Инновационные тенденции в языке средств массовой коммуникации

СОДЕРЖАНИЕ: Одной из основных черт газетно-публицистического стиля является сочетание двух тенденций - тенденции к экспрессивности и тенденции к стандарту. Это обусловлено функциями, которые выполняет публицистика: информационно-содержательной и функцией убеждения.

Инновационные тенденции в языке средств массовой коммуникации

Плутахина О.В.

Н.рук. Плотникова Л.И.

По справедливому замечанию Г.А. Золотовой, «у языка, как у людей, - свои проблемы, трудности, утраты, находки. В преодолениях, в поисках современная русская речь обретает новые силы, новые краски, новые средства выразительности» [2, с. 36]. Состояние лексики, как известно, отражает уровень развития общества. Анализ новообразований свидетельствует о том, что они тематически отражают все изменения, происходящие в различных сферах жизни современного человека. «Словарный состав языка эпохи – это остающееся от прежнего времени, продолжающееся, неподвижное постоянство плюс некоторое приходящее обновление. Характер и конкретика речевой эпохи – в остающейся константной части словаря, в специфике его преемственности, и более, в характере словесного обновления» [6, с.103].

Одной из основных черт газетно-публицистического стиля является сочетание двух тенденций - тенденции к экспрессивности и тенденции к стандарту. Это обусловлено функциями, которые выполняет публицистика: информационно-содержательной и функцией убеждения. С функцией воздействия на читателя связана такая черта газетно-публицистического стиля, как его эмоционально-экспрессивный характер, а с быстротой передачи общественно значимой информации связан стандарт этого стиля. Газета, как один из популярнейших видов массовой коммуникации, отражает ежедневные события, происшествия. Она оперативно реагирует и регистрирует новые слова, значения и выражения. В ней затрагиваются вопросы, безусловно, являющиеся наиболее волнующими и значимыми для общества. Особенностью газет в целом является как представление богатого фактического материала, так и использование разнообразных средств, необходимых для реализации поставленной цели, автором той или иной публикации. Создатель материала, как правило, для привлечения внимания читателя использует образные описания важнейших процессов, происходящих в обществе, тем самым используя новые слова, являющиеся или детищем самого автора, или же услышанные им в живой разговорной речи.

Появление новых слов непосредственно в языке газеты и, кроме того, «посредничество газеты» при переходе новых слов в общеупотребительную лексику – все это может служить иллюстрацией особенностей словообразовательных процессов в языке. Кроме того, именно в газете возникают и определяются многие важнейшие тенденции развития современного русского литературного языка: только в одном номере газеты можно найти свыше десяти новообразований, не зарегистрированных в каких-либо словарях и картотеках.

Новообразования прессы называют «номинативными последствиями»

151 перемен в обществе, они позволяют воссоздать и увидеть «номинативный облик» определенной эпохи, отразить важнейшие черты времени. Не удивительно, что обилие таких новообразований, лавиной обрушившихся со страниц газет в последнее время, а также лексикон радио и телевидения, стремящихся любой ценой к свободе выражения, раскрепощенности языка, требуют, на наш взгляд, более пристального внимания к проблеме языкового обновления, к особенностям структуры и значения новых слов, нуждаются в нормативной оценке.

Анализ новообразований, извлеченных нами из различных газет последнего десятилетия, позволяет говорить о том, что довольно большое количество новообразований - это производные от имен существительных, что вполне закономерно, поскольку данная часть речи обладает довольно высоким деривационным потенциалом.

В газетной публицистике экспрессивное словообразование выступает прежде всего как средство создания иронической, сатирической окраски речи. Такие стилистические возможности аффиксации оценил еще В.В. Маяковский: в его политической сатире формы субъективной оценки придают речи резкое памфлетное звучание, например: Болтают язычишки газетных строк... Слушай! Министерская компанийка!

У современных публицистов экспрессивные словообразовательные средства весьма разнообразны. В журналистике не редкость такие «находки», как порнуха, депрессуха, сексуха, везуха, веселуха, важняк, растащиловка, огребаловка и т.д. Ограничимся лишь одним примером: «Женщина с четырьмя детьми из российского городка поругалась с мужем и ушла от него вместе со всеми детьми (!). Теперь бомжует в столице. А некоторые бомжихи, так те своих детей вообще продают «в хорошие руки». Эдак миллиона за два... А сами ищут приюта в бомжатнике».- АиФ, 1999.

Чем «свежее» аффиксальное новообразование, тем больше оно впечатляет. Даже политики не отказываются от подобных экспрессем. По свидетельству корреспондента, описывавшего встречу главы государства с избирателями, «...в Ярославле предвыборный лексикон президента обогатился несвойственными ему словообразованиями: «Вперед, на борьбу с коммуняками! - взывал Борис Николаевич к напирающим на ограждение ярославцам» - КП, май 1996.

Однако не всегда экспрессивное словообразование стилистически мотивировано. Например, рассказывая о бандитском нападении на кандидата в губернаторы в Ульяновске, журналист средствами аффиксации придает речи насмешливо-ироническое звучание, словно о таком событии можно писать в веселом, юмористическом тоне: «С другим желающим руководить областью - А. Кругликовым - потусторонняя сила обошлась покруче. Вечерком ему на квартиру позвонил некто и поинтересовался, когда А.Л. выезжает из дому. Доверчивые родственнички сказали. (...) Люди из «скорой» привели его в чувство, вывели из состояния шока. Потом выстригли вокруг ран волосы, смазали головушку зеленкой...» - Известия, октябрь 1996.

Важно подчеркнуть, что уменьшительные и увеличительные суффиксы в контексте могут выражать различные оценочные значения. Так, уменьшительные формы от нейтральных слов передают и неодобрение: «Порядочки у них тут!», и восхищение: «У-ух, старик, и матерьяльчик для повести я отхватил!»; увеличительные - и значение большого размера: «Вон какая квартирища!», и положительную оценку: «Важнецкий диванище», и отрицательную: «От вашего табачища и здорового вытошнить может». Появление различных стилистических оттенков у слов с «размерными» суффиксами отмечается как характерная черта развития современного русского языка. Русское словообразование отличается стилистической гибкостью. Путем аффиксации создаются словообразовательные варианты, получающие определенную функционально-стилевую закрепленность. Те или иные словообразовательные модели оказываются более продуктивными в определенных стилях.

Одним из мощных внутриязыковых стимулов, обеспечивающих появление новых словарных элементов, является тенденция, получившая название «языковой экономии» (О. Еперсен) или «закона экономии языковых усилий» (А. Мартине). Действие этой закономерности проявляется в том, что в процессе употребления языка говорящие осуществляют отбор наиболее рациональных для целей общения языковых средств. Это отвечает культурному стремлению современного общества к увеличению информативности текста за счёт его сокращения, а также определённым прагматическим устремлениям – экономии площади печатной продукции и времени устных сообщений. Указанный внутренний стимул находит своё выражение в замене словосочетаний, носящих, как правило, характер устойчивой языковой номинации, однословными наименованиями, как более экономичными по своей форме. К последним, в первую очередь, необходимо отнести явление универбизации, или конденсации, основным способом выражения которого является суффиксация. О широком распространении данного явления свидетельствует и тот факт, что суффиксальная универбизация отмечается и в других славянских языках: украинском, белорусском, польском, чешском. Исследователи данного явления отмечают, что «самым продуктивным средством для выражения семантической конденсации, всегда сопровождающейся формальным стяжением, остается суффикс -к(а): аморалка, бесконвойка, виртуалка, вэбовка – валютная облигация ВЭБ – Внешэкономбанка, гладилка, дробленка, ... кассационка – кассационная жалоба, наружка – наружное наблюдение...» [5, с. 52]. Собранный языковой материал подтверждает высокую активность отмеченной словообразовательной модели, ср.: «Гнетучка»: «Весенняя гнетучка» (заголовок) – о весеннем угнетенном состоянии. – АиФ, 1999. №11.

«Обнаженка»: «Схожая судьба у «Полной обнаженки» – у этой английской комедии о мужском стриптизе». – Премьер, 1998. Наряду с такими признаками, как семантическая и формальная конденсация, суффиксальные универбы, как правило, являются 153 стилистически маркированными словами, ср.: наличные деньги – наличка, безналичный расчет – безналичка, оборотные средства – оборотка, фондовая биржа – фондовка, минимальная зарплата – минималка, социальная сфера – социалка, экстремальная ситуация – экстремалка, виртуальная реальность – виртуалка и др.

Наиболее яркой иллюстрацией этого процесса служит интенсивное пополнение словаря современного русского литературного языка новыми словами, которые позволяют выразить то или иное понятие в форме одного знака, соответствующего синонимичной описательной конструкции: тележанр = телевизионный жанр; телесериал = телевизионный сериал; авиашоу = авиационное шоу; телешоу = телевизионное шоу и др. Данные слова компактны по форме, и в то же время семантика их легко воспринимается, внутренняя форма прозрачна, что и обусловливает их преимущество перед словосочетаниями.

Широко известно и другое явление словообразовательного порядка, служащее источником значительного количества внутрисистемных новообразований, - аббревиация, которую также связывают с рационализацией языка. Несмотря на определённые недостатки, аббревированные слова действительно экономны, ибо значительно сокращают «площадь» словесных знаков. Анализ новых образований в языке газеты выявил активное функционирование сложносокращенных слов. «Аббревиация в языке выполняет компрессивную функцию. Именно поэтому она особенно активна в современном языке <...> Увеличение языкового кода за счет аббревиатур, дававшее огромную экономию на уровне текста, оказалось вполне оправданным и неизбежным...» [1, с. 147-148]. Среди аббревиатур, отмеченных в языке газеты, преобладают названия учреждений, организаций различных типов: общественных, государственных, партийных, например: «Пенсионные фонды – всего лишь вид трастовых организаций. Поэтому ряд НПФ, пользуясь отсутствием правовой регулирующей базы, дают вкладчикам заманчивые обещания, которые практически невозможно реализовать». – Изв., 04.03.1994. НПФ – негосударственные пенсионные фонды.

Примерами аббревиатур, извлеченных из различных газет, могут послужить: ВЧК – временная чрезвычайная комиссия (создана для укрепления налоговой и бюджетной дисциплины), ГНИ – городская налоговая инспекция, ГНС – государственная налоговая служба, РИА – Российское информационное агентство, ТОО – товарищество с ограниченной ответст-венностью, ДПР – Демократическая Партия России, ДС – Демократический Союз, НПСР – Народно-патриотический Союз России, ХДС – Христианско-демократический Союз (России) и др.

Компьютерная сфера деятельности как одна из наиболее активно развивающихся в последнее время также пополняется за счет сложно-сокращенных наименований: ДОС – операционная система компьютера, загружаемая с дисков; ОЗУ – оперативное запоминающее устройство; ОС – операционная система; ПЗУ – постоянное запоминающее устройство.

«Тверская фирма «Центрпрограммсистем» .. 14 июля заявила, что она прекращает распространение нелицензионных копий программ и приносит извинения фирмам-разработчикам ПО». – «Ъ», июль 1992. ПО – программное обеспечение.

Активизация отдельных аббревиатур нашла отражение в создании новых отаббревиатурных образований. Среди них вполне естественно выделяется аббревиатура СНГ, активно вступившая в деривационный процесс и послужившая базой для создания производных СНГовье, эсенговский, эсенговый, эсэнгово (последний с явной отрицательной оценкой), ср.:

«Эсенгово жить привыкли, а по-другому уже не можем». – КП, ноябрь 1994.

На активность производства отаббревиатурных образований указывает В.Г. Костомаров: «Как никогда много образуется прилагательных и имен лиц от буквенных аббревиатур, чего строго избегала, по крайней мере, письменная речь предшествующего периода, практически не допускавшая, скажем, слов ГАИшник, МИДовец, кагэбешник, кагэбешный и кэгэбистский...» [3, с. 213]. Иллюстрацией данного положения могут также послужить следующие аббревиатуры: ЛДПР, на базе которой образованы производные ЛДПРовец, ЛДПРовский, ЛДПРовцы; ГБ (Государственная безопасность) – гэбист, гэбистка, гэбистский, гэбэшник, гэбэшница, гэбэшный и др.

Новые формы общественных отношений, социально-политические процессы находят отражение в окказиональных образованиях. Такие слова, как правило, дают индивидуальную оценку тех или иных явлений нашей жизни: «Ю-краина» и «Я-краина» (Ющенко, Янукович + Украина), Ягущенко (фигуристы А. Ягудин + Е. Плющенко), янукомика (Янукович + экономика), депутан и др.

Таким образом, в языке газеты отмечаются разнонаправленные тенденции к автоматизму и к его нарушению. Проявлением последней является активное употребление новообразований, отражающих общественные, политические, экономические процессы, происходящие в жизни государства. «В целом новообразования на газетной полосе не только свидетельствуют о значительных переменах, происходящих на рубеже двух веков в жизни нашего общества, но и выявляют те изменения, которые произошли в языке под влиянием социальных факторов» [4, с. 27]. Далеко не каждое созданное слово свидетельствует об индивидуальном мастерстве, оригинальности и вкусе его создателя. Между тем удачно сконструированное новообразование, рассчитанное на эмоциональное воздействие, обращенность к массовой аудитории, доступность, информативность, действенность, выполняет основное свое назначение, являясь при этом социально значимой единицей.

Список литературы

1. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2001.

2. Золотова Г.А. У языка, как у людей, - свои проблемы // Русская речь. – 2001. - № 4. – С. 33-36.

3. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой массмедиа. – СПб: Златоуст, 1999.

4. Плотникова Л.И. Словотворчество как феномен языковой личности (порождение, функционирование, узуализация нового слова). – Автореф. дисс. ...д-ра филол. наук. – Белгород, 2004.

5. Устименко И.А. Суффиксация как способ выражения семантической конденсации в современном тексте // Слово и текст / Сборник научных статей. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2002. – С. 52-57.

6. Шапошников В.Н. Русская речь 1990-х: Современная Россия в языковом отображении. – М., 2006.

СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Видео

Business, Entrepreneurship and Management  [ВИДЕО]

Значение средств массовой информации в современном обществе колоссально  [ВИДЕО]

Глава государства провел встречу с министром информации и коммуникаций Д. Абаевым  [ВИДЕО]
«Роль средств массовой информации в избирательной кампании: от информирования до агитации»  [ВИДЕО]
Фотожурналистика. Березин В.М.  [ВИДЕО]
Международный Форум "Медиа, реклама и современные технологии". 2-й день.  [ВИДЕО]
Никифоров: доля интернет-экономики превысила триллион рублей  [ВИДЕО]
Какое будущее у российской журналистики?  [ВИДЕО]
Перезапуск корпоративного СМИ. Как сделать издание популярным?  [ВИДЕО]
Замминистра связи и массовых коммуникаций России Марк Шмулевич побывал в Пятой гимназии  [ВИДЕО]
Discourse, Knowledge and news | Тойн ван Дейк | ВШЖиМК СПбГУ | Лекториум  [ВИДЕО]
ИИЯ РУДН: «Теория коммуникации и международные связи с общественностью (PR)»  [ВИДЕО]

Copyright © MirZnanii.com 2015-2017. All rigths reserved.