякой Всячины» сатирических журналов. Это самое разрешение послужило по настоящему мощным толчком к появлению других изданий.

Уже в январе 1769 года появились и другие журналы, и самым известным из этих изданий как благодаря содержательности, так и качеству издания был «Трутень» Н.И. Новикова[4].

Название журнала Новикова – «Трутень», - вероятно, восходит к «Трудолюбивой пчеле» Сумарокова, но при этом содержит намек на связь с английским «Спектейтером», «Айдлером», «Тэтлером» и на ловко используемую редакторскую «маску», придающую последовательность позиции журнала. В самом деле, уже установлено, что русская периодика немало почерпнула из английских образцов, в частности определение «границ дозволенного» в сатире, напечатанное во «Всякой всячине». Согласно мнению «Всякой всячины» и «Спектейтора», сатира должна быть нацелена против порока вообще, а не против конкретных узнаваемых лиц. По-русски это обозначалось как «сатира на порок», в отличие от «сатиры на лицо». «Всякая всячина» семь раз возвращалась к определению допустимых границ сатиры и соглашалась со «Спектейтером» в осуждении болезненных личных выпадов.

Спор о границах сатиры, не новый для России, был подхвачен периодикой 60-х годов с особым удовольствием. Если «Всякая всячина» держалась той точки зрения, что сатиру следует направлять против порока вообще, то Новиков в «Трутне» был готов идти дальше и допустить персональную критику, правда не называя имен. Дебаты между этими журналами велись при помощи вымышленных персонажей: Новиков насмехался над дамами средних лет, не умевшими правильно писать по-русски, а «Бабушка» обвиняла «Трутня» в таком желчном расположении, что он готов сечь людей кнутом за каждую мелочь.

Однако эта полемика никоим образом не ограничивалась «Всякой всячиной» и «Трутнем». Все журналы увлекались острой полемикой друг с другом и со своей общей прародительницей, «Всякой всячиной», как и сатирой на высокопоставленных особ, князей и бояр, злых помещиков и подрядчиков, которые жиреют на крестьянском «кровавом поте». В журналах так же немало подшучивали над самой Екатериной. Дело дошло до того, что императрица закрыла журнал Новикова.

«Всякая всячина» просуществовала всего год, но и все остальные журналы один за другим закрывались, ненадолго пережив свою первую годовщину. Главное препятствие развитию журнального дела составляла немногочисленность читающей публики. Она не могла поглотить восемь новых периодических изданий за год, а новизна скоро поблекла. Сам Новиков это понял и выбранил своих непостоянных читателей за то, что они его бросили.

Глава 3. Развитие российской периодики

Журналистика, о создании которой Петр Великий мечтал еще в 1702 году, до середины века оставалась под присмотром государства. Либеральное влияние императрицы сыграло решающую роль в расцвете журналистики.

К уже названным следует добавить такие журналы как «Полезное с приятным», где были опубликованы многочисленные переводы с французского, и «Адскую почту», издававшуюся автором романов Федором Еминым[5], который вдохновлялся одновременно и «Персидскими письмами» Монтескье, и «Хромым бесом» Лесажа.

Так же Екатерина стояла непосредственно у истоков такого издания как «Лавка Старьевщика» и способствовала расцвету таких публикаций «Болтун» и «Изобразитель».

Очень многие статьи, там опубликованные, были написаны Фонвизиным. Его интересовала общественная проблема – отношение между дворянством и крестьянами, иными словами – крепостное право, которое он яростно осуждал и которое, по его словам, ничем не отличалось от рабства.

Между 1774 и 1778 годами периодические издания переживают трудности, хотя в эти годы появился «Санкт-Петербургский вестник». Это издание – одно из самых интересных и содержательных в екатерининскую эпоху, в нем печатались и информация, и чисто литературные тексты. И наконец, как не упомянуть «Собеседник друзей русского языка», издаваемый княгиней Дашковой при поощрении императрицы? Это прежде всего – литературный журнал, где публиковались произведения лучших писателей той поры. Объем издания – около ста восьмидесяти страниц, оно предшествовало появлению толстых журналов следующего века.

И наконец, в последние годы царствования императрицы вернувшийся наконец из Западной Европы Карамзин начал издавать ежемесячник «Московский журнал», посвященный русской и зарубежной литературе. Его цель – с помощью этого издания распространять гуманистическую культуру, свободную от мистико-теософской моды, распространенной в России в ту пору и поощряемой франкомасонами. Карамзин также высказывался за упрощение языка, который ему хотелось бы видеть по-настоящему литературным и менее книжным. В первый период своей литературной деятельности Карамзин увлекался масонством и под его влиянием искал образцы в зарубежной литературе. Порвав с масонами, он повернулся лицом к русской культуре, стараясь облегчить ее язык, до ой поры обремененный «схоластической полустарославянской-полулатинской торжественностью», как напишет о нем Пушкин, который признает его заслугу «освобождения языка от иностранного засилья» и возвращения его к «живым истокам русского слова».

Журналистика заняла такое место в русской литературе XVIII века потому, что Екатерина поощряла е различными способами, помогая рождению изданий, принимая конкретные меры по печатанию книг и журналов. Любой человек, желавший основать типографию, имел на это право, согласно указу от 1783 года, при условии регистрации в полиции. Конечно, существовала какая-то цензура: было запрещено критиковать религию, власти или оскорблять нравственность. Но такая цензура, как правило, осуществлялась самими издателями, старающимися избегать всякой темы или автора, из-за которого могло последовать запрещение издания. Иногда местные полицейские органы, больше движимые своими собственными убеждениями, чем ясными директивами, играли роль цензоров. Лишь в 1796 году Павел I ввел цензуру как учреждение.

Императрица поощряла переводы [6]произведений иностранных авторов, что сыграло немаловажную роль в развитии русской культуры. «Кружок переводчиков» в 1762 году совершил удивительную по объему работу. По его инициативе были переведены и вскоре поступили в продажу десятки книг. Среди них – произведения, разнообразные по жанру, представляющие культуру разных стран. Аббар Прево Экзиль, Ален Рене Лесаж, Генри Филдинг, Джонатан Свифт, волшебные сказки, рассказы на мифологические темы и многие другие произведения способствовали созданию национальной литературы, развитие которой в России шло путем подражания, что вместе с тем привело к замечательному обогащению русской культуры, даже если сначала этот процесс проходил беспорядочно. В западноевропейской прозе, ставшей доступной благодаря переводам, русские авторы заимствовали сюжеты, жанры и технику изложения, приспосабливая их к своему языку и культурному окружению.

Так, в русской литературе появился жанр «иронического изложения», позаимствованный у Поля Скаррона, и переданный разговорным языком, украшенным народными поговорками. Лучше других эту тенденцию выразил Михаил Чулков, знаменитый автор «Пересмешника», настоящего «бестеллера» того времени. По предложению Екатерины он применил свой талант так же в области журналистики, основав сатирический еженедельник «И то, и сио». Он был основным, но не единственным сотрудником этого издания.

В 1769 году Чулков сменил «И то, и сио», который публиковал главным образом развлекательные рассказы, на ежемесячный журнал «Парнасский щепетильник». В нем к литературной прозе прибавились материалы, предназначенные для более глубокого осмысления. Но успеха эта замена не имела: время русских толстых журналов, столь распространившихся в XIX веке, еще не наступило, однако показательно то, что проект такого издания относится к 1770 году.

Интеллектуальный либерализм Екатерины II в первые десятилетия ее царствования способствовал появлению рационалистического мышления, черпающего свое вдохновение в трудах французских философов.[7]После публикации «Наказа» профессора Московского университета и высокопоставленные государственные чиновники решились изложить свои виды на будущее России, причисляя себя к вольтерьянству. Так, Семен Десницкий, профессор права Московского университета, высказал предложения о политических реформах, вдохновленных английской системой, в своем «Докладе об установлении законодательной власти в России». То же можно сказать о конкурсе, организованном «Вольным экономическим обществом», создание которого получило поддержку императрицы; тема для обсуждения была сформулирована так: «Право крепостных на обладание землей». Победитель конкурса горячо защищал это право. Примечательно, что эта весьма свободная дискуссия состоялась в 1766 году, незадолго до того, как тот же вопрос разделил самым драматическим образом членов Большой законодательной комиссии.

Говоря об этом достижении общественной мысли, следует упомянуть утопический роман князя Щербатова «Путешествие в землю Офирскую», написанный в 1788 году частично по мотивам «Приключений Фенелона». В этом произведении автор совместил, с одной стороны, ностальгическое видение золотого века, где самодержавие ограничено высшей аристократией, где общество упорядочено иерархическим способом, где всеобщее процветание является результатом мифической организации общества, а с другой стороны – сугубо современные политические предложения: изобретательный принцип и введение конституционной монархии. Эта некоторая непоследовательность отражает ускоренное развитие идей, связанное с увеличением количества литературных и философских моделей, неожиданно предложенных русскому мыслящему обществу.

Заключение

Царствование Екатерины II отмечено широкими просветительскими преобразованиями. Заботами императрицы учреждаются институты, кадетские корпуса и воспитательные дома. Но главной заслугой Екатерины в этой области можно считать первый опыт создания в России системы общего начального образования, не ограниченного сословными преградами (за исключением крепосных крестьян). В губернских городах возникают главные, а в уездных – малые народные училища.

История правления Екатерины II - это история блестящих благих пожеланий и их весьма умеренного и искаженного осуществления. Благодаря деятельности императрицы, в России наконец-то появилась периодическая печать, и относительная, но реальная свобода слова и мнения. Разумеется, не все было гладко, но, тем не менее, оглядываясь в прошлое, на эпоху правления Екатерины II, можно с уверенностью утверждать, что эта великая женщина дала толчок к развитию духовности в стране, открыла необозримые границы литературы и искусства, поставила Россию в один ряд с европейскими странами. Более того, она наладила прямые контакты с знаменитейшими мыслителями эпохи Просвещения.

Журналистика продолжила свое существование даже после кончины Екатерины II, переживала свои взлеты и падения, как и все в этом мире, но неизменным оставалось одно – то, что Екатерина заложила в основу периодических изданий, осталось, и неустанно напоминает о себе. Кто знает, быть может, без Екатерины II в наши дни и не было бы столь развитой журналисткой деятельности, которую мы имеем в данный момент.

Екатерина II была незаурядной и неподражаемой женщиной. Она – первый монарх, который ввел в России журналистику и иностранную литературу, и внесла тем самым неоценимый вклад в историю и духовную культуру России.

Список литературы

Аксёнова, М. История России и ее ближайших соседей, от дворцовых переворотов до Великих реформ/ М. Аксёнова – М.: Астрель, 2006. – 701с.

Борзаковский П.К. Императрица Екатерина Вторая Великая/ П.К. Борзаковский – М.:Панорама, 1991. – 48с.

Д’Анкосс, Э. Екатерина II: Золотой век в истории России/ Э. Д’Анкосс – М.: РОССПЭН, 2006. – 448с.

де Мадариага, И. Россия в эпоху Екатерины Великой/ И. де Мадариага – М.:Новое литературное обозрение, 2002. – 973с.

Каменский, А.Б. Жизнь и судьба императрицы Екатерины Великой/ А.Б. Каменский – М.: 1997.

Каменский, А.Б. Под сению Екатерины, вторая половина XVIII века/ А.Б. Каменский – СПб. - 1992.

Лаппо-Данилевский, А.С. Очерк внутренней политики императрицы Екатерины II/ А.С. Лаппо-Данилевский - СПб.: Новое литературное обозрение, 1898. – 65с.

Левин Ю.Д. Английская просветительская журналистика в русской литературе XVIII в. //Эпоха просвещения: из истории международных связей русской литературы. Л., 1967.

Макогоненко Г. Николай Новиков и русское просвещение XVIII века. М.; Л., 1951.

[1]де Мадариага, И. Россия в эпоху Екатерины Великой/ И. де Мадариага – М.:Новое литературное обозрение, 2002. – С.457.

[2]Аксёнова, М. История России и ее ближайших соседей, от дворцовых переворотов до Великих реформ/ М. Аксёнова – М.: Астрель, 2006. – С.105.

[3]Левин Ю.Д. Английская просветительская журналистика в русской литературе XVIII в. //Эпоха просвещения: из истории международных связей русской литературы. Л., 1967.С.44.

[4]Макогоненко Г. Николай Новиков и русское просвещение XVIII века. М.; Л., 1951.С.16.

[5]Каменский, А.Б. Под сению Екатерины, вторая половина XVIII века/ А.Б. Каменский – СПб.; 1992.С.101.

[6]Д’Анкосс, Э. Екатерина II: Золотой век в истории России/ Э. Д’Анкосс – М.: РОССПЭН, 2006. – С.78.

[7]Каменский, А.Б. Жизнь и судьба императрицы Екатерины Великой/ А.Б. Каменский – М.: 1997.С.56.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий