Трансформация функций журналистики и СМИ в условиях формирования гражданского общества

Рассматривается изменение функций СМИ в современном обществе — переход от «коллективного пропагандиста и агитатора» к функциям создания «полной информационной картины дня», политического просвещения и общественного контроля над властью.

Трансформация функций журналистики и СМИ в условиях формирования гражданского общества

В.А. Тихомиров

Рассматривается изменение функций СМИ в современном обществе — переход от «коллективного пропагандиста и агитатора» к функциям создания «полной информационной картины дня», политического просвещения и общественного контроля над властью. Анализируются субъективные и объективные факторы, препятствующие этому. Проблемы обсуждаются в контексте диалектики свободы и ответственности СМИ.

В теории российской журналистики постсоветского периода вопрос о ее функциях, проявляющихся через систему СМИ, хотя и находит отражение, однако говорить о достаточно целостной концепции пока не приходится. Это связано с пограничным состоянием российских СМИ, социальной эклектикой их положения: многие из них уже тотально не зависят от власти, однако еще полностью не освободились ни от ее влияния, ни от влияния крупного капитала, ни от рудиментов прежних представлений о роли СМИ, которые господствуют в умах немалой части журналистского корпуса, органов власти и общественных институтов.

Этот факт наиболее серьезные исследователи в области журналистики отмечают и в печати, и на различных профессиональных форумах. Показательно, что чаще всего современное состояние журналистики и СМИ связывается с отсутствием в России полноценного гражданского общества. Так, например, главный редактор журнала «Журналист» Геннадий Мальцев пишет: «Медленно, очень медленно идет становление гражданского общества... в России нет такой территории, где пресса была бы свободной в полном объеме. Телевизионные каналы, ведущие газеты идут путем, который обозначил им тот или иной руководитель региона или их так называемый “независимый” хозяин. И не стесняются даже об этом говорить. А кто сопротивляется или там смеет собственную точку зрения иметь, то удавка найдется или экономическая. а то и физическая. Мы отстаем от цивилизованного мира, хотя и там проблем достаточно. Гласность и свобода слова нуждаются в защите. Доступ к информации — проблема из проблем. Давление владельцев на СМИ — само собой разумеющееся» [3, 1].

Относительно свободная российская журналистика постсоветского периода находится в стадии становления и пока, естественно, за очень короткий отрезок времени в полной мере не восприняла многовековые традиции либертариантства, существующие в развитых демократических странах и отражающиеся в настоящий исторический период в модели социальной ответственности прессы [9]. Зависимое от власти и крупного капитала положение российских СМИ, ставшее результатом их несовершенной правовой, экономической, организационной и социальной базы, является причиной многих искажений в оценке роли и функций современных российских СМИ и журналистики. Поэтому, как представляется, необходимо отделить зерна от плевел.

Журналистика в системе российских СМИ не может сегодня рассматриваться как пресса гражданского общества, поскольку:

власть в России по-прежнему в значительной степени централизована, в ее ведении находятся огромные ресурсы, вследствие чего она финансово и организационно контролирует многие СМИ и напрямую влияет на информационную политику средств массовой информации;

крупный капитал в России получил невиданные в развитых демократических странах возможности приобретать в собственность средства массовой информации, включая каналы ТВ, имеющие общенациональный статус;

в обществе не сложились традиции профессии журналиста и журналистики как общественного института, главной задачей которой является служение обществу: немалая часть журналистов, особенно старшего поколения, до сих пор видит свою задачу в пропагандистском обслуживании власти или других владельцев СМИ из числа олигархов;

большая часть общества не готова воспринимать СМИ в качестве свободного выразителя его интересов и не рассматривает прессу как средство общественного контроля над органами власти, этому способствует униженное положение немалой части СМИ перед властью и крупным капиталом;

общество справедливо предъявляет претензии ко многим СМИ, видя их отношение к общечеловеческим интересам и ценностям.

Учитывая данные факторы, выработка некой целостной теории трансформации функций журналистики в современных реалиях, как представляется, зависит от совершенствования политической системы общества, главная задача которой — движение к гражданскому обществу. Но именно в этом и содержится основная сложность. Дело в том, что, как справедливо замечает Е. П. Прохоров, «в обществе, где признан и реализуется идейный плюрализм, где существует возможность придерживаться различных взглядов и выражать различные мнения, фактом являются различные трактовки содержания функций журналистики» [7, 126]. Разброс мнений большой. Немалая часть журналистов до сих пор склонна рассматривать СМИ как «пропагандиста, агитатора и коллективного организатора», невзирая на кардинально изменившиеся социальные условия и смену общественно-экономической формации в России. В этом контексте разнообразие трактовок функциональных проявлений СМИ есть следствие неопределенности и противоречий переходного периода в развитии российского общества.

Наша задача — указать на совершенно определенные, ярко выраженные функции журналистики (как общественного института и системы средств массовой информации), в соответствии со сложившимися условиями функционирования СМИ. При этом функции (от лат. function — обязанность, характер деятельности) современной журналистики необходимо рассматривать как в их индивидуальных доминирующих проявлениях, так и в совокупности проявлений. От выполнения этой задачи будет зависеть и определение роли журналистики и СМИ в условиях формирующегося гражданского общества.

В рамках данной статьи, разумеется, мы не можем выполнить эту задачу в комплексе. Поэтому есть смысл сосредоточить внимание на одной из самых проблемных функций современной журналистики — функции общественного контроля над властью.

На мой взгляд, в дискурсе данной проблемы существует, по крайней мере, три подпроблемы, не решив которые, мы не сможем понять суть функции общественного контроля СМИ и журналистики над всеми формами власти — законодательной, исполнительной и судебной. Какие же это три подпроблемы? Во-первых, неверное понимание властными структурами роли и места (а значит, и функционального проявления) СМИ и института журналистики в целом; во-вторых, заблуждение на этот счет у значительной части журналистов и даже руководителей СМИ; в-третьих, отсутствие у общества и его гражданских структур четкого осознания роли и места СМИ и журналистики.

Итак, почему сегодня власть предпочитает рассматривать СМИ как свой инструмент с ярко выраженной пропагандистской задачей? Она не ослабляет финансовый поводок СМИ, осуществляет, вопреки действующему законодательству, скрытую или явную цензуру, вмешивается в организационные дела редакций, теле- и радиокомпаний, использует подкуп или различного рода административное давление на журналистов.

Проблема настолько остра и настолько противоречит провозглашенной задачи построения гражданского общества (где СМИ выполняют функцию «четвертой власти», т. е. независимы от всех форм власти, действуют исключительно в рамках закона и осуществляют общественный контроль над властью), что о ней не устают говорить на самом высшем уровне. В частности, в Послании Федеральному собранию Президент В. В. Путин подчеркнул роль СМИ в становлении гражданского общества, в правдивом освещении деятельности власти, заметив: «Власть не должна быть изолированной кастой. Только в этом случае создается прочная моральная основа для созидания, для утверждения порядка и свободы, нравственности и гражданской солидарности, правды и справедливости, для национально ориентированного сознания» [6]. Ранее, будучи Президентом РФ, Д. А. Медведев увидел даже некоторую безысходность в борьбе СМИ с бюрократией и подсказал решение проблемы не в рамках законодательного поля или административной ответственности представителей власти за вмешательство в деятельность СМИ, а в увеличении числа источников коммуникации: «Между тем государственная бюрократия по-прежнему, как и 20 лет назад, руководствуется все тем же недоверием к свободному человеку, к свободной деятельности. Эта логика подталкивает ее к опасным выводам и опасным действиям. Бюрократия. берет под контроль средства массовой информации — чтобы не сказали чего-то не так» [4]. Что же предложил предпринять Д. А. Медведев, чтобы исправить такое отношение к СМИ со стороны власти? Он сказал: «Свобода слова должна быть обеспечена технологическими новациями. Опыт показал, что уговаривать чиновников “оставить в покое” СМИ практически бесполезно. Нужно не уговаривать, а как можно активнее расширять свободное пространство Интернета и цифрового телевидения. Никакой чиновник не сможет препятствовать дискуссиям в Интернете или цензурировать сразу тысячу каналов» [4].

Как представляется, в данном предложении есть некоторая эклектика. Нельзя смешивать технические возможности журналистики и массовой коммуникации с изменением правового сознания и даже менталитета представителей власти. Конечно, возможности Интернета и цифрового телевидения использовать необходимо, этот процесс идет, он фактически объективен. Однако это вовсе не исключит попытки власти грубо вторгаться в информационное поле, с помощью финансовой зависимости подчинять себе газеты, телевидение, радиовещание, кинодокументалистику и т. д. Поэтому в настоящий период требуются радикальные меры в сфере соблюдения существующего законодательства со стороны власти, создание новых законов, которые бы исключили вмешательство власти в деятельность СМИ, изменение сознания общества и, конечно, изменение понимания роли журналистики и СМИ со стороны журналистов и руководителей СМИ, издателей и учредителей.

Проблема отношений власть — СМИ — общество в постсоветском периоде развития нашей страны — комплексная и должна рассматриваться в контексте формирования гражданского общества. Прошедший в ноябре 2001 г. Гражданский форум в перечень практических задач общества и всех его институтов включил задачу «разработки механизмов диалога и равноправного партнерства между обществом и властью на федеральном, региональном и муниципальном уровне, включая. гражданский контроль над текущей деятельностью властных структур и гражданскую экспертизу законодательных и административных актов» [5]. Наиболее полно, всесторонне и комплексно могут обеспечить такой диалог именно средства массовой информации. Другого столь универсального общественного института просто не существует. Кроме того, с помощью СМИ общество может наладить постоянный общественный контроль над деятельностью власти, а также обеспечить гражданскую экспертизу принимаемых ею решений. Значит, СМИ должны выступить в роли эффективного посредника, т. е. своими специфическими средствами способствовать формированию гражданских отношений в обществе.

Как справедливо замечает президент факультета журналистики МГУ профессор Я. Засурский, идея гласности, идея прозрачности деятельности правительства, государства, всех институтов власти остается очень важной. После окончания Второй мировой войны аналогичная идея была выдвинута Карлом Поппером в виде концепции открытого общества. Она была несколько иначе развита Михаилом Горбачевым в его положении о гласности. Концепция развития гласности в нашей стране в интерпретации Засурского такова: мы имеем трех партнеров в средствах массовой информации — это государство, частные корпорации и граждане. К сожалению, журналист должен балансировать между бизнесом, государством и частным интересом. У нас имеются государственные и муниципальные газеты, государственной телевидение, и влияние государства на СМИ очень велико [1].

Представляется, что в этом содержится большая проблема, без решения которой вообще нельзя говорить об адекватной роли СМИ в формировании гражданского общества. В самом деле, разве можно при существующей чудовищной зависимости СМИ от государства вести речь о диалоговой демократии, в основе философии которой лежит идея о том, что качество этого диалога, как верно замечает Е. Прохоров, напрямую определяет качество самой демократии [7]. В решении этой задачи мы не можем обойти необходимое условие — установление демократических взаимоотношений СМИ и власти.

Здесь несколько проблем, в том числе и проблемы соответствующего понимания самой сути диалога, сути народной журналистики, роли и места СМИ в современной политической структуре общества, демократизации журналистики, ее гражданской ответственности. Все их надо решать в комплексе, но все- таки проблема зависимости современных, особенно региональных и местных СМИ от власти, государственных структур стоит, на мой взгляд, на первом месте. И она не является сегодня однозначной, бесспорной.

Есть немалое количество публикаций, в которых утверждается, что независимая от власти пресса сегодня просто несвоевременна, надо дождаться более «демократичных» перемен, когда общество «созреет» для такой прессы. Неудивительно, что подобную точку зрения отстаивают представители государственной власти. Так, зам. начальника управления печати и массовой информации администрации Архангельской области Алексей Крехалев считает, что решающим фактором в получении независимости «недостаточно ответственными СМИ» должен стать фактор времени. Автор пишет, что «возможно, “чистую” свободу (интересно, что он под этим термином подразумевает? — В. Т.) печати нам реализовать еще рановато» [2, 11 ]. По его мнению, при современной «хрупкой» демократии абсолютно независимая пресса представляет угрозу социальной и государственной стабильности. Этим «буйным скакуном», утверждает он, может управлять только сильное гражданское общество, которое успело понять свои интересы и научилось их защищать. Пока этого нет, независимая пресса несет в себе — ни больше, ни меньше! — «угрозу национальной безопасности». А значит, делает автор вывод, «власть может и должна обеспечивать право граждан на обыкновенную информацию через управляемые государством СМИ» [Там же].

В связи с этим уместно привести точку зрения президента Фонда защиты гласности А. Симонова, который пишет: «Нынче в России все больше утверждается официальная версия, по которой интересы государства отстаивает власть, а те, кто эту власть критикует, блюдут якобы иной, корпоративный, ведомственный, олигархический или еще какой-нибудь подозрительный интерес. Государственный интерес — это продукт диалога власти и общества» [8, 7]. И трудно с этим не согласиться. Ибо если поддерживать сторонников «огосударствления» СМИ, тогда вопрос о построении гражданского общества в стране вообще надо отодвинуть на неопределенное время, поскольку как может начаться сам процесс диалога власти и граждан, власти и общества без свободной прессы?

Прессу нельзя рассматривать только как самостоятельный институт. Ее нужно рассматривать в диалектическом единстве с политической и гражданской системами общества. Ждать, что сначала гражданское общество появится, «вызреет» из авторитарного, а потом можно будет дать свободу и независимость СМИ — это нонсенс. Без свободной прессы этого не случится никогда. Проблема состоит в том, что сегодня понятие «общество» у нас очень часто подменяется понятием «государство», т. е. государственными структурами, властью.

Надо признать, что в большой степени проблема лежит в сфере экономической свободы. Сегодня многие СМИ добровольно отказываются от роли «четвертой власти» потому, что издание экономически самодостаточных СМИ просто невозможно (особенно районного звена). Рост цен на производство печатных и электронных СМИ и одновременно ограниченные возможности повышения цен на готовую продукцию массмедиа ставят издателей в безвыходное положение: или «сдавайся» на милость властей и выполняй их требования, или прекращай выпускать СМИ. Многие выбирают первый путь. В итоге мы видим возврат к инструментальной роли журналистики, выражающийся в пропаганде того, что считает нужным власть. И, конечно, в таком случае никакого общественного контроля над деятельностью власти со стороны СМИ быть не может. Более того, это развращающе действует на самих журналистов, особенно молодых, порождает цинизм и нигилизм, скептическое отношение с их стороны к ценностям гражданского общества, свободных СМИ. В результате уничтожается конкурентная среда, так как одни СМИ вынуждены зарабатывать деньги сами, а другие — пользуются государственными, т. е. общественными, средствами.

Таким образом, чтобы СМИ соответствовали нормам гражданского общества и выполняли свою основную функцию общественного контроля над деятельностью всех ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной), нужно, с моей точки зрения, решить ряд первоочередных задач в области информационной политики государства:

В законодательном порядке запретить органам государственной власти всех уровней выступать в роли издателей, учредителей и финансовых источников массмедиа. При этом следует установить строжайшую ответственность руководителей госорганов за нарушение данной нормы закона.

Создать такие экономические условия, чтобы СМИ при умелом менеджменте могли быть самодостаточными.

Создать законодательные и иные механизмы, запрещающие владельцам СМИ оказывать прямое воздействие на информационную политику этих средств, как это сделано в странах развитой демократии.

Институтам гражданского общества необходимо проводить идею, в том числе через все виды СМИ, о средствах массовой информации как «четвертой власти», трибуне общественного контроля над деятельностью всех ветвей власти.

В учебных программах по журналистике, в программах повышения квалификации в области СМИ следует акцентировать роль и функции СМИ как средства общественного контроля над всеми ветвями власти. Необходимо разработать методики, которые должны помочь реализовать формы общественной экспертизы деятельности власти. Делать это необходимо в тесной связи с воспитанием социальной активности и ответственности журналистов как организаторов общественного контроля над властью.

Конечно, это далеко не полный перечень всех необходимых действий в плоскости данной задачи на современном этапе развития журналистики и СМИ.

Список литературы

Засурский Я. СМИ и становление в России гражданского общества // Журналист. № 1. С. 8.

Крехалев А. Там, где кончается гласность, начинается свобода // Там же. 2007. № 9. С. 11.

Мальцев Г. «Черная карта» // Там же. № 1. С. 1.

Медведев Д. А. Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ. 5.11.2008 г. [Электронный ресурс] : сайт Президента РФ. URL: http://www.kremlin.ru

О целях и задачах Гражданского форума : заявление оргкомитета ГФ // Аргументы и факты. 2001. № 44.

Путин В. В. Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ. 12.12.2012 г. [Электронный ресурс] : сайт Президента РФ. URL: http://www.kremlin.ru

Прохоров Е. П. Журналистика и демократия. М., 2009.

Симонов А. Предисловие // Общественная экспертиза: анатомия свободы слова. М.,

С. 7.

Сиберт Ф. С., Шрам У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М., 2008.