регистрация /  вход

Лизинг: сущность, перспективы развития (стр. 4 из 8)

Кроме этого в 1995 г. появились постановления о бухгалтерском учете лизинговых операций, о составе затрат, относимых на себестоимость.

Более подробно историю развития законодательной базы по лизингу можно проследить в Приложение 1. “Развитие лизингового законодательства в России”. В нем приведен перечень всех законодательных актов касающиеся лизинговых отношений как до появления 633 постановления, так и после.

В октябре 1998 г. был принят долгожданный Федеральный закон «О лизинге». Этот закон уже неоднократно критиковался в отечественной печати. Однако основные его пороки, как нам представляется, остались пока вне поля зрения специалистов.

Остановимся пока лишь на трёх статьях и трёх проблемах: определение лизинга (статья 2); формы, типы и виды лизинга (статья 7); лизинговые платежи (статья 29).

Итак, рассмотрим определение лизинга: «Лизинг – вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим и юридическим лицам за определённую плату, на определённый срок и определённых условиях, обусловленных договором, с правом выкупа имущества лизингополучателя». Такое определение, по мнению автора, страдает не только редакционными погрешностями («на определённых условиях, обусловленных договором»), но и неверно по существу. Ни за рубежом, ни в России право выкупа имущества лизингополучателя не является обязательным атрибутом лизинга.

Так, например, при оперативном лизинге лзингополучатель не может требовать перехода предмета лизинга в свою собственность. Об этом чётко сказано в том же Федеральном законе «О лизинге»: «по истечении срока договора лизинга и при условии выплаты лизингополучателем полной суммы, предусматриваемой договором лизинга, предмет лизинга возвращается лизингодателю, при этом лизингополучатель не имеет права требовать перехода права собственности на предмет лизинга». Значит, статья 2 закона противоречит статье 7, и право выкупа имущества лизингополучателем может иметь место только при финансовом лизинге, а не лизинге вообще.

Теперь о формах, типах и видах лизинга. На первый взгляд может показаться, что этот вопрос сугубо технический и никакого практического значения не имеет. На самом же деле он имеет весьма существенное значение как для анализа развития, так (что особенно важно) и для организации целенаправленной работы по освоению этого признанного во всём мире инвестиционного инструмента.

В экономической литературе, действительно, допускается смешение форм, типов и видов лизинга. Как справедливо отмечал В.А. Горемыкин: «В экономической литературе пока нет однозначного толкования видов лизинга, допускается смешение понятий. До сих пор нет чёткой классификации более или менее полного перечня лизинговых отношений. Границы между ними не всегда должным образом обозначаются, и признаки того или другого вида в различной степени сочетаются в одном договоре. Нет определённости и упорядоченности в терминологии, обеспечивающей понятийный аппарат, теории и практики лизинговой деятельности».[5] К сожалению, сам автор признаёт только те виды лизинга, которые в зависимости от классификационных признаков объединены им в восемь групп.

Автором курсовой предполагается, что авторы текста закона руководствовались благим намерением – упорядочить градацию форм, типов и видов лизинга, что делалось это в помощь практике, а не во вред ей, так как от классификации форм, типов и видов лизинга зависит оценка каждого конкретного лизингового соглашения, объём льгот, предоставляемых (или не предоставляемых) его участникам, а также налоговые обязательства каждого из субъекта лизинговых отношений. Однако благими намерениями могут быть вымощены самые разные дороги, и законодатели, на взгляд автора, не внесли ясности в суть вопроса.

Границы долгосрочности не должны быть едиными для всех объектов лизинга. Они должны соотноситься и с экономическим сроком службы данного конкретного оборудования. И наряду с уже действующим твёрдым общим сроком 3 года и более мы предлагаем для оборудования со сроком службы 5 лет ввести дополнительный, определяемый 30% экономического срока службы данного вида оборудования.

В основу деления лизинга на типы и виды положен только один-единственный критерий – срок заключения договора. Все остальные критерии деления, как то: форма организации сделки (прямой, косвенный, возвратный), объём обслуживания, условия амортизации, тип лизинговых платежей, – в Законе даже не упоминаются.

Особого внимания заслуживает вопрос налогообложения лизинговых операций. Как известно, лизингуемое оборудование подвергается двойному налогообложению: первый раз – налогом на добавленную стоимость при покупке оборудования лизингодателем (назовём его НДС-1) и возмещается лизингополучателем в составе амортизационных отчислений, и второй раз – налогом с оборота (или НДС-2), начисляемом на всю сумму «выручки» лизингодателя, включающую не только комиссионное вознаграждение и плату за дополнительные услуги, но и амортизационные отчисления, проценты за кредит, страховые взносы и другие затраты, включаемые в лизинговые платежи, которые добавленной стоимостью не являются.

Принятый после долгих мук Федеральный закон «О Лизинге» не только не отменил этот налоговый произвол, но и придал ему статус закона. А число слагаемых лизингового платежа, предусмотренных статьёй 29 закона, увеличилось с пяти до восьми (согласно «Методическим рекомендациям по расчёту лизинговых платежей»).

Всё сказанное свидетельствует о том, что установленная сегодня система налогообложения лизинга необоснованна, неэффективна и разрушительна, поскольку является серьёзнейшим препятствием на пути развития самого эффективного инструмента финансирования инвестиций, обновления производственного аппарата и выведения страны из глубокого инвестиционного и производственного кризиса.

Для исправления недостатков Федерального закона «О лизинге» 29 января 2002 года был принят новый закон, название которого изменилось на «О финансовой аренде (лизинге)». Авторы такой новации руководствовались стремлением привести терминологию указанного закона в соответствие с параграфом 6 главы 34 Гражданского кодекса
Российской Федерации, который называется «Финансовая аренда (лизинг)». Автору представляется, что такая новация не вполне обоснованна.

Во-первых, термин «финансовая аренда» для лизинга не годится по существу, то есть по содержанию. Термин «финансовая аренда» должен, видимо, обозначать аренду финансов, но это не выдерживает критики. С определённой степенью условности его можно отнести к аренде денег. Но даже это мы называем кредитом, а не финансовой арендой.

В лизинге же арендуется оборудование. Конечно, его можно рассматривать и как долгосрочный кредит в товарной форме. Аренда предполагает двух субъектов отношений, классический лизинг – трёх: изготовитель (поставщик) оборудования, покупатель – лизингодатель и пользователь – лизигоплучатель.

Далее, лизинг отличается от аренды и по объекту отношений. Арендовать можно практически любое имущество. Предметом же договора лизинга согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов.

При аренде предметом договора между арендодателем и арендатором является имущество, которым арендодатель уже располагает. В лизинге это бывает редко. Лизингополучатель сам выбирает необходимое ему имущество, определяет поставщика и условия договора купли-продажи, осуществляет приёмку данного имущества непосредственно от поставщика. Лизинговая фирма лишь подписывает договор купли-продажи с поставщиком и производит оплату выбранного лизингополучателем имущества. Лизингодатель, являясь собственником приобретаемого имущества, может вообще не видеть объект своего владения.

Подменой рассматриваемых понятий выхолащивается инвестиционный смысл лизинга. Лизинг – это вид инвестиционной деятельности, это расширение не только функционирующего, но и авансированного капитала страны. Традиционная аренда таковой не является. Она представляет собой передачу прав пользования уже имеющимся потенциалом, но не расширение и не развитие его. Поэтому отождествление лизинга и аренды чревато отказом в государственной поддержке, на которую вправе рассчитывать субъекты лизинговых отношений.

При аренде пользователь имеет отношения только с собственником-арендодателем. В лизинге пользователь связан с собственником-лизингополучателем только финансовыми обязательствами. Все вопросы, касающиеся поставки оборудования, а, как правило, и его эксплуатации, он решает непосредственно с поставщиком-изготовителем.

Наиболее яркое различие договоров аренды и лизинга проявляется в решении вопросов ответственности и перехода риска. В договоре аренды арендодатель несёт ответственность перед арендатором за несвоевременное предоставление имущества во владение арендатора, за обнаруженные дефекты и т.д.

В договоре же лизинга ответственность за нарушение условий, относящихся к предмету договора (качество, несоответствие целям пользователя), обычно несёт изготовитель оборудования. Перед пользователем отвечает не собственник оборудования, а изготовитель, который вообще не является стороной договора лизинга.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.